автор: minecaxep

Канарейка

номинация: Marvel и DC 15К+
в шортлисте
тип работы: текст
количество слов: 21385
примечания: условный ER
предупреждения: Открытый финал, АU
саммари: Если Стив ничего не путал, то он провел в Башне уже четыре месяца и три дня.
Кажется, Стив не мог определить какой сегодня день. Благо эту информацию всегда можно было спросить у Джарвиса.

— Суббота, капитан Роджерс.

— Спасибо, — Стив вздохнул. Выходные означали одно — он снова проведет два дня в одиночестве и нужно было срочно придумать чем себя занять. В библиотеке Башни оставались книги, которые он еще не прочитал, но Стив считал, что ему еще не настолько скучно, чтобы изучать юриспруденцию или добраться до тех старых толстых романов, от слога которых клонило в сон.

Он обошел этаж, провел рукой по холодному стеклу, за которыми находились металлические ставни. Почти каждый этаж Башни лишился высоких панорамных окон и теперь в любое время суток приходилось довольствоваться искусственным освещением.

Если Стив ничего не путал, то он провел в Башне уже четыре месяца и три дня.

***

В воскресенье вечером ровно в девять часов после полудня Стив стоял возле единственного не заблокированного входа в Башню (по совместительству и единственного места откуда можно было оценить панораму разрушенного Нью-Йорка). Вид отсюда мало менялся, иногда Стив замечал одинокие пожары вдалеке, клубы дыма откуда-то со стороны. И повсюду у основания руин стелился бледно-зеленый туман — самое явное последствие катастрофы.

Стив сидел на диване прямо перед окном и делал в альбоме набросок города. Это был его маленький еженедельный ритуал, который он повторял каждое воскресенье и потом вешал рисунок на окно в своей комнате. Просто чтобы видеть, что изменилось. Может быть именно так Стив хоть немного ощущал течение времени, которое кажется почти замерло.

На горизонте между двумя рассыпающимися и дымящимися высотками появилась небольшая точка. Стив бросил альбом в сторону — пора подумать о том, как именно он проведет остаток воскресенья.

Совсем скоро Стив мог различить силуэт летящего Железного Человека, который направлялся к тому месту где находилось единственное окно. Именно здесь был сконструирован воздушный шлюз, позволяющий выходить во внешний мир и безопасно возвращаться.

Через какое-то время справа от Стива открылись массивные железные двери и из клубов пара вышел Железный Человек. Броня раскрылась и из нее выступил Тони.

Он выглядел усталым. Тони оглядел комнату, увидел Стива и улыбнулся.

— Ну что, Стив, я надеюсь ты не скучал? — Тони подошел поближе приобнял Стива, поцеловал, а затем бросил взгляд на альбом. — Ты все еще рисуешь город? Не надоело?

А затем Тони упорхнул в сторону минибара и налил себе выпить.

— Раз больше некому запечатлеть то, что происходит с миром, почему бы не сделать пару набросков? Кто знает может кому-то в будущем захочется узнать о том, что случилось в Нью-Йорке, — Стив старался выражаться как можно спокойнее. Ему правда не давал покоя тот факт, что где-то там возможно страдают люди и погибают от последствий ужасной катастрофы, а они с Тони ничего не делают.

Тони пожал плечами и продолжил внимательно изучать остатки минибара.

— Стив, если бы я мог помочь людям за пределами Башни, я бы это уже сделал, — Тони налил себе выпить и вместе с бокалом вернулся к дивану. Стиву он уже давно не предлагал, так как это все равно пустая трата алкоголя.

— Ну а если там кто-то выжил? Мы же не можем сидеть тут сложа руки.

Стив не терял надежды. Ну не могло быть так, что все человечество погибло в одночасье. Есть же далекие от цивилизаций поселения, у многих могли быть убежища в конце концов.

— Джарвис не перестает сканировать все возможные частоты и средства связи, — ответил Тони и залпом выпил содержимое бокала. — Но мне важнее то, что ты в порядке, Стив. Что ты в безопасности, здесь со мной.

Иногда в такие моменты Стив вспоминал свое первое впечатление от Тони и то какая репутация у него была. И когда Тони начинал говорить о том, что его волновал только Стив, становилось немного не по себе. С одной стороны, это все отлично соотносилось с тем имиджем Тони, о котором Стив узнал, изучая старые новостные выпуски из архива Джарвиса. Но в тоже время многое говорило о том, что Тони изменился после плена в Афганистане и стал настоящим героем. Эти две точки зрения на Тони никак не могли прийти к единому знаменателю и Стиву казалось, что он что-то упускает.

Тем более, что за последние четыре месяца они прошли путь от полного непонимания друг друга до взаимных чувств. Стив бы никогда не подумал, что мог бы построить отношения с мужчиной, причем так быстро, но это случилось. Может быть изоляция сыграла свою роль в том насколько стремительно все развивалось, но Стив не мог винить себя или Тони за то, что они оба поддались желанию быть рядом с живым человеком.

До того, как они с Тони разобрались и поняли насколько друг другу небезразличны Стив и не подозревал каким невообразимо сильным был его тактильный голод. И как ему не хватало любви...

— Стив, я не могу сидеть каждый день у окна и рыдать в подушку, что мир разваливается на части, — ответил Тони и покрутив в руках пустой бокал поставил его на подлокотник дивана. — Я свое отгоревал уже давным-давно. Знаешь, мне казалось ты в курсе, что после того как похоронишь всех своих друзей нельзя просто поставить на себе крест. Нужно жить дальше.

Отчасти Стив был с ним согласен. И Стив совсем забыл о том, что Тони жил в другом времени и быть может горевал он совсем иначе. И пробыл в абсолютном одиночестве (ну не считая общество Джарвиса) почти целый год. Нельзя было осуждать его за то, что его реакции отличаются от твоих.

— Ладно, — Стив кивнул. Ему стало немного неловко, и он решил, что стоит сменить тему. — Так что там с нефтяными танкерами возле Кубы? Удалось потушить?

Тони покачал головой.

— Слишком поздно я спохватился. Когда начал тушить, там внутри почти ничего не осталось уже. Все вытекло и теперь Мексиканский залив выглядит как чертова геенна огненная.

— Есть новости от Щ.И.Т.а? — Стив спрашивал об этом каждую неделю и всегда получал один и тот же ответ. Он знал, что сегодня Тони ничем его не обрадует, но все равно поинтересовался.

— Нет, проверил очередную базу в Флориде, там пусто. Следов недавнего пребывания нет.

Стив вздохнул. Судя по всему, получалось, что он и Тони единственные люди, выжившие на Восточном побережье. Была мысль о том, чтобы перебраться на Запад или рискнуть перелететь Атлантику, но Тони говорил, что еще слишком рано для этого.

Похоже Стиву предстояло торчать в Башне до конца жизни. Ну или на сколько у них хватит еды и других ресурсов.

***

На самом деле все было не так уж и плохо.

У Стива была крыша над головой — лучшее и самое безопасное здание в городе, единственное, что выстояло перед ударной волной. В Башне была своя независимая энергосеть, питаемая чистой энергией и Тони рассказывал, что ресурсов хватит на столетия. Также тут имелись запасы воды и продуктов с высоким сроком хранения (например, различных сухих пайков, пусть Стив их и терпеть не мог) рассчитанные на двести человек и десять лет. Когда Стив спросил Тони зачем ему такое количество еды в Башне тот ответил, что нужно быть готовым ко всему. «Недаром газеты называли меня провидцем», — отвечал Тони и затем улыбался.

В Башне можно было много чем заняться — спортзал и библиотека стали любимыми местами Стива, но проводить время за просмотром фильмов и сериалов из архива Джарвиса тоже было неплохо. «Жаль, что вы не застали эпоху интернета, капитан Роджерс», — иногда произносил ИскИн. И Стив думал, что может быть и хорошо, что не застал — судя по фильмам, интернет это не всегда было что-то сто процентов положительное.

Все-таки иногда на Стива нападали моменты хандры. И всегда по двум причинам. Первая заключалась в том, что Стива нашли слишком поздно и разморозили уже после того как он смог бы помочь предотвратить катастрофу. А суть второй сводилась к «я пропустил всю свою жизнь проведя семьдесят лет во льдах, все мои друзья мертвы, а в будущем тоже все плохо».

Ну и порой, когда Тони выпивал больше чем пару бокалов и у него развязывался язык в арсенал Стива добавлялась третья причина.

— Если бы чертов генератор не сдох после сбоя в энергосети, ты бы все еще был сосулькой, — расстроено произнес Тони. — Это гораздо проще, чем обеспечивать твою безопасность сейчас.

Потом, на утро Тони конечно же извинялся и говорил, что так не думает. Что это одна шальная мысль и ничего общего с реальностью она не имеет…

Ну и, пожалуй, самое неприятное в этом изолированном пребывании в Башне было то, что Тони улетал каждый вечер пятницы и возвращался только в воскресенье. Куда он летал и что делал Стив спрашивал каждый раз, но все ответы Тони сводились к негативным новостям...

— Что не спросишь, как прошел мой день? — Тони только-только вышел из шлюза в очередной раз и избавился от брони.

— А есть смысл? — сегодня Стив даже ничего не рисовал. Вернее, он начал и даже почти закончил, но сегодняшняя панорама показалась ему слишком унылой. Больше чем обычно. Где-то вдалеке, на пределе видимости горело какое-то здание. Из-за пожара обвалилась часть стен и теперь Стив мог наблюдать выглядывающий из-за руин потрепанный рекламный щит с улыбающейся девочкой на нем.

Тони говорил, что по всему городу то тут то там оставались очаги пожаров, которые просто иногда разгорались и охватывали одно или несколько зданий. И ничего поделать с этим нельзя — зеленый туман был крайне токсичен и при высоких концентрациях в низинах, замкнутых пространствах или при высокой влажности запросто мог загореться.

— О, кажется ты дошел до стадии «дайте мне ведро мороженого и мелодраму порыдать», — слова Тони Стив не понял. Видимо это была какая-то очередная непонятная отсылка. — Ой, да ладно тебе, Стив. Смотри на вещи позитивно!

С этими словами Тони быстрыми шагами преодолел расстояние между ними и сел рядом.

— Взгляни на этот чудесный вид, — Тони протянул руку и показал в сторону панорамы. — Ты находишься не там, где с людей кожа слезала после дождя. Ты здесь, со мной, абсолютно здоровый. Дай природе сделать свое дело. Пару лет и можно будет выходить из Башни.

— Пару лет? Ты предлагаешь мне и дальше бездействовать? — Стив совершенно не понимал Тони сейчас. — Мы сидим тут, в спокойствии и достатке, когда где-то там могут быть люди, которым нужна наша помощь!

Тони закрыл лицо руками и вдруг засмеялся.

— Что смешного? — Стив считал, что можно хоть что-то сделать. Например, попробовать найти выживших, а потом перебраться в более безопасное место, подальше от очагов разрушения. Если нужно Стив был готов отстроить города с нуля.

— Ты, — Тони поднял голову и ткнул Стива в грудь. — Ты смешон, Стив.

Тони вскочил на диван и развел руки в стороны.

— Великий Капитан Америка хочет спасти всех невинных и обездоленных!

— Да, хочу делать то что в моих силах! — Стив тоже поднялся на ноги.

— В том-то и дело, Стив, что ничего ты не можешь, — Тони смотрел на него сверху вниз и начал говорить тише. — Еще до того, как генератор дал сбой и тебя разморозило я облетел весь материк от Аляски до Кубы, от Статуи Свободы до Голливудских холмов и везде меня ждало только одно зрелище — пустота и смерть. Тот факт, что мы с тобой выжили — это аномалия. И нам надо держаться за нее и не позволять твоему оголтелому желанию геройствовать свести нас в могилу.

Тони произнес все это так эмоционально, что Стив ему поверил. Возможно, впервые понял насколько все серьезно. Потому что до этого все рассказы Тони про мир после катастрофы были очень блеклыми, словно в них не хватало красок. А теперь все стало иначе.

От этого осознания Стиву вдруг захотелось напиться и конечно же он не мог этого сделать.

— Стив, неужели ты расстроился? — Тони положил руки Стиву на плечи и наклонился чтобы поймать его взгляд. — Ну что теперь поделать, раз мы с тобой остались вдвоем, возможно на целом белом свете…

— Тони… — Стив не знал, что сказать. С одной стороны, ему хотелось извиниться за то, что вел себя так… самонадеянно что ли.

— Как еще я могу поднять тебе настроение? — Тони не унимался. — Могу сказать, что будь мы с тобой не в таком дурацком положении я бы сделал тебе предложение.

— Что? — Стив поднял голову чтобы посмотреть Тони прямо в глаза. Тот и правда выглядел так… Будто все его слова были абсолютной правдой.

— Боже, Стив, это же шутка, а ты уже покраснел, — Тони засмеялся, а Стив, не зная, что ему делать отступил назад.

— Я понял, что ты несерьезно, просто… — Стив хотел сказать, что он даже в мыслях не допускал перехода их отношений такой уровень. Но все слова почему-то вставали поперек горла. Было ли дело в том, что Тони не выглядел как человек, который говорит несерьезно. За время проведенное в Башне Стив видел Тони во многих состояниях и начал весьма неплохо считывать сарказм и прочие нюансы речи и интонации. Именно поэтому слова Тони о мире вокруг в последнее время казались Стиву неискренними — потому что он достаточно хорошо изучил своего нечаянного «соседа».

— Что «просто»? Ты мне не веришь? — Тони спрыгнул с дивана и подошел к Стиву. Теперь он смотрел снизу-вверх, но это совершенно не изменило ощущения, что здесь и сейчас Стив в подчиненном положении.

— Я не знаю.

Это было максимально честно. Ну а как еще Стив мог отреагировать на происходящее? Если Тони пошутил, значит надо им взять и посмеяться. Но Стиву не было смешно. Даже если это шутка, розыгрыш такой дружеский. А если Тони говорил правду, то Стив вдруг подумал, что это вполне закономерный исход событий. Черт возьми, они же любят друг друга. Естественно, что рано или поздно это взаимное чувство потребовало бы более активного выражения в виде свадьбы. Стив очень надеялся, что в нем сейчас говорит его логика, а не багаж знаний, почерпнутый из мелодраматических фильмов, которые он смотрел по субботним вечерам в гордом одиночестве, потому что Тони подобное кино не переваривал.

— Можем выяснить как ты к этому относишься эмпирически, — внезапно предложил Тони. Губы его растянулись в весьма хитрую улыбку, он приблизился еще, сокращая расстояние между ним и Стивом до минимума. А через мгновение Стив ощутил ладони Тони у себя на заднице.

Стив вздрогнул. Слюна встала поперек горла вместе с очередным вдохом.

— Тони…

— Расслабься, Стив, твоя холостяцкая роза в безопасности, — и словно ничего не было Тони отступил назад, буквально почти сразу оказавшись возле дверей на лестницу. Он исчез из поля зрения Стива очень быстро, словно не желал знать какова все-таки реакция на его эксперимент.

Стив прислушался к своим ощущениям. Единственное что он мог сказать точно — он бы ответил «да» если бы Тони спросил.

***

Они негласно решили не обсуждать этот вопрос с предложением. Но Стива это все равно беспокоило, мысли не шли из головы и кажется он думал об этом гораздо чаще чем планировал.

Причем зачастую это происходило в самый неподходящий момент.

Например, когда Тони оказывался распластанным по смятым простыням и его пятки упирались Стиву в поясницу и кажется последнее, о чем нужно было думать это о дурацких шутках. Но Стив не мог перестать представлять, как все могло обернуться и как бы он себя чувствовал если бы сейчас назвал Тони своим мужем.

Впрочем, задумчивое настроение Стива кажется было слишком осязаемым и Тони заметил это. Ну вообще сложно было не обратить внимание, когда Стив в какой-то момент просто замер.

— Земля вызывает Стива, — сказал Тони, приподнимаясь на локтях. — Стив, ты в курсе что мы тут вообще-то делом заняты и думы о судьбе человечества можно отложить на потом.

Стив поднял глаза на Тони, пробежался взглядом по всему его телу и наклонился чтобы поцеловать в губы. А потом в шею, а потом и облизать за ухом…

— Ты ведь не шутил? — спросил Стив, он снова начал двигаться внутри Тони, медленно, словно не желая отвлечь от разговора.

— Ты о чем? — Тони прикусил нижнюю губу, а потом протянул руку к своему члену и начал дрочить себе.

— О том, что хочешь сделать мне предложение? — и не давая Тони как следует задуматься об этом вопросе Стив ускорился. Это грязный прием, но у Стива был самый лучший учитель в вопросе неприличных разговорчиков в постели. Пусть у Стива и свой особенный подход к этому.

— Тони?

Стив подхватил Тони под бедра и развел их в разные стороны, желая быть глубже чем он есть уже и это вызвало только положительные реакции. Тони громко застонал и смял в свободной руке несчастную простынь.

— Ты правда хочешь обсудить это сейчас? — в голосе Тони прорезались высокие ноты, и он явно желал сейчас что угодно, но только не светскую беседу.

— Если ты не шутил… — Стив не прекращал своего движения лишь иногда притормаживал, давая себе секунду переждать накатывающее удовольствие. — Я просто представил, как буду называть тебя мистер Роджерс…

Последние слова Стива потонули в громких проклятьях и стонах потому что Тони добрался до оргазма и запачкал себе и живот, и грудь… Это зрелище всегда оказывало на Стива какое-то особенное действие и ему не нужно было много, чтобы провалиться в оргазм следом…

— Нет, Стив, я говорил абсолютно серьезно, — произнес Тони, когда к нему вернулась способность к осознанной речи. — И когда-нибудь мы с тобой правда поженимся.

— Но ты не спросил, — напомнил Стив.

Они лежали в обнимку, но после этой фразы Тони приподнялся на руках, чтобы посмотреть Стиву прямо в глаза.

— Когда я тебя спрошу это будет особенный момент, вот увидишь.

И Стив решил, что он согласен на такой вариант развития событий. Тем более что у них было все время мира — они могли потратить его на что угодно.

— Поцелуй меня, — попросил Стив и Тони сразу же выполнил его просьбу.

***

Когда проводишь кучу времени взаперти, то невольно начинаешь изучать помещение, в котором находишься более пристально чем обычно. Ориентироваться в Башне Стив начал уже через сутки после своего пробуждения. А сейчас его знание внутренней территории и этажей Башни дошли до того уровня, что он мог по памяти нарисовать не просто схему каждого уровня, а еще и уточнить где и в каких местах Тони умудрился оставить пятна на ковре или паркете.

За четыре месяца их накопилось две дюжины и Стив теперь мог бы написать книгу с примерным заголовком «Как вывести кофе с тысячи и одной поверхности». Уборка в каком-то смысле являлась еще одним способом потратить энергию и иногда Стив проводил дни занимаясь вытиранием пыли или перестановкой мебели.

— Джарвис, это что новое пятно? — Стив смотрел на коричневую кляксу на столешнице возле кофеварки. Кажется, отмывать это было уже бессмысленно — Стив слишком давно не появлялся именно на этой кухне.

— Мистер Старк варил кофе два дня назад, — ответил ИскИн. — Сообщить ему что вы желаете его видеть и провести инструктаж по соблюдению порядка?

Иногда Стиву казалось, что Джарвис способен на сарказм и иронию. Ну или он слишком много смотрел ситкомов и почему-то после некоторых фраз электронного дворецкого хотелось включить закадровый смех.

— Нет, не нужно, — Стив еще раз внимательно посмотрел на пятно от кофе. — У нас еще остались чистящие средства для кухни?

Джарвис выдержал привычную паузу в две секунды — он всегда прежде чем давать ответ делал ее. Кажется, Тони говорил, что его раздражало если Джарвис отвечал слишком быстро.

— Девять бутылок, на складе номер три, минус четвертый этаж.

Что же, похоже у Стива появилось маленькое приключение — этажи ниже восьмого и до основания Башни были завалены обломками соседних зданий, поэтому там местами разрушены перекрытия и каждый уровень оказался изолирован вручную. Спускаться можно было только по шахте грузового лифта.

За все четыре месяца Стив пытался спуститься на склад только один раз, но тогда у него так и не получилось. Потому что чем ниже он опускался, тем тревожнее ему становилось. Он не знал, как глубоко Башня «уходила» под землю, но иногда Стив думал можно ли использовать нижние ярусы для того, чтобы пробраться в метро и оттуда выйти за пределы города. И как-то до сих пор не решился спросить об этом у Тони. В итоге в прошлый раз именно Тони летал за припасами, а Стиву осталось дожидаться его сидя возле воздушного шлюза.

Стив приготовился направиться на склад, даже раздобыл себе один из рюкзаков Тони, чтобы положить туда моющее средство и унести как можно больше, но до шахты грузового лифта он не дошел. На половине пути, между десятым и одиннадцатым этажом он столкнулся с Тони.

Неловкость, оставшаяся после того странного разговора с «шуткой», все еще никуда не делась, но похоже Стив справлялся с ней лучше, чем ожидал. По крайней мере он не боялся смотреть прямо на Тони, в отличие от самого Тони, который явно отводил взгляд. Впрочем, в случае Тони такое поведение казалось вполне себе ожидаемым — они ведь были вместе всего пару месяцев, а он уже заговорил про свадьбу, пусть и в виде шутки. Наверное, Стив не испытывал такой паники потому что в его время было нормально встретить человека и сразу понять, что это тот, кто тебе нужен. Современные люди слишком много сомневались в этом смысле — именно такое, пусть и немного неверное, впечатление сложилось у Стива после современных фильмов и сериалов.

Они могли бы разойтись или вообще не встретиться, но каким-то невероятным образом столкнулись именно тут в не самом очевидном месте для общения. И если бы у Стива не было фонаря он бы мог не заметить Тони и просто налететь на него. К счастью для Тони он сегодня надел не очень плотную футболку и реактор просвечивал через ткань и обозначал местонахождение своего хозяина в полумраке пожарной лестницы.

— Тони, я не знал, что ты спускаешься так низко? — Стив спросил первое что в голову пришло. Можно было бы конечно завести разговор про пятно от кофе, но тогда есть шанс что Тони увяжется за Стивом на склад и его неловкость будет следовать за ними вплоть до минус четвертого этажа.

У Тони было такое лицо, как когда он планировал выдать какую-нибудь похабную шутку — Стив слышал их достаточно, чтобы предположить, что вопрос про «спускаешься так низко» не мог быть проигнорирован той частью мозга Тони, что отвечала за юмор.

— Нужны были кое-какие детали, но как видишь возвращаюсь с пустыми руками, — Тони повернул руки ладонями вверх, словно подтверждая сказанное — Стив удивился что никаких намеков на секс в ответе не прозвучало. — А ты что забыл тут? Мне же не нужно тебе напоминать, что ниже восьмого этажа каждый уровень перекрыт и спускаться можно только по шахте лифта? Лестницей пользоваться нельзя иначе надышишься.

— Да, я помню, — Стив вдруг понял почему Тони ответил так «прилично» — видимо его все еще терзала совесть за ту «шутку». Стив все-таки надеялся, что ему удастся когда-нибудь вернуться к ее обсуждению, но не сейчас. Но кажется сам Тони думал иначе.

— Я… — он начал говорить, и Стив понял, что застрял на этом лестничном пролете на какое-то время. — В общем, я хотел сказать, что моя попытка пошутить была крайне неудачна.

— Это точно.

— Точно, — повторил Тони.

— Никто не смеялся, — Стив сказал это ради поддержания беседы, чтобы вновь не воцарилось молчание. Кажется, сейчас можно было сказать все, что угодно.

— Определенно никто не смеялся, — снова повторил Тони.

— Но я бы вернулся к этому разговору как-нибудь попозже.

— Что? — Тони от удивления даже рот открыл.

Стив улыбнулся, подобрался поближе и, притянув Тони к себе, поцеловал. И еще ладонью по спине провел, чуть не добравшись до нижнего края поясницы. Сейчас было не в время чтобы двигаться еще ниже.

— Если мы с тобой разобрались, то я пошел? — Стив отстранился и собрался продолжить спуск к складу.

— Стив, я не договорил.

— Хорошо, — Стив замер на месте. Он готов слушать все что скажет Тони, но надеялся еще большей неловкости будущие пять минут им не принесут.

— Когда ты был заморожен и выглядел как одна большая глыба льда с человеком внутри, — Тони начал говорить и Стиву уже не понравилось начало. — Я смотрел на тебя, изучал. Лед был достаточно прозрачный для этого…

Тони сделал паузу, посмотрел на Стива, словно ждал реакции, а потом продолжил:

— Какое-то время я пытался понять в чем причина того, что мой отец все уши мне про тебя прожужжал. И сам не заметил, как счел тебя весьма привлекательным.

Тони резко замолчал. Возможно ситуация, в которой Стив оказался могла бы быть комичной, если как следует представить. Но как-то не получалось.

Стив откровенно говоря не знал, что и сказать. Тони только что признался, что Стив ему нравился задолго до их полноценной встречи и им теперь нужно как-то жить с этим.

— Слушай, я не прошу от тебя отвечать мне сразу же, — Тони нарушил воцарившуюся тишину и даже отступил назад, ну насколько это позволяла лестничная площадка между этажами. — Мы и так очень быстро миновали конфетно-букетный период и мне иногда кажется, что я поторопился. Это нормально, если для тебя это слишком. Просто теперь, когда ты знаешь, мои неудачные шутки на эту тему не будут тебя шокировать.

С этим Стив не мог не согласиться.

— Хорошо, — ответил он. — Все нормально, Тони. Ты же знаешь, что твои чувства ко мне взаимны.

Похоже, Тони и правда успокоился. Как-то лицо у него стало более расслабленным чем в начале этой беседы.

— Мне все-таки нужно спуститься и закончить начатое мной дело.

— А что именно ты затеял? — Тони мгновенно подыграл смене темы разговора и вел себя так, будто они не обсуждали шутку о гипотетической свадьбе.

— Добраться до склада и забрать оттуда моющее средство.

— Неужели во всей Башне больше нет? Джа… — Тони замолчал на полуслове так как в том месте где они находились Джарвис вряд ли бы ответил.

— Я спрашивал твоего дворецкого, именно он меня туда и направил.

— Ладно, — Тони пожал плечами. — Но ты же понимаешь, что я тебя одного туда не отпущу?

— Тони, я могу о себе позаботиться, — Стиву не нравилось, что в таком незначительном мероприятии ему отказывали в самостоятельности и предлагали защиту.

— Дело не в том, что ты можешь или не можешь, — лицо Тони стало очень серьезным. — Если там хоть где-то есть брешь и произошла утечка ты это поймешь, когда будет уже поздно. Ты можешь спуститься слишком низко и потерять связь с реальностью. Я все это уже проходил, побуду твоей канарейкой.

Стив кивнул. Кажется, проще было принять помощь Тони, чем уговорить его остаться. Тем более, что Стив постоянно видел бледно-зеленый туман, которым заволокло нижние этажи разрушенных высоток Манхэттена и пробовать на себе его действие как-то не хотелось.

До шахты грузового лифта они добрались достаточно быстро — даже отсутствие нормального освещения и наглухо заблокированные окна и некоторые коридоры не помешали им добраться до цели. Двери лифта были разведены в разные стороны. Стив посмотрел вниз, в темноту шахты и еще раз порадовался тому, что захватил с собой фонарик.

Стив достал его из рюкзака, включил и зацепил на поясе, направив вниз, а затем аккуратно шагнул в темноту — аварийная лестница к счастью находилась в хорошем состоянии. Тони последовал за Стивом и был на удивление молчалив с момента как они добрались до восьмого этажа.

— Почему ты остался в Башне, Тони? — вопрос показался Стиву отличной возможностью скоротать спуск.

— Ты решил поинтересоваться у меня об этом именно сейчас? — лица Тони Стив не видел, но вполне себе представлял, как оно в данный момент выглядит.

— Ты всегда говорил, что катастрофа застала тебя посреди ночи, когда ты уже спал, — Стив замер на мгновение, ему показалось что следующая ступенька сломана. К его радости это оказалось не так.

— Да, меня вырубило уже под утро и как раз все случилось. Повезло, что Джарвис отреагировал на показания внутреннего сейсмографа и включил режим изоляции Башни. Нижние этажи конечно потрепало, зато мы с тобой остались живы.

Стив задумался. Он много раз хотел узнать у Тони где именно располагался тот большой морозильник с подходящими температурными условиями для содержания глыбы льда с Капитаном Америкой внутри, но так и не набрался смелости для этого. Не хотел показаться неблагодарным или подозрительным.

— А почему ты меня не разморозил раньше?

— Потому что Щ.И.Т готовили для тебя особую программу реабилитации, и мы с ними договорились что дождемся завершения разработки и уже потом вытащим тебя из льда. Никто не знал, как быстро ты придешь в себя. Нельзя было действовать на авось.

Стив почему-то вспомнил тот момент, когда впервые открыл глаза. Он лежал на полу в какой-то лаборатории, в луже воды и только минут через десять в комнату влетел Тони и начал быстро рассказывать о том, что нужно убираться в более безопасное место. Больше в том месте Стив ни разу не был и даже не уверен, что помнит где именно он проснулся после разморозки.

«Вам стоит перезвонить позже…»

Стив замер. Нет, он определенно услышал, как где-то неподалеку, на пределе возможностей его слуха. Неужели у него начались слуховые галлюцинации?

— Стив?

«Да, мы вам сообщим, когда будет готов ответ».

— Тони, ты это слышал? — Стив поднял голову и встретился с озабоченным лицом Тони. В голубом свете реактора его лицо казалось почему-то более агрессивным чем обычно…

— Стив, только не говори мне что уже начал ловить глюки? Ты не сильно ниже меня спустился, а я вроде нормально себя чувствую.

«Как насчет ланча? У меня есть полчаса».

Стив не понимал откуда он слышал эти слова. Казалось их произносили где-то совсем близко, но определенно на каком-то расстоянии, вполне осязаемом.

— Тони, неужели ты этого не слышишь? — Стив посмотрел на стену. Они находились на уровне четвертого этажа. Возможно стоило открыть двери и выбраться из шахты, чтобы найти источник голоса.

— Стив? Стив, что ты делаешь? — голос Тони был обеспокоенным, но Стив его не слушал.

«Не знаю, как мне поступить, я больше не могу работать на этого человека».

Стив подцепил двери лифта, ведущие на этаж, и они даже поддались, но стоило им разъехаться в разные стороны совсем чуть-чуть через щель повалил густой бледно-зеленый газ. Стива это не остановило, он приложил все усилия, чтобы развести двери до конца. Как только у него начало получаться яркий свет ударил ему в лицо и Стив потерял сознание.

***

— Джарвис, как мы допустили это?

— Ваше неумение наливать кофе аккуратно привело к подобному исходу.

— То есть это я виноват?

— Не могу утверждать это, но если бы вытерли, то пятно от кофе капитан Роджерс не отправился бы на склад и не…

— Замолчи.

Глаза у Стива болели. Открывать их было неприятно, но он сумел. Он находился в своей комнате, лежал на кровати. Тони сидел рядом на кресле и смотрел на него.

— Стив, ты как? — спросил Тони.

— Что случилось?

Стив правда не понял, что произошло. Он пытался вспомнить, разобраться почему полез открывать двери лифта и по какой причине не послушался Тони, но все было как в тумане. Голоса, которые Стив слышал казались такими настоящими и живыми, что он никак не мог их проигнорировать. Возможно это и правда была слуховая галлюцинация.

— На уровне третьего этажа на прошлой неделе произошел небольшой пожар. На устойчивость Башни это никак не повлияло, опоры у нее могут выдержать даже ядерный взрыв, но кое-какие перекрытия внутри здания расплавились и в шахту лифта просочилась эта зеленая гадость, — начал объяснять Тони. — Так как ты был ниже, то пока мы спускались ты успел надышаться и словил пару глюков.

Стив прислушался к своим ощущениям. В данный момент у него ничего не болело, разве что немного глаза и в горле саднило. Но это вполне мог быть результат отравления тем газом.

— Я вообще не думал, что на тебя так подействует. Просчитался, — Тони выглядел так, будто считал, что в произошедшем была его вина.

Дурацкое пятно на кухне… Неужели Тони…

— Тони, ты не виноват в том, что случилось, — Стив приподнялся, сел, оперевшись на изголовье кровати. — Ты же не знал, что из-за пожара газ попадет в шахту лифта.

— Да, не знал, а должен был, — Тони встал и начал ходить по комнате вокруг кровати. — Если бы я не успел тебя оттащить от дверей лифта ты бы надышался так, что никакой суперметаболизм не спас бы.

Тони переживал. Стив видел это так явно, и эта искренняя эмоция казалась на лице Тони чем-то определенно новым и интересным. И она почему-то чрезвычайно красила его.

— Я в порядке, — Стив даже улыбнулся, в надежде что это поможет Тони успокоиться. Кажется, подействовало — Тони остановился и замер, глядя на прямо на Стива.

— Правда?

— Да, — Стив медленно сполз с кровати и встал напротив Тони. — Чувствую себя нормально.

— Ладно, — Тони кивнул, будто сам пытался себя убедить в том, что все хорошо. — Если ты так говоришь я тебе поверю, но обещай мне что, если вдруг тебе станет плохо, ты сразу бьешь тревогу.

— Обещаю, — Стив еще раз улыбнулся и кажется теперь Тони совершенно точно перестал переживать. Его напряженное лицо разгладилось, и он вновь стал привычным Тони.

— Я больше не буду оставлять пятен на кухне, — внезапно сказал Тони. — Нет, даже лучше я откажусь от кофе!

— Не нужно идти на такие кардинальные меры.

— Нет, Стив, ты не понимаешь, мы будем экономить, — Тони направился к выходу из комнаты. — Джарвис, оцени запасы кофе…

Тони скрылся из виду и только сейчас Стив позволил себе пройти в ванную и посмотреть на себя в зеркало. Глаза у него и правда выглядели красными, а лицо бледным. А еще у Стива вдруг почему-то чесался затылок. Он развернулся перед зеркалом пытаясь посмотреть, что же там такое и обнаружил что кожа от линии роста волос покраснела.

Стив стянул с себя футболку и снова изучил свое отражение — затылок и все что было ниже до лопаток выглядело как будто бы обожженным. Словно Стив слишком долго находился на солнце, хотя как он мог это сделать, если не выходил на улицу уже четыре месяца.

— Джарвис.

— Да, капитан Роджерс?

— Ты знаешь почему у меня так сильно покраснела кожа на шее сзади? — Стив потрогал затылок. Больно не было.

— Судя по данным, что предоставил мне мистер Старк, вы попытались выйти из шахты лифта. Мистер Старк активировал портативные репульсоры на руках и ногах, чтобы увести вас от возможного заражения. Кажется, в процессе вы получили репульсором по спине так как активно сопротивлялись и вырывались.

Стив конечно же ничего из этого не помнил. Но вряд ли бы Тони стал стрелять в Стива специально.

***

Воскресенье давно закончилось и понедельник вступал в свои права, а Тони не вернулся со своей еженедельной миссии на выходных. Стив ждал его до самого вечера, в какой-то момент даже уснул на том злосчастном диване для ожиданий.

В два часа ночи Стив проснулся и понял, что лучше доспать на своей кровати. Наверняка Тони всего лишь задержался и прилетит днем.

— Джарвис, у тебя есть информация о том где Тони?

Часы пробили полдень, а Стив все еще был один в Башне. Он начал переживать, а не случилось ли что плохое с Тони.

— К сожалению, мистер Старк находится за пределами радиуса на котором я могу связаться с ним и обновить данные о его местонахождении, — ответил ИскИн.

Это все было явно не к добру.

От мыслей о том, что Тони в беде и Стив может оказаться в полном одиночестве посреди выжженного на много миль во все стороны города становилось не по себе.

Нужно было что-то сделать, например, выяснить в каком направлении Тони отправился. Подумать реально ли на самом деле использовать нижние этажи Башни чтобы проникнуть в метро и уже оттуда отправиться на поиски.

Стив был так сильно занят своими мыслями полными разнообразных планов по спасению Тони что не заметил, как спустился на уровень лабораторий — место где Тони проводил больше всего времени.

— Капитан Роджерс, вы ищете что-то конкретное? — подал голос Джарвис стоило Стиву выйти с лестницы на этаж.

— Джарвис, ты не знаешь, не вел ли Тони дневник или не составлял ли расписание о том куда собирался лететь? Может так мы сможем понять где он находится? — Стив прошел внутрь и начал разглядывать разнообразные инструменты, доски со сложными расчетами, мерцающими в воздухе голограммами.

— Мистер Старк не занимался подобными вещами, для этой цели у него есть… то есть была мисс Поттс, — ответил Джарвис и Стив подумал, что это очень странно что искусственный интеллект оговорился. — В данный момент функции мисс Поттс по планированию выполняю я.

— То есть ты знаешь где Тони? — Стив смотрел наверх. Куда именно он не знал, но ему казалось, что разговаривать с Джарвисом стоит именно так.

— Я не обладаю информацией о местонахождении мистера Старка.

Кажется, это был тупик. Расстроенный отсутствием результатов Стив сел на один из стульев и расстроенно опершись на столешницу закрыл лицо рукой. Если уж Джарвис не мог помочь Тони, то никто не сможет.

— Что же мне де… — Стив видимо задел что-то так как стоило ему встать и отойти от стола прямо перед ним в воздухе возникла голограмма.

Стив не очень понимал, что это. Если бы он предполагал, то решил бы что это какой-то очень необычный скипетр. Предмет выглядел странно, возможно даже немного инопланетно.

— Джарвис, что это?

— Скипетр Локи.

Стив вновь поднял взгляд к потолку и видимо Джарвис понял, что стоит сделать пояснение.

— Два года назад, когда вы все еще были заморожены, Нью-Йорк пережил инопланетное вторжение, — начал рассказывать Джарвис и в стороне от Стива появилась проекция с видеозаписью, на которой был изображен высокий худой мужчина в рогатом шлеме. Он держал в руках скипетр и выглядел весьма враждебно. — Мистер Старк оказал посильную помощь Щ.И.Т.у и остановил Локи.

— Почему меня не разбудили? — это правда был единственный вопрос, который волновал Стива. Он ведь наверняка мог сражаться в этой битве бок о бок с агентами и помочь всем, на что способен — если уж не в уничтожении инопланетян, то хотя бы с защитой мирного населения.

— Ответа на этот вопрос у меня нет, капитан Роджерс.

Стив внимательно смотрел на видеозапись, на которой над Башней темнел огромный портал, извергающий из себя страшных инопланетных монстров.

И вот уже прошло два года и голограмма скипетра у Тони в мастерской. Видимо он изучал этот инопланетный предмет.

— Мистер Старк в километре об Башни и быстро приближается, — произнес Джарвис и Стив побежал к лестнице. Ему нужно было миновать полтора десятка этажей.

Он влетел на нужный этаж как раз в тот момент, когда Тони упал на диван.

— Тони, ты ранен? — Стив оказался рядом почти мгновенно. У Тони все лицо было в ссадинах, а футболка испачкана кровью.

— О, привет, Стив, прости что опоздал, — Тони попытался улыбнуться, но видимо это причинило ему боль так как он поморщился.

— Что случилось?

— Ты не поверишь на что готовы пойти дикие животные если думают, что ты угрожаешь их потомству.

Дикие животные? Стив хотел уточнить, на кого именно нарвался Тони, но не успел.

— Я влетел в облако с какой-то дрянью, анализаторы дали сбой мгновенно, — начал объяснять Тони. — Потерял высоту. При падении повредил репульсор на правой ноге. Пока пытался починить не заметил, что рядом бродила стая волков.

Стив только открыл рот, чтобы сказать, что надо было оценить обстановку прежде чем приступать к ремонту, но Тони снова заговорил.

— Я знаю, что ты скажешь, Стив, — Тони ухмыльнулся. — Что не стоило считать ворон в дикой природе. Но у меня до сих не укладывается в голове что «дикой природой» нынче можно считать Бронкс.

— Бронкс? — Стив вдруг почувствовал себя таким дураком. — Джарвис сказал мне что не может с тобой связаться так как ты находишься слишком далеко.

— Не ругай Джарвиса, Стив, — Тони медленно встал с дивана, умудрившись оставить пару бордовых пятен на обивке. — Он действовал по моему приказу. Я запретил ему говорить тебе о моем местонахождении пока ситуация не является критической.

— Нападение волков для тебя пустяк? — в Стиве все еще говорил страх остаться в этом новом пусть и уже уничтоженном мире в одиночестве. Он даже думать не хотел, что с Тони могло что-то произойти — Стив знал, что ресурсы Башни смогли бы поддерживать его жизнь какое-то время, но рано или поздно Джарвис и другие сложные механизмы начали бы выходить из строя. Но не смерть в одиночестве страшила Стива — он думал о том, что, если был шанс помочь Тони, он должен был им воспользоваться.

— Ну и что бы ты сделал если бы Джарвис сказал тебе что я в Бронксе? Отправился бы спасать меня наплевав на все меры предосторожности? — Тони немного качало, и Стив опасался, что тот упадет от усталости и повреждений.

— Я бы что-нибудь придумал, — Стив знал, что добраться до любой части города через туннели метро реально и вряд ли они могли быть сильно заражены. Наверняка в Башне можно было бы найти что-то из средств защиты на такой случай. Ну или сделать самому.

— Я не сомневаюсь, — Тони выглядел уставшим. Он вдруг покачнулся как-то особенно сильно и на лице его отразилась такая сильная печаль, что Стив едва удержался от того чтобы протянуть руку и придержать Тони от падения. — Но, если бы с тобой что-то случилось, я бы себе этого не простил.

Стив хотел ответить, что «тоже самое, только в моем случае», но не успел — Тони действительно потерял сознание. Пришлось его в срочном порядке ловить и укладывать на диван.

— Джарвис, что с ним? — Стив пытался разобраться насколько сильно Тони ранен. Пришлось снять с того футболку.

— Ничего серьезного, — ответил Джарвис. — Судя по последним сканированиям, которые я загрузил из памяти брони мистер Старк страдает от легкой потери крови и множественных ушибов по всему телу. Все кости целы.

Стив выдохнул. Возможно Тони нужно было просто отдохнуть — на его теле он Стив все равно не нашел серьезных повреждений или крупных ран, которые стоило бы обрабатывать и перевязывать.

Плед, под которым Стив спал прошлой ночью, пока ждал на этом самом диване отлично сгодился чтобы укрыть Тони. Сам Стив сел пол рядом с журнальным столиком, достал альбом и решил, что раз Тони спит можно немного порисовать.

***

Больше к тому разговору про волков они не возвращались. Стив подумал, что бесполезно пытаться переубедить Тони и значит стоило действовать своими силами. Нужно было иметь запасной план на случай подобных ситуаций, чтобы Стив мог добраться до Тони (если тот находился в пределах города) и оказать ему посильную помощь.

В итоге Стив столкнулся с двумя сложностями — как скрыть организацию своего плана от Джарвиса и как при этом постоянно лгать Тони. Первое было почти невыполнимо, так как Джарвис видел все, спрятаться от него можно лишь в нескольких местах в Башне, вроде пожарных лестниц. Например, где-нибудь в районе седьмого этажа. Там видеонаблюдение отключилось еще при первом же повреждении Башни.

Сделать из в принципе не просматриваемого пространства что-то типа штаба было реально. Нужно было лишь убедить Джарвиса, что Стив не замышляет ничего плохого.

Стив начал устраивать утренние пробежки именно по лестницам.

В условиях ограниченной физической активности энергию все равно нужно куда-то девать. Единственный доступный спортзал справлялся с этим первое время, но боксерские груши пришли в негодность еще в первые две недели. А бег по ступенькам мало того, что был отличным предлогом чтобы скрыться от всевидящего ока Джарвиса, так и правда нравился Стиву.

Насчет второго препятствия Стив убеждал себя в том, что все это для блага Тони. Тем более вдруг потом они правда решатся покинуть Башню, а у Стива все для этого готово?

Но чем больше Стив собирал все необходимое для выхода наружу, тем чаще спрашивал себя «зачем я это делаю?» и иногда не находил ответа. А порой на ум шло только одно — не мог весь мир быть заражен. Наверняка есть какие-то области, например, на севере где в холоде жизнь сохранилась. И там были люди. Несмотря на постоянные напоминания Тони и Джарвиса что выживших еще не удалось найти Стив отчего-то верил, что они просто плохо искали.

Нужно всего лишь выбраться из города. Вернее, его остатков. Пройти по метро, использовать старые туннели и задействовать все возможности чтобы уйти от руин Нью-Йорка как можно дальше. Стив знал, что ресурсов Башни хватит для организации перемещения двух человек, но, чтобы Тони согласился на это нужен более чем веский повод.

Тони был уверен, что нет смысла покидать Башню если внутри имелось все самое необходимое. И Стив бы согласился с ним, если бы не недавняя история с нападением диких животных.

Если волки добрались до развалин города и вполне себе в порядке, чтобы напасть на человека, значит там снаружи не так уж все и плохо. Возможно самая большая опасность таилась на Манхэттене, а за мостами уже было не так опасно.

И именно это Стив и собирался проверить.

***

— Джарвис сказал ты начал бегать по лестницам? — Тони все еще выглядел не очень хорошо, но по крайней мере его лицо больше не напоминало светофор из-за сходящих синяков. Он стоял с другой стороны кухонного стола и периодически косился на Стива.

Стив поднял голову от книги. Отвлекаться не хотелось, это был один из тех романов из библиотеки, которые Стив обходил стороной слишком долго и вот наконец-то решился прочесть. Но раз Тони заговорил о новом спортивном увлечении Стива нужно было поддержать легенду.

— Да, — Стив покачал головой. — Решил, что раз уж у тебя нигде не припасено для меня стадиона подойдут и лестницы. Это проблема?

— Нет, просто… — Тони скорчил гримасу словно сомневался стоит ли говорить то что он собирался сказать. — Ты же в курсе что у Джарвиса нет глаз там? Если что-то случится он не сможет сообщить мне об этом.

— Тони, что может произойти на лестнице? — Стив встал из-за стола. Отложил книгу. Читать перехотелось. Он открыл давно неработающий холодильник, который они теперь использовали в качестве еще одного шкафа и спросил: — Курица или говядина?

Тони махнул рукой, ему видимо опять было все равно какой из двух сухих пайков Стив ему достанет. Стив считал их ужасно безвкусными, но так как Тони давно не выбирался на поиски продуктов, то приходилось довольствоваться запасами.

— Я помню о том, что низко спускаться опасно, — продолжил Стив, когда вытащил все необходимое для ужина из холодильника. — У меня есть достаточно этажей чтобы набегаться.

Видимо, это объяснение успокоило Тони, он как-то расслабился что ли. Даже сел за стол и притянул к себе один из пайков.

— Как только отремонтирую репульсоры, так сразу же слетаю и найду нам что-то более… более похожее на еду, а не на пенопласт.

Стиву с одной стороны не нравилось врать. Обманывать глядя прямо в глаза, но с другой — он отчего-то знал, что если ничего не предпримет, то они возможно никогда из Башни не выберутся. Тони был привязан к этому месту, может быть даже слишком. Стив считал, что только решительными действиями он мог разорвать эту «связь» и вытащить Тони туда, где еще остались люди и можно жить не взаперти.

***

— Ты мне доверяешь?

Вопрос застал Стива врасплох.

Последнее что он ожидал услышать от Тони сидя рядом с ним на диване во время просмотра фильма, так это что-то подобное. Они включили какую-то старую комедию и происходящее на экране оказалось действительно увлекательным, и Стив на какое-то время выпал из реальности.

На мгновение Стив задумался о том, как ответить Тони. Ну то есть он доверял ему конечно же. То, что у Стива были от Тони секреты и маленькое логово между пролетами седьмого и восьмого этажей на южной лестнице Башни не меняло этого факта.

— К чему такие вопросы?

Движение замерло на экране. Тони поставил паузу. Он выглядел встревоженным, хоть и старался не показывать этого. Стив уловил это почти сразу и посчитал важным знаком. Неужели Тони опять что-то беспокоило?

— Так доверяешь или нет? — уже более настойчиво переспросил Тони.

— Да, доверяю.

— Тогда я должен тебе кое-что показать.

Тони встал с дивана и, видимо полностью забыв о том, что они вообще-то смотрели кино, направился в сторону лестницы. Стив последовал за ним.

— Джарвис регулярно сканирует Башню на предмет каких-либо проблем с изоляцией, — заговорил Тони, когда они со Стивом оказались на этаже, где находилась мастерская.

Стив не был тут с того самого дня, когда наткнулся на голограмму скипетра.

— Все было хорошо, нам ничего не угрожало, — Тони остановился и развернулся к Стиву лицом, — до сегодняшнего дня.

Стив насторожился. Неужели Башня больше не могла обеспечить им безопасность?

— Джарвис, покажи что ты нашел.

Спустя секунду после просьбы Тони перед Стивом в воздухе возникла голографическая проекция Башни. Это было наиболее полное изображение какое Стив когда-либо видел, потому что теперь он смог разглядеть все подземные этажи, посчитать их и даже убедиться, что его гипотеза о связи с метро Нью-Йорка верна.

— Минус четвертый этаж под угрозой затопления, — зазвучал голос Джарвиса. — Судя по направлению потоков воды видимо какой-то из подводных туннелей метро потерял свою герметичность. Нам придется изолировать этаж чтобы не допустить распространения воды.

— Если мы этого не сделаем, то через какое-то время останемся без электричества. Когда я проектировал Башню, я учел множество угроз, но в условиях ограниченных ресурсов мы не можем просто проигнорировать этот факт, — Тони резко замолчал, будто ему больше нечего было сказать.

Впервые Стив подумал о том, что может быть стоило именно сейчас рассказать Тони о своем плане уйти через метро, отправиться на север искать людей.

— Тони…

— Я облажался, Стив.

Глаза у Тони в этот момент были очень грустные и Стив вдруг решил, что именно сейчас он должен оказать поддержку. Стив подошел поближе к Тони и обнял его.

— Все нормально, — сказал Стив. Он почувствовал, как Тони расслабился в его руках и ощущать тепло чужого тела было более чем привычно. Обниматься с Тони было очень приятно. На мгновение Стив забывал о том, что они одни чуть ли не в целом мире. Лучшее что он мог сейчас сделать это закрыть глаза и представить какой могла оказаться их жизнь, если бы мир не рухнул.

За объятиями последовал поцелуй и руки Тони, сжимающие футболку Стива так сильно что еще немного и ткань начнет трещать по швам...

— Прости, если это чересчур, — Стив отстранился и только теперь на него накатила неловкость. Но пару минут назад он ничего не мог с собой поделать. Иногда он немного ругал себя за нетерпеливость, будто им больше нечем заняться кроме как сводить каждое прикосновение к сексу.

— Все окей, — ответил Тони. Он выглядел немного покрасневшим, но уже не таким печальным и похоже Стив сделал все правильно. — Мне нравится эта твоя новая сторона.

И Тони улыбнулся. Так, что Стив сразу вспомнил о той шутке с намеком, которая все еще периодически всплывала в памяти и вызывала все чаще ощущение недосказанности и любопытства чем непринятие.

— Как насчет того чтобы досмотреть фильм и уже потом подумать о том, как нам обезопасить минус четвертый этаж? — это было лучшее что пришло Стиву в голову в данный момент, чтобы не думать больше про то, что интерес Тони к нему все еще здесь и кажется никуда деваться не собирается.

— Хорошая идея, — согласился Тони.

«Если затопленный уровень придется изолировать, то у меня совсем мало времени, чтобы привести свой план в исполнение», — подумал Стив. Ему хватило всего одного взгляда на проекцию Башни, чтобы понять — попасть в туннели метро ему удастся только с минус четвертого этажа. Оставалось решить, как выиграть себе хотя бы небольшую фору прежде чем Тони обо всем узнает и снова скажет, что Стив желает совершить невозможное.

***

На следующее утро Стив проснулся с мыслью что не может больше скрывать от Тони детали своего плана. Не потому что это было неправильно по отношению к Тони. Стив подумал, что если и решаться на такой активный шаг как уход из Башни, то нужно делать это сообща. При поддержке Тони их шансы на выживание должны были увеличиться в несколько раз.

Стив поднялся с кровати и посмотрел на часы, затем на глухие металлические ставни, которые уже полгода заменяли ему окно и тяжело вздохнул. Между двумя длинными и уже изрядно пыльными шторами прямо на стекле Стив разместил все свои рисунки, которые он делал каждые выходные во время вылетов Тони во внешний мир.

Их уже накопилось двадцать четыре штуки и в ближайшее воскресенье Стив собирался нарисовать «юбилейный» двадцать пятый рисунок. Он прошелся взглядом по каждому из них, словно проследил за тем как менялся пейзаж, изображенный на бумаге. Вот тот самый пожар в паре кварталов от них, который Тони летал тушить неделю спустя. Или разрушение одного из небоскребов после очень сильного урагана, который повредил ставни десятью этажами ниже и Тони пришлось отодрать нагрудный щиток одного из старых марков брони, чтобы заварить пробоину.

Стив должен был все объяснить Тони — именно с этой мыслью он отправился на ежедневную «пробежку» по лестницам Башни...

— Нет, Джарвис, я не могу ему об этом сказать… — Стив миновал все пару пролетов, когда услышал, как Тони разговаривает с дворецким совсем недалеко пожарного выхода с этажа.

— Не указывай мне что делать!

Стив выглянул из-за дверей на лестничную площадку и обнаружил Тони — тот стоял возле лифта и кажется пытался его вызвать.

— Тони? — Стив подошел поближе и только сейчас обнаружил что Тони пьян. В семь утра? Наверное, случилось что-то совершенно из ряда вон выходящее иначе Тони не стал бы уничтожать последние запасы хорошего алкоголя.

— О, Капитан Америка! — Тони его заметил. Выпрямился, его знатно качнуло, но он удержался в вертикальном положении. — Вот и ты!

— Тони, тебе нужно отдохнуть, — Стив попытался отвести Тони в сторону его спальни, аккуратно приобняв его за плечо, но это не сильно помогало.

— И ты туда же? — Тони встал как вкопанный и Стиву пришлось его отпустить. — Все мне говорят, что я должен делать! Мир канул в небытие, но даже в постапокалипсисе нашлись те, кто будут учить меня жить!

— Мистер Старк, провел моделирование блокировки минус четвертого уровня и кажется там нет другого выхода из ситуации кроме как отрубить всю Башню от энергии минимум на полчаса, — Джарвис видимо не стал ждать, когда его спросят и объяснил все как есть.

Стиву стало понятно почему Тони расстроился и напился. Он не раз рассказывал Стиву что в данных условиях отключать Башню от питания нельзя даже на пять минут и иначе потом ничего не восстановится. Стив не вникал в технические подробности, но Тони всегда выглядел таким подавленным, когда об этом рассказывал, что становилось ясно — все очень сложно.

А теперь получалось что они оказались в безвыходной ситуации. С одной стороны — угроза остаться без какого-либо электричества, а с другой — затопление подземного этажа, что тоже в свою очередь рано или поздно приведет к неприятным последствиям.

Возможно, вот он, шанс Стива рассказать Тони все как есть и предложить покинуть Башню пока это осуществимо. Пока это здание не превратилось в их общую могилу.

— Тони, мы что-нибудь придумаем, — Стив снова попытался направить Тони в сторону спальни. — Ты же гений.

— Да, я гений, — согласился Тони и только сейчас начал послушно следовать тому направлению что ему задавал Стив.

— Ты обязательно найдешь решение, но сейчас тебе нужно выспаться, — Стив порадовался, что идти до комнаты Тони было не очень далеко. Если бы он обнаружил Тони на другом этаже, то пришлось бы тащить его на руках.

— Нужно взглянуть на ситуацию под другим углом, — произнес Тони и улыбнулся. — Спасибо, Стив.

— Да не за что.

Они добрались до спальни, и Стив уложил Тони на кровать. Часы рядом показывали почти восемь утра и Стив почувствовал, что уже не хочет бегать сегодня.

— Стив.

— Да?

— Останься тут, — Тони звучал как-то слишком обреченно даже для пьяного. Стив решил, что ничего страшного не случится если он посидит рядом с Тони пока тот не уснет.

— Ладно, я побуду с тобой.

Стив сел на край кровати и Тони протянул к нему руку — пришлось взять ее.

— Стив, могу я... пригласить тебя на свидание? — Тони сказал это тихо и когда Стив повернулся к нему, то обнаружил что тот лежал с полузакрытыми глазами и практически спал.

— Свидание? — переспросил Стив.

— Ну мы с тобой… как-то пропустили эту часть, — Тони почти спал, иногда он закрывал глаза и казалось, что проваливался в сон. — Перешли сразу к самому интересному… Вдруг тебе этого не хватает?

Да, их отношения действительно развивались слишком бурно. Стив помнил, как его чуть ли не ураганом смело от нахлынувших чувств, и он ничего не мог с собой поделать. После первого же поцелуя они не отлипали друг от друга двое суток и провели в постели большую часть из этих сорока восьми часов.

Весь конфетно-букетный период пролетел мимо смешавшись с сексом на всех доступных плоскостях Башни.

— Спи, Тони, завтра поговорим, — и ответа конечно же не последовало, потому что Тони провалился в сон.

Стив встал с кровати, вышел из комнаты и аккуратно прикрыл дверь.

***

Тони показался на глаза Стиву уже ближе к вечеру. Прошел до кухни, налил себе стакан воды и жадно выпил. Потом посмотрел прямо на Стива, который уже по традиции пытался продраться через очередную скучную книгу, которую еще не довелось прочитать. Раздел юридической литературы приближался неумолимо.

— Мне это приснилось или я правда пригласил тебя на свидание? — Тони казался немного помятым и взъерошенным, а может быть и совсем чуточку испуганным. Он подошел поближе, остановился возле того места где за обеденным столом обычно сидел Стив и рухнул на стул рядом.

— Пригласил, — ответил Стив, специально не поднимая глаз от чтения. И неважно что это уже была пятая страница с описанием пейзажей окружавших главных героев и хотелось уже какого-то действия.

Тони издал звук, не то удивление, не то возглас.

— Кажется мне стоит вылить остатки моего бара от греха подальше, а то я как не выпью так много лишнего тебе говорю, — протараторил он. — Стив, если мое поведение было слишком, я пойму. Прошу прощения.

Стив положил книгу на стол и посмотрел на Тони.

— Все нормально.

— Нормально? — переспросил Тони.

— Почему бы тебе не спросить меня еще раз?

Тони открыл и закрыл рот. Громко щелкнул зубами. По его лицу можно было сказать, как много мыслей сейчас было в его голове, как активно он размышлял.

— И что бы ты ответил?

— Я бы согласился.

— Правда?

— Тони, тебе не кажется, что уже немного поздно для того, чтобы удивляться моим «да»? — Стиву стало даже немного весело.

— Знаешь я каждое утро просыпаясь рядом с тобой щипаю себя, чтобы убедиться, что это не очередной сон, а все на самом деле.

И Стив мог сейчас наблюдать, наверное, самую сияющую улыбку на лице Тони. Он просто будто бы изнутри начал светиться.

— Я бы назначил дату, но вообще без понятия какой сегодня день, — в голосе у Тони так явно проскальзывала радость, что Стив даже удивился тому, как легко сделать другого человека счастливым.

— Сегодня четвертое апреля, вторник, сэр, — Джарвис с подсказкой оказался весьма вовремя.

— Стив, я готов хоть завтра накрыть для тебя самый лучший стол какой возможен в нынешних условиях.

— Хорошо, пойдет.

Тони как-то очень быстро поднялся со стула, почти подскочил вверх, затем направился в сторону лестницы и показав на Стива пальцем сказал:

— Ты не пожалеешь, сделаю все в лучшем виде!

И глядя на то каким воодушевленным и счастливым сейчас выглядел Тони уже Стив не мог сдержать улыбки.

В любое другое время Стив бы сказал, что они делали все слишком быстро, но не сегодня. Сейчас нетерпение Тони стало таким осязаемым, что хотелось с головой нырнуть в этот омут странных и может быть чрезвычайно необдуманных поступков, просто потому что Стиву это было нужно. В данный момент, именно в эту секунду.

Это непрекращающееся ощущение что Стив делал Тони очень счастливым окрыляло. Возможно Стиву стоило остановиться и критически взглянуть на происходящее, но он не мог. Ну или не желал.

«Тони будет счастлив, а это значит, что он, будучи в хорошем настроении охотно согласится со мной и вдруг даже поддержит мой план», — где-то в рассуждениях Стива явно сидела маленькая ошибка, но он ее упорно не замечал. Или делал это специально, потому что реальность казалась ему скучным повторением одних и тех же пейзажей за окном изо дня в день…

***

Стив просыпался с жуткой головной болью. Последний раз такая сильная мигрень у него была только до сыворотки. Он медленно сел в кровати и попытался рассмотреть где находился.

Это была его комната. Глаза привыкали к полумраку неохотно, а внутри начала подкатывать тошнота — тоже давняя знакомая Стива, с которой он уже не виделся добрых семьдесят лет если не больше.

Объяснением такому состоянию могло быть только очередное отравление. Неужели Стив снова попал в место где произошла утечка или обнаружилась пробоина и из внешнего мира просочился тот неприятный зеленый газ?

Стив встал на ноги и медленно поплелся в ванную. Лицо у него было бледным, глаза покраснели.

— Джарвис? — говорить почему-то тоже было тяжело.

— Доброе утро, капитан Роджерс.

— Ты случайно не знаешь в чем причина моего плохого самочувствия? — Стив открыл воду и умылся. На мгновение стало легче.

— Вы отправились вместе с мистером Старком на минус четвертый уровень чтобы произвести необходимую изоляцию. При проведении работ вас окатило зараженной водой. Мистер Старк провел все необходимые процедуры для того, чтобы вас спасти.

Стив слушал Джарвиса и пытался вспомнить то, о чем ИскИн рассказывал. Но память была похожа на белый лист.

Накануне? Вчера Стив согласился пойти с Тони на свидание, и они назначили день. Значит сегодня у них должен был пройти особенный ужин…

— Джарвис, а какой сегодня день?

— Восьмое апреля, суббота.

Это было невозможно. Стив не верил, что пропустил несколько дней.

— Джарвис, а в какой день мы отправились на минус четвертый?

— В четверг.

Нет, Стив не мог взять из забыть столько дней сразу. Даже если бы он и получил сильное отравление, то почему пострадала память? Он не помнил, чтобы Тони говорил о каком-то воздействии токсинов из внешней среды на мозг.

К плохому самочувствию Стиву не привыкать — он вытер лицо и отправился искать Тони… И остановился на половине пути так как скорее всего эта затея была более чем бессмысленна.

Сегодня суббота — значит Тони нет в Башне.

— Джарвис, а где Тони? — Стив решил проверить свою догадку.

— Мистер Старк не хотел вас оставлять в вашем текущем состоянии, но вчера вам стало значительно лучше, и он решил не менять свои планы на эту вылазку.

Ладно, придется ждать Тони и завтра вечером спросить его обо всем, что случилось за последние три дня. Стив все еще силился вспомнить, потому что не мог понять при каких условиях он бы согласился действовать по плану Тони и не предложить ему покинуть Башню. Ведь если они заблокировали минус четвертый этаж, как Тони и предлагал, то теперь выйти из Башни через технические тоннели метрополитена они не смогут.

Нехорошее предчувствие начало разрастаться внутри, и Стив решил проверить свое маленькое логово на лестничном пролете, где он уже некоторое время собирал все, что должно было помочь им с Тони в уходе из Башни.

Лестница выглядела такой пустой и чистой, будто там никогда ничего не было.

Тони бы никак не дошел сюда сам, а у Джарвиса нет глаз и ушей в этой части Башни, значит найти это место они могли только если бы Стив сам им показал. Но Стив не помнил, что приводил сюда Тони или предлагал ему покинуть Башню.

Что-то однозначно не сходилось.

Чуть позже Стив спросил у Джарвиса есть ли у него хоть какие-то записи видеонаблюдения за последние семьдесят два часа и получил вполне ожидаемый ответ:

— Моя память в данных условиях ограничена, поэтому хранится запись только последних двенадцати часов.

Стив прошелся еще раз до логова на лестнице, вернее того место где оно раньше располагалось. Ничего здесь не напоминало о том, что Стив вообще когда-либо тут бывал. Толстый слой пыли на полу, стенах и перилах говорил о том, что здесь давно никто не проходил. Все следы, оставленные на ступеньках, принадлежали Стиву, и он оставил их уже после своего пробуждения.

Не могли несколько чертежей Башни, схема метро в данном квартале, справочник по исторической застройке Манхэттена и два почти полностью готовых к походу рюкзака исчезнуть просто так. Неужели Стив их себе выдумал?

До возвращения Тони нужно было переждать еще целые сутки, а Стив не мог успокоиться. Он исследовал все лестницы Башни трижды, чтобы убедиться, что ничего не перепутал и действительно расположил свое логово там, где оно должно было быть.

Джарвис иногда спрашивал, что Стив ищет, но ответа не получал. Стиву казалось, что нельзя ничего говорить ИскИну, что тот уже солгал о том, где находился Тони и может сделать это еще раз. Кто знает, может Тони никуда не улетал, просто сидит в одной из тайных лабораторий на одном из этажей куда у Стива нет доступа.

К вечеру Стив вымотался и просто упал на кровать даже ничего не съев на ужин. Его все еще мутило и лучшее на что его хватило в течение дня это была уже прилично початая коробка сухих хлопьев и вода. В любой другой день Стив бы уже «умер» от голода, но не сегодня. Аппетит пропал вместе с несколькими днями воспоминаний, и Стив был уверен, что как только к нему вернется память, все встанет на свои места.

В воскресенье утром Стив уже чувствовал себя гораздо лучше. Даже почти нормально, если не считать, что он был чертовски голоден.

— Джарвис, Тони не выходил на связь? — Стив стоял перед «окном» в своей комнате и снова прошелся взглядом по двадцати четырем панорамам Нью-Йорка нарисованным за последние полгода.

— Нет, мистер Старк оставил четкие инструкции, что не нуждается в моей помощи на текущем задании.

— А в чем оно заключается? — Стив как всегда поднял голову к потолку, обращаясь к ИскИну.

— Мистер Старк обещал вам, что проверит возможность выхода из Башни через туннели метрополитена и старые канализационные конструкции, чтобы выбраться на север.

Стив не помнил, чтобы он обсуждал с Тони подобное.

— Джарвис, когда он это обещал?

— За ужином в среду.

Значит Стив рассказал о своем маленьком плане на их свидании. Вдруг исчезновение всех вещей из логова как раз было связано с тем что Тони собирался осуществить задуманный Стивом план и все необходимое просто перенесли в другое место?

Уже после обеда Стив поднялся на тот уровень где находился единственный выход из Башни. Как обычно сел на диван, достал альбом и решил порисовать — привычно изобразить пейзаж за окном. Это не сильно помогало отвлечься, но Стив все равно продолжал — на его «окне» в спальне сегодня начнется еще один ряд для рисунков.

За толстым, слегка пыльным стеклом уже темнело, где-то вдалеке солнце садилось в темно-бордовые облака и Стив даже немного задремал в ожидании. Ему снилась бесконечная лестница вниз по которой он спускался, чтобы понять, разобраться и наконец-то понять в чем же дело.

— Стив?

Тони стоял рядом, наклонившись над Стивом. Вокруг уже было очень темно и только благодаря синему свечению реактора на груди Тони можно было разглядеть предметы вокруг.

Стив помотал головой, протер глаза ладонью и отодвинулся в сторону освобождая место для Тони.

— И тебе до сих пор не надоело? — Тони взял в руки альбом и поднял перед собой рисунок. В полумраке благодаря синему свечению панорама нарисованного Манхэттена выглядела такой привычной и знакомой. Возможно даже слишком — под тем углом что Стиву был доступен ему казалось, что он уже рисовал точно такую же панораму и сегодня он просто повторил то, что было сделано какое-то время назад.

— Нет, это очень расслабляет и не дает думать о плохом, — ответил Стив. Тони сидел рядом и смотрел на Стива. Он отложил рисунок в сторону и откинулся на спинку дивана.

— Как ты себя чувствуешь?

— Сносно, — Стив немного преуменьшил степень своего выздоровления. Почему-то именно сейчас ему показалось это правильным.

— Я очень сильно за тебя испугался тогда, — Тони повернулся к Стиву. — Благо ты быстро пошел на поправку и мне не пришлось отменять все планы на эти выходные.

Стив очень хотел спросить Тони про их «свидание» и разговор после и про минус четвертый этаж, но не успел. Тони наклонился к нему и поцеловал…

Память вспыхнула как спичка которой чиркнули о коробок, и она мгновенно загорелась. Воспоминания как искры посыпались в разные стороны и Стив не знал за какое из них хвататься потому что не все они ему казались приятными.

Они с Тони и правда были на свидании и Стиву понравилось. Стив помнил музыку, приятную расслабляющую мелодию под которую было так хорошо просто находиться рядом с Тони, так замечательно, что они даже решили потанцевать… И Стив очень переживал потому что не танцевал целую вечность, но Тони сказал ему что-то вроде:

— В целом мире остались только ты и я, а Джарвис хранит видеозаписи всего двенадцать часов, так что никто и никогда не узнает отдавил ты мне ноги или нет.

Они целовались — Тони снова засиял рядом с ним и выглядел таким счастливым, что, наверное, это стоило того, чтобы делать свидания хоть каждый день.

А потом Стив рассказал Тони о своем плане, предложил бросить Башню, отправиться на север, чтобы попробовать найти людей и все стало еще более разрозненным и спутанным… Стив уже не мог точно сказать, что случилось после.

Мысли продолжали путаться и поверх важных воспоминаний об ужине и разговорах о плане Стива начали наслаиваться секунды ночи после и в какой-то момент Стив поймал себя на мысли что помнит только секс, который случился после свидания…

— Все нормально? — Тони выглядел обеспокоенным, — Ты выглядишь так, будто…

— Все замечательно, — Стив даже выдавил из себя улыбку и понадеялся, что она выглядит не слишком вымученной. — Я просто все еще не могу привыкнуть.

— Я тоже, — Тони провел рукой по волосам. — До сих пор в голове не укладывается.

Но Стив не сказал, к чему именно он все еще не «привык» и ответ Тони казался странным, а сам разговор приобрел какую-то сюрреалистичность как в одном из этих необычных сериалов, когда отдельные сцены не несут какого-либо смысла пока ты не взглянешь на ситуацию в целом.

Стив смотрел на Тони и пытался разобраться что именно он чувствует сейчас и когда, в какой именно момент доверие и глубокая симпатия наравне с желанием приносить счастье сменились на едва ощутимую тревожность и необходимость отстраниться.

— Как насчет того, чтобы спуститься и поужинать? — Тони встал с дивана и протянул Стиву руку. — Ты хоть что-то ел последние два дня? Когда я улетал ты мог только воду пить.

Стив кивнул. Он последовал за Тони, вложил свою ладонь в его, прихватив альбом с рисунком и именно так, не разрывая прикосновения они проследовали на несколько этажей вниз до кухни. Стиву казалось, что Тони не хотел выпускать его из виду, надеялся удержать рядом и это в какой-то момент стало напрягать.

Надо бы спросить у Тони о том, что случилось после ужина в среду, но Стив все еще надеялся вспомнить.

Память отказывалась показывать правду, раз за разом подсовывая лишь яркие картинки жаркого секса после, распластанного по кровати Тони и его горячих прикосновений и Стив бросил попытки восстановить хоть какую-то часть событий того вечера.

— Я… — Стив все-таки позволил себе отстраниться от Тони и отпустить его руку, — отнесу альбом в комнату.

Тони кивнул и потянулся к тому шкафу где хранил безграничные запасы чая в пакетиках собранные со всех ближайших супермаркетов.

Стив добрался до своей комнаты и сразу же закрыл дверь. Он не мог понять почему начал паниковать и как это связано с Тони. Как в одночасье все так сильно изменилось, что сейчас Стиву приходилось заставлять себя, уговаривать выйти обратно на кухню и все-таки спросить Тони о том ужине и обо все что случилось после.

Нужно было собраться с мыслями.

Стив достал из прикроватной тумбочки скотч, вырвал из альбома свежий рисунок с панорамой города и приклеил его на «окно» — двадцать пятый рисунок начинал новый ряд. Стив смотрел на всю свою маленькую галерею и почему-то ему на ум пришла мысль что он еще так далеко не забирался.

Он проследил взглядом от последнего до первого рисунка и запнулся стоило добраться до конца.

— Этого не может быть.

Две панорамы были абсолютно одинаковые вплоть до последней черточки — сначала Стив зацепился за несчастное здание в двух кварталах от них, которое три недели назад обвалилось и теперь стало хорошо видно высотку за ним с полуразрушенным рекламным щитом с улыбающейся девочкой на нем… И вот на двадцать пятой панораме, которую нарисовал Стив этой самой «девочки» снова не было видно.

Стив проверил предыдущие рисунки — все совпадало. Месяц назад то здание начало разрушаться. Через неделю случился пожар, но к выходным он сам потух поэтому Стив его не запечатлел, а к воскресенью отвалилась целая стена и три этажа обрушились, обнажая билборд.

Каждое из двадцати четырех изображений чем-то отличалось от предыдущего, потому что ну невозможно каждый раз нарисовать одинаково, но именно последнее то что Стив нарисовал сегодня полностью совпадало с первым.

— В этот раз у меня почти получилось.

Стив обернулся. Тони стоял прямо перед закрытой дверью, и Стив был более чем уверен, что она точно не открывалась в последние пару минут.

— Мне очень жаль, что придется сделать это снова, — произнес Тони и Стив почувствовал как земля уходит из-под ног и мир вокруг мгновенно померк до состояния абсолютной тьмы…

***

— Не знаю, как мне поступить, я больше не могу работать на этого человека…

Стив не торопился открывать глаза. Голова гудела и похоже, что никуда не деться от этой пульсирующей боли которая кажется с каждой мыслью становилась только сильнее.

— Я вижу, что ты не спишь, — совсем рядом прозвучал голос Тони.

Стив медленно приподнял веки и яркий свет ударил ему в лицо — пришлось потратить несколько секунд на то чтобы привыкнуть. Он даже попытался прикрыть лицо руками, но обнаружил что привязан к кровати.

— Что… Что случилось? — Стив наконец-то смог оглядеться. Он и Тони находились в одной из лабораторий Башни. Обстановка вокруг была слишком чистой и стерильной — не такой Стив запомнил это помещение. Тони стоял рядом и что-то внимательно изучал в голограммах что висели прямо над Стивом.

— Устойчивость твоей нервной системы повышается, — как-то совсем буднично произнес Тони. — Мне это не нравится.

Затем Тони обошел кровать и начал проверять приборы слева от Стива.

— Я пытаюсь найти подход к тебе, — продолжил говорить Тони, — но все время возникают какие-то препятствия, которые создает твое подсознание. В первый раз ты устроил в библиотеке собрание сочинений о жизни Маргарет Картер. Потом умудрился превратить этикетки овсяных хлопьев в изображение твоего друга из сороковых. Как его там звали?..

Тони ненадолго наклонился над кроватью и только сейчас Стив заметил, что что-то изменилось. Он больше не считывал гамму эмоций, исходящих от Тони как это было раньше, не понимал, что означает каждое микровыражение на его лице. Этот Тони Старк был загадкой и Стиву это не нравилось.

— Я не знаю, как ты постоянно понимаешь, что нужно двигаться в подземные уровни Башни, но мне откровенно говоря надоело их блокировать от тебя, — Стив не очень понимал, о чем Тони говорил — он продолжал изучать окружение. — Ты еще не готов чтобы спуститься, мы не добрались до нужных показателей, выпустить тебя сейчас я не могу. Мне нужно минимум девяносто процентов успеха, на меньшее я не согласен...

Стив вдруг понял какое самое главное отличие сильнее всего бросалось в глаза — это отсутствие голубого круга, просвечивающего через футболку на груди у Тони. Реактора не было.

— За последний год я вычистил все возможные лазейки, и ты все равно умудрился зациклить панораму за окнами Башни, чтобы дать себе намек о том, что происходит, — тут Тони сделал паузу, отступил от кровати подальше и развел руками. — Тут я должен отдать тебе должное, даже Джарвис с его вычислительными мощностями обнаружил баг, когда было уже слишком поздно.

Стив все еще не понимал, что происходило — минут назад он стоял в своей комнате и смотрел на рисунки... Повторяющаяся панорама города… Что это все значило?

Он постарался проверить ремни на прочность и кажется они должны были поддаться если приложить усилия. Но ничего не работало, Стив не мог освободиться. И зачем Тони его связал? Но если Тони сделал это, значит была в этом какая-то цель — наверняка он действовал в интересах Стива. Может быть для того, чтобы Стив не навредил себе?

— Тони, ты объяснишь мне в чем дело? Почему я связан, а ты говоришь загадками? — Стив пусть и вспомнил о том странном совпадении рисунков, но теперь ему это казалось чем-то вполне закономерным. Он был болен, истощен и отравлен галлюциногенным газом — неудивительно что органы чувств начали давать сбой.

— И правда, — Тони отошел куда-то в сторону за пределы видимости и вернулся, но теперь в руках держал металлический обруч, отливающий синевой. — Пора дать тебе немного размяться.

И сразу же после этого Тони подошел к Стиву и надел этот обруч ему на шею. Ремни на кровати мгновенно ослабли, и Стив поднялся и попытался встать, но ноги его не слушались. Он схватился за край кровати, чтобы хотя бы устоять на ногах.

— Что это? — Стив показал рукой на ошейник. — Тони, если это какая-то очередная ролевая игра, то я не в настроении.

Тони улыбнулся.

— В этот раз ты дольше приходишь в себя. Возможно тебе стоит напомнить.

По обручу как будто прошел электрический заряд и ноги Стива подкосились. Он упал на пол. Кожу на шее жгло, а тело не слушалось. Всю его силу словно вытянули, оставив самый минимум. Стив давно не чувствовал себя таким слабым и беспомощным.

— Это чтоб ты не забывал, что к чему, — Тони сделал шаг в сторону и наклонился к Стив, дернув того за подбородок чтобы поднять лицо вверх. — Я понимаю, что с каждым разом тебе все сложнее разбираться в той каше что пришлось наворотить у тебя в голове, но я думаю, что боль это самый простой и универсальный язык, который ты в состоянии сейчас понять.

Тони наклонился ниже и поцеловал Стива.

Поцелуй на мгновение отодвинул странную реальность в которой очнулся Стив и снова подарил ощущение прекрасного единства. Хотелось обнять Тони и вновь оказаться на том диване с панорамой Нью-Йорка, болтать обо всем на свете и критиковать дурацкие мелодрамы, спорить о миллионе вещей и самое главное чувствовать любовь и быть любимым.

Стив воспринимал происходящее вокруг как розыгрыш, непонятную шутку, игру, которую придумал Тони и нужно всего лишь разобраться в ее правилах, чтобы понять, что к чему. Стив ничего не мог с собой поделать, он потянулся навстречу Тони, надеясь продлить эти секунды единства, но все закончилось почти мгновенно. Словно для Тони это ничего не значило.

Тони отстранился, выпрямился и как ни в чем не бывало направился в другой конец лаборатории где находилась прозрачная доска вдоль и поперек исписанная математическими формулами.

— Джарвис! Что мы будем делать дальше? Какие идеи?

— Увеличение мощности не принесет должного результата, вы это и без меня знаете, — электронный дворецкий на удивление ответил сразу же не выжидая небольшой паузы как Стив привык.

— Это точно, — Тони обошел доску, посмотрел на Стива, который все еще сидел на полу. Голова до сих пор гудела, а после шока от ошейника вообще перестала работать — мысли путались, перескакивая с «это все не взаправду» на «что-то тут не так».

— Единственный вариант, который может привести к успеху, это увеличить частоту взаимодействия с источником, но для этого придется перенастраивать всю энергосеть…

Джарвис продолжал говорить, но Стив его уже не слушал и не слышал. Он пытался уложить хоть как-то события последних минут и научить свое тело вновь работать.

Хотя бы встать и пойти.

— Тони, зачем ты надел на меня этот… — Стив пытался подобрать слово, которое бы не звучало так неправильно как «ошейник», но в данный момент ничего на ум не приходило.

— Как зачем? — Тони выглянул из-за массива формул, написанных неровным почерком и улыбнулся — стало очень не по себе. — Потому что ты мой.

Стиву это не понравилось. Ну то есть они и раньше устраивали что-то типа ролевых игр, когда вечера в Башне были слишком длинными и располагали к этому. Но никогда до этого Тони не причинял Стиву настоящей боли.

Стив протянул руку и попробовал поддеть ошейник, снять его с себя, но все было безрезультатно. Металл как будто начал нагреваться и когда стало совсем сложно терпеть Стив убрал руку. И температура сразу вернулась в норму.

— Ты уже восемь раз пытался избавиться от его, — Тони не отвлекался от формул, периодически что-то стирал с доски и писал заново. — В последнюю твою попытку ты чуть не заработал ожог третьей степени.

Стив почему-то был уверен в том, что Тони не врет и не шутит. Ясность мышления медленно, но возвращалась, и Стив даже попробовал встать и у него получилось.

Слова произнесенные Тони начали складываться в какой-то сложный паззл и кажется у Стива не хватало пары деталей чтобы увидеть общую картину.

— Тони, президент звонил и спросил можешь ли ты с ним переговорить… — Стив обернулся на голос и увидел Пеппер Поттс. Она стояла в дверном проеме и выглядела… достаточно живой для той, кто по словам Джарвиса погиб во время катастрофы.

Они никогда насколько Стиву было известно не встречались лично, но он видел достаточно фотографий Пеппер чтобы узнать ее сразу же.

— Ты мне не сказал, что он уже очнулся, — Пеппер кивнула в сторону Стива. — Судя по тому как он смотрит на меня — все еще думает, что я мертва.

— Дай Стиву хотя бы час чтобы прийти в себя, в этот раз мы с ним немного заигрались, — Тони кинул лишь один короткий взгляд на Стива и продолжил писать на доске.

Пеппер прошла мимо кровати, возле которой на полу сидел Стив и оказалась возле Тони.

— Ну так что мне ответить президенту? — она держала в левой руке телефон и кажется разговаривала с кем-то по нему.

— Он сейчас на проводе? — Тони дописал какое-то длинное уравнение и отступил назад словно ему нужно было увидеть всю картину целиком.

— Да, — ответила Пеппер.

— Тогда на громкую связь его.

Пеппер поднесла телефон поближе к Тони.

— Доброе утро, мистер президент.

— Мистер Старк, здравствуйте.

— Чем могу быть полезен?

— Эксперимент по внедрению Железного Легиона в полицию Нью-Йорка прошел более чем успешно, мы хотим перевести его на национальный масштаб.

После слов президента Тони очень довольно улыбнулся. Стив слушал этот разговор и все еще пытался соотнести факт живой и здоровой Пеппер (а тут еще и президента) с тем что происходило с ним последние полгода.

Стиву казалось, что он никак не может переключиться на то чтобы понимать все происходящее правильно. Какая-то часть его все еще упрямо утверждала, что эта реальность не настоящая и вот-вот схлопнется и окажется дурным сном, а полгода вдвоем с Тони в Башне — это то, что происходило на самом деле.

— Вы сделали верное решение, — Тони посмотрел на Стива и подмигнул ему. — Мисс Поттс обсудит с вами детали. Всего хорошего, мистер президент.

Пеппер выключила телефон.

— Джарвис, этот остолоп собирается баллотироваться на следующие выборы? — Тони прошел в другой конец лаборатории и Стиву пришлось развернуться чтобы не упускать его из вида.

— Да, сэр.

— Хорошо, поддержим его, он весьма полезен.

— Как скажете мистер Старк.

Стив хотел было возмутиться тем фактом, что Тони каким-то образом собирался повлиять на выборы президента, он даже поднялся на ноги, но не успел ничего сказать. Пеппер ткнула его в плечо и кивнула, явно намекая о том, чтобы Стив шел за ней.

Он послушался. Почему-то несмотря на сомнения в реальности Пеппер она вызывала лишь положительные эмоции и располагала к себе.

Они вышли из лаборатории, добрались до лифта, который почему-то тоже работал.

— Странно что ты до сих пор ничего не вспомнил, — Пеппер выглядела слишком спокойной для только что восставшей из мертвых. — И хватит смотреть на меня так, будто ты призрака увидел.

— Я… просто ничего не понимаю, все человечество погибло, остались только я и Тони. Это какой-то эксперимент? Иллюзия? Галлюцинация?

— Видимо в этот раз он сильно тебя приложил, — Пеппер потерла переносицу пальцами и в этот момент двери лифта открылись, и они вышли на тот самый этаж где раньше Стив просиживал воскресные вечера рисуя панораму разрушенного города.

И сейчас то что Стив видел за стеклом мало отличалось всех предыдущих его визитов сюда — разве что там, за пределами Башни люди разбирали завалы и огромное количество техники громоздилось внизу в виде маленьких желтых и оранжевых точек. А количество строительных кранов, возвышающихся над городом… Стив сбился со счета пока пытался выяснить сколько же их.

Человечество точно не погибло, но какая-то катастрофа, пусть и не такая губительная, все равно произошла. Город выглядел сильно побитым, но скорее целым, чем разрушенным.

— Я оставлю тебя здесь на подумать, — Пеппер отошла обратно к лифту. — Если тебе вдруг захочется подробностей произошедшего, спроси Джарвиса. И не пытайся отсюда сбежать — тут не выхода.

Когда Стив остался один, он прошел до того самого дивана, на котором он провел столько времени за последние полгода и упал на него. Наконец-то можно было расслабиться и попытаться собрать мысли в кучу.

— Джарвис, что реально? — спустя несколько минут Стив все-таки решил обратиться за помощью.

— Если вы имеете в виду свой опыт изоляции в Башне в течение полугода вместе с мистером Старком, то это была сложная виртуальная симуляция. Ваша память испытывает перегрузку после отключения. Через какое-то время вы все вспомните, — Джарвис ответил сразу же. Стив снова заметил это.

— А как я могу быть уверен, что ты меня не обманываешь?

— Капитан Роджерс, Джарвис, которого вы знали раньше делал паузу в две секунды после каждого вопроса мистера Старка?

— Да, Тони сказал, что ему не нравится, когда Джарвис слишком быстро реагирует.

— Это искусственная задержка, вызванная тем, что я был напрямую подключен к вам, чтобы следить за ходом симуляции. Человеческий мозг слишком сложный для меня и поэтому происходит запаздывание моих ответов.

Стив задумался. Закрыл глаза и попытался прокрутить в голове последние полгода своей жизни. Вот он проснулся в луже воды в подвале и встретился с Тони. Вот начал осваиваться в Башне. Научился пользоваться современными приборами. Начал рисовать каждые выходные чтобы как-то скоротать ожидание Тони. Через два месяца понял, что Тони нравится больше чем просто друг…

Неужели все это было неправда?

Стив все еще никак не мог уложить в голове, что каждый день их последних шести месяцев являлся иллюзией — искусно сделанной, очень реалистичной и быть может чересчур настоящей. Настолько правдивой и живой, что Стиву приходилось каждые несколько минут напоминать себе о том, что он уже не там. Что этот реальный мир отличался от привычного Стиву и в некоторых аспектах почти кардинально.

Тони был другой.

Теперь Стив думал, как воспринимать его отношения с Тони. Не могли же чувства Стива быть выдумкой? Как ему теперь разговаривать с Тони? Как относиться к нему? Как к другу? Как к любимому? Или просто как к чужому человеку?

Мозаика наконец-то начала собираться, и общая картина проявилась. Чем больше Стив думал, тем четче становились воспоминания из этой реальности, будто с них смахнули пыль и отныне они стали доступны для восприятия.

И много из того что Стив вспомнил ему не понравилось.

***

Восемнадцать месяцев назад


— Очень жаль, что вас не было с нами во время атаки читаури, — произнес директор Фьюри. Стив пожал ему руку. — Ваша помощь, хотя бы в поднятии морального духа жителей города очень бы пригодилась.

— Я готов помочь сейчас, если это потребуется, — Стив оглядел собравшихся в конференц-зале базы Щ.И.Т.а. Большинство присутствующих он знал по отчету, что ему предоставил Фьюри.

Стива разбудили слишком поздно. Вернее, из-за атаки читаури в энергосистеме Башни начались сильные сбои и это привело к преждевременному оттаиванию и выходу из комы.

— Все-таки не понимаю почему… я хранился не у Щ.И.Т.а, а в Башне Старка? — Стив решил, что уже наступило самое лучшее время чтобы задать этот вопрос.

Агенты вокруг подозрительно замолчали и только сейчас Стив заметил, что сам Тони Старк стоял в углу, возле дверей и он его просто не замечал до этого момента.

— Мистер Старк? — Фьюри повернулся к Старку. — Может все-таки вы нам ответите.

— На что именно? — Старк отлип от своего места и сделал несколько шагов ближе к центру зала, поравнялся со Стивом и бросил на него весьма оценивающий взгляд. — Помнится мне в документах моего отца был договор на передачу Щ.И.Т.у Тессеракта, об остальных «сокровищах», — тут Старк еще раз посмотрел на Стива, — которые остались на борту Валькирии речи не шло.

— Тони, ты не мог просто найти живого человека и хранить его в морозилке, — с другого конца зала подал голос доктор Беннер. С ним Стив еще не успел лично познакомиться, но видеозаписи, на которых Халк крушил читаури очень его впечатлили. — Это неэтично.

Старк рассмеялся. Стиву это не понравилось, захотелось поставить Старка на место. В конце концов речь шла о человеческой жизни и относиться к ней как к трофею было неправильно.

— Извините, капитан, — тут Старк обошел Стива и снова оглядел с ног до головы. Стиву стало неуютно так как все присутствующие тоже смотрели на него, — но большая часть вас это результат работы моего отца, которой нет аналогов. Сколько отчаянных неудачников пытались повторить сыворотку что течет по вашим венам?

Стив заметил, как некоторые из агентов посмотрели в сторону доктора Беннера.

— Мистер Старк, ближе к делу, — одернул его Фьюри.

— Да-да, конечно, — Старк прошел до единственного свободного кресла и упал на него так, чтобы смотреть на Стива. — Дело видите ли в том, что владеть человеком в сознании это рабство, а держать у себя в морозилке глыбу льда, чтобы иногда охлаждать свой виски… я это называю практичностью.

Стив дернулся в сторону Старка — все, о чем говорилось в его личном деле оказалось чистой правдой. Внутри закипело желание сбить спесь с этого человека. Оставалось лишь непонятным почему Фьюри пригласил Старка в команду.

— Капитан, на минуту, — Фьюри успел остановить Стива, пока тот не добрался до Старка чтобы сказать все, что он про него думал.

Он вышел с Фьюри за пределы конференц-зала.

— Роджерс, если вы задаетесь вопросом что Старк делает здесь, то ответ крайне простой — у нас не было выхода.

— При всем моем уважении, директор, — Стив очень старался выбирать слова и звучать тише, чтобы его не услышали окружающие. — Этот человек продолжал бы держать меня у себя в подвале, если бы не произошли те сбои. Вы считаете это нормально?

— Я считаю, что пока Старк не пересек ту черту, за которой мы окажемся с ним по разные стороны баррикад.

Стиву казалось, что это уже давно произошло.

Они вернулись в зал и закончили совещание обсуждая результаты битвы с читаури, потери среди гражданских и планы по восстановлению города и Стив до самого конца держался в стороне, чтобы не попадаться на глаза Старку...


Шестнадцать месяцев назад


Стив проснулся не в своей постели.

Он сидел привязанный к металлическому креслу, приваренному к полу и ремни держали его так крепко, что сколько бы усилий он не прилагал, ничего не выходило. Стив не узнавал помещение, в котором оказался и ничего не слышал. Он находился в ярком конусе света и все что было за его пределами выглядело как абсолютная чернота.

Сколько бы Стив не пытался вглядеться чтобы увидеть, что же там, у него ничего не получалось.

— Здесь кто-нибудь есть? — он еще раз попробовал ослабить ремни, хотя бы немного освободить руки, но кажется все было бесполезно. Человек, который связывал его знал, как обездвижить Капитана Америку.

— Если ты планируешь звать на помощь, то в этом нет смысла.

Из темноты вышел Старк. Отчего-то Стив совершенно не удивился, как будто в глубине души подозревал кто именно мог устроить его похищение.

Старк выдвинул из тьмы стул и сел напротив Стива. Даже немного наклонился вперед, словно хотел быть поближе чтобы лучше видеть.

— Знаешь, я столько времени смотрел на тебя через толщу льда, — Старк улыбнулся, будто воспоминания о которых он говорил были ему приятны. — Все представлял, как мы с тобой будем общаться. Быть может даже станем друзьями… Или чем-то большим.

Стив решил пока ничего не отвечать, послушать что скажет Старк. Кто знает может он выдаст какую-то ценную информацию, которую Стив использовал бы чтобы сбежать отсюда.

— Мой отец столько о тебе говорил, и я тебя так ненавидел, — Старк откинулся на спинку стула. — А потом, когда впервые увидел в этой глыбе льда понял, что смогу превзойти своего отца и закончить то, на что у него духу не хватило.

Стив все еще ничего не видел за пределами освещенной части комнаты, хоть до сих пор пытался вглядеться.

— Больно не будет.

Это было последнее что сказал Старк, прежде чем встать со стула и раствориться за пределами светового конуса. После этого единственное что Стив увидел это яркая голубая вспышка, которая ударила его прямо в грудь и тогда лампа над его головой окрасилась в синий и через мгновение потухла, погружая все в темноту.


Семь месяцев назад


Стив насчитал шесть. Именно столько раз его выдергивало из какой-то очень искусно сделанной иллюзии, в которой он жил вместе со Старком… нет, с Тони, в Башне в течение нескольких месяцев после глобальной катастрофы. Абсолютная изоляция и рядом только Тони.

Каждый раз просыпаться становилось все сложнее. Сейчас ему понадобилось больше получаса чтобы восстановить память и перестать думать, что он все еще находился заперт вместе с Тони в Башне. Стив боялся, что в следующий раз он может не вспомнить.

Иллюзии не выдерживали долго, потому что Стив продолжал строить план побега — пусть внутри выдуманного мира они сводились к острому желанию покинуть Башню и отправиться помогать людей. Базовая настройка Стива, так как-то раз сказал Тони — это конечно звучало в негативном ключе, потому что мешала ему добиться цели.

А еще какой-то внутренний голос постоянно твердил Стиву, что нужно спуститься в подземные этажи Башни — выход находится там. В каждой иллюзии Стив находил предлоги, чтобы попасть туда и каждый раз у него не получалось.

Каждое пробуждение заканчивалось тем, что Тони говорил Стиву что-то вроде «еще слишком рано» или «ты еще не готов выйти»...

— Мы попробуем кое-что новенькое, — Тони крепил к телу Стива длинные провода, на концах которых были тонкие пластины, похоже, что сделанные из того же сплава что и ошейник. Стиву всегда приходилось его носить в те часы что он пробуждался, потому что этот маленький предмет напрочь выбивал любые силы на то чтобы даже подумать о побеге.

— Как насчет того чтобы все-таки добраться до чего-нибудь приятного, вроде свидания? — Тони подмигнул и приделал, и закрепил маленький металлический круг на висках Стива. — Обещаю, что не буду набрасываться на тебя, дождусь момента, когда ты сам проявишь инициативу.

Стив ему не ответил. Просто потому что у него совершенно не было никаких сил или желания спорить с Тони.

А еще он впервые мог разглядеть то куда уходили провода, пусть и не до конца — кажется все они сводились к компьютеру на столе, а оттуда куда-то дальше, в закрытый короб, содержимое которого Стив ни разу не видел.

— Надеюсь в этот раз ты будешь более сговорчивым, — Тони отступил от Стива. — Джарвис, включай.

Мир вокруг снова вспыхнул ослепляющим синим и следующее что Стив помнил это то как очнулся на диване, на верхнем этаже Башни, рисуя свой первый вариант панорамы разрушенного Нью-Йорка. Тони должен был вернуться с минуты на минуту.

***

Помнить очень странно. С одной стороны, Стив обладал всеми своими знаниями о том, что с ним случилось с момента пробуждения до нынешнего дня, а с другой… С другой он никуда не мог девать ту эмоциональную привязанность к Тони, которая возникла в результате пребывания в иллюзии.

Как бы Стив не желал относиться к Тони негативно, он уже не мог делать это так как раньше. Словно ему отрезали ту часть эмоционально восприятия, что была способна осудить Тони.

Да, Тони поступил неправильно, он удерживает Стива в Башне против его воли, надел на него ошейник и подвергает сомнительным экспериментам по внушению мыслей.

Но в целом Тони хороший человек и наверняка у его действий есть мотивы, о которых Стив просто не знает. Как только Тони объяснит Стиву почему совершил те или иные деяния, то весь негатив в его сторону сразу улетучится.

Подобные «качели» начали Стиву надоедать. Как бы он не старался, он не мог заставить себя выбрать какую-то одну точку зрения на ситуацию. Всегда возникало какое-то неприятное «но». Кажется, в данный момент Стив находился в том состоянии, когда осталось лишь слегка подтолкнуть одну из сторон и он окончательно отринет противоположную.

Как будто в нем звучало сразу два голоса — два разных Стива, один из которых все еще был возмущен похищением и пленом, а второй был по уши влюблен в Тони и оправдывал любое его действие. И эти две стороны Стива каким-то невероятным образом умудрялись не конфликтовать, делая ситуацию только сложнее.

И самое ужасное что Стив уже не мог сказать какой из этих голосов звучал громче. Потому что ему иррационально хотелось, чтобы ситуация оказалась не такой неправильной. И второй голос подходил для этого идеально...

— У меня есть гениальное предложение, — Тони влетел на кухню.

Стиву было странно есть нормальную еду на завтрак, а не сухой паек, поэтому, когда Тони появился он сразу же отодвинул от себя тарелку. Может не стоило привыкать к изобилию, ведь Стив не знал, когда в следующий раз Тони отправит его в иллюзию.

Тони сел за стол, облокотился подперев голову и пристально уставился на Стива.

— Как насчет свидания? — на лице Тони расцвела самая доброжелательная улыбка на какую он видимо был способен. — Свожу тебя в самый настоящий ресторан. Ты ведь так и не успел познать радостей жизни после разморозки?

Стив подумал, что правильно сделал, перестав есть сейчас. От предложения Тони внутри сначала возникло негодование и возмущение подобным предложением, а потом надежда и предвкушение.

Первые пока что были сильнее.

— А ошейник ты с меня снимешь?

Услышав вопрос Стива с лица Тони исчезла улыбка, он помрачнел и недовольно прищурился.

— И это твоя благодарность? — спросил Тони.

— Благодарность за что? — Стив откинулся назад — сейчас ему хотелось выяснить насколько сильно можно разозлить Тони и что из этого выйдет. — За то, что удерживаешь меня в заложниках?

— Да хотя бы за это! — Тони резко поднялся, так что стул позади него упал на бок. — Знаешь, как я отношусь к тем террористам, похитившим меня? Я им благодарен. Без их помощи я бы никогда не прозрел и не увидел, что именно происходит у меня под носом.

— Это все равно не дает тебе права делать тоже самое с другими людьми.

Тони повернул голову в сторону выхода с кухни и только сейчас Стив заметил, что там стояла Пеппер. Она видимо пришла чтобы обсудить с Тони какие-то рабочие вопросы, но оказалась невольной свидетельницей этого разговора.

— Пеппер, не могла бы ты подойти поближе? — уже гораздо более спокойным голосом произнес Тони. Он даже поднял стул и снова на него сел.

Пеппер преодолела расстояние до стола. Она выглядела скованной и только сейчас Стив заметил одну деталь, на которую не обращал внимания раньше — Пеппер боялась Тони.

— Пеппер, расскажи Стиву о том, где бы ты была сейчас если бы не я.

— Обадайя Стейн убил бы меня несколько лет назад, — по лицу Пеппер было видно, что ей не хотелось отвечать.

— Что тебя спасло? — Тони разговаривал с Пеппер, но не спускал глаз со Стива, словно хотел видеть его каждую возможную реакцию.

— Экстремис, — казалось, что Пеппер почти выдавила из себя это слово.

— Именно, — Тони развел руки в разные стороны. — И еще миллионы людей по всему миру живы и здоровы благодаря мне. Я уже молчу про Нью-Йорк, который мог быть стерт с лица планеты, не будь у меня кое-какой важной информации о Совете, которому подчиняется Фьюри.

Стив должен был возмутиться всем, что он услышал за последние пару минут и особенно самодовольством Тони. Но вместо этого его внутреннее равновесие сново поменяло полярность на место чувства несправедливости пришло принятие всего что Тони сделал.

«Он хороший человек» — упрямо твердила какая-то часть Стива и он никак не мог заглушить ее голос. Она как сорняк пускала свои корни во все уголки разума Стива и каждый аргумент, который приводил Тони переворачивала в свою пользу.

Стив хотел спросить у Пеппер почему она до сих пор работает на Тони если ей явно не по себе от его общества, но кажется понял это и без ее ответа. Когда Пеппер подошла поближе к Тони она сложила руки крест-накрест и вот сейчас Стив увидел на ее запястьях металлические ленты с синим отливом похоже сделанные из того же материала, как и ошейник.

— Я желаю тебе, Стив, только добра, — продолжил Тони. — Просто ты еще не понял какого именно.

— И это, — Стив показал рукой на свою шею, — я так понимаю акт заботы?

— Конечно, — Тони пожал плечами. — Неужели только я один тут вижу всю картину?

Он наигранно покрутил головой и затем спросил:

— Джарвис, может хоть ты скажешь им, раз они сами не догадываются?

— Мистер Старк нацелен на то, чтобы избавить вас, капитан Роджерс от вашего единственного недостатка, — ответил ИскИн. — Негативного отношения к мистеру Старку.

— Все меня любят, — Тони улыбнулся. — Никто не может не любить Тони Старка. Правда ведь?

Тони посмотрел на Пеппер и она видимо уже научилась выдавливать из себя улыбку по необходимости, но Стив видел насколько неестественным выглядело ее лицо.

— Как только мы исправим тебя, Стив, ты будешь лучшим из людей, — Тони встал и наклонился поближе к Стиву. — Ты будешь моей ровней.

И после этих слов Тони поцеловал Стива в губы, снова расплылся в своей довольной улыбке и наконец-то направился к выходу с кухни дав Пеппер знак, чтобы та шла за ним.

— Про свидание поговорим потом, — Тони уже скрылся из виду, когда произнес это.

Стив все еще не мог решить какая из сражающихся в нем сторон в данный момент доминировала. Он все еще чувствовал это едва ощутимое прикосновение губ Тони к его губам, колкость бородки и парфюм…

Нужно было что-то с этим делать — неопределенность свела бы Стива с ума. Он не мог одновременно презирать и испытывать чувства к Тони.

Тут нет выхода…

Нет, все нужные ответы и ключи от всех закрытых дверей наверняка хранились в лаборатории Тони. Стив решил, что нужно туда пробраться и если не выяснить как покинуть Башню, то хотя бы сделать так, чтобы больше не оказаться в иллюзии. Стив должен был сражаться за эту реальность, где он еще в силах что-то изменить.

***

Стив не знал где Тони находился в данный момент, но вроде как он ушел спать. Время было вполне себе подходящее — раннее, но не слишком утро. Без пятнадцати девять, если часы на кухне показывали верное время.

Нужно было добраться до лаборатории и устроить саботаж того прибора, что погружал Стива в иллюзорный мир. Стив планировал задержаться в этой реальности как можно дольше чтобы разобраться в том, что же происходит. Как выбраться из Башни, избавиться от ошейника и заглушить второй голос внутри его головы.

И как именно он относился к Тони. Чувства, выращенные в искусственных условиях (а в этом Стив не сомневался) не могли быть настоящими. Пусть даже и ощущались как реальные. Пусть даже Стив скучал по нежности и объятиям Тони и каждый раз, когда они встречались взглядом, что-то внутри начинало ныть.

«Ты не можешь любить человека, который относится к тебе как к вещи», — Стив повторял это как мантру каждые несколько минут, потому что стоило хоть на мгновение отвлечься от этой мысли и все снова начинало запутываться.

— Я не советую тебе туда заходить.

Стив стоял на пороге лаборатории, в очередной раз собираясь с духом и напоминая себе о том, что никакой любви к Тони он не испытывает.

Он обернулся и увидел Пеппер.

— Ты же понимаешь, что Джарвис видит все? — сказала она. — И пусть он молчит и делает вид, что не смотрит, Тони будет в курсе каждого твоего шага.

Слова Пеппер немного убавили решимости Стива. В конце концов он не знал, что найдет в лаборатории и не был уверен, понравятся ли ему полученные ответы.

— Мне нужно разобраться, — Стив перешагнул через порог лаборатории с четким намерением добраться выяснить все, что его беспокоило.

— Я умоляю тебя не делать этого, — Пеппер прозвучала так будто еще немного и заплачет. Стив развернулся к ней и в какой-то момент ему показалось, что Пеппер Поттс в его представлении была совсем другой. Быть может той, что не стала бы отговаривать Стива от поиска правды.

«Не знаю, как мне поступить, я больше не могу работать на этого человека…»

И тут до Стива дошло чей голос он слышал там в этой странной галлюцинации в шахте лифта.

— Почему вы все еще работаете на него? — Стив был уверен, что он задает верный вопрос. Лицо Пеппер изменилось, и она вдруг стала больше похожа на ту мисс Поттс, что была ему знакома по рассказам Джарвиса.

— Это сложно.

Стив покачал головой.

— Вы либо одобряете все, что он делает, либо нет. Тут не может быть третьего варианта, — Стив снова направился вглубь лаборатории. Теперь он заметил тот самый короб — источник проводов, которые Тони крепил к Стиву.

— Если я уйду, то кто остановит его?

Стив еще раз повернулся к Пеппер. Она казалось выкрикнула этот вопрос и теперь держала лицо возле губ, словно боялась сказать что-то еще.

Теперь все было понятно — Пеппер принесла себя в жертву ради того, чтобы из первых уст узнать, что делает Тони, а Стив заставил ее признаться в этом вслух. И Джарвис совершенно точно передаст эту новую информацию своему хозяину.

Стив кивнул Пеппер и продолжил свое движение.

Короб был на замке и казалось, что рядом не найдется никаких приспособлений чтобы вскрыть его. Стив огляделся и остановил взгляд на одном из углов, где за очередной доской с уравнениями стоял... его щит.

Похоже, Стив не держал его в руках уже целую вечность. Хотя похоже так оно и было — неизвестно сколько времени Стив прожил в иллюзии и как это соотносилось с реальным временем.

Крышка короба отскочила назад и лицо Стива окатило свечение прямо как когда он проваливался в иллюзию. Он даже отступил назад, словно надеялся избежать этого.

Внутри со всех сторон тянулись десятки проводов разного цвета. Все они сходились к центру где в металлическом каркасе был закреплен небольшой желтый камень. Стив протянул к нему руку…

— Не советую тебе его трогать.

Стив поднял глаза и конечно же в нескольких метрах от него стоял Тони. Судя по внешнему виду, он спешил — однозначно Джарвис сообщил о том, кто именно вломился в лабораторию.

— Иначе что?

— Можешь погибнуть, — Тони показал пальцем на камень. — Эта штука не из нашего мира. Камешек способен в прах тебя превратить за доли секунды и хоронить будет нечего. Я серьезно, Стив, не глупи. Зачем тебе убивать себя? Ради любопытства?

Наблюдая за тем как Тони рассказывал о камне, что лежал в коробе и как именно он произносил те или иные слова Стив понял одну вещь.

Тони Старк действительно не хотел, чтобы Стив погиб. Смерть Стива не входила в его планы.

— Ты подключал меня к этому камню даже несмотря на то, что он опасен? — Стив все еще не убирал руку и держал ее на небольшом расстоянии от короба. Это нервировало Тони, а значит Стив делал все верно. Впервые маска самоуверенности, которую Тони носил все дни с момента пробуждения Стива от иллюзии дала трещину и обнажила что-то очень знакомое и более понятное. Как будто та часть Тони, любовь к которой так скрупулезно выращивали в искусственной реальности все же существовала на самом деле.

И это еще сильнее подорвало решимость Стива в том, чтобы идти до конца так как в нем вдруг заговорили эти самые слишком похожие на настоящие чувства.

— Все было под контролем, — Тони сделал небольшой шаг вперед. — Я тестировал эту штуку прежде чем подключать к тебе.

Последние слова Тони отрезвили Стива. Пусть и не очень сильно, но достаточно, чтобы понять — если он сейчас позволит себя уговорить отступить, то скорее всего сегодня же снова окажется в иллюзии. Вряд ли Тони позволил бы Стиву зайти так далеко и оставить себе эти воспоминания в целостности и сохранности.

А еще Стив подумал о том, что Тони не остановится. Он уже сказал о том какова его цель — сделать Стива «идеальным», сделать ровней себе. Но неужели то, каким Стив был в данный момент все еще недостаточно?

Стив не знал, что им двигало в тот момент, но он протянул руку с намерением схватиться за камень. И он бы сделал это, если бы в последний момент Тони не воскликнул «Джарвис!» и ошейник на шее Стива сработал так же, как и в прошлый раз. Стив просто осел на пол, резко потеряв все силы для того чтобы стоять и ни о каком быстром прикосновении к камню речи уже не шло.

Крышка короба хлопнула прямо у Стива перед носом, Тони закрыл его и отодвинул подальше от края стола за который Стив держался чтобы окончательно не упасть.

Тони снова оказался так близко, протянул Стиву руку и помог встать.

— Я бы не позволил, чтобы ты навредил себе, — сказал он. Тони подхватил Стива чтобы было удобно идти, и они медленно направились к выходу из лаборатории.

Стив хотел спросить: «Почему?», но в нем снова сражались две непримиримые стороны. Он опять думал о том, что Тони применил ошейник только лишь для того, чтобы спасти Стиву жизнь, а значит он все-таки хороший человек. Первый голос, который почему стал тише скромно подмечал, что «ошейник все еще на месте и никуда не делся и это вряд ли похоже на нормальное положение дел».

А потом второй голос возобладал, и Стив все-таки проговорился.

— Почему?

Они остановились в двух шагах от порога лаборатории и сейчас Стив заметил, что Пеппер все это время так никуда и не ушла. Она словно замерла в том самом положении, в каком Стив видел ее последний раз. Только сейчас, когда Тони кивнул ей, она быстро ушла в сторону лифта и Стив проводил ее взглядом, думая о том, станет ли он когда-нибудь внушать людям такой же страх или в конце концов окажется на месте Пеппер.

Тони позволил Стиву прислониться к дверному проему и посмотрел ему прямо в глаза, улыбнулся (очень по-доброму и как-то совершенно естественно) и произнес:

— Потому что я люблю тебя, — Тони потянулся вперед и поцеловал Стива.

И кажется в этот момент первый голос внутри окончательно замолк.

***

Они оказались в спальне Стива. Хотя он не считал эту комнату своей — она сильно отличалась от той, в которой Стив провел последние полгода, хотя бы потому что тут имелось большое окно открывающее прекрасный вид на город. Пусть и потрепанный, но все-таки живой и дышащий Нью-Йорк.

Тони помог Стиву лечь на кровать.

Стив смотрел на него и думал, как вообще оказался в подобной ситуации. В чем была ошибка? В том, что Стив изначально связался со Старками и это Говард своими бесконечными рассказами про Капитана Америку вложил в голову сына то, чего там быть не должно?

— Тони, можно тебя спросить? — Стив кое-как подтянулся, чтобы принять полулежачее положение и не смотреть на Тони снизу-вверх.

— Валяй.

— Как ты… почему ты… — Стив вдруг понял, что не может сформулировать. Тони вызывал в нем слишком много противоречивых эмоций и некоторые из них были иррациональное сильнее и становились ярче с каждым днем, словно давали корни, все глубже въедаясь в душу.

Стив никак не мог отбросить весь тот положительный опыт общения с Тони, который хоть и был выдуманным, но явно имел какую-то реальную основу. Тот Тони Старк, в которого Стив влюбился был где-то там внутри и быть может все заключалось в самом главном отличии, бросившемся в глаза при пробуждении.

— Когда ты избавился от реактора?

Тони улыбнулся и задрал футболку показывая, что сейчас находилось у него на груди вместо синего круга. Кожа там ничем не отличалась от остальной, разве что Стив видел едва заметные границы.

— После того как спас Пеппер сразу решил, что нужно избавиться от своего главного изъяна.

Стив хотел возразить. Реактор никогда не казался ему чем-то чужим, даже наоборот. Быть может этот самый голубой свет, горящий из сердца Тони и был тем что Стив никак не мог проигнорировать, а сейчас казалось, что…

Казалось, что Тони потух.

— Это не изъян, — Стив протянул руку и едва коснулся кончиками пальцев верхней дуги, отмечающей место где раньше был реактор.

— Я чуть не погиб из-за этой штуки.

— Но сначала эта «штука» спасла тебе жизнь.

— Теперь меня не так просто убить, — Тони дернул футболку вниз и нечаянно ударил Стиву по руке, потому что тот не успел убрать ее. — В тот момент, когда Обадайя выдернул его из моей груди я понял, что подобное больше никогда не должно повториться.

Тони встал с кровати и развел руки в разные стороны.

— Теперь я совершенен.

Но в этих словах не было той доли уверенности как раньше. Возможно Стиву показалось.

— Как ты можешь так говорить, если Пеппер в ужасе от тебя? — Стив спросил это, прекрасно понимая, что возможно в данный момент он играет с огнем. И если что-то случится, то ответить Тони он не сможет. По телу еще разливалась какая-то очень привычная слабость, которую Стив не ощущал кажется уже очень много лет.

— И ты меня боишься? — Тони наклонился к Стиву, почти забрался с ногами на кровать. Они смотрели друг другу в глаза и сейчас Стив вдруг понял, что не испытывает страха перед этим Тони. Даже если он вдруг решил бы убить Стива или пытать, или что еще похуже.

— Нет, — ответил Стив и он бы протянул руку, чтобы погладить Тони по лицу, но на это у него не хватало сил. — В глубине души я влюблен в какую-то странную версию тебя, что была мне показала внутри иллюзии. Я не уверен есть ли что-то общее между ней и тобой.

— Вот значит как? — Тони произнес это с какой-то горечью в голосе. Он потянулся вперед, впился в губы Стива с поцелуем. Это произошло так резко что Стив ударился затылком об изголовье кровати.

А потом он почувствовал руки Тони у себя на ширинке. Стив попытался остановить его, но не мог. Каждое его усилие, посылаемое мозгом в конечности, останавливалось на тонкой полоске металла, что жгла ему шею.

— Если ты меня любишь, значит и хотеть должен, — едва слышно сказал Тони, когда наконец-то отлип от Стива. Он не поднимал взгляд, но Стиву и не нужно было видеть глаза Тони чтобы понять, насколько тот в ярости. Это ощущалось в том, как находиться рядом с Тони было тревожно.

— Это… сложно.

Стив действительно не мог разобраться, потому что с одной стороны он опять смотрел на Тони и видел человека, с которым провел столько ночей, пусть все они и были в иллюзорном мире. Но для Стива они настоящие, каждая минута, каждое мгновение и совершенно точно каждое прикосновение. А с другой — там, в созданном искусственно мире был другой Тони, который совсем не похож на реального, которого Стив откровенно не понимал и во много осуждал.

К первому Тони Стив хотел вернуться...

— Что, даже если я сделаю вот так? — Тони залез на кровать с ногами и расположившись между коленей Стива начал расстегивать его брюки. Оставалось лишь смотреть…

А потом Тони добрался до члена Стива.

— Ничего не скажешь? — спросил он, проводя рукой по всей длине — Стив пусть и не мог оказать полноценного сопротивления, но все чувствовал и действия Тони не проходили бесследно. — О, тебе нравится.

Тони посмотрел Стиву прямо в глаза и улыбнулся. Стив закрыл глаза. Пытался думать, о чем угодно только не о руках Тони на его члене и не вспоминать все те разы когда Тони из иллюзии проделывал тоже самое, но кажется в голове Стива все смешалось в кучу.

А потом он ощутил, что руки сменились… губами и жарким ртом. Стив позволил себе посмотреть и сразу же встретился взглядом с Тони, который распластавшись между его ног облизывал член.

Стив вздохнул полной грудью. Возможно он сделал это слишком шумно, потому что Тони еще раз расплылся в улыбке и начал сосать…

Хотелось что-то сделать, остановить его, но не потому что Стив не нравилось происходящее, все было более чем наоборот — видимо в любой реальности Тони умел делать минет так, что из глаз начинают сыпаться звезды и на ногах поджимаются пальцы. Просто это было неправильно — заниматься сексом с тем, кто не в состоянии активно выразить свое согласие. Стив сам узнал это не от кого-либо, а от Тони, когда они обсуждали один из фильмов с весьма сомнительной сценой секса…

Или может все было не так сложно и Стиву не хватало возможности схватить Тони за волосы, запустить пальцы в них и как следует загнать член в глотку, потому что и такое он уже проворачивал как-то раз и теперь сомневался было ли это чем-то нормальным или чистой фантазией, воплощенной в иллюзии.

Тони не останавливался. В спальне раздавались громкие хлюпающие звуки и кажется Тони делал их специально, потому что Стив все еще старался не смотреть, пусть уже и не мог сдержать стоны внутри и дышать приходилось через рот, потому что кажется иначе воздуха совершенно точно не хватит.

Но глаза все равно пришлось открыть, потому что в какой-то момент Стиву стало слишком хорошо и Тони брал чересчур глубоко и оставалось только отпустить себя и пусть все случится… Стив стонал чувствуя, как выплескивается в глотку Тони и тот даже и не думал отстраняться, шумно дышал и сглатывая все до последней капли…

А потом Тони сидел все там же между коленей Стива и облизывал покрасневшие губы, вытирал краем футболки капли с подбородка и выглядел самым довольным человеком на планете.

Он сделал то что хотел — доказал Стиву, что все будет так как Тони захочет. И кажется от этого осознания Стив почувствовал себя еще более бессильным и полным какого-то очень острого отвращения к самому себе за то, что не оказал сопротивления. Внутренний голос, окрепший и загнавший внутрь все сомнения, твердил о том, что нужно смириться и тогда никаких неприятных уколов совести Стив не испытает. Но он хотел, чтобы все было совсем иначе, чтобы между ним и Тони никогда не было подобных ситуаций...

— Отдыхай, Стив, — сказал Тони, сползая с кровати и направляясь в сторону коридора. — Завтра твой последний рейс в Страну Чудес.

***

Стив приходил в себя на привычном ему диване в пентхаусе, в обнимку с альбомом и за толстым стеклом все еще находились развалины Нью-Йорка.

Что-то отличалось, определенно было не так как раньше, потому что Стив, встав и посмотрев на панораму остатков города как можно внимательнее, вдруг понял, что он уже проживал этот день.

— Какой сегодня день, Джарвис?

«Суббота», — подумал Стив и через мгновение услышал ответ ИскИна:

— Суббота, капитан Роджерс.

Двери шлюза ожидаемо разъехались в разные стороны и Тони выступил из брони так же как делал это уже множество раз, только теперь Стив помнил сколько именно.

Стив осознавал, что находится в нереальном мире, созданным с помощью странного желтого камня и управляется этот мир Джарвисом.

— Почему ты так на меня смотришь? — спросил Тони и у этого Тони Старка снова горел синим кружок реактора на груди.

«Я вернулся туда, откуда начал», — пронеслось у Стива в голове. А потом он снова вспомнил слова Пеппер о том, что выхода нет и Тони все предусмотрел.

— Просто соскучился, — и это была чистая правда потому что Стив действительно тосковал по этому Тони Старку, человеку, который не надевал на него ошейник и не вызывал у Пеппер панику одним своим видом.

И совершенно точно никогда бы не стал бы принуждать к сексу против воли.

— Только не говори мне что ты снова пересмотрел свои любимые мелодрамы пока меня не было, — Тони улыбнулся, подошел поближе и поцеловал Стива. А потом отправился к бару и налил себе выпить.

— Нет, просто, когда тебя нет рядом, мне немного одиноко, — ответил Стив.

— И что даже не спросишь, как прошел мой день? — Тони подмигнул.

Стив знал, что Тони ему ответит. Все это он уже проходил, но видимо «реальный» Тони Старк каждый раз сдвигал точку с которой начиналась иллюзия, чтобы проделать «работу над ошибками». Чтобы влюбить Стива в ту версию себя, которая не вызывала бы отторжения или желания осудить за поступки.

Нужно было что-то сделать. Стив начал вспоминать что происходило в его прошлый визит в эту реальность и понял, что дважды он пытался спуститься в минусовые этажи Башни и у него оба раза ничего не получилось. И вот теперь у него была очередная возможность проникнуть туда и быть может именно сейчас все и получится.

Ведь Стив все помнил. Тони говорил, что каждый раз подсознание давало Стиву инструмент, чтобы понять реален мир вокруг или нет и видимо в этот раз этим «инструментом» являлось полное сохранение памяти.

Главное Стиву нельзя было себя выдать.

— Как насчет того, чтобы устроить ужин? — спросил Тони. Он уже осушил свою воскресную норму алкоголя и приблизился к Стиву достаточно чтобы приобнять.

— Ужин? — переспросил Стив.

— Настоящее свидание? — Тони поцеловал Стива в шею и кажется намеревался продолжить.

Стив подумал о том, что и по этому он тоже соскучился. Может стоило бросить все и остаться в этом ненастоящем мире с этим ненастоящим Тони и быть может когда-нибудь эта иллюзия позволит ему достичь своей цели, покинуть Башню и найти единственных выживших людей?

— Тони?

— Мм?

— Ты никогда не думал о том, чтобы уйти отсюда и попробовать отыскать выживших?

Тони отстранился и удивленно посмотрел на Стива.

— Мне кажется мы с тобой это уже не раз обсуждали? — Стив кивнул, а Тони увидев это нахмурился и продолжил: — Нет там людей, я уже месяцами проверяю материк.

— Но, если животные есть, значит и люди тоже.

— Животные? Какие животные, Стив? — Тони повысил голос. — За пределами Башни даже растения не везде сохранились.

Видимо прошлые ошибки были учтены. Чтобы Стив не хотел выбраться настоящий Тони устроил в мире вокруг Башни еще более жесткие условия чем раньше. То есть теперь делалось все, чтобы у Стива даже не было и мысли о том, чтобы попробовать сбежать.

— Хорошо, прости меня, — Стив взял Тони за руку. — Ты же знаешь, что я все еще надеюсь на лучшее.

— Да, я знаю, — Тони выглядел уже более спокойным. — Извини, что накричал.

Они вместе направились прочь из пентхауса и Стив даже не взял с собой альбом, потому что был уверен, что теперь рисунки ему не помогут.

Злосчастное пятно от кофе, с которого в прошлый раз начался спуск Стива на нижние этажи в этот раз не существовало. А бутылки со средством для уборки нашлись под раковиной — словно все было сделано так, чтобы Стив даже и не подумал о том, чтобы исследовать подземные этажи Башни.

Только теперь Стив не понимал почему в прошлый раз Тони заговорил про затопление минус четвертого, если не хотел привлекать внимание к этим уровням.

Может быть дело заключалось в том, что раз Стив уже проявил интерес к этой части Башни, нужно было объявить ее недоступной.

— Ты что-то потерял? — Тони возник рядом, и Стив был так увлечен исследованием шкафчиков, что не заметил его прихода.

— Нет, просто решил проверить что где лежит.

Вряд ли Тони поверил бы в это. В конце концов Стив обладал идеальной памятью и тот факт, что он забыл где что находится должен был Тони насторожить.

Но ожидаемой реакции не последовало. Тони даже ничего не сказал.

— Как насчет провести остаток вечера в моих объятиях? — предложил он.

Стив немного растерялся. Он не мог тратить время на приятные мелочи, потому что ничего из происходящего сейчас не было реально. Нужно было выбраться из иллюзии и пусть Стив все еще не понял, как это сделать, но дорога каждая минута.

Но Тони выглядел таким… Таким, каким Стив его полюбил. Он был той версией себя, которую Стив возможно никогда больше не увидит, как только вернется в реальный мир. Так почему же он не может побыть с этим Тони чуть побольше времени? Ощутить себя счастливым хоть еще на один вечер и уже потом отправиться спасать себя и весь мир заодно.

Это была неприятная сделка, но у Стива появился еще один аргумент в пользу того, чтобы провести время с Тони — необходимо усыпить его бдительность. Стив подозревал что этот Тони во многом проекция реального человека, но пропущенная через призму восприятия Джарвиса. Лучшая часть Тони Старка, специально созданная для Стива, чтобы вызвать сильную эмоциональную реакцию. И если Стив не будет реагировать как задумывалось, то это может вызвать подозрения, и кто знает, что он будет помнить в следующий раз.

— Отличная идея, — ответил Стив, пусть ему понадобилась минута чтобы все обдумать. Он подтянул к себе Тони, обнял и поцеловал. — Что будем делать?

— У меня есть идея, — Тони подмигнул. — Тебе понравится.

***

В приглушенном освещении реактора спящий обнаженный Тони выглядел… Возможно Стив не мог выразить свои ощущения словами, но он бы с удовольствием такого Тони нарисовал. Редко удавалось поймать Тони с таким расслабленным и умиротворенным лицом, разве что после секса.

Поэтому Стив несколько минут смотрел на Тони, словно пытался запомнить его таким, потому что вряд ли увидит его еще раз. А если и увидит, то это будет совсем другой Тони.

Стив протянул руку погладил Тони по щеке и тот засопел и открыл глаза.

— Что уже утро?

— Нет, мне не спится нужно немного вымотать себя, — ответил Стив. Он смотрел на Тони и думал о том, что скорее всего это последний раз, когда он не испытывает тревоги в его обществе.

— Извини, что не помог тебе с этим, но даже у меня есть пределы, — Тони сонно улыбнулся и кажется начал засыпать.

— Тони?

— Мм…

— Давай поженимся?

Но Тони не ответил, он провалился в сон и Стиву впервые стало так горько — особенный момент оказался совсем обычным. Но Стив ни за что не променял бы его, потому что пусть это даже и была иллюзия, но в ней существовали настоящие чувства и порой этого уже достаточно.

Стив поднялся с кровати, стараясь не шуметь оделся и вышел из комнаты.

Нужно было действовать быстро. Стив оделся так, будто собирался заниматься спортом — все должно выглядеть безобидно.

— Капитан Роджерс, доброе утро, — прозвучал голос Джарвиса, когда Стив отошел от комнаты на достаточное расстояние, чтобы его не разбудить.

— Доброе, — Стив продолжал идти — чем быстрее он доберется до лестницы, тем меньше шансов что Тони проснется и его остановит.

— Могу я поинтересоваться куда вы направляетесь? — Стив знал, что Джарвис это спрашивает исключительно для того, чтобы сообщить Тони. Наверняка ИскИн уже понял, что Стив будет находиться там, где нет камер видеонаблюдения и других внутренних сенсоров.

— Побегаю по лестницам, — ответил Стив и постарался звучать как можно спокойнее. Он даже специально тормозил себя, чтобы не выглядеть так, будто торопится.

Но стоило оказаться на лестничной площадке и спуститься на один этаж — Стив остановился, проверил карман, куда он положил маленький фонарик (большой привлек бы слишком много внимания) и прибавил скорости. Ему нужно было миновать огромное расстояние.

Добравшись до седьмого этажа, он вышел к шахте грузового лифта и обнаружил что она завалена. Попасть в нее нельзя, и Стив не мог найти другого прохода. На разбор завалов времени не было.

Поэтому он не придумал ничего лучше, чем голыми руками вскрыть запечатанную дверь на центральную лестницу Башни и начать свой спуск там.

«Это все нереально», — повторял он себе.

Внутреннее остекление пострадало существенно. Почти все время Стив спускался по осколкам, но к его удивлению здесь не было зеленого газа. Стив почти добрался до основания и все еще ничего не преграждало его путь.

Более того, он видел завалы вокруг, то как двери и окна были закрыты металлическими ставнями и аварийными переборками и чем ниже Стив опускался, тем мрачнее тут становилось. Фонарик Стив решил приберечь для ситуации, когда будет так темно, что даже его зрение суперсолдата не поможет.

На первом этаже Стив обнаружил человеческий скелет. Судя по одежде это был один из охранников Башни. Стиву повезло и на поясе трупа он обнаружил рабочий фонарь — достаточно большой чтобы осветить дорогу до аварийных лестниц в подземные этажи.

С каждым шагом становилось все темнее и в какой-то момент Стив перестал различать все, что находилось за пределами светового конуса фонаря.

— Это все нереально, — теперь Стив произносил это вслух и эхо едва ощутимо вторило ему. Оставалось надеяться, что заряда обоих фонарей хватит на всю дорогу.

Когда Стив увидел на стене надпись «минус четвертый этаж», то даже сначала не поверил своим глазам. Он наконец-то добрался до места, от посещения которого его так сильно пытались отговорить. Стив не знал, что ожидать здесь — выход из иллюзии или освобождение от чувств к Тони и абсолютная свобода…

Стив толкнул дверь, и она поддалась.

Воздух был очень застоявшимся и почему-то на этом уровне уже так темно как на лестнице. Чем дальше Стив проходил, тем светлее становилось. В конце длинного коридора можно разглядеть легкое свечение и кажется Стив был на верном пути.

Фонарь ему больше не нужен — почему-то Стив знал, что это путь в один конец.

Наконец Стив увидел дверной проем, очерченный голубоватым сиянием — осталось только преодолеть эту последнюю преграду.

— Это все нереально, — еще раз сказал Стив. Сделал два глубоких вдоха и толкнул дверь от себя.

Внутри было очень холодно — настолько что у Стива пошел пар изо рта. Вокруг было множество разных приборов, часть из них находилась в рабочем состоянии. Несколько мониторов постоянно показывали какие-то графики и множество чисел и строк кода бежали вверх и все происходило так быстро, что Стив не мог ничего разобрать.

У дальней стены стояла просто огромная глыба льда… К ней были протянуты толстые провода, которые утопали внутрь через просверленные отверстия.

На поверхности льда была тонкая пленка инея и Стив не видел, что там внутри. Он сделал еще один шаг к глыбе и наконец-то расстояние было достаточно маленьким, чтобы достать рукой.

Стив хотел прикоснуться, чтобы попробовать разобрать, что же находится внутри, но в этот момент первый голос, который кажется давно не давал о себе знать — уж точно не внутри этой иллюзии — начал едва слышно шептать «Не трогай!»

И Стив даже отступил назад. Сердце колотилось как бешеное и от холода вокруг уже начало щипать щеки. То, что находилось внутри льда могло быть опасно, ведь Стив не знал, почему его так активно отговаривали от визита в эту часть Башни.

Но вместе с робким «не трогай» Стив услышал и более звучное, и четкое «прикоснись».

Стив знал, что выход из иллюзии находится здесь. А еще он помнил слова Пеппер о том, что «выхода нет» и не знал, как теперь поступить, чтобы сделать все правильно. Он был уверен, что если бы остался в Башне и вернулся к Тони, то рано или поздно цикл повторился — он бы проснулся с ошейником на шее и опять наблюдал бы за запуганной Пеппер и еще сильнее любил бы того Тони без реактора.

И в конце концов кто сказал, что выход — это всегда путь к абсолютной победе? Быть марионеткой Стив больше не хотел. Возможно стоило послушать второй голос, чтобы навсегда разорвать этот порочный круг?

Стив задержал дыхание и коснулся холодной поверхности и провел по ней ладонью, смахивая иней.

— Как… Как такое возможно?

Внутри ледяной глыбы был он сам. В той же самой форме, в какой сражался с Красным Черепом на борту Валькирии. Разница была лишь в том, что к замороженному Стиву через толщу льда тянулись провода и так же, как и в установке Тони, работающей от странного желтого камня тонкие железные пластины, охватывали его голову почти полноценным обручем.

Стив хотел отступить назад, уйти отсюда, ну или отправиться и спросить Тони что происходит, но ладонь, которой он смахивал иней словно примерзла.

— Это все нереально, — еще раз сказал Стив, пытаясь убрать руку.

Стив внутри глыбы открыл глаза.

Стив внутри глыбы протянул руки вперед, словно лед вовсе не твердый, а вязкий как желе.

Одеревеневшая рука в такой знакомой перчатке схватилась за Стива и потащила внутрь, в толщу льда. Он сопротивлялся изо всех сил, но сражаться с самим собой не так уж и просто, особенно когда не понимаешь, что происходит…

— Нет! Это все неправда!.. — Стив едва успел произнести это прежде чем погрузился в ледяную глыбу с головой.

Он открыл глаза и теперь смотрел на мир с другой стороны, изнутри этой ледяной ловушки. Стив не мог двигаться и лишь видел, как та другая странная версия его самого поднимает с полу фонарь и уходит из этой комнаты.

И стоило дверям закрыться как все приборы вокруг потухли, все померкло и погрузилось в тьму.

***

— Джарвис, какие результаты?

Тони медленно отклеивал от своей головы десятки электродов. Руки немного затекли, ведь он провел неподвижно почти шестнадцать часов.

— Сложно говорить о том насколько все прошло успешно, но по моим расчетам вероятность положительного исхода составляет девяносто четыре процента.

— Неплохо.

Тони спрыгнул с кушетки и как следует размялся. Он уложился в поставленные Щ.И.Т.ом сроки и даже еще осталось немного времени. Чертовы агенты должны были явиться через восемь часов чтобы забрать очень важный груз.

Нужно было подготовиться, но Тони не хотел никуда уходить, он хотел остаться здесь...

— Сэр, мисс Поттс спускается сюда, — сообщил Джарвис и через мгновение в дверях лаборатории появилась Пеппер.

— Тони, как все прошло? — спросила она.

— Вроде как успешно.

Пеппер подошла к стеклянной капсуле, в которой лежал находящийся в коме Капитан Америка, которого Тони имел радость получить в наследство вместе с кучей секретов Обадайи и которого оказывается нашли чуть ли не в тот же месяц что и Тессеракт.

— Твоя программа адаптации была одобрена Щ.И.Т.ом, так что я уверена, что Кэп был в надежных руках, — Пеппер улыбнулась. — Совет директоров ждет тебя завтра с утра, ты приедешь?

— Как только передам нашего спящего красавца Фьюри, так сразу, — Тони старался выглядеть как можно дружелюбнее. Идея передать капитана Роджерса Щ.И.Т.у ему не нравилась, но после того как Фьюри подослал Черную Вдову в Старк Индастриз скрывать Кэпа стало невозможно. Пришлось устроить небольшую сценку с «вы не поверите кого я нашел в одном из старых зданий, принадлежавших моему отцу».

— Хорошо, я свяжусь с тобой завтра утром, чтобы ты не опоздал, — Пеппер ушла, оставив Тони снова в одиночестве.

Он подошел поближе к капсуле и наклонился над Кэпом. Кажется, за последние пару лет Тони столько раз вглядывался в это лицо, что знал каждую его черточку. А сколько раз Тони представлял, что однажды эти длинные ресницы поднимутся и он наконец-то увидит правда ли у Кэпа такие голубые глаза или старые агитационные плакаты приврали.

Все-таки иллюзия, созданная с помощью скипетра Локи, могла и приукрасить.

— Джарвис, мне нужно чтобы ты придумал куда сбагрить эту побрякушку, чтобы все выглядело наиболее убедительно. Нам она больше не нужна, свою функцию камешек выполнил.

Тони вернулся к приборам и отключив провода от скипетра положил его в длинный прямоугольный кейс.

— Можно подбросить его в одну из баз Гидры в Юго-Восточной Европе, чтобы вы могли героически обнаружить его там, — предложил Джарвис.

— Мне нравится, составь подробный план, — Тони защелкнул замки на кейсе — теперь только он мог его открыть — и убрал в дальний угол, поставив рядом с щитом Капитана Америки.

Взгляд снова упал на капсулу и Тони невольно улыбнулся. За последние шестнадцать часов он пережил очень многое. Он был и хорошим полицейским и плохим и если он все сделал верно, то, когда Кэп очнется, то к Тони он будет относиться только как к самому близком человеку. Правда сначала придется продраться через огромный пласт неприязни и негативного восприятия, но ради конечного результата Тони готов был потерпеть.

Все должно выглядеть убедительно. А что может быть более настоящим чем любовь через ненависть? Тони провел достаточно тестов на сотрудниках Старк Индастриз, чтобы подтвердить — его метод работал.

В конце концов Тони действительно считал своим долгом закончить начатую Говардом в сороковых работу — Капитан Америка будет идеален не только физически, но и выберет правильных союзников, друзей, любовника...

Тони и так уже ждал слишком долго и последние дни перед тем как получить возможность поговорить с Кэпом вживую казались настоящей вечностью.

— Потерпи, Стив, — сказал Тони не спуская глаз с капсулы, — я тебе обещаю еще немного и наш особенный момент вот-вот настанет. Тогда у тебя будет возможность спросить у меня тот самый вопрос и поверь мне, мой ответ тебе понравится.

Mister_Key2020.10.01 20:03
Ну ведь прекрасно же!
Sister_Sirin2020.10.10 10:35
Тони такой такой Тони, не то что не ищет легких путей, так еще и сам максимально усложняет задачу )))
Очень крутое стекло получилось ♥
цитировать