автор: Astrarta_O.o

"Паргелий" - сделаем вам приятно! (Не)Дорого, быстро, качественно!

номинация: РПС 3-15К
тип работы: текст
количество слов: 7107
саммари: Да, конечно же, в этой жизни за 500 юаней Ван Ибо еще не дрочил.
Ладно, по факту это будет "секс с очень качественной голограммой, которую вы не отличите от настоящего человека".
Друзья не то чтобы посоветовали ему обратиться за помощью, они буквально выпихнули его из общежития, погоняя самыми разными угрозами. У Ван Ибо просто не было другого выбора, ясно?

Компания «Паргелий» призывно мигала красными огнями, подсвечивая свою вывеску и заманивая прохожих. Прохожим Ван Ибо не был, но в эту сомнительную контору пойти должен был. Ребята не только его выгнали из комнаты, но и записали на сеанс, более того, оплатив прием ЕГО же кредитной карточкой.

Ван Ибо до конца семестра пообещал себе не угощать их обедами и перестать менять воду в кулере.

Да, у него проблема, но давайте будем честны, кто из студентов хоть раз не дрочил на старшего гэгэ? Ладно, Ван Ибо дрочил не один-единственный раз, а пару-тройку… сотен раз. Да, его несколько (десятков) раз ловили на этом самом соседи по комнате, но что тут такого? Они же все парни!

Правда, дрочил Ван Ибо тоже на парня…

В общем, это была совсем не та проблема, которая стоила бы целых 500 юаней за сеанс в тупой конторе «Паргелий». Ван Ибо даже не знал, что с его проблемой-которая-вовсе-не-проблема вообще можно было что-то сделать и хорошо, если это будет не кодирование. Интересно, а вообще можно было закодировать человека от мастурбации?

Ван Ибо зло посмотрел на глупую вывеску с глупым названием, мысленно матеря весь мир вокруг, а потом все же вошел внутрь, потому что 500 юаней на дороге не валялись и обратно на карточку вернуться не могли.

— Добро пожаловать в «Паргелий»! — тут же с порога встретила его симпатичная девушка-администратор и Ван Ибо не успел опомниться, как заполнил с ней подробную анкету на себя.

Настолько подробную, что там даже были вопросы про его группу крови, цвет трусов и любимый ароматизатор в смазке.

Слава всем богам, что отвечая ей на вопросы, он умудрился остаться с абсолютно спокойным выражением лица, разве что уши покраснели на вопросе, что он представляет, когда мастурбирует.

Как будто это могло быть что-то нормальное! Серьезно, он же стоял на пороге их конторы!

В итоге после расспроса похлеще, чем в местном отделении полиции (вы этого не слышали), Ван Ибо провели в небольшую абсолютно белую комнату с очень мягкой кроватью, небольшой софой в углу и, всучив в руки банку смазки с тем самым любимым ароматом, пожелали хорошего времяпровождения.

Ван Ибо сглотнул, послушно забрал баночку и неловко улыбнулся.

Хэй, девушка, клиентский сервис — это конечно хорошо, но разве вы не знали, что здесь сейчас будет проходить?! Пожелание «хорошего времяпровождения» — звучало немного так себе.

В итоге Ван Ибо смог расслабиться, только когда остался в этой странной комнате один. Смазку он сразу же кинул на кровать, сам проверил ее на упругость и, оставшись довольным явно дорогим матрасом, сел в самый угол софы, устало откидываясь головой на спинку.

Да, конечно же, в этой жизни за 500 юаней он еще не дрочил.

Ладно, по факту это будет «секс с очень качественной голограммой, которую вы не отличите от настоящего человека». Звучало немного крипово, но учитывая, что это был медицинский центр по борьбе с неконтролируемой мастурбацией…

«Как только ты в живую осуществишь с ним все свои фантазии — тебя отпустит и мы наконец сможем спокойно поспать. Так что иди-ка ты, Ван Ибо, трахать голограмму, а мы пока проветрим комнату».

Сволочи.

И Чжо Чэн — главная сволочь, потому что пин-код от карты знал только он!

Ван Ибо постучал пальцами по подлокотнику, отсчитывая секунды, пока не появится голограмма. Как это случится, ему кстати не рассказали. Так что лучше бы эта милая девушка не улыбалась ему все время, а четко сказала, как и что будет проходить.

Хотя.

Ван Ибо вспомнил, как в каком-то помешательстве рассказал ей самые-самые потайные желания, на которые даже он сам не решался дрочить и в ужасе передернул плечами. Вот уж правда — бес попутал. Или она какой-то газ правды успела на него расплылить? Мало ли что уже успели тайно изобрести, не оповестив об этом граждан страны. Раз уж голограммы для такого дела научились создавать.

— Тут кто-то есть? — дверь в комнату снова открылась и показалась голова Сяо Чжаня. — Ван Ибо?

— Гэгэ?

Ван Ибо сглотнул и во все глаза на него уставился. Нет, в рекламе конечно говорилось, что голограмма будет неотличима от настоящего человека, но он все-таки думал, что сможет с первого взгляда понять, что это она. Просвечитываться человек там будет, или подвисать — не важно. Но это явно не будет…

— Ван Ибо?

Ван Ибо чуть дергано, как будто это именно он здесь был голограммой, подошел к двери и схватил Сяо Чжаня за руку. Холодная. Очень холодная, не то что привычная, почти обжигающая ладонь гэгэ.

Это немного отрезвляло, но не настолько, чтобы все прекратить, развернуться и уйти обратно в общагу с ничем. Окей, он начал понимать, почему один сеанс стоил так дорого. И почему это вообще пользовалось спросом.

И может, всего лишь может быть, эта терапия ему поможет? Не то чтобы у него была реально проблема, но! Стоящая прямо рядом с ним копия Сяо Чжаня наводила на самые-самые разные мысли. И все до единой — неприличные.

Правда, сможет ли он после сегодняшнего дня посмотреть в глаза настоящему гэгэ — другой вопрос, о котором явно сейчас лучше было не думать.

— Заходи, — более низким, чем обычно голосом позвал его Ван Ибо и буквально затащил в комнату, закрывая дверь.

В конце концов он уже заплатил за это деньги.

Сяо Чжань кинул взгляд на огромную белую кровать с лежащей поверх покрывала бутылкой смазки и выдохнул.

— Почти как настоящий, — с сияющими глазами, озвучил тем временем свои мысли Ван Ибо, осторожно прикасаясь пальцами к его лицу.

В реальности он бы никогда не осмелился себя так вести. Да, он конечно задалбывал гэгэ, как только мог, вот только тот всегда держал с ним дистанцию. Обедать вместе — да, помогать с домашкой — тоже да, получать тумаки за тупые шутки — да, даже иногда вместе ходить на спортивную площадку — пожалуйста, но обниматься? Вот так запросто прикасаться к чужому лицу и не чувствовать из-за этого страха?

Такого не было.

— Если бы не холод, — продолжил Ван Ибо, опускаясь пальцами к чужим губами и слегка на них надавливая.

— Да ладно, — закатил глаза Сяо Чжань и мягко отвел его руку от себя. — Ты хочешь…

— Тебя, — кивнул Ван Ибо, не дав ему договорить и впервые ощущая присутствие совести. Возможно, всему виной была слишком реалистичная голограма. Действительно, будто рядом с гэгэ стоял.

— И что ты хочешь? — обреченно вздохнул Сяо Чжань, на этот раз спокойно давая к себе прикоснуться.

Ван Ибо с какой-то немного сумасшедшей улыбкой не отводил пальцы и взгляд от его губ. От такой дразнящей родинки. О, он много чего хотел бы сделать с Сяо Чжанем, но правда была в том, что он не был повернутым на сексе парнем. Он был повернут на Сяо Чжане — а это совсем другое.

Пусть он и пришел сюда, пусть заплатил (хоть и вынужденно) 500 юаней за сеанс, но он не мог так легко взять и переспать с голограммой. В нем еще теплилась надежда, что однажды он сделает это с настоящим Сяо Чжанем и не хотелось бы, чтобы их первый раз в памяти Ван Ибо был немного… ненастоящим.

— Можно я просто…

Это было глупо спрашивать разрешения у голограммы, у простого набора данных из анкеты, но Ван Ибо спрашивал. Возможно, все же у него с головой было не все в порядке.

— Можно я просто побуду с тобой?

Ван Ибо застенчиво улыбнулся и, схватив голограмму покрепче за руку, потащил к кровати, заползая на нее и туда же затягивая Сяо Чжаня. Особо, правда, затаскивать того не пришлось, потому что он сам послушно последовал за ним, садясь рядом и даже неуверенно приобнимая за плечи.

— Так?

— Ммм, — довольно протянул Ван Ибо, утыкаясь ему в шею носом, а руками обнимая за талию. Настоящему Сяо Чжаню наверняка такая поза показалась бы неудобной — Ван Ибо наверняка слишком сильно его сжимал и щекотно выдыхал на шею, но сейчас это было не важно.

— И все?

— Ммм, — потерся носом о него Ван Ибо, как ни странно вдыхая такой знакомый запах гэгэ.

Ладно, если не лукавить и не врать хотя бы себе, то была у него одна идея, одна мысль, мечта — называйте это как хотите, чем бы можно было сейчас заняться. За 500 юаней-то. Но помогло бы это?

— Отсоси мне.

О небесные силы, как хорошо, что это все было не по-настоящему, иначе Ван Ибо никогда не смог бы признаться в подобном!

— Ммм, — на этот раз протянул Сяо Чжань, отпуская его, а затем заглядывая в глаза.

— Ты хочешь этого от меня?

— Да, — Ван Ибо даже головой закивал. Конечно он хотел этого от Сяо Чжаня, от кого же еще?!

— Хорошо.

Сяо Чжань медленно сполз по постели ниже, не переставая заглядывать ему в глаза. Вот только Ван Ибо и без того не мог отвести от него взгляд, как завороженный наблюдая за чужими ловкими пальцами, которые совсем капельку подрагивали, пока расстегивали его пояс. Пока боролись с тугой кнопкой на джинсах, пока тянули молнию вниз.

— Поможешь?

Сяо Чжань посмотрел ему на пах и Ван Ибо послушно приподнял бедра, помогая стянуть с себя джинсы вместе с трусами. Тут же по телу полоснуло холодом и он нервно схватил Сяо Чжаня за руку.

— Если ты не хочешь…

Господи, как будто запрограммированная на исполнение всех его желаний голограмма могла НЕ хотеть ему отсосать.

Сяо Чжань ничего на это не ответил и убрал руку со своего запястья, молча опускаясь к чужому паху и медленно облизывая еще не вставший член.

— Ой божечки, — только и успел простонать Ван Ибо, прежде чем отвернуться в сторону, зажмуриваясь и прикусывая зубами губу, чтобы случайно позорно не закричать.

Сяо Чжань, как и подобает приличной голограмме, неприлично хихикнул и полностью взял его член в рот. Такого уже Ван Ибо вынести не мог и повернулся обратно, смотря на чужую макушку и ощущая вполне реальный, теплый и влажный рот с юрким языком, который то и дело надавливал ему на уздечку.

— Гэгэ, — как завороженный произнес он, чувствуя, как быстро у него встает во рту у Сяо Чжаня, отчего все ощущения начали в разы усиливаться.

— Ммм, — промычал тот в ответ, не отвлекаясь от своего дела и продолжая с легкостью сосать, заглатывая до самого конца.

Ван Ибо не был уверен, мог ли так сделать настоящий Сяо Чжань, но конкретно этот проделывал с необычайной легкостью и усердием. Все мысли о том, чтобы вести себя прилично и не переходить границу исчезали с завидной скоростью и каждым новым непристойным хлюпом от Сяо Чжаня.

Ван Ибо чуть дрожащей рукой погладил того по голове, а после зарылся пальцами в волосы, чуть сжимая их и ощущая легкую влагу на поджавшихся яичках. Это действительно была мечта, которая вот прям сейчас, на его глазах осуществлялась.

Гэгэ, лежащий с ним в одной постели и с таким старанием отсасывающий ему, вот только…

Ван Ибо чуть потянул за волосы, заставляя Сяо Чжаня поднять голову с недоуменным выражением лица.

— Я, — Ван Ибо тяжело сглотнул и посмотрел на собственную головку, блестящую от слюны и гордо упирающуюся в губы гэгэ, — я хочу, чтобы ты разделся.

Максимум, что видел до этого Ван Ибо — Сяо Чжань в баскетбольной майке и шортах. Крепкие ноги, соблазнительные ключицы — все это было прекрасно, как и два соска, из-за летающей майки, которые он мельком заметил в игре. После чего, закономерно, застыл на месте и получил мячом по голове. Но теперь у него был шанс увидеть все-все-все!

— Станцевать стриптиз? — Сяо Чжань удивленно наклонил голову вбок и прикусил нерешительно губу.

Ван Ибо покачал головой и хрипло выдохнул:

— Просто разденься.

— О, — просветлел Сяо Чжань и лукаво улыбнулся. — Ты хочешь увидеть голого гэгэ?

При этом он начал расстегивать пуговицы на рубашке, не слишком спеша, но и не медля до трясучки.

Ван Ибо в это время схватил себя за член, с которого уже начала капать смазка и чуть сильнее сжал у самого основания. Стриптиз или не стриптиз, а вид гэгэ, который хитро улыбался и раздевался для него — мог довести не только до ручки, но и до чего похуже. А Ван Ибо не хотел так быстро заканчивать.

— И как давно ты об этом мечтаешь? Год? Два? — Сяо Чжань плавно повел плечами, позволяя уже расстегнутой рубашке упасть до локтей. Перед Ван Ибо в зоне досягаемости показались белые плечи, ключицы и затвердевшие темные соски. Он сглотнул, сильнее сжимая основание и даже не пытаясь подрочить. Теперь, когда он видел его так близко, так и хотелось прикоснуться к нему языком.

— Ты уже тогда начал дрочить? — Сяо Чжань окончательно снял рубашку и откинул ее куда-то в сторону, а затем встал на колени, хватаясь за свою пряжку ремня и расстегивая. — А что ты представлял? Как я тебе отсасываю где-то за корпусом университета? Как раздеваюсь для тебя, прося прикоснуться к себе?

— А ты хочешь, чтобы я прикоснулся?

Сяо Чжань застыл с недоконца расстегнутыми джинсами и мягко улыбнулся.

— Сегодня мы говорим о том, что хочешь ты.

Ван Ибо замолчал и продолжил глупо смотреть на неподвижного Сяо Чжаня.

— Хочу тебе отсосать. И за кампусом, и в парке рядом, и у себя в комнате. А еще облизать всего — начиная с ног и заканчивая этой родинкой под губой. Хочу попробовать тебя, хочу раскрыть языком и вылизывать, сжимая ягодицы в руках до тех пор, пока ты не сдашься и не попросишь больше, пока не станешь умолять, чтобы я вставил тебе. А еще хочу закрыть тебе глаза, привязать за руки к кровати и самому сесть на твой член. Хочу объездить, держась только за твою грудь, царапая ногтями по соскам и запоминая каждый вздох, каждый стон и…

Договорить ему не дал Сяо Чжань, который наклонился вперед и просто заткнул его своими губами. Чуть прохладными, с легким ментоловым привкусом.

— Заткнись, — прошипел он, на что Ван Ибо только хмыкнул и потянулся за добавкой. Пусть это был обман и иллюзия, но такой реальный, что не поддаться до конца уже не получалось. Совсем.

— Поцелуй меня, — попросил Ван Ибо, когда Сяо Чжань чуть отодвинулся, снова и снова позволяя только мазать губами по подбородку, по щеке, по краешку губ, задевая нос.

— Поцелуй, — уже чуть зло потребовал Ван Ибо, хватая его зубами за нос и довольно замирая.

Сяо Чжань же глупо свел глаза в кучу, пытаясь рассмотреть, что случилось.

— Отпусти.

Ван Ибо из вредности кончиком языка прошелся по коже во рту и резко выдохнул, отпуская гэгэ на свободу, стоило тому крепко схватить его за член, пальцем надавливая на головку.

— Хороший диди, — рассмеялся Сяо Чжань и, увидев расстроенного Ван Ибо, добавил:

— А хорошие мальчики получают награду, верно?

Ван Ибо не знал, все ли голограммы были такими бесконечно болтливыми, или только ему достался немного неправильный гэгэ, но целовался с языком он просто крышесносно. Так увлекательно, что он не успел заметить, когда с него стащили рубашку, и когда Сяо Чжань успел снять собственные джинсы. Вместе с трусами.

О да. Это был ключевой момент, потому что пришел в себя Ван Ибо, только когда почувствовал под ладонями чужие ягодицы и вцепился в них пальцами.

— Так что ты там хотел? — Сяо Чжань отпустил его опухшие и блестящие губы, вместо этого присасываясь к шее с легким урчанием.

Ван Ибо не думал, что ему могут оставить засосы вот так, но если честно, он вообще ни о чем не мог думать в этот момент. Сяо Чжань прижимался к нему всеми частями телами, он его обнимал, гладил, целовал и у Ван Ибо от этого осознания звездочки летали перед глазами, и руки начинали жить своей жизнью, трогая все, до чего можно было дотянуться.

— Гэгэ, — всхлипнул он, когда Сяо Чжань особенно болезненно укусил его в плечо, за что Ван Ибо за талию прижал его к себе, надавливая так на собственный член. Возбуждение от всего этого, даже от боли, только увеличилось и, кажется, в ближайшие пару лет спадать не собиралось.

— Что ты хочешь дальше? — низко прошептал Сяо Чжань ему на ухо, играясь языком с мочкой уха. — Что мне сделать? Растянуть себя для тебя? Снова взять в рот?

— Гэгэ, — Ван Ибо шумно вдохнул побольше горячего воздуха и потянулся за очередным поцелуем. Он не хотел сейчас ничего решать, потому что хотел всего и сразу. Он хотел быть в Сяо Чжане, хотел чтобы тот был в нем и если бы можно было клонировать гэгэ — это стало бы идеальным выходом из возникшей ситуации!

Почему у него был только один шанс, почему он не подумал рассказать о тройничке?

— Какой ты ненасытный, — казалось бы прочитал чужие мысли Сяо Чжань и завел руку за спину, чтобы схватить его за ладонь и провести ею по расщелине между ягодицами. — Хочешь сюда?

Под пальцами Ван Ибо сжималось маленькое, еще сухое кольцо мышц и он на пробу чуть надавил, погладил, снова надавил, а когда гэгэ над ним издал легкий стон, почувствовал себя уверенней. Вот только совсем не пальцами хотелось там все трогать.

— Гэгэ?

Сяо Чжань открыл глаза, смотря на него такими блестящими глазами, что Ван Ибо впервые за вечер набрался смелости и в одно движение поменял их местами.

— Я хочу тебя, — уверенно заявил он и, не давая ни себе, ни ему передумать, спустился вниз и почти благоговейно уткнулся носом в чужой пах, вдыхая запах откровенно близко рядом со вставшим членом.

— Ты такой прекрасный, — да, вот что-что, а член у Сяо Чжаня был такой же невероятный, как и он сам. Идеальный.

Чуть толще обычного, чуть длиннее, чем у других, с яркой красной головкой, с небольшой каплей смазки. Конечно же Ван Ибо не сдержался, слизывая ее и чувствуя на кончике языка чуть солоноватый вкус.

— Ты даже на вкус идеальный, — продолжил он выдавать свои мысли, пока одна его рука начала поглаживать бок гэгэ, а другая провела по внутренней части бедра. — Там ты тоже вкусный, да?

Сяо Чжань судорожно вздохнул и приподнял бедра, вот только Ван Ибо этого было мало. Он перевернул его на живот, а после приподнял за ягодицы, заставляя встать в коленно-локтевую позу. Потому что только так у него был полный доступ.

— Приятного мне аппетита, — усмехнулся Ван Ибо утыкаясь носом в ложбинку между половинками и чувствуя, как вздрогнул Сяо Чжань.

— Ужасная шутка, ты всю атмосферу разрушил.

— Зато ты именно такой, как я себе представлял, — прикрыл глаза Ван Ибо, выводя языком на его коже бессмысленные узоры и все ближе приближаясь к чуть сжимающемуся входу. Чтобы это было легче сделать, он обе ладони опустил на ягодицы, чуть разводя их в сторону, и наконец прикоснулся языком.

Ван Ибо не знал, в какой момент времени, после чего у него заела эта мысль, но он действительно хотел сделать своему гэгэ приятно именно так. Вылизывая его, проникая кончиком языка внутрь, растягивая и смазывая собственной слюной, которая уже через пару минут стекала на мошонку Сяо Чжаня, наверняка холодя и добавляя ощущений. Хотя, судя по стонам, раздававшимся сверху, горячо здесь было не только Ван Ибо, который отстранился чтобы вдохнуть воздуха, после чего медленно ввел один палец внутрь. Спина Сяо Чжаня тут же напряглась, мышцы затвердели и он медленно вытащил палец обратно.

— Гэгэ?

Он же не сделал ему больно, верно?

— Ван Ибо…

Голос у Сяо Чжаня был хриплый, низкий, едва слышимый и от такого тембра мурашки пробежали по рукам.

— Да?

— Иди ко мне.

Сяо Чжань перевернулся обратно на спину и потянул к нему руки, приглашая в свои объятия. Ван Ибо, как завороженный, послушно поднялся и лег на него сверху, чувствуя крепкие объятия и ноги, уже сжимающие его бока.

— Войди в меня.

— Гэгэ, но…

Сяо Чжань уверенно посмотрел ему в глаза, не моргая.

— Войди. В. Меня.

Он не мог ему сопротивляться. Ни раньше, ни сейчас. Особенно когда Сяо Чжань вот так заглядывал ему в самую душу и чего греха таить, он и сам тоже этого хотел, как никогда.

— Прости, — едва слышно прошептал Ван Ибо, после чего поправил свой член, направляя его в Сяо Чжаня. Он же голограмма, ему не будет больно без нормальной растяжки, верно?

— Просто вставь его.

Ван Ибо надавил головкой на вход и без проблем вошел внутрь, ощущая горячие, очень тесные стенки.

— Хороший мальчик, — прошептал Сяо Чжань и поцеловал его в плечо. — А теперь двигайся.

Как будто именно его тут заказали как голограмму для развлечений, а не впустили хозяином положения. Но Ван Ибо не жаловался, потому что все что хотел гэгэ — он был готов ему дать и даже больше.

Очень стараясь не кончить раньше времени от переполняющих эмоций, он крепко сжал губы и на пробу толкнулся, упираясь лбом в плечо Сяо Чжаня.

О Божечки, как же это было охренительно узко, жарко, и просто непозволительно затягивающе. Ван Ибо плавно потянул бедра назад, а затем вперед, чувствуя ласкающие пальцы у себя на ребрах, на лопатках и полностью растворяясь в происходящем.

— Быстрее, — выдохнул на ухо Сяо Чжань, сильнее прижимая его к себе и шире расставляя ноги на кровати, подмахивая бедрами, — быстрее!

— Гэгэ, — Ван Ибо уткнулся губами ему в голое плечо, скользя ими по покрывшейся испарине коже и чувствуя приближающийся оргазм. Он никогда так быстро не кончал, но рядом с ним никогда и не было Сяо Чжаня!

Он никогда не был в нем.

— Я… сейчас, — Ван Ибо откинул голову, желая посмотреть в глаза гэгэ и в этот момент Сяо Чжань потянулся к нему.

— Ван Ибо…

Настигший внезапно оргазм от шепота гэгэ был ярким до звездочек перед глазами и заложенных ушей, вот только чужие губы на собственной шее перекрывали все. Ван Ибо вцепился пальцами в прическу Сяо Чжаня, прижимая его к себе и медленно теряя сознание.

***
Ван Ибо действительно не знал, как смотреть в глаза его доброму, милому и невинному гэгэ. Гэгэ, который стоял перед входом в общежитие и что-то проверял на своем телефоне. В то время как только вчера Ван Ибо потерял сознание от секса с его голограммой. В голове тут же всплыли картинки как Сяо Чжань лежал у него между ног и отсасывал, как он сам раздвигал ягодицы гэгэ и с удовольствием вылизывал ему вход, как внутри потом было тесно, жарко и…

— Хэй, не стой столбом, — задел его плечом выходящий из общежития парень и невольно привлек внимание Сяо Чжаня. Тот поднял голову от телефона и посмотрел прямо на них, расплываясь в какой-то очень довольной улыбке. Ван Ибо тяжело сглотнул, потому что улыбка была слишком уж довольной и, не видя больше смысла скрываться (хотя очень хотелось сбежать обратно в комнату!), спустился по ступенькам вниз, останавливаясь в паре шагов.

— Кого ждешь? Меня?

Сяо Чжань никогда не ждал и не приходил к нему. Он мог заглянуть к Чжо Чэну обсудить что-то по учебе, мог подождать Юй Биня, чтобы вместе поужинать, но никогда ничего такого не делал ради Ван Ибо. Тот давно к этому привык, именно поэтому было так странно видеть Сяо Чжаня здесь и сейчас с такой улыбкой. Эй, обычно это именно он ходил хвостиком за гэгэ!

Пытаясь прийти в себя, Ван Ибо, как обычно наклонился вперед, вторгаясь в его интимную зону и стараясь заглянуть в глаза. Обычно Сяо Чжань уходил от его взгляда, отклоняясь назад и неловко шутя о какой-то небылице. Ван Ибо это всегда задевало и он надеялся, что в этот раз будет так же и он наконец забудет вчерашний день и вернется на грешную землю, где его жестоко зафрендзонили, но…

Но Сяо Чжань заглядывал ему в глаза и даже наклонился чуть вперед, еще сильнее сокращая между ними расстояние. Если потянуться еще совсем чуть-чуть — можно было бы поцеловать глупого гэгэ.

— Ты что, забыл? — Сяо Чжань продолжил внимательно на него смотреть. — Мы же договорились вместе пойти в библиотеку.

Ван Ибо первым отодвинулся назад и шумно вздохнул. Никакой библиотеки он не помнил в упор, а все, что касается гэгэ он обычно знал лучше, чем дату собственного рождения!

Вот только после вчерашних приключений он вполне мог поехать головой от счастья и что-то забыть. И вообще это было на него похоже — напроситься куда-то пойти с гэгэ, где ему триста лет ничего не нужно было, но куда собирался Сяо Чжань и это все решало. В этот раз было так же?

— Хорошо, пошли, — кивнул Ван Ибо, поправляя рюкзак за спиной и очень надеясь, что его организм сможет пережить отсутствие завтрака, за которым он вообще-то и вышел в такую рань в воскресенье.

— Идем-идем, — схватил его за локоть Сяо Чжань и потащил в сторону библиотеки, продолжая улыбаться так, будто ему с утра пришел чек на миллион юаней.

Ван Ибо снова сглотнул и позволил себя отвести в еще полупустое здание и даже не сопротивлялся, когда гэгэ привел его в самый дальний, пыльный и неинтересный угол, с небольшим столиком и двумя стульями. Обычно сюда садились от безысходности, потому что все другие места были заняты. Мало того, что сюда не доставали солнечные лучи, так еще и вай-фай работал с перебоями, а вокруг стояли стеллажи с книгами по истории механики, которые никто никогда не читал. Ни разу.

Если бы Ван Ибо хотел пообниматься с гэгэ и потискать его в общественном месте, он именно сюда его и затащил бы, вот только сейчас он был тем, кого насильно посадили за единственный чуть кривой столик.

— Я сейчас вернусь, — сверкнул глазами Сяо Чжань и скрылся среди стеллажей. Ван Ибо даже не успел ничего сказать ему вслед, только выдохнул, мгновенно ссутулясь на стуле и снимая рюкзак. Это явно было необычное утро и следовало бы узнать, что случилось с гэгэ. Точно, как только он вернется, Ван Ибо не отстанет от него, пока тот не признается, что же случилось. А пока у него было время, чтобы найти какой-то блокнот в рюкзаке, который можно будет выдать за лекционную тетрадь и заодно проверить, не завалялась ли у него хоть печенька или что-то, что можно будет сгрызть до возвращения гэгэ.

***
Сяо Чжань придержал за талию сползающее по стеллажу тело и аккуратно уложил девушку на пол в проходе. А затем осторожно вытер рот от крови и поморщился, желая прополоскать его как можно быстрее. Кислое чувство охватило весь язык и казалось, что он кошачий туалет облизал, а не попробовал кровь сокурсницы. Если Чжо Чэн узнает, что он побрезговал закончить трапезу — засмеет на ближайшие триста лет.

Но Сяо Чжань мог позволить себе такую роскошь — укусить и сделать единственный глоток, потому что по сравнению со вчерашней трапезой, эта казалась слишком протухшей. Сяо Чжань задумчиво вспомнил сладкий вкус крови Ван Ибо, его сияющие глаза и кадык, который ходуном ходил у него под пальцами, пока он придерживал его послеоргазменное тело на кровати…

Так, вот эти воспоминания уже были немного лишними.

Сяо Чжань достал из заднего карман джинс упаковку влажных салфеток и еще раз тщательно вытер губы. Не хватало только, чтобы кто-то заметил на нем кровь. После чего он спрятал все обратно в карман, запихнул использованную салфетку под стеллаж и еще раз проверил девушку. Жива, здорова, без каких либо следов на шее и явно посчитает, что упала в обморок от переутомления. Все же магия у вампиров работала безотказно.

— Так почему его кровь была такой вкусной? — сам у себя спросил Сяо Чжань и, переступив через ноги девушки, пошел обратно к Ван Ибо. Эксперимент в виде использования сокурсницы для быстрой закуски можно было считать полностью проваленным.

А кушать ведь хотелось! И ведь он только вчера поужинал, но стоило ему увидеть с утра несносного диди, как клыки снова зачесались от желания вонзиться тому в горло. Зачесались, если честно не только клыки, но другое желание Сяо Чжань списывал на то, что у него это был первый партнер за сколько времени? Лет семьдесят? Двести? Сяо Чжань даже посчитать не мог, как и вообще вспомнить своего последнего партнера.

Ладно, ему вчера действительно повезло в вампирской донорской компании Чжо Чэня наткнуться на комнату, в которой был Ван Ибо, который по чистой случайности заказал именно его образ для голограммы. Голограмм, конечно же, никто не делал, зато все исполняли вампиры, которые наводили на себя морок и сначала трахались с клиентами, а затем во время оргазма последних незаметно забирали у них немного крови для пропитания. Сяо Чжань вчера тоже рассчитывал как обычно прийти в комнату с донором, усыпить его с порога и вкусно поужинать, привычно пропуская часть с постелью, но черт его дернул перепутать комнаты. Хотя, в какой-то мере это можно было назвать удачей, что он зашел туда, где был Ван Ибо, который заказал именно его образ для голограммы. И то, что он действительно принял его за таковую.

А вот то, что произошло дальше не иначе как помешательством, Сяо Чжань назвать не мог. Он знал про заигрывания Ван Ибо, видел их каждый день, вот только вчера впервые не смог сопротивляться. Точнее даже не захотел. Было ли это из-за того, что Ван Ибо его не смущался и более смело себя вел, не боясь переступить невидимую черту? Или потому что он заглядывал в глаза с такой преданностью? Потому что, не смотря на то, что считал голограммой — все равно спрашивал его мнение?

Сяо Чжань остановился посреди коридора и сжал пальцами переносицу, пытаясь выкинуть из головы тихие стоны и хриплое дыхание диди, пока он ему отсасывал.

И кстати, от еще одного раунда с минетом он сейчас не отказался бы. Как и от еще одной порции сладкой крови, потому что ничего вкуснее в этой жизни он не пробовал.

Ладно, вчерашний день все же можно было назвать самым счастливым днем в жизни Сяо Чжаня. Во-первых, он с удовольствием переспал с Ван Ибо и повторил бы это еще не один раз. Во-вторых, он нашел своего идеального донора, которого осталось только привязать к себе. И в-третьих, он спас диди от того, чтобы какой-то вампир под личиной Сяо Чжаня вначале трахнул бы его, а после и отсосал у него кровь. Только от этой мысли у Сяо Чжаня вставали волосы дыбом и прорезались клыки.

Ван Ибо — его сокровище, и отсасывать кровь или кое-что другое отныне ему мог только Сяо Чжань.

Осталось только понять, что такого необычного было в диди и набраться терпения, чтобы перевести их отношения на новый уровень.

***
Ван Ибо и до того был досаждающей проблемой со своими вечными ухмылками, подколами, заглядыванием в глаза и сплошным «гэгэ-гэгэ-гэгэ». Но к этому Сяо Чжань уже успел привыкнуть и даже воспринимал, как нечто само собой разумеющееся. К чему он никак не мог привыкнуть — это к тому, что стоило только начать уделять чуть больше внимания диди и тот поплыл. При чем весьма буквально.

Он постоянно залипал на его пальцах, на губах, задерживал теперь свою ладонь на его лопатках, трогал за коленки и вообще. Начал вести себя весьма и весьма раскованно.

А Сяо Чжань был не железный, Сяо Чжань давно сидел на диете! Во всех смыслах.

Мало того, что его от такого поведения Ван Ибо ответно вело и хотелось припомнить все чужие фантазии, тем более что Сяо Чжаню их единственный раз понравился. Но это еще ладно, это можно было перетерпеть, натирая мозоли на руке раз в день. Чего нельзя было терпеть — жуткий голод.

Прошла уже неделя, как Сяо Чжань в последний раз питался (Ван Ибо конечно же) и после этого… нет, капли крови в его рту были. Он старательно пытался каждый день у кого-нибудь отсосать хоть миллилитров двести, вот только одна проблема — вся кровь на вкус была протухшая! Такую не то, что глотать не хотелось, просто держать во рту было мерзко. Даже маленькая популяция кроликов, которую Сяо Чжань периодически уменьшал, в этом месяце спокойно паслась на своем пастбище за городом, счастливо размножаясь дальше. Ему всё было противно!

Всё, кроме Ван Ибо.

И именно поэтому, доведенный до отчаяния он стоял посреди ночи перед общежитием Ван Ибо и смотрел на темное окно его комнаты. Выбор у него был небольшой:

Вариант 1: Забраться по стене на пятый этаж, просочиться сквозь приоткрытое окно, усыпить всех и спокойно пососать диди.

Вариант 2: Позвонить ему, попросить срочно прийти, а затем схватить, усыпить, и за углом здания опять-таки отсосать.

При чем в каком именно смысле отсосать Сяо Чжань так до конца решить и не мог. Хотелось поесть, но от секса отказываться тоже не хотелось. Но!

Первый вариант хромал из-за соседей Ван Ибо. Вряд ли Юй Бинь или Чжо Чэн дадут себя усыпить, особенно с учетом того, что магия вампиров на других вампиров не действовала.

Второй же вариант хромал из-за самого Ван Ибо. После трапезы пришлось бы или тащить его к себе в комнату на горбу, или в его комнату, где друзья точно проснулись бы от шума и обязательно это запомнили бы. Чтобы было что припоминать ближайшие лет двадцать. Да и как потом объяснять, зачем он его звал? А если сюда добавить вариант с минетом, то все становилось еще более запутанным.

Вот так и стоял под окнами Сяо Чжань, перекатываясь с пяток на носки, раздумывая над проблемой.

Единственная более-менее разумная идея заключалась в том, чтобы пригласить Ван Ибо к себе с ночевкой. Помимо стандартной комнаты общежития, у него была еще небольшая квартира неподалеку, куда он перестал ходить месяца три, потому что было лень. Теперь же, по всей видимости, придется вернутся в родные стены, чтобы убраться и пригласить в гости на чашечку чая Ван Ибо. Осталось только придумать предлог, чтобы можно было его пригласить.

Сяо Чжань в последний раз посмотрел на темные окна и, довольный этой гениальной идей, пошел ее воплощать в жизнь. То есть убираться в квартире (посреди ночи, да!) и покупать печеньки к чаю.

***
Ван Ибо в последний раз посмотрел в зеркало и поправил итак идеально сидящую на нем рубашку. Волосы были уложены, духи — надушены, любимые джинсы с огромными дырками на бедрах и коленях, идеально обтягивали эти самые бедра.

Лифт неожиданно звякнул, открывая двери и Ван Ибо, глубоко вздохнув, вышел на нужном этаже. Самый обычный светло-серый коридор, с кучей дверей-квартир и где-то здесь был ОН. Ван Ибо сглотнул, еще раз руками потрогал прическу и, медленно подошел к квартире 57.

Если честно, приглашение гэгэ было таким же неожиданным, как и снег в Пекине летом, но какая разница, верно? Даже если бы он позвал его прятать чей-то труп, Ван Ибо был уверен — он с удовольствием побежал бы помогать. Разве что рубашку не стал бы надевать. Так что невинное приглашение на чашку чая звучало весьма невинно. Если выкинуть из головы ассоциацию с чашечкой кофе на ночь, тарелки рамена и если совсем уж не вспоминать те развлечения с голограммой.

Ван Ибо тряхнул головой и, пока в нее не пришло еще больше неподходящих мыслей, нажал на звонок. Дверь тут же открылась, будто Сяо Чжань все это время стоял за ней и ждал его.

Что, конечно же, не могло быть правдой.

— Привет, — улыбнулся Сяо Чжань, выглядя слегка нетерпеливо и, Ван Ибо только и смог, что кивнуть в ответ, во все глаза смотря на домашнего гэгэ. Нет, он и в университете не в костюмах расхаживал, но в белой мятой футболке и серых домашних штанах, с легким беспорядком на голове он его еще не видел. Так и хотелось пропустить эти пряди между пальцев, как тогда, когда он ему…

Ван Ибо и сам почувствовал, как его буквально затопило румянцем, так что быстро снял обувь и прошел за гэгэ в квартиру, все время пытаясь держать себя в руках. В буквальном смысле держать себя в руках, потому что ладонь так и тянулась к чужой голове.

— Чай? — повернулся к нему Сяо Чжань с уже привычной мягкой улыбкой и тактичной слепотой. Типо нет, он не видит никакую ладонь нависшую над ним. Привиделось. — Или кофе?

Ван Ибо резко отдернул руку к себе и неловко согласился на чай. Жаль только, что ему не убойный ромашковый с половиной стакана валерьянки нальют. Оказывается, оставшись в одном закрытом помещении все его желания как один повылезали наружу. А ведь он так старался, так держался в течении недели, позволяя себя лишь легкие прикосновения. Вообще вел себя образцово, как настоящий приличный диди и почти не вспоминал тот самый поход в «Паргелий».

Вот только сейчас, сидя на маленьком диване в единственной комнате гэгэ, где все пахло этим самым гэгэ, противные мысли-воспоминания так и лезли в голову. Например, что пахло от Сяо Чжаня тогда так же, как и сейчас, а он точно помнил, что в анкете ничего не рассказывал за запахи. Еще, конечно же, не добавляло трезвости рассудка то, что кухня здесь была совмещена с комнатой и Ван Ибо мог лицезреть подтянутые ягодицы гэгэ, его стройные ноги и движущиеся лопатки под футболкой, пока он готовил чай.

В общем, рассмотреть квартиру не получалось катастрофически и Ван Ибо не мог даже сказать, какого цвета был ковер на полу. И был ли он вообще.

— Тебе с сахаром?

— Да, — ответил Ван Ибо, прочистив горло и складывая руки перед собой в замок. Ох, как же хотелось сейчас подойти и обнять со спины. Даже кончики пальцев чесались от этого желания, вот только они еще не были на такой стадии отношений, пусть и явные улучшения наблюдались. Даже Чжо Чэн сказал, что Сяо Чжань слишком хорошо начал к нему относится. Сказал он это, правда, пытаясь поддеть и побесить, как и полагалось хорошему соседу по комнате, но Ван Ибо все равно радовался.

— Готово, — спустя пару минут подошел к нему Сяо Чжань с подносом в руках. От чашек красиво шли завихрения пара, а рядом стояла тарелка с какими-то сладостями. Лучше бы он себя предложил к чаю, ей богу!

— Спасибо, — тем не менее вежливо поблагодарил Ван Ибо и взял ближайшую к себе кружку.

Повисла тишина, пока они оба дули на свой чай и по хорошему спросить бы сейчас, зачем же его позвали, но Ван Ибо совсем этого не хотелось. Главное — что позвали!

— Ты даже не спросишь? — продолжил смотреть в свою чашку Сяо Чжань и Ван Ибо покачал головой.

— Рассказывать или нет — тебе решать.

Сяо Чжань поднял на него внимательный, почти испепеляющий взгляд, от которого захотелось сразу же сдаться и раздеться.

— Я умею ждать, гэгэ, — продолжил Ван Ибо, как ни в чем не бывало. И вовсе он не намекал на их возможные будущие отношения, неа.

— Ох, — только и смог выдавить Сяо Чжань, после чего у него дрогнула рука и весь горячий чай пролился на грудь Ван Ибо. Тот даже не успел понять, как это могло случится, ведь гэгэ сидел от него достаточно далеко, но вот ощущение горячего (хорошо, что уже не кипятка) было вполне реальным и болезненным.

— Прости-прости, — тут же оказался рядом с ним Сяо Чжань с очень виноватой моськой и чистым полотенцем, которое он уже прижимал к его рубашке.

— Сильно болит? Прости! Случайно так получилось и давай лучше снимем рубашку, вдруг у тебя ожог? Ты как вообще?

Ван Ибо и сам не понимал, как он, потому что пальцы Сяо Чжаня уже начали расстегивать пуговицы рубашки и попеременно прикасаться к его коже. Очень прохладные пальцы, которые хотелось вместе с ладонью приложить к груди, чтобы не так пекло.

Собственно, Ван Ибо и не стал отказывать себе в этом удовольствии. Как только гэгэ полностью расстегнул рубашку, он схватил его за руки и приложил к покрасневшей коже. Удержаться от стона радости было почти нереально.

— Что? — покраснел Сяо Чжань, трогая его за грудь.

— У тебя руки холодные, — то ли взаправду, то ли прикидываясь потерявшим рассудок от боли, ответил Ван Ибо, еще и глаза прикрывая. Правда, болело действительно сильно.

— Сейчас, подожди, — убрал свои руки Сяо Чжань и кинулся куда-то к шкафчикам. Ван Ибо сквозь ресницы проследил за ним, не двигаясь с места и даже не пытаясь самому окончательно снять рубашку, хоть она и неприятно застряла на руках.

— Вот, — вернулся к нему гэгэ и сел впритык. — Сейчас будет лучше.

Он достал какую-то подозрительную баночку, даже без этикетки, открутил крышку и щедро набрал пальцами чуть белую жидкость. И нанес ее без промедления на покрасневшую кожу, чуть втирая и вообще весьма приятно массируя. И как он только так быстро нашел мазь? Не иначе, как сам вечно ранился.

Ван Ибо же так отвлекся на вид чужих рук на собственном теле, что даже не заметил, когда у него перестало болеть. Даже наоборот — от движений гэгэ он почувствовал легкое возбуждение, которое становилось все сильнее и сильнее, а учитывая его узкие джинсы, конфуз мог случиться в любой момент.

— Гэгэ, — попытался остановить его Ван Ибо, но Сяо Чжань, как назло, наклонился к нему ближе и подул на красную, блестящую кожу. Тело тут же покрылось мурашками, а сам Ван Ибо попытался поправить ноги, чтобы стояк не так сильно выпирал. Это сейчас гэгэ не смотрел чуть ниже его груди, а вот когда опустит взгляд…

— Чтобы не болело, — прошептал Сяо Чжань, почти утыкаясь носом возле соска, а руки опуская к пупку.

Ситуация явно становилась немного более рейтинговой, чем ожидал Ван Ибо. Мысли начали разбегаться в противоположные стороны и вот что прикажите ему сейчас делать?

Потянуть гэгэ, чтобы поцеловать? Сделать вид, что ничего не происходит? Но он совсем не этого хотел и топорщащиеся джинсы были такому доказательством!

— Гэгэ, — тихо позвал он, на что Сяо Чжань цыкнул и поднялся чуть выше, выдыхая ему на шею и таки прижимаясь сначала носом, а затем и губами.

Окей.

Это был поцелуй. Самый настоящий и реальный из всех реальных поцелуев!

Они, конечно же, намного лучше общались в последнее время, но даже по самым оптимистичным прогнозам Ван Ибо давал себе еще месяц, прежде чем они дойдут до такой стадии!

— Гэгэ, — простонал Ван Ибо, потянувшись к нему рукой, но Сяо Чжань снова цыкнул и тихо спросил:

— Я тебе нравлюсь?

— Гэгэ…

— Ты меня хочешь? Целовать по утрам, возить на своем байке в кино и забираться большими ладонями мне в трусы?

Ван Ибо тут же представил себе каждый перечисленный пункт и тяжело сглотнул. Что, конечно же, не осталось незамеченным Сяо Чжанем. С явно широкой улыбкой он прошептал:

— Нравлюсь, да?

И рука у него главное при этом поползла еще ниже, останавливаясь возле самого края джинс.

— Нравишься, — на мгновение закрыл глаза Ван Ибо, чувствуя стук собственного сердца в ушах. Такого развития событий от сегодняшнего вечера он явно не ожидал, но радовало, что гэгэ в ужасе от него не шарахался из-за этого признания.

— Сильно нравлюсь?

— Очень, — выдохнул Ван Ибо и таки повернулся в его сторону, но по-прежнему ничего, кроме чужой макушки видно не было. — А я… я тебе нравлюсь?

Ох, он точно сейчас звучал как сопливая героиня из подросткового сериала, но нервишки шалили, а чужое тело, прижимающиеся к нему — явно давило на гормоны и уже не только на них.

— Нравишься, — потянул носом воздух Сяо Чжань, вдыхая его аромат. — Ты вкусный, знаешь?

Ван Ибо вновь сглотнул и неловко попробовал сесть более удобно, чтобы можно было обнять гэгэ, но ему не дали, навалившись сверху и все также не показывая лица.

— Я хочу кое-что сделать, — продолжить шептать ему в шею Сяо Чжань, все время задевая кожу губами и щекоча выдыхаемым воздухом.

— Что?

— Хочу тебе отсосать, — тут же признался Сяо Чжань, после чего поднял голову и посмотрел ему прямо в глаза.

Ван Ибо перестал дышать, услышав это и не понимая, было ли это реальностью, или его снова неведомым способом занесло к голограмме? Гэгэ действительно только что…

— Можно?

Кто вообще о таком спрашивает?! Конечно можно!

Ван Ибо чуть заторможенно кивнул, вдыхая такой нужный кислород и видя довольное лицо Сяо Чжаня.

— Ты мне сам разрешил, — промурлыкал он, после чего поцеловал в край губ, опустился на ключицы, оставляя свой след еще и там, а после провел языком по коже.

— Тебе понравится, — напоследок прошептал он, прежде чем вонзиться клыками в шею, тут же жадно слизывая появившуюся кровь.

Спустя час Ван Ибо выяснит, что гэгэ не только отлично кровь сосет, но и отсасывать может не хуже голограммы. А еще, что забор крови возбуждает не слабее, чем самый сильный афродизиак (и нет, его он не пробовал, чтобы сравнивать!). Вот только в следующий раз они все же поменяют местами эти два пункта, потому что после сдачи крови особо сил на постельные упражнения нет.

Как и не было удивления или страха от самого Ван Ибо на все происходящее.

— Ты как будто все знал, — задумчиво произнес Сяо Чжань, лежа головой на его целиком здоровой груди (да здравствует магия вампиров!) и выводя пальцем круги на покрытой мурашками коже.

— Ммм, — уставше протянул Ван Ибо. Так-то он было ого-го-го и эгэ-гей, вот только когда лишаешься крови — устаешь в два раза сильнее. — Даже если бы ты был оборотнем, я не удивился бы.

— Почему?

— Мне важен ты, а не твой вид.

— И умру я по-всей видимости, не от кола в сердце, а от твоей слащавости, — подколол его в ответ смущенный Сяо Чжань, за что поплатился и тут же оказался подмятым под Ван Ибо.

И да, на полу таки лежал ковер, очень большой и очень пушистый, идеально созданный для всяких развлечений.

цитировать