Олдскул 3-15К;количество слов: 14222

Промышленный шпионаж для нестандартных твинков

саммари: Новый гильдлид "Синего ручья" - скучный, правильный задрот. А еще он бесит.
примечания: Фик был написан на Сикрет-Санту 2019 на diary.ru для Бекки
предупреждения: UST, вдоль канона, пропущенные сцены
Глава 1


На первый взгляд в новом гильдлиде “Ручья” нет ничего особенного.

На второй он и вовсе кажется отстоем.

В чатах общается односложно, отрывистыми рваными фразами. Как разговаривает голосом, Вэй Чэнь еще не слышал, но несложно додумать — наверняка так же, скупо и непонятно. На Арену почти не ходит, и вообще играет без особого задора, как будто просто выполняет рутинную работу, — во всяком случае, на паре записей, выложенных в сеть. Лично в бою Вэй Чэнь его еще не видел.

Некогда.

Но его порекомендовал Вэньчжоу, а тому Вэй Чэнь доверял почти как себе. Да и в гильдии, похоже, все пока довольны.

На третий взгляд гильдлид Вэй Чэня бесит. Тем, что придраться не к чему — в первую очередь. Даже поддеть нечем: что вообще можно ответить на цифры? Вэй Чэнь так раздражается, что заходит на оставшегося в гильдии твинка пару раз в день, чтобы почитать чат и узнать новости. Сплетни, слухи, все такое — но Весну почти не обсуждают.

Тянет сходить с ним в данж и убедиться, что это будет смертельно скучно. Примерно так же, как читать новые правила гильдии. Этот Весна даже убрал из них любимую опечатку Вэй Чэня, делавшую первую строчку неприличной. Опечатку Вэй Чэнь ему запомнил.

Это даже как-то обидно. В том, что за его компом в углу уже играет кто-то другой, Вэй Чэнь не сомневается. Это нормально. А вот поменявшиеся правила иррационально бесят. Сразу хочется нарушить их все, громко, с размахом, — просто чтобы посмотреть, как новый гильдлид отреагирует. Где-то у него должна быть кнопка.

Впрочем, все это тоже позже, сейчас у Вэй Чэня есть дела поважнее. Третий сезон уже перевалил за середину, но в хранилище пока меньше редких материалов, чем хочется, и все свободное время он тратит на их добычу, а заодно изучает огромный новый сервер, на который недавно апнулся с первого.

Новая общая площадка Вэй Чэню нравится. Главным образом атмосферой дикого хаоса: ветераны с разных серверов, наконец-то получившие возможность встретиться с основных аккаунтов не только на Арене, радостно пиздят друг друга, доказывая, у кого круче яйца, альянсы игроков и гильдий возникают и распадаются в мгновение ока, а новые локации и боссы ждут своих героев. Среди царящего безумия Вэй Чэнь чувствует себя как рыба в воде — и искренне им наслаждается. И, конечно же, пользуется моментом: вступает в одну гильдию, шпионит в другой, сливает информацию третьей. Провоцирует дикий срач в мировом чате, и пока все грызутся между собой, спокойно выслеживает нескольких боссов раньше, чем кто-то вспомнит об их существовании. Без зазрения совести обчищает парочку гильдейских хранилищ.

Вэй Чэнь очень занят, не успевает жрать и спать, и совсем не скучает по “Дождю”, это все в прошлом.

Он с удовлетворением наблюдает, как собственное хранилище понемногу забивается материалами под завязку — и только тогда позволяет себе выдохнуть. Теперь осталось только передать их клубу, причем желательно без шумихи, так что ни Шицзину, ни Вэньчжоу с Шаотянем он не пишет, а перелогинивается в твинка и идет сразу к Весне.

Так, пожалуй, будет проще всего.

Вэй Чэнь старается не думать, отчего его так сильно тянет в “Синий ручей”. Это нормально — примкнуть к какой-то сильной гильдии. А “Ручей” он просто хорошо знает.

***


Ни хрена не проще. Изменчивая весна подозрительнее лисы. Вэй Чэнь собирался просто перекинуть ему материалы и свалить, но не тут-то было.

“И в чем подвох? — спрашивает Весна после долгого молчания, так и не подтверждая обмен. — Чего тебе надо?”

“Чтобы ты забрал груз и свалил, — Вэй Чэнь устало сползает по креслу, прикуривая от предыдущей сигареты. Хочется побыстрее закончить со всем этим и рухнуть спать, он торчит в игре уже двадцатый час и держится на одних сигаретах. — Мне было сказано передать — я передаю, хули ты доебался”.

“От кого?”

“Частный заказ, — поясняет Вэй Чэнь, начиная раздражаться. Зато — вау — больше одного слова за раз, какая честь. — Если не берешь, то я сваливаю, мне есть куда пристроить это барахлишко”.

“И зачем кому-то делать такой подарок?” — Весна скрещивает руки на груди. Надо же, не заключает сомнительных сделок, потенциально порочащих честь гильдии. Над этой — новой — фразой в правилах Вэй Чэнь ржал чуть ли не до слез. Хотел бы он посмотреть на того, кто это выдумал, вот и смотрит.

“Наверное, тайный фанат “Синего дождя”. Кого-нибудь из ваших, — печатая это слово, Вэй Чэнь чувствует себя странно, — про-игроков. Желает вам победы, вся хуйня”.

Очень легко говорить правду. Смешно и грустно одновременно. Вэй Чэнь гонит от себя эти мысли, само ощущение тянущей тоски по клубу. Это все недосып и усталость, нашел время для сантиментов.

“Никаких требований и претензий потом?” — блядь. Какой зануда. Как он живет вообще, таким подозрительным правильным мудаком?

“А я ебу?”

Весна принимает обмен. И Вэй Чэню кажется, что тот смеривает его твинка рентгеновским взглядом. Наверняка занесет в список подозрительных.

Вместо этого Весна кидает ему приглашение в друзья. Вот это Вэй Чэнь одобряет, он тоже предпочитает держать сомнительных личностей поближе к телу, так оно спокойнее.

На этого твинка Вэй Чэнь не заходит очень долго. Просто проебывает карту аккаунта в съемной комнатушке, где хорошего — только окно на стену, по которой упорно ползет вверх какая-то зеленая хрень. В растениях Вэй Чэнь не разбирается, но за хрень даже болеет в глубине души и радуется, когда по весне та переползает на пару сантиметров выше.

Он зарабатывает на редких материалах, тупых гильдиях, которые не могут вырастить собственных приличных лидеров групп, на прокачке персонажей, на собственной наглости и знаниях. И, в принципе, мог бы снять квартиру приличнее, но зачем.

Весну Вэй Чэнь видит регулярно. И слышит о нем тоже, причем, в основном — хорошее, особенно если считать таким разъяренные вопли в мировом чате натянутых “Синим ручьем” других гильдий.

Однажды стопка записей переворачивается и рассыпается. Под ним оказывается карта аккаунта.

Первое, что обнаруживает Вэй Чэнь, залогинившись на твинка: Весна онлайн. Второе — приглашение в группу. Без прелюдий и объяснений.

Вэй Чэнь соглашается раньше, чем успевает задуматься, какого хрена, и с чего Весна взял, что он хороший игрок, — но ничего не спрашивает, просто топает твинком к точке сбора. Весна по-прежнему ничего не объясняет, только коротко раздает указания в чате — как будто для него совершенно нормально пригласить в данж на двадцать человек непонятное хуйло в синем шмоте. На этом аккаунте у Вэй Чэня даже оружия приличного нет, а из экипировки самый минимум.

Любопытство, приглушенное было за несколько месяцев, снова точит изнутри. В одной битве он с Весной так ни разу еще и не побывал — ни по разные стороны, ни по одну, — так что упускать шанса не собирается. Как и удовольствия от реакции сопартийцев на его появление.

Жаль, что игра не передает эмоции, Вэй Чэнь с удовольствием бы полюбовался на восемнадцать перекошенных рож. Сам он предвкушающе улыбается и сует в зубы сигарету, разглядывая бесстрастное лицо берсерка Изменчивой весны. Интересно, с каким лицом сам Весна смотрит сейчас в монитор. Веселится? Поправляет очки? Вэй Чэнь почти уверен, что он носит очки, а рубашку застегивает на все пуговицы, как и положено скучному задроту.

— Я гляжу, все в сборе, — говорит тем временем Весна, и Вэй Чэнь вздрагивает от неожиданности.

Голос его он тоже слышит впервые. Нормальный, кстати, голос, приятный даже, хорошо поставленный.

Весна оказывается настолько задротом, что Вэй Чэнь мысленно и неохотно присуждает ему первое место в личном рейтинге за последние полгода. Весна руководит группой, не меняя интонации, спокойно и ровно, отдает распоряжения вовремя: с расчетом на опыт группы и на состав, просчитывая ротацию скиллов каждого. Легко и органично встраивает голого твинка Вэй Чэня в прохождение, выжимая из него максимум пользы.

Тупящий паладин начинает бесить к середине данжа. Вэй Чэнь и так уже на взводе, ему хочется отобрать у Весны берсерка, равномерно рубящего мобов, и показать ему, как это делают нормальные люди — с задором, в конце концов, что это за херня?

Но когда они пару раз чуть не умирают всей группой стараниями паладина, Вэй Чэнь успевает только рот открыть — Весна опережает его, корректно и спокойно объясняя, где ошибка и почему так делать не надо.

“Да что за детский сад для убогих”, — зло думает Вэй Чэнь, прикуривая следующую сигарету. Ускоряется на финальном боссе, сосредотачиваясь на игре полностью. Цепная реакция начинается с одной ошибки — того самого злосчастного паладина, и катится по группе дальше.

— Так, блядь, — рычание в наушниках настолько неожиданное, что пробирает даже Вэй Чэня. — Что за ебаная хуйня? Вы, блядь, на экран смотрите вообще?

Вэй Чэнь моргает, подпрыгивает, закрываясь от одной из дальних атак босса, и только потом осознает, что это — Весна.

Босс кастует толпу миньонов. У Вэй Чэня — отличная точка для наблюдения, с которой видно, как Весна переходит на другой ритм. Как будто сменилась фаза, упал тумблер, кто-то отжал рычаг — что именно так действует, Вэй Чэню страшно интересно. Потому что то, с каким упоением Весна крошит и рубит, применяя все самые зверские атаки берсерков, как явно наслаждается, буквально разрывая мобов на части ударами меча — вот это правильно. Это красиво.

То, как он при этом матерится, ментальными пинками подгоняя переставшую метаться группу, тоже впечатляет. Возможно, кто-то спиздил и подменил Весну по ходу данжа, но тогда пусть оставят этого. Он Вэй Чэню нравится.

— Какого хера голый чернокнижник дамажит больше вас? Всех нахуй выкину, будете ходить за кроликами до конца своей жизни.

Кажется, Весна готов задушить босса голыми руками. Или воткнуть ему меч в глотку поперек всех гайдов. Когда босс умирает, именно такое впечатление у Вэй Чэня и остается.

От души затянувшись очередной сигаретой, он откидывается на спинку кресла, разминая кисти, и лениво наблюдает, как Весна сортирует лут. Место разъяренного берсерка снова занимает задрот, которому лень напечатать пару иероглифов в окне чата. Удивительное преображение — уже через полминуты Вэй Чэнь готов поверить, что данж ему приснился или почудился. Надо будет пересмотреть, прохождение он записал.

“А ты крутой, — внезапно говорит один из мечников, обращаясь к Вэй Чэню. — Даже в этом барахле”.

Вэй Чэнь ухмыляется.

“Обращайтесь”, — вальяжно разрешает он, а потом открывает окно приватного чата и пишет напрямую Весне в личку.

“Неплохо”.

“+1”, — лаконично прилетает в ответ. Вэй Чэнь закатывает глаза.

“Зови”, — так же кратко печатает он и разлогинивается. На сегодняшний вечер у него полно дел. Нужно докачать чернокнижника для одного заказчика, списаться с тем владельцем интернет-кафе из Сианя, который тоже зарабатывает на прокачке и предлагает объединиться, а еще Вэй Чэнь хотел проверить одну закономерность, случайно замеченную при выполнении квеста, так что стопка твинков всех специальностей ждет своего часа. Если он не хочет потом рвать жопу и планирует хотя бы немного поспать сегодня, начинать нужно прямо сейчас, — но вместо того, чтобы воткнуть в картридер карту аккаунта или открыть QQ, Вэй Чэнь выбивает из пачки последнюю сигарету и разворачивает запись из данжа.

***


В следующий раз Вэй Чэнь заходит под твинком через две недели и первым делом проверяет Весну. Тот оффлайн, так что Вэй Чэнь просто подыскивает себе случайную пати и зачищает парочку данжей. В пати тоже есть берсерк, но он играет даже скучнее, чем Весна в начале прохождения, и очень глупо дохнет, не добравшись до главного босса. Что за убожество.

Со временем это становится традицией — раз в несколько недель залогиниться на твинка и написать Весне или получить сообщение первым, а потом, если тот свободен, отправиться в какой-нибудь данж.

Весна не изменяет своим привычкам, самое многословное сообщение, которое Вэй Чэнь получает от него за следующие месяцы: “занят”. Чаще всего он просто присылает координаты и еще ни разу не поздоровался.

В какой-то момент Вэй Чэнь обнаруживает, что с момента его ухода из “Дождя” прошел год. Он не считал дни, не проверял календарь, просто так получается — он смотрит в окно, на орущего от счастья воробья, и понимает — на самом деле понимает, — что все. Та жизнь больше никогда не вернется. А его чемпионство останется мечтой. Тут бы распустить сопли, высморкаться и ждать, когда “Синий дождь” возьмет кубок за него и для него, но Вэй Чэню насрать. Он слишком эгоистичный и чересчур жадный, он хочет кубок себе, и похуй на мелких ушлепков, пусть барахтаются сами. А он свои долги раздал.

В тот же вечер Вэй Чэнь нажирается так, как не нажирался, пожалуй, со времен до “Славы”. Пол танцует под ногами, тянет на подвиги, но добраться Вэй Чэнь успевает только до компа.

Он принимает твинком приглашение в данж — приходится тщательно прицелиться по кнопке “согласен”, мышка — непослушная сучка; посылает нахуй рыцаря в оранжевом и моментально оказывается исключен из группы.

— Какого хуя ты творишь? — интересуется Весна голосом, и Вэй Чэнь злится. Этот говнюк не знает, на кого наехал. Так Вэй Чэнь ему сейчас объяснит.

Когда он моргает, то обнаруживает, что вокруг никого — кроме неподвижного берсерка. Весна стоит и как будто нихуя не делает, и ветер “Славы” покачивает бахрому на его плечах. Огромный меч бликует в лучах игрового солнца, и Вэй Чэнь щурится — красиво. Накатывает пьяная усталость и сентиментальность. И Вэй Чэнь начинает рассказывать, что когда “Славу” только запустили, берсы выглядели совсем по-другому. Язык заплетается, но он хочет довести мысль до конца, а потом понимает, что забыл, зачем все это говорит.

— Да и нахуй это все, — резюмирует Вэй Чэнь и в приступе откровенности сообщает: — Расклеился я чего-то.

В личку прилетает “+”, и Вэй Чэнь тупо смотрит на него какое-то время. Следом прилетает “твой адрес”. Вэй Чэнь сразу лезет в бутылку — че? Говорить приедешь? Никто из этих говорунов из мирчата к Вэй Чэню никогда не приезжал — только пиздеть горазды, долбоебы. Адрес он скидывает, а потом болтается по квартире, задевая углы, пока не падает на кровать. И засыпает.

***


Солнце слепит глаза, во рту так погано, как будто там протухло яйцо, но голова ясная. Вэй Чэнь чешет голое колено, размышляя, что делать дальше. По потолку ползет солнечный луч, наглый, как воробей, но до кровати доберется нескоро, так что можно поваляться. Хорошо хоть, что вчера хватило ума раздеться и даже аккуратно сложить одежду на стуле. Хм.

Вэй Чэнь переворачивается набок и засыпает снова. При следующем пробуждении он обнаруживает, что нужный эффект достигнут: мир вокруг прозрачно-стеклянный, четкий и ясный, внутри царит спокойствие и чистая, целеустремленная злоба. Мыслей в такие моменты немного, но каждая из них — отчетливая, как будто все шестеренки в голове Вэй Чэня начали двигаться слаженно. Способ, правда, херовый, но какой есть.

Вэй Чэнь нашаривает под подушкой сигареты, закуривает и смотрит в потолок. По потолку ползут, захватывая все больше и больше пространства, трещины.

Еще через год они доберутся до середины комнаты. Потом еще. А когда Вэй Чэня тут не будет, штукатурка начнет сыпаться вниз, если с потолком ничего не сделают.

В “Синем дожде” потолки они красили сами. И ржали при этом, как сволочи, перемазавшись с ног до головы.

Оставаться здесь еще на год Вэй Чэнь не собирается. Сейчас его переполняет энергия, как голодную акулу, нацелившуюся на добычу. И еще — желание подъебнуть Весну, рассказать тому, какой он нуб на фоне Вэй Чэня, и — очень желательно — довести до ручки.

Когда Весна переходит в режим настоящего берсерка, Вэй Чэнь готов смотреть и смотреть. Точнее, смотреть и слушать, потому что вот это действительно интересно. Вэй Чэнь даже думает о том, что было бы неплохо обзавестись двумя-тремя дополнительными твинками в “Синем ручье”. К тем, что у него уже есть.

Стянув со стола ноутбук, он заходит в игру. Проверяет Весну — оффлайн. Жаль.

С постели его поднимают голод, закончившиеся сигареты и жажда деятельности. На кухне ничего нет, кроме пустых бутылок и подсохшего куска тофу в холодильнике, — Вэй Чэнь собирает все в мусорный пакет, а затем проходится по квартире, сметая туда всякое ненужное барахло. Без коробок из-под лапши, завалов мятых записей, переполненных окурками стаканов комната кажется странно пустой, почти нежилой. Все по-настоящему нужные вещи умещаются на столе — компьютер, стопка карточек с разными аккаунтами, блокнот для записей, телефон и документы.

Воздух на улице такой раскаленный, что больно дышать, солнце печет макушку. Вэй Чэнь успевает прожариться насквозь, пока доходит до магазина. Вот уж по чему он точно не будет скучать — так это по гуандунской жаре, так и не сумел привыкнуть за несколько лет.

Билет до Сианя он покупает этим же вечером.

Новая жизнь очень похожа на старую, только в “Славе” теперь Вэй Чэнь сидит не из дома, а из небольшого интернет-кафе. Как и раньше, игра заполняет его дни почти полностью, с той лишь разницей, что работает он теперь не один, и в свободное время зависает не в данжах, а на форумах, просеивая сотни тем в поисках упоминаний о квестах и полученных за них наградах — даже самых примитивных, доступных на первых уровнях. Вэй Чэнь все еще не уверен, что тратит время не на херню, из всех проверенных комбинаций пока что срабатывает только одна — но зато практически каждый раз, и этого достаточно, чтобы пробовать снова и снова. К осени удается обнаружить еще три цепочки условий, увеличивающих шанс на выпадение книги навыков. Одна из цепочек — для квеста, доступного с шестидесятого уровня, и, перебирая высокоуровневых твинков, Вэй Чэнь снова вытягивает карту с твинком из “Ручья”.

После переезда он заходил под ним в игру всего пару раз и оба раза на Весну не попадал. Может, повезет сегодня?

Желание выбесить его такое же сильное, как в первый раз.

Вэй Чэню везет.

Как только он загружается в “Славу”, в личные сообщения прилетают координаты и четыре вопросительных знака. На языке Весны это, видимо, означает “немедленно”. Вэй Чэнь оживляется, придвигает поближе стакан с холодным чаем и сигареты, закуривает — и принимает приглашение в группу, как только оказывается на месте.

Группа имеет бледный вид, даже несмотря на отсутствие эмоций на лицах аватаров. Судя по микро-движениям, всем хочется оказаться подальше от берсерка в очень плохом настроении.

— Это третья попытка. Но не последняя, — текучие интонации Ичуня льются в наушниках Вэй Чэня лавой, и тот с восторгом понимает: Ичунь не злится, он в состоянии холодного бешенства. Следующая стадия.

— Если вы завалите это прохождение, все не закончится, не надейтесь. Я вас не отпущу, пока у вас не закончатся запасные аккаунты, а потом мы продолжим на следующий день. Есть кто-то, кто еще не усвоил, что он должен делать?

— Например, я, — Вэй Чэнь хмыкает. — А в чем проблема?

Весна разворачивается к его твинку всем корпусом. Азарт переполняет Вэй Чэня, пузырящийся, восторженный. Боже, да он на самых жирных скрытых боссов так не реагирует, как на этого зануду.

— Окей. Твоя задача проста.

Весна объясняет. Вэй Чэнь слушает вполуха, ориентируясь скорее на интонации, чем на информацию в его словах — как проходить этот данж, ему прекрасно известно. И что его можно с легкостью пройти имеющейся группой — тоже, так что он может понять Весну.

А Весна успокаивается. Сволочь такая. К концу объяснений его тон снова становится ровным, занудным и усыпляюще-правильным голосом хорошего лидера группы, гильдии и так далее.

Вэй Чэнь затягивается поглубже и понимает, что он — очень этим доволен.

Прохождение получается нервным, группа потеет, убивает одного из двух клериков, чуть не убивает самого Весну. Перед боссом Весна оборачивается к группе и манит Вэй Чэня к себе.

“!!!” — видит Вэй Чэнь в личных сообщениях. И переводит — “Страхуй”.

А Весна уже смотрит на группу. В принципе, неясно, кто страшнее — берсерк или босс за его спиной. Босс хотя бы просто убьет.

— Последний шанс спросить, что нужно делать, если вы вдруг забыли.

— Убить босса, рассортировать лут, выпить пива? — подсказывает Вэй Чэнь.

То-то же. Хороший у Весны смех. Чуть хрипловатый, мягкий.

На выходе из данжа Весна пишет Вэй Чэню снова.

“?”

“Свободен”, — отзывается Вэй Чэнь с любопытством.

Вместо объяснений в ответ прилетают координаты, и Вэй Чэнь направляет своего твинка следом за Весной. Когда к ним подтягиваются двое, чьи уверенные, экономные движения выдают если не про, то как минимум очень опытных игроков, Вэй Чэнь начинает что-то подозревать.

Поэтому в какой-то момент резко тормозит, закуривает, откинувшись в кресле, и кидает Весне:

“Пас”.

Блядь, это заразно. Вэй Чэнь обещает себе, что в следующий раз он обязательно распишет в подробностях, почему не планирует охотиться на дикого босса.

Весна тормозит, резко разворачивается, и Вэй Чэнь почти с восторгом видит, как он бесится. А потом захлопывается, словно раковина, в наушниках раздается тихий шорох и голос. М, не голос, а песня. Слушал бы и слушал. Вэй Чэнь затягивается.

— Поясни, — сдержанно говорит Весна.

“Этот старший очень занятой человек”, — пишет Вэй Чэнь в ответ. В рот он ебал лишний раз общаться с Весной голосом, вряд ли тот его узнает через микрофон, но лучше поберечься.

— И чем же ты таким занят? — интересуется Весна, а Вэй Чэнь охотно перечисляет:

“Качаю твинков за бабло, перекупаю и перепродаю редкие материалы, пишу мануалы и гайды, убиваю за бабло, один раз мне заплатила чокнутая женушка, которая хотела, чтобы ее мужик поменьше сидел в Славе, и побольше — работал. Дел по горло”.

Весна молчит так долго, что Вэй Чэнь успевает докурить сигарету. А потом спрашивает:

— Чего ты хочешь за помощь?

“Сорок штук”. Если удастся выторговать хотя бы пару тысяч, уже неплохо.

— Ты охуел? Две тысячи, не больше.

Вэй Чэнь чуть не падает со стула от жадности. Этак Весна и на трешку может согласиться.

“Сам охуел! Этот старший за обед больше платит!”

— Меньше надо жрать.

“Иди нахуй. Ладно, тридцать пять”.

— Две с половиной.

“За такие деньги даже палец на клавиатуру не положу. Тридцать”.

К ним присоединяется еще один игрок, и Вэй Чэнь смотрит, как у берсерка двигается камера, рыская по сторонам.

— Короче так, — голос у Весны становится глуше и суше, и от приближающейся грозы Вэй Чэня пробирает ознобом предвкушения. — Или пять тысяч, или катишься отсюда на все четыре стороны.

Пффф, напугал ежа голой сракой. Подумаешь, какая трагедия.

“Считай, что этот старший уже свалил”. Вэй Чэн закуривает еще одну сигарету. развалившись в кресле и задрав наушники на макушку.

А Весна вдруг добавляет:

— И больше я с тобой в данжи не хожу, — разворачивается и уходит

Вэй Чэнь распрямляется, будто пружина — вот же сука какая.

“Эй, — торопливо пишет он, перекладывая сигарету из одного уголка рта в другой. — Этот старший так шутит, пять кусков — отличная цена, я весь твой”.

Берсерк впереди замирает на некоторое время, а потом в личку прилетает нагло ржущий смайлик.

Блядь. Вэй Чэнь хотел взбесить его, а теперь злится сам. Он мощно затягивается, выпускает дым прямо в монитор, и лицо Изменчивой Весны, очень кстати обернувшегося, застилает сизая пелена. Аватару, разумеется, все равно, но Вэй Чэню приятно.

“Не подбросишь заодно шмота этому старшему?”

“Обойдешься”.

“Окей, — Вэй Чэнь помахивает своим синим посохом и пританцовывает. — Не я же просру пять штук. Кстати, я все заскринил”.

“Пришлешь номер счета”, — кидает Весна. В интернет-кафе, с владельцем которого у Вэй Чэня теперь маленький бизнес, дневной администратор зарабатывает чуть больше штуки в месяц, а этот готов выкинуть пять в окно. Да и вряд ли ему так уж нужен этот босс, если он готов взять в рейд голого чернокнижника, о котором почти ничего не знает. Проверяет, значит.

Ну-ну.

Впрочем, Вэй Чэнь собирается честно отработать свои деньги. Может быть, этот старший и жадный, но все-таки не наебщик. По крайней мере, не так быстро, хе-хе.

Когда они наконец-то добираются до нужной локации и останавливаются, поджидая остальную группу, Вэй Чэнь оглядывается, прикидывая возможные позиции. Местность — Сумрачное ущелье — ему знакома, босс, живущий здесь, — тоже, буквально месяц назад он спер его прямо из-под носа “Амбиций тирана”.

Скорбящий мечник Лейв, унылого вида мужик в тусклых доспехах и с огромным двуручником. Материал с него дропается неплохой — кровавый сапфир, весьма полезный камень для чернокнижников, магов, ведьм, не какой-нибудь низкоуровневый мусор, да и сам босс не из тех, кого легко победить наскоком. Любопытно.

Вэй Чэнь разминает кисти, разогревает пальцы, готовясь хорошенько повеселиться. В том тряпье, что надето на его твинка, придется потрудиться, чтобы поддерживать хороший темп. Радиус атаки у этой палки, только по недоразумению называющейся посохом, такой короткий, что проще было бы ставить ею подножки, чем кастовать проклятья, но Вэй Чэню даже нравятся трудности. Хороший шанс убедиться, что за прошедший год он все-таки не заржавел.

Да и повыебываться всегда приятно, пусть эта мелочь увидит по-настоящему крутую игру. Главное не переусердствовать. Рвать жопу до такой степени, чтобы потом лечить руки после какого-то сраного босса, да еще и рисковать выдать себя, Вэй Чэнь тоже не собирается.

— Сними это говно, — словно услышав его мысли, Весна кидает запрос на обмен. — Вернешь.

Фиолетовый посох, комплект фиолетового же эквипа, оранжевые аксессуары. Не топовый набор, но очень приличный. Подумал и решил, что не готов просто так рисковать деньгами?

“Надо же, какая щедрость”.

— Мне не нужно, чтобы ты сдох в первые пять минут. Так, — Весна поворачивается к остальным, не обращая больше на Вэй Чэня никакого внимания, — ждем Капли росы и Тихий прилив. Летящий мазок кистью, выдвигайся со своими вперед. С той стороны подходят мудаки из “Травы”, надо их встретить.

Капли росы, тихий прилив, мазок кистью... Вэй Чэнь закатывает глаза. Он никогда не привыкнет к этой моде на поэмы. Хотя что взять с гильды, где главного берсерка зовут Весна? Изменчивая, блядь.

Заняв удобную позицию, Вэй Чэнь продолжает осматриваться. На той стороне ущелья уже вовсю кипит драка с “Травой”, но за нее он не беспокоится — дела, похоже, идут неплохо. С их стороны же очень тихо, если не сказать — пустынно. Если кто-то сдал координаты “Траве”, то неужели никто не слил больше никому инфу? Вэй Чэнь не верит в такую честность.

— “Амбиции тирана” подобрались к Соленому озеру, — докладывает тем временем кто-то. — Отряд “Великолепной династии” развернулся на полпути к Сиреневому пику и скоро тоже будет здесь. Старший, у нас проблемы.

Вэй Чэнь прикидывает. Соленое озеро — далеко на востоке, почти на другом конце карты. Сиреневый пик — на севере. Паззл в голове собирается моментально. Неплохая у Весны сеть шпионов, если он слил сразу трем гильдиям разную информацию.

— Никаких проблем, — отзывается тем временем Весна. — Пик, Шторм, Град, остаетесь здесь, вызовите подкрепление из города. Остальные за мной, — и направляет своего берсерка в противоположную от ущелья сторону, к густому темному лесу.

Вэй Чэнь прикусывает сигарету и моргает. Да ладно, блядь.

“Ты что, вообще всем напиздел?”

“+-”

— Ледяной рассвет увел Лейва за минуту до нашего прихода, — снисходит до объяснений Весна, когда Вэй Чэнь догоняет его и пристраивается рядом. — А до этого перебил дозорных.

— Ты в гильдию набираешь по принципу “чем выебистее имя, тем лучше”? — не удерживается Вэй Чэнь. Берсерк идет быстро, но ровно, не спеша и не привлекая лишнего внимания. Вэй Чэнь курит, направляя своего чернокнижника за Весной, и уже забывает о том, что спрашивал, когда получает ответ:

— Кто бы говорил.

А что он? Вэй Чэнь считает, что у твинка отличное имя — “Надвигающийся шторм” уж лучше всяких рассветов и рос. Он подозрительно смотрит на Весну и решает не поддерживать эту тему.

Ладно, этого мечника взяли в гильдию не за ник. Вэй Чэнь успевает это оценить, когда деревья расступаются, и перед ними появляется босс и отточено-легко двигающийся Ледяной рассвет.

— Очень быстрый, — говорит Весна. — Но мы подстроимся под твой темп.

Что, блядь? Вэй Чэнь закусывает фильтр сигареты. Это намек на то, что этот старший сдает позиции?

— Окей.

Он им всем покажет. Весна еще пощады запросит. Вэй Чэнь злится так, что все становится предельно четким и ясным, а в голове остаются только самые важные вещи: босс. И Весна, потому что бесит.

Через несколько минут клавиатура практически дымится, засыпанная сигаретным пеплом. Весна держится рядом с твинком Вэй Чэня, умудряясь поддерживать ритм, который он задает, и при этом еще командовать отвлекающими отрядами. Зараза.

Вэй Чэнь наращивает темп.

И единственным, кто успевает за Вэй Чэнем, страхуя и атакуя, остается Весна. Как будто играл с ним с первого сервера каждый день.

Нельзя так вестись, конечно. Но Вэй Чэнь ловит себя на желании показать, как он может — чтобы у Весны челюсть отвалилась. И он выкладывается на полную.

Когда кровавый сапфир оказывается у Весны, Вэй Чэнь со вздохом откидывается на спинку стула. Ощущения как после секса, только еще лучше.

Весна присылает ему смайл с поднятым вверх пальцем. Вэй Чэнь отправляет в ответ ухмыляющийся смайл и сообщает:

“Амбиции тирана могли бы заплатить мне больше”.

“+”

Вэй Чэнь смотрит на этот плюс. Потом прикидывает время боя с боссом. А потом снова начинает звереть. Пиздец у “Ручья” умный гильдлидер, подстраховался со всех сторон, чтобы Вэй Чэню в голову не пришло тянуть время.

“39”, — добавляет Весна. Вместо “пожалуйста” Вэй Чэнь сбрасывает ему номер счета и кидает запрос на обратный обмен. Пора раздеваться.

А еще этому старшему пора перекурить, выдохнуть и больше не вестись даже на выгодные предложения Весны.

Разлогиниваясь, Вэй Чэнь точно знает, что завтра зайдет снова. И поторгуется с Весной за босса.

Так и идет. Нечасто, но “Синий ручей” пользуется его услугами, оплачивая в тот же день. А в “свободное” время, которого у них с Весной обоих не так уж много, они ходят в рандомные данжи, если совпадают в онлайне.

Вэй Чэню это нравится. Особенно когда Весна перестает жестко контролировать себя и начинает проявлять зачатки чувства юмора. Злого, ядовитого, почти как у самого Вэй Чэня.

Глава 2


Иногда Весна пропадает надолго. Это раздражает.

В одну из таких его отлучек Вэй Чэнь смотрит на календарь, сопоставляет и понимает, что тот, должно быть, поехал на Олл Стар. Ну конечно. Жизнь в профессиональной лиге идет своим чередом, вне зависимости от того, насколько пристально следит за ней Вэй Чэнь.

Он не смотрит матчи специально — но отстраниться полностью от лиги, когда каждый случайный посетитель интернет-кафе в курсе последних результатов, невозможно. К тому же, время от времени владелец устраивает трансляции, и тогда Вэй Чэнь, не отрываясь от своих дел, поглядывает на экран краем глаза. Видеть Своксаара, подчиняющегося действиям чужих рук, до сих пор непривычно. Наблюдать за идеальной связкой Своксаара и Проблемного дождя — непривычно вдвойне. Стиль Вэньчжоу совсем отличается от стиля самого Вэй Чэня. Там, где он применил бы грубую силу или напролом использовал возможности карты, Вэньчжоу не хватает ни скорости рук, ни — возможно — желания. Но, несмотря на это, Вэй Чэнь ни за что бы не назвал его игру мягкой. За каждой его командой, каждым действием кроется безжалостный расчет.

К сожалению, все это не помогает “Дождю” прорваться на пьедестал ни в четвертом сезоне, ни — особенно — в пятом, где они не доходят даже до плей-офф.

Когда Весна пропадает в очередной раз, Вэй Чэнь по-настоящему бесится. Как не вовремя. Скоро должен реснуться дикий босс, для убийства которого он хотел предложить свои услуги — но в этот раз не за деньги. Вэй Чэню нужен один материал, который с него выпадает. Не очень-то ценный для гильдий, но почти недоступный рядовым игрокам — чтобы получить его, нужно определенным образом завалить Хозяина Гиблой долины. В их маленькой конторке есть такой на продажу, но Вэй Чэня начинает ломать от одной мысли о том, сколько придется заплатить. Сходить пару раз в рейд с Весной — проще.

Но Весны, как назло, нет, а ни с кем другим Вэй Чэнь не работает. И можно было бы, наверное, подождать его возвращения, но кто знает, когда он появится в следующий раз, а Вэй Чэню хочется в ближайшие дни проапгрейдить свое новое оружие для основного аккаунта. Он долго корпел над чертежами, все высчитывая и продумывая, подбирал и копил материалы.

Прикинув, кому еще мог бы понадобиться лут, выпадающий с Хозяина Долины, и примерное время респа, Вэй Чэнь расчехляет старого твинка из “Травяного сада”. Ведьма — не такой хорошо ему знакомый класс, как чернокнижник, но сойдет. К тому же, у этого твинка уже неплохо наработанная репутация, и можно разыграть маленький спектакль.

— Давайте спиздим босса, есть план, — толкает он в бок своего напарника. — Этот старший выбирает лут.

План был прост. Вэй Чэнь набивается в группу, а его парни на твинках из “Ручья” создают видимость толпы и олицетворяют подход основных сил. После чего они сливают инфу о боссе “Амбициям тирана”, и пока идет драка, тихо уводят его подальше. Остальное он не продумывал, так как все зависело, в каком именно квадрате возродится Хозяин долины. Было там несколько мест, куда можно увести босса и прикончить…

Он как раз просматривает с другого компа, кому из “Тирании” можно слить инфу, когда в чате “Травы” начинается шуршание. Это шуршание состоит из обрывков фраз о готовности, едва сдерживаемого возбуждения и предвкушения. Вэй Чэнь смотрит, как с карты стекаются гильдейские, дохуя ведьм, но много и мечников. Толковый ближник бы не помешал… Потом Вэй Чэнь встряхивается — как раз толковый ближник еще как бы помешал. В их деле толковые люди вообще категорически вредны.

Рейд идет своим чередом и выглядит так, словно их группа собирается качаться — если не знать, что таких групп дохуя, а направляются они к одной цели. В чате их группы немного бесит мечник — слишком пиздлив. Пиздливым, считает Вэй Чэнь, можно быть, только если из себя что-то представляешь. Вот, например, Шаотяню Вэй Чэнь прощал все, включая постоянную трескотню во время тренировок. Потому что играл Шаотянь как бог, а как видел карту и умел пользоваться возможностями — этому старшему можно было и поучиться.

Пиздливый мечник, явно подражая своему кумиру, обращается к одному из игроков — насколько Вэй Чэнь помнит, этот эксперт был по значимости в гильдии то ли третьим, то ли пятым. Понавыдумывали рангов. Вэй Чэнь закуривает и сплевывает — в его времена такого не было.

Короче, большая шишка, а мечник — его старый кореш. Вэй Чэнь некоторое время представляет, какое удовольствие было бы видеть их рожи после того, как он заберет босса, но приходит в себя — куда, блядь, босс еще даже не появился.

Знакомое мелькание справа подбрасывает, и Вэй Чэнь чуть не глотает сигарету. На какую-то долю секунды ему кажется , что это Весна — настолько привычным было движение. Но нет, всего лишь тот самый мечник с ником Льняное семя. Ишь ты, блядь. Семя.

Но собственная реакция озадачивает.

Вэй Чэнь готов поспорить на последнюю сигарету в пачке, что это — Весна. Он пристально следит за мечником с дурацким именем. Тот мало того, что пиздливый, так еще и безграмотный, и это раздражает еще больше. Нет никакого сходства — до такой степени, что интуиция Вэй Чэня орет, как взбесившаяся сигнализация.

Кто-то дохуя умный. Настолько, что сам на себя не похож — ни манерой играть, ни речью. Этот кто-то умный явно не рассчитывал на появление Вэй Чэня. Стоит только присмотреться: микро-движения, манера шевелиться, разворачиваться. Даже манера стоять на месте и то говорит сама за себя.

Кто-то другой не узнал бы Весну никогда. И в пьяном сне не может привидеться, что тот способен связать больше двух слов подряд текстом. Вэй Чэнь успел очень хорошо узнать Весну.

Он хмыкает и пишет личное сообщение:

“?”

Мечник замирает на долю секунды. Когда-нибудь в “Славе” введут смену выражений лица, и, может быть, Вэй Чэнь доживет до этого светлого дня, чтобы рассказать всякой пузатой мелочи о том, что настоящий класс — это читать все до последнего слова по лицу твинка без лишних субтитров и других подсказок. О том, где и когда Вэй Чэнь так промахнулся, что случайно скачал словарь Весны, он подумает чуть позже.

“!!!!” — отвечает Льняное семя. То есть, Весна. Вэй Чэнь так ржет, что чуть мимо клавиатуры не промахивается, а напарник с удивлением косится на него. Вэй Чэнь мотает головой. Новости плохие, потому что Весна, к сожалению, не тупой. С ним придется договариваться. Но Вэй Чэнь чувствует себя, как на первом сервере. Он в восторге.

Возможно, он скучал по Весне. Да нет, конечно, что за глупости.

“Свали?” — культурно предлагает Весна тем временем.

“-” — в том же тоне отвечает Вэй Чэнь, наблюдая, как Весна продолжает трепаться в чате практически на скоростях Шаотяня, не забывая при этом продвигаться в нужную сторону и…

Так, блядь.

Вэй Чэнь нашаривает на столе пачку, машинально сует сигарету в зубы и начинает быстро думать. Вряд ли Весна здесь без поддержки.

— Что у вас? — он пихает напарника в бок и косит к нему в монитор.

— Продвигаемся в нужный сектор, — чувак с непроизносимым северным именем тупит в экран несколько секунд, а потом озадаченно добавляет: — Не только мы. Несколько групп с экспертами.

— Блядь.

“Ты мешаешь этому старшему”, — сетует Вэй Чэнь, продолжая лихорадочно думать. С одной стороны, он бесится просто пиздец как, потому что Весна здесь и сейчас его личная заноза в заднице. С другой стороны, всякие там лучшие соперники и прочее остались в про, но в хитрожопости, изъебчивости и подозрительности Весна даст фору половине Небесной сферы.

“Ужас”, — Весна лаконичен.

“Может, свалишь ты? Твинка-то спалить не хочется?”

“_|_” — Вэй Чэнь смотрит на это сообщение, содержательно моргает. И снова ржет. Сволочь.

“Лут мой”.

“-50% от цены в следующий раз”, — он, блядь, успевает рассказывать в общем чате про какую-то красотку с охуенными сиськами и еще хамить Вэй Чэню, нагло сбивая цену? В следующий раз Вэй Чэнь ему припомнит, и заставит говорить развернутыми фразами. Обязательно, надо записать. Всякие личные счеты к Весне Вэй Чэнь вносит в потрепанную тетрадку Наветренного Построения с обратной стороны.

“-5%” — Вэй Чэнь продолжает думать. Чисто теоретически, можно оставить план как есть и просто первым убить Весну.

Но что-то подсказывает ему, что Весна может расстроиться и поломать все планы вообще.

“-60%” — это просто хамство. Вэй Чэнь осуждающе смотрит в экран. Нельзя быть таким бесстыдным, даже если ты из “Синего ручья”.

“-10%, и это мое последнее слово”, — они приближаются к нужной точке, и пора бы Весне согласиться. Скоро появится Хозяин долины.

“-40%”, — Вэй Чэнь жует сигаретный фильтр, испытывая непреодолимое желание подставить Льняному семени, то есть, Весне, подножку. Или дернуть за что-нибудь на обмундировании.

Информация о появлении босса разлетается по Небесной сфере. Большая ее часть — пиздеж чистой воды. Вэй Чэнь с неописуемым удовольствием представляет себе, какая сейчас будет драка всех со всеми — “Амбиции тирана”, “Самсара”, “Синий ручей”, “Травяной сад”. Да это же праздник какой-то!

“-35%”.

“+”.

Все-таки Весна редкий мудак. Лучшего гильдлидера “Синему ручью” не найти, Вэй Чэнь просто воспитатель от бога, раз Вэньчжоу смог выбрать такого Весну.

Он смотрит на часы, нетерпеливо постукивая ногой об пол. Пора бы боссу уже возродиться. Вэй Чэнь пристально следит за Весной — куда смотрит его камера, что за пургу он несет в чате, что делает. Слишком уж легко тот согласился, в конце концов “Ручей“ справлялся с рейдами и до того, как Вэй Чэнь возник на горизонте — может быть, не всегда так успешно, но все же.

Но поразмыслить как следует об этом некогда — босс наконец-то появляется на точке респа. Очень удобно — совсем недалеко от места, где стоят отряды “Травы“.

— Погнали! — ревет Вэй Чэнь напарникам, отправляя свою ведьму вперед, изображать бурную деятельность, одновременно открывая окно контактов в поисках одного ника из “Амбиций Тирана“. К боссу стремительно стягиваются отряды.

“Травяной сад“ успевает первым, тут же за ним подтягивается “Самсара“. Отряды мелких гильдий, надеющихся, вероятно, на чудо, они сметают просто влет, и почти сразу же начинают драться друг с другом. Вэй Чэнь старательно подливает масла в огонь, не скупясь на трэш-толк, от которого у некоторых особенно впечатлительных игроков тут же начинают гореть жопы.

Рядом дерется Весна, и Вэй Чэнь уже без труда подмечает его стиль — более подходящий берсерку, чем мечнику, слишком агрессивный, как будто у персонажа в запасе еще девять жизней. Сам он летает над полем, то разбрасывая зелья, то резко пикируя, то снова взмывая в небеса, чтобы уйти от атаки. Раньше Вэй Чэнь, пожалуй, недооценивал ведьм, чернокнижнику такая маневренность только снится.

С другой стороны, у ведьм почти нет навыков контроля, и Вэй Чэнь, несмотря на все явные достоинства класса, чувствует себя, точно надел слишком тугую и жесткую перчатку.

Босса пока держат танки “Травяного сада“. Плохо, маловато, лучше бы подключился еще кто-нибудь, желательно человек пять, чтобы легче было потом сорвать агро, — но Арисаема тоже не просто так протирает штаны на посту гильдлида. Отрядам “Самсары“ он не дает даже подступиться, слишком горячих и тупых гильдейцев тоже отгоняет подальше. Сука.

“Помоги мне, — пишет Вэй Чэнь в личку Весны. — Сыграй дебила, кинься к боссу“.

“Пнх“.

“Какого хуя?“

“Не обещал помогать“.

Блядь. Подловил.

— Ну где вы там? — нетерпеливо рявкает Вэй Чэнь, пытаясь подобраться поближе к боссу. Параллельно он печатает в личку проверенному шпиону из “Амбиций тирана“, сливая инфу, и крутит камерой, оценивая обстановку. — Эксперты из гильды еще рядом?

— Не отстают, разделились.

Отряды “Амбиций тирана” вламываются с севера и востока, перекрывая подходы. Ух. Вэй Чэнь матерится от восторга и нетерпения.

Чем бы ни закончился этот рейд — его радует сама атмосфера. Прошлые рейды с “Ручьем” — не то, там он был просто исполнителем, а сейчас задает ритм этой вечеринки.

— Мы подошли, — сообщает напарник. — Запад.

Но Вэй Чэнь уже видит и сам — целую толпу игроков со значками “Синего ручья”, вливающихся в общее море. Настоящие отряды так и не отстали, не затормозили на полпути, и первоначальный план идет в жопу — но, может быть, и к лучшему, среди настоящих игроков затеряться еще легче. Пока гильдейцы из “Ручья” бьют в основном “Травяной сад”, напарники Вэй Чэня под твинками лезут ко всем, провоцируют и нарываются. Им нахуй не надо, чтобы “Ручей” на ходу договорился с “Самсарой” или “Тиранией”.

Еще бы не мешался Весна. Тот не лезет к боссу сам, но и других не подпускает, прочно заняв позицию и расшвыривая прорывающихся — и его, блядь, нельзя сейчас даже грохнуть, потому что Вэй Чэнь занимается тем же самым. В одиночку босса не вывести, а напарники еще слишком далеко.

Все через задницу — это тот стратегический план, в рамках которого Вэй Чэнь чувствует себя исключительно хорошо.

“Что хочешь за помощь?” — пишет он Весне. Есть, конечно, слабая надежда, что его грохнет кто-нибудь, но пока шансов на это мало. Ладно. Если союзник умный, это еще не значит, что его нельзя наебать. Здесь, в драке за редкие материалы, все наебывают всех — таков закон природы. В атмосфере, переполненной атаками, баффами и трэш-толком, Вэй Чэнь — как рыба в воде.

“?” — в переводе с языка гребаного Весны это, видимо, “зачем мне тебе помогать”. Блядь. Потому что этому старшему надо, что за вопросы такие вообще. “Синий ручей” давит изо всех сил, их отрядов больше, и Вэй Чэнь одновременно одобряет и возмущается.

“Босс наш, добыча пополам + к предыдущему”, — это самое искреннее и добросердечное предложение, которое Вэй Чэнь вообще может сделать кому-либо. Весна не может его не оценить.

“-”.

“Нельзя быть таким жадным и бесстыдным”.

Вэй Чэнь тянется к сигаретам напарника, забирая у него пачку. Прикуривает и злобно ругается себе под нос.

Весне тоже нелегко. Здоровье у мечника проседает, а это — Вэй Чэнь усмехается — совсем не берсерк, которому входящий дамаг только на пользу.

“Я спасу твою задницу и не буду претендовать на снаряжение в луте”, — он запускает лавовой колбой в особенно бодро наскакивающего на Весну придурка из “Амбиций тирана” и лихо закладывает вираж у Весны над головой.

Весна смотрит вверх. Вэй Чэнь чувствовал бы себя еще лучше, если бы был уверен, что тот настолько зол, чтобы мечтать сбить его с метлы.

“+Гайд”.

Вот это нравится Вэй Чэню значительно меньше. Но прямо сейчас он готов пообещать Весне даже жениться. Обещания совершенно не обязательно исполнять, если достиг определенного уровня бесстыдства, а в отличие от Весны, Вэй Чэнь перешел на этот уровень еще на первом сервере.

“+”.

Пиздец разворачивается вокруг, переходя в полнейший всепоглощающий хаос. То есть, все именно так, как нужно Вэй Чэню.

Все бьют всех. Лучшее время для того, чтобы уводить босса. Новые отряды “Самсары” и “Амбиций тирана” врезаются в “Синий ручей”, свалка достигает апогея.

Вэй Чэнь машет рукой, привлекая внимание напарника, а потом пишет Весне:

“Прикрой”.

“+”.

Отлично. Вот так бы с самого начала, всегда нужно соглашаться с этим старшим — это благотворно воздействует на карму.

К тому времени, когда “Травяной сад” отдупляется, Вэй Чэнь тащит босса за собой. Руки мокрые, и в запястье слабо покалывает, боль отдается в локте и выше в плече. Но это мелочи, просто этот старший не самый новый этот старший. Херня.

Весна не пиздит и помогает. Бесценный кадр. Вэй Чэнь ведет Хозяина долины к узкому ущелью, мечется вокруг него на метле, атакуя почти беспрерывно и уворачиваясь от встречных атак босса, а еще — не позволяет Весне перетянуть агро на себя. Правильно, там, внизу — колючие кусты, через которые мечнику приходится прыгать. В них живут мелкие, но кусачие мобы, и Вэй Чэнь выслушивает пару ласковых от своих ребят. Ну и ладно.

Зато в ущелье не набьется вся та толпа хитрожопых мудаков, которые вскоре поймут, что их планы на босса накрылись. Сюда — Вэй Чэнь закладывает крутой вираж, пролетая между скалами, — они будут лезть очень-очень долго. Босс ревет, ломится вперед, крушит и обламывает скальные выступы — и застревает. Вэй Чэнь откровенно ржет.

Весна оказывается в тупике между застрявшим боссом и скалой. Случайно. Сам виноват, надо же было прыгнуть вперед именно в этот момент.

“Тебе там удобно?” — Вэй Чэнь сосредотачивается на боссе. Но не может так просто взять и не подъебнуть Весну.

“_|_” — еще живой, ты смотри. А ведь добрая половина атак у Хозяина долины — прямо перед собой, крушат скалы вокруг Весны.

Впрочем, ему это оказывается даже на руку — порода разлетается под атаками, во все стороны брызжут каменные осколки, и Весна, быстро сориентировавшись, юркает в образовавшийся проем. Очень вовремя — потому что место, где он только что стоял, заваливает камнями.

Ребята Вэй Чэня не могут пробраться через ущелье, насмерть заблокированное боссом и камнями, так и приходится бить его с двух сторон. Агро то перекидывается на Весну, то снова возвращается к Вэй Чэню.

— Получи, сука, — бормочет Вэй Чэнь себе под нос, уворачиваясь от атак. Локоть и плечо ноют от неудобной позы, но сейчас плевать, на все плевать, кроме цели. Краем глаза он посматривает на Весну. Здоровья у того совсем мало, не сдох бы. Зелья кончились?

Вэй Чэнь бы поделился своими, не будь так занят.

Блядь. Он совсем не о том думает, особенно сейчас, когда босс почти достиг уровня красной крови. Скоро тут станет совсем жарко.

Удар, еще один, взрывающееся зелье — и уши закладывает от дикого рева, когда полоса здоровья над головой босса наливается красным. Все тело Хозяина долины окутывается алым свечением, ленты яркого света опоясывают его воздетые руки, посох в узловатых пальцах начинает плавиться, меняя форму. Вэй Чэнь отлетает чуть подальше, стараясь, чтобы свет его не задел, зависает в воздухе, выжидая, когда Хозяин долины скастует заклинание. Когда заклятье будет почти готово, на полторы секунды тот останется без дополнительной защиты, и нужно успеть бросить две склянки, чтобы затормозить его, прервать каст и, по возможности, еще немного снизить уровень здоровья.

Атаковать, пока он окутан этим защитным светом, бесполезно, равно как пытаться подойти.

“Готовьтесь”, — печатает Вэй Чэнь в чат группы, нажимает на клавишу, чтобы вытащить нужную бутылочку, бросает — но раньше, чем достигнет цели, она разлетается в воздухе на осколки.

Что за хуйня, успевает подумать Вэй Чэнь. Они же оторвались от толпы.

А затем все происходит одновременно: Вэй Чэнь различает фигурку лаунчера, выпрыгивающего из неприметной трещины в скале, и боевого мага — из другой, совсем близко к Весне, который еще не видит опасности; магических мечников и стрелка, окружающих его ребят с другой стороны ущелья. Вэй Чэнь торопливо выбирает другой скилл, целясь по-прежнему в босса, но, уже выпустив, понимает, что промедлил. Заклятье срывается с кончиков пальцев Хозяина долины, в то же мгновенье боевой маг вскидывает копье, лаунчер возводит пушку к небу — и мир тонет в дыме и ослепительном белом свете, заволакивающем весь экран.

— Блядь! Шлюшьи ублюдки! — орет Вэй Чэнь, перекрикивая бьющий в уши грохот и рев босса. Вслепую, по памяти и на ощупь, пикирует вниз, параллельно набирая Весне: “Живой?”

“+”

Отлично.

— Сука! — ругается напарник. Вэй Чэнь бросает быстрый взгляд на его экран — тоже все в дыму. — Мудаки из “Великолепной династии”.

Мудаки — не то слово. Еще и с полным здоровьем, сидели и ждали, пока им приведут готовенького босса. Знать бы еще, кто сдал.

Первый напрашивающийся вариант — Весна, в своих ребятах Вэй Чэнь не сомневается. Возможно, что тот договорился с “Великолепной династией” и разыграл многоходовку?

Вэй Чэнь не скидывает этот вариант со счетов, хотя все же не очень в него верит. Но кто еще знал, что он поведет босса именно в ущелье? Идея возникла у Вэй Чэня на ходу, просто потому, что остальные пути оказались отрезаны. Разве что...

Блядь. Разве что “Великолепная династия” обставила их всех, предусмотрев, как станут развиваться события.

Драться, когда ничего не видишь, пиздец сложно, Вэй Чэню приходится полагаться только на весь свой профессиональный опыт, чутье и слух. Радует одно — судя по реву, прекрасно слышному в наушниках, босс все еще торчит в скале. Может, удастся грохнуть эту парочку из боевого мага и лаунчера, и снова им заняться. Если бы еще только босс не атаковал — атаки в состоянии “красной крови” разлетаются веером во все стороны, срезают много очков здоровья, замедляют, насылают проклятья, а зелья уже почти закончились.

Зато дым наконец рассеялся.

Вэй Чэнь жадно обшаривает глазами ущелье, пытаясь оценить обстановку.

“Пиздец”, — сразу же заключает он. Почти сдохший Весна торопливо пьет зелье, у самого Вэй Чэня меньше половины здоровья, а остальные прийти на помощь не могут — босс все еще торчит в проклятой трещине, перекрывая проход. Идея загнать его сюда больше не кажется Вэй Чэню настолько умной, как еще пару минут назад.

Боевой маг прикрывает лаунчера, не давая Вэй Чэню и Весне подобраться на расстояние атаки ни к нему, ни к боссу. Лава из колбы, которую Вэй Чэнь кидает в надежде хоть немного зацепить их обоих, впустую оседает на землю. Маг сбивает с ног Весну, прилично срезает Вэй Чэню здоровье. Быстрый, маневренный, он охренительно держит оборону, и Вэй Чэнь весь клокочет от ярости.

Хочется порвать его, размазать по этим скалам, вместе с боссом.

А еще отчаянно, до скрипа зубов, не хватает навыков контроля — особенно когда череда зарядов взрывает скалу, и босс, точно пробка, вылетает из ущелья. Но устремляется не к Вэй Чэню, не к Весне, а за стремительно удирающим лаунчером. Маг, тоже потеряв всякий интерес к ним обоим, убегает следом.

“Блядь! — печатает Вэй Чэнь, едва попадая по клавишам от злости. — За ними!”

И тут же экран опять заволакивает дымом, из-за которого Вэй Чэнь ничерта не видит. Спотыкается о кусок развороченной скалы, швыряет одну из склянок наугад, на звук движения, и бессильно ругается.

Какой же гондон, блядь, что ему на жопе не сидится в своей “Великолепной эре”, какого хуя вообще лезть в игру, заняться, что ли, нечем, пидорасу.

Вэй Чэнь изрыгает ругательства и проклятья, со вкусом костерит все, что попадает в поле его зрения, включая несчастные обломки скалы, пока висит объявление, что Хозяин Гиблой Долины был побежден “Великолепной династией” в составе каких-то там хуев.

Когда Вэй Чэнь заканчивает, царит тишина. И в “Славе”, и в интернет-кафе.

— Силен, мужик, — говорит кто-то из посетителей уважительно, и Вэй Чэнь злобно закуривает.

Давно Вэй Чэнь не ощущал это бодрящее чувство взъебанности по всем фронтам. Ему кажется, что фантомные анальные боли его будут преследовать долго, очень долго.

Окно диалога с Весной открыто, но тот молчит. Если он сейчас скажет хоть что-нибудь про то, что нехер было друг у друга агро перетягивать… Но Весна отправляет ему точку.

Просто точку.

И Вэй Чэнь видит в этой точке такое разнообразие смыслов, что пришлось бы полдня пересказывать, поинтересуйся кто-нибудь.

Отдельное извращенное удовольствие — такое, что от него сладко тянет под ложечкой, — Вэй Чэню доставляет мысль, что у Весны жопа болит не меньше.

Глава 3


Финальные матчи шестого сезона Вэй Чэнь смотрит один. Запирается нахуй в комнате с батареей пива и закуски, занавешивает окна, выкручивает звук — сука, кому бы заплатить за просмотр матчей без комментариев этих долбоебов? Озалупливает каждого, кто пытается сунуться к нему в QQ — у Вэй Чэня не то настроение, чтобы что-то объяснять.

Изменчивая весна отправляется по тому же маршруту, что и все остальные. С ним Вэй Чэню разговаривать не хочется особенно, и вообще какого хуя он не на матче? Когда Изменчивая весна доебывается до него снова, Вэй Чэнь не выдерживает и спрашивает: какого хуя?

Вместо ответа Весна отправляет ему значок с микрофоном, и Вэй Чэнь неохотно надевает наушники.

— Ну, блядь? — спрашивает он. — Ты сломал ногу? У тебя геморрой, и ты не можешь сидеть?

Смех Весны ему обычно нравится, но не сегодня. На экране команды уже пожали друг другу руки и разошлись по своим местам.

— Завались, — миролюбиво отвечает Весна. — Мне надоели толпы.

Вэй Чэнь остывает — это ему знакомо.

— Иди на хуй, — снова говорит Вэй Чэнь, но не отрубает связь. И Весна остается. Негромко дышит в наушниках, когда Вэй Чэнь шарится по комнате, косясь одним взглядом в экран — первым пошел в бой Вэньчжоу, и это охуеть какое занимательное стратегическое решение.

Впрочем, Вэньчжоу взъебывает какого-то малолетнего недоноска из “Травы”, которому бог дал АПМ, а про мозги позабыл, и Вэй Чэнь немного расслабляется. Они переговариваются с Весной, обсуждая матч, и это намного круче тех ушлепков с микрофонами. Ебать, им за ту хуйню, что они несут, еще и деньги платят.

На фоне голоса Весны слышится какой-то шорох, слова звучат глуше, и Вэй Чэнь интересуется — не собирается ли тот помереть от радости.

— Жарко,— лаконично отвечает Весна, и Вэй Чэнь понимающе хмыкает. Не сказать, что у него прогретая комната, но от матчей, идущих один за другим, по вискам катится пот. Он глотает пива и слушает рассуждения Весны о шансах Шаотяня — статистика боев у него с его противником откровенно хуевая, за последние годы проиграл четыре из четырех, этот матч будет пятым.

Вэй Чэнь предлагает на что-нибудь поспорить, но Весна отказывается — он уверен, что Шаотянь сегодня снова проиграет. “Бог Хуан Шаотянь”, вот так-то. Это немного грустно, но, наверное, правильно. Даже приводит какие-то аргументы. Но обирать старика не собирается. Это блядь кто еще кого оберет.

Когда Шаотянь выигрывает свой матч, Вэй Чэнь чокается с монитором бутылкой и говорит раньше, чем думает:

— Посмотрел бы я сейчас на твою рожу, оракул хренов. — Спохватывается и быстро выкручивается: — Жаль, у меня камера не работает.

Весна хмыкает в микрофон, а потом в правом нижнем углу загорается квадрат видео. Вэй Чэнь с болезненным интересом рассматривает своего гильдлида — кстати, и давно он перестал бесить? Мужик в синих джинсах и белой майке сидит, откинувшись в кресле и упираясь одной ногой в край стола. Салютует в камеру бутылкой, голосом Весны говорит:

— За победу.

Вэй Чэнь торопливо проверяет, не идет ли съемка. А потом салютует в ответ.

— Кубок наш, — отвечает он, и Весна задумчиво кивает.

Он совсем не похож на того задрота, которого Вэй Чэню рисовало воображение. Никаких очков и застегнутой под горло рубашки.

Весна молча смотрит в экран, и Вэй Чэнь на мгновение хмурится. Взгляд у него, конечно, тот еще. Занудный и светлый, упертый настолько, что Вэй Чэнь невольно вспоминает мобов-носорогов из степной локации.

Ну чего ему?

— Наш, — повторяет Весна и улыбается. Блядь, что за человек такой бесстыдный. — Скидку сделаешь по случаю победы?

Вэй Чэнь сползает в кресле пониже и тоже складывает ноги на столе. Обе. Ловит себя на идиотской мысли и ржет.

Да, у Весны длиннее. Ноги. Вот та ласта, которую он взгромоздил на край стола у себя в Гуанчжоу, так точно.

— Никаких скидок, еще и цену подниму, раз вы теперь чемпионы.

— Мы — да, — Весна делает еще один крупный глоток из бутылки, блаженно вздыхает и откидывает голову, подставляясь, видимо, под поток воздуха из кондиционера. Вэй Чэнь представляет себе, как прохлада скользит по коже, и у него внезапно встает так, как и в пятнадцать не вставало — в одно мгновение. Дышать становится очень сложно, самое время закурить и постараться игнорировать эту порнографию от взбесившегося организма.

Зато настроение праздничное. Осталось посраться с Весной, отметить так сказать — примерно как год назад, когда они обменялись QQ. От воспоминания об этой эпичной ссоре у Вэй Чэня до сих пор вся кровь отливает от мозга, зато радости — море, потому что наебать оговорившегося Весну — это тоже праздник.

Тогда они ругались часов шесть подряд, потом перешли в QQ, доругивались там, под утро Вэй Чэнь, охуевший от километровой переписки, забанил злого, как тысяча гандзи, Весну, тут же разбанил, чтобы самому получить блокировкой в лоб.

Так их приятные партнерские отношения перешли на новый глубокий уровень. Утром, когда они друг друга разбанили по второму кругу.

— Какие планы в связи с этим? — Вэй Чэнь курит и смотрит. Весна потягивается, чудом не роняя бутылку.

— Отпуск возьму. На два дня. Лягу в ванну. Буду лежать. С отключенным телефоном. Никаких боссов.

Надо законодательно запретить Весне так рассказывать про отпуск. Вэй Чэнь сдается, ставит пиво на стол, спускает одну ногу на пол и расстегивает ширинку.

А то пар из ушей пойдет, а Вэй Чэню, в отличии от разленившихся гильдлидеров на экране, еще работать сегодня.

— Вот так и упускают выгоду, — говорит Вэй Чэнь. Трусы от жары прилипли к коже, он еще и самые идиотские выкопал со дна ящика утром, узкие и как будто электризующиеся. Ладно, чистые и хорошо.

— Два дня это дохрена, от чего ты так утомился? — Вэй Чэнь сдвигает джинсы вместе с трусами вниз. Медлит и заклеивает стикером видеокамеру, пусть она и отключена, но все-таки.

— От кого, — Весна поднимает голову и улыбается в камеру. С таймингом у него всегда отлично, Вэй Чэнь даже чувствует себя слегка неловко, когда начинает дрочить, продолжая разговор.

— Этот старший был с тобой исключительно мил в последние дни, что за клевета, — как хорошо. Вэй Чэнь водит пальцами по члену лениво, второй рукой держит сигарету, ведет светскую идиотскую беседу с самым занудным человеком в “Славе” и ему заебись. Правда, обивка стула колет голую задницу, но это мелочи.

Весна тем временем складывает ногу на ногу и откидывается на стуле еще больше. Если навернется, Вэй Чэнь поржет, а пока ему видна лодыжка под задравшимися джинсами, и это даже как-то интересно. Такого порно Вэй Чэнь еще не смотрел — с босыми мужскими ногами.

— Нет, ты не понимаешь, — Весна лениво тянет слова. — Это особое удовольствие, доступное избранным. Лежать в ванне с выключенным телефоном и не думать о том, у кого ты снова спиздил босса и когда ждать явления недовольных.

— Тебе же нравится, — догадывается Вэй Чэнь. Вот мудак. Он смотрит на экран, ускоряясь, и все-таки тушит сигарету. Лучше зажать микрофон, хлопки влажной плоти о ладонь и рваное дыхание Весне транслировать не обязательно.

— Я предпочитаю разнообразие, — Весна делает еще глоток пива, облизывает губы и жмурится от удовольствия. Хорошо ему там, заразе. Под кондиционером. Майка съезжает с плеча, открывая светлую — еще более светлую — кожу, и Вэй Чэнь успевает только моргнуть, сжать микрофон в ладони еще крепче и кончить так, что перед глазами становится темным-темно.

— Блядь, — Весна дергается и срывает наушники. — Чем ты скрипишь? По ушам…

— Костями, — Вэй Чэнь трясет рукой. Так дрочил, что аж запястье свело. — Старый стал.

Весна ржет.

Мысли про кубок, дурные, радостные и горчащие, укладываются куда-то на дно, и Вэй Чэнь ржет вместе с ним.

— Пришли мне фото из ванны.

— Пошел ты, — Весна салютует ему бутылкой. — Там я о тебе думать не собираюсь.

Звучит как вызов.

— Сделаю тебе скидку от новой цены. — Вэй Чэнь обтирается салфеткой, натягивает трусы и джинсы. С наслаждением закуривает, запивает привкус табака новой порцией пива.

— Постоянную?

— Иди ты.

— Да ты охуел.

Этот старший охуел, да. И продолжает охуевать — от голой ступни, то и дело попадающей в кадр, когда Весна устраивается поудобнее, длинных пальцев, сжатых вокруг бутылки, четко очерченных ключиц в вырезе майки. Выразительной мимики, так не вяжущейся с образом скучного, последовательного задрота.

От своей реакции на это все. В жизни Вэй Чэнь не дрочил на мужиков, а сейчас хочется опять засунуть руку в трусы и погнать по второму кругу.

Ступни, блядь, ключицы. Весну нельзя показывать несовершеннолетним.

— Ты там спишь, что ли?

— Задумался над своим поведением.

Весна скептически хмыкает.

Фотку из ванны он все-таки присылает. Вэй Чэнь уже ложится спать, когда в QQ прилетает картинка — светло-серые потолочные панели, запотевший кафель и крючок с висящим на нем полотенцем.

О том, нормально ли дрочить на это, задумываться Вэй Чэнь даже не пытается.

***


Все лето Вэй Чэнь страшно занят. Воровство боссов пока отходит на второй план — у про-игроков отпуск, и некоторые почти сутками торчат в игре, а время Вэй Чэня стоит слишком дорого, чтобы пытаться бороться с ними. На хую он вертел попытки спиздить дикого босса у Е Цю или кого-нибудь еще, за глаза хватило одного раза, у этого старшего только одни руки, и они ему пока тоже нужны.

Освободившееся время он тратит на гайд, основательно распухший за последние годы, прокачку своего основного персонажа и апгрейд оружия. С каждым новым уровнем чертежи даются все сложнее, приходится как следует скрипеть мозгами, продумывая каждую мелочь, а добавляя материалы в редактор снаряжения, он весь обливается холодным потом — и дергает потом Весну в очередной данж.

Очень хочется выебнуться, сходить в данж основным аккаунтом, показать, на что способен этот старший с нормальным снаряжением, серебряным оружием и кучей очков навыков, — но, создавая Наветренное построение, Вэй Чэнь решил, что будет дохуя круто скормить игре свою реальную фотку. Да и в любом случае, основным аккаунтом светить пока не стоит, хватит и номера QQ, хорошо хоть там он додумался сменить ник, прежде чем добавлять Весну в список контактов.

Твинка, впрочем, он все же немного приодел. Слишком сложно дрочить дрожащими руками после данжа, в котором приходится выпрыгивать из трусов, чтобы поддерживать нужный темп.

В последнее время Вэй Чэнь дрочит столько, будто пытается компенсировать все прошлые месяцы, когда передергивал от скуки пару раз в неделю.

Ему не нужно даже видеть Весну — достаточно голоса, резких и решительных движений аватара, когда тот входит в раж, чтобы в штанах стало тесно. Порой Вэй Чэня срывает даже от этих ебанутых шифровок, которыми Весна заменяет нормальные фразы.

Похуй, нормально ли это. По-другому он все равно не может, да и не пытается.

В седьмом сезоне “Дождь” набирает немало очков в регулярном сезоне, выходит в плей-офф в первых рядах — и вылетает в четверть-финале. Вэй Чэнь матерится так, что слышно, наверное, даже в соседнем квартале, — и с восторгом слышит, как в наушниках так же яростно ругается Весна. Тот сидит на стадионе и разговаривает через телефонный клиент, без видеосвязи, но Вэй Чэнь без труда дорисовывает себе картинку.

Финал они опять смотрят вместе. Вэй Чэнь, вообще-то, не собирался, “Маленькую траву” он терпеть не может, а на “Сотню цветов” зол до сих пор, но Весна предлагает глянуть, как они взъебут друг друга, и он неожиданно соглашается. Смотреть, как противники дохнут, оказывается довольно приятно, но еще лучше — разглядывать Весну. В этот раз Вэй Чэнь хорошо подготовился — притаранил второй монитор, во весь экран которого развернул видео, и пялится теперь без зазрения совести.

В Гуанчжоу дикая жара, а кондиционер у Весны, похоже, подыхает. Пару раз тому приходится вставать, чтобы поправить какую-то отходящую трубку, и когда он поднимается из-за компа, Вэй Чэню открывается отличный вид на жопу и ноги в тонких, закатанных по колено штанах.

Красивая жопа, кстати. И ноги тоже красивые — длинные, худые. Лодыжки эти…

Вэй Чэня кроет еще сильнее, чем год назад, он спускает в считанные минуты — а во второй раз дрочит уже медленно, лениво, внимательно наблюдая за тем, как Весна смотрит трансляцию и время от времени комментируя происходящее.

***


В восьмом сезоне все идет наперекосяк.

Вэй Чэнь ненавидит Е Цю так сильно, что сам удивляется силе своих чувств. Иметь бесстыдство предлагать чемпионский кубок, будучи выпнутым под сраку собственной командой — это надо быть... ну, надо быть Е Цю, да.

А ведь все так хорошо начиналось. Вэй Чэнь собирался подзаработать — Е Цю там Мрачный лорд или нет, но на каждую хитрую жопу найдется свой болт с резьбой, это Вэй Чэнь знает точно. Завалить, сделать скриншот, получить свое бабло, повторить — было даже немного стыдно брать за это деньги. Но кто ж виноват гильдиям, что они идиоты? Кроме “Синего ручья”, конечно.

А потом Е Цю предлагает пойти к нему в команду. Дело даже не в дропнутой Руке смерти, хотя Вэй Чэня пробирает дрожь от мысли, что его детка находится в этих грязных и бесстыдных лапах, у которых нет ничего святого. Никто на свете не помешал бы ему согласиться, забрать Руку смерти и свалить в туман.

Но Вэй Чэнь верит Е Цю, и от этого ненавидит его еще больше. Тот переворачивает его размеренную жизнь, наполненную охотой за боссами, редкими посиделками с Весной и мечтами о несбывшемся, с ног на голову.

Вэй Чэню приходится крепко подумать. Потому что уходить с Е Цю — это уходить от парней, от работы только на себя. Это, твою мать, означает, что Наветренное построение перейдет в собственность клуба, которого еще толком даже нет.

Жизнь делится на “до Е Цю” и “после”. Но бесстыжий мудак знает, чего хочет, этого не отнять. И Вэй Чэнь верит ему, идет за ним, как шли раньше многие другие.

Он долго думает, как бы все обставить с Весной — не то чтобы у них не будет возможности продолжать общаться, но дележ боссов станет проблемой. Очень большой проблемой — когда они с Е Цю пиздят босса под носом у кучи гильдий и подставляют “Ручей”.

Насчет репутации любимой гильдии Вэй Чэнь не беспокоится. Он верит в Весну, он знает, что тот прибудет на место, раздаст кому надо пиздюлей, и все станет заебись. И босс нужен им с Е Цю. Они бедная маленькая команда и не могут себе позволить разбазаривать ресурсы.

Жаль только, что приходится засветить Наветренное построение. Вэй Чэню хочется оставить его в гильдии — по крайней мере, пока — показать Весне, сводить его в данж… Но победа в чемпионате важнее, поэтому он смотрит на Весну, уверенный, что тот его ни за что не опознает, корчит аватаром рожи и потрясает посохом. Вэй Чэнь крайне доволен собой, несмотря на то, что Весна методично, одного за другим, кикает из гильдии Наветренное построение и всех его засветившихся парней. Вэй Чэнь с удовольствием передергивает под это дело.

А вот чего он совершенно не ожидает, так это того, что его твинк, с котором он бегает с Весной в данжи, тоже окажется кикнутым. “Какого хуя?” и “Как он узнал?” — вот два вопроса, которые интересуют Вэй Чэня. Впрочем, в QQ он кидает только первый. А в ответ получает емкое ПНХ.

Это по-настоящему бесит. Какого хуя. Вэй Чэнь психует, не отвечает ничего — просто молча банит Весну. Этому старшему есть, чем заняться. Особенно сейчас. Особенно когда его Рука смерти у одного хитрожопого мудка. Настроение поганое, он рычит на всех, до кого может дотянуться, и в итоге парни просят его проветриться.

Вэй Чэнь сам понимает, что перегнул палку, но хуевое настроение никуда не девается. Он покупает пива, но жрать его в одиночку нет никакого желания. Ебаный Весна, нет, все-таки, как он узнал.

Вэй Чэнь долго смотрит в окно QQ, потом снимает блокировку и пишет:

“Нет, ну какого хуя?”

Весна молчит весь день, и Вэй Чэнь с головой уходит в работу. Ему все еще надо что-то жрать и на что-то жить. Даже если Е Цю обещает кормить. Но Вэй Чэнь бы не слишком на это рассчитывал.

Два дня проходят в препоганейшем настроении, и от Вэй Чэня шарахаются даже его парни, что уж говорить о простых посетителях интернет-кафе. Весна отзывается вечером третьего дня. Пишет непривычно длинно.

“Мне до сих пор хочется тебе уебать”.

Вэй Чэня накрывает дежа вю.

“Ну приезжай, если не ссышь”.

“Адрес”.

Вэй Чэнь сбрасывает адрес и ходит по комнате какое-то время — из угла в угол. Крутит в пальцах карту аккаунта, думает о том, что если Весна приедет — да хуй там, но можно же помечтать? — им найдется, о чем попиздеть, кроме сраного босса. Для начала Вэй Чэнь поржет при виде удивления Весны, тот с большим почтением отзывается о нынешних звездах “Дождя”, интересно, что он скажет о самом Вэй Чэне. Потом можно будет глянуть те бои “Дождя” против “Тирании”, которые давно собирались, но было некогда, обсудить новичков, этому старшему будет о чем рассказать…

Вэй Чэнь останавливается и смотрит в одну точку.

Факт первый. На Наветренное построение он натянул свою рожу. Даже небритая и пригламуренная игровым редактором, она все равно была пиздец узнаваемой — для тех, кто его знал в лицо, конечно. Изменчивая Весна пришел в клуб, когда Вэй Чэнь еще не подал в отставку. Пусть они не были знакомы лично, но бывшего капитана в рожу тот обязан был знать.

Факт второй. Весна без раздумий кикнул голожопого твинка Вэй Чэня, как будто ни одной минуты не сомневался, что тот связан с Наветренным построением. Хотя тот твинк был чист как слеза младенца и вообще использовался Вэй Чэнем строго для общения с Весной.

Факт третий. В свое время этого самого твинка Весна принял в ближний круг экспертов почти сразу. Вэй Чэнь это списал на свою охуенность и скилловость, но...

Вывод ему совсем не нравится. Получается, что Весна все это время — знал? Подозревал? И не сказал ни слова? То, что у него хватило бы бесстыдства пользоваться добротой этого старшего и его нежной любовью к “Синему дождю”, Вэй Чэнь сомнению не подвергал.

Открытие оглушает. Вот же сука какая — думает Вэй Чэнь с восхищением. Вот же, блядь, какая сука. Он матерится с восторгом и охуением. И ведь ни разу за все эти годы… Блядь.

“Только попробуй, блядь, не приехать”, — пишет он в QQ и закуривает. Пусть только попробует. Вэй Чэнь тогда сам к нему попрется. А Е Цю подождет.

В ответ Весна сбрасывает номер рейса. Вэй Чэнь проверяет — завтрашнее утро, чуть позже девяти. Так рано этот старший не вставал уже давно.

“Тебя встретить?”

“ПНХ”.

Менять свои привычки ради Весны он не собирается, сидит за игрой почти до рассвета, но перед тем, как отрубиться, все-таки заводит будильник. И, конечно, просыпается все равно не от его назойливого писка, а от звонка администратора интернет-кафе, который говорит, что Вэй Чэня дожидается какой-то неизвестный хуй.

— Длинный такой? С недовольной рожей? — зачем-то уточняет тот, запоздало вспоминая, что дал Весне адрес кафе, а не квартиры.

Да, длинный. Нет, не с недовольной, сонный и вежливый. Ну надо же.

А вот в QQ от Весны в свежих сообщениях только маты и злобный смайлик.

“Ща буду”.

“…”

Нет, ну а чего он ждал в такую рань? Вэй Чэнь с трудом соображает, на каком свете находится, настолько он не выспался. Глотку раздирает от зевоты, в голове полная каша, глаза слезятся от яркого апрельского солнца.

В Гуанчжоу сейчас наверняка печет, а тут хорошо. Прохладный утренний ветер бодрит, кружит бледные лепестки, которыми уже засыпаны все улицы.

Все как в ебаной дораме, думает Вэй Чэнь, пробираясь сквозь цветущий весенний город. Цветочки, солнце, нежное утро, серьезный разговор посреди благоухающего сада. Не хватает только музыки.

Весна так и торчит у стойки администратора, Вэй Чэнь безошибочно узнает его со спины даже через стеклянную дверь кафе и притормаживает, разглядывая. Пиздец какой высокий, в жизни это смотрится еще более впечатляюще, чем на видео. И худой. Темно-синий пиджак и узкие, по ноге, темные джинсы только подчеркивают и рост, и худобу, но Весна не выглядит нескладным переростком.

Он красивый. Не то чтобы Вэй Чэнь этого раньше не знал, в конце концов, он дрочит на Весну уже очень давно — просто сейчас открывает его для себя заново. Надо бы это перекурить, но Вэй Чэнь толкает дверь кафе, входит, Весна оборачивается на звук, и он едва не спотыкается на пороге.

Пиздец. Все-таки видеочат — слабая замена реальной встрече. Веб-камера немного съедает краски, оттенки эмоций, мельчайшие детали, а память со временем затирает и остальное, оставляя только смутный, наполовину достроенный воображением образ.

В реальности у Весны не такая бледная кожа, зато волосы кажутся светлее, а глаза ярче. Особенно когда тот видит Вэй Чэня, и взгляд, до этого почти спокойный, наполняется бешенством — резко, как будто внутри Весны сработал спусковой крючок. Специальный режим — активация берсерка, запас сдержанной вежливости на сегодня исчерпан.

Таким разъяренным Вэй Чэнь не видел Весну, даже когда на его глазах “Маленькая трава” взяла кубок в прошлом сезоне.

— Какого хуя? — медленно, очень холодно цедит Весна, отступая от стойки и сжимая пальцы на ремне дорожной сумки, висящей у него на плече, как будто раздумывает, не запустить ли ей в этого старшего.

— Эй, — Вэй Чэнь протестующе вскидывается. — Это мой вопрос!

Ну вот. Почему жизнь так несправедлива к такому хорошему и благородному человеку, как Вэй Чэнь?

Весна роняет сумку с плеча. Двигается возмутительно быстро, Вэй Чэнь только и успевает, что мимолетно подрочить на то, как белое что-то там под пиджаком облегает грудную клетку. Когда Весна успевает еще в тренажерку ходить?

И зачем?

Вэй Чэнь возмущенно открывает рот, но воздуха не хватает: Весна сгребает его за грудки, комкая в пальцах футболку — та трещит. А потом толкает к стене изо всех сил, так, что перед глазами у Вэй Чэня на мгновение становится темно.

Боль прокатывается по грудной клетке, отзывается в затылке и как будто перещелкивает канал передач в голове Вэй Чэня. Весна прижимает его к стене, держит крепко.

Очень крепко. Пахнет знакомо. Вэй Чэнь тупо смотрит на него, на длинные белые пальцы, на бешено бьющуюся на шее жилку, на упрямо сжатые губы. В глаза. Блядь.

Музыки не надо, а то действительно будет, как в ебаной дораме. Хотя там обычно такое не показывают. Или нет? Вэй Чэнь старается думать обо всем на свете, например, о том, как слупить с Весны за физический и моральный ущерб, только не о том, как у него стоит.

Так, что любимые потертые джинсы, проверенные во всех сложных жизненных случаях, тесны пиздец. И более того. У Весны стоит тоже. Вэй Чэнь это прекрасно чувствует.

Вообще-то можно ухватить его за задницу, об этом Вэй Чэнь тоже размышляет, пока рассматривает бледные веснушки на переносице Весны и его взбешенные глаза.

— Ты охуел, — рычит Весна. Вэй Чэнь усмехается. Смотрит, а потом вдруг осознает: вот это все уже было.

Глаза эти злющие. Задница эта охуенная под ладонями. Здоровенный даже через ткань член, трущийся о его собственный. Безграничный искренний ахуй и злость во взгляде, от которой у Весны становится особенно дрочный вид.

Мозг подкидывает картинки. Услужливо так, с опозданием на дохера лет. Сволочь. Вэй Чэнь моргает, инстинктивно сжимает пальцы на заднице Весны — надо же за что-то держаться в такой сложный момент, когда обнаруживаешь, что уже чуть не трахнул гильдлида своего бывшего клуба. Много лет назад.

Сложно быть таким благородным человеком! Вэй Чэнь вздыхает и упирается ладонью в грудь Весне.

— Давай-ка, не здесь. Не хочу объяснять охране, почему набил тебе морду.

— Ты — мне? — уточняет Весна. Моргает. Светлые ресницы ходят вверх-вниз. Вот так лучше, искреннее охуение всегда помогает Весне переключиться на нормальное восприятие реальности.

Например, такой, в которой у Вэй Чэня на него стоит не впервые. Стоп.

— Ага, — Вэй Чэнь все-таки находит в себе силы отклеиться от Весны и от стены заодно, машет администратору. — Все в порядке. Это мой старый друг, очень соскучился. Я сегодня из дому поработаю.

Весна подбирает сумку. Так взвешенно, что Вэй Чэнь ощущает всем собой: еще пара фраз на тему того, как именно и в какой позе по нему соскучился “старый друг”, и эта сумка все-таки полетит ему в голову.

На улице они молчат. Как ни странно, идти с Весной — комфортно, даже несмотря на стояк. И на длинные ноги некоторых. И на задницу, которую не слишком-то скрывает пиджак.

То ли Весна приноравливается к его шагу, то ли — наоборот, но они идут бок о бок, и Вэй Чэнь то и дело косится. Весна хмурый, отмахивается от дыма, когда Вэй Чэнь закуривает, а потом просто недовольно раздувает крылья носа. Косится в ответ.

— Все еще хочу тебя вздрючить, — делится Весна уже почти у дома Вэй Чэня.

— Я на тебя тоже обижен, — сообщает Вэй Чэнь. Ухмыляется и открывает дверь.

В берлоге Вэй Чэня Весна оглядывается молча. Ну, нечего тут рассматривать особо, весь беспорядок Вэй Чэнь ликвидировал, когда узнал номер рейса. В смысле — вытряс пепельницу и вынес бутылки из-под пива.

Даже хозяйскую зеленую бурду на окне полил, хотя Вэй Чэнь не готов ручаться, что она не пластиковая. Вэй Чэнь тоже оглядывает комнату, пытаясь прикинуть, что Весна тут видит, и пропускает момент, когда тот начинает рассматривать его самого.

— Похож, — говорит Весна. Вэй Чэнь отводит руку с сигаретой и набирает в грудь воздуха, чтобы объяснить, что даже Построение не выглядит так охуенно, как Вэй Чэнь, когда Весна его целует.

Хамство какое. Вэй Чэнь в восторге. Он роняет сигарету в пепельницу, пригибает Весну к себе за затылок и целует в ответ. Так, как хотел сделать уже давно.

Как не получилось, оказывается, в прошлый раз.

Губы у Весны мягкие, но целуется тот так напористо и голодно, как будто решил трахнуть Вэй Чэня в рот языком — и Вэй Чэню это нравится. Очень. Настолько, что в джинсах уже не просто тесно, молния так давит на член, а ткань трусов трется о головку, что еще немного, и он спустит прямо сейчас.

Сердце быстро, загнанно стучит. Вэй Чэнь сжимает в ладони задницу Весны, шумно втягивает слабый, но такой знакомый запах его кожи, одежды, волос, — и память отшвыривает его на месяцы, годы назад.

Конец третьего сезона. Пьяный разговор в игре, берсерк с невозмутимой рожей на фоне безоблачного неба “Славы”.

“твой адрес”.

Теперь Вэй Чэнь вспоминает — так ярко, объемно, четко, будто не было всех этих лет. Будто Весна вломился к нему только вчера — звонок в дверь, высокая фигура на пороге, бешеный взгляд ярких глаз.

В ушах звучит, доносясь откуда-то с самого дна памяти, собственный пьяный смех.

— Охуеть, живой берсерк, — выдыхает Вэй Чэнь, и Весна в его руках дергается, точно его ударили. — Пиздец. Какого хуя ты ничего не сказал?

— Я не сказал? — задыхается от возмущения Весна. — Ты, блядь, два месяца не отсвечивал.

— И ты решил, что я хуйло.

— Ты и есть, — подтверждает Весна, прежде чем поцеловать его снова.

Вэй Чэнь задевает бедром угол стола, спотыкается о брошенную Весной сумку, и тот удерживает его от падения в последний момент. Что сейчас, что тогда, руки у него неожиданно сильные для такого худого, на первый взгляд, тела. Лента памяти разматывается дальше, подкидывает новые картинки. Эти воспоминания уже не такие четкие. Смазанные, обрывочные эпизоды — вот Весна его встряхивает и очень сердито что-то спрашивает, кажется, “какого хуя ты делаешь”; вот обхватывает за талию, потому что этот старший так и норовит наебнуться; вот этот старший пытается его поцеловать — но ничего не выходит, потому что Весна дергается, и поцелуй приходится куда-то в уголок рта. Вот Весна помогает раздеться — но вместо того, чтобы подрочить и себе, и ему, укладывает этого старшего в постель, как непослушного ребенка.

— А ты у нас, значит, дохуя правильный, — фыркает Вэй Чэнь, тесня Весну в сторону кровати, которую так и не заправил с утра. Да ну и срать, белье там вроде чистое. — Ну просто пример для подражания.

Под пиджаком у Весны тонкий шерстяной джемпер, под ним еще и майка, очень похожая на ту самую, в которой тот сидел, когда они впервые смотрели вместе финал. Майка тесно облегает грудь и живот, и вживую это выглядит еще большей порнухой. Особенно когда Вэй Чэнь ее задирает, одновременно расстегивая на Весне джинсы, а затем тянет их вниз, обнажая впалый низ живота, по которому бежит, стекая в пах, короткая и узкая дорожка каштановых, будто выгоревших на солнце волос. Член, плотно обтянутый трусами, выглядит огромным. Будь у Вэй Чэня хоть какие-нибудь комплексы, он бы даже позавидовал, но он только сглатывает.

— Ух ты, — Вэй Чэнь тянет руки. Сдергивает трусы, обхватывает член пальцами, проводит по нему, изучая, запоминая на ощупь горячую кожу, выступающие вены. А заодно то, как тяжело, с присвистом, начинает дышать Весна. Особенно, когда Вэй Чэнь медленно обводит указательным пальцем головку, нажимает на устье.

Вот так по-хамски обращаться с Вэй Чэнем — это крайняя степень наглости. Весна сжимает руки у него на заднице, сунув ладони под ремень джинсов, а потом цепляет пальцами ткань и делает шаг вперед, еще, почти опрокидывая Вэй Чэня на постель.

— Я с тобой в споры вступать не собираюсь, — выдыхает Весна. Тянет футболку Вэй Чэня вверх, сдирает — уху больно, между прочим! — потом отстраняется, сдергивает с него джинсы вместе с трусами, и носки следом. Встает и начинает раздеваться сам. Вэй Чэнь валяется, смотрит и дрочит. А что, нельзя? Есть на что, и в реальности все еще более охуенно, чем Вэй Чэнь только мог себе представить.

— Не торгуешься с террористами, мой правильный гильдлид? А как же твои маленькие шалости в данжах с “Травой”? — Вэй Чэнь ржет. Больше просто от удовольствия. Потому что смотреть на Весну — бесценно. Длинный, высокий, худой. С такими ногами, что встанет даже у мертвого. Со светлой кожей, туго обтягивающей сильные мышцы. Соски неожиданно темные, и Вэй Чэнь на несколько мгновений прикипает к ним взглядом.

— Я теперь не твой гильдлид, — Весна занудствует. Делает это очень правильно: накрывая Вэй Чэня собой, позволяя облапать за охуенную задницу.

— Это исправимо, — Вэй Чэнь коротко стонет, но с мысли не сбивается, даже когда Весна от души кусает его за плечо. Вот сволочь, как он все знает. — Ты примешь моего твинка обратно. Маленького, скромного. Как я. И снова будешь моим гильдлидом. Правда, я заебись придумал?

Весна молча разводит ему ноги коленом. Вэй Чэнь, вообще-то, не против, очень даже “за”, но вопрос с твинком хотелось бы решить. А еще что-то сделать с тем, как кроет, когда ладонь Весны ложится ему на грудь, скользит ниже — такая контрастно-светлая, длинная, с красивыми пальцами. Пиздец какой-то, так и инфаркт можно заработать от избытка эстетизма в организме.

— Хорошо, — наконец, говорит Весна. К этому моменту Вэй Чэнь перестает что-то соображать вообще, потому что Весна неторопливо водит подушечками пальцев по промежности, касается невесомо, и даже вот не скажешь, что только недавно впечатал в стену. От его прикосновений дыхание срывается окончательно, Вэй Чэнь ведется на ритм Весны — смотрит, кайфует, подается за руками, молча тянется под подушку за смазкой и отдает в ответ на жест.

А Весна рассматривает Вэй Чэня, который вдруг соображает, что охуеть как повелся на Весну еще давно, раз полез к незнакомому длинному мужику с поцелуями наперевес. Осознание ебашит его по голове. Не очень вовремя, потому что как раз в этот момент Весна справляется с крышкой на смазке, плещет на пальцы и толкается внутрь — сразу двумя, без церемоний.

— Что хорошо? — туповато интересуется Вэй Чэнь, отдышавшись немного. Жарко. Так, что он требовательно выгибается, насаживается на пальцы сам, цепляет Весну за плечо, сжимая светлую кожу и глядя, как на ней остаются следы. Его кроет жадностью. Такой, что никакими редкими материалами не заглушить, потому что вот — самый охуенный уникальный материал, дикий босс и пиздец какой бесящий мужик. Все, как нужно Вэй Чэню.

Весна подается назад, как только Вэй Чэнь слегка расслабляется. Ну что за манера вообще, не отвечать на вопросы? Вместо этого Весна подталкивает Вэй Чэня, заставляя перевернуться, подняться на локти и колени, и целует в затылок. Жалко, зеркала нет, Вэй Чэнь бы посмотрел. Не на собственную волосатую задницу, конечно, на Весну. Так он смотрит на ладонь Весны рядом со своей, а потом будто случайно накрывает сверху.

— Я приму обратно в гильдию твоего маленького скромного твинка при двух условиях, — Весна вздыхает, трется щекой между лопаток Вэй Чэня, а потом приподнимается. Сжимает ягодицы, разводит в стороны, и Вэй Чэня колотит от удовольствия, настолько острого, что мозги, кажется, сейчас перегорят и он согласится на любые условия Весны. Так не пойдет, надо сосредоточиться, но он не может. И не хочет. И вообще потом переиграет, если что, потому что от прикосновений к расщелине Вэй Чэня трясет, а когда Весна добавляет смазки и медленно обводит пальцами вход — Вэй Чэнь вообще переходит на стоны и ругательства.

— Какие, блядь, условия еще?

— Первое, — а вот голос у Весны сел. Охуенно же звучит. — Ты пользуешься этим твинком только для того, чтобы ходить со мной в данжи.

После каждого слова — пауза. Очень хорошо, потому что пока Весна медленно проталкивает внутрь головку, Вэй Чэнь с трудом воспринимает речь. Больно, хорошо, заебись как — до искр перед глазами. Так, что Вэй Чэнь сам раскачивается на коленях, расслабляется, мелко подается назад. И стонет в голос, когда Весна сжимает пальцы у него на бедрах.

— Это мы посмотрим. Кто с кем пойдет в данж. Второе?

Да, можно было и помолчать. Наверное. Напрасно Вэй Чэнь этого не сделал. Или нет — Вэй Чэнь спросит у себя это позже. Не сейчас, когда Весна решил, кажется, его если не убить, так заебать насмерть.

Вэй Чэнь думает, что когда-то ему было интересно, можно ли вывести Весну из себя. Серия экспериментов показала, что — да. Вэй Чэнь втягивает в себя воздух — только для того, чтобы хватило на стон на следующем движении Весны. Здоровый член ходит внутри быстро и сильно, Весна каждый раз рывком притягивает Вэй Чэня к себе за бедра, насаживая по самые яйца. Дышит тяжело, хрипло, и от этого звука, а еще от громких влажных шлепков, от того, как ощущается Весна, его руки, его член, от грубых сильных движений, Вэй Чэнь хочет еще. Больше, сильнее. Он сжимает мышцы, с исступленным удовольствием вслушиваясь в стон Весны, который давит ему между лопаток ладонью, заставляя уткнуться в подушку и сложенные руки, задрав задницу еще выше. От избытка ощущений хочется орать, и Вэй Чэнь не отказывает себе. Весна срывается, хаотично и жестко сжимает ягодицы, мнет. Вбивается в Вэй Чэня, стонет глухо, сквозь сжатые зубы. Наслаждение накатывает волна за волной, ширится внутри жгучим, колким электрическим облаком, всплесками — раз за разом, когда член проезжается по натертому, предельном чувствительному, растягивает края.

Вэй Чэню хватает пары движений ладони по члену. Он бы сам, но Весна отпихивает его руку и рычит без слов.

Оргазм выбивает из головы все мысли. Блаженная пустота, в которой нет ни планов, ни редких материалов, ни кубков, ни хитрожопых стратегий. Только сладкое, искрящееся удовольствие, в котором Вэй Чэнь плавится, теряя себя. И Весна, который продолжает двигаться, удерживая Вэй Чэня, заставляя извиваться и дрожать, сгорая еще раз, насухую.

А потом Весна вздрагивает и замирает, выдыхая совсем тихий короткий стон, скребет пальцами по пояснице Вэй Чэня — и внутри становится еще горячее.

— Второе условие? — напоминает Вэй Чэнь, когда Весна сгребает его, прижимая к себе под бок.

Весна моргает. Молчит, а потом отвечает растерянно:

— Забыл.

Лучшего комплимента Вэй Чэню еще не делали.

***


Они валяются в постели весь день. Задница нещадно болит, и это немного отвлекает от мысли, что Вэй Чэнь уже несколько лет как пидорас. Не то чтобы он был против. Но он слышал, что существуют какие-то там стадии принятия. Рефлексия. И много других умных слов.

Потом он смотрит на голого Весну, лежащего в его постели, — блядь, у человека не может быть член на полшестого больше, чем у Вэй Чэня — возбужденный, — и понимает, что все эти стадии он перемахнул нахуй разом, едва увидел его впервые. Весну, конечно, а не член. Но в задницу его — больше никогда.

Запоздалое оглушение кружит голову. Вэй Чэнь курит, скрестив ноги по-турецки, и бездумно перебирает волнистые пряди. Весна выдыхает, переворачивается на спину и потягивается. Сейчас, лежа, он не кажется высоким. Все дело в этих бесконечных ногах и крепкой жопе.

— И что дальше, — говорит Весна.

Вэй Чэнь делает последнюю затяжку, перегибается через Весну, туша окурок в пепельнице. Сильные жесткие пальцы мнут ему яички, и Вэй Чэнь замирает в нелепом положении — ни туда, ни сюда. А у Весны встает. Устрашающее, блядь, зрелище.

— Дальше я собираюсь стать чемпионом.

— Ты мог бы помочь “Синему дождю”.

— “Синий дождь” давно в прошлом.

— Мне-то не ври.

— Я не… Да иди нахуй, это другое. Вы уже большие.

Вэй Чэнь подтягивает ногу поудобнее, морщится, когда в заднице отдается тупая боль, чешет яйца. Он крутит незажженную сигарету в пальцах, но больше ничего объяснять не приходится — Весна все понимает. Он должен был это сказать, Вэй Чэнь должен был отказаться.

— Этот старший будет наебывать конкурентов по мере своих скромных сил, — говорит Вэй Чэнь, и Весна кивает.

— Я буду начеку, — говорит он, и Вэй Чэнь вдруг успокаивается. Его гильдия давно в надежных руках, так какого хера.

У Весны по-прежнему крепко стоит, и это отвлекает. Вэй Чэнь переводит дыхание, понимая, что тоже заводится. А потом Весна рывком поднимается, заваливает Вэй Чэня набок, и тот может только сдавленно материться, когда скользкие пальцы лезут ему в жопу.

Он считал, что больше не подпустит Весну к своей заднице? Ну что же, и этому старшему случается ошибаться. Потому что прямо сейчас он готов подмахивать, потеряв всякий стыд. А Весна, тяжело дыша в затылок, вставляет ему в растянутый зад.

Твердый как палка, здоровенный член входит сразу же, до конца, и Вэй Чэнь сглатывает, сжимает зубы, пережидая первую тупую боль. За ней катится вторая, жаркая и острая, и Вэй Чэнь торопливо дышит ртом, смаргивая слезы. А Весна, перехватив его поперек груди одной рукой, второй упирается в кровать и начинает ему засаживать. Да так, что кажется — до самых гланд.

Вэй Чэнь болтается в его руках, словно тряпка, боль становится все сильнее, но терпеть ее почему-то легче. Очередной толчок задевает простату, и Вэй Чэня ломает в приступе удовольствия. Он утыкается лицом в скрещенные перед собой руки, поднимает зад повыше — и начинает подмахивать, толкаясь навстречу таранящему его члену.

Весна матерится сквозь зубы, голос срывается, и Вэй Чэнь сжимается вокруг члена, его кроет, он насаживается сильнее, и Весна, взревев, кончает так сильно, что Вэй Чэня уносит следом от одного ощущения пульсирующего члена в заднице.

— Блядь, — говорит Весна, и Вэй Чэнь согласно стонет. Он чувствует себя так, как будто по нему прошелся пятитонный грузовик и довел его до оргазма, то есть — охуенно.

— Я бы на тебе женился, — говорит Вэй Чэнь, отдышавшись, снова лезет через Весну, но тот подает ему сигареты и зажигалку.

Молчание тянется, как сигарета, которую Вэй Чэнь курит. В окно заглядывает солнце, оглушительно орут воробьи.

— Я бы согласился, — отвечает наконец Весна, и Вэй Чэнь понимает, что не дышал, пока ждал ответа.

А потом Весна целует его. Жизнь — это охуенно. А когда рядом тот, с кем эту жизнь хочется разделить — так и вообще заебись.

Январь 2019
karmina2021.10.08 07:04
Просто охрененно, первый раз мне захотелось закурить после второй главы, а второй - вот сейчас, в финале, хотя я давно уже не курю. Спасибо за это бесконечное удовольствие - жить в мире, где Аватар Короля продолжается.
Puhospinka2021.10.08 18:32
karmina, авввв, спасибо большое ♥
Нам самим было интересно написать историю вдоль канона и внутри канона, прикинуть, как оно могло бы быть ))
цитировать