Игры 15К+;количество слов: 43734
автор: Vereskstar

Пандора искажающая

саммари: Холодный ночной воздух остудил горячее неприятие в груди, и Рис глубоко вдохнул, будто пытаясь проветриться изнутри. Ничего хорошего из этого всего не выйдет, и он об этом знал. Черт возьми, он прилетел сюда найти Зейна, который должен был найти Сашу, а в итоге нашел неприятности и Красавчика Джека. Когда-нибудь он научится обходить проблемы, но сейчас проблемы липли к нему, как к магниту.
примечания: Пост!borderlands3
предупреждения: Характерная для канона жестокость
Пандора недружелюбная


Все... было хорошо?

Рис не то что бы как-то особенно верил в это. Откровенно говоря, когда ты находишься на посту Директора крупной компании — все хорошо быть не могло. Девяносто процентов? Восемьдесят?

Катагава мертв. Дурные бого-близнецы тоже. Атлас развивается, единичных фанатиков устраняют солдаты. Психов и бандитов в процентном преобладании над прочими жителями на Прометее не было. Зер0, вернувшийся после глобальной заварушки, был готов к своей работе — хоть иногда и сваливал на третье Убежище.

Не то чтобы Рис был против. Все же было хорошо. Все было зашибись, если так-то посчитать.

Все было бы совсем здорово, если бы Рис умел выкидывать из головы некоторые свои воспоминания. Но органики в его мозгу было все-таки несколько больше, а эксперименты с памятью — вещь неблагодарная и не вполне безопасная.

Фиона пропала сразу же, после того, как они вышли из Хранилища. Взяла Сашу под руку, сказала "не прощаюсь" и они уехали. Вонн остался на этой чертовой Пандоре тоже — у Риса было четкое ощущение, что она отбирает всех его близких людей, так или иначе.

С Сашей они встречались еще шесть раз — мило сидели в каком-то баре, ворковали, хотя у Риса поджилки тряслись каждый раз, когда кто-либо заходил в помещение. Особенно после того, как над ними разгорелась настоящая перестрелка. И Саша смеялась, ныряя под стол, а Рис остолбенел от страха.

Эта встреча была предпоследняя, на последней Рис честно сказал, что сейчас он получил-таки наконец личный шаттл, продав одну из своих новых эридианских пушек. Звал с собой.

Саша отказалась. Посмеялась немного нервно, опустила голову, прикрыла глаза.

— Это мой дом, — сказала честно и тихо. — Я не хочу уезжать.

— Ничего, — криво усмехнувшись, попытался успокоить Рис. — Я буду прилетать.

Саша тогда улыбнулась намного радостнее, стиснула его ладонь. Вечером они попрощались.

И больше Рис ее никогда не видел.

Он подозревал, что все должно идти так, как идет. Ему было больно — но потом должно было перестать болеть.

Но он возвращался на Пандору не раз и не два, вообще-то. Искал Фиону, раз уж не мог найти Сашу. Феликса. Даже Августа — но это все равно было зря. Сестры были первоклассными мошенницами — и скрывались они так же первоклассно. Уже много позже Лорелея посоветовала отпустить это.

Рис мог бы. Вообще-то в его праве было еще и обидеться на скрывшихся, но... Рис никак не мог отмахнуться от мысли, что они могли попасть в передрягу. Или в настоящие проблемы — из-за которых приходится прятаться. Может быть, спасать свои жизни. А Рис теперь — не просто Рис. Директор компании — он может выделить ресурс на помощь друзьям, разве нет?

Даже Зер0 ее не обнаружил. Это было... более, чем обеспокаивающе.

Рис был в полушаге от того, чтобы начать официальное расследование, но понимал, что если Саша просто не хочет его больше видеть — официальным расследованием он скорее поднимет муть со дна, чем даст себе повод не беспокоится. В конце концов — Саша одна из немногих, кто знает полную историю.

То, что он буквально выкрал права на Атлас у покойного директора Гипериона — ни разу не прибавило бы ему очков популярности, если бы оказалось обнародовано.

Если говорить рационально, то Рису следовало поступить, как советовала Лорелея — отпустить и забыть. У него почти получилось, вообще-то.

Но когда к нему, спустя почти полгода после падения божественных близнецов, завалился новоиспеченный Искатель Хранилища — Рис не устоял. Сказал, что это — точно последний раз.

И выложил Зейну все, как на духу.

— Не беспокойся, директор, — выслушав, ухмыльнулся наемник, и Рис криво улыбнулся. — я как раз собирался прогуляться по раскаленным пескам Пандоры. Заодно и поищу эту твою... Сашу.

Рис прикрыл глаза и кивнул, удерживая в себе волнение, смешанное с раздражением.

— Я кину тебе информацию на ЭХО, — успел он сказать вслед — Искатель как раз уже бодрым шагом, неприлично напоминавший бег, выходил из кабинета.

Рис откинулся на спинку кресла и зажмурился. Оставалось надеяться, что Зейн, если найдет ее, не пристрелит сразу же, столкнувшись с недоверием.

***


Беспокойство появилось на шестой день после отправки наемника — Зейн не отвечал на письма, не прослушивал почту, ни, самое главное, не отправлял никаких известий — Рис даже не знал, добрался ли тот до Пандоры.

Шесть дней, конечно, не такой уж и большой срок... но вообще-то, это их Третье Убежище (больше чем наполовину собранное из кусков Гелиоса) от Прометеи до Пандоры долетало за секунды.

Засылать на Пандору Зер0 снова было... неудобно? Да, Рис нанял его, но, черт возьми, у того дела были поважнее, чем искать несостоявшуюся любовницу директора. Например, следить за безопасностью Прометеи.

Еще три дня тишины ему понадобились для того, чтобы убедиться в том, что что-то пошло не так. Еще два — на то, чтобы перебороть подвывающую избитой собакой трусость. Еще два часа на то, чтобы распределить обязанности и подготовить шаттл. Еще почти час на то, чтобы убедить Лорелею, что все в порядке и что он скоро вернется.

Рис привык путешествовать в более комфортных условиях, этого отрицать нельзя. (Это если не вспоминать путешествия с Пандоры на Гелиос, разумеется — но до сих пор Рис ни разу не встречал такого трясучего транспорта, как тогда.)

— Звони только в критических ситуациях, — предупредил Рис Лорелею, закрывая дверь шаттла.

— Удачи, босс, — успел услышать он.

Все еще была вероятность, что наемник загулял и сейчас валяется в отключке. Это было одновременно и лучшей вероятностью и худшей. Лучшей — потому что в таком случае Зейн жив, и худшей — потому что позволил себе так грубо проигнорировать заказ.

Плохой вариант Рис рассматривать не хотел, но, конечно же, понимал — киборга давно может не быть в живых. Тогда у Риса у самого будут проблемы: с бандитами и психами Зейн справился бы даже во сне, и у Риса нет и шанса против того, что могло убить его.

Не скаг же его ночью задрал.

Рис включил полный автопилот, как только покинул орбиту Прометеи. Космос не привлекал его никогда. Например, он бы никогда не сделал главным штабом своей компании огромный висящий в небе кусок металлолома — весьма высокотехнологичного, да, но все же (и, в основном, потому, что он прекрасно знал, как громко такая махина падает). Конечно, его уже не укачивало так, как раньше. И, по крайней мере, это был намного более приятный способ путешествия, чем Гиперионские телепортеры.

Ими Рис не пользовался и, вообще-то, надеялся не пользоваться никогда. Он... он зарегистрировал себя в системе Нью Ю (никогда не знаешь, когда может случиться реально очень плохой день), но не пользовался этой системой, и, вообще-то, надеялся никогда не использовать в будущем. Типа... это его материальное тело, и он не хочет быть отцифрован, как машина из Тачкомата.

Но это не повод не зарегистрироваться. В конце концов — должна же быть у него страховка. А уж если что-то все-таки случится — и он станет полуцифровым, как все остальные нормальные Искатели Хранилища, вот тогда он будет пользоваться и телепортами. И сможет танцевать на поле боя, если вдруг ему захочется, стреляя в разные стороны и даже не заботясь о том, попадает ли он. (Ему не захочется.) Нью Ю позволяла перерождаться бессчетное количество раз, впрочем — у всего был предел. Например — предел кошелька, потому что новое тело стоило недешево, а Гиперион не прощал долги. На самом деле, это была скорее моральная граница, чем реальная — Нью Ю собирал совершенно идентичные прошлому тела, разве что без дырок от пуль. Но просто так перейти через этот барьер Рис не мог.

К Пандоре он подлетел через несколько часов — шаттл не был рассчитан на далекие прыжки, и Рису приходилось делать небольшие — но много.

Здесь все было... не так, как он привык. Элпис светился равномерным желтым и был настолько близко к Пандоре, что становилось откровенно страшно.

Конечно же, Рис знал об этом обо всем.

Он был знаком с Лилит очень поверхностно. Даже, можно сказать, и вовсе не знаком. Ну, такой тип знакомства, при котором вы кивнули друг другу и забыли об этом практически сразу же. Познакомился он с ней, что не удивительно, на Пандоре, и вообще-то, это был, ну, тот самый раз, когда он в последний раз посещал эту планету.

Видеть, что стало с Огненным Ястребом сейчас, было... странно. Такая огромная сила — вся направленная на то, чтобы не дать умереть этому огромному шару, состоящему из щелочи, песка и эридия. О, и из перегрызающих друг другу глотки бандитов.

Рис не мог понять любви к этой планете. Он бывал на ней, но того очарования понять не смог, хотя даже Вонн — черт возьми, его бро Вонн, с которым они через столькое прошли на Гелиосе и в Гиперионе в целом, нашел эту планетку прекрасной по-своему. Променял удобства и высокие технологии на... на что? На пыль, кровь, грязь, антисанитарию и убийства.

Но Вонн полюбил ее. Лилит ее любила. Саша любит ее — видимо очень и очень сильно. Даже Зер0 — казалось бы, абсолютно безэмоциональный по поводу всего, что не касается Лорелеи, можно сказать, любил ее.

Рис вздохнул, перехватывая управление. Сейчас он уже отчетливо понимал, что это было глупой затеей — лететь сюда самолично. Но он не мог по своим личным делам посылать отряды людей компании на другой конец галактики. И у него не было кучи роботов... он планировала постепенно вводить разработку, но не мог просто повторять технологию гиперионовских грузчиков — хотя они, бесспорно, были эффективны.

У него было несколько тузов в рукаве, но Рис никогда не был воякой или идейным борцом. Он предпочитал решать вопросы вербально, а не чесать кулаки о чужие лица. Свое лицо он, например, очень любил — а еще знал, что едва ли он хоть как-то презентабельно выглядит с подбитым глазом или типа того. Он не тот тип мужчин, которых украшают шрамы и увечья.

Шаттл опустился медленно и плавно — старые атласовские технологии, вкупе с его разработками, стали невероятно мощными, и, да, Рис тратил массу времени на оформление бумаг, управление и прочую директорскую шелуху— но при этом с удивлением обнаружил, что особо не горит безусловной властью. Разработка оказалась в разы интереснее.

Впрочем, работать без босса над собой было намного приятнее, чем работать, находясь в самом низу прекрасной (очень хреново работающей) пирамиды из начальников.

Встреча с землей прошла тоже безболезненно. Рис знал это место — где приземлялся. Небольшая база, на которую и должен был телепортироваться Зейн. Недалеко оттуда улетала махина "Убежище 3". А вот до обломков Гелиоса было далеко — хотя и видно их было отсюда прекрасно. Это было... неплохо. Рис не хотел бы к ним подходить.

Рис не стал выходить из шаттла сразу же. Во-первых — у него была небольшая надежда подцепить сигнал ЭХО Зейна — он не мог сделать это находясь на Прометее, но, если Зейн все-таки добрался до Пандоры — он может уловить его устройство. Если оно не сломано, конечно. Во-вторых — солнце висело в самом зените — и предполагало там оставаться надолго, — так что Рис сначала предпочел бы собрать небольшой походный рюкзак. Сущие пустяки. Немного воды, пару пистолетов, патроны к пистолетам. Горелку, немного одежды. Типа, чтобы не сдохнуть в первые несколько часов.

Он... попадал до этого в некоторые переделки. Уже после Пандоры, точнее. И стрелять пришлось научиться. ЭХО-глаз давал и не такие прибавки, Рис как раз недавно его усовершенствовал. И щит у него сейчас был намного лучше, чем у подавляющего большинства — он директор большой компании, можно же ему позволить себе роскошь? Он, конечно, даже с такими примочками, не такой профи как Зер0, но, при должном испуге, подошедшему бандиту голову разнесет. Собственно, по этому же поводу он и не спешил во всеуслышание называть себя Искателем Хранилища — хотя по факту он им был. На него и так немало заказов поступало. Не хватало еще вечной возни с очередными наемниками.

Антенна на шаттле помогала расширить область поиска до почти тысячного радиуса. Всю планету не покрывало, конечно, но этого должно было быть достаточно. Так-то — на юго-восток — огромная эридиевая дыра, а на запад — огромный океан.

Немного усилий, настроек и исправлений, и устройство отыскало комм. Сразу же точное местоположение оно выдать не могло — и так пришлось лезть через старый Далевский спутник, — но к звуку Рис смог подключиться. Сначала ему показалось, что на другом конце тишина.

Потом он услышал капание воды. Мерное и однотонное. Звук падающих и разбивающихся о воду капель. Сначала Рис хотел позвать Зейна, но что-то его остановило. Предчувствие, интуиция — не так важно. Рис потер виски ладонями и взглянул на дисплей. Система обещала установить местоположение за ближайшие двадцать минут.

Рис простонал сквозь стиснутые зубы и прикрыл глаза. Он мог бы попытаться переподключиться через более новый гиперионовский спутник, но, во-первых, кто-то мог это заметить. А во-вторых — по времени на это ушло бы примерно столько же.

Рис натянул рюкзак — чисто на всякий случай, — и открыл дверь шаттла. Сделал первый шаг.

И с воскликом, едва успев зацепиться за ручку у дверей, — господи, спасибо за тех инженеров, которые приделали туда ручку, — втянул себя обратно в шаттл. Как он мог не заметить ход вниз, приземляясь, он плохо понимал.

Зато прекрасно понимал, что, свались он вниз, пару костей сломал бы точно — вот уж что-что, а экзоскелетную броню он не взял (а жаль). И черт его знает, выбрался бы, даже несмотря на то, что в ведущем вниз проеме была лестница.

Рис осмотрел местность. Хлам, мусор, старье, ветошь, обломки-осколки-обноски. Горы, горы отходов.

Пандора.

И грязно-зеленая коробка биотуалета посередине небольшого огороженного посреди дороги островка. О, и, кажется, он случайно снес половину ограждений, когда садился. Рис честно сдержал ругательство и посмотрел вперед. Нужное ему строение было прямо перед ним. То есть... странно было бы называть это единичным строением — кучи каких-то отдельных кабин, блоков, это все понаставленно друг на друга, но внутри — да, вроде как единое помещение. Рис тут еще не был, да, но Вонн, когда предлагал встретиться с месяц назад, отправлял именно эти координаты — Сушь, Алый штаб.

Рис осмотрел внимательнее дыру в песке и нашел, как может спуститься. Переставлять шаттл не хотелось. Громко, долго, муторно.

Рис моргнул, повел плечом назад и, придерживаясь механической рукой, соскользнул на песок, оказываясь в полуметре от дыры. С любопытством заглянул туда — надо же, даже свет работал. Пришлось немного оглядеться, но он нашел и энергогенератор рядом с автоматами Маркуса. И Тачкомат в десятке метров.

Рис, вообще-то, и не надеялся обойтись совсем без оружия, но первого же скага пришлось отстреливать, стоило ему только выйти на дорогу. По крайней мере — этот был мелкий и не имел никаких мутаций. Атласовский пистолет был удобен для далекой дистанции. Был удобен для тех, у кого не очень хорошо с меткостью. Рис гордился своей разработкой самонаведения, но самому ему она нужна не была.

ЭХО-глаз и робо-рука. В общем и целом, Рис был левшой, но когда пришло решение заменить руку — менял он правую, вкупе с кучей электроники в голове, он спокойно и без напряга мог управлять обеими руками. В конце концов — без давления, без конкуренции, если не считать первые два года поднятия Атласа из пепла, Рис смог раскрыть свой потенциал. И плевать, что говорили, пока он работал в Гиперионе. Они считали его неудачником?

Где они сейчас, а где сейчас он.

Скаг пискнул, рыкнул и замолк, отлетев чуть-чуть назад. Рис считал себя милосердным — стрелял ровно в голову под таким углом, чтобы пуля разнесла мозг сразу же. Один выстрел — этого достаточно. Скаги стайные твари. Ему не нужно сейчас отбиваться от массы псин.

Пистолет легко закрепился в кобуре — фирменная атлосовская сфера на его пистолете отсутствовала. В нее Рис в свое время упихал все те системы, позволявшие снарядам самонаводиться. Получилось странно, но стильно, и отдел дизайна тогда только немного изменил внешний вид первых прототипов.

Его личный пистолет он собирал сам. Не любил все эти громоздкие винтовки и дробовики. Для таких больших и разрушительных пушек он не так часто оказывался в перестрелках. Почти никогда, вообще-то, но после ситуации с Катагавой, замаскировавшимся под Зер0, решил, что он все-таки будет таскать с собой что-то, чем можно отбиваться. Пошел на сделку с самим собой. Первый же конфликт, который закончится кровью — при возможности разрешить его словами, — и он отложит пистолет и больше не вспомнит о его существовании.

Дверь была закрыта на электронный замок, и это было странно. Рис слабо себе представлял, зачем здесь такая откровенно сложная для бывшего лагеря бандитов система, но взломал ее быстро. После Джека в его голове, после всех его "уроков" — взлом давался намного лучше. Тогда дело было в том, что у Джека был лучший доступ, — высший, в его случае, — но сейчас... откровенно говоря — Рис натренировался. Хорошо натренировался.

Замок пиликнул, дисплей сменил цвет с красного на зеленый, и Рис осторожно вошел. В коридорах было темно. Дверь запищала... а затем с грохотом захлопнулась, оставляя его в практически полной темноте. Рис активировал ночное зрение, вынул из кобуры пистолет и глубоко вдохнул. И поперхнулся — запах затхлости наполнил нос с утроенной силой, смешиваясь с запахом чего-то сгнившего. Попетлять пришлось основательно, но Рис, через время, увидел слабое свечение где-то впереди.

Только теперь Рис догадался включить и усилитель звука — он переделал под механику почти всю левую часть, и ухо в том числе. То есть кожа была его, конечно, но вот часть костей уже пришлось заменять на углепластиковые пластины. Цена усовершенствования.

Это было не очень удобно, было ощущение, будто на правое ухо он оглох, да и на правый глаз — ослеп, но он не использовал эти системы в быту. А при опасности можно такое пережить.

Рис еще раз вздохнул, стараясь игнорировать подступающую из-за запаха тошноту, и распознал звук чьего-то дыхания где-то впереди. Волосы на затылке встали дыбом, и ему пришлось перехватить пистолет механической рукой — левая рука задрожала, сбивая всякий прицел. Рис сглотнул, подавляя дрожь в коленях.

Здесь нет ничего, с чем он не справился бы. Та и к тому же, если судить по тому, насколько это дыхание было сбито — сидящий в комнате был тоже напуган. Рис не стал усиливать звук еще сильнее для того, чтобы распознать сердцебиение. По дыханию ориентируется — и ладно.

Скорее всего, его еще не слышали, Рис старался идти тихо.

Нужный проем оказался в полуметре, и Рис понимал — если он сейчас подойдет еще чуть ближе, его увидят из-за свечения автомата преображения. Это был единственный источник света в комнате, и тот угол, из которого доносилось дыхание — освещен не был. Рис собрал всю свою волю в кулак.

И в три шага оказался в комнате. Вообще-то он собирался четко проговорить "Сдавайся, у меня оружие!"

— КРОВАВАЯ ВЕНДЕТТА! — заорало на него из угла что-то, выпрыгивая, и весь план Риса пошел насмарку.

— А-а-а-а! — вместо планировавшейся фразы завопил он и нажал на спусковой крючок, в самый последний момент подняв дуло пистолета в потолок.

Механическая рука дернулась чисто инстинктивно, что произошло — Рис осознал уже после выстрела, но на всякий случай быстро отошел за какой-то металлический ящик посередине комнаты, пригибаясь и пытаясь укрыться от зазвучавших выстрелов ответного огня.

— Вонн! — заорал Рис что есть мочи. — Вонн, это я! Не стреляй!

Сердце билось где-то в горле, в левом ухе звенело — он забыл отключить усиление звука, и сейчас был откровенно оглушен слишком громкими хлопками. По вискам тек холодный пот — о, боже, это же пот, да? его же не ранили в голову?!. — а во рту поселился мерзкий привкус ужаса.

— Вонн! — крикнул он снова, паника прошлась по его связкам, и он дал петуха, но выстрелы прекратились.

— Какого?.. — знакомый, но очень охрипший голос его друга, послышался все из того же угла. — Рис?..

— Да! — уже сильно тише подтвердил Рис, вылезая из-за укрытия.

Усиление звука он отключил, но в голове все еще звенело. Вонна видно почти не было, свет от автомата несколько слепил, не давая нормально работать ночному зрению, но без ночного зрения Рис не видел вообще ничего. Пришлось все-таки отрубить ночное зрение и включить небольшой фонарик в руке. Подсветил он им, правда, не Вонна, а себя, чтобы тот хоть как-то убедился.

— О, боже, чувак, ты напугал меня до чертиков! — свистяще возвестил Вонн, а затем прошествовал мимо Риса.

Послышались щелчки, потом что-то подозрительно напоминающее опускающийся рубильник, а затем — над головой зажегся свет. И Рис смог хоть украдкой осмотреться.

В комнате были окна — но они были заколочены металлическими листами. Был выход наружу, но и он тоже был заколочен. Был поворот куда-то — комната имела г-образную форму, но из-за света автомата преображения Рис этого не видел. Вдалеке были скинутые в угол какие-то тряпки, подозрительно напоминающие в своей совокупности спальное место.

И, как и на всей планете — мусор. Много мусора. По всей комнате.

Внешний вид Вонна его почти не удивил. Он уже успел привыкнуть к новому "гардеробу" — одним трусам да плащу, — хотя и подозревал, что в прошлый раз это все было хотя бы чуть чище. Вонн, впрочем, оброс даже сильнее с их последней встречи. И если раньше борода была хоть как-то ухожена, то сейчас она состояла их одних колтунов.

— Что-то случилось? — спросил Рис.

— Что ты здесь делаешь? — одновременно с ним задал вопрос Вонн, часто моргая.

— Я, эм... — Рис замялся, а затем привычным движением почесал затылок, неловко улыбнувшись. — Вообще-то я отправился за Сашей. Точнее за Зейном, который отправился за Сашей, но если сократить...

— Чт... погоди, то есть никаких сигналов ты не получал? — Вонн уточнил это нетипично-сосредоточенно, а затем нервно рассмеялся. — Вот ведь скажье дерьмо.

Рис затолкал пистолет в кобуру.

— Что-то случилось, — уверенно добавил он.

— А ты попробуй связаться со внешним миром, — фыркнул Вонн, сложив руки на груди. — Вот ведь дернул тебя черт сюда сунуться, бро. Я, как услышал шаттл, затаился. Чуть не сдох тут со страха, пока ты по коридорам шарился. Был готов уже устроить тут... КРОВАВУЮ БОЙНЮ!

Рис аж вздрогнул он неожиданности — последние два слова Вонн проорал так громко, что заложило в "живом" ухе.

— Кхм, — тихо прокашлялся тем временем Вонн. — Прости, привычка.

— Что ты там говорил про связь? — перевел тему Рис. — У меня в шаттле сейчас идет соединение с далевским спутником. Дольше, чем я предполагал, правда, но все же связь почти установилась.

Рис развернул руку, думая войти в атласовскую сеть, но Вонн снова заорал дурниной.

— Даже не думай об этом!

Рис ошарашенно сжал ладонь в кулак и моргнул.

— Прости?.. — ошарашенно проговорил Рис.

— Засекут ведь!

— Ты же сам сказал попробовать! — запротестовал Рис в замешательстве.

Вонн поднял брови и поджал губы, облокачиваясь плечом на тот самый ящик, за которым прятался Рис, а затем и вовсе склонил голову.

— М-м-м, да, мой косяк, — признал он все-таки. — Впрочем... погоди, ты сказал, у тебя в шаттле сейчас идет соединение?!

— Именно это я и...

Вонн подорвался так же неожиданно, как и делал все до этого, Рис уже даже не вздрагивал, только напрягался.

— Плохо-плохо-плохо, — бормотал Вонн, пересекая комнату бегом и стаскивая в кучу вещи. — Давно оно?.. Ты приземлился минут тридцать назад... есть еще минут пять-десять... где же я... о, нашел... ЗА СОЛНЦЕКРУШИТЕЛЕЙ!..

— Вонн! — все-таки рявкнул Рис, и тут же прочистил горло, — что, черт возьми, происходит?!

Вонн встал как вкопанный, моргнул, набрал в грудь побольше воздуха, а дальше снова двинулся к центру комнаты. Отковырял от пола лист металла, затолкал в образовавшееся отверстие весь хлам, который до этого покидал прямо на пол, — Рис в куче всяких гаджетов и тряпок заметил знакомую Гиперионовскую расцвету, и только когда все скрылось в тайнике, понял, что это те самые "супер-редкие-коллекционные трусы с логотипом Гипериона", — оставив только паршивую CoVшную винтовку. Впрочем, она бы туда и не влезла.

— Давай-ка мы очень быстро отсюда свалим, а то от нас не останется даже кровавой лепешки, — Вонн упер свободную руку Рису в спину, явственно толкая его на выход. — А дальше я тебе расскажу, что происходит. Давай, давай, шагай! БАНДИТСКАЯ ЖИ-И-ИЗНЬ!

Рис потряс головой, надеясь избавится от звона в уже обоих ушах, но послушно пошел туда, куда направился Вонн. И очень быстро понял, что пешком за ним не поспевает. Вонн бежал, странно переваливаясь из стороны в сторону, но бежал быстро, и Рису самому пришлось перейти на рысцу, чтобы поспевать.

Такими темпами он выдохнется очень быстро.

Солнце резануло по "живому" глазу, и ему пришлось его зажмурить — по крайней мере механика хотя бы быстро перестраивалась. Рис вообще-то обычно жил вообще без каких-либо неприятных последствий, появляющихся из-за его электроники. Но на Пандоре "обычно" не было — и за эти несчастные, сколько, полчаса?.. он успел настрадаться то из-за механической части, то из-за органической, то из-за их полного диссонанса. Рис про себя отметил, что разберется с этим, когда вернется на Прометею.

Если вернется.


Вонн бодро бежал к Тачкомату.

— Они должны были уже засечь сигнал, — даже не сбиваясь с дыхания, прокричал он, и тут же открыл огонь по выскачившему щенку скага. — Но они не знают, что это ты... надеюсь.

— Вообще-то... атласовская защита... — пробулькал в ответ Рис, чувствуя, что легкие понемногу начинает жечь, и в итоге сдался и остановился, глотая горячий воздух вперемешку с песком. — Вонн, подожди!

Вонн обернулся, Рис глазами указал на шаттл, упирая руки в бедра и наклоняясь вперед.

— Нельзя, собьют — взлететь не успеешь!

Рис поморщился, понимая, что его физическая подготовка вообще ни к черту. За Вонном что-то завозилось, Рис выдернул пистолет из кобуры механической рукой и, прицелившись, вынес еще одного скага. Вонн даже не успел вздрогнуть.

— Э-э, — протянул Вонн, оглянувшись, — спасибо, бро. Их укусы сложно дезнфицировать.

Рис снова булькнул — хотя пытался хмыкнуть. На Пандоре, кажется, вообще ничего не дезинфицировали. Обычно просто обкалывали место регенеративным препаратом Зеда, и бежали дальше, даже кровь не остановив.

— Я должен забрать информационные данные... координаты... еще по мелочи... — все-таки выговорил Рис. — Из шаттла. Я быстро.

— Ты очень быстро, — согласился Вонн, и Рис заторможенно кивнул. — БЫСТРО!

Рис подскочил и снова трусцой добрался до двери шаттла, в один осторожный прыжок преодолел расстояние до кнопки открытия дверей, и влез в шаттл. Шаттл встретил его прохладой и свежестью. С наслаждением настоящего ценителя, Рис вдохнул этот свободный от пыли и зноя воздух, а затем добрался до экрана. И, поблагодарив всех богов, быстро переписал координаты во внутреннюю систему. Туда же перекинул карту и немного программ, которые могли помочь — для них не нужно было соединение, они работали в оффлайн-режиме.

Осмотрелся, вытягивая еще больше патронов, нашел винтовку для Вонна — нормальную атласовскую винтовку, а не то убожество, что сейчас использовал Вонн, — к ней патроны, вытянул первый попавшийся щит, у него в шаттле по любому щит будет лучше, чем то, что носит Вонн — если он вообще что-то носит из защиты. Глотнул чистой воды, покидал фильтры для воды в таблетках, несколько сухпайков. Подумав, снял галстук и стащил с плеч свой любимый пиджак — будет жаль его потерять, — и вместо него натянул "куртку для вылазок на улицы Прометеи" — она была не только легче, но и прочнее. И ее было не так жаль. Запихнул в наружный карман рюкзака электролитный коктейль, в маленький кармашек — аккумуляторы.

Как на этой планете выживать без подобного набора — он не представлял.

— РИ-ИС! — гулко завыл снаружи Вонн, — я говорил БЫСТРО!

Рис вздрогнул, подключив механический слух, и вправду услышал рев моторов.

— Ох ты боже, твою-то ж мать, — сбивчиво, под нос пробормотал Рис, и застонал. Руки, тем не менее, продолжали делать дело.

Уже зашнуровывая "ботинки для вылазок...", он успел только послать по крытому каналу, через несколько промежуточных точек, сообщение Лорелее с координатами места, где был обнаружен ЭХО-комм Зейна: "Если от меня не будет вестей через семьдесят два часа, высылай сюда армию. Или Зер0. Или Зер0 с армией". А затем — грохнул вообще всю систему со всей информацией, что была. Если он выживет — он сможет восстановить все без проблем, но местные компьютерщики вряд ли могли похвастаться подобными умениями. Нашел глазами аптечку, прикрепил и ее к рюкзаку, перед этим вынув оттуда небольшой шприц — и после секундной заминки, зажмурившись, механической рукой воткнул иглу в плечо левой. Нажал на поршень, вливая восьмую часть дозы регенеративного. Ему нужно было сосредоточится. Перевязал ЭХО-глаз и всю голову белой банданой, защищаясь от солнца и делая внешний вид чуточку менее узнаваемым. Глаз спокойно видел через эту преграду — нужно было только его особенно много не использовать, чтобы не выдавать его наличие свечением.

Рис закинул на спину рюкзак, охнув, поняв, что тот стал тяжелее, чем Рис рассчитывал. Поменять брюки — почему он поперся сюда в брюках, черт подери, — времени уже не было. Выпрыгивал он из шаттла уже под приближающийся рык местных курьеров. Он закрыл шаттл, но вообще-то уже попрощался с ним мысленно. Уже вообще без каких-либо ступоров перепрыгнул через дыру и бросился к Тачкомату.

Вонн стоял, нервно стуча ногой по песку, в Тачкомате стояло... нечто. Грузовик с, как Рис в движении успел сосчитать, минимум тремя видами оружия. С обычными колесами, почти без защиты, зато вмещающий минимум шестерых.

— Отзывай это! — рявкнул Рис. — Не оторвемся на этом монстре!

Уже подбегая, он выключил ухо. Рюкзак оттягивал вниз, но регенеративное действовало быстро, придавай сил. Рис подозревал, что кроме адреналина и краски в них ничего не было, но размышать времени не оставалось. Вонн, нахмурившись, дематериализовал грузовик. Рис уверенно кинул в друга винтовку и щит, не сомневаясь, что тот их поймает. Вообще, оружие было тяжелым, но ситуация не давала времени задуматься.

— Циклоны знаешь? — Рис подскочил к панели управления, входя в систему под случайным именем, пока Вонн крепил к себе щит и вешал винтовку за ремень через плечо — сферическая форма мешала, и Рис так же отметил себе в голове, что стоит обдумать этот момент позже.

Тачкоматы взламывались очень легко, а светить свой ID, раз уж тут происходило что-то... не очень понятное, он не хотел. Рис насобирал почти всех улучшений из своей коллекции — если они будут ехать в основном по дорогам, циклоны должны выдержать. Когда-то "в знак дружбы" подаренная Катагавой (тот еще на что-то надеялся, глупец) модификация циклона сейчас была как нельзя кстати.

— Знаю, — болванчиком закивал Вонн. — Ты знаешь, Рис, все прекрасно, но быстрее, давай, БЫС...

— Не ори, — шикнул Рис, наконец собирая весь транспорт целиком. — Забирай этот!

Пиломет с приделанным Рисом на скорую руку самонаведением, колесо-антигравитатор, и, милостиво презентованный Катагавой волновой ускоритель. Этого должно было хватить. Рис надеялся, что антигравитатор поможет избежать столкновений. У него в запасе был и цифровой ускоритель, но материальный Рис не очень хотел цифроваться по такому, кхм, незначительному поводу. Колесо с лезвиями было недостаточно устойчивым, а еще Рис беспокоился, что, если они будут, — не дай боже, — прыгать через каньоны или сигать со скал, костей они не соберут при приземлении. Антигравитатор давл больше надежд на выживание.

— Во-оу! — бело-красный циклон Вонна вылетел со стоянки. — Мощь!

— Знаю, — хмыкнул Рис самодовольно, уже переподключаясь под другим именем, но воссоздавая такую же модель.

Рис отбежал от автомата, добрым словом поминая покойного Скутера, и запрыгнул в кресло.

— Веди! — крикнул он Вонну, выезжая из-под навеса.

Вонн кивнул, оглядываясь. Моторы ревели уже близко, дорога была только в две стороны и, как понял Рис, сейчас они были в середине петли — либо вправо, либо влево, скалу преодолеть никак было нельзя. Гул нарастал, и Рис почти без эмоций понял, что их преследователи не дураки — они попросту окружили их.

— Черт-черт-черт, — шикнул Вонн. — Надо взять вправо! Нет, надо разделиться, может...

— Вонн, нет времени! — крикнул Рис, пытаясь сосчитать, сколько грузовиков вылетает из-за поворота. — Это всё за тобой что ли?!

— Не совсем, — Вонн повернул голову в левую сторону. — Карта есть?

— Есть, — коротко отозвался Рис. — Ты налево, я направо, через место взлета Убежища!

Они будут только мешать друг другу, если попытаются просочиться вместе.

— Удачи, бро! — рявкнул Вонн, и его циклон сорвался с места, сначала петляя, потом выравниваясь потихоньку.

Рис крупно вздрогнул, готовясь к встряске. А затем — завел мотор циклона, врубая ускоритель сразу же. У циклона была не очень высокая прочность — если от пуль он еще мог как-то недолго защищаться, то вот одного-двух попаданий из ракетницы должно было хватить на то, чтобы отправить и Риса, и циклон на тот свет.

Машин было много. Курьеры, в основном, но к ним затесался еще один грузовик, с которого в Риса тут же полетела горящая огромная бочка. Она взорвалась в паре метрах от него, Рис едва успел маневром уйти от столкновения, а затем с видимым трудом вырулить. Спину опалило жаром. Идея нестись на циклоне лоб в лоб к желающим ему смерти бандитам была паршивой. Но Рис даже затаенно порадовался, что собрал циклоны — грузовик им разнесли бы в считанные секунды.

— ЖАЖДА КРОВИ! — послышалось сзади, и Рис услышал характерный лязг пиломета.

— Гра-а-а! — заорал Рис в тон Вонну, нажимая на кнопку включения оружия.

Оставалось только самому не вляпаться в пилы. Этот момент он, в спешке, не продумал.

Глаз пришлось включить, но Рис отчаянно надеялся, что в этой кутерьме никто не обратит внимания на горящую синим из-под ткани технику. Траектории полетов пуль Рис даже не рассматривал — их и его щит, и щит циклона поглощал практически спокойно. Однако от ракетниц и от чертовых бочек приходилось уворачиваться.

Пилы летели вперед и выгодно рвали шины курьерам — не всем, правда, но несколько машин из строя были выведены. Чем ближе Рис приближался к машинам, тем сильнее нарастало беспокойство. Если бы не адреналин — он бы, скорее всего, уже валялся бы без сознания от страха. Ну, или просто валялся бы с дыркой в голове. Ни то, ни другое ему не нравилось. Ближайшая станция Нью Ю была здесь же, она запомнила, что Рис здесь, а сознательно выбрать место воскрешения Рис не мог — так что, скорее всего, его бы просто убивали бы до тех пор, пока на его счету не закончатся деньги, и он не умрет окончательно.

Уже находясь в нескольких десятках метров от машин, Рис врубил антигравитатор и крутанул управление так, чтобы циклон основательно занесло по диагонали. Он чиркнул по касательной пилометом один из курьеров — стрелять из них все равно сейчас было бы самоубийством. В надежде, что он удержится механической рукой, Рис достал пистолет, потянувшись почти через все тело к другому боку, где была закреплена кобура, и навскидку, надеясь на один только ЭХО-глаз, пальнул в находящегося в пяти метрах от него бандита, сидящего на месте стрелка горящими бочками. В движении стрелять получалось так себе.

Пуля попала в шею и Рис выстрелил еще раз — угодив явно куда-то в район ключицы. У них не было щитов. Хорошо.

— ВОТ ТАК, СКАЖЬИ УБЛЮДКИ! — Вонн, похоже, смог прорваться через машины.

Бандиты орали так громко, что Рис вообще едва услышал Вонна за их криками — а еще за грохотом пуль, воем моторов, и жужжанием антигравитационного колеса.

Циклон выскользнул из стены курьеров и грузовика как пробка от шампанского, Рис, не убирая пистолет, схватился обеими руками за рычаги управления, надеясь, что не заденет спусковой крючок. Более-менее выровнял циклон и отключал антигравитатор, переходя обратно в режим ускорения, стараясь выжать из машины все, что только можно. Циклон рвануло вперед так, что Риса вжало в спинку кресла, а ладонь с пистолетом сорвалась с руля.

Если бы не механическая рука — он полетел бы с циклона как тряпочка.

Рис с трудом запихнул пистолет обратно в кобуру. Он вывел из строя бочки, но ракетницы еще остались, и, если машины сами быстро развернуться не могли, то вот стрелки разворачивались спокойно. Рис посмотрел назад — и тут же вильнул в сторону, достаточно резко для того, чтобы увернуться от снаряда. Циклон качнуло ударной волной, но транспорт только устойчиво накренился и выправился. Ускоритель закончился, когда Рис резко выруливал в сторону Дока Налетчиков. Там, если он правильно следовал карте, был кусок, по которому курьер проехать не смог бы, но Рис малодушно надеялся, что для циклона место протиснуться найдется.

Рев не затихал — самые шустрые курьеры успели развернуться. Рис выехал на напрягавший его участок и смог-таки протиснуться в арку. Циклон затрясло, когда он залетел на ступень, но антигравитационное колесо смогло преодолеть препятствие. Бак с ускорителем наполнялся, но его Рис берег для дальнейшего куска пути.

Рядом с ухом хлопнула пуля, и щит истошно запищал, возвещая, что запас прочности истощился. Но Рис уже видел впереди горку — там, впереди, когда-то было "Убежище", но сейчас углубление пустовало. Заезжая на бетонный длинный подступ, Рис с силой вжал кнопку, включающую ускоритель, и наклонился вперед, чтобы его не сдуло. Циклон зарычал и в несколько этапов, рывками, разогнался.

И вылетел с дороги. Рис замешкался, оказавшись над "углублением" — огромным глубоким рвом. Но догадался подключить антигравитатор достаточно быстро для того, чтобы не рухнуть вниз. Ускоритель выхлопнул последнее, и снова отключился на перезарядку, но скорости хватало. Почти что плавно циклон приземлился с другой стороны и, понесся вниз с горки. Крики приблизились — а затем послышался настоящий грохот. Первый курьер не долетел.

Уже когда Рис заворачивал по каньону, он услышал, что еще два курьера, — а может быть, и грузовик, — разбились. Губы растянулись в нехарактерной злой усмешке. Вот так-то, выродкам!

Вонн должен был быть уже впереди — его дорога занимала куда меньше времени, хоть и была уже, а значит неудобнее с точки зрения ухода от погони.

Рис развернулся и снова включил глаз, находя синее свечение колеса и бело-красную расцветку. Так себе цвета для маскировки, но и само колесо скрытности уж точно не прибавляло. Сзади снова послышались выстрелы — Рис умудрился оказаться аккурат перед успевшей развернуться группировкой, преследовавшей Вонна.

— Дерьмо, — рыкнул Рис, отвод пилометы назад и давая полный залп — система самонаведения должна была сработать.

Сейчас возможности смотреть, куда он целится, у него не было. Щит немного подзарядился, но первая же попавшая в него пуля остановила процесс подзарядки. Отчаянно виляя, Рис пытался не допустить столкновения с камнями и при этом не оказаться подпаленным из ракетницы. Курьеры по скорости циклонам уступали, грузовики уж тем более, но оторваться за первые пару секунд циклон способен не был. Какой-то обезумевший скаг бросился наперерез циклону, но Рис не успевал объехать его — и тварь подлетела вверх, подкинутая полем колеса.

Вонн завернул куда-то влево, Рис зацепился за это движение — синее свечение колеса пропало. Сзади пилы рвали шины и обшивку преследователей. Визг скага влился в эту какофонию настолько гармонично, что Рис поморщился. В голове гудело из-за звуков выстрелов, а из-за летящих в лицо пыли и песка пришлось полностью закрыть органический глаз, полагаясь только на ЭХО. Мимолетно Рис пожалел, что не натянул ничего на нос и рот, чтобы не глотать грязь Пандоры вместе с воздухом, но все это казалось несколько... неважным по сравнению с тем, что в него позади стреляет хренова туча психов, пытающихся угробить его.

Но когда к общей катавасии звуков прибавились истошные крики ракков — Рис чуть не завопил от разочарования. От атак с воздуха он не мог отбиваться — было нечем. В памяти еще были свежи воспоминания о гнезде ракков, который они смогли-таки уничтожить только благодаря орбитальному обстрелу с Гелиоса. К счастью — никакого гнезда тут не было — только сами летучие злобные твари.

Атаковали они, правда, в основном бандитов. Но когда тяжелые острые когти прошлись по его плечам, проходя сквозь щит, Рис все-таки вскрикнул. Боль появилась не сразу же — но зато вес ракка придавил к земле так, что Риса вновь чуть не выбило из транспорта.

Ракк отвалился вниз, получив свою приличную долю радиационного урона от щита Риса, и почти сразу же оказался под колесами курьеров. Мерзкое животное проравло куртку и рубашку, будто бумагу, и по прилипающей к спине ткани Рис понимал, что раны серьезные. Лямки рюкзака тоже порвались — и теперь он держался только за счет перетяжки на животе, и постоянно бился о кресло. Рис нервно обернулся — только для того, чтобы видеть, как какой-то ракк втыкает шип в глаз водителю последнего оставшегося курьера.

Облегчение провалилось вниз камнем — бандиты отстреляли почти всех ракков, и почти все ракки — переубивали всех бандитов. Рис чуть не пропустил нужный поворот — и, когда он выехал на нужную дорогу, убирая палец с кнопки стрельбы, он скорее почувствовал, чем осознал, что начинает заваливаться вперед. Вонн ехал впереди медленно. Рис пожалел, что не вытащил в быстрый доступ регенеративные, но взял себя в руки и ускорился, догоняя Вонна.

— Бро! — сияя, воскликнул Вонн, а затем улыбка угасла. — Ох, дерьмо, что с твоей спиной?!

— Ракк, — коротко сообщил Рис, выгибая губы в усмешке.

Сзади не было слышно ничего похожего на машины. Рис облегченно рассмеялся, открывая правый глаз. Впрочем — пришлось закрыть сразу же, чтобы не потерять управление из-за дисбаланса — органический глаз заволокло черной пеленой, все шаталось. Рису пришлось подключить механический слух и приподнять успевшую загрязниться бандану. Ткань затрепыхалась на ветру и Рис одной рукой стянул ее с головы насовсем. Отпускать обе руки от руля было чревато — но необходимо. Они ехали по ровной, — по-пандоровски ровной, — дороге. Рис повязал ткань чуть под глазами, так, чтобы получилась маска.

— Это было!.. — крикнул Вонн и, не договорив, рассмеялся. — Давно такой встряски не было.

— А у меня-то как давно, — почти что пьяно хихикнул Рис, чувствуя, что потихоньку выпадает — и с циклона, и из реальности в принципе своем. — Долго ехать?..

— Опа-па, бро, так не пойдет, — Рис поймал обеспокоенный взгляд вмиг переставшего смеяться друга. — Не долго, но я не уверен, что ты и это выдержишь.

— У меня есть препарат Зеда, — ответил Рис. — В аптечке. В рюкзаке.

Вонн без слов плавно затормозил — Рис последовал его примеру. Снимать рюкзак даже не стал — просто повернул к животу по кругу. Лямки превратились в лоскуты — сам рюкзак был пропитан кровью, и Рис вообще не сразу сообразил, что это — его кровь. Дрожь пробила моментально, стоило только этому осознанию добраться до одурманенного мозга. Хихиканье, рождавшееся где-то в самом верху легких, заглохло. Рюкзак пришлось открывать механической рукой — "живая" ходила ходуном так, что Рис не мог схватить замочек, скрепляющий рюкзак и аптечку.

— Э-э, нет, — Вонн слез со своего циклона и подошел к Рису, перехватывая замочек.

Аптечка открылась легко. Вонн вынул регенеративное и, не размениваясь на любезности, без предупреждения воткнул его куда-то рядом с позвоночником. Рис вскрикнул и дернулся, чуть не уронив аптечку, но удержал все и приказал себе не двигаться. У него еще будет время на то, чтобы посидеть в уголке, обхватив коленки, и поплакать о своей тяжелой судьбе.

Наносить что-то на спину времени не было — за ними все еще могла быть погоня, — поэтому Рис проглотил таблетку-антибиотик и запил ее электролитным коктейлем, чудом оставшемся в целости. Аптечка защелкнулась, Вонн прикрепил ее обратно к рюкзаку. Спереди рюкзак хотя бы не бил по пострадавшим плечам и спине, поэтому перетаскивать его обратно на спину Рис не стал.

— Мне лучше, — приврал Рис, не открывая органический глаз, чтобы его не затошнило из-за дисгармонии.

— Ну-ну, — не поверил Вонн, но на циклон взобрался.

Рис завел транспорт, когда Вонн двинулся вперед, и поехал за ним, держась рядом так, что Вонн оказывался примерно на метр впереди.

— Почему ты окопался там? — спросил Рис громко, перекрикивая ветер, поняв, что может говорить. — Куда мы едем? Что вообще происходит, Вонн?

— Это сложно, бро — ответил Вонн зажато. — Я был там в надежде, что кто-нибудь перехватит сигнал СОС, но, кажется, сигнал просто не покинул планету. Не так далеко, на самом деле, есть еще один штаб, мне кажется, крошка Тина именно там должна быть. Не уверен насчет Брика и Мордекая, они, знаешь... иногда пропадают. А иногда появляются. Было бы здорово, если они здесь, если честно. Я давно не выходил на связь.

Он замолчал, повернувшись к дороге.

— Ты не ответил на последний вопрос, — заметил Рис хрипло. — У меня сложилось впечатление, что мы тут все несколько... в смертельной опасности.

— Можно и так сказать, — хмыкнул Вонн. — Доедем — расскажу. Завтрак, состоящий из мух и жуков, которые попадают на такой скорости в рот — не самый приятный.

Рис покачал головой, понимая, что Вонн просто не хочет вываливать все так.

Плечи и спину жгло — боль смешивалась с неприятным ощущением полыхающего на коже огня, который приносил с собой препарат Зеда. К этому всему прибавлялось еще и палящее солнце. Первый час на Пандоре — а он уже едва не умер.

Прекрасное начало.

На Пандоре происходило что-то плохое — и его друзья были в опасности, а Рис об этом даже не знал. Сидел в своем офисе и решал — ехать ему или нет. Неизвестно, что случилось бы с Вонном, если бы он решил все оставить так. Зейн, скорее всего, мертв.

Саша и Фиона... им катастрофически повезло, если они успели заныкаться.

— По подземным ходам придется идти пешком, — сообщил Вонн. — Даже циклон не проедет.

—Долго? — уточнил Рис.

— Достаточно, — поджал губы Вонн, а затем поперхнулся, дернул головой и выплюнул что-то. — Черт. Так и знал!

Рис хмыкнул устало и уставился на серую дорогу. Горячий воздух шевелил волосы и забирался под драную рубашку. Этот запах — запах Пандоры, запах пороха, крови и топлива, окутал его целиком, и Рис почувствовал, что успокаивается, находя некое равновесие. Пережитая паника ушла, оставив место чуть веселой апатии.

Ему стоило помнить, куда именно он решился сунуться в одиночку.

Семьдесят два часа. Если все станет совсем плохо — Лерелея отправит сюда людей. И солдаты Атласа выкосят все живое, что наставит на них пушки.

Он не сможет отсюда никуда деться — так значит ему придется влиться в этот ритм. Найти свое очарование этой планеты. И стараться давить в себе мысль, почему Джек хотел сравнять все это место с землей.

Вонн свернул с дороги через полчаса езды, — недалеко, да неужели? — уходя в, казалось, чисто поле. Погони за ними не было. Видимо, Рис подорвал достаточно много курьеров. Рис чуть отставал, оставаясь в десяти метрах от него, чтобы не мешаться.

А потом Вонн завернул за какой-то валун... и пропал.

Притормозив, Рис повернул туда же — и нашел уходящий вниз широкий тоннель. Внутри можно было разглядеть свет антигравитационного колеса. Рис направил свой циклон туда же, останавливаясь рядом.

— Надо циклоны дематериализовать, — Вонн указал на спрятанный в отходящем тупиковом тоннеле Тачкомат. — Один из последних, что установила Элли, перед тем, как улететь. Тут весь тоннель — творчество Тины и ее любимых взрывчаточек.

— Удивительно, как он не обвалился, — Рис поежился, осматривая щербатые стены.

— У девочки талант, — ухмыльнулся Вонн и крикнул в тоннель: — ВЗРЫВЧАТКА! Может сваять ее из чего угодно. Из говна и палок.

Вонн подъехал к Тачкомату и слез с циклона. Рис заезжать не стал — спустился со своего транспорта и знаками подозвал Вонна к компьютеру.

— Приложи руку, — Рис кивнул на сканер, а сам подключился к внутренней системе. — Погоди, я перезапишу на тебя... теперь, считай, вынуть такой циклон из Тачкомата сможешь когда захочешь.

— О? — лицо Вонна вытянулось, и он посмотрел на свою руку, будто та стала волшебной.

Рис быстро завел свой циклон на стоянку и, придерживая рюкзак механической рукой, понаблюдал, как тот распадается на синие искры.

Рюкзак пришлось отстегнуть и взять в руки — но механическая рука тяжести почти не ощущала.

— Пошли? — спросил Рис, глядя в сужающийся проход.

Он был все еще достаточно широким — но при этом очень низким. Циклон и вправду не проехал бы. Где-то впереди вниз свисали соляные сталактиты — нужно будет внимательно следить, чтобы не пропахать головой.

— Погоди, — остановил его Вонн, подходя к стене и нажимая на какой-то выступ. — У тебя же фонарик в руке еще есть? Есть, я видел.

— Я этой рукой рюкзак несу.

Вонн замолчал на секунду, а Рис, наконец, заметил, что начинает темнеть. Вход в тоннель закрывался.

— Черт, у вас тут нет света что ли?!

— Не-а, — протянул Вонн. — Может, я возьму на себя твою ношу, а ты посветишь? Ненавижу тут в темноте ходить.

Рис покачал головой и присел, открывая рюкзак. Пришлось покопаться, но, на самом дне, Рис отыскал небольшой фонарик. Когда он вручал его Вонну, было уже совсем темно.

— Лучше пусть фонарик этот разрядится, чем у меня системы от недостатка энергии откажут, — объяснил Рис. — Типа, ну, знаешь, я особо долго не живу, когда половина мозга не функционирует. И не важно, органическая она, или механическая. Электроника не была рассчитана на такое, когда я ее устанавливал.

— А я тебе еще тогда говорил, что отпиливать собственную руку, ковырять в голове дырку и выдергивать собственный глаз во благо компании — так себе затея, — включая фонарик, весело проворчал Вонн.

Щелчок фонарика наложился на звук застегиваемой молнии. Регенеративное действовало неплохо — по крайней мере, кровь перестала течь. Рису пришлось сдернуть импровизированную маску на шею. В тоннеле было влажно и мрачно — Рис смог открыть правый глаз не боясь вызвать головокружение.

— Без нее нас бы тут не было, — фыркнул Рис.

— Ага, — подтвердил Вонн. — Без нее ты бы никаким образом не смог подключить к себе Джека. Сидели бы сейчас на Гелиосе и мечтали бы о том, как именно затолкать Васкезу в глотку его самолюбие поглубже.

Рис дернул уголком губ.

— Ты знаешь, пожалуй, я не жалею, — все-таки хмыкнул он. — Директором компании мне нравится быть больше.

Послышался смешок Вонна.

— Не расслабляйся слишком сильно, тут вполне мог поселиться кто-то. Когда я был тут в последний раз, мне пришлось выселять паукомуравьев, — предупредил Вонн и поправил винтовку. — Крутая пушка.

— Сам проектировал, — не без хвастовства ухмыльнулся Рис.

Тоннель неровным петляющим кишечником уводил все дальше и дальше. Рис привык к отсутствию света — точнее, к тусклому желтоватому освещению фонарика, и шел не боясь встретить головой какой-нибудь выступ или зацепиться за трещину ботинком. ЭХО-глаз пришлось и вправду отключить — вероятность того, что Рис "разрядится" была до смешного мала, но она была, а спать посреди тоннеля, предположительно населенного паукомуровьями для того, чтобы "подзарядить батарейку" — идея не из лучших.

Ботинки были единственным, что осталось целым. Штаны он продрал, пока протискивался между курьерами — и сам не заметил тогда, — за рубашку и куртку был ответственнен ракк. Рис повернул голову, осматривая Вонна. На друге не было ни царапинки. Даже шрамов почти не было, зато загар лег на все тело ровным слоем, будто бы Вонна прожаривали как курицу гриль. Впрочем, любой оказавшийся на Пандоре без верхней одежды так или иначе превращался в курицу гриль, и Вонну откровенно повезло с типом кожи. Рис, если бы не бандана и куртка, уже был бы покрыт красными пятнами солнечных ожогов.

— Ты говорил, идти долго, — осторожно начал Рис.

— Угу, — подтвердил Вонн, бодро шагая вперед.

Рис на секунду замолкнул, собираясь с мыслями и раздумывая, хватит ли у него сил и на разговор, и на путь, или лучше ему сейчас заткнуться и сосредоточить все силы на том, чтобы переставлять ноги.

И решил для себя — как только он поймет, что с переставлением ног он потихоньку перестает справляться, он прекратит расспросы.

— Пока мы идем... — снова пошел издалека Рис, не желая спрашивать напрямую в третий раз подряд — чтобы не услышать нового отказа.

— Ты хочешь знать, что происходит, — ответил за него Вонн, и Рис облегченно угукнул.

— Меня тут чуть не убили... дважды. Так что, думаю, я, эм, имею право?

— Дважды? — переспросил Вонн, явно оттягивая разговор.

— Ты начал в меня стрелять, — несколько обвиняюще заявил Рис, обходя выбоину.

— Ты вообще-то первый начал.

Рис хмыкнул, дернув плечом — и тут же зашипел, забывший, что кровь только перестала идти, а до полного заживления — еще несколько дней. Рана казалась... далекой. Он помнил о ее существовании, но в его сознании она не была прикреплена к его телу ровно до тех пор, пока не вызывала боль. Препарат Зеда, похоже, после основного действия, обезболивал область.

— Справедливо, — недовольным шепотом ответил Рис. — Итак?

— Ита-ак, — протянул Вонн и почесал бороду.

Рис прикусил язык, не став советовать сбрить всю эту поросль — Вонн, скорее всего, зацепиться за эту тему и будет болтать еще несколько десятков минут, лишь бы не приступать в основной истории.

— Почему никто ничего не знает? — спросил Рис. — Типа... эти злые ребята контролируют всю Пандору? Но если бы с планеты вообще не было бы никаких вестей?..

— Ну, допустим, не настолько все плохо? — неуверенно заметил Вонн. — Я имею в виду — основную массу людей это вообще никак не коснулось. В городах все так же режут друг друга направо и налево и горя не знают. И я видел парочку цветущих и не подозревающих о конфликте группировок бандитов.

— И почему тогда никто не может послать сообщение? — не понял Рис.

Рюкзак болтался в руке, задевая колено при почти что каждом движении, но заметил это Рис только когда углом аптечки прилетело под коленную чашечку. Появилось назойливое желание оставить рюкзак прямо тут, но Рис так же понимал, что без своей частички цивилизации не протянет здесь следующего часа.

— Они напали как-то очень неожиданно. И организованно. О, ты говорил, послал сюда Искателя Хранилища? — Вонн потряс головой.

— Да, Зейна, — кивнул Рис. — Я перехватил сигнал с его ЭХО-комма. Там, кажется, капает вода. Это вообще достаточно странно — вода на Пандоре, да еще и капает. Думаю, он где-то под землей. Если вообще жив.

— Почти девяносто процентов, что жив, — отмахнулся Вонн. — Может немного прикован цепями, но сам понимаешь. За Зейна отвалить готовы столько, сколько мы в руках никогда не держали. Я, по крайней мере, точно, насчет тебя уже не уверен. Десять лямов за ключ — это сказки по сравнению с тем, сколько готовы заплатить за Флинта. Там настоящий чертов аукцион. У нас есть канал связи в одну сторону с кем-то из бандитов, Тина с неделю назад подкинула жучок. Мы их слышим, они нас — нет, но я даже близко не сказал бы, где они находятся. Нам очень повезло, что ты смог установить соединение через спутник Даля, а не пошел через Гиперион. Засекли бы быстрее. У них вся техника Гиперионовская.

— И, эм, как они вообще определяют, что я предполагаемый "враг", а не очередной обыватель?

Вонн потянулся рукой почесать затылок, но фонарик в этой же руке дернулся, и Вонн остановил это движение. Хмыкнул — звук разлетелся по тоннелю.

— Хрен его знает, — честно ответил Вонн. — Скорее всего — просто выезжают на любой сигнал, подаваемый "из поля". Сам видел, там все заглушено. Я вообще удивлен, что ты пробился.

— Технологии Атлас — это произведения искусства, — с выражением, свистяще провозглосил Рис, щурясь. — Я в удаленном состоянии взломал зездную базу Маливана, а тут со спутником через заглушку связаться.

— Ой-ой, какой ты важный хакер стал, — со смешком, кривляясь, заметил Вонн. — Посмотрите на меня, я свергнул одну компанию для того, чтобы встать во главе другой.

Рис уязвленно поморщился и отвернулся, не давая Вонну заметить, что слова задели его. Эпизод с Гелиосом все еще отзывался под сердцем фантомной болью.

Видят боги, он не хотел этого. Все эти смерти, все эти маленькие личные трагедии — и одна большая, общая, и умирающая станция, которая много лет была ему домом. Рис ненавидел эту планету.

— Так что? — прочистив горло, продолжил Рис. — Кто они вообще такие?

Ноги уверенно шагали вперёд, но в голове было тяжело из-за постоянно мельтешащего света фонарика Вонна. Состояние было странное — он чувствовал себя откровенно неважно, тело ломило, кожу на спине и плечах сильно тянуло, но он точно знал, что без проблем пройдет еще много — особенно, если они не будут менять темп.

Кажется, это называется "открылось второе дыхание", но Рис не был уверен, какое "дыхание" это по счету.

— В этом и заключается сложность, — недовольно хмыкнул Вонн. – Никто так и не понял, кто это именно. Во главе, я имею в виду, потому что исполнителями в основном выступают остатки особенно преданных Детей Хранилища. В любом случае — кто бы это ни был, у него нехилый такой зуб на Искателей Хранилища. И на всех, кто им помогает.

— Искателей? — Рис переспросил, ощущая некоторый холодок, ползущий по спине.

Технически — Фиона тоже была Искательницей.

— Не так уж и много вообще-то их осталось, — Вонн поджал губы. — Лилит мертва, Майя тоже. Роланд... ну, сам знаешь, это было давно. Экстона и Сальвадора не видели уже кучу лет. Гейдж вовсе где-то далеко, про Крига я слышал краем уха больше, чем пять лет назад, своими глазами видел его всего один раз. Зер0 где-то у тебя, где Амара — не в курсе, кажется, вообще никто. Ни одной сирены рядом. Зейн, если верить твоим словам, у них, Моуз точно тоже. Двойник Джека, кажется, был рядом, но, по-моему, он успел свалить с Мокси до того, как это началось, так что, думаю, они не в курсах, что творится. Мог упустить кого-то, но общую ситуацию ты понимаешь.

— Эта... Тина, она не Искатель?

— Мала она еще для Искателя Хранилища, но задатки есть. Думаю, за нее тоже готовы заплатить, если ты об этом. Насколько я понял, Искатели — их цель потому, что за них платят.

Рис сопоставил всю имеющуюся информацию. Ничего конкретного в голову не приходило. Кто-то просто мстящий, но решивший подзаработать? Или вовсе — кто-то, кто нашел заработок в этом странном и откровенно сложном в реализации плане? Фанатики или аферисты? Группировка амбициозных придурков, или продуманные действия, спланированные при масштабном мозговом штурме?

Едва ли что-то сходилось. Пока получалось, что они перекрывали сеть, отлавливали "беженцев", и забирали в плен ценных людей для дальнейшей перепродажи.

— Погоди, — Рис чуть не запнулся. — То есть нас они, скорее всего, не убили бы?

— Ну, меня убили бы точно, — Вон рвано пожал плечами. — Тебя, боюсь, сначала убили бы, потом только узнали.

В любом случае — Рис плену бы не обрадовался бы. Если точнее — с ума сходил бы от ужаса, не успев адаптироваться к крутому нраву этой планеты. Едва ли он успел адаптироваться сейчас, но после всего пережитого было плевать на все. Рис предполагал, что накроет его уже сильно позже — если повезет, уже на Прометее.

Как простой "прогулочный вылет" за Зейном превратился... в то, во что превратился, Рис плохо понимал, но мозг совершенно отказывался перерабатывать информацию, а напрягать извилины слишком сильно сил не было.

— Я правильно понял, что пользуясь системами Гипериона, они покрывают почти все локации, на которых установлены телепорты и станции Нью Ю? — уточнил Рис.

— Именно, — кивнул Вонн. — Вообще все.

— И... где они взяли такое мощное оборудование? — почти без надежды поинтересовался Рис.

В конце концов, если их финансируют — значит, скорее всего, это не бандиты, а кто-то, пришедший извне. Не с Пандоры. Или с Пандоры — но хорошо прятавшийся здесь с несметными богатствами.

— А, это просто, — Вонн поморщился, и Рис прислушался. — Я был уверен, что я, с Детьми Гелиоса, вынес все, что только было возможно, но потом ЭТИ ЧЕРТОВЫ УРОДЫ УБИЛИ ВСЕХ!

Вонн тяжело вздохнул, пока Рис переводил дух — привыкнуть к неожиданным выкрикам у него не получалось, а крик Вонна пролетел по всему, кажется, тоннелю и вернулся в виде эха.

— Я ничего не понял, — честно заметил Рис, подавив желание помассировать ухо.

— После того, как ты исчез, я образовал банду. Думаю, ты помнишь этих ребят, — Вонн нервно сглотнул, — наши бывшие несколько одичавшие коллеги, которые почитали тебя почти как до этого почитали Джека. Вот после того, как ты улетел, пришла группировка и отравила газом ВСЕХ ДО ЕДИНОГО! КУСКИ СКАЖЬЕГО ГО...

— Вонн! — перебил его Рис, прикрывая ухо. — Я помню это, ты... говорил. Ты что-то говорил про обломки Гелиоса.

— Точно, — Вонн прокашлялся. — Я недавно выяснил, что одно крыло отлетело дальше, чем я предполагал. Мы не осматривали его с группировкой, я даже представить не мог, что после такого падения что-то мощное могло сохраниться в рабочем состоянии. Кучи серверов, компьютеры, масса электроники, там даже какие-то протезы, по типу твоей руки, сохранились. Укрепленные комнаты. Будто бы Джек заранее попытался защитить информацию и компьютеры.

— И откуда вы это узнали? — уточнил Рис задумчиво.

— Мордекай, — ответил Вонн. — Они с Бриком и Тиной хорошо сработались. После той истории с Жопцом.

— Даже знать об этом не хочу, — быстро проговорил Рис. — Я подведу — бандиты раскопали и настроили чудом сохранившееся оборудование с Гелиоса и теперь отлвливают всех, кого можно поймать. Так?

Вонн только кивнул, и Рис нахмурился.

— Звучит как-то... неправдоподобно, — неуверенно заметил Рис.

— Бандиты, от которых мы улепетывали, были весьма правдоподобные, — прищурился Вонн — Рис едва разглядел это движение.

Рис замолчал, обдумывая ситуацию, Вонн не отвлекал его. Они шагали уже достаточно долго — Рис успел потеряться во времени. Только сейчас начал постепенно замечать, что держит весьма бодрый темп, — не бег, но все же, — на протяжении всего этого пути. Дыхание было тяжелым, но равномерным.

Видимо, препарат Зеда творил чудеса. Когда он будет на Прометее — лучше всего будет проверить, все ли в порядки с организмом. Вряд ли такие встряски прошли бы для него без последствий. Рис — офисный работник, был им и им же и остался, несмотря на фактическое наименование Искателя Хранилища. Он знал, что люди, живущие на Пандоре, ловят кайф от постоянного чувства неопределенности и нависшей над головой вероятностью сдохнуть в ближайшие пятнадцать минут из-за чего на самом деле угодно, но Рис не любил это напряжение.

Вонн прижился здесь — пусть Рис и не ожидал этого от тихони-друга. Когда-то тот, пьяный в стельку, признался Рису, что завидует ему, и тогда Рис не особенно понял, чему, собственно, завидовать — оба были стажерами на Гелиосе, ни высоких должностей, ни каких-то выдающихся достижений. Рис не понимал до сих пор — но сейчас, по крайней мере, понятно было бы, чему завидовать — но, кажется, сейчас это чувство Вонна отпустило.

Рис звал его с собой, как и Сашу. И Вонн решил остаться. И это было его решение. Рис принял его.

— Почти пришли, — заметил Вонн, и Рис очнулся от размышлений.

Он не знал, насколько выпал из реальности, но тоннель как-то особенно не поменялся.

— Никаких паукомуравьев? — со смешком спросил Рис.

— И хорошо, — фыркнул Вонн.

Фонарик доблестно прожил весь путь, и Вонн выключил его, когда впереди, за поворотом, показалась полоска света.

Ноги гудели, будто под кожей и в мышцах поселились жуки, и роились, роились. Риса передернуло от ассоциации — а еще появилось ощущение острой необходимости проверить, в порядке ли все с его ногами. На Пандоре не жило ни одного, кажется, дружелюбного животного. Почему бы не жить мелким плотоядным паразитам.

Вонн схватился за ручку двери, из-под которой бил свет — дверь была закрыта, но не на электронный замок. Со скрипом и лязгом, но та поддалась, отъезжая вбок.

И вот честно. Рис ни разу не удивился, когда вместо пустого коридора, их встретило направленное дуло дробовика. Девочка, держащая дробовик, была... одновременно будто бы совершенно не отсюда — но при этом выглядела так, что сразу становилось понятно, что она с Пандоры. Диссонанс возник в уставшему мозгу и так же быстро рассосался.

— Вонн? — беспомощно опустил голову Рис.

— Тина! — Вонн, кажется, вовсе не удивился.

Девочка наклонила голову — заячьи уши качнулись. Лицо стало сосредоточенным.

— Неужели кто-то там наверху все-таки поймал сигнал? — дробовик опустился вниз, и Рис позволил себе нервный смешок. — Ты привел! Привел-привел! Это тот самый Искатель, про которого орали через жучок?! Скажи, что это он! Я Тина! А ты?.. Выглядишь неважно, правда.

— Спасибо за честность, — осклабился Рис. — Они говорили про Искателя? Может, Амара?.. З4ЛП? Я про него ничего от тебя не слышал, Вонн.

Тина подскочила на месте, развернулась на месте на триста шестьдесят градусов, затем еще раз — на сто восемьдесят, и откровенно прыгающей походкой помчалась куда-то по коридорам.

Рис выдохнул. Он был просто рад видеть освещение и чувствовать ровный бетон под ногами. Вонн же бегом последовал за Тиной. Рис, плюнув на все правила приличия, и, просто понадеявшись на то, что поворотов будет не много и он не потеряется, пошел следом в том же темпе, что и шел до этого. Тело еще не сдалось, но он точно понимал — как только он сядет — встать ближайшие несколько часов он не сможет.

Звук шагов, — топот, — вел его. Впрочем, когда Рис вошел, Тина уже сидела по-турецки на столе и держала какой-то необычайно древний ЭХО-комм, из которого доносились только какие-то хрипы и помехи. С запозданием Рис понял, что хрипы были храпом. Носитель жучка спал.

— Так что там с Искателем?.. — вваливаясь в комнату, поинтересовался Рис.

— Она говорила про тебя, Рис, — шепотом оповестил Вонн. — Искатель Хранилища — это ты.

Рис промолчал, повернувшись к Тине. Она раскачивалась из стороны в сторону, пялясь Рису в глаза, и совершенно безумно улыбалась. Рису стало очень не по себе. Он перевел взгляд на свою механическую руку, будто в первый раз замечая рюкзак в ладони. Чуть присел, отпуская рюкзак на пол. Тина постучала по комму и прокашлялась.

— Они там говорили, что какой-то особо лютый Искатель Хранилища разнес их в пух и прах! И что он управляет ракками! И что умеет летать! И что стреляет, ни разу не промахнувшись! — Тина покатилась со смеху. — Мертвых вдвое больше, чем после их стычки с нашей дружественной бандой! И это один человек!

— Они... боятся?.. — неверяще булькнул Рис.

— Да они в полном ужасе! — воскликнула Тина, спрыгивая со стола и пружинящей походкой обходя Риса. — Что-то не похоже, чтобы ты управлял ракками. Или управляешь? Я надеялась посмотреть на раккчат... раккчатов? -чатиков?.. Неважно! Так что, кто ты такой вообще? Воннчик привел тебя, значит ты свой, но какой-то ты чистенький очень.

Рис со смешком отчаянья оглядел себя — рванье вместо одежды, раны, кровь, пыль в волосах, на коже какие-то разводы. Чистенький? Он таким грязным не был со времен первого посещения Пандоры!

— Рис, — хрипло представился он. — И я не управляю ракками. И летать не умею. И стреляю из самонаводящегося оружия. Промазать можно только если стрелять в небо.

Тина на секунду замерла, губы округлились, и она издала протяжный разочарованный стон.

— А как?.. А зачем ты вообще прилетел-то тогда, если ничего из этого не умеешь? — она свела брови на переносице. — И вообще, ты хоть на что-нибудь способен?!

— Я вообще не знал, что здесь происходит, я летел, скажем так, к другу, — осадил ее Рис, понимая, что манера общения у Тины слишком пандорианская, и поежился, добавляя: — И, допустим, угробили мы сегодня и вправду немало народу.

— Рис программист, — вставил Вонн.

— Это если очень грубо и очень ограниченно, — почти оскорбленно заметил Рис.

Тина от него отмахнулась, перекатываясь с мыска на пятку и явно что-то обдумывая. Вонн рядом с ней вообще никаких затруднений не ощущал — вел себя так же, как и с Рисом. Либо доверял, либо просто никогда не был наготове. Что на Пандоре было смертельно. Рис просто принял для себя, что, несмотря на явные... психические отклонения, Тина — их "бро". Иметь в друзьях хорошего подрывника на Пандоре — хороший расклад.

— Мордекай с Бриком не объявлялись? — спросил Вонн.

— Морди нашел что-то у Гелиоса, — ответила Тина быстро. — они там разбираются. Должны-ы бы-ы-ыть к вечеру? Не уверена. Ты же их знаешь. Скажут, что будут через день, а потом... — она надула щеки и сложила руки "бочкой" так, будто ее тело было раз эдак в десять больше, чем на самом деле, а затем очень грубым голосом програркала: — "Там был мордобой! Я не пропускаю мордобой! А Мордекай не пропускает мордобой со мной!"

Рис все с тем же запозданием понял, что Тина пародировала кого-то. Очевидно — скорее всего Брика. Рис поверхностно вздохнул и почесал переносицу указательным пальцем левой руки. Мир вокруг снова начинал шататься. Ему нужно было обработать рану. И восстановиться. И поспать. На поесть не осталось ни сил, ни желания.

Семьдесят два часа ему нужно продержаться в этом аду. В том, что армия ему понадобится, Рис уже почти не сомневался. А еще надеялся, что Лорелея, уловив настроение послания, пришлет все-таки и армию, и Зер0, а не только Зер0 — потому что, очевидно, сам Зер0 здесь тоже будет в опасности.

Но так же он понимал, что бездействовать все три дня в надежде, что Лорелея все поняла, было слишком наивно. И соединяться с кем-либо теперь, когда они на базе, тоже. К тому же, похоже, без систем шаттла у него ничего подобного и не получится.

— Скажите мне, кто-нибудь, а вы пробовали выслать сигнал из города? — спросил Рис. — Типа, знаете, закосить под местных и просто в личной переписке через кого-нибудь передать, что на Пандоре нужна помощь? Вонн говорил, что они не блокируют обычную связь, а проверять каждое уходящее с планеты письмо или аудиосообщение даже с мощными серверами — глупо и расточительно.

И Тина, и Вонн посмотрели на него, как на идиота, но Рис не понимал, в чем проблема.

— Выедешь отсюда на любом транспорте, и через пару минут — бах, бдыщ, бабах! И тебя подорвали курьеры, — красочно описала Тина. — Ногами не дойдешь. Морди еле добирается до той груды металлолома, а до ближайшего города — это как десять раз до Гелиоса и десять раз обратно.

— Понял, — коротко ответил Рис.

У него не было в запасе из транспорта ничего, что помогало слиться с окружающей средой. У него даже был мотоцикл в форме какой-то рептилии (полученный, кажется, от того же Зейна), но маскировочных не было. Большое упущение. Когда он вернется на... Если он вернется.

Ничего приятного в этом чертовом "приключении" пока что не было.

— Во-онн, — протянул Рис, чувствуя, что тело начинает отключаться даже быстрее, чем он предполагал.

Рис подрубил все-таки ЭХО-глаз, сверяясь с показаниями. Состояние организма системой не распознавалось как "плачевное", как изначально боялся Рис — даже не как "угроза жизни присутствует". Электроника была в полном порядке — и это было здорово. Органика зарастет. Однако система честно предупредила его, что общее состояние — "критически близкое к потере сознания". Он-то, наивный, надеялся, что он и поговорит, и попробует построить первичный план. И только потом заберется в какой-нибудь закуток и поспит там — или сдохнет, но, честно говоря, одновременно хотелось и того и другого, и особенно важно, что именно из этого произойдет, не было.

— Вонн, батарейка села, — возвестил Рис, пока Тина и Вонн как-то уж очень карикатурно-медленно поворачивались к нему.

Рис успел схватиться за стол механической рукой. А затем сознание его все-таки покинуло.

Пандора насмехающаяся


Просыпался он медленно. С таким же мерзким ощущением, как тогда, много лет назад — в каравэне. Один и в темноте, не представляющий, что произошло и сколько времени прошло.

Он лежал на животе — неудобно, но, вероятно, самый правильный вариант с учетом разодранных плеч.

Рис попробовал приподняться на руках, сначала вставая на четвереньки, затем, выпрямив спину, сел. Сразу же заметил, что ни куртки, ни рубашки на нем нет, зато штаны — остались на месте. Ощущение слабости ушло, но ему на смену пришло опустошение. Конечности были свинцовыми. Спина практически при любом движении вспыхивала болью, но Рис чувствовал, что спина перевязана. Значит, обработали. Единственное, что не болело — это механическая рука. Рис вытянул ее вперед, сжимая ладонь в кулак. Затем быстро проверил на связь с нервной системой — поочередно дотронулся до большого пальца всеми остальными. Проверил через ЭХО-глаз состояние — и система радостно выдала ему "удовлетворительное".

Было чувство, будто он что-то упустил. Что-то очень важное.

Рис осторожно поднялся с кровати, — о, неужели они нашли на этой дикой планетке нормальную кровать?! — и опустился босыми ногами на холодный пол. Оглянулся, включив ночное зрение — в комнате было совсем темно. Его ботинки были здесь, у ножки кровати, рядом же валялась кобура с пистолетом, на спинке койки висела продранная куртка. Рюкзак был привален рядом, почти под кроватью. И даже больше — лямки рюкзака были пришиты обратно, если так можно было вообще сказать. Веревка, которой пришивали, была толщиной с крепкую леску и, если он правильно разобрал этот цвет в темноте, имела ярко-розовый оттенок.

Натянув ботинки, Рис подобрал рюкзак, чуть потряс его — лямки были пришиты на славу.

Рубашка лежала наверху рюкзака, чуть скомканная, и Рис подавил желание поморщится — кто-то покопался в его рюкзаке. Оставалось надеяться, что не пропало ничего, на что он рассчитывает. Рис достал рубашку. И задумался, собирая ткань в руках. Это не была какая-то особо ценная рубашка. Но девяносто девять процентов на то, что она порвется, не успеет он выйти из здания. Единственная куртка, которая у него была — та, которую разодрал ракк. Рис глубоко вздохнул. Убрал рубашку обратно в рюкзак. И вытянул черную футболку. В последний раз такое он надевал черт знает когда, но вообще-то, придерживаясь "своего" стиля, Рис предпочитал сочетать не сочетаемое. Те, у кого хватало смелости, говорили, что выглядит он странно, но Рис отмахивался. В конце концов, это только его дело.

Натянув футболку, он потянулся к куртке, подхватывая ее. И развернул, оценить насколько сильно она пострадала.

Кровь, впитавшаяся в подкладку, никуда не делась. Зато разрывы были... ну, можно сказать, что тоже сшиты. Рис моргнул, понимая, что отдающее зеленым очертательное и силуэтное ночное зрение не позволит оценить весь масштаб катастрофы. Подхватив и рюкзак, и куртку, он нашел глазами дверь и, наконец, вышел из комнаты. Свет внутри коридоров был яркий, но Рис отключил ЭХО-глаз, когда выходил.

Развернул куртку. И неприлично хихикнул.

Ракк, видно, сильно повредил ткань, но на Пандоре с таким учились справляться. Не напасешься вещей, если они выходят из строя раз в пару дней. На черной коже, кроме огромных неровных стежков вырвиглазно-розовой нитки, стояли заплатки. С левого плеча — подмигивающая кроличья мордашка, с правого — сердечко и чуть ниже, совсем на спине — цветочек. Все это в цветах нежно-розового и красного спектра.

Кто именно латал ему куртку и рюкзак, было понятно.

Рис некоторое время сражался с собой, а затем плюнул — и натянул куртку. С его костюмными полосатыми штанами — куртка не сочеталась убойно. В общем и целом, Рис даже был бы доволен, но понимал, что и штаны нужно менять — да не на что. Рюкзак и так был забит до отказа, а брать рюкзак больше — значит уменьшить собственную мобильность. "Беги или бей" — было почти девизом Пандоры. Никакой возможности выжить при маленькой скорости. Если ты не закован в металлическую броню, конечно, но ракетницы могли помочь решить противникам и эту проблему.

Рис огляделся, думая, в какую именно ему стоит идти сторону для того, чтобы найти Вонна и Тину. И, желательно, не потеряться в этих коридорах. Карты местности у него не было, включать поиск по локации Рис опасался — даже не смотря на то, что ему для этого не нужно было спутниковое подключение. От еще одной погони они могли бы и не уйти.

На осыпающейся светлой стене серым было выведено "Даль". Старые заброшенные технические помещения, видимо.

Рис помотал головой и включил усиление слуха. Надежда оправдалась — где-то вдалеке доносились голоса. Рис повернул налево. Даль не стали бы делать из своей базы лабиринт, и Рис просто шел вперед, иногда забирая левее. Предусмотрительно отключил усиление, когда понял, что голоса различает и без него.

— Спящая красавица проснулась! — радостно возвестил Вонн, сидящий на табуретке перед столом.

Рядом с ним сидела Тина. С другой стороны стола возвышался огромный силуэт. Рядом с ним — еще один, раз в пять уже. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что это Брик и Мордекай. Они тихо переговаривались, не обращая внимания, кажется, ни на что больше.

— Эм, привет?.. — поздоровался Рис.

Новые знакомые только кивнули и вернулись к переговорам.

На столе стояли чутка замызганные бутылки с водой и... да, это были его сухпайки. Что ж, не самая страшная потеря, пожалуй, особенно при условии, что он и так и так рассчитывал не только на себя, когда складывал их. Сухпайки были питательными, хоть и несколько мерзкими на вкус. Тину это не останавливало — она держала два батончика, по одному в каждой руке, и, жмурясь, откусывала то от одного, то от другого.

Рис фыркнул и взял один. Есть хотелось страшно. Рис сказал бы, что "и целого скага сожрал бы", но подозревал, что скага ему достанут без особых проблем — а затем и скормят.

— Стильненько, — оценил Вонн, кивая на куртку.

— А то, — ухмыльнулся Рис. — Я в восторге.

— Я очень рада! — с набитым ртом воскликнула Тина и проглотила все, что упихала до этого в рот, чтобы добавить: — Ты отрубился надолго, я успела оформить твою унылую просто-черную куртку, цени, Риззи!

Рис крупно вздрогнул, услышав обращение, и постарался растянуть губы в улыбке. Поправлять Тину было бы глупо.

— На-асколько надолго? — спросил он, усаживаясь на единственное свободное подобие стула — какой-то деревянный ящик.

— Пятнадцать часов продрых, — за Тину ответил Вонн. — Мы уже начали беспокоится.

Рис открыл сухпаек и покачал головой.

— В прошлый раз, когда я так отключился, меня просто оставили лежать прямо на полу каравэна, — припомнил Рис. — Так что я считаю, что кровать — это уже невероятный прогресс.

Масса хрустнула на зубах, моментально к ним прилипнув, и Рис сделал над собой усилие и начал жевать. Черт его знает, когда именно он сможет поесть еще раз. Брик и Мордекай казались какими-то совершенно нелюдимыми, но и Тина, и Вонн, никак не реагировали на их разговор, и Рис решился спросить Вонна.

— Как давно они вернулись? И что-нибудь нового есть?

Вонн только покачал головой.

— Думаю, они сами скажут, — ответил он тихо. — Они пришли незадолго до того, как проснулся ты. Мордекай притащил что-то. Точнее, притащил-то Брик, но выбирал явно Мордекай.

— Компьютер? — с интересом уточнил Рис, глотая клейкую массу.

Рис предположил, что, если это компьютер — возможно, он сможет залезть в подсистемы и проверить, как именно могла быть установлена глушилка. Надеяться, что это один из рабочих компьютеров было бы глупо, но и такая вероятность существовала. К тому же, Рис неплохо знал системы Гипериона, пусть даже в последний раз сталкивался с ними очень давно.

— Не знаю, но вполне возможно. А монитор какой-нибудь мы здесь отыщем, если что.

Рис кивнул. Говорить, что он может без проблем работать без монитора — не стал. Вонн, кажется, еще так и не понял, что сейчас он уже намного больше киборг, чем раньше.

Ощущение, что он упускает что-то очень важное, снова усилилось. Было очевидно, что такая гигантская станция, как Гелиос, упав на поверхность планеты, покроет обломками значительную часть, но, когда Гелиос упал — он переломался весь, совершенно вдрызг, рабочих систем не осталось ни одной — шутка ли, падение было невероятным, и то, что хоть кто-то выжил — катастрофическая удача даже при наличии капсул эвакуации. Потому что капсулы упали на землю — а на них — упал и Гелиос.

Системы Гелиоса отказали.

Но Вонн сказал, что то крыло осталось невредимо. Со всеми компьютерами. Со всей информацией.

Кусок сухпайка встал поперек горла, и Рис резко закашлялся. Ужас огромной волной накрыл с головой, даже вернее, чем когда он спасался от бандитов на циклоне.

— Все хорошо? — протягивая ему стакан с водой, спросил Вонн.

Рис опрокинул воду в себя, не посмотрев, чистая она или нет, пролив часть на футболку, и со стуком поставил стакан на стол, стараясь продышаться.

Понимание прошлось по всему телу крупной дрожью, пробило весь позвоночник. Он — идиот, он просто самый настоящий глупец, если не подумал об этом сразу же! В голове пульсировало, чувство, что он мог бы додуматься до этого раньше, вместе с пайком уперлось где-то в глотке, возвращаясь с тошнотой и выступающим на висках холодным потом.

— Не хорошо, — просипел Рис. — Вонн, я знаю, кто это! Джек, ты понимаешь, Вонн? Там всё! Вся информация, оставшаяся на компьютерах, оно все выжило, не сломалось, не разбилось, не покорежилось. Этот... искусственный интеллект, я, как дурак, решил, что Джек целиком перелез в мои системы, но если он знал об этой "безопасной" комнате, он вполне мог просто спрятаться там, оставив небольшой клон собственного искусственного интеллекта на то, чтобы убить меня. Это так... так очевидно! Ты сам говорил! "Будто заранее спасал сервера".

Тина перестала жевать. Краем глаза Рис заметил, что Брик и Мордекай перестали перешептываться и повернулись к нему.

— Я ничего не поняла, — буркнула Тина. — Но мне не нравится то, что ты упоминаешь Красавчика-ублюдка.

Никто, черт подери, никто из них не знал про Риса ничего, кроме того, что он друг Вонна и Директор Атласа. И им требовалось объяснение.

— Ох, — голос совсем сел, а Рис, отбросив батончик на стол, схватился за виски.

Что, если он не прав? Но все, что говорил Вонн так легко объяснялось одним Красавчиком Джеком. Почти восемь лет прошло, так-то. Джек должен был выбраться давным давно, не так ли? Но у него нет тела. Каркас его клона, на который он планировал натянуть тушку Риса, забрал Грузчик. Но...

— О, боже, — пробормотал Рис.

Вонн говорил про протезы. Какие-то фанатики сваяли Джека, как монстра Франкенштейна, прямо у них под носом, и никто ничего не заметил, пока не началась охота на Искателей Хранилища.

Во что он только вляпался!

— Сказал А, говори и Б, — подогнал его Мордекай.

Лицо у него было непроницаемое. Брик тоже смотрел исподлобья, сосредоточенно сведенные брови Тины говорили о многом. Все эти люди ненавидели Джека всей своей душой, каждый из них приложил немало усилий для того, чтобы убить его, и Рис сейчас заявляет им, что Джек может быть жив — косвенно его трудами. Рис даже не был уверен, знают ли они о том, что и Рис, и Вонн когда-то работали на Гиперион.

— Ты хочешь сказать, что тогда... убил копию? — понял Вонн.

Рис не убил, на самом деле. Чертова линза лежала в головном офисе, в Атласе, в тайнике, но Рис обезвредил — вот это точно.

— Я очень надеюсь, что эта информация особенно далеко не уйдет, но... если все подтвердится — думаю, об этом и так каждая псина будет знать, — Рис поджал губы, собираясь с мыслями.

Эти слова трудно давались ему даже под дулом дробовика, когда Грузчик поймал их с Фионой. Сейчас же, рассказывать этим людям — незнакомым для Риса, настроенным враждебно, вскрывать эту рану снова — не просто не хотелось. Слова не шли, Рис не понимал, с чего начать, как это рассказать так, чтобы его не пристрелили "свои же". О чем умолчать, о чем рассказать с точностью.

Стало холодно, и Рис поежился.

— Насколько я понял, почти все, кто знает — мертвы или не настроены разговаривать о произошедшем, — снова попробовал начать Рис, а дальше — дальше пришлось насильно выталкивать слова из глотки. — Это я взломал... если коротко — это я уронил Гелиос.

Тина вытаращилась на него со смесью опасения, неверия и восторга. Мордекай же просто покачал головой.

— При чем тут Джек? — спросил он. — Он умер задолго до падения Гелиоса.

— Думаю, понятнее будет, если начать сначала? — навел Вонн, и Рис застонал.

— Понятнее, но ни разу не проще, — буркнул он, тихо надеясь, что его не пристрелят к концу разговора. — Я заранее оговорюсь, что я все понял, был не прав, на стороне добра и прочее, прочее, прочее. Восемь лет назад мы с Вонном еще работали на Гиперион, и после смерти Джека там было, ну, непросто. Ну, знаете, как только исчез Джек, кучи ублюдков, боявшихся отсвечивать при Красавчике, распустились всеми цветами радуги, и один из таких буквально украл у меня должность. Убил начальника, и всякое.

— Не настолько сначала, — пробормотал Вонн.

Брик положил кулаки на стол, и Рис подавил дрожь. Вероятно, Брик мог бы расплющить его голову одной рукой. Не напрягаясь.

— Не важно, — помотал головой, — Вся ситуация свелась к тому, что мы с Вонном и с чемоданом украденных у Гипериона десяти миллионов оказались на Пандоре, спустившись с Гелиоса, попытались сорвать сделку и выкупить ключ от хранилища. Я не уверен, знаете ли вы, кто такой Накаяма, но я стащил с его, эм, трупа?.. чип с высоким Гиперионовским доступом. И в какой-то момент мне пришлось его подключить к себе.

Рис постучал по порту в виске "живой" рукой, и неотвратимо вспомнил, как выковыривал из себя всю электронику, в попытке избавится от ИИ. Сейчас это не сработало бы. Двадцать пять процентов мозга было заменено на провода и платы. Уникальное свойство нервной системы, выявленное еще на Гелиосе, позволяло достичь высочайшего уровня сродства с вживляемой техникой, и Рис совершенствовал свое тело как мог. Но когда пролетала мысль заменить еще какую-нибудь конечность — Рис просто вспоминал времена адаптации к руке, и желание покидало его.

— На чип оказался записан Искусственный Интеллект Джека, воссозданный Накаямой, и через некоторое время он получил доступ ко всей моей механике, — скороговоркой выпалил Рис.

Все молчали. Мордекай разглядывал его с каким-то любопытством, но в его глазах не было желания убить Риса прямо сейчас. Да и снайперская винтовка осталась висеть на спине. Зато ладони Брика чуть побелели — тот сжал кулаки еще сильнее. Рис сглотнул.

— То есть, типа, Красавчик Джек побывал в тебе? — склонив голову вбок, девочка засмеялась.

Рис от неожиданности хихикнул. Вонн сжал его предплечье.

— Тина! — в унисон рявкнули Мордекай и Брик.

— Нет, если совсем обобщать, то можно и так сказать?.. — его кривая ухмылка, скорее всего, была похожа на предсмертную конвульсию, а не на улыбку. — В ходе моих не самых лучших решений, а еще под некоторым принуждением от группировки бандитов и от Джека, я оказался на Гелиосе. Скутер собрал какую-то адову машину из бывшего каравэна, и она, эм, полетела к станции?..

— Скутер летел с вами? — прогаркал Брик.

— Он... не долетел, — ответил Вонн вместо Риса. — Что-то пошло не так, и он, при попытке отсоединить двигатель, застрял и погиб.

Брик кивнул Вонну, а Рис поймал на полпути свою руку, которая потянулась ослабить галстук — которого на нем не было. Отработанная до автоматизма привычка чуть растягивать время, чтобы собраться с мыслями.

— Я... очень долго доверял ему. Джеку, — пробормотал Рис. — Не горжусь этим, но я привел его на Гелиос, перенес ИИ в системы станции. О, и еще я целых двадцать минут считался официальным замещающим лицом Директора Гипериона. А потом Джек попытался меня убить.

— Доверял Джеку? — снова нахмурился Брик.

— Да-а?.. — протянул Рис. — Типа... мы все на Гелиосе ему доверяли. Пропаганда и всякое такое. К тому же с нами, как с работниками, он практически не общался, мы видели его урывками на каких-нибудь крупных презентациях, и все, что он говорил, было... типа звучало очень хорошо? Облагородить Пандору, избавить ее от мародеров и бандитов, сделать ее местом, где не просто "можно жить" — где жить было бы хорошо. Едва ли кто-то из нас хотя бы подозревал, что Джек собирается убить вообще все живое, чтобы сделать "хорошо" поверх, а "мародер или бандит" — это любой, кто дает ему отпор в его намерении.

Рис отважился посмотреть Брику в глаза, но быстро отвел взгляд обратно. На смену ознобу приходил жар. Рис ненавидел такие нервные напряженные разговоры, и по праву Директора компании — старался вообще в них не участвовать. Детский сад, который играючи развел Катагава, — а Рис, потерявший терпение и самооблодание, поддержал, — ни разу не походил на этот разговор.

— Джек попытался восстановить себя через клон со внутренним металлическим скелетом-каркасом, но ему нужна была органика, чтобы полностью воссоздать свой облик, — Рис замолчал на секунду, но уже скорее от необходимости подобрать слова, чтобы объяснить все понятно, — я был единственным в комнате источником органики и сбежал, когда Джек начал разносить все. А потом стало понятно, что никто на станции не выживет. Джек планировал воссоздать себя во множестве копий... как вирус. Населить всю Пандору одними Джеками.

Тину передернуло, и она опустила уголки губ вниз.

— Мне пришлось взломать системы Гелиоса и позволить станции упасть на Пандору, чтобы избавится от ИИ Джека, — договорил Рис наконец. — Поэтому я, когда понял, что осталось от Гелиоса что-то, что не разрушилось при падении, предположил, что... Возможно, Джек оказался в ловушке, так как фактически — вылезти из серверов он не мог никак, даже если захотел бы. Он всегда использовал физические соединения для перемещений, думаю, он, эм, "тяжеловат" для передачи беспроводным соединением. Но, если кто-то из бандитов, обнаруживших этот "черный ящик", включил всё, думаю, Джек убедил его ему помочь. Джек умеет убеждать.

— Любопытно, что об этом никто не знает, — подал голос Мордекай.

— Практически всех, кто что-то знал, убила группировка Новой Пандоры, — ответил ему Вонн, снова морщась. — Я обещал Рису не распространяться.

Рис повернул голову, уставившись в стену, чтобы не пересекаться со взглядами всех четверых, и сделал вид, что рассматривает какие-то пятна грязи. Очевидно, произошедшее для Вонна тогда было трагедией. Потеря его Детей Гелиоса, к которым он привязался, сильно повлияла на него, а Рис тогда даже не смог выйти на связь. Не знал ничего. Занимался своими делами.

— Я та-а-ак и не поняла, а при чем здесь ключ от хранилища? — Тина мелко покивала так, что заячьи уши заходили на голове ходуном.

И, боги, Рис был ему благодарен за этот аккуратный способ чуть поменять тему разговора.

— Это на самом деле долгая история, — Рис взлохматил волосы на затылке. — Моя... подруга сейчас, наверное, попыталась продать нам ключ, но в итоге выяснилось, что ключ — подделка. Мы все вместе оказались замешаны в большой бандитской разборке.

— То есть ты не Искатель Хранилища?! — Тина даже подскочила на стуле, и Рис поднял руки в защитном жесте.

— Нет, почему, технически — хранилище мы даже открыли.

— Поддельным ключом? — с хорошо различимым скепсисом уточнил Мордекай.

— Это долгая история, — повторил Рис. — Образно говоря, ключом был проект старого Атласа "Гортис". Она была... есть сейчас, наверное? Она робот, и она призывала монстра-защитника Хранилища Путника. Это не особенно относится к истории с Джеком.

— Согласен, — коротко кивнул Мордекай. — Сейчас надо сосредоточится на Джеке. Если это его вина — он пожалеет, что не сдох с первого раза.

— Значит, у нас есть, к чему стремиться, — пробасил Брик, вставая. — Эй, Морди, я притащу ту штуку сюда?

Мордекай кивнул, и Рис обернулся на Брика. Тот в несколько шагов преодолел расстояние до прохода в коридор. Рис чуть расслабился. Ощущение, что не стоило этого рассказывать, все еще оставалось горьким привкусом на корне языка.

Или это от батончика сухпайка.

Тина болтала ногами, сидя на табуретке и спокойно доедала батончики. Мордекай тоже был на удивление дружелюбен. По чести говоря, Рис ожидал более бурной реакции.

— Ты не похож на грозного воина, — после недолгого молчания заметил Мордекай. — Но Тина успела рассказать про твое появление. Не ожидал получить в поддержку кого-то из глав крупных компаний. Или тем более — поддержку от Атласа.

— Я им и не являюсь, — неловко ответил Рис. — Грозным воином. Мы с Вонном спаслись по чистой случайности.

— И по чистой случайности разнесли весь преследовавший вас отряд, — покивал Мордекай насмешливо. — Ты — темная лошадка, Рис, но если падение Гелиоса и вправду твоя заслуга — то ты однозначно впишешься.

Рис вымученно улыбнулся. Это было... лестно, наверное, даже, но проблема была в другом. Он не хотел вписываться. Ему хорошо жилось там, у себя, на Прометее. Без опасностей, без постоянных войн, без стрельбы, борьбы. Просто — заниматься разработками, вести своих людей к идеалу. Превратить свой новый дом в то место, в котором будет хорошо жить.

Рис знал, что и на Прометее кучи бандитов и агрессивных банд, но их было меньше. На Прометее уровень жизни был выше. Было больше работы, лучше была построена инфраструктура. Это не на сто процентов заслуга Риса, в конце концов, тогда, семь лет назад, приехал на шаттле он не на пустырь. Но сейчас его город можно было с уверенностью назвать "развившимся".

Рис открыл рот сказать, что единственное, чем он может помочь — это попробовать засечь место и, возможно, устроить отвлекающую атаку на сервера — и все это он может только если будет находится подальше от основного места действия, но не успел поделиться своими мыслями: в комнату ввалился Брик. Притащил и вправду что-то напоминающее корпус Гиперионского сервера. На темно-сером металле легко угадывались темно-красные пятна.

— Не думаю, что оно заработает, если просто взять и включить, мы нашли его недалеко от развалин, но банда давно перебралась куда-то еще, — объяснил Мордекай.

— Если он запустится — я смогу попробовать вынуть из него что-нибудь, — ответил Рис.

Переходить на "свое" поле было достаточно приятно. Тут он уже приобретал уверенность — он знал, что должен сделать, знал, как, вероятно, сможет достичь своей цели, знал, чем его достижение поможет другим. И все-таки — так же он понимал, что едва ли эта информация будет полезна, если у них попросту не будет хватать людей.

— Тина упоминала какие-то дружественные банды, — припомнил Рис, пока Брик ставил на стол металлический ящик. — Я бы с удовольствием узнал бы, сколько у нас человек. Пока что я вижу, что нас пятеро и это не похоже на команду мечты, если честно. Без обид.

— Чуть дальше от нас есть парочка неплохих групп. Они по-о-олные психи, но стреляют неплохо, — Тина отбросила оба фантика от сухпайков. — Какая вкуснятина!.. Банды. На-а самом деле в основном нашими бро считаются все, кто не присоединился к CoV, потому что, типа, их таких было не очень много и они помогали нам мочить тех, кто присоединился. Там есть пара банд со своими принципами, но они не лезут к нам и мы не лезем к ним.

Рис почесал голову и нахмурился. И вот это — все? Быть этого не может.

— Так, хорошо, а где ваше... Убежище? Здоровенная такая станция с кучей народа, — спросил он, прищуриваясь. — Я был уверен, что Зейн будет добираться сюда на нем.

— Зачем, если есть станции телепортации? — не понял Брик, и Рис закивал.

Об этом он, предпочтя несколькочасовой путь на шаттле, не подумал. Зейн свободно пользуется и телепортами и станциями Нью Ю.

— И-и где видели станцию в последний раз? — попробовал Рис снова и, когда никто не ответил, дополнил: — Она долетала пару раз до Прометеи, и я более, чем уверен, что она сейчас где-то есть.

— Есть-то она есть, только связаться мы с ней не можем, — ответил Мордекай. — Да и Айви вряд ли чем-то сможет помочь, опыта у нее маловато. На корабле если кто и смог бы помочь — это только беженцы все с той же Пандоры.

Рис снова поморщился. Расскажи Вонн все еще когда они были в Суши — и Рис отправил бы им зашифрованное послание так же, как отправил его Лорелее. Но сейчас у него не было таких мощных компьютеров, как в шаттле. Да и при попытке отправить через встроенную сеть, он моментально выдаст их местоположение. Может быть, если подойти поближе к Гелиосу?.. Глушилка стояла мощная, отслеживание цепляло практически все сигналы, а значит это место пока что попросту не было найдено. Иначе бы его уже штурмовали полчища бандитов — в попытках добраться до сразу двух Искателей.

На Убежище было несколько десятков Атласовских солдат, из числа тех, кто сами вызвались, — Рис сам отправил их "для поддержки". Так же он прекрасно знал, что такого типа налаживание связей неплохо поднимало его в глазах и его подчиненных, и в глазах потенциальных покупателей, и он без каких-либо возражений отпустил всех, кто захотел, к Алым.

— Плохо, — коротко ответил Рис, а затем — наклонился к корпусу.

Это точно был компьютер. Рис с ноткой радости отметил, что это явно что-то из старых Гиперионовских отвечающих за сетевую безопасность серверов. Информации на нем много могло и не быть, но Рис, к собственному сожалению плохо знал именно рабочую сторону вопроса — но с помощью этой железяки мог бы разобраться, как прорвать глушение.

— Мне нужно подать на него питание, и, желательно, подключить монитор и клавиатуру, — сказал Рис тем тоном, которым отдавал приказы, и осекса, добавляя, — пожалуйста.

— Подберем, — хмыкнув, пообещал Вонн.

***

Рис с интересом рассматривал конструкцию, которую соорудили для него. Сервер стоял на столе, к нему, через сразу три подряд переходника подключался монитор. Клавиатура имела всего один, но и это было уже лучше, чем то, из чего сотворили провод подключения питания.

Толстый и неровный, он в начале состоял из кучи проводов, которые сначала просто были целиком переплетены, потом и вовсе — сливались в один кабель, оплетенный желтой, розовой и черной изолентами. Рис предпочел не смотреть в сторону крепления питания к серверу. Он туда даже дышать боялся, потому что, очевидно, держалось это скрепленным все вместе только на честном слове и вере в чудо.

Когда оно запустилось, Рис вознес всем возможным богам благодарности, на стадии производства он почти уверился, что компьютер ему не запустить.

— Давай, мистер хакер, — напутствовал Вонн, похлопав его по плечу. — Нам уйти, остаться?

— Вы не мешаете, — фыркнул Рис, входя в систему.

Компьютеры — это его стихия. Рис погрузился в расшифровку целиком, а благодаря электронике в голове мог обрабатывать информацию в два потока. Не пришлось влезать внутрь ящика для того, чтобы искать неработающие элементы — так же, как и не пришлось искать эти самые элементы на замену. Он вошел в систему так легко, что сам не ожидал. Будто провалился.

Сначала, уже находясь в системе, обругал себя — не проверил, полез сразу же, вдруг внутри была бы какая-то хитроумная ловушка, вдруг не просто так выкинули этот ящик. Но никаких сигналов компьютер не передавал, у Риса в его электронику ничто не лезло. Это просто был выброшенный неработающий компьютер.

И это было странно, но Рис обо всем этом задумался уже после подключения.

Пандора плохо на него влияла.

Рис вздохнул и погрузился в работу.

Тина ушла почти сразу же, заявив, что ей слишком скучно и она жаждет экшена. Рис не стал ее останавливать, и вскоре где-то невдалеке затрещали взрывы. Брик вскоре ушел к ней, и даже Вонн через какое-то время отошел. Остался только Мордекай.

Это напрягало бы, если бы Рис не был так заинтересован системами Гипериона. Системы были... будто бы кто-то неплохо покопался в этом компьютере уже после падения, потому что внутри Гелиоса протоколы расчета датчиками скорости ветра и прогнозирования песчаных бурь — не нужны.

Этот компьютер использовали. Но потом перестали. Рис далеко не сразу понял, в чем дело. Но через достаточно большой промежуток времени из того, как он рассматривал системы, он понял, почему компьютер выбросили.

Уязвимость. Он вошел в систему легко и без проблем. А значит — скорее всего, Джек заметил, что один из компьютеров может представлять угрозу. Неудивительно, почему корпус был так измазан кровью — скорее всего, предполагаемый "предатель" ослабивший защиту, был убит рядом с железякой.

Только одно понятно не было — почему Джек сам компьютер не разнес на винтики. Сентиментальность никогда не была его чертой характера, он не мог оставить его из-за застарелой любви к Гипериону.

Рис взлохматил волосы и вернулся к поискам. Хоть какая-нибудь информация про работу других серверов. Что-нибудь.

И "что-нибудь" нашлось. Битый, зашифрованный текстовый файл. Точка лагеря, куча информации по расположениям охраны, турелей, станций Нью Ю и телепортов, даже, черт возьми, информация по автоматам Маркуса с товарами. Расположение камер с пленниками, с сейфами, со складами с оружием.

Рис задохнулся на секунду, а затем перекинул файл в свою электронику. Пришлось попотеть, чтобы перенести все численные координаты на карту, но в сухом остатке — у Риса была полная карта местности со всей необходимой для успешного штурма информацией.

— Мордекай, — подозвал Рис хрипло. — Это все очень плохо пахнет. То есть... у нас есть все, но от этого только хуже.

— Думаешь, ловушка? — нахмурившись, спросил Искатель, вставая рядом и складывая руки на груди.

Рис только кивнул, раскрывая ладонь и показывая голограмму Мордекаю. Сам видел все через ЭХО-глаз. Слишком детально. Слишком подробно. Слишком целый компьютер для того, чтобы быть настолько ценным. Файл зашифрован, конечно, но какая от этого гарантия? Он бы больше поверил бы, если бы файл содержал в себе хоть что-то похожее на приписку "Улбюдок Джек держит меня здесь силой, спасите меня, вот все, что я знаю!" Но приписок не было. Были только зашифрованные координаты и время смены караула.

— Это может быть клич о помощи с той же вероятностью, что и западня, — Рис наморщил нос. — Если поставить план по этой смене караула — любой другой тайминг приведет к провалу. У нас всего пять человек, если и мне придется выходить в поле... а мне, похоже, придется... давай честно. Я — офисный работник. Гелиос был ошибкой. Курьеры были ошибкой. Я не люблю убивать людей.

— Но убиваешь, если от этого зависит твоя жизнь, так ведь? — намекнул Мордекай несколько сухо. — Давай я тоже честно скажу: дело — дрянь. Ты, может быть, и офисный работник, но убивать ты умеешь точно. И для того, чтобы выжили все — нужны все.

— Я могу помогать издали, — упрямо пробормотал Рис. — Отключение систем, вывод из строя чужой техники, эм... я многое умею.

— Но сейчас нужны не отсиживающиеся вдалеке, — ответил Мордекай уже по-настоящему резко. — Какой по-твоему прок от твоих технологий, если нас всех перестреляют? Один ты сгинешь здесь быстрее, чем если вынешь голову из задницы и возьмешь в руки пушку.

Рис опустил голову, осматривая серый бетонный пол. Мордекай, конечно, был прав. Отключая гравитационные системы Гелиоса, он не задавался вопросом, сколько людей погибнет — его бывших коллег, его друзей и недругов. Он просто хотел уничтожить Джека.

Интересно, что бы случилось, если Джек решил использовать для нового тела — не Риса, а кого-то другого?

Рис помотал головой и выбросил эту мысль из головы. На самом деле, для него все обернулось даже лучше, чем он мог бы мечтать. Даже если бы Джек осуществил обещанное, Рис был бы только "заместителем" — а, скорее всего, просто секретаршей Джека. Упивался бы своей местечковой властью, командовал в меру своих полномочий, и, скорее всего, в какой-то момент оказался бы за пределами Гелиоса — бороздить космические просторы без скафандра и кислородного пузыря. Стараниями Джека ли, стараниями ли завистливых коллег — какая разница. В Гиперионе удар мог прилететь оттуда, откуда не ждали.

Сейчас все было проще. Удар мог прилететь вообще откуда угодно, приходилось быть всегда настороже.

— У тебя столько же оснований желать смерти Красавчику, сколько и у нас всех, — прищурившись, сказал Мордекай. — Так, что, атласовец, готов убивать за свою жизнь?

Рис искривил губы. Мордекай, черт подери, был прав. Рис должен желать смерти Джеку. Он убил его уже один раз — но Джек был живуч, как была живуча любая вредоносная тварь.

Он не на Прометее. Он не среди своих конкурентов, не среди своих подчиненных, не среди своих друзей, он не может решать словами. Он на Пандоре. Он окружен врагами, и все вокруг является угрозой для его жизни — потому что из всех поручиться он может только за Вонна, и тот уже слишком долго пробыл на этой планете. Рис знал, что Пандора отравляет одним своим духом, он знал, что нет ничего хуже, чем проникнуться этим зловонием. Здесь он вдыхал кровожадность с воздухом, здесь его организм инстинктивно вырабатывал жестокость вместо привычной нервности и здравого страха.

Он прилетит на Прометею и сложит оружие, как и обещал себе когда-то. Но сейчас пистолеты ему нужнее, чем были когда-либо еще.

— Готов, — проглотив горечь собственной слабости, свистяще ответил Рис. — Я готов.

Мордекай кивнул ему и неожиданно положил ладонь на плечо Рису и чуть сжал. Рис вздрогнул — но Мордекай не задел раны, да и они уже практически не болели — Рис не осматривал плечи там, в темноте, стараясь просто не обращать внимание на факт своего ранения.

Рис ненавидел эту планету всей своей душой, но не за то, что она заставляла его сражаться. Он ненавидел ее за то, что любая подготовка к сражению вызывала у него тянущее предвкушение, а умирающие противники — только колющее чувство превосходства и ликования. Рис ненавидел себя, измененного этой планетой, но не мог не признавать: ничего из этого не проявлялось бы, если бы не существовало в Рисе изначально.

— Надо проверить данные, — Мордекай кивнул на голограмму, и Рис понял, что до сих пор не отключил ее.

— И... как проверить? — уточнил Рис рвано.

— Глазами, — хмыкнул Мордекай. — И я хочу, чтобы ты пошел со мной, Рис.

— Зач... а. Глаз. Да, понимаю, — Рис заторможено кивнул, а затем, неожиданно даже для себя, зло хохотнул. — Проверим.

Рис понимал, что такого типа разведывательная вылазка не для большого количества народа. По-хорошему, нужен был всего один разведчик. Но, очевидно, Мордекай хотел использовать его умения — было бы странно, если Рис, умея с помощью своих систем, стрелять в люде... в движущиеся объекты не промахиваясь, не мог бы приближать картинку. Рис мог наделать фотографий, мог записать видео — а еще мог подслушивать, мог дистанционно взламывать плохо защищенные устройства, но у всего были свои минусы. Любой громкий звук рядом — и Рис оглушен. Любая неудача при взломе — и его местоположение раскрыто.

А еще — так же очевидно, — Мордекай не доверял ему. Предположить, что Мордекай беспокоится за него — смешно, но он собирался идти с ним. Мордекай хотел проконтролировать. Проверить, не лоялен ли он все еще Джеку?

Мордекай поднял ладонь с его плеча, и, развернувшись, вышел из комнаты. Рис медленно выдохнул, пытаясь унять дико стучащее сердце — страх за принятые решения все еще облепливал его тонкой паутинкой. Маловероятно, что он смог бы правильно принять решение, если бы Мордекай не надавил на него — но он правда надеялся отсидеться где-нибудь подальше от основного действа.

Рис вздохнул и отвернулся к компьютеру, закрывая расшифрованный файл и собираясь еще немного полазать в системе. Поверх закрытого файла самопроизвольно открылся новый, и Рис крупно вздрогнул.

"Покрошите этих недомерков в фарш, сможете, пупсики? >;)"

Рис едва успел прочитать короткую незамысловатую фразу, и она исчезла, будто Рису показалось.

Из всего, что ему не нравилось за это время — фраза стала только небольшим дополнением.

***

— Коготь останется здесь, — предупредил Мордекай. — Даже если там засел не Джек, она слишком узнаваема.

Все покивали, а Рис нахмурился.

— Коготь? — неуверенно спросил он.

— Любимая птичка Морди! — воскликнула Тина, улыбаясь во весь рот.

Брик только покачал головой, Рис не стал выспрашивать больше. Он не так уж и много знал про Брика и Мордекая — вся слава всегда уходила покойным Лилит и Роланду, и, кажется, никто не был против. Мордекай был наемником — и это все, что знал Рис. Да и то, только потому, что Зейн заметил такое сходство между собой и Мордекаем. Поэтому — Рис просто кивнул, и повернулся к Вонну, который стояли что-то обдумывал.

— Удачи, бро, — наконец сказал Вонн.

— Спасибо, — со смешком ответил Рис, поправляя кобуру.

Его уговорили оставить рюкзак в штабе — да и что там могло понадобиться Рису сейчас? Патронов он захватил много, но разведывательная миссия не предполагала шума — а значит не предполагала стрельбы. Мордекай взял с собой нож — и Рис с неохотой прикрепил к поясу тоже какую-то острую железяку, надеясь, скорее, что он сам себя этим не порежет.

Пыль встретила Риса с той же агрессией кидаясь в глаза, и — и Мордекай с ухмылкой поправил очки, прилегающие к коже так крепко, что казалось, что это скорее очки для плавания.

— Разумная защита от грязи, — фыркнул Рис, шагая по песку.

— Не только от грязи, — от холодного тона Мордекая, который так напряг Риса с час назад, не осталось и следа. — Помогает видеть больше цветов.

Мордекай постучал по кожаной дужке и чуть наклонил голову — очки чуть отливали красным. Рис нахмурился, не понимая, к чему клонит Искатель.

— Солнце? — попытался угадать он — и, в принципе, это было бы логично, у Пандоры солнце было такое же яркое и такое же злобное, как и все, что здесь находилось.

— И это тоже, конечно, — кивнул Мордекай, и Рис впервые увидел, как тот улыбается — почти невидно, но все же. — Я дальтоник, очки помогают восприятию.

Рис удивленно приподнял брови и чуть приоткрыл рот — в который тут же влетела добрая пригоршня песка, принесенного ветром, заставив проглотить фразу и позволив только отплевываться. Мордекай хмыкнул и отвернулся, уставившись на дорогу. Их длинные тени впереди растягивались на несколько метров — солнце заходило за горизонт, светя им в спины. День подходил к концу — и солнце пропадало на следующие тридцать семь часов. По крайней мере, так сказал Брик — время летнее, а значит день длиннее. Лучше от этого не было, но разведывать в темноте было и правда проще.

В пустошах, то тут, то там, попадались заброшенные домики, пару раз — лагеря, кучи камней и светящиеся, искрящие кактусы — к ним Мордекай приближаться запретил. Будто бы Рис и планировал.

Рис выдохся достаточно быстро — но не так быстро, как думал сам, когда отправлялся. Солнце, пусть и закатное, палило с особой жестокостью — и его черная куртка медленно нагревалась. Рис все сильнее чувствовал себя так, будто его медленно пропекают "в мундире" на медленном огне. Мордекай же шагал как ни в чем не бывало — поджарый, тонкий — даже тоще, чем Рис, он двигался вперед уверенно и легко, и Рис чисто физически не мог объяснить, откуда в том столько сил. Мерзкое ощущение прилипающего к нёбу языка появилось на четвертый час пути, когда солнце уже совсем закатилось.

— Я бы, эм... — Рис замялся, не зная, как воспримет его слабость Мордекай. — Вода была бы очень кста...

Он оборвал себя на середине фразы, улавливая усилителями какой-то звук сбоку. Мордекай повернулся к нему, настороженный таким резким обрывом.

Рев мотора был до разочарования отчетливый, и Рис сморщил лицо.

— Машина — там, — с явным неудовольствием сказал он.

Как назло все возможные укрытия они уже прошли, и единственным местом, куда можно было бы заныкаться, был все тот же электрический кактус. Последний дом, который они проходили, виднелся на горизонте черной точкой, впереди вообще ничего похожего на укрытие не было. Мордекай заранее предупредил, что этот переход — самый опасный, но за четыре часа к ним не прицеплялись даже скаги, и Рис, признаться, почувствовал себя в мнимой безопасности.

Спрятаться было негде. Машина — курьер, скорее всего, — приближалась быстро. Рис дико огляделся, выискивая хоть что-то, пока Мордекай доставал из-за спины свою снайперскую винтовку. Как он собирался стрелять в темноте — для Риса было загадкой.

В пятидесяти метрах от них был небольшой пригорок — даже не камень, а кочка, но если сложиться в три погибели... нельзя, чтобы началась стрельба.

— Попробуем спрятаться там, — предложил Рис, указывая на кочку. — Не думаю, что у них сильно развито ночное зрение.

Мордекай оглянул предложенное укрытие, а затем покачал головой.

— Обернутся — точно заметят, — сказал он с сомнением.

Рис нервно сжал кулаки, звук приближался. Зубы свело.

— Так, — сказал он хрипло. — Так-так, Мордекай, погоди, у тебя винтовка с глушителем?

Мордекай только покачал головой — мол, нет. Рис чертыхнулся и врубил глаз на полную, высматривая несущийся транспорт. Двое. Один на месте стрелка, другой на водительском. Курьер святил фарами-прожекторами, почти слепя, и Рис, все-таки утянул Мордекая к кочке быстрым, но ровным шагом — чтобы не было никаких резких движений, легко различимых в темноте.

— Выстрелю в спину, — сказал Рис, вынимая пистолет. — У меня всего один тихий.

Вместе со звуком мотора, появились и голоса — психи орали, будто их режут — но в их крике было и что-то радостное. По крайней мере, Рис был уверен, что они не бегут с поля боя и воют скорее ради того, чтобы создать побольше шума, чем от боли. И да, они были громкими.

Но звук выстрела, особенно из снайперки, разлетался на много километров. Особенно в такой неестественной для Пандоры тишине.

— Обоим?

— Выбирать не приходится, — поморщился Рис, приваливаясь к земле, практически ложась.

Мордекай снова хмыкнул — а затем лег рядом, переводя свою снайперку, ставя ее в упор на землю.

— На всякий случай.

Рис закатил глаза и заставил себя глубоко вдохнуть. И выдохнуть. И вдохнуть. Он попадет даже в состоянии помутнения, но ему нужна была трезвая голова для быстрой реакции. Машина ехала даже дольше, чем думал Рис — звук по пустоши разлетался далеко. Рис перехватил пистолет по-удобнее, дожидаясь. Еще была вероятность, что курьер не поедет по прямой, а повернет — и это было бы очень здорово.

Машина пролетела примерно в семидесяти метрах слева от кочки. Рис на секунду понадеялся, что их могут не заметить, но увидел, как Мордекай кивнул в сторону проезжающей машины, и вскинул руку.

Машинный расчет сработал, как обычно, без сбоев. Два приглушенных хлопка — громко, конечно, но этот звук затухнул быстро, не улетая на километры во все стороны.

Курьер продолжил ехать, и Рис поморщился — кажется, тот псих, что был за рулем, так и остался на кнопке газа. Зато машину повело в сторону, и та начала заворачивать — прямо к ним. Мордекай вскочил, одним литым движением закинув винтовку на спину, и бросился к машине. Если бы она продолжала ехать по прямой — не догнал бы. Но машина разворачивалась, а Мордекай, преодолев сокращающееся до нее расстояние, запрыгнул на подножку — прямо на ходу курьера. Сдернул с переднего сиденья психа так легко, будто котенка, и сбросил труп на землю. Перелез через закрытую (они вообще открываются?..) дверь, уже когда машина была недалеко от Риса, и затормозил — останавливаясь аккурат рядом с Рисом. Рис осмотрел машину и сбоку заметил гравировку с изображением Гелиоса.

— Полезная у тебя штучка вместо глаза, — одобрительно фыркнул Мордекай.

Рис только криво ухмыльнулся и посмотрел на место стрелка. Псих перевалился через бортик, но еще не вывалился. Точный выстрел в голову — оборвал жизнь практически моментально. Рис рассмотрел его внимательнее, а затем перевел взгляд на Мордекая.

— Тот, которого ты вышвырнул, настолько же одетый? — спросил Рис хмуро.

Псих был одет. Если бы они не орали, как ненормальные, за психов и вовсе не сошли бы — никаких масок, никаких голых участков тела.

— Вынимал я его за ворот куртки, — пожал плечами Мордекай.

Рис кивнул, раздумывая. Идея появилась сразу же — но вот сама по себе она Рису не нравилась.

— Хочешь переодеться? — быстро догадался Мордекай.

Рису кивнул.

— Не уверен. Они, возможно, ехали по какому-то делу, — добавил он задумчиво.

— По крайней мере — отсутствие своих, скорее всего, заметят достаточно быстро, мы можем растянуть это время. Экипировка, оружие, явно хорошо вооруженный отряд, — Мордекай кивнул на хорошие Гиперионовсие пушки на соседнем сидении. — Это хорошая идея. Я бы рискнул.

Рис дернул уголком губ вниз, а затем, преодолевая отвращение, кивнул. Осмотрел внимательнее валяющегося психа и психа висящего, и быстро рассчитал их рост. Высокий и тонкий, Мордекай в любом костюме смотрелся странно, но тот псих, что висел перегнувшись через бортик, был сильно выше того, который валялся.

— Забирай одежду этого, — Рис кивнул на свисающий труп.

До лежащего он дошел достаточно быстро. Перевернул его ногой, рассматривая одежду. А затем, морщась, стащил заляпанную куртку. Понемногу раздевая психа, Рис переодевался сам — одежда была неприятной, терла и кололась — не его шелковые рубашки, нет. Последними с психа Рис снимал штаны — стягивал, стараясь просто не думать, что он делает. Ботинки были на три размера больше, чем необходимо. Рису пришлось все-таки оставить свои. Одежду он сложил аккуратно и спрятал рябом с кочкой. Мордекай скинул свои шмотки там же, забрасывая все песком. Трупы пришлось тоже привалить примерно туда же. Скорее всего, их разнесут скаги — и всегда оставалась вероятность, что и одежда пропадет в страшных челюстях. Курьер они быстро обыскали — в импровизированном багажнике лежали какие-то ящики. Рис надеялся, что это не взрывчатка. А если и она — по крайней мере было бы очень мило с ее стороны не сдетонировать прямо в пути.

Рис повязал бандану на лицо, скрывая глаз, как делал в прошлый раз, но быстро понял, что именно по его бело-черной, пусть даже и очень заляпанной сейчас, бандане его могут узнать. После стычки остались выжившие, и они его видели. У психов не было шлемов — и это было, конечно, плохо, но Рис решил, что в темноте никто особенно не заметит, а они не будут выходить на свет. Восход же начнется только часов через тридцать. Рис взлохматил волосы еще сильнее, и теперь они торчали ежом.

Мордекая в мешковатых одеждах было не узнать — но у Риса вызывали подозрения его очки.

— Может... снять? — зачем-то полушепотом спросил Рис, помахав перед глазами.

Мордекай замер на секунду, а затем кивнул, снимая очки. Рис протянул ему бондану, и Мордекай повязал ее — закрывая нос и рот. Хороший выход, учитывая, что именно глаза, скорее всего, противники не видели до этого. Мордекай потянулся к волосам и вынул из них длинную широкую ленту. Дреды распались по плечам.

— Ну-ка, — Рис нахмурился — решение пришло моментально, и он протянул руку. — Можно?

Мордекай без вопросов протянул ему ленту, и Рис повязал ее через глаз. Затем посмотрел на трупы. Покривил губами.

— Можно ее немного... испачкать? — спросил он.

— Валяй, — разрешил Мордекай. — Ее и так давно пора стирать.

Рис наклонился и двумя пальцами левой руки зачерпнул еще жидкую кровь. Стараясь не давать себе морщится от отвращения, намазал обильно намазал правую скулу и щеку кровью, так же, как и ленту. Так, чтобы выглядело, будто у него только что был подбит глаз, и он его закрыл. Чтобы никто не спрашивал, если что, зачем вообще он перевязывал руки.

— Держи, — снова что-то отдал Мордекай. — На моем были перчатки. Тебе нужно скрыть руку.

— Спасибо, — согласился Рис, натягивая бесформенные, явно самодельные, толстые перчатки, а затем поднял ленту на лоб. — Через ленту ничего не видно, я опущу ее, когда подъедем близко.

— Хорошо, — Мордекай обернулся к припорошенным песком трупам и почти закопанной одежде. — Нужно запомнить это место. Можешь записать?

— Уже, — хрипло подтвердил Рис.

— Я поведу, — Мордекай, не дожидаясь одобрения, запрыгнул на место водителя. — Если нам придется отстреливаться, про конспирацию все равно придется забыть, так что ты сможешь использовать глаз.

Это было логично, и Рис без вопросов подошел к месту стрелка. Лесницы не было. Было пару выступов, первый из которых начинался на уровне бедра Риса. Тот устало выдохнул и схватился руками за корпус машины. Было бы здорово не свалиться. Рис с трудом закинул ногу наверх, а затем с таким же трудом подтянулся. На второй выступ подставить ногу оказалось проще. С кряхтением, но Рис смог влезть на место, и сел, кладя руки на оружие. Мордекай тронулся с места.

Стоило Рису расслабиться, как спереди что-то зашумело, зашуршало, а затем раздался резкий и очень визгливый голос:

— Вы где там застряли, а?! Какого хрена?! Груз должен быть на базе через пятнадцать минут, а не то вылетите из группировки не успев вступить! — Рис не сразу понял, что это рычала рация. — А вы знаете, что тут происходит с теми, кто оказывается один!

— Скоро будем! — быстро сориентировавшись, прокаркал в рацию Мордекай.

— Очень на это надеюсь! — рация захрипела и отключилась.

Рис поморгал пару раз, глядя на Мордекая.

— Дела, — протянул он ошарашено.

— Нам же лучше, — Мордекай пожал плечами, выруливая левее. — Кажется, этих никто не знает. Доставим груз, пройдем внутрь. Посмотрим что к чему и выскользнем.

— Пара пустяков, — с сарказмом фыркнул Рис, ежась.

Когда он соглашался на это, он вообще не представлял, на что подписывается. И кто его за язык тянул? Посмотрели бы с горы лагерь с помощью его глаза, выяснили бы все. В игры с переодеванием Рис играть не хотел.

Но Мордекай правильно говорил. Если он хочет выжить — ему нужно приложить усилия. Либо выживут все, либо никто.

Пандора преподносящая сюрпризы


Машина ехала быстро и ровно. Пейзаж не менялся, только становилось все темнее — хотя, казалось бы, куда еще темнее. Мордекай был хорошим водителем, это Рис понял сразу — он не вилял, не наезжал на каждую кочку. Мимолетом Рис подумал, что эта пустошь, скорее всего, образовалась из-за падения Гелиоса. Лагерь показался впереди. Огни фонарей, прожекторов и ламп впереди были настолько яркими, что Рис подслеповато прищурился и со вздохом натянул ленту обратно на глаз, закрывая его. Не хватало еще потом чистить от крови имплант — та еще морока. Его и вынуть-то сложно, а вынуть не сломав — вообще почти нереально.

— Вы должны были здесь быть еще полчаса назад! — вместо приветствия заорали из-за ворот.

Рис захихикал — скорее от нервного напряжения, но достаточно быстро понял, что это неплохая тактика. Они заменяли людей, живущих на этой планете, они заменяли психов. Будет подозрительно, если они будут вести себя адекватно.

— Проблемы по дороге, шеф! — пытаясь перекрыть собственное хихиканье, сказал Рис.

— Опять скагов сбивали, придурки?! — рявкнул тот же голос. — Я вам головы оторву, если это повторится! Мы нанимали курьеров, а не охотников на местных тварей!

"Местные твари" — пронеслось в голове у Риса. Он не отсюда?

Ворота открылись, и Мордекай молчаливо въехал в образовавшийся проезд. Рис старался не вертеть головой, и, разумеется, было очень некстати то, что он не мог пользоваться глазом. По дороге они успели обговорить то, что Рис собирался как-нибудь пройти к компьютерам, но сейчас он просто осматривался. Повернулся к говорившему и...

О-о, дьявол.

Рис не помнил его имени. Этот мужик был начальником начальника Хендриксона, и Рис сильно опустил голову, глупо надеясь, что тот его, измазанного, испачканного кровью и пылью, в перчатках и мешковатой одежде не узнает. Даже пожалел, что не установил модулятор голоса.

Значит, здесь всем заправляют бывшие гиперионовцы. Рис знал, что компания работает и по сей день — Гелиос был во многом прихотью Джека, просто любимой игрушкой — компания имела заводы и филиалы в шести галактиках. Едва ли что-то такое ничтожное, как Гелиос, имело для нее большое значение. Рис почувствовал укол зависти. Атласу до такого еще расти и расти.

Рис задумался, как бы предупредить Мордекая так, чтобы никто не заметил, но понял, что сейчас это невозможно.

— Давайте, выгружайте! — поторопил их как-его-там, и Рис спрыгнул из своего места, стараясь сделать это как можно аккуратнее — не завалиться на бок.

Мордекай как раз подходил к багажнику. Рис, чуть наклонив голову, поспешил за ним и, когда оказался рядом, будто нечаянно врезался ногой в курьер. Послышался металлический тихий звон, и Рис, еще тише, наклоняясь к "товару" рядом с Мордекаем, на самой грани слышимости прошептал.

— Знаю его. Гиперионовец.

Мордекай даже не обернулся на него — только едва видно кивнул, обозначая, что услышал. Рис вытянул из закутка одну из коробок, натужно фыркнул, когда коробка, неожиданно очень тяжелая, чуть не полетела на песок, но быстро выпрямился, оскалился в тридцать два зуба, и потопал за Мордекаем, как раз чтобы поставить ящик лядом с начальником.

Коробок было шесть. По три на каждого, они справились с ними достаточно быстро.

Начальник, воронка всем страхами Риса, даже не посмотрел на него. Весь облаченный в деловой костюм (Рис со стыдом вспомнил свой первый спуск на Пандору, ну какой к черту деловой костюм здесь?.. ему же даже подняться больше некуда, Гелиос — давно на земле,) вычесанный, прилизанный, ухоженный, начальник резким движением поправил бороду, и Рис некстати вспомнил Васкеза, делавшего точно так же.

— Ага, отлично, — гиперионовец даже не стал смотреть на них, сосредоточенный вскрыванием коробок, только махнул им рукой. — Отволоките курьер к остальным и можете быть свободны. Располагайтесь со всеми удобствами. О, и если не хотите, чтобы ваши мозги украсили это чудное место — к компьютерам не лезьте.

Рис украдкой посмотрел на его улыбку, понимая, что ни про какие удобства тут можно и не мечтать. Но им и не нужно было задерживаться надолго.

— Спасибо, босс! — выдавив из себя хихиканье, Рис резко наклонил голову вбок.

Гиперионовец только помахал рукой, прогоняя их, и Рис выдохнул с настоящим облегчением. Никто не узнал их. Да, они стояли в относительной темноте — прожекторы освещали площадку, куда они отволокли ящики и место, где стоял курьер, но это все равно было рисково. В конце концов — всегда была вероятность, что конкретно этих психов знали до этого, была вероятность, что это какие-то важные люди — или еще хуже, наемники.

Впрочем, Рис чувствовал — это далеко не все проблемы на сегодня.

Мордекай запрыгнул на место стрелка так легко, будто у него в ногах были пружины, и Рис был чертовски благодарен ему — у него ни за что не получилось бы забраться туда так же легко, а любая неуклюжесть может вызвать подозрения. Рис перемахнул через дверь.

Пришлось приподнять чуть-чуть повязку, чтобы видеть самой нижней частью, чтобы найти местный гараж. Порт так и остался закрыт, но Рис, с трудом, но видел, куда ехать. Гараж был почти полон — всего пара свободных парковочных мест оставалась. Кажется, у них не было доступа к тачкоматы.

— Это странно, — тихо заметил Рис. — Не думаю, что у Джека возникли бы проблемы со взломом Тачкоматов.

Мордекай снова промолчал. Рис поставил на свободное место курьер и вылез. Огляделся, рассматривая окружение, а затем опустил повязку назад.

— Разделяемся, — прошелестел Мордекай, поправляя винтовку на спине. — Я проверю патрули и поищу пленников. Здесь через два часа.

Рис запоздало понял, что снайперка — старый гиперионовский прототип. Хорошо, что гиперионовский — и очень плохо, что старый. Если он встретит кого-то, кто знаком с моделью — проблем и вопросов не оберется. Но это было дело Мордекая, и у него опыта в такой всяко побольше. Так что Рис только кивнул ему — а затем повернулся в сторону "запретного" здания.

— Я попробую найти сервера, — ответил Рис. — Удачи.

— Будь осторожнее, "офисный работник", — Мордекай подмигнул и развернулся. — Не хотелось бы отбивать тебя от бандитов.

Рис хмыкнул. У него патронов хватит при идеальном варианте максимум на тридцать человек — это если он всем попадет в головы, ни у кого не будет щитов, и ни одна пуля не улетит в молоко. Мордекай же, судя по всему, хорошо стрелял издалека, и как боец ближнего боя был... не идеален.

Лагерь представлял собой помойку. Как, впрочем, и все остальное на Пандоре — но этот был захламлен даже сильнее, чем добрая половина ранее виданных Рисом стоянок. Да, тут были небольшие покосившиеся деревянные домики — пара штук, — и кучи палаток. Под ногами постоянно шелестела то обертка от хлопьев, то коробка от чипсов, то банка из-под пива или газировки. Пару раз Рис брезгливо обходил валяющиеся на земле презервативы — удивительно, что тут вообще знают, что это такое.

Единственное бетонное здание — сверху еще и чем-то металлическим местами обшитое, — справедливо было принято Рисом как серверная. Или хрен его знает, как еще они называли место, откуда идет командование. Здание не было высоким, но площадь занимало большую — и достаточно странно смотрелось на Пандоре. Обходя участки, освещенные фонарями, Рис добрался до стены. осматриваясь. Какие-то заборчики, какие-то банки, бочки, электрогенераторы, большие ящики — в лагере был настоящий беспорядок, но он играл Рису на руку. Он всегда мог бы спрятаться за чем-нибудь из этого хлама.

И тут и там слышались голоса местных обитателей, кто-то явно был пьян, кто-то просто сильно не в себе. Постоянно возникала какая-то пальба, но Рис упорно пытался избежать любой встречи с кем-то агрессивным. Он обошел бетонный дом кругом, запоминая расположение охраны и окон. Все окна были закрыты и заколочены, если бы у обоих выходов не стояли бы шатающиеся психи, можно было бы подумать, что дом пуст. Второй этаж был высоко — но там по крайней мере не было все заколочено. На третьем был чердак или что-то того — а еще из крыши торчала огромная антенна, высотой почти в десять метров. От нее в разные стороны отходили кабели, опутывающие лагерь, словно паутиной.

Рис запоздало осмотрел ближайшие фонари и столбы на предмет камер — но без ЭХО-глаза не заметил ничего. Пришлось полагаться на случай.

Открытое окно на втором этаже он нашел быстро. Прожектор светил в другую сторону, под окном, покачиваясь, что-то обсуждали двое. Рис досадливо поморщился — он и так и так не залез бы так высоко, но он мог бы туда прикатить что-нибудь, например.

Рис привалился к какому-то забору и прикрыл глаза, наклоняя голову вниз. Подождать, когда уйдут эти придурки — а если не уйдут в скором времени — попытаться найти другой путь.

Через повязку глаз не было видно, и Рис использовал время этой передышки на то, чтобы структурировать все полученные данные.

Была вероятность, что этот начальник-начальника был тут по чистой случайности. Была вероятность, что тут обосновался весь "высший круг" его прошлых боссов. И то и другое было паршиво — вся ситуация в целом была очень хреновой. Если это его бывшие начальники во главе с Джеком, это плохо, потому что Рис прекрасно знал, на что они все способны. Если только этот тут случайно — значит они сражаются против неизвестного врага.

Рис уже серьезно сомневался, что это Джек. Потому что, хм. Был бы это Джек, был бы он жив — он раструбил бы об этом на всю вселенную! Тут каждый квадратный метр был бы облеплен его плакатами, а вместо каких-то унылых камней — стояли бы его статуи. Был бы это Джек — он не вел бы такую тихую войну — потому что он всегда старался известить весь мир о своей священной битве. Все знали бы о том, что некоторые Искатели пойманы.

Но Джек мог чему-то научиться. Например — скрытности. Действовать исподтишка. Не его стиль, но оттого и больнее будет, если он попадет. Все-таки его не было восемь лет. Едва ли он мог бы так легко завоевать обратно свое законное место.

Рис ухмыльнулся про себя — да уж, конкурент из него наверняка еще гаже, чем из Катагавы. Союзник, впрочем, как успел Рис прочувствовать на своем опыте, тоже так себе. Если он, конечно, не принимается за дело со всем ответственностью — из старого Атласа Джек Риса выводил профессионально и собранно.

— Эй, мужик, ты че, заснул что ль? — раздалось совсем рядом.

Рис распахнул глаза — и тут же закрыл тот, что был под повязкой.

— Э-э, — протянул он, глядя на подошедшего. — Нет?.. Да, есть чуть-чуть. А тебе дело-то какое?

Подошедший булькнул, окатив Риса волной запаха спирта с чем-то напоминающим то ли бензин, то ли мазут. Рис понятия не имел, почему в лагере было столько пьяных — но, кажется, половина психов практически не просыхали. Этот явно был из их числа.

— Кр-р-ровати, — пробулькал псих, указывая куда-то вглубь лагеря. — Там. А тут шляться... не моги. Придет красавчик — вс-сех порешает, кто близко.

Рис крупно вздрогнул, голый торс психа мелькал перед глазами — но Рис смотрел сквозь него.

— Ага, — заставил себя отстраненно кивнуть Рис. — Да, так и сделаю. Спасибо, бро.

Псих улыбнулся — оскалился, — и отступил, сам направляясь в другую сторону.

Красавчик, значит. Что ж, он же и так подозревал это, верно?

Рис повернулся к окну. Психи ушли все — видимо, Джек был уже где-то близко. Какова вероятность, что он, мазнув взглядом по толпе своих "подчиненных" сможет выцепить в ней и узнать Риса? А Мордекая? Рис поежился. Это была отвратительная идея — как раз в духе Искателей Хранилища, к которым себя Рис причислял с большой неохотой.

Но окно было свободно, действовать нужно было быстро, и Рис, поморщившись, быстро подобрал нужный для подъема предмет. Притолкал контейнер для мусора — с трудом, но все же, — под окно, быстро вскочил на него, и понял, что достает только самыми кончиками пальцев. Рис шикнул недовольно, отошел на шаг, насколько позволяла длина контейнера, и взял небольшой разбег. Получилось громко, и Рис зажмурился, хватаясь за подоконник и сразу же, используя ускорение, сгибая руки в локтях и ногами выталкивая себя вверх, почти что "взбегая" вверх по стене. Дальше пришлось вытягивать себя исключительно механической рукой — живая уже дрожала от напряжения, ноги бесполезно скользили по гладкой стене.

Он провисел так, пытаясь подтянуться, почти с десять секунд, затем — механическая рука, наконец, медленно, но перешла порог, за которым можно было перекинуть живую руку, ставя ее в упор. Снова пришлось использовать правую, — и Рис понадеялся, что пневматика в плече и кисти не полетит — заменять на Пандоре руку почти нереально. Рис уже столкнулся с этим один раз.

Сделав последнее усилие, и перекинув через подоконник колено, Рис перевалился через проем и бухнулся на пол. Потер голову, которой успел приложиться, а затем осторожно выглянул. По площади никто не бегал, никто не смотрел в окно — никого и не было. Либо Рису снова повезло — либо Красавчик был настолько близко, что все предпочли попрятаться по углам.

Рис обернулся. Комната была заполнена стендами с компьютерами — и они все работали, мягко светились синим вставки на боках — это совершенно точно были гиперионовские системы. Дверь была закрыта — но Рис не знал, на ключ или нет. Проверять так сразу же не стал — предпочел отойти в угол, под защиту стендов, практически в темноту — света в комнате не было. Если здесь открыли окно — значит, скорее всего, проветривали и собираются закрыть в скорости обратно. Впрочем, Рис понимал, зачем понадобилось открывать окно — на Пандоре ночью температура опускалась достаточно сильно для того, чтобы даже в трех слоях одежды Рис начал чувствовать себя зябко, но тут, благодаря десяткам рабочих компьютеров, было по-настоящему жарко.

Рис опустился на колени, высматривая, можно ли как-то подключиться к компьютерам. Вряд ли его заметят — Рис успел наустанавливать себе в систему массу программ, скрывающих его вход в систему — пока он не делает это по беспроводной связи. Но Рис планировал сконнектиться напрямую.

Он стащил перчатку с правой руки и осторожно отвинтил фалангу указательного пальца — часть, которую он не решился показать Вонну. Мысль как-то присоединяться к компьютерам напрямую появилась у Риса еще когда он работал в Гиперионе. Став директором Атласа — он смог позволить себе установку компьютерной шины. Нагрузка на электронную часть мозга была неутешающе высокой, и Рис пользовался этой конструкцией исключительно редко, предпочитая копаться в системе без непосредственного коннекта. Здесь же не было ни мониторов, ни, хотя бы, клавиатур, ничего, что могло бы помочь ему разобраться. А искать отдельно комнату, где будет все это — бессмысленно и глупо. Он добрался до своей цели — и теперь должен собрать информацию любыми методами.

Рис быстро нашел порт — даже в серверных компьютерах оставляли несколько выходов для экстренного подключения.

Приконнектился.

От неожиданности он потерял контроль. Информация накрыла огромной волной — невероятное ее количество, слишком много информации, нескончаемый поток, постоянно принимаемый со всех спутников, подключенных к этому месту, со всех видеокамер, со всех датчиков...

Стоп.

Усилием воли Рис перекрыл поступающую информацию. Стоило задуматься о том, что сервера обрабатывают слишком большой объем до того, как подключаться. Голова раскалывалась. В горле моментально пересохло.

— Твою... мать, — прохрипел Рис шепотом, тщетно пытаясь разобраться со всем, что успел пропустить "в себя".

Нет. Сначала — понять, как перехватываются сигналы Алых. Может, есть пути обхода.

У Риса ушло порядка часа на то, чтобы вникнуть в алгоритм — и размах действительно поражал. Они контролировали все станции Нью Ю, все телепорты — и те площади планеты, на которых не было поселений — перехватывали любую запись. Не так много, как если бы они контролировали всю Пандору, но всю — контролировать и не нужно было. Машина вычисляла координаты через спутники Гипериона — и тут же передавала обратно сюда. Отсюда — в "главный центр" — насколько Рис смог понять, в здании было несколько подземных этажей. И уже в главном центре эта информацию формировалась в полноценное оповещение.

Левая часть головы горела огнем. Рис тщетно попытался поискать с системе, кто стоит за всей заварушкой, но не смог найти ничего нужного. На секунду пожалел, что не взял с собой "гадюку", но все устройства остались не то что в их убежище — а на Прометее. Рис по дурости своей не планировал много сражаться на Пандоре. И уж взламывать что-либо — тем более.

Висок рядом с портом кольнуло холодом, вызывая контраст, и Рис с сожалением отключился — стирая все возможные следы, которые могли появиться, когда он потерял контроль.

Рис на нетвердых ногах отошел на два шага назад — а затем сполз по стене, закрывая глаза. В голове будто все бурлило, будто маленькие гранаты взрывались — и органическая часть мозга тоже пострадала. Стена была холодная. Рис откинул голову, прислоняясь к ней. Он не планирует спать. Нет. Нет. Он просто посидит с закрытыми глазами пять минуточек. Просто... посидит.

— Ха! Я так и знал, что когда-нибудь какой-нибудь придурок с электроникой в мозгах все-таки влезет сюда!

Риса подбросило. Весь жар комнаты будто бы исчез, и Рис оказался в эпицентре снежной бури. Воздух в легкие проталкиваться не желал — а Рис стоял на покачивающихся ногах и дико озирался.

Он знал этот голос. Он знал этот голос!

— Нет-нет-нет-нет, — сипло пробормотал он, пытаясь найти источник — но в комнате было темно, ничего не видно, где же он, где же...

Он же сейчас попросту вышибет ему мозги. Сейчас выстрелит — а Рис даже не может понять откуда!

— Так-так, что тут у нас... рука.. глаз, порт... о, ты напоминаешь мне кое-кого, ха-ха!

Рис снова упал на пол. Голос, казалось, звучал в самой голове, Рис безрезультатно задвигал сразу всеми конечностями, рефлекторно пытаясь отползти — но и так был у самой стены. И без того липкие одежды психа сейчас прилипли к телу из-за пота, но Рис даже не почувствовал этого.

— Я бы даже сказал чересчур сильно напоминаешь, — голос перестал быть веселым — и наполнился тем же пронизывающим холодом.

Рис смог, наконец, сделать рваный вдох — и заставил тело не дрожать.

И включил инфракрасное зрение ЭХО-глаза.

Джека не было нигде. Совсем нигде — вся комната была пуста. Да, она вся мягко светилась — здесь было жарко, — да, все компьютеры сияли ярко-красным, но живых в помещении не было.

Новая волна страха подкатила к горлу. О, нет.

— Ну нет, нет! — рыкнул Рис, отключая глаз.

Перед ним стояла голограмма Красавчика Джека.

Ярость накатила с такой силой, что от страха не осталось вообще ничего.

— Да какого ж черта ты опять?.. Что ты вообще здесь делаешь?! — тихо, все еще помня о том, что он вломился на запрещенную зону, рявкнул Рис. — Еще одна копия?! Сколько у тебя резервов?! Одна разгуливает по базе, другая — контролирует сервера, да как вы вообще договорились-то между собой?!

— Риззи.

Джек наклонил голову, осматривая его целиком, а затем — переместился куда-то вбок. Прозрачный палец ткнулся в порт. И ничего не произошло.

— Я бы даже сказал, что рад видеть тебя, если бы ты до этого не СВАЛИЛ НАХРЕН ВСЮ МОЮ СТАНЦИЮ!

— О-о-о, заткнись, — Рис схватился за голову и отошел от стены.

В коридоре что-то зашуршало.

— Неважно выглядишь, ушлепок, — пропел Джек на самое ухо. — Ты знаешь, когда мы виделись в прошлый раз...

— Я сказал — заткнись! — шикнул Рис, сощурив глаза.

Шум в коридоре — это абсолютно точно были шаги. Рис краем глаза заметил, что Джек собирается что-то еще сказать, и вытянул указательный палец так, что он почти коснулся губ голограммы. Джек так ничего и не произнес.

Пришлось осторожно зайти за стенд серверов вне зоны видимости от входа. В двери заскрежетал ключ — кто вообще использует физические ключи?.. — и она открылась. Рис успел заметить, что на пол выпала его повязка — видимо, он слишком сильно тер голову, пытаясь понять, откуда идет голос Красавчика.

В комнату кто-то вошел, и Рис напрягся всем телом. Ленту слишком хорошо было видно.

Шаги звучали громко и ровно — в пару шагов кто-то преодолел всю комнату, останавливаясь у окна, и Рис, присев, перекатился на четвереньки — и вытянул руку, тихо, но быстро выхватывая с пола ленту. И тут же встал, не создавая шума.

Сервера гудели — именно это позволяло ему дышать, не боясь выдать себя, но ничего большего он делать не мог. Окно закрылось с резким стуком, и Рис осторожно выглянул. Этот человек тоже был в костюме, но его костюм отличался от костюма начальника-начальника Хендриксона — был темнее. Да и человек был существенно выше.

Ориентироваться пришлось на слух. Вошедший решил обойти сервера — и Рис включил усиление звука мощнее. Когда шаги раздались левее, Рис медленно обошел сервер, скрываясь от человека — но при этом оказываясь в свете от окна.

Нужно было рискнуть — пересечь комнату и скрыться в другом углу.

Рис глубоко вздохнул и в несколько коротких шагов пересек проход, тут же уходя в другую тень. Человек копался с сервером — и Рис даже не знал, с тем ли, к которому он подключился, или с другим.

— Так ты не с ними? — голограмма замерцала перед самым лицом. — Боже-боже, и как тогда твоя смазливая мордашка здесь оказалась?

Рис прищурился, бросил на Джека уничтожительный взгляд, и повернулся обратно к незнакомцу.

К счастью, тот перестал копаться в компьютере, встал и уверенно направился на выход. Дверь хлопнула. Рис медленно выдохнул и проглотил рвущийся наружу мат.

— Ита-а-ак? — протянул Джек.

— Итак? — переспросил Рис. — Ты что-то конкретное знать хочешь? Тогда у нас совершенно точно проблема — я отвечать тебе не собираюсь.

Надо как-то вынуть его из головы. Как-то вытянуть насильно, потому что Джек вряд ли сам перейдет куда-то еще, кроме своих знакомых систем.

Но отсюда он же убежал.

— Ах, ты не собираешься? — тянуще уточнил Джек. — Смотрю, ты оборзел за эти годы, Риззи. Думай, на кого тявкаешь.

— На кого? На голограмму? — фыркнул Рис, выходя из-за блока. — Умираю от страха.

Говорить, что он парой минут раньше чуть реально не отбросил копыта от ужаса он не собирался — хотя, Джек, скорее всего, и так уже понял. Говорить с ним нельзя. Нельзя, нельзя с ним говорить, нет-нет-нет.

— Предлагаю компромисс, — буркнул Рис, моментально нарушая все свои планы.

Окно поддалось легко — поехало наверх, но чуть заскрипело. Рис активировал инфракрасное зрение, осматривая площадь — никого не было.

— Да-да? — с явным удовольствием протянул Джек, подплывая перед его головой снаружи дома.

Рис перекинул ногу и посмотрел вниз.

Дьявол. Кто-то откатил ящик. Уйти совсем незаметно не получится. Рис дернул головой — думать о том, чтобы выйти через дверь в дом нельзя было ни в коем случае. Там его поймают быстрее, чем он снова успеет сказать "Джек, заткнись".

Страх порождал собой отчаянье, отчаянье — злое противоречивое безразличие, безразличие, смешанное с остатками отчаянья — порождало храбрость, а храбрость — дерзость.

Рис повис на одних руках. успев до этого чуть прикрыть окно — так, чтобы казалось, что человек просто не "дозакрыл" его.

"Второй этаж, бояться нечего. Второй этаж. Лететь ну два метра. После курьеров — это ничто..." — уговаривал себя Рис. Желудок все равно сводило неприятным тягучим страхом.

— О-о, ты проникаешь в лагерь, полный бандитов, но все еще боишься высоты, ха? — Джек облетел его полукругом. — Не соответствуешь, Риззи. Что ты там бормотал про компромисс?

Рис стиснул зубы и отпустил пальцы. Полет продолжился даже дольше, чем он сначала думал — сердце успело улететь сначала в горло — потом провалиться в пятки, а потом ноги стукнулись о землю. Рис не смог удержаться и сел, ударившись задницей.

— Очень просто, — прошипел он. — Сыграем в игру. Ты отвечаешь на один мой вопрос — я отвечаю на один твой. Идет?

— Идет, — тут же согласился Джек, протягивая руку, так, будто хочет помочь встать.

Рис поднял на него взгляд и зло прищурился. Джек расхохотался.

Быстро повязав ленту обратно на место, закрывая глаз и порт, Рис поднялся на ноги и, чуть сгорбившись, быстро пересек полосу света, скрываясь под каким-то небольшим деревянным навесом. Тут была длинная скамейка — тоже деревянная, даже задумываться не хотелось, откуда сюда приперли дерево, — на нее Рис и опустился.

— При всем моем "уважении", тыковка, я начну, — Джек снова появился перед самым лицом. — Как так вышло, что моя копия не прибила тебя в лепешку, а?

— О, это серьезно то, на что ты готов потратить свой вопрос? — фыркнул Рис, устало натягивая на правую руку перчатку. — Не справилась твоя копия. Но она очень старалась, признаю. Настолько старалась, что я заменял все компоненты, включая руку.

Джек хмыкнул — было видно, что он доволен, и в своем привычном жесте сложил руки на груди — Рис вздрогнул, насколько этот жест был привычен и характерен.

— Мой вопрос, — прошелестел Рис. — Сколько твоих копий еще осталось?

Джек нахмурился и наклонил голову, будто раздумывая над ответом.

— Ни одной? Серьезно, даже то разъединение, на которое мне пришлось пойти ради тебя, детка, стоило мне массы сил и приличной части моих старых воспоминаний. Не то чтобы я как-то особенно берег их, если честно, но неприятно, — Джек положил пальцы на подбородок. — Не думал, что разделение вызовет такой эффект.

— Договор в силе только если ты будешь говорить правду, — агрессивно шикнул Рис. — По лагерю разгуливает еще один Джек, ведущий всех этих бандитов.

— Ой ли? — Джек отвернулся. — Я делаю тебе одолжение, тыковка, рассказывая это, сделай одолжение и ты мне, а? Я говорю правду. А если кто-то называет себя красавчиком — еще не значит, что это я, а не какой-то левый придурок, пытающийся прибрать мою славу. Дэнни-хрен-я-запомню-как-его-зовут перехватил управление после того, как отыскал безопасную комнаты. Приказал всем подчиненным величать его красавчиком. Большой оригинал. С тебя два ответа, Риззи.

Рис потряс головой, понимая, что снова запутался.

— То есть, физического воплощения тебя нет? — спросил он упрямо.

— Ты испытываешь мое терпение, — недовольно ответил Джек, снова сводя брови к переносице. — Если бы мое физическое воплощение было бы здесь, здесь ни одного живого человека не осталось бы. Три вопроса, Риззи, или я перестаю отвечать на твои. Боже, во что ж ты превратился-то? Такой очаровательный заикающийся мальчик-тупица был, одно удовольствие общаться было! А теперь какой-то грязный зануда. Хоть симпатичное личико при тебе осталось. Отмыть бы только.

Рис проглотил то, что Джек назвал его тупицей. И, погодите, назвал его симпатичным? О, боже. Нет, не думать.

— Задавай, — буркнул Рис.

Джек хохотнул и потер ладонь о ладонь — пошли голубые искры.

До встречи с Мордекаем, если судить по таймеру, оставалось полчаса.

— Ита-ак, —снова протянул Джек с той же интонацией, что и в прошлый раз. — Даже не знаю, что выбрать первым! Ну-ка, скажи мне, кексик, на кой черт ты приперся сюда? Неужели кто-то таки нашел посланный мною сервер, ха?

Рис вспомнил открывшийся файл с просьбой превратить всех здесь живущих в фарш, и резко дернул плечом — которое тут же кольнуло болью.

— Да, я, эм, залез в него. Мы пришли сюда разведать обстановку, сходятся ли все данные, — нехотя, но все-таки ответил Рис. — Тут есть, эм... кое-что, что нам нужно.

Нам? И что именно? Имей в виду, это один комплексный вопрос, — Джек перелетел, присаживаясь рядом с ним. — Ты сюда своего дружка притащил, как его там... Вотт?

— Вонн, — поправил Рис сухо. — Нет, я не с ним. Мы пытаемся придумать, как вытащить отсюда всех взятых в плен.

— Давай, договаривая, кто — мы? — поторопил его Джек. — И помни, я не люблю переспрашивать.

То, что ответ Джеку не понравится, Рис прекрасно понимал. Но отвечать нужно было честно — чтобы получить ну хоть немного честные ответы. Рис неуютно помотал головой и сложил руки на коленях.

— Нам — это мне и Мордекаю, — ответил он свистяще, — Доволен?

— Нет, — честно ответил Джек, прищуриваясь. — Какие ты важные знакомства заводишь теперь! Что, крутые Искатели Хранилища приняли в тусовочку маленького бесполезного мальчика, считающего себя хакером?

— Это вопрос? — скривился Рис.

— Нет, — снова повторил Джек, а затем поднял голову. — Что за херня приключилась с Элписом? Вот это вопрос, для тупых.

Рис удивленно посмотрел на Джека. Они тут обсуждают смертельно опасную ситуацию с бандой, а Джек спрашивает... про Элпис? Рис потянулся к лицу, но вовремя вспомнил, что на нем перчатки, поэтому просто поправил волосы.

— Лилит, — ответил он наконец. — Это долгая история.

Рис прикусил язык, понимая, что снова говорит те же слова, что говорил и Искателям.

— Погоди, это она сделала? — Джек казался по-настоящему удивленным. — Там живут миллионы людей! И весь спутник?..

— Она не сделала, — поправил Рис. — Это просто она. Ее сила удерживает Элпис от того, чтобы разбить Пандору на кусочки. Подозреваю, что сама Лилит либо мертва, либо, эм... в нематериальном состоянии?

Удерживает Элпис от падения на Пандору?!

Теперь Джек казался по-настоящему шокированным — Рис с некоторым недоумением смотрел на такого Джека. Почему-то казалось, что Красавчик ни одной сильной эмоции, кроме злости, испытывать не может.

— Риззи, детка, ты что, и Элпис решил тоже грохнуть? Гелиоса было мало? Это, типа, зависимость?

Рис моргнул дважды — а затем тихо захихикал, прижимая ко рту перчатку, чтобы не привлечь ненужное внимание.

— Нет, эм, нет, — ответил он, просмеявшись. — Половина местных бандитов — последователи культа Дети Хранилища. Они поклонялись близнецам-сиренам. Сестра обнаружила, что Пандора — вся целиком Хранилище, а брат — что Элпис является ключом. О, и прежде чем ты выстроишь планы по открытию этого Хранилища, я, боюсь, огорчу тебя тем, что оно уже было открыто.

Джек молчал, смотря на полыхающего в небе ястреба. Думал. Рис не стал его прерывать.

— Нет, я не хочу в этом разбираться сейчас, — в конце концов подвел Джек. — Твой вопрос, Риззи, и я прошу тебя, спроси что-нибудь интересное. Я начинаю утомляться.

Теперь уже задумался Рис. У него была масса вопросов, но выбрать что-то одно быстро... было сложно.

— Почему ты все еще не отцифровался? — спросил Рис.

— Я же просил интересные! — Джек отвернулся, будто надулся. — Станция Нью Ю не воспроизводит меня. Не знаю, почему — видимо, с такой красотой ей справиться сложно. Мой вопрос — ты все это время лет так протаскался по Пандоре?

— Нет, — отрезал Рис, не собираясь продолжать эту тему. — Тебя держали насильно?

Джек пошел помехами — и Рис поймал ярость в его взгляде. Рис отвернул голову, смотря на дом на другой стороне от бетонного здания.

— Если о-очень упрощать, детка, то да, — прошипел ему на самое ухо Джек. — Никаких вопросов больше, я предупреждал, что на твое унылое говно я отвечать не буду.

Рис думал, что Джек сейчас исчезнет, но тот остался сидеть рядом. Украдкой Рис оглядел его профиль — голограмма была Джеком — это странно воспринималось мозгом, но ему было всяко легче после прошлого опыта, хотя уже и прошло восемь лет.

Джек смотрел на ястреба и выражение его лица было... странным. Не Джековским. Никакого чувства превосходства, никакой злости, он был задумчив и... будто огорчен?

Рис сверился со временем, а затем встал.

— Уговор как в прошлый раз, — коротко сказал он. — Если не хочешь исчезнуть, позаботься о том, чтобы мои мозги не украсили стены базы.

— Я мертвый, а не тупой, — сухо ответил Джек, поднимаясь.

Рис, проходя, сгорбившись, по лагерю, думал — каково это — восемь лет проторчать буквально в одной комнате? Джек не видел и не слышал ничего — судя по всему, этот Дэнни?.. знал о нем, но не выпускал. Может, даже, скорее всего — Джека использовали.

Восемь лет в изоляции. Рис за это время успел поднять Атлас и развить его до практически прежнего уровня.

Было ли Джеку одиноко?..

Не думать об этом.

Рис прошел в гараж, выискивая Мордекая взглядом, но тот еще не пришел. Курьер стоял на месте, но Рис подозревал, что Мордекай решит не брать машину. Рис не особенно хотел тащиться пешком, но понимал, что на ногах будет безопаснее.

Ему придется скрывать Джека. Опять. Тот же Мордекай не думая разнесет ему голову, если узнает, что Красавчик теперь существует исключительно в ней.

— Я смотрю, в тебе прибавилось электроники, — Джек снова пошел искрами.

— Ага, — ответил Рис на самой грани слышимости. — Ничего из того, что ты мог бы взять под контроль.

Джек фыркнул и отвернулся. Потом прислонился к стене рядом с Рисом.

Он не уйдет, понял Рис. Ему нужны люди вокруг. Странное ощущение сожаления появилось где-то под ребрами, и Рис помотал головой, прогоняя наваждение. Он вернется на Прометею — и выселит Джека из головы.

У него уже столько дел на Прометею осталось.

Рис заметил тень у входа в гараж и подобрался. Когда фигура вышла в середину комнаты, Рис по дредам узнал Мордекая.

— Я тут, — оповестил Рис, отходя от стены. — Нашел что-нибудь?

— Да, — коротко ответил Мордекай. — Все расскажу в пути.

— Пешком? — немного обреченно спросил Рис.

— А ты думал иначе? — Мордекай, кажется, улыбнулся, но под тканной маской этого видно не было. — Пандора сделает из тебя настоящего Искателя, хочешь ты того или нет.

Рис скривился, но кивнул.

— Я не стал искать точек выхода, у меня, э-э, было чем заняться в серверной, — признал он. — У нас есть хоть какой-нибудь шанс уйти незамеченными?

— Есть, — подтвердил Мордекай, кивком головы предлагая следовать за собой. — Тут даже недалеко, там можно легко перемахнуть через забор и отойти тихо.

Рис послушно последовал за ним. Мордекай вышел из гаража не скрываясь совершенно — они не просто так делали эту маскировку, не так ли? Но психов почти не было. Рис осматривался по сторонам и понимал, что это странно. Все машины на месте — но внутри лагеря — никого.

— Все спят, — соизволил объяснить Джек. — Вы привлекаете нежелательное внимание тем, что идете так открыто.

— Эй... думаю, нам стоит идти осторожнее, — передал слова Мордекаю Рис. — Я видел, что они тут все ложатся... типа все одновременно? Типа комендантский час. На могут заметить.

Мордекай кивнул и отошел к стене, так, что их было почти не видно в тенях.

Забор, через который было "легко перемахнуть" был больше Риса размером и имел колючую проволоку наверху. Мордекай легко разогнался, так же легко вскочил на ящик, а оттуда — буквально перелетел забор, не задев его даже ботинками.

— Чт... о, боже, я останусь тут навечно, — под нос пробормотал Рис.

— Так уж и навечно, — фыркнул Джек.

— Я не запрыгну так высоко, — со стороны могло бы показаться, что он просто вслух ноет, но он скорее объяснял Джеку, в чем проблема. — Если и запрыгну на ящик — потеряю все ускорение.

— Так используй больше опорных точек, — Джек покрутил по сторонам. — Можешь использовать не только этот ящик. Тут еще навалом других уступов.

А потом Джек переместился куда-то вбок и, разбежавшись, оттолкнулся от камня, взбежал по наклоненной доске, пробежал по какой-то коробке, и только после этого долетел до ящика, сразу после этого перепрыгивая через забор.

— Ты там долго? — послышался недовольный голос Мордекая.

— Нет, — ответил Рис, и добавил: — я понял.

Он отошел туда, где начинал бег Джек. Понятно, что Джек не мог взаимодействовать с материальным — но, кажется, Джек сделал все максимально понятно. Рис выдохнул, напрягся, и оттолкнулся от камня, перемахивая на наклоненные доски. Оказавшись на небольшом ящике, Рис ускорился, а затем снова подобрался, перелетая до большого ящика — и, не останавливаясь, перенес вес вперед, подпрыгивая достаточно высоко для того, чтобы преодолеть забор.

Колючая проволока зацепила штаны, царапая голень, но Рис все равно смог долететь. Пребольно стукнулся коленом о землю, но он были снаружи.

— Молодец!

— Долго ты тут один не выживешь, — хмыкнул Мордекай, но Рис смотрел на него автоматически.

Это что же, Джек только что сказал, что он молодец?..

— Но в этом он прав. Тут без вариантов, — Добавил Джек, кивая на Мордекая.

— Пошли, — Мордекай мотнул головой.

Рис, без вопросов, двинулся за ним. Внутренний компас направлял его, но Мордекай, кажется, сам запомнил дорогу. Идти нужно было далеко — еще дальше, чем когда они шли сюда — потому что сюда часть пути они проехали на машине.

— Что нашел? — спросил Рис первый, еще не уверенный, как именно подать информацию о компьютерах.

— Нашел, где их держат, — ответил Мордекай односложно. — Сейчас не вытащил бы. Они схватили Сальвадора. У нас не было информации по нему, и я не ожидал его там найти. В общей сложности всего трое наших и еще одиннадцать человек неизвестного мне народа.

— Как там... Зейн? — осторожно уточнил Рис.

Он понимал, что Зейн жив — как живы и Моуз, и Сальвадор — иначе бы Мордекай сказал бы сразу же.

— Жив, — подтвердил его мысли Мордекай коротко, а затем хмыкнул, добавляя: — Какой-то у тебя выборочный интерес.

— Я, эм... — Рис чуть замялся. — Чувствую ответственность? Это я его сюда отправил.

— Да-да, Вонн говорил, что ты за Зейном и прилетел, — Мордекай дернул плечом, а затем снял с лица маску. — Тебе лента уже не нужна?

Рис молча стащил ленту, моргая и привыкая к тому, что он снова видит обоими глазами. Удивительно, как он не промахнулся по ящикам, имея "сбитое" чувство пространства — но и это же объясняло, почему он все-таки задел ногой забор.

— Спасибо за нее, — ответил Рис, передавая полоску ткани.

Джек мерцал рядом, и Рис поежился, понимая, что тот буквально прожигает его взглядом. Говорить с Джеком на прямую он не мог, но совершенно не понимал, откуда взялась эта злость. Про Мордекая Джек, вроде, бы, знал. Что они пришли "за своими" тоже.

— Я, кхм, — Рис прокашлялся, скрывая дрожь неожиданности, когда Джек переместился к нему ближе, всматриваясь в открывшийся порт. — Пробрался к ним. Скопировал все, что мог. Там, эм... много.

Говорить связно, пока Джек тыкает его в лицо нематериальным пальцем, он не мог — но старался изо всех сил.

— В основном информация передачей сигналов, немного... про, эм, товар?.. — Рис рефлекторно поднял руку, стараясь отбиться от Джека, как от назойливой мухи, а затем понял, что может снять перчатки.

Перчатки быстро оказались в кармане куртки психа, но Рис предусмотрительно глубоко незащищенную ладонь не засовывал. Там может лежать все что угодно, начиная с гранат, заканчивая детенышами паукомуравьев.

— У меня есть сомнения, что можно будет перехватить покупку, но пока что на Искателей не поступало ни одного предложения о выкупе. Они, эм... много хотят.

— Они хотят дохера, кексик, так и говори, — Джек фыркнул, отлетая на пару шагов, а дальше снова пошел, воспроизводя "материальный" способ передвижения. — Один из ублюдков на полном серьезе планирует воссоздать и поднять Гелиос.

"Откуда у него чертежи станции?" чуть не спросил Рис, но прикусил язык.

— С патрулями и расписанием все в порядке, — сказал Мордекай задумчиво, — кажется, тот, кто запихнул эту информацию — заперт там так же, как и остальные.

— Ну конечно с расписанием все в порядке! — возмущенно шикнул Джек, зная, что Мордекай его не услышит.

Рису казалось, что тот просто ловит кайф от того, что действует ему на нервы. Дорога под ногами шелестела и крошилась, но Рис был рад, что они идут не по настоящему песку — не по такому, в который проваливаются ступни, и не такому, в котором вязнут пятки. Тело под одеждой начинало мерзко зудеть.

— Пока идем — может расскажешь, что там с Хранилищем приключилось? — нарушил тишину Мордекай. — А то я, пока бегал по лагерю, даже вспомнил тебя. Это у вашей группки мы с Бриком отбивали Афину, не так ли?

— Так, — кивнул Рис, невесело ухмыльнувшись. — Только мне кажется, что Афина сама отбивалась. Не думаю, что я или Фиона могли бы по-настоящему помешать тебе.

— Она назвала себя Искателем Хранилища, когда я предложил ей бежать, пока она не пострадала заодно, — Мордекай покачал головой, и Рис разобрал что-то похожее на ностальгию в его голосе. — Храбрости в ней побольше, чем в тебе будет.

Рис недовольно поджал губы, под веселые смешки Джека, но опустил плечи, прекрасно понимая, что тут Мордекай тоже прав.

— Где она сейчас, кстати? — спросил Мордекай.

— Я на ее, можно считать, поиски, и отправил Зейна, — вздохнул Рис, а затем понял, что, если он сейчас расскажет Мордекаю про Хранилище — Джек услышит это тоже.

Что-то внутри очень хотело, чтобы Джек узнал все. Что он, Рис, тоже может что-то — может открывать эти чертовы Хранилища, что он может находиться в эпицентре заварушек, что Рис — не такой, каким, вероятно, запомнил его Джек. Чувство осело на языке кислым привкусом.

Это все влияние Пандоры, не иначе.

Но Мордекай ждал рассказа, и Рис не хотел бы оставлять его только с коротким "это долгая история". Он вздохнул, помотал головой. И начал повествование.

***

К камню, у которого они спрятали свои вещи, они пришли через час. Рис успел пересказать все — и как его повязал бывший грузчик, и как они пытались пересобрать Гортис заново, и как они пытались придумать, как одолеть чертового Стража. Как он потерял все контакты со всеми, с кем познакомился в этом приключении — кроме, разве что, Зер0. Но Зер0 он нанял — едва ли это можно было считать полноценной дружбой, хотя Рис предпочитал считать иначе.

Джек молчал. Весь рассказ молчал, ничего не говорил ни на его постоянные сбивки, на его "эм..." и "ну-у-у". Рис даже в какой-то момент решил, что тот вовсе не слушает.

Но он слушал. Это было видно по его сосредоточенному лицу.

— Потерял их, когда переехал на Прометею, — закончил Рис. — Уже и не надеюсь встретить, если честно. Тут бы себя и своих вытянуть из этой истории.

Рис, откопав свое добро, любовно огладил куртку, стряхивая с нее песок, а затем с наслаждением, не особенно стесняясь Мордекая, стащил вещи психа — все, кроме штанов. Пришлось признать, что эти штаны все-таки оказались удобнее, чем его, "офисные".

— Ого-ог, у кого-то была бурная ночь? — Джек с интересом огладил его плечи — свежесхватившиеся рубцы было видно даже в ночном тусклом свете.

Рис снова поежился — мозг живо представил, что это прикосновение было реальным — хотя Джек не мог прикоснуться к нему. Интересно, у Джека были холодные руки или горячие?

Интересно, он когда-нибудь научится контролировать, о чем он думает?..

Футболка, чистая, еще не пропахнувшая потом, кажется, моментально испачкалась о его тело, но это было в сотни раз лучше, чем та... кофта?.. свитер?.. который носил псих. И куртка его черная, с этими дурацкими заплатками, казалась настоящим даром богов, против почти на сгибающейся ткани. Кобуру перестегивать не пришлось, но Джек, кажется, впервые заметил, что Рис при оружии.

— Интересная штуковина, — прокомментировал он, наклоняясь, чтобы осмотреть пистолет. — На удивление хорошая... но не производства Гипериона. Изменяешь корпорации, кексик? А хотя, о чем я.

Он посмотрел в сторону обломков Гелиоса, отсюда непривычно близко находившихся, и отвернулся совсем. Но снова не исчез.

Мордекай рядом тоже переоделся. Проследил, как Рис подхватил свои "офисные" штаны, оставшись в тех, что есть сейчас, и положил рядом с трупом психа.

— Мудрый выбор, — хмыкнул он.

Штаны ему жалко не было — они, как-никак, давно порвались, тащить с собой еще четыре часа все это — безумие, ему бы самому дойти. Штанов у него на Прометее — полный шкаф. Рис в поседний раз глянул на два трупа, сиротливо приваленных к кочке — скаги, охотящиеся днем, спали, кажется, всю ночь — удивительная биология пандорианских пустынных эндемиков, на которую Рису, в самом деле, было абсолютно плевать. Если местная животинка спит по тридцать-сорок часов — это ее право.

— Вода еще осталась? — спросил Рис Мордекая, понимая, что жажду, которая нагнала его еще по дороге туда, он так и не утолил.

— Можно сказать есть, — кивнул Мордекай, протягивая ему бутылку. — Не больше двух глотков. Хуже будет.

Рис откинул крышку и сделал один большой глоток — и тут же закашлялся, чуть не выплевывая всю жидкость на песок. Рот обожгло огнем. Нет, Рис любил хороший алкоголь, но... не так неожиданно и, главное, в таком количестве.

— Кажется, мне хватило одного, — сипло возвестил он. — А прямо чистой воды?..

— Не-а, — весело ответил Мордекай, сам глотая из бутылки, а затем нахмурился, что-то решая. — Брику лучше не говори. Он не поймет.

Рис склонил голову, не совсем понимая, в чем проблема — но Джек снова прояснил ситуацию.

— Перед тем, как эти придурки, ну, знаешь, убили меня, я имел удовольствие взорвать его летающую курицу на кусочки, — Джек гордо поднял голову, довольно щурясь. — Сначала он просто проклинал меня на все лады, о, это была просто музыка для моих ушей! А потом начал потихоньку спиваться. Остальное я, сам понимаешь, не застал, но, думаю, что эта горилла, Брик, попытался его вытянуть из его зависимости. У них всегда была такая... связь... даже трогательная.

Рис чуть склонил вбок голову. Связь? Да, что-то похожее он заметил, но... как-то не акцентировался.

— Не буду говорить, — чуть остраненно пообещал Рис, пытаясь продышаться.

Оставалось надеяться, что он выдержит эти четыре часа без жидкости. Ноги вели себя... странно. Уже не гудели, не болели, да и никакой кровопотери у Риса сейчас не было — но он прекрасно чувствовал, что еще несколько подобных марш-бросков, и ноги тоже придется заменять на металлические протезы. Даже спина почти не болела, но Рис чувствовал напряжение во всем теле. Непривычно. Натруженные мышцы, кажется, были готовы лопнуть в любой момент, и Рис просто верил, что он успеет дойти до базы до того, как это случится.

Человеческое тело может многое пережить.

К тому же — Джек поднимает его на смех, если он сломается здесь.

— Пошли, — предложил он, кидая последний взгляд на штаны, тряпкой валяющиеся рядом с трупами.

Мордекай без слов двинулся вперед.

Пандора пьющая кровь


Ночное небо Пандоры сияло, как новогодняя елка, на много километров вокруг не было никаких источников света, и Рис просто иногда понимал голову, вглядываясь то в горящий силуэт ястреба на месте Элписа, то просто в звезды.

Обратный путь занял больше — четыре с половиной часа, — и Рис предполагал, что дело в том, что Мордекай, заметивший, в чем дело, просто несколько сбавил темп. Хотя обычно здесь все передвигались бегом, они, что туда, что обратно, шли пешком — и Рис был очень и очень благодарен ему за это. Бег его утомил бы в первые пятнадцать минут.

— Ох-ты, неужели!.. — облегченно проговорил Рис, видя впереди вход.

— Ты, конечно, тот еще заморыш, — фыркнул Джек, за это время так и шедший рядом.

Рис и рад был бы огрызнуться, но Мордекай все еще шагал рядом. Рис чувствовал благодарность — тот мог быть в убежище уже очень давно, если бы передвигался с привычной скоростью.

Тина, переминаясь с ноги на ногу, ждала их у выхода. Рис нахмурился — их не было, сколько?.. двенадцать часов почти. Не могла же она их ждать так долго?..

— Там Вонн подсмотрел, что вы возвращаетесь, — широко улыбнувшись, Тина подпрыгнула на месте. — Ну что? Какие новости? Видели наших? А информация подтвердилась? А ублюдок-Красавчик и правда там? Вы видели его? Морди, расскажи все!

Рис покосился на презрительно фыркнувшего Джека, и перевел взгляд обратно на Тину.

— Воу, так, давай по порядку! — со смешком прервал ее Мордекай.

— Нам бы передохнуть после пути-то, — пробормотал Рис. — И помыться.

Кожу на щеке и скуле стягивало чужой кровью, и Рис поморщился от накатившего отвращения.

— Согласен, мне еще Коготь кормить, — Мордекай коротко свистнул, и откуда-то вылетела огромная птица — в полете чем-то напоминающая ракка.

— О-о-о, неужели он нашел еще одного такого? — разочарованно протянул Джек. — Нет, Риззи, мне тут решительно не нравится.

Он исчез со своего места и Рис уж было решил, что Джек все-таки отвалил — но тот только появился за спиной у Тины, пытаясь пригнуть ее заячьи уши. Рис просто перестал смотреть в пустоту и снова пошел вперед, наконец, пробираясь под навес здания.

На улице было достаточно холодно для того, чтобы, войдя, он почувствовал тепло. Даль умели строить базы под погодные условия, Рис был уверен, что даже зимой — а он слышал, что на Пандоре зимы лютые, — здесь будет тепло.

Сзади Мордекай ворковал с Коготь, но Рис не стал задерживаться. Хотелось принять душ, если он тут есть, и попить. Попить хотелось все-таки больше.

То, что он понятия не имеет, есть ли тут вообще душ — он понял уже после того, как повернулся, как ему казалось, в сторону той комнаты, где он копался в компьютере. Он успел выяснить, где находятся туалеты еще до того, как они пошли с Мордекаем на "вылазку", но душей там точно не было.

Рис замотал головой, пытаясь сориентироваться.

— Ох ты ж, что с ним жизнь сотворила! — неожиданно воскликнул Джек, и Рис резко обернулся.

— Бро, так и знал, что ты умудришься потеряться! — одновременно с Джеком сказал подошедший сзади Вонн.

Что ж, на взгляд Риса — Вонн привел себя в порядок по сравнению с тем, каким Рис его нашел — по крайней мере он поправил бороду и даже, кажется, подстриг ее, и, судя по всему, нашел способ счистить с себя грязь.

— Очень хочется в душ, — честно ответил Рис. — Надеялся найти сам.

Говорить, что он откровенно устал от чужого присутствия — он не стал. Привыкший у себя в Атласе находится в одиночестве, Рис с удивлением понял, что большая компания народу — это утомительно и сложно.

— О, это сейчас организуем! — Вонн улыбнулся, — Давай за мной!

— Спасибо, — благодарно прикрыл глаза Рис.

Вонн бодро зашагал по коридору.

— Ну, что, как тебе? Втягиваешься? — спросил Вонн, поворачивая к нему голову. – Как тебе КРОВАВОЕ МОРЕ Пандоры?!

Джек на секунду запнулся, Рис же продоллжил идти в том же ритме.

— Честно — лучше бы не втягивался, — ответил он со смешком.

Коридор петлял, раздваивался, иногда — растраивался, Рис не ожидал, что идти будет так долго, но, по крайней мере, они не поднимались ни вверх, ни вниз.

— Думаю, это не то, к чему ты привык, но даже горячая вода есть, — уверенно заявил Вонн, останавливаясь перед большой и тяжелой на вид дверью. — Мыло там есть. Полотенца тоже, возьмешь какое-нибудь сложенное — девяносто процентов, что чистое.

— Спасибо, — еще раз поблагодарил Рис, несмело улыбаясь.

Дверь он открыл только благодаря механической руке. Вонн почти сразу же убежал куда-то дальше, Рис в комнате, выложенной голубой плиткой, оказался один. Душевых кабин было много, помещение было на удивление чистым, особенно по меркам Пандоры. Рис выдохнул и стащил с плеч куртку, вешая ее на крючок на входе.

Затем в голове что-то щелкнуло, и он обернулся.

Джек, хитро щурясь, стоял рядом.

— Немного личного пространства не помешает, — тихо заметил Рис, отходя на пару шагов.

— Ты не останавливайся, кексик, и не думай об этом.

— Ты же не уйдешь, да? — поджав губы, уточнил Рис.

— Не-а, — широко ухмыльнулся Джек.

Рис прикрыл глаза, считая до десяти, а затем, нервно дернув плечом. Нет, он столкнулся с этой проблемой в прошлый раз — но в прошлый раз Джек хотя бы исчезал иногда, предпочитая не тратить на него своего времени. Сейчас же... кажется, он не планировал куда-либо деваться — он даже отвернуться не желал.

— А если я сейчас как в старые добрые треснусь головой о стену?.. — предположил Рис.

— О, на это я тоже посмотрел бы, но не думай, что я исчезну, — фыркнул Джек весело. — Я не могу проникнуть внутрь системы, но в твоей прелестной головке достаточно электроники для того, чтобы я мог оставаться всегда "онлайн".

Рис снова прикрыл глаза, ухмыльнулся про себя, а потом, после секундеой заминки, снял с себя футболку, надеясь, что его "безразличие" быстро наскучит Джеку. Но Джеку, кажется, не могло что-то подобное наскучить. Рис отшелкнул со штанов кобуру и, повернувшись в сторону Джека, храбро взглянул ему в глаза. Кажется, Джек даже не догадывался, что внутри Рис уже сотню раз умер от смущения, и две сотни — от негодования.

— Я раздеваюсь перед Красавчиклм Джеком, и Красавчик Джек этого хочет, — протянул Рис со всей наглостью, на которую был способен. — Кому расскажи — никто не поверит.

— Смотря как будешь рассказывать, кексик, — Джек отошел его с левого плеча, и Рис проследил за ним, вертя головой. — И все-таки, кто тебя так?

Прозрачные пальцы снова прошлись по рубцующимся шрамам, и Рис проследил за его движением с каким-то ступором.

— Ракк, — ответил Рис, понимая, что на длинную фразу не хватит воздуха. — Напал, пока я тактически отступал от прорвы бандитов.

— Тебе повезло, что он бил не жалом, — сказал Джек, находясь у него за спиной. — Погоди-погоди, прорвы бандитов? Так это ты был? Тот самый "чертов Искатель, который умеет летать и управляет ракками", про которого так изгалялся придурок Дэнни? Боже, детка, ты хорош!

Он вышел из-за плеча, чуть наклонив голову вперед, не давая отвести взгляда. Во взгляде было что-то такое, от чего хотелось обхватить себя руками или вовсе обратно надеть футболку. Взгляд Джека был откровенно оценивающим. Рис наклонился, стаскивая ботинки и носки.

— А знаешь, что? Мое предложение еще в силе. Поможешь мне с телом — будешь моим заместителем, ха? На этот раз по-настоящему, — Джек поднял руки, будто это доказывало его благие намерения.

— Нужно мне больно место заместителя, когда у меня своя компания есть, — не без самодовольства тихо фыркнул Рис.

— Неужели? — Джек пошел помехами, и во взгляде появился холод. — Ну-ка, вы с тем смешным накачанным коротышкой клепаете из кусков других пушек свой хлам? Как подписываете, "неудачник и КО"? Может, даже покупатели есть? Давай, Риззи, не таи, расскажи мне все!

— Многомиллиардная база покупателей, Джекки, которая доверяет новому Атласу, — мстительно прошипел Рис, видя, как глаза Красавчика округляются. — Я тоже не пальцем делан.

Он зло расстегнул штаны, спуская их и выпутываясь из штанин, пока Джек снова пялился.

— Атласа? — проговорил он слогам. — Ты нашел в развалинах моего кабинета документ на владение?

— Ага, подобрал сразу после того, как оторвал себе руку, которой ты пытался меня задушить. О, и выдернул свой глаз, чтобы ты не нашел способ, как убить меня другими способами.

Джек задумчиво отвернулся, пока Рис вешал в спешке штаны и футболку к куртке.

Джек никуда деваться не желал, но пока он обдумывал, Рис, наступив на горло своей гордости, снял последнее — трусы, и почти позорно сбежал в кабинку, включая воду. Шторок не было, но это было бы слишком роскошно. Рис был благодарен за горячую воду.

Первое, что он смыл — это чужую кровь с лица. Она отлетала хлопьями и разводами оседала на подбородке и носу, пока Рис, отфыркиваясь, приглаживал волосы. Мыло лежало на полке, ни о каких мочалках и речи быть не могло, но, опять же — Рис просто был рад воде. Мыло приятно мылилось в руках, и Рис с наслаждением намылил моментально защипавшие плечи. Порез на голени, который он получил, зацепившись за проволоку, тоже неприятно пульсировал и от воды снова закровил. Но и на это было уже плевать.

— Ну-ка, ну-ка, а это откуда? — раздалось со спины, и Рис резко развернулся.

Чертов Джек мог войти в душ не заботясь о том, что он промокнет. Капли пролетали через него, не задерживаясь, просто проходя сквозь, а Джек просто и нагло входил к Рису. Первым порывом было хоть как-то прикрыться, но Рис понимал, что это вызовет только смех и новые витки издевок. Не то чтобы ему стоило переживать по поводу издевок Джека... но он переживал. Что-то до сих пор торкало изнутри, когда Джек появлялся рядом, Рис ненавидел и любил это чувство одновременно.

— Что конкретно? — спросил Рис устало, намыливая торс.

Глаза Джека следили за его движениями, и Рис просто отпустил это.

Красавчик Джек в одной с ним душевой кабинке? Плевать. Рис смывает с себя грязь и кровь. Никаких поводов для беспокойства. Нет-нет, все в самом деле в порядке, пусть располагается поудобнее. У него место в партере.

— На спине, проходит по линии позвоночника, будто... меч что ли? Это Зер0 тебя так?

Нет-нет, ему показалось беспокойство в голосе Джека. Ему показалось, что Джек рассматривает его, словно юный натуралист первую в своей жизни встреченную гусеницу. Нет-нет, все вправду в порядке. Просто Рис ушел в глубокую стадию отрицания.

Может хоть это позволит ему пережить этот ад?

— О, нет, это Катагава, — отмахнулся Рис.

На самом деле, на его теле за эти восемь лет, прибавилось шрамов. Он не лез на рожон, но так или иначе стычки происходили, и Зер0 не всегда успевал прийти совсем вовремя. Спину ему зашивали после этой встречи — а порез был настолько глубоким и, главное, сделанный настолько тонким лезвием, что Рис даже подумывал заменить позвоночные диски на металлические и добавить немного механики — раз уж его нервы так хорошо срастались с проводами.

— Катагава? — Джек с любопытством вытянул голову, заглядывая ему за плечо. — Который... Маливаном владеет? У него еще, помню, какое-то дикое количество наследников.

Было дикое. Я про одного из них. Его самый младшенький решил укоротить свою очередь к наследству и перерубил всех братьев и сестер на приеме на своей яхте, а потом направился ко мне с предложением объединения, — хмыкнув, Рис прикрыл глаза и откинул голову, думая помыть и волосы тоже. — Только одна его из сестер и выжила, спряталась вовремя, умная девочка.

— И как он до тебя добрался? — Джек поднял брови. — Особенно ножом. До спины.

— Был небольшой период, когда он с чего-то решил, что сможет отобрать у меня Атлас, если залезет ко мне в штаны, — легко фыркнул Рис.

Воспоминание на самом деле вызывало липкие и неприятные чувства до сих пор. Это было еще до того, как Катагава перебил свою семью. Спустился красивый, попросил аудиенции — все по правилам, на самом деле. Кроме того момента, когда он сначала попытался затащить Риса в постель, а затем, получив отказ — достал нож из последних маливановских разработок, и попытался им Риса аккуратненько убрать.

Во-первых, Рис хорошо бегал на короткие дистанции. Во-вторых — Зер0 сработал достаточно быстро.

— Вот его же подарок, — Рис указал на почти незаметный под синей татуировкой рубец под ключицей — но этот был в разы меньше того, что на спине.

Джек смотрел зло, Рис даже вздрогнул, поняв, что выражение лица Красавчика приняло свой самый частый образ. Рис проглотил рвущееся "что-то не так?" и просто продолжил намыливать волосы. Сюрреалистичная и абсолютно абсурдная ситуация была либо легко принята мозгом, либо просто до него еще не дошла. Он болтает с Джеком, который опять находится у него в голове, в душе.

Это Пандора.

— Убью мерзавца, — низко сообщил Джек, и Рис удивленно распахнул глаза, и в живой тут же натекла кусачая мыльная пена.

— А-агр-рх, — дико протирая болящий глаз, Рис наклонился вперед. — Можешь не париться, Зейн уже решил эту, а-а-арх, проблему.

Глаз пульсировал и ныл, пока Рис тщетно пытался его промыть.

— Зейн? Новоиспеченный Искатель Хранилища? — все с той же темной яростью уточнил Джек.

Рис выпрямился, пытаясь посмотреть на Джека, но голограмма вдруг быстро двинулась к нему, и Рис рефлекторно попятился, упираясь лопатками в холодную плитку. К щекам моментально прилила кровь — Рис чувствовал, как обычно белую кожу колет. Джек выставил руки по бокам от его головы и наклонился ближе. Крылья его носа трепетали, глаза щурились, губы были растянуты в какой-то насмешливой ухмылке, и Рис первые пару секунд только и мог, что смотреть, как голограмма все приближается и приближается.

— Знаешь что, Джек? — совсем хрипло прервал действо Рис. — Давай-ка обратно к прошлому формату. С меня ответ — и с тебя тоже.

Джек наклонился совсем близко, так, что прозрачный нос прошел сквозь нос Риса, а затем отскочил, дергано отходя сразу на десяток шагов.

— Приводи себя в порядок и, может, поговорим, — грубо сказал Джек, отходя куда-то за стенку кабинки.

Рис глубоко вздохнул, пытаясь привести в порядок мысли и успокоить сердцебиение. Взял мыло и несмело намылил ладонь снова.

Как хорошо, что Джек, увлеченный своей злостью, не стал смотреть ниже торса.

Рис добавил больше холодной, а затем закончил процедуру приема душа в рекордные три минуты. И, продрогший, вышел из душа, быстро отыскивая в ящиках полотенца. А потом понял, что не взял с собой никакой сменной одежды. И если футболку еще можно было назвать пригодной, то штаны, вероятно, не видели воды и мыла неделями.

— Я задаю первый, — оповестил Джек его сухо, обнаружившийся "сидящим" прямо на воздухе. — Сколько, черт подери, прошло лет?

— Восемь, — ответил Рис коротко, наблюдая, как голограмма идет рябью. — Как давно тебя нашли?

— Приметно с полтора года назад, до этого я не считал, — без задержек ответил Джек. — Как ты смог поднять Атлас?

— У меня был хороший учитель, хоть и рассказать он успел немного, — из-под полотенца, которым пытался просушить голову, фыркнул Рис. — В том... месте, где ты находился, там заправляли одни гиперионовцы, или мне повезло наткнуться на двух единственных?

— Вся верхушка состоит из этих ублюдочных крысюков и чертовых жополизов, которые раньше были готовы мать свою родную продать за аудиенцию со мной, — бросил Джек раздраженно. — Вас здесь всего пятеро? Четверых, включая тебя, я видел, но, подозреваю, что Брик, как всегда, не отходит далеко от своего драгоценного патлатого птичника.

Рис понимал что, вероятно, он не хочет говорить об этом. Весь диалог неожиданно превратился в допрос, и Рису стало неуютно.

— Да, — кивнул он и не решился задавать следующий вопрос, понуро опуская голову.

Одетый, он переминался с ноги на ногу, не зная, выходить ему или нет. Полотенце валялось в общей куче точно таких же полотенец в углу комнаты. Пахло сыростью и чем-то похожим на плесень. Неуютно поежившись, Рис решился и навалился на дверь, собираясь выходить, но затем остановился, так и не открыв ее, и очень тихо, но четко задал свой вопрос.

— Джек. Все в порядке?

Джек, наконец, повернулся к нему — с почти карикатурно перекошенным лицом, подчеркнутым настоящим, живым и таким привычным гневом, и оскалился.

— Конечно, Риззи, а почему ты спрашиваешь? — прошипел он. — Я просрал восемь лет, находясь в гребанном компьютере, и за эти восемь лет успело случиться столько, что хрен его знает, как теперь вообще возвращаться обратно к жизни! Разумеется я не в порядке! Меня убили, и я не могу отцифроваться, тупой ты придурок!

Рис вжал голову в плечи, понимая, что примерно этого он и ожидал.

Раньше у Джека был план, был его Гелиос, на который он упорно вел Риса — но сейчас у него натурально не было никакого пути. Рис с налетом паники понял, что Джек, должно быть, боится.

— Боже, — выдохнул Рис и зашел обратно в комнату, оставив дверь в покое. — О, боже.

Он прижал руки к лицу, закрывая глаза и скулы. А ведь и правда. А что ему делать? С Джеком в голове, что ему с ним вообще делать? Если он найдет способ его материализовать — Джек убьет сначала его, потом все живое на той планете, на которой Рис осмелится это сделать. Если Джек не убьет его сразу же — то он сделает это через время. Мало-помалу выкосит всех, кто когда-либо его обижал — а Рис явно в его списке в первой тройке за счет своей доступности. Жить с Джеком?.. Он не сможет.

Джеку некуда идти. Если он попытается отвоевать Гиперион обратно себе — то он почти наверняка провалится, потому что там его успели забыть, как страшный сон. Ему вообще не стоило бы куда-либо идти, потому что во всей галактике за эти восемь лет перестали его боятся. А значит и мнимая любовь к Красавчику, так заботливо взращенная в сотрудниках Гипериона, в сторонних, далеких от Пандоры покупателях, в простых обывателях, не знающих войны — разлетелась под напором информации, которую упорно передавали по вселенной.

Красавчик Джек был тираном и убийцей и теперь он мертв. Можете перестать трепетать перед его светлым образом. Трепещите перед чем-то новым, это зло мы победили.

— Боже-боже-боже, — Рис сполз по стене прямо на пол, рядом с Джеком.

— Хватит, — холодно приказал Джек. — Лучше верни того дерзкого идиота обратно.

Осознание топило его в колючем и холодном снегу — и Рис понимал, что не знает, что делать.

Он не сможет, черт возьми, нет, он не сможет опять отключить его. У него просто не получится после этого.

Почему они все, все без исключения, рассматривали Джека только как какое-то явление? Как стихийное бедствие, с которым очень трудно бороться? Почему Рис воспринимал почти всю свою жизнь Джека, как божество — злое божество, но все же.

Почему только сейчас Рис понимает, что Джек — такой же человек, как и он сам?

Рис сжал пальцы и мокрые волосы тут же налипли на ладони, торча склеенными шипами наружу.

— Мне так жаль, — заметил он почти неслышно.

— Я сказал хватит! — рявкнул Джек. — Господи, ты что, баба, так загоняться?!

— У меня просто, в отличие от некоторых, есть чувство сострадания, — все так же негромко ответил Рис. — И я не шарахаюсь от своих эмоций, как от огня.

Джек замолкнул и, наконец, посмотрел на него прямо. Черты его лица медленно начали смягчаться, а затем он покачал головой и протер глаза большим и указательным пальцами правой руки — хотя, очевидно, ему это движение нужно не было.

— Предлагаю решать проблемы по мере их поступления, — твердо произнес Джек. — Сначала мы вынем оттуда этого твоего... Зейна. А потом, Риззи, я выем тебе чайной ложечкой мозг. Если ты, конечно, не успеешь сделать это первым.

Рис тупо закивал. И вправду — неожиданно его накрыло. Не место. Он все еще на Пандоре. Большой нервный срыв планировался на Прометее, через примерно неделю после его прилета — как только он нивелирует все последствия своего столь долгого отсутствия.

— Встань, отрок мой, и иди, — загробным голосом провыл Джек. — Пока я тебе ходилки не повыдирал. Тебя наверняка там ждут.

Рис несмело улыбнулся и осторожно поднялся обратно.

Дверь больше не казалась такой тяжелой.

***

— Интересные у тебя татуировки, — Джек шагал рядом, Рис чуть не дернул голову к нему.

— Прости? — не сказал, скорее — выдохнул Рис, боясь, что если что — его могут услышать.

Джек все еще был задумчив — лицо не выражало никаких эмоций, как будто маска неожиданно перестала быть подвижной и просто застыла пластиком. Рис все еще не был уверен, почему Джек не прокомментировал его историю про Хранилище путника, но подозревал, что дело в том, что он сам не особенно много сделал для его открытия. Фиона и Саша, попавшие внутрь монстра — вот кто заслуживал все лавры.

— Синие, на руке, — прокомментировал Джек. — Что ты знаешь о сиренах, Риззи?

— В основном только то, что я — не сирена, — чуть насмешливо фыркнул Рис. — Да и откуда бы? Я мужчина.

— Ты буквально пару часов назад мне рассказывал про мужика-сирену, типа, тот самый, который Элпис идентифицировал как ключ, — тон был такой, будто бы Джеку плевать, но Рис прекрасно видел, как тот сосредоточенно рассматривал коридор.

— Я набил их на Гелиосе, — Рис вынул руку из рукава куртки, демонстрируя кожу. — Заливки видишь? Слишком крупные для эридианской метки. Трой... это сложно. Он был близнец-сирена, если бы не Тайри — у него такой силы не было бы. У них, эм... насколько я понял, это произошло из-за того, что сестра-сирена слишком сильно влияла на него, когда была в утробе.

Джек кивнул и пошел дальше, на Риса не смотря. По правде — Рис плохо помнил, как набивал их — он был пьян в стельку и поспорил с Вонном. Та штука на шее и эта татуировка появились за одну ночь, и у Риса вообще не было причин думать, что татуировки появились сами. Особенно после того, как ему пришел огроменный счет из тату-салона. Единственное, что он думал — это о том, что он, как раз, скорее всего, не думал, когда выбирал эскиз. Синие узоры придавали руке какой-то немного женственный вид, особенно в сочетании с его узкими ладонями и тонкими пальцами.

— Сила сирены проявляется годам к трем-четырем, — заметил Джек. — Поверь мне, Риззи, я видел это своими глазами.

Он помрачнел — Рис не видел лица, потому что Джек совсем отвернулся, но он мог поклясться, что Джек расстроен и раздосадован. Рис не знал, где именно он мог увидеть это "своими глазами" — но на посту директора Гипериона Джек обладал достаточными связями и строил множество планов. Лилит когда-то обмолвилась, что Джек использовал сирену — и та умерла.

Только из того, что говорил Джек, получалось, что Тайри — не могла получить силу находясь в утробе.

— Думаю, это индивидуально, — попытался объяснить Рис. — Айви получила силу Майи, потому что Майя завещала ее ей.

Джек остановился, и Рис сбился с шага.

— Майя тоже мертва?

— Да, — коротко ответил Рис, опуская голову.

Джек просто продолжил путь. Это было... больно? Рис чувствовал, что Джеку плохо — и это резало по сердцу ножом. Почему-то казалось, что Джек должен прыгать от радости, или, например, торжествующе хохотать. Майя была одной из тех, кто убил его, не так ли?

— Кто-то, о ком я не знаю? — спросил Джек.

Рис задумался, вспоминая все известия о смертях.

— Вроде бы, нет, — ответил он наконец. — Никого, о ком знал бы я.

Коридор показался знакомым — все коридоры здесь были одинаковыми, но конкретно этот — на стене была какая-то грязная неаккуратная роспись, и Рис заметил ее, вспоминая, что видел ее, когда добирался до кухни-столовой в прошлый раз. Однако идей, в какую сторону ему идти — у него не было.

— Давай я тебе немного подсоблю, — насмешливо хмыкнул Джек. — Двигай за мной.

Голограмма уверенно двинулась в левый коридор, и Рису ничего не оставалось, как пойти за ней. В рекордные два поворота Джек вывел его к проему в кухню-столовую. Рис проглотил недовольное "а раньше не мог?" и только благодарно кивнул ему, проходя внутрь.

В комнате был только Вонн, компьютер все еще стоял там же, где в нем копался Рис.

— Приятного аппетита, — фыркнул Рис, глядя на то, как Вонн поглощает что-то, что, при ближайшем рассмотрении оказалось пиццей.

— Присоединялся, — пробурчал Вонн с набитым ртом.

Рис без лишних приглашений уселся на тот же ящик, на котором он сидел до этого и схватил кусочек себе.

— Даже проверять не буду, из чего она состоит, — хмыкнул он со смешком.

— И не нужно, — поддержал его Вонн, пододвигая банку с газировкой.

Баночку Рис открыл металлической рукой, откусил первый кусок пиццы, прикрывая глаза от наслаждения, и сделал глоток сладкой пенящейся жидкости.

— Счастье есть, — довольно протянул Рис, позволив себе расслабиться на целых пять секунд, а затем снова собрался. — Надо обсудить дальнейшие действия.

— Да, там как раз Брик с Мордекаем спорят, — отмахнулся Вонн, привстав со стула для того, чтобы дотянуться до коробочки с пиццей и вынуть еще один кусочек. — Брик хочет переждать ночь и выехать на двух курьерах. По дороге разбить всех, кто попробует остановить нас, на машинах, а потом уже добить всех, кто остался в лагере.

Вонн откусил сразу огромный кусок и попытался быстро его переживать.

— Ага-ага, — фыркнул откуда-то сзади Джек. — Конечно. Лагерь оборудован турелями, которые нашпиговывают любого, на кого отдадут сигнал. Вы даже во двор не пройдете.

Вонн дожевывал пиццу — а Рис так и проглотил почти целый кусок, пытаясь запить его газировкой, чтобы он не застревал в горле.

— Мордекай же хочет выйти прямо сейчас и дойти пешком, — продолжал Вонн довольно, — взять эффектом неожиданности и перебить всех прямо там.

— Конечно, но вас все еще перебьют прямо во дворе, — подал голос Джек снова, и сейчас он звучал откуда-то сзади, будто Джек отошел к двери. — Я сам программировал турели, они найдут свою цель даже в темноте. Как только их на вас наведут — будьте уверены, они стрелять не перестанут, пока сердце не остановится у самого последнего. Давай, детка, не тормози и передай это. Но если ты, как в прошлый раз, расскажешь коротышке про меня — поверь мне, я найду способ, как открутить тебе голову даже в таком положении.

— Турели, которые настраивал Джек, не дадут сделать ни первого, ни второго, — сжав всю информацию к минимуму, произнес Рис.

Вонн захлопнул рот.

— Так он... там? — тихо спросил Вонн, наклоняясь к Рису вплотную. — Мордекай сказал, что ты не нашел его, но... я видел тебя настолько дерганным в последний раз только когда он, ну, — он замялся, а затем быстро выпалил, — был в твоей голове.

Рис, стараясь не показать, что слова Вонна подняли в нем новый виток неприятного холодного страха, механически растянул губы и ненатурально хохотнул. Джек рядом стоял, прижав руку ко лбу, одним своим внешним видом показывая, что из Рис враль просто аховый.

— Турели остались еще с Гелиоса, думаю, ты помнишь, что Джек всю систему безопасности настраивал сам. Они просто установили это в своем порядке — системы остались теми, что сделал Джек когда-то. И... я не знаю, хорошо это или плохо, но... да, вся верхушка там — это бывшие сотрудники Гипериона. Но... — Рис прикрыл глаза. — Они из числа тех, кто спасался с падающего Гелиоса на своих личных комфортабельных шаттлах. Не такие, как Дети Гелиоса. Начальники на высоких должностях. В системах нет никакого упоминания о Джеке. Вонн, я искал. Я очень внимательно искал его, но...

Рис на секунду прикрыл глаза, отрезая все, что в нем вопило — признаться сейчас, ничего ему Джек не сделает, не сможет, он защитил свои системы после Джека так хорошо, что пробить его защиту, влезть к нему в электронику — практически совершенно невозможно. Он не обязан врать Вонну?

— Вонн, Джек не пережил падения Гелиоса, — твердо сказал Рис.

Он видел, что Вонн не уверен. И рассказал все свои опасения, которые пришли ему в голову по пути в лагерь. Что Джек бы не смог так втихую вести свою отдельную войну. Что не прятался бы восемь лет, как крыса, что он оповестил бы всех, о том, что он жив, и что им всем было бы известно о его возвращении. Что Джек не стал бы отлавливать Искателей и просто продавать их, устроив показательную казнь и преподнеся их убийство — как подвиг. Что буровые установки больше не будут мучить Пандору, как мучили раньше. На Джека он не смотрел.

Вонн выглядел убитым. Тихо ответил, что ему пришлось успокаивать Тину — потому что предположение Риса о том, что Джек жив, напугало ее даже в большей степени, чем разозлило. Что в его последней банде, убитой близнецами, некоторые до самой смерти видели кошмары о нем, что ходили страшные байки — и что бандиты детей своих пугали его образом до сих пор.

— Я очень хочу тебе верить, — закончил Вонн угрюмо. — Никто не сможет пережить этот ад снова.

Рис посмотрел на недоеденную пиццу. Джек за спиной молчал, и молчал настолько выразительно, что Рису стало больно. Беспокоясь, он обернулся к двери, думая увидеть то ли очередную вспышку гнева, то ли тяжелое разочарование на его лице. Но не увидел Джека вовсе.

Тот, как делал это раньше, просто исчез.

И Рис, вместе с его исчезновением, почувствовал в груди настоящую пустоту.

***

Они все пришли на внеплановое собрание — даже сонно потирающая глаза Тина. Рису было немного обидно, что на прошлое его никто даже и не подумал позвать, но он понимал, что, даже, несмотря на все внешнее дружелюбие Мордекая, даже несмотря на связывающие их с Вонном теплые чувства, оставшиеся после их прошлой долгой дружбы, ему не доверяли. Он понимал. Появился, как черт из табакерки, чуть не слил информацию про их базу, нашел в серверах "точную информацию по патрулями и расписаниям" — и все это он, бывший сотрудник Гипериона. Который чуть не воскресил Джека.

— Итак, почему я слышу о турелях только сейчас? — спросил Мордекай, нахмурившись — и, скорее всего, прищурив глаза, но за его очками, которые тот снова надел, этого видно не было.

На его плече Коготь чистила свое перепончатое крыло. На куртке, в том месте, где птичьи лапы касались старой выцветшей кожи, была свежая заплатка. Рис никогда не видел таких существ так близко — Коготь была даже больше, чем Рис сначала думал. Плечо Мордекая чуть проседало под ее весом.

— Потому что я планировал рассказать эту информацию всем сразу же, — ответил Рис несколько уязвленно.

"И не предполагал, что вы будете строить планы без меня" — повисло недосказанным в воздухе.

— Нападать прямо сейчас — глупо, — продолжил Рис. — К тому же, вы, Искатели, конечно, крутые, но вот мне, например, нужно хоть иногда спать. Выдвинемся сейчас — и просто отключусь по дороге.

— Он прав, — Брик положил руки на стол — и ладони занимали все пространство перед ним.

— Что-нибудь еще, что нам стоит знать? — несколько недовольно спросил Мордекай.

Рис посмотрел на стену за Бриком, обдумывая. Он мог бы спросить Джека — но тот исчез. Пропал, будто не было, будто... будто обиделся?

— У меня в голове сейчас куча скачанной неразобранной информации, — попытался оправдаться Рис. — Мне нужно время.

Это была не совсем правда. Да, добрую четверть его мозга уже заменила электроника, но полноценным компьютером сооружение в голове назвать нельзя было. Да, он "скачал" информацию — но он обработал все сразу же, автоматически. Сервера, которые он взломал, не управляли оружейными резервами базы — и в них не было ни слова про турели. И черт его знает, чего еще он не знал.

— Пока ты будешь тратить время, наши люди могут пострадать, — возразил Мордекай.

— Тогда можешь прямо сейчас идти на встречу турелям и еще неизвестно чему! — с трудом контролируя голос, шикнул Рис. — А я уже один раз имел удовольствие встретиться с ними, когда Джек пытался угробить меня прежде, чем я отключу системы Гелиоса!

— Я, эм, подтвержу, что турели Гелиоса — серьезная боевая единица, — несмело вставил Вонн, пытаясь сгладить обстановку. — И согласен с Рисом.

— Я могу взорвать всё? — все еще сонно предложила Тина. — Все турели!

— Для этого к ним надо подобраться, — тут же ответил Рис. — А они убьют тебя раньше, чем ты успеешь взять в руки взрывчатку. Турели...

— И что ты тогда предлагаешь, атласовец? — перебил его Мордекай.

— Пока что — ничего, — упрямо помотал головой Рис. — Но хочу только напомнить, что они контролируют все станции Нью Ю, и вы не сможете просто взять и возродиться заново, как обычно.

Странное ощущение холодной уверенности — отсутствие страха как очередной синдром "опандоривания" мог бы пугать Риса. В первый раз ничего из подобного не было — но Рис считал, что эффект имел свойство накапливаться. Он трепетал перед Искателями раньше — но сейчас уверенно говорил "нет" в лицо Мордекаю.

— Морди, пацан прав, — Брик повернул голову к Мордекаю.

— О, дьявол, Брик, хоть ты перестань меня так называть, — Мордекай взмахнул руками, Коготь на плече чуть покачнулась — но продолжила чистить крыло. — Хорошо, хорошо! Сейчас не пойдем. Ты! — он повернулся обратно к Рису, указывая на него пальцем. — Разбирай информацию, делай там что тебе нужно и поспи, раз такой нежный. Брик, подготовь все, что у нас есть для похода, выдвинемся как только согласуем все. На счету каждый час. Тина... — он посмотрел на девушку, и черты лица смягчились. — Тоже поспи. Впереди много работы.

Вонн склонил голову вбок, подняв брови.

— А я? — протянул он.

— Тоже спи, — отрезал Мордекай.

Вонн хмыкнул и отвернулся. Рис встал с ящика и посмотрел в сторону выхода. Обдумать ситуацию и вправду стоило. Да, он хотел спать — но прекрасно понимал, что не заснет просто так. Комната, в которой он проснулся, была одной из множеств спален Даля, и он знал, что остальные спят в других комнатах. Вонн отдельно, Тина тоже. Про Брика и Мордекая он не знал, но предполагал, что, наверное, вместе.

Рис не знал, вернется ли Джек, но само его отсутствие напрягало. Он точно знал, что Джек — там, а значит когда-нибудь — он покажется снова. И так просто его будет оттуда не вынуть.

О, боже, он опять по уши в дерьме.

Дорогу наружу он уже выучил — а потому нашел быстрее, чем даже планировал. Холодный ночной воздух остудил горячее неприятие в груди, и Рис глубоко вдохнул, будто пытаясь проветриться изнутри. Ничего хорошего из этого всего не выйдет, и он об этом знал. Черт возьми, он прилетел сюда найти Зейна, который должен был найти Сашу, а в итоге нашел неприятности и Красавчика Джека. Когда-нибудь он научится обходить проблемы, но сейчас проблемы липли к нему, как к магниту.

Звезды Пандоры смотрели на него с немым укором. Мерцали так ярко, что Рис без режима ночного зрения прекрасно видел все пустыни, окружавшие его. Он отошел от света входа в базу, зайдя за бетонную стену, находя достаточно плоский камень у стены, чтобы на него сесть. Холод через эти штаны проходил с трудом, но все равно медленно пробирался. Рис откинулся на стену, вглядываясь в небо. Элпис сместился ближе к горизонту, и рыжий свет того, что осталось от Лилит, не заглушал мерную пульсацию звезд. Пахло сухостью, песком и грязью.

Синие помехи сбоку даже почти не напугали. Джек материализовался рядом, тоже сидя на камне — в полуметре от Риса. Он тоже поднял голову — но взгляд его был направлен не на звезды, а на спутник.

— Неужели они все так ненавидят меня?

Фраза не сразу дошла до Риса — он несколько секунд пытался определить, показалось ему или нет, но тон Джека не оставлял никакой возможности того, что ему послышалось. Гнев или холод, или неприязнь — яркие эмоции, которыми фонтанировал Джек обычно, сияли, выделялись — сейчас их не было. Была пустота — и эта пустота казалась черной дырой. Отсутствие эмоций в голосе было в сотни раз ярче, чем их обилие.

— Тут — да, — несколько жестоко подтвердил Рис.

— Даже несмотря на то, что я сделал для них для всех? — головы он не поворачивал, Рис видел только крепления и дугу маски.

— А что ты сделал? — невесело хмыкнул Рис. — Убивал их? Пытался отобрать их дом? Никто и никогда не верил в "лучшее". Они видели жестокость и жажду власти.

Джек пошел помехами, и Рис подумал, что тот сейчас снова исчезнет. Горький привкус сожаления осел на языке и Рис поднял руку — и тут же ее опустил. Он не мог успокаивающе сжать плечо голограмме. Он не мог сжать плечо Красавчика Джека. Имей он тело — придушил бы Риса за то, что он видел его в таком состоянии, не раздумывая.

— Бабка говорила мне: не делай добра — не получишь зла, — через время сказал Джек. — Я не послушал ее. Она вообще много чего говорила, на самом деле, и почти во всем эта старая сука была не права. Но, кажется, это — одна из тех немногих вещей, в которой она не заблуждалась. Поэтому, вероятно, добра и не делала.

Он чуть наклонил голову, переводя взгляд на горизонт.

— Столько всего было сделано, Рис, столько всего, для достижения одной цели — чтобы стало лучше, — голос его чуть сел, и Рис весь сжался. — Не только для этих полудурков, которые носятся по пустыням в одних штанах с оружием наперевес. Лучше для Гелиоса, для Гипериона, для вас, сотрудников-дегенератов, лучше для всей Пандоры, даже для Элписа, на котором контингент еще похлеще, чем здесь. Лучше для Энджел.

Джек поднял руки к лицу и опустил голову, и через время Рис понял, что слышит мерное рычание, раздающееся от голограммы.

— Все, что я получал взамен — это направленный на меня пистолет, предательство за предательством. А потом я понял — нельзя сделать лучше, пока мешают те, кто хочет оставить "как есть", — низко продолжил Джек. — Что надо сначала убрать всех идиотов, которые не понимают, что можно жить хорошо, а не выживать и праздновать каждый прожитый день, удивляясь, как же ты еще не помер. И знаешь что? Стало легче. Очень легко привыкаешь к тому, что можно просто убить несогласного, потому что ему в любом случае не станет лучше, даже если ему это "лучше" преподнести в тарелочке с голубой каемочке. Они привыкли жить, как скот, и они будут жить так дальше.

Он упорно не поворачивался к Рису, но Рис видел, как изображение идет мелкой рябью, будто сейчас взорвется.

— И вот — я здесь, — голос скатился совсем в шепот, а затем неожиданно усилился, снова становясь безэмоционально-ровным. — Презираемый всеми. Положил свою жизнь на то, чтобы меня запомнили, как героя — и меня помнят, как тирана. И я хочу убить их всех, Риззи, но ничего этим не добьюсь.

Рис не знал, что ему вообще можно сказать на это. Он просто сидел и боялся выдохнуть, прекрасно понимая, что любое его слово может запустить такую реакцию, последствий которой он не сможет разобрать. Злой Джек был пугающий. Холодный Джек — был страшный.

Разочаровавшийся безэмоциональный Джек вводил его в состояние животной парализующей паники.

— Когда ты с Искателями все-таки проберетесь к гиперионовцам, подключись к компьютерам, как сделал это сегодня, — неожиданно перевел тему Джек. — Я запущу протокол самоуничтожения систем изнутри.

Рис моргнул, приходя в себя и сбрасывая оцепенение. Спина дрожала, то ли от пережитой за день нагрузки, то ли из-за речи Джека, механическая рука поддавалась управлению с трудом, когда Рис попытался ее передвинуть.

— Это может сработать, — задумался Рис. — Отключение турелей, следящей системы... погоди. Нет!

Возмущенный, он повернулся, рефлекторно дергая рукой, чтобы развернуть Джека к себе — но ладонь пролетела сквозь прозрачное плечо.

— При выполнении протокола самоуничтожения нельзя вынуть из системы файлы! — он нахмурился, а Джек, заметивший его действия, все-таки повернулся к нему лицом. — Ты останешься там и сотрешься вместе со всем остальным! Джек, это самоубийство!

— У вас по-другому не получится, — фыркнул Джек обособленно. — Как, думаешь, они поймали всех тех, кто сидит в их подвалах? Думаешь, тот же Сальвадор сдался бы просто так? Сложил бы оружие, если бы ему предложили выбирать между пленом или смертью?

Рис нахмурился, пытаясь понять, к чему ведет Джек. Джек в ответ покачал головой.

— Транквилизатор, детка, — спокойно объяснил Джек. — Лошадиная доза чертовски сильного снотворного. Я, пожалуй, даже удивлен, что никто не догадался до этого до этой недоучки Спары. Вас подстрелят еще на подходе. Именно поэтому тебе нужно будет пробраться туда и подключить меня.

— Я не буду этого делать! — воскликнул Рис, вскакивая и вставая перед Джеком, буквально нависая над ним.

Раньше Джек этого не позволил бы.

— А что ты еще хочешь? Что, соорудишь для меня тело, да? Отпустишь на все четыре стороны? — тут же подобрался Джек — но вставать не стал. — Не дури, Риззи, а то мне уже начало казаться, что у тебя все-таки есть мозги. Не разочаровывай меня.

— Да какое к черту разочарование!

Рис сделал два шага назад, а затем сжал виски руками, весь сжался, шатаясь. Бесило! Как же это все бесило! Как же он ненавидел подобные ситуации! Выбирать из двух зол — и ни одно из них не было злом в полной мере, и ни одно из них не могло считаться меньшим. Джек собирается, что, пожертвовать собой? Так же лучше, нет?

Но даже думать об этом невозможно!

Рис поднял голову и просто заорал в небо.

— Ты... твою мать, заткнись! Заткнись! Сюда сейчас сбежится все, что живет в округе! — Джек тоже подскочил с камня и замахал руками у него перед глазами.

Рис снова весь сжался, обхватывая руками плечи и мелко дрожа. Он не может позволить Джеку сделать такое. Последний подвиг, о котором никто не будет знать. Это не тот конец, который должен быть у Джека. Его жизнь не должна была закончится тем, что его пристрелили в Хранилище, не должна была закончится тем, что Рис сломал всю станцию ради его уничтожения, и, черт подери, она не должна будет закончится тем, что он поможет Искателям, уничтожив себя.

— Ты подал мне прекрасную идею, — гулко, сквозь болящее от непривычной нагрузки горло, произнес Рис. — Думаю, у меня получится создать небольшой несложный псевдоИИ. Вирус, который отдаст команду на самоуничтожение.

Джек замер, так же, как до этого замер Рис, переведя взгляд на Риса.

— Это... и вправду вариант, — медленно произнес Джек, склонив голову вбок. — А ты сможешь?

— Смеешься? — хмыкнул Рис с горьким весельем. — Смогу, конечно. Ничего сложного. Особенно, если ты дашь мне возможность скопировать часть твоих данных.

Джек замолчал, не отводя взгляд от Риса, обдумывая что-то, пока Рис осоловело пялился на Джека, даже не думая смущаться такого изучающего взгляда. Что-то в нем было по-другому, Джек смотрел на него не так, как смотрел тогда, в душе.

— Накаяма создавал то, что ты видишь перед собой, больше года.

— Я не Накаяма. И у меня нет надобности воссоздать идеальный и настоящий интеллект.

Джек прижал пальцы к подбородку, размышляя, а затем кивнул.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Я помогу тебе.

***

— У меня есть план.

Он пошел не Брику и не к Вонну. Тем более не к Тине. Рис отыскал Мордекая в одной из комнат, использую усиление звука и ориентируясь на характерные щелчки, которые издавала Коготь клювом. Мордекай, очевидно, был негласным лидером, и Рис понимал — попав в немилость у него, он оказался вне зоны хоть какого-то доверия у всех остальных.

Джек держался где-то позади него.

— Излагай, — коротко предложил Мордекай.

И Рис развернул свою руку, создавая изображение.

***

Он не успел бы сделать это все за оставшиеся до восхода восемнадцать часов — соорудить ИИ, добраться до базы, попасть внутрь. И это было, пожалуй, самое неприятное. Ждать еще почти сорок пять часов до следующего заката и до следующей темноты — еще хуже, слишком много впустую потраченного времени.

Подстрелить еще один курьер и переодеться снова — уже скорее всего не сработало бы.

Джек предупредил, что после его исчезновения, скорее всего, все начеку. Он иногда пропададал на несколько дней, не отзывась на визжание и вопли этого Дэнни, но в какой-то момент даже до него допрет, что Джек "куда-то делся".

Это была самая сложная часть — попасть туда. Все остальное, при грамотном скооперированном действии всех пятерых, претворить не сложно. Но момент с проникновением — самый непредсказуемый.

Рис закончил работу над псевдоИИ за пятнадцать часов — а потом, обессиленный, спал еще десять, его поднял Мордекай, выглядящий, на удивление, даже в чем-то виноватым. Все были собраны. Коготь увлеченно точила клюв, бренча металлическими накладными лезвиями на крыльях.

Брик разминал пальцы — и каждый из них щелкал с таким звуком, будто Боик методично ломал восемь шей щенков скагов, а не просто массировал фаланги. Тина, обвешанная самодельными взрывными устройствами, как новогодняя елка, живо скакала по той самой кухне, в которой до сих пор стоял компьютер.

ИИ находился почти там же, где и Джек — разве что не проявлялась рядом с ним: это было бы совсем жутко, два призрачных Джека, один из которых до сих пор пугал своей молчаливой задумчивостью, а второй — стоял бы болванкой и только хлопал глазами.

— Готов? — спросил Мордекай.

Рис поправил рюкзак на плечах. Рюкзак облегчал, в нем была только срочная аптечка, приличный запас Зедовских препаратов, несколько еще оставшихся сухпайков, пара бутылок воды. И совсем по мелочи.

Солнце было на тридцать градусов над землей и светило им в спину — одно из его преимуществ. На небе не было ни оболочка, Брик был уверен, что и не будет — самая середина жаркого лета.

Взламывать местный Тачкомат было быстро и, по сравнению с долгим и кропотливом компании в коде и сопоставлении программ и протоколов, чертовски просто.

"Вскрывая" Джека, Рис пообещал и себе и ему, всю воспринятую информацию не распространять никуда и никогда. Не то чтобы он много смог понять. Накаяма постарался на славу. Джек был... не похож на программу. Это сложно воспринималось, сложно понималось, но факт оставался фактом. Скопировал необходимое он с колоссальным трудом и обошелся гораздо меньшим количеством информации, чем планировал изначально. Спустя время Рис понял, что он может быть "носителем" Джека исключительно благодаря очень близкому сродству нервной системы к системам электронным.

Джеку он этого говорить не стал.

Свой циклон он вызвал в пару движений. С укркпленным грузовиком для остальных пришлось немного повозиться — он не коллекционировал части грузовиков, он на них вообще не ездил, ему пришлось пытаться зайти под именем Зейна — и надеяться, что наемник не воспримет это слишком остро.

В грузовик помещалось ровно четверо. Брик на месте стрелка, Мордекай — водителя, Тина и Вонн — по бокам.

— Я уже говорила, что ты слишком чистенький? — почти перед самым отъездом спросила Тина. — Типа, Риззи, ты, конечно, ракками не управляешь, но, вон, и машинку подогнал, и взламываешь это все... вперед едешь. Слишком чистенький. Ну, ты понимаешь. Я-я верю тебе, конечно, но, Риззи, пожалуйста, не давай повода тебя пристрелить, оки? Ты мне нравишься. Даже если не управляешь ракками.

Рис кривовато улыбнулся. Тина плохо объяснялась, но основную суть он смог уловить. "Не предавай нас, потому что я давно выучила, что все идеально быть не может".

Его умения — его же заслуга, он учился этому очень долго, и на такой откровенно отсталой планете, как Пандора, хорошее умение общаться с компьютерами, действовало сродни сильной магии — мощно, красочно, и никто не понимал, что произошло.

— Будь осторожнее, бро, — тихо попросил Вонн перед тем, как запрыгнуть в машину.

— Ага, — почти не понимая, что ему говорят, ответил Рис, а затем быстро поправился, — ты тоже.

Пандора съедала его страх, но не могла выкорчевать его насовсем. Эта... совершенно самоубийственная миссия, которую они решили провернуть с Джеком... он ни за что не согласился бы на это в других обстоятельствах.

Джек. Нет, он не заставлял его — просто Рис понимал, это это – единственный способ. Что никто больше, кроме него, не сможет подселить в компьютер псевдоИИ, который для всех остальных он назвал просто вирусом.

И что они могут все или некоторые из них — погибнуть, если Рис не сделает этого. Хотел почувствовать себя крутым и важным? Вперед и с песней, хоть и с задержкой в десяток лет.

Когда Рис залез кресло циклона, считывание началось. Грузовик сзади ворчал и фырчат, большущий и ядрено-салатовый — чтобы точно не пропустили.

Первую часть пути Рису пришлось ехать рядом — очень близко к плюющемуся черным дымом грузовику. Джек стоял рядом, на грузовике, на подножке, придерживаясь за ручку. Он мог бы просто парить рядом, но Рис уже успел отметить, что он старается избегать любого использования преимуществ своей нематериальности.

— Едут! — крикнул Мордекай, и Рис притормозил, виляя грузовику за задний борт.

Курьеров было семь, еще один грузовик — не в пример хуже, чем то, что нацифровал Рис, но опять с этой чертовой швыряющейся бочкой. Джек легко перемахнул на циклон, все так же становясь на подножку и хватаясь за верхнюю часть. Рис не стал ему говорить, что, если бы Джек сделал это по-настоящему, его намотало бы на колесо.

— Не сдохни там, Риззи! – заливаясь хохотом, мотаясь на поворотах, крикнула Тина.

— И вам того же, — фыркнул Рис, не давая всеобщему веселью заразить себя.

Брик начал стрельбу, и Рис резко вывернул из-за грузовика, врубая волновой ускоритель. Где-то над головой зычно крикнула Коготь, и ближайший вражеский курьер как-то странно вильнул. Рис приблизил изображение. И удивленно округлил рот. Он не стал вслушиваться, о чем кричат психи, и так было понятно.

— В чем дело? — настороженно спросил Джек, наклоняясь чуть вперед.

— Они типа... эм, боятся меня? Думаю, они приняли Коготь за ракка.

Джек коротко усмехнулся. Волновой ускоритель вышел на вторую стадию, циклон рванул быстрее. По расчетам Риса, на самую мощную скорость он должен был выйти, практически поравнявшись с курьерами. Как только он пересечет их полосу — сразу же окажется в более уязвимом положении — солнце уже не будет светить в глаза психам. У Риса же имелись самонаводящиеся пилы.

Двигатель рыкнул, циклон тряхнуло — и он вылетел вперед еще быстрее.

Он пролетал всего в десятке метров перед ближайшим вражеским транспортом, и поэтому успел прицельно выстрелить двух стрелков, дальше пришлось снова хвататься за рычаги управления и уворачиваться от обстрела.

— Не смотри назад, я предупрежу, когда нужно будет уворачиваться, — рявкнул Джек, когда Рис снова попытался оглянуться.

Рис кивнул — в этом он Джеку точно мог доверится — в конце концов, его жизнь от этого зависела тоже. Дорога пролетала под колесом так быстро, что сливалась в одно песочно-охровое месиво, пыль снова летела в глаза и нос, приходилось щурится.

— Двое за нами, — сказал Джек достаточно громко, чтобы перекричать взрывы и крики. — Влево!

Рис дернул руль, циклон отклонился, в полуметре разорвался снаряд. Рис подавил дрожь. Все звуки сливались в один единый поток, и этот поток давил на уши и на мозг так же, как и мельтешение перед глазами и необходимость постоянной концентрации.

Медленно, но он отрывался от преследователей. Еще несколько раз Джеку приходилось отдавать приказы на уход от снарядов, но в общем и целом — особых проблем курьеры не доставили. Рис не стал стрелять по ним — это тоже было частью плана, да и если что — основная группа разбомбит и их. Самое сложно было еще впереди.

Времени езды до лагеря — оказалось всего каких-то сорок минут, не те пять часов, которые пришлось преодолеть Рису.

То, что его выехали встречать — было более, чем ожидаемо. Рис подобрался, подъезжая вплотную к лагерю — и усмехнулся, поняв, что память и ночное зрение его не подвели. У забора, по правой стороне баррикад лагеря, и вправду были какие-то металлические заслонки и пара ящиков.

— Ну, с богом, — тихо пробормотал Рис перед тем, как заехать в укрытие.

— Не забудь сгруппироваться, — напутствовал Джек.

Рис присоединил к пульту управления небольшое устройство и включил его, пробил в циклоне команду "ехать вперед", а затем — рванул от циклона влево.

Циклон качнуло — и он тут же выправился, но Рис этого не заметил. Его, отчаянно прижавшего ноги к животу, а руки — к голове, протащило по песку и камням, а затем — с громким стуком впечатало в забор. Воздух из легких выбило. Даже несмотря на то, что он сильно притормозил перед прыжком, помотало его основательно.

Звуки приближающихся курьеров заставили его судорожно подползти к одной из баррикад и забиться под нее так, чтобы его не видели. Машины пролетели мимо — Рис выглянул осторожно, осмотреть.

Как он и предполагал, курьеры рванули за его циклоном, в котором весьма стабильная голограмма имитировала его самого.

Одним из первых же выстрелов психи подбили циклон, а затем — тот разлетелся на кусочки, когда кто-то попал в ускорители из гранатомета.

— Что б я сдох, это сработало, — неверяще прошелестел Рис.

Джек расхохотался. Машины проехали обратно — скорее всего к грузовику. Рис надеялся, что Мордекай и остальные переживут эту множественную атаку — сам он точно весь лагерь не выкосит, а перспектива остаться одному здесь, на Пандоре — не радовала совершенно. Скорее всего ему пришлось бы снова на циклоне пытаться пробиться к ближайшему городу и оттуда звать подмогу.

Звать подмогу... черт подери, он совершенно забыл про то, что написал Лорелее! Оставалось еще... сколько? Порядка пятнадцати часов. Что ж, скорее всего, он даже успеет отправить отменяющее сообщение.

Если они тут все не полягут.

Рис осторожно оглянулся. Оставалось самое непростое — обнаружить, где конкретно он сможет проникнуть внутрь базы и внутри суметь добраться до серверов.

— В пятнадцати метрах есть прореха, — сообщил Джек. — Но она на открытом пространстве. Ты достаточно мелкий, протиснуться сможешь, но сможешь ли сделать это тихо — еще вопрос.

Рис тихо фыркнул на "мелкого" и посмотрел в ту сторону, в которую указывал Джек.

— Ты сможешь посмотреть, есть ли там кто-то с другой стороны? — попросил Рис.

Джек закатил глаза, но все-таки изчез — скорее всего, оказываясь по другую сторону забора. Вернулся он через пятнадцать секунд, недовольный.

— Саму точку входа не видно, — хмуро сказал он. — Но бандитов дохрена, втихую не проберешься.

Рис поджал губы и благодарно кивнул. Повернул голову, еидая мимолетный взгляд на бледно-рыжий забор, испачканный чем-то серым, коричневым и фиолетовым, и стащил с плеч рюкзак. Еле-еле упиханная в него курта, так щедро подертвованная ему Вонном, — я такое не ношу, бро, сам понимаешь, так что бери, не стесняйся!", — была размера на три больше Риса. Коричнево-голубую бандану ему отплыл Брик.

— Я, конечно, все понимаю, Риззи, но я бы на твоем месте поторопился, — предупредил его Джек.

Рис фыркнул. И в рекордные сроки переоделся. Банданой закрыл, как и в прошлый раз, глаз, порт и волосы. Курта повисла на нем мешком. Запихнув в обратно свою кожанку, Рис огляделся.

Откуда-то с запада уже слышалась пальба и крики, а значит времени и правда оставалось немного. Коротким марш-броском он преодолел расстояние до точки, которую указал Джек и остановился перед ней.

— О, боже, ты серьезно? — пробормотал Рис.

— Серьезнее не бывает, — строго ответил Джек, — вперед.

Рис поднял брови и, вздохнув, сел на колени, пропихивая рюкзак вперед. Проход на деле оказался небольшим лазом-подкопом. И явно сделан был не человеком. Скорее всего какая-то тварюшка, живущая или жившая где-то неподалеку, периодически наведывалась в лагерь для того, чтобы поживиться чем-нибудь съестным. Скаг — только удивительно маленький для этих мест.

Куртку он, протискиваясь, потерялась основательно, но по меркам Пандоры — стала только правильнее. Вылез Рис между двумя ящиками, отряхнулся с трудом, выпрямился, закинул на плечи рюкзак и осторожно высунулся.

Бандитов было много. Кто-то был одет, кто-то — щеголял в одних штанах и ботинках. Но у всех у них было оружие.

Рис по стеночке прошмыгнул в сторону дороги и каких-то дорог.

— Э, ты че там делал?! — раздалось из-за спины, и Рис крупно вздрогнул, деревянно поворачиваясь.

Псих проигрывал винтовкой и шаркающе подходил к Рису.

— Я-я, эм, отлить ходил, — пробулькал Рис, криво ухмыляясь.

— Больше не ходи, — предупредил псих.

Рис закивал и на негнущихся ногах пошел в ту же сторону, куда и шел, ожидая, что сейчас псих окликнет его еще раз. Но тот молчал — кажется, ушел дальше, Рис не стал оборачиваться, чтобы проверить.

Рис пробирался через скопления бандитов и психов, стараясь не показать своего страха. До площади, на которой стоял главный дом с серверами, он дошел скорее вопреки, чем благодаря — его постоянно дергали, но не останавливали, и вскоре Рис даже перестал сильно нервничать, когда его о чем-то спрашивали.

То, что он не войдет в серверную тем же путем, которым вошел в прошлый раз, было понятно еще до того, как он увидел здание. И точно — на площади концентрация психов зашкаливала. Рис с холодком подумал, что всех их придется как-то устранять, когда он закончит с системой.

Обходить дом пришлось короткими перебежками, так, чтобы не привлекать лишнее внимание.

Психи... волновались?... Кто-то предвкушающе протирал оружие и пританцовывал на месте, но часть — совершенно точно в предстоящем месилове участвовать не желала. Рис потряс головой, рысью добегая до баррикады, проходящей вплотную к дому. От бетонной стены, находящейся в тени, тянуло холодом.

Джек говорил, что черновой ход они особо не контролируют, поэтому Рис может попытаться вскрыть дверь по данным Джеком кодам.

Турели на него не реагировали. Значит — в "лютом Искателе Хранилища" Риса — директора Атласа, — не узнали. Это тоже успокаивало, хотя Рис и понимал, что предпосылок к узнаванию и не могло бы быть. Вряд ли кто-нибудь связал бы его, уже шесть лет живущего на Прометее, и Пандору.

— Давай, времени медлить нет, — поторопил Джек снова, и Рис, решившись, уверенно вышел из-за баррикады.

Дверь тихо пикнула, дисплей загорелся зеленым, и створка отъехала вправо. Незамеченный, Рис прошел внутрь, слыша, как за спиной дверь закрывается.

— Так-та-ак, — раздалось сверху.

Знакомый, мерзкий голос, тот самый мужик, который принимал их с Мордекаем "доставку". Рука дернулась совершенно автоматически. Рис выстрелил быстрее, чем понял, что делает. Приглушенный звук все равно гулко пролетел по коридору. Голова с ровной дыркой посередине лба откинулась назад, тело осело на пол. Рис медленно выдохнул, чувствуя на щеке что-то теплое, и нервно хихикнул.

— Считай, повезло, — влез Джек, ухмыляясь. — Давай, детка, в карманах скорее всего есть ключи.

Рис присел, похлопывая сначала по карманам пиджака, потом — по брюкам. В правом кармане брюк что-то тихо зазвенело, и Рис быстро вытащил на свет связку ключей. И, наконец, поднял голову, осматривая коридор.

Свет был приглушен, но двери по бокам все равно легко различались. И лестница в пятнадцати метрах слева — ведущая вниз. Тащить труп куда-то далеко Рис не хотел — поэтому попытался подобрать ключ от ближайшей же двери. На связке ключей было девять, Рису повезло со второго — замок щелкнул. За руки Рис втащил в комнату тело, надеясь, что на свежую кровь здесь, на Пандоре, особого внимания обращать не будут, и закрыл за собой дверь.

Сервера в комнате приветственно мигали голубым.

— За дело, — приказал Джек.

— За дело, — повторил Рис, снимая бандану.

Он не стал подключаться к системе напрямую. На то было две причины — во-первых, не факт, что он сможет правильно прервать весь идущий на него поток информации, а значит — может потерять драгоценные минуты в попытке снова начать нормально мыслить.

А во-вторых... основной причиной был Джек. У Риса сохранилось стойкое впечатление, что тот попытается все-таки проскользнуть в систему — кажется, Джек поставил себе задачу все-таки избавить Риса от своего общества. Рис не знал, будет ли тот пытаться и вправду "пожертвовать" собой, или все-таки передумает и попытается перенастроить все системы под себя и перебить всех, кто находится здесь. Еще оставался мизерный шанс, что Джек весьма умело привел в лагерь двоих Искателей, одного директора компании и еще двух не самых последних человек. Но, честно говоря, в это Рис уже совершенно не верил.

— Что ты делаешь? — холодно спросил Джек, когда Рис отсоединил мизинец от руки.

— Как и планировали, — пытаясь сыграть недоумение, ответил Рис. — Подключаю псевдоИИ. Я подумал и решил, что так будет безопаснее.

Джек пошел помехами и прищурился, перемещаясь к Рису вплотную.

— Подумал? — шикнул он. — И решил, да?

Рис кивнул, глядя на Джека и вставляя в разъем компьютера палец-флэшку.

— Что, захотел оставить меня у себя в голове навсегда, тыковка? — с почти ледяной яростью уточнил Джек. — Практично и удобно, ха?

— Дело не в этом! — тихо ответил Рис.

— А в чем же? — выразительно подняв брови, Джек выпрямился. — Имей в виду, придурок, я тебе жизни не дам. Я найду способ пробраться за твои барьеры, и ты пожалеешь, что додумался до этого.

— Я просто не собираюсь становиться соучастником твоего благородного самоубийства! — рыкнул Рис.

Голубой цвет на серверах мигнул, а затем заменился на красный. ИИ выполнил свою цель. Обратный отсчет начался. Рис отсоединил свой палец от компьютера и осторожно прикрепил его обратно, защелкивая держатели. И совсем осел на холодный пол, облокачиваясь на стену.

Окно было заколочено. В комнате было темно — только Джек мигал рядом, преисполненный своего праведного гнева — и даже не говорил ничего, тупо пялясь на Риса.

Рис сверился с часами. Четыре... три... два... один...

Комнату накрыла кромешная тьма. Сервера потухли. Где-то, и снаружи, и внутри здания, послышались разноголосые вопли. Рис, против своей же воли, облегченно засмеялся.

— Всё, — хрипло выпалил он, наладив связь с Вонном. — Всё, вы можете приступать к штурму.

— Эй, он говорит, что готово! — передал всем Вонн под звуки взрывов и хохота. — Ты молодец, чувак!

— Ага, — хмыкнул Рис, осторожно поднимаясь. — Надеюсь, вас не убьют, пока я пробиваюсь изнутри.

Первые выстрелы послышались почти сразу же. Рис знал — с отключением серверов, отключились и все заблокированные двери — в том числе и двери темниц. У пленников не было запасов препаратов Зеда и, скорее всего, транквилизаторы и быстро скосят — но у Брика, Мордекая, Тины и Вонна регенеративного было до хрена — и колоть они его должны были каждый раз, как только хоть что-нибудь оцарапает кожу. У Риса тоже был приличный запас.

Джек все еще молчал, даже когда Рис осторожно приоткрыл дверь и, ориентируясь на слух, отправился на поиски остальных гиперионовцев. Джек говорил, что их шестеро — одного он уже убил.

Еще один был на этом же этаже — ныкался в одной из комнат. Рис едва не схлопотал пулю от него, когда вошел слишком неосторожно, опьяненный успехом — но пулю поглотил щит, зашипев, когда снаряд долетел.

Рис убивал их как скагов — милосердно. Сам морщился, но понимал, что в живых их оставлять нельзя. Впрочем, было что-то похожее на горькое торжество и темное удовлетворение, когда гиперионовцы падали, заляпывая мозгами стены и пол.

Они держали Джека взаперти.

Джек так и не рассказал, что именно происходило здесь — но Рис сам восстановил картину. Джека использовали, как мощный управляющий элемент, явно либо что-то обещали, либо чем-то угрожали. Второе — вероятнее.

Еще один спрятался наверху — тоже услышал стрельбу снаружи и решил спасать свою жизнь.

Оставшиеся трое прятались в подвальном помещении — двоих Рис убил сразу же, оставив только того, что был в середине — Дэнни-как-его-там. Аварийное освещение красными разводами подчеркивало его лицо — казавшееся из-за этого цвета по-поросячьему розовым.

— Чего ты х-хочешь? — сипло бормотал гиперионовец, отползая назад. — Кто ты вообще, черт подери, такой?!

Рис чуть склонил голову. Кровь била в виски, железный привкус твердо поселился во рту, не желая пропадать — почти вынуждая скалится. Механический палец не дрожал на спусковом крючке.

Рис ненавидел эту планету за то, что она превращала его в такое.

— Я ненавижу, когда делают больно моим друзьям, — зло рыкнул Рис.

От фразы веяло каким-то дешевым пафосом, но Дэнни принял ее за чистую монету — задрожал всем телом, сжался. Рис с налетом пренебрежения подумал, что эти — едва ли понимали, на что они идут, когда планировали подобную деятельность на Пандоре. Пандора делала жестоким все, что касалось ее поверхности — но даже Рис понимал, что если кишка тонка на настоящую, собственноручно проявленную жестокость — делать на Пандоре нечего — потому что ей нечего вытаскивать из пустого человека.

— Тебе есть что передать ему? — чуть склонив голову, спросил Рис.

— Ага, — Джек подошел ближе к нему, становясь у правого плеча. — Передай ему, что Красавчик может быть только один.

Рис хмыкнул, прищурившись. Дэнни выглядел так, будто он сейчас окочурится только от страха, так и не дождавшись пули — и пытался рассмотреть что-то в темноте за спиной Риса.

— Это ты! Это ты сломал Гелиос! Ты привел Джека!...

— Он как раз передает привет, — фыркнул Рис. — Говорит, что Красавчиком может быть только он.

ЭХО-глаз послушно считывал данные — пульс, гормоны, глубина вдохов — и прогнозировала неутешительную близость сердечного приступа. Рука Дэнни дернулась куда-то за спину — и Рис моментально выстрелил. Булькающий звук оборвался сразу же.

Рис с безразличием смотрел на труп — осознание догонит его позже, об этом он знал. Запах щекотал ноздри и заставлял кровь в венах кипеть, Рису пришлось применить всю свою силу воли для того, чтобы не бросится наверх — стрелять-стрелять-стрелять, кормить планету кровью и болью. Рис развернул на руке карту лагеря — перед ЭХО-глазом плясали помехи. Темницы были всего в двух шагах — при выходе из здания, совсем рядом. На этаж ниже — телепорт и станция Нью Ю. И, как бы сильно Рис ни хотел бы проверить свою теорию, повернуть пришлось именно к темницам.

Пандора благословляющая


Дневной свет на секунду ослепил, когда он, распахнув дверь, выбрался наружу. Сразу же пришлось уклоняться от пущенной кем-то из психов дроби. Рис понял, что так и не надел бандану обратно и сейчас, с кровавыми разводами на лице и куртке, оказался прямо в центре перестрелки — и, кажется, никто не понимал, на чьей он стороне.

Сальвадора он не видел ни разу в своей жизни — но успел насмотреться на него на постерах с подписями "Разыскивается!". Из Новых Искателей он общался преимущественно с Зейном — но Моуз, кажется, его узнала. По крайней мере — отвела от него прицел винтовки.

Рис успел в два прыжка спрятаться за ближайшую длинную баррикаду, перезаряжая пистолет.

— Ри-ис! — радостно прогаркал над головой Зейн, и Рис довольно улыбнулся. — Не думал, что ты осмелишься сунуться в такое пекло! Рад тебя видеть, босс!

Джек снова пошел помехами, так и оставшись на середине поля, осматриваясь. Пули летели сквозь него — так же, как падала вода, когда он влез к Рису в душ.

— Ты должен мне двойную... нет, тройную оплату! — неунывающе сообщил Зейн, высовываясь из-за баррикады.

— За то, что я вынул твою задницу из ловушки? — фыркнул Рис со смешком. — Мечтай, наемник!

Над головой с характерным щелчком просвистела пуля — Рис поднял голову, выискивая стрелявшего — тот стоял наверху, на одном из домов, и как раз перезаряжал снайперку. ЭХО-глаз моментально высчитал траекторию — и Рис нажал на крючок. Снайпер пошатнулся, блеснула синяя вспышка, и Рис, с досадой, нажал еще трижды. Только четвертая пуля, истощив, наконец, щит, достигла своей конечной точки, и снайпер повалился назад, спадая с крыши.

— А ты даже не бесполезен, ха? — весело добавил Зейн, поправляя наручи.

Из его костюма отделился дрон — Рис видел его в действии до этого, и довольно проследил за траекторией полета СТР4Жа — дрон уверенно выкашивал почти все на своем пути и снимал щиты со всех противников, что оказывались в зоне его действия.

Теперь каждый, в кого Рис попадал — шансов на выживание не имел.

С другой стороны лагеря пробивалась команда Мордекая, и Рис развернул руку, связываясь с Вонном.

— Я с Искателями, из гиперионовцев в живых не осталось никого! — крикнул он в комм.

— Мы уже близко! — донеслось в ответ.

Рис отключился и отстрелил какого-то психа, несущегося на него с бомбой.

— Зейн, как вы решили проблему с транквилизатором? — громко, перекрикивая какофонию, спросил Рис.

— С транквилизатором? — переспросил он. — О! Просто! Моуз пристрелила тетку, которая его делала!

Рис кивнул, принимая ответ, и сосредоточился на битве. Где-то позади стреляли и остальные пленные — однако только Искатели торчали практически в зоне поражения — и Рис с ними заодно, баррикада давала призрачную защиту, а любая попытка вылезти и отбежать, скорее всего, привела бы к последующему выковыриванию дроби из спины и боков.

Психи полегли даже быстрее, чем надеялся Рис — у него не успело уйти и половины боеприпасов. Он облегченно выдохнул, наслаждаясь отсутствием хлопков и взрывов вокруг, и повернул голову к Зейну.

Выглядел тот... не так хорошо, как обычно. Не только общая бледность — скорее всего. еще присутствовали и серьезные травмы. Левая рука как-то неправильно болталась параллельно телу. Рис вытащил регенеративное — и Зейн, благодарно пробормотав что-то, воткнул его в плечо ревой руки.

У него был большой запас регенеративных. Стоило бы потратить их на тех, кто нуждался в этом.

Сальвадор только покачал головой. Моуз благодарно приняла шприц, тут же впрыскивая в бедро регенеративное. Остальные пленные были где-то позади до них Рису пришлось медленно брести: вся ярость покинула тело, оставив только слабость и опустошение.

Люди сбились к кучку и ощерились оружием, со стороны напоминая скорее дикобраза-переростка.

— Я свой, — уверенно предупредил Рис, поднимая руки. — Лекарство.

Регенеративное попросили трое — в рюкзаке оставалось еще несколько порций, но Рис был даже рад, что они не стратились. Всегда оставался шанс неожиданно катастрофы. Рис в последний раз осмотрел толпу — и с холодцой заметил подозрительно-знакомую блоднинистую, хоть и очень грязную макушку.

Люди расступились перед ним даже без каких либо просьб.

— Август, — окликнул Рис, уже наверняка уверенный, что не обознался.

Тот повернулся с недовольным лицом — а затем в глазах появилось узнавание, и он удивленно округлил рот.

— Черт возьми, я не видел тебя пять лет, — с ноткой радости пробормотал Август и поднялся с земли. — Охренеть ты... изменился, Рис.

Рис моргнул и улыбнулся. Август и был обросшим, когда они виделись в последний раз — но сейчас его борода вполне могла посоревноваться с бородой Вонна. На его куртке виднелись пятна засохшей крови, но свежих травм видно не было.

— Это ты-то пять лет меня не видел, — хмыкнул Рис, головой предлагая идти за ним. — Обыскался вас по всей Пандоре, даже Зер0 вас не нашел.

— Нас?

— Тебя, Фиону и Сашу. И Феликса.

Август нахмурился и притормозил. Затем взлохматил левой рукой волосы — правая держала какой-то очень паршивый пистолет-винтовку.

— Их я тоже не видел пять лет, — сказал он наконец.

Рис остановился. Он нашел одного из тех, кто мог что-то знать — но ему так и не известно месторасположение Саши?

— Серьезно? — Рис с досадой поджал губы. — Что ж, я рад видеть, что хоть ты здоров.

— Ага, типа того, — пробормотал Август после непродолжительного молчания. — Чувак, их давно нет на Пандоре.

— Прости?

Джек мерцал где-то рядом с Искателями — Рис не знал, что тот там делал, но, кажется, присоединяться к Рису он не желал.

— Саша улетела на пятый Эден, — объяснил Август, поморщившись, словно новость причиняла и ему боль. — Там был... мужчина, позвал ее с собой. Они все вместе улетели.

Рис приподнял брови. Значит — вот как. А как же все "это мой дом"? Как же "Я хочу оставаться здесь". Как же "я буду ждать твоих визитов"?

Рис зарычал — и сам не заметил, как легко проскользнул этот звук.

— У меня есть канал связи с ними, — быстро добавил Август, видя его состояние. — Саша просила по пустякам не беспокоить, но... я могу попросить ее.

— Она в порядке? — прямо спросил Рис. Август только кивнул. — Тогда... не стоит. Подозреваю, она хотела скрыться, и у нее это получилось. Передавай привет при встрече, что ли.

Август только кивнул.

Разговор ушел совсем в другое направление — как Рис на посту директора компании, как Август выживает на пандорианской земле, каково здесь было, когда CoV зверствовали и разносили все вокруг. Рис честно отвечал, что и как сейчас на Прометее.

Август счастливым не казался. Очевидно — в той заварушке восемь лет назад он потерял не только свою мать и всю свою банду. Через еще несколько лет его покинула Саша, Фиона и Феликс — и, кажется, вся компания, тоже решили сбежать с Пандоры.

— Скажи мне честно, — уже стоя рядом с Искателями, спросил Рис. — Тебя хоть что-нибудь тут держит?

Август неожиданно усмехнулся.

— Да ни хрена меня тут не держит, — ответил он. — Век бы не видеть эти пустыни.

Рис прикрыл глаза на секунду, а затем развернул руку — на ней высветилась вакансия на командира элитного отряда солдат Атласа.

— Если вдруг интересуешься, — протянул Рис медленно. — Работа скорее формальная, вряд ли после провала Катагавы хоть кто-то сейчас сунется к Атласу.

Август посмотрел голограмму, хмурясь, а затем покачал головой.

— О, боже, неудачник, который пытался выкупить у меня поддельный ключ на стыренные бабки, предлагает мне работу, — раскатисто съязвил Август — а затем улыбнулся. — Я в деле.

— Заметано, — Рис протянул кулак, и Август, закатив глаза, ударил по нему своим.

Рис довольно прикрыл глаза, а затем обернулся в сторону, откуда доносились вопли и гулкие крики Брика. Откуда-то из переулка пролетел обезглавленный труп бандита и грохнулся на площадь — совсем рядом с остальными убитыми.

— Зейн, — тихо позвал Рис, касаясь плеча наемника. — Я к тачкомату, попытаюсь вытащить из него хоть что-нибудь, местные курьеры почти все разнесены.

— Прикрыть тебя, босс? — понятливо спросил Зейн, поднимаясь.

Рис кивнул. Если ему повезет — бандитов со стороны гаража и тачкомата уже не осталось, однако всегда нужно было предусматривать и вероятность появления какого-нибудь одиночного психа с гранатой, которого Рис, расслабившийся, мог пропустить. Искатели всегда были начеку — у Риса же не хватало концентрации. Этой безумной поездкой он и так истратил, кажется, вообще все ресурсы, что у него были.

— Веди, — предложил Зейн.

Рис уверенно зашагал в боковую улицу, проходя между двумя деревянными низкими домами. Пыль почти не летела в глаза, притоптанная и щедро политая кровью — но при этом от стен шел такой запах, что Рис невольно поморщился.

— Как ты попался? — спросил Рис с любопытством. — Я заявился сюда, когда понял, что ты не отвечаешь на сообщения.

— О-о, ты волновался, босс? — хитро улыбнулся Зейн и приосанился. — Получил свою долю транквилизатора, пока шастал по Суши. Пожалуй, я выкину это из своих хроник. И то, что сидел в этой вонючей камере с протекающей трубой — тоже. Глупо вышло. Но-о-о, что получилось — то получилось, босс! Не так ли? Как ты избежал транквилизатора?

— Они не поняли, кто я и попытались меня убить, — фыркнул Рис самодовольно.

— А с тобой шутки плохи, да, босс? — Зейн подмигнул и зашагал увереннее. — Мне отправится дальше за Сашей на пятый Эден? Прости, босс, подслушал чутка, профессиональная привычка.

— Нет-нет, — тут же отказался Рис. — Не нужно.

Имя осело где-то в желудке каким-то тяжелым комком. Рис переживал все это время — а шесть лет срок немалый. Что он такого страшного сделал Саше, что она предпочла сбежать с кем-то от него со своей любимой планеты — так, чтобы он при этом ничего не знал? Будто... будто совершенно не хотела его знать. Рис давно не чувствовал себя настолько презираемым, как сейчас.

Зейн вскинул винтовку, отстреливая какого-то единичного бандита. Рис обернулся невзначай — Джек все еще шел за ним, и, когда Рис пересекся с ним взглядом, только приподнял брови, будто спрашивая, мол "ты что-то хотел?". Рис почти невидимо помотал головой, мол, все в порядке, и снова зашагал вперед, выходя из-за укрытия домов.

Здесь все было так же, как на прошлой улице — трупы-трупы-трупы — почти половина разорвана голыми руками. Рис содрогнулся, представляя, как Брик рвет плоть, словно газетную бумагу. Ему очень повезло, что он на одной с ним стороне. И еще, скорее всего, Брика не взял бы ни один транквилизатор.

Дверь сарая пришлось открывать вручную — и открывать пришлось ему — у Зейна рука все еще болталась, словно неживая.

— У тебя там в руке механики много? — спросил Рис. — Проблема в механике, или в органике?

Зейн тоже был киборгом — во многом поэтому нравился Рису больше, чем все остальные Искатели. Задиристая сирена с ним вовсе общаться отказалась, оставив с проблемой Маливана разбираться Зейна и З4ЛПа — и то З4ЛП достаточно быстро покинул планету по другим делам. Вместе эти четверо только открывали хранилища. Насколько Рис мог судить, отношения в четверке были стабильно-натянутые, потому как три наемника и один искусственный интеллект, осознавший себя как разумное живое существо, во многом во мнении не сходились.

— Механика сбоит, — ответил Зейн несколько недовольно. — Опять менять придется.

— Заменим, — пообещал Рис. — Считай, широкий жест благодарного нанимателя.

Зейн хмыкнул и потряс головой.

Дверь наконец-то поддалась и со страшным скрипом распахнулась. Гараж был практически пуст — всего пара курьеров, оставшихся в углу. Тачкомат горел стабильным красным, обозначая, что вход в систему не выполнен и ничего цифроваться сейчас не будет.

— Стой здесь, — оставил Рис Зейна у входа. — Насколько я понял, тут что-то немного сломали.

К тачкомату он подошел с осторожностью — тот не только мигал красным, но еще как-то подозрительно мерно пищал. Рис опустился на колени, вскрывая нижнюю панель — проверить, не механическая ли поломка. Если механическая — то он, скорее всего, будет здесь бессилен.

Провода радовали своей цветастой хаотичностью, но целостностью. На первый взгляд ничего из блоков нарушено не было — на Пандоре обычно, если что-то сломалось, то ломалось оно с искрами и грохотом. Значит — проблема в авторизации.

— Не починишь, — соизволил-таки подать голос Джек.

Рис только вопросительно приподнял брови. С собой говорить он привычки не имел — а Зейн мог и ненароком сболтнуть тому же Вонну, что Рис странно бормочет под нос и ругается с пустотой.

— Я пытался, — добавил Джек. — Проблема в отсутствии связи между этим тачкоматом и общей базой.

Рис фыркнул, закрывая панель. Сначала — он попробует, а только потом решит, починит он или нет.

Автомат не реагировал ни на какие "раздражители" — ни на отпечаток Риса, ни на попытку авторизации, ни на попытку перезагрузки. Рис добросовестно вырубил питание и подключил его обратно — а затем включил снова, и получил то же самое, что было до этого.

Джек раздраженно мерцал рядом. Рис открутил фалангу и подключился напрямую.

— Что ты делаешь?! — шикнул моментально выпрямившийся Джек.

Рис дернул механическим плечом. Информация от тачкомата шла стабильная — но чуть перебитая где-то, будто передавленная, что ли? Искаженная? Рис сталкивался с подобным, иногда развлекаясь "воскрешением" уже "мертвых" и списанных в утиль аппаратов. Действовал обычно интуитивно — как и тут. Будто потянул за какую-то нить, распрямляя — и информация снова потекла стабильно.

Рис отключился. И наткнулся на округленные глаза Джека.

— Как ты это сделал? — требовательно спросил тот. — Как, черт подери, у тебя получилось?

— Потом, — одними губами обозначил слово Рис, и вызвал первый большой грузовик.

— Потом? Ты издеваешься? Ты подключился напрямую к электронике! К проводам! Это невозможно!

Рис невзначай постучал по порту, будто почесал висок — мол, не забывай, у меня в голове компьютер, — а затем повернулся к наемнику.

— Эй, Зейн, вызови-ка какой-нибудь большущий грузовик, чтобы вывезти отсюда максимум народа.

Сам добрался до грузовика на площадке, с трудом добрался до водительского сидения и завел двигатель, чтобы освободить место для машины Зейна. Грузовик послушно выкатился вперед. Рис нажал на педаль газа, снося хлипкие деревянные ворота гаража, и выехал на улицу.

Нужно было еще три машины по самым смелым прикидкам — да, Сальвадор, Моуз и Зейн могли легко преодолеть расстояние до базы даже в таком состоянии — но большинство заключенных, как понял Рис, едва ли были сильно были развиты мышечно и легко переносили подобные передряги. Как сказал Джек — некоторые из них проторчали здесь больше полугода. Частью задержанных были ученые с Гелиоса — из числа тех, что остались после Джека. Кто-то, как доктор Спара быстро перебежали на сторону противника. Кто-то — просто не мог ничего путного предложить. Джек честно сказал, что Спаре чертовски повезло, и что, вообще-то, была б его воля, ее он пришил еще до того, как стал директором Гипериона.

Ну улице уже столпились пленные — Рис вылез и грузовика, спрыгивая на землю и чувствуя, как перед глазами все шатается. Зейн подкатил еще одну машину рядом, зычно подзывая к себе самых обессиленных, пока Рис направился обратно в гараж — для новой машины.

— Ты не думай, что я оставлю это так, детка, — заунывно шипел в уши Джек. — Я добьюсь от тебя ответа.

— Да какой ответ ты хочешь, а? — не удержавшись, негромко рыкнул Рис. — Мои разработки я себе же и установил, вот и вся история.

— Это не ответ, — категорично ответил Джек, складывая руки на плечах.

— Это все, что я могу сказать, — ответил Рис закрыто, и материализовал еще одну машину.

В гараж как раз зашел Вонн, и Рис без слов кивнул на грузовик. Залезал на место водителя Вонн, пожалуй, еще забавнее, чем делал это Рис — его рост не позволял ему просто зацепиться за дверь, и ему приходилось чуть подпрыгивать.

Брик маячил где-то у входа, следующую машины Рис сдал ему. Еще одну — Сальвадору.

— Все расположились, — Мордекай зашел в гараж. — Это было... на удивление не так провально, как я беспокоился. Ты устранил всех в здании?

— Да, — поморщившись, ответил Рис. — Пришлось искать отдельно они, эм.. не очень хотели выходить один на один. И один на шесть тоже не горели желанием, если честно. К сожалению, восстановить информацию с серверов не получится даже у меня... у них были грандиозные планы, и я ни чуточки не жалею, что все эти планы канули в лету.

— У меня в грузовике есть еще место, — предложил Мордекай, а затем хмыкнул. — Комфортабельное, под стрелка.

Рис нахмурился и забарабанил пальцами по тачкомату. Джек осматривал что-то у выхода из гаража, демонстративно не разговаривая с Рисом.

— У меня есть еще незаконченное дело в Суши, — наконец, сказал Рис. — Я возьму циклон и попробую отправить через шаттл, если его не разобрали на кусочки, сообщение в свой штаб. Надеюсь, вернусь часов через пять-шесть.

Мордекай покивал, дернув уголком губ, а затем, придерживаясь за дверь, вышел наружу. Рис снова повернулся к тачкомату, вызывая свой привычный циклон. Уже выезжая из гаража, надеясь, что он видит его в самый последний раз, Рис подъехал к грузовику, в котором расположился Август, и коротко предупредил, что он вернется, чтобы забрать его, через некоторое время. Август пренебрежительно фыркнул, и Рис отъехал. Выражать благодарность Август не умел никогда — а когда пытался бороться за Сашу с ним, пытался изменить себя с таким треском, что Рису попросту было страшно, что у того перегреется голова и он попытается переубивать все вокруг.

Привычный вой мотора впервые за все это время вызывал не неприятную дрожь безнадежного ожидания новой угрозы, а, наконец, предвкушения чего-то... правильного? Рис не знал, получится ли у него хоть что-то, но он собирался попробовать. Он должен сделать хоть что-то.

Не жить же с Джеком в голове на полном серьезе?

Рис развернул руку, связываясь, наконец, с Лорелеей, напрямую.

— Рис, ты живой! — радостно воскликнула та, буквально сразу же принимая звонок. — Никакой армии?

— Нет-нет, никакой армии, — хмыкнул Рис. — Рад слышать тебя. Что-нибудь за мое отсутствие?

Дорога была на удивление ровной — и циклон ехал гладко. Рис не использовал ускорение. Только солнце в глаза било — но с этим Рис не мог сделать ничего. Маршрут он простроил еще до того, как выехал.

— Остатки Маливановских солдат окопались в пригороде, — отрапортовала Лорелея.

— Стой, погоди, я про то, с чем ты справится не можешь, — усмехнулся Рис.

— Взрыв в одной из производственных зон?.. — предположила Лорелея. — Несчастный случай, один погибший. Мы не успели его отцифровать.

Рис недовольно поморщился. Несчастные случаи были редкостью, но каждый — решался через Риса. С армией все было попроще — там была куча заместителей, на войне много умирали, и установленные компенсации родственникам сглаживали ситуацию. Люди знали, на что идут, когда записывались в войска. Рис не принуждал к службе никого — желающих служить и так было больше, чем он мог рассчитывать. Высокое жалование, соцпакеты — вся фигня, с которой пришлось разбираться, когда он поднимал Атлас.

— Плохо, — прокомментировал Рис и тут же выдал стандартный протокол действий. И только после этого спросил: — Зер0 вернулся?

— Я, честно говоря, его планировала звать только по истечении назначенных семидесяти двух часов, — голос Лорелеи дрогнул. — Ты знаешь, он пугает меня до усрачки.

— Он очень высоко ценит тебя, как сотрудника и не только, — нравоучительно сообщил Рис, ухмыльнувшись. — Ладно-ладно, я понял. Что там с документациями? Предложениями? Жалобами?..

— Неделю из-за стола выходить не будешь, — доверительно сообщила Лорелея.

Рис обреченно застонал.

— Владов связывались, — Лорелея стала серьезнее. — Предлагают сотрудничество.

— Как Маливан? — опустив вниз уголки губ, спросил Рис.

— На равных правах, — ответила Лорелея.

— Посмотрим, — устало согласился Рис. — Постараюсь в течении двадцати часов добраться до Прометеи. С людьми. Мне еще несколько вакансий нужно будет устроить, ну знаешь... по блату, хах. Что-нибудь еще?

— Ничего катастрофического, — Лорелея вздохнула. — Я рада, что все в порядке.

— Спасибо, — тише ответил Рис. — Рис, отбой.

Лорелея без слов отключилась, и Рис прервал канал связи. Ветер дул в лицо, но Рис не гнал сильно, чтобы не умотаться раньше времени. По его прикидкам, от базы до Суши расстояния было примерно на полтора часа быстрой езды.

— Итак, ты сказал птичнику, что собираешься отправлять сообщение в штаб, но, я так посмотрю, с этим ты уже разобрался, — Джек снова стоял на подножке.

— Ага, — легко ответил Рис.

— Значит, сейчас ты, детка, никуда с подводной лодки не денешься, — мрачно добавил Джек. — Здесь нас... тебя уже не услышит ни одна псина, а значит, Риззи, я жду ответов.

Рис закатил глаза и зажмурился на секунду, но рта не раскрыл, будто не собираясь отвечать Джеку. Он даже скорее просто раздумывал, что вообще тут можно ответить, но Джек его молчание интерпретировал именно как нежелание говорить. И Джек это явно не понравилось.

— Давай я тогда уж начну сам, — шикнул Джек. — Итак, Риззи. Скажи мне, как именно ты смог соединить руку и ЭХО-глаз? Я, ха, находясь в тебе, судя по всему, либо не могу прочувствовать всех линий, либо ты что-то скрываешь.

— Я сам не сильно в этом разбираюсь, — все-таки подал голос Рис. — Мне объяснили, что это "высокое сродство". Типа, моя нервная система легко принимает электронику — и наоборот. Та часть мозга, которая заменена на металл, неотделима от органики. Редкая мутация, бла-бла-бла, я, когда на Гелиосе руку устанавливал, особо не вслушивался. Было, знаешь, очень больно.

Джек замерцал сильнее, глядя куда-то вдаль, а затем снова склонил голову.

— Ну-ка, тогда ответь мне, я прав — ты руку установил после того, как набил свои... татуировки? — голос Джека стал твердым и сухим, и Рис чуть сжался.

— Через две недели, да, — подтвердил Рис. — Я уже объяснял, что я не сирена!

Джек ничего не ответил на это, кажется. снова задумываясь. Рис уверся взглядом в точку горизонта и ни на что не реагировал. Дорога была ровная, никаких скагов или, не дай боже, ракков, не наблюдалось.

Сейчас его рука была соединена к электронике в мозгу напрямую, через позвоночный столб, через спинной мозг. Но это сейчас — потому что тогда, на Гелиосе, рука была скорее механическим красивым приспособлением, годным в основном на то, чтобы позволить Рису ускорить темп работы. Сейчас же... Рис большую часть разрабатывал сам — но методы ее присоединения к телу — это была работа биологов и нейрохирургов. Не сказать, чтобы последние сильно обрадовались операции, которую буквально вынудил их провести Рис, но... денег у Риса было уже достаточно для того, чтобы он мог использовать их как аргумент.

— Я даже не удивлюсь, если ты подтвердишь, что это было едва ли... за неделю-две до моей... смерти.

Рис округлил глаза, подняв взгляд в сторону Джека, и циклон подпрыгнул, налетев на какой-то камень.

— Я-я-я... — протянул Рис неловко.

— Когда-то я говорил тебе про Энджел, — пробормотал Джек так тихо, что Рис едва его разобрал за свистом ветра в ушах. — Из того, что ты мне сказал, про передачу сил... полагаю, тебе досталась ее.

— Нет! — тут же громко возразил Рис, а затем, опомнившись, добавил: — нет, невозможно! Ученая... Таннис, с убежища. Она говорила Зейну, я, эм... перехватил связь случайно... она утверждала, что сила досталась ей от Энджел, и я видел, она точно сирена.

— Таннис? — переспросил Джек. — Ах, Таннис... Что ж, это объясняет, почему тебя не разорвало на части, не так ли? Силой Энджел всегда было сродство с техникой. Она одним взглядом чинила автоматы, когда ей было четыре.

— А потом? — просил Рис и тут же прикусил язык.

— А потом она убила свою мать, и мне пришлось ограничить всю ее силу одной комнатой, — моментально ощерившись, ответил Джек. — А потом она предала меня?..

Он неожиданно рыкнул и помотал головой.

— Я просидел в этих серверах... сколько, восемь лет? И это было мучительно, — наконец тягуче проговорил Джек. — А она провела в подобном положении... почти всю свою жизнь.

Он поморщился, но Рис успел заметить, что под наигранной досадой промелькнуло яркое сожаление. Больше ничего он спрашивать не стал. Как и не стал смотреть на то, как Джек лохматит себе волосы, сложно пытаясь выгнать из головы эту мысль.

— Я вот к чему веду, кексик, — все-таки закончил Джек. — Спорить нечего — ты не сирена. Но отпечаток силы в тебе есть. Он позволяет тебе не развалиться на две составляющие — механическую и органическую. Потому что, поверь мне, обычный человек таких грубых, но весьма эффективных модификаций не пережил бы.

Рис промолчал, глядя на пролетающую под ногами охру песка.

Всю оставшуюся часть ехали молча. Рис не осмеливался ничего спрашивать, Джек разговаривать настроен не был — но при этом он упорно оставался рядом.

Черные бока шаттла принесли облегчение, и Рис облегченно выдохнул, подъезжая к тачкомату у Алого штаба.

Двоих скагов пришлось убивать практически автоматически — почему-то эти твари решили, что под боком у "туристической" точки — самое уютное место, в то время как любой сюда попавший неплохо регулировал скажью численность.

Шаттл даже не пытались взламывать, понял Рис, открывая дверь внутрь. На восстановление системы должно было уйти примерно полчаса, поэтому Рис, прикрыв дверь и перемахнув через чертову дырку в земле, ведущую в какой-то подвал, снова оказался на песке. Осмотревшись, убедился, что никого похожего на чужих или своих рядом нет, и уверенно отправился у станции Нью Ю.

— И что ты делать собираешься? — ядовито поинтересовался Джек.

— Избавляться от твоего назойливого присутствия в моей голове, — фыркнул Рис. — Ты говорил, что станции не воспроизводят тебя. Попробую посмотреть, в чем дело.

Джек только махнул рукой в сторону станции, заинтересованно смерив Риса взглядом.

В свои подсистемы Нью Ю впускала Риса настолько неохотно, что Рис даже в какой-то момент засомневался, стоит ли вообще пытаться туда лезть. Сопротивление тянуло где-то со стороны правой руки, будто что-то очень не хотело сталкиваться с Рисом напрмую. Продавил это дело Рис с трудом.

Искать среди миллионов и миллионов обслуживаемых пользователей было бесполезно, и Рис просто сразу же залез в раздел ошибок. Пару раз наткнулся на непреднамеренное дублирование — когда Нью Ю воссоздала новое тело, а старое — очухалось, жуткая ситуация, если посмотреть.

Однако список ошибок был не так велик, как Рис боялся. Ошибка по делу Джека была давно закрыта — воссоздать "изначальную" копию уже было невозможно. И, признаться, Рис этого делать и не собирался — потому что без всей той памяти, что сейчас была у Джека, тот, скорее всего, просто разнесет все вокруг, а том числе Риса, а дальше — уж как повезет, либо, потерявшись от всех изменений, подставится под новую пулю — или затаится и выкатит какую-нибудь грандиозную гадость для всего живого в этой галактике.

Зато, однако, источник ошибки он нашел.

Дело было, как ни странно, в шраме. Рис не сразу понял, в чем проблема. Он давно догадывался, что под маской Джек скрывал что-то... из ряда вон выходящее. Шрам по "предварительному воссозданию" 3D модели старого Джека проходил через все лицо, и именно на нем станция и "сломалась". Попытка воссоздать со шрамом провалилась. Попытка убрать шрам — тоже.

— Твой шрам, — пробормотал Рис, не открывая глаз. — Под маской. Откуда он? Он... эридианское происхождение, да?

— О, господи, откопал же, а, — фыркнул где-то близко Джек. — Да, считай, что так.

— Это хорошо, — заключил Рис. — Ты же можешь перейти в подсистему?

— Что, прямо в Нью Ю? — не сразу понял Джек. — Ну могу. Только это просто так не поможет.

Рис только чуть кивнул, ожидая, пока Джек выполнит.

— Только не исчезай никуда сразу же, — предупредил Рис запоздало.

— Да куда я от тебя денусь, — раздраженно фыркнул Джек.

Накаяма тогда... и вправду постарался на славу, понял Рис. Столько разных возможных путей воссоздания — и ни один в итоге оказался не применим. Хотя идея воссоздания клона через каркас и органическую "шкуру" по итогу казалась самой рациональной. Рис получил доступ практически ко всей памяти Джека, записанной и сжатой, информация о строении тела, о каждом шраме — и о том, что был под маской в том числе.

Удалить только его у Риса не получилось. Он подтер информацию обо всех повреждениях на коже, включая татуировки. Станция отчаянно сопротивлялась работе с эридианским исходником, и Рис понял, почему именно с таким трудом продирался внутрь систем — конфликт технологий, судя по всему. Полноценные сирены этот конфликт продавливали без труда, но в случае с Джеком — ни о каком продавливании речи быть и не могло — шрам был остатком и ничего, кроме информационного следа в себе не нес.

— Надеюсь, ты готов, — глухо выдохнул Рис, оплатил восстановление со своего атласовского счета и запустил отстройку тела.

Собирался он достаточно долго. Обычно процесс занимал с десяток секунд, но Рис успел выйти из системы, пока станция мерцала белым и голубым.

К пистолету он тянуться не стал. Стоял рядом, пока Джек отцифровывался, совершенно не представляя, чего, черт возьми, ждать. Первый вздох в новом теле Дался Джеку тяжело. Он стоял, уперев руки в бедра, сильно наклонившись, и старательно вталкивал и выталкивал воздух.

— О-о, я забыл, что дышать так утомительно, Риззи, — запыхавшийся, словно пробежал несколько километров, хмыкнул Джек. — Забавно.

Рис подошел поближе — помочь или, может, сделать что-нибудь.

Джек неожиданно-проворно выпрямился, быстро хватая Риса за куртку и толкая куда-то в ближайшую стену. Рис пискнул, зажмурился, почти ощущая, как Джек сейчас будет ломать ему шею.

— Не...

Звук захлебнулся почти сразу же, как только его тело со звоном ударилось о металлический лист стенки. Воздух из легких от силы удара выбило, спина, уже пострадавшая сегодня при его прыжке из циклона, протестующе заныла — теперь точно будет синячина на пол-спины.

Горячие, живые руки прикоснулись к шее, Рис похолодел, нахмурился, обмирая от страха, но глаз не открыл.

Над головой послышалось довольное хмыканье. Щеку согрело дыханием, Рис порывисто вздохнул.

И замер.

Губы обожгло прикосновением. Рис не сразу понял, что произошло, так и стоял, прижатый к стенке, со свободными, повисшими вдоль тела руками. Сердце билось где-то в горле.

Но когда Джек попытался отстраниться — неожиданно вспомнил, зачем ему нужны руки и, наобум, надеясь, что хватается за плечи, притянул Джека обратно, наконец отмирая и стараясь не воспринимать реальность совсем всерьез.

Предпосылки были?.. Типа, когда Джек вошел к нему в душ. И, ну, Джек, типа, считал его симпатичным, ведь так?

Джек двинул рукой, забираясь ею куда-то под ворот футболки, и Рис почувствовал, как он оглаживает шрам под ключицей. Ощущение удивительно теплых для умершего восемь лет назад человека рук, сбивало с толку. Как и мягкое тянущее чувство на губах — и от горячего языка, вылизывающего и дразнящего.

Вторая рука тоже пропала с шеи и сжала бок, прямо поверх куртки.

— М-м-м, — безуспешно рискнул возразить Рис, не отрывая губ, а затем попытался одной рукой открыть защелку куртки так, чтобы стащить ее с себя.

Джек навалился еще сильнее, но руку почему-то перехватил и отвел в сторону. Рис послушно вернул ее на чужое плечо, а затем, словно набравшись храбрости, обхватил шею Джека, чувствуя под пальцами мягкие волосы.

Придавливающий к стене вес исчез, Джек отошел на два шага, легко выпутываясь из хватки Риса, и Рис открыл глаза. Джек ухмылялся и щурился, довольно облизываясь.

— Я хотел это сделать еще с того момента, как ты разделся передо мной, — протянул Джек, — О, детка, ты бы видел себя! Очаровательный румянец, просто очаровательный.

Рис осоловело моргал, стараясь прийти в себя. Под ключицей все еще гуляло фантомное ощущение ласкающих пальцев, и автоматически Рис тоже облизнулся. Взгляд Джека вспыхнул.

— Итак, ты и правда сделал мне тело, — Джек резко перевел тему и чуть склонил голову, нарочито рассматривая пальцы. — Я бы сказал, что глупо с твоей стороны, нет? Поверь мне, ты жив сейчас только благодаря тому, что я умею быть благодарным.

Рис заторможенно кивнул. Потом нахмурился. Затем — взъерошил волосы. И, наконец, все-таки посмотрел Джеку в глаза.

— Сними маску, — только попросил он.

— Чт... зачем? — Джек моментально выпрямился.

Рис помотал головой, силясь найти хоть какую-нибудь зеркальную поверхность, и, не найдя, вспомнил, что в штабе было зеркало. Рич, не думая, прошел мимолетом Джека и даже успел сделать несколько шагов прежде, чем понял, что теперь Джек не привязан к нему как раньше.

— Пойдем, — Рис потряс головой и, для верности, схватил опешевшего Джека за руку.

Помирать — так с музыкой. Джек его... поцеловал? Не так важно, может, он просто калибровал новое тело и проверял его на ощущения. По крайней мере, это было что-то — и Рис рассчитывал, что лимит доверия так быстро не исчерпается. И, если ему повезет, удивленный Джек не пристрелить его сразу же.

Внутри Алого штаба пришлось включать свет, чтобы это имело хоть какой-то смысл. Рис, по уже знакомому пути добрался до главной комнаты, а затем указал Джеку на зеракдо.

— Сними маску, — повторил он.

Рис не сразу понял, почему Джек вообще отцифровался с маской, но, видимо, это было заложено в программе, а Рис на маску, как и на всю прочую одежду, внимания не обратил.

Джек закатил глаза и подошел к зеркалу. Нерешительно даже как-то нажал на защелки — сначала сверху и снизу, затем — по бокам.

Совершенно чистое лицо осветилось желтоватым цветом лампочки, и Джек буквально окаменел. Повернул голову вправо, влево, моргнул.

— Глаз тоже?..

— Глаз тоже настоящий, — не дал ему договорить Рис. — Мне пришлось убрать все повреждения, так что у тебя ни одного шрама по всему телу нет. Поэтому и глаз тоже... считай, эм, регенерировал.

Джек повернулся к нему, и Рис с интересом отметил, что у того гетерохромия — Рис всегда считал, что один глаз — ЭХО и специально отличается от оригинала по цвету — для создания образа.

Джек смотрел га него очень и очень долго, по-птичьи склонив голову вбок. А затем его черты лица, не сковываемого маской, приобрели хищное выражение. Джек улыбнулся — почти ухмыльнулся.

И рассмеялся, громко и раскатисто.

Рис взъерошил волосы на затылке, тоже криво улыбнувшись. Что делать дальше — он не представлял. Так же, как и не представлял, куда и как теперь может пойти Джек.

— Ты, эм... теперь можешь представляться двойником, — неловко заметил Рис, а затем очень быстро забормотал. — Без маски, я имею в виду. Как Тимоти. Я имею в виду... черт, я уже пытался сказать об этом, но, эм... большая часть встреченного тобою народа скорее всего попытается тебя убить, а, эм, Гиперион ты вряд ли заберешь обратно, у них теперь... в другой галактике головной офис.

Рис весь сжался, стараясь то ли стать незаметнее, то ли просто как-то глупо надеясь, что Джек не будет крушить налево и направо все из-за его слов.

— Это, кексик, я понял с первого раза, — прищурившись и отсмеявшись заметил Джек. — Мне больше интересно, что предлагаешь ты? Свалить с Пандоры я могу в любой момент — телепорты и космические корабли. На краю галактики есть еще казино, которое должно было законсервироваться при моей смерти, полагаю, денег и военной мощи там достаточно.

— О-о-о, — уныло протянул Рис, опуская голову еще ниже. — Амара под руководством Мокси разнесла Джекпот Красавчика по кусочкам. Со всеми грузчиками.

Джек удивленно хмыкнул, чуть склонив голову, когда Рис осмелился поднять взгляд. Он смотрел на Риса так неприлично-долго, что Рису просто пришлось снова начать говорить.

— Я думал... эм... личный консультант? — выпалил Рис. — Я не смогу посадить тебя на кресло директора, и эм. Ну, знаешь, вообще-то не хочу.

Он наконец выпрямился, стараясь проглотить весь подкативший к горлу страх.

В конце-то концов. У него, вроде, у единственного в этой комнате есть пистолет, так ведь?

— В общем, да, — голос потихоньку окреп. — Я предлагаю тебе место в Атласе.

Неожиданностью стало то, что Джек, вместо того, чтобы кричать или ядовито принижать все заслуги Риса, снова рассмеялся.

— Эта планета не хочет изменений, — отсмеявшись, заметил Джек. — И мне больше незачем пытаться ее изменить. Но мне нравится, как ты осмелел, Риззи. Тот неуклюжий мальчик-катастрофа, который по незнанию подключился к чипу Накаямы — едва ли был достоин моего внимания. Думаю, ты понимаешь.

Рис отвел взгляд, чувствуя, что слова задели его. Зашуршала одежда — еще один плюс материализации Джека, теперь Рис хотя бы слышал, когда тот передвигался. Джек подошел к нему — и взял за подбородок. Рис вздрогнул, в очередной за сегодня раз не понимая, что ему делать.

— Но ты уже не тот придурок, не так ли, Риззи? — наклонившись совсем близко, спросил Джек.

Рис попытался кивнуть, но пальцы Джека не дали ему этого сделать — а Джек и не думал отстранятся, разглядывая что-то у него в глазах. Рис на секунду подумал, что Джек снова собирается поцеловать его и рефлекторно чуть подался вперед, но тот покачал головой.

— Я устал пытаться изменить мир, который сопротивляется этому, — Джек отпустил его, отходя на пару шагов. — У меня было время... подумать. Надеюсь на плодотворное сотрудничество, кексик. Будем выводить твою компанию к вершинам.

— Она и так на вершине, — запротестовал уязвленно Рис.

— А может быть еще выше, — подмигнул Джек. — Очень надеюсь, что у тебя в шаттле найдется еще место.

Рис только покивал. Потом — сел на какую-то коробку, пытаясь собрать все произошедшее вместе. Получалось... откровенно плохо. Он только что воскресил Джека и вроде как... нанял его? О, боже.

О, боже, он никогда не научится думать перед тем, как сделать что-то.

Ему надо как-то оформить его, как двойника. И следить за ситуацией? О, боже, ему придется следить за ситуацией с Джеком. И еще, наверное, вернуть ему, эм, воспоминания в линзе? Нет, об этом он будет говорить с Джеком только уже на Прометее.

Если вообще будет.

— Эй, детка, ты там экзистенциальный кризис поймал, ха?

— Мне нужно немного времени, — объяснил Рис ровно. — Я теперь типа... персона нон грата? Во всей галактике. Если хоть кто-то просечет, что ты не клон, а настоящий.

Рис захихикал.

Пистолет останется с ним даже на Прометее. Если он не будет отстреливаться от Джека, он, скорее всего, будет отстреливаться от фанатиков, которые будут пытаться убить самого Джека. Тимоти приняли с трудом — хотя он и находился под протекцией Мокси, а значит — под протекцией всей Алой группировки. Является ли протекция директора Атласа хоть сколько-нибудь настолько весомой?

— Кажется, это все чересчур для тебя, кексик, да? — хмыкнул Джек, а затем протянул руку Рису под нос. — Давай знакомится, Рис-директор-Атласа. Меня зовут Джон.

Рис поднял голову, стараясь не пялится так откровенно.

Джек излучал... добродушие?

О, боже, он придушит его, как только Рис уснет рядом с ним.

— Так, прекращай! — все-таки прикрикнул Джек, и Рис, крупно вздрогнув, все-таки схватился за руку.

Джек дернул его на себя, срывая с ящика и поднимая на ноги. Затем — как-то скорее издевательски мазнул губами по губам, и низко прошептал в самое ухо:

— Я тебе говорил, что ты от меня не избавишься, правда, детка?

— А-ага, — подтвердил осоловело Рис.

Это несколько... пугало. Но не то чтобы он был против. Где еще принимать и раздавать такие предложения, как не на Пандоре?

— Чтобы этот твой Зейн ни на шаг не приближался к тебе, — неожиданно-строго выдал Джек.

Рис округлил глаза, пока Джек отходил куда-то назад, вглубь помещения, направляясь, судя по всему, к автомату преображения. Какого черта?.. Джек не может ревн... нет, об этом Рис даже задумываться не хотел!

— Я обещал сделать ему руку, — пискнул Рис.

— Руку ему сделают хирурги и специалисты-робототехники, — отрезал Джек. — А ты ему наваяешь такого, что скопытится твой Искатель не успев проснуться после наркоза.

— Эй, вообще-то, я при разработках учитываю индивидуальные особенности каждого!

Джек вместо ответа ткнул в кнопку включения, что-то выбирая. На плечах материализовался какой-то балахон с капюшоном, закрывающим голову, а со старой одежды пропали какие-то побрякушки.

Рис просто махнул рукой.

***

Шаттл приземлился перед входом в бункер, из которого он собирался забирать Августа и отправляться обратно на Прометею. Полет длился недолго, но Джек успел коротко рассказать "легенду" — а Рис — выучить.

Впрочем, было очевидно, что если ему не поверят здесь — ему не поверят нигде.

Если ему не поверят здесь — верить уже будет незачем, потому что убьют их моментально.

— Капюшон не поднимай, — предупредил Рис. — Пока, эм, я не объясню ситуацию.

— Я все еще считаю, что идея так себе, — возвестил Джек.

— Если рядом со мной тебя заметят на Прометее — едва ли кто-то будет бездумно бросаться в драку, — медленно проговорил Рис. — А если уж Искатели подтвердят, что ты — клон, тогда, скорее всего, количество нападений и вовсе сократится к минимуму.

Джек упрямо хмыкнул. То, что он, не желая этого делать, все равно согласился — в принципе уже было невероятно. И Рис глупо надеялся, что восемь лет одиночного заточения и вправду... как-то повлияли.

— И часто на тебя нападают в собственном штабе? — подняв брови, переспросил Джек.

— Бывает, — дернул плечом Рис, — Зер0 обычно разбирается с этим. Будто на тебя не нападали.

— Почему же, бывало иногда, — Джек явно улыбнулся, но из-под капюшона этого видно не было. — Особенно весело было с теми, кто реально близко подбирался. Они, правда, чаще всего, не знали ни черта, но очень забавно орали, когда мои солдаты отрывали от них по кусочку.

Риса передернуло.

— Если не хочешь проколоться — давай без этого, — предупредил Рис, открывая дверь в базу Даля.

Прохладный воздух внутри здания как-то немного даже расслабил. Ему почти ничего не нужно делать — Искатели, скорее всего, сделают все за него. Опасения были только на счет Тины — та была чертовски агрессивна и не всегда думала перед тем, как что-то сделать.

Основная масса народа оказалась все там же, где и обычно — в зале-столовой. Люди сидели на полу, на ящиках, почти все что-то ели, переговаривались между собой, разделившись по группкам по два-три человека. Нет, здесь открывать Джека нельзя.

— Мордекай, — позвал Рис. — Нужно... поговорить.

Тот поднял голову, а затем с приличной долей смешанной с неверием осторожностью и беспокойством осмотрел фигуру Джека, сейчас закрывшего лицо совсем по самый подбородок.

Рис тихо выдохнул, понимая, что прямой сейчас никто не будет устраивать пальбу. Мордекай дернул головой, указывая идти за ним. Что характерно. вместе с ним тут же поднялся неодобрительно зыркающий Брик. Вонн подскочил почти в этом же мгновения, хмурясь и тоже осматривая фигуру в балахоне.

Тина, к счастью, болтала с кем-то и внимания на процессию не обращала.

Мордекай отвел их в какой-то боковой кабинет, заполненный нерабочими компьютерами. Пыли было столько, что Рис чихнул.

— Будь здоров, — тихо сказал Джек, и спина Мордекая напряглась еще сильнее.

— Я-я-я, эм, — начал Рис, когда дверь за ними захлопнулась.

Лампочка светила всего одна вместо положенных четырех, но и ее света объективно было достаточно.

— Я задался вопросом, кто смог вытащить компьютер из базы, — попытался еще раз Рис, в этот раз подходя максимально близко к сути. — И, эм, нашел его. Но в неразберихе не стал, эм, афишировать. Я думаю, вы, эм, поймете.

На самом деле компьютер вытащил кто-то из психов — Джек пообещал ему золотые горы и небо в алмазах. К счастью, психа пристрелили там же, как только вскрылось, что "утиль", который планировали пустить на запчасти, куда-то исчез — а Джек честно ответил, кто его вообще стащил.

— Прежде чем все начнут стрелять, я обязан предупредить, что он не настоящий! — Рис поднял руки вверх и опустил голову, стараясь успокоить всех заранее — хотя, очевидно, едва ли это сработало бы. — У него было много клонов, и я...

— Меня зовут Джон, — перебил его Джек, снимая с головы капюшон.

Разумеется, снайперка Мордекая оказалась у того в руках быстрее, чем Рис успел даже моргнуть.

О, боже.

— Ты говорил, что его там нет! — воскликнул Вонн.

Его и не было! — ответил Рис уверенно.

Если он сможет сейчас убедить их — эта ложь будет единственной, на которую ему пришлось пойти.

— Все двойники были перебиты в казино, — Мордекай перехватил винтовку удобнее.

— Все двойники из числа тех, что вообще были в казино, — отрезал Джек, и Рис заставил себя не хмурится, понимая, что если Джей сейчас продолжит упорствовать, его просто-напросто пристрелят. — Слушай, я работу себе выбирал слишком давно, откуда мне было знать, к чему это все вообще приведет? Мне обещали заплатить и, к слову, в конце-концов так и не заплатили в полном объеме.

Он сложил руки на груди, недовольно смеряя взглядом Мордекая. Вонн рассматривал его с долей сомнения. Рис облегченно выдохнул, понимая, что хотя бы Вонна они явно убедили.

— Я нашел его в подвалах, но пришлось переправлять в Сушь телепортом, —снова подал голос Рис. — Его поймали пару местных дней назад, и... эм, мне пришлось основательно потратиться, я убил все запасы регенеративного. Он двойник, я проверил. Он, эм... когда у меня в голове был ИИ Джека, я достаточно изучил код. У него, у Джека, был шрам на лице, он закрывал его маской. Шрам такой, который свести невозможно. У Джона шрама нет. Я специально снял маску, чтобы проверить.

Брик позади перестал сжимать кулаки, только Мордекай продолжил целится.

— Мне это все тоже не нравится, окей? — возвестил Джек. — Рис притащил меня сюда, уверяя, что если все узнают, что я не настоящий, мне же будет проще. Я не могу отмотать пластическую операцию обратно.

Мордекай целился еще несколько секунд — а затем опустил-таки снайперку вниз.

— С таким самомнением, Джон, ты долго не проживешь, — холодно оповестил Мордекай. — Рис, тебе стоило пристрелить его вместе со всеми остальными.

— Он помог нам! — возмутился Рис, чувствуя, как от облегчения по виску стекает капелька пота.

— Не важно, — ответил Мордекай сухо. — Его скоро и так прикончат, если он не научится прятать лицо и не огрызаться.

Рис поперхнулся и поджал губы. А затем кивнул.

— Я собирался забрать его на Прометею, — осторожно оповестил он. — Он хорошо обращается с техникой, и, эм...

— Ему будет там безопаснее, — кивнул Брик, кладя руку на плечо Мордекая, успокаивая.

Джек без слов накинул капюшон обратно на голову и развернулся к двери. Рис засеменил за ним, оглянувшись обратно.

Вонн неодобрительно качал головой, и Рис похолодел.

Он не поверил.

Но Джек уже вышел за пределы комнаты, и Рису пришлось выйти за ним.

В общей комнате Рис огляделся и, найдя Августа, уверено подошел к нему — тот как раз болтал с Зейном. Он почистил одежду, но недовольное выражение с лица так и не убрал. Со смешком Рис заметил про себя, что к недовольному лицу Августа ему придется привыкать — у того всегда была морда кирпичом, и Рис ничего не мог с этим сделать.

— Ты готов? — спросил Рис тихо.

Август поднял голову, смеряя взглядом сначала его, а потом и фигуру в балахоне. Неопределенно дернул плечом, мол, наверное.

— Да, — все-таки ответил он. — У тебя есть на чем лететь?

— Есть, — подтвердил Рис, а затем повернулся к Зейну. — Ты телепортом?

— Да, немного позже, — легко кивнул наемник, а Рис почти физически почувствовал неодобрение Джека за спиной. — Тут еще незаконченные дела. И я хотела перекинуться парой слов с Мордекаем.

Рис только прикрыл глаза, принимая слова наемника. Мордекай и остальные как раз вернулись в комнату за ними, и Рис односложно попрощался, получив в ответ тоже только кивок.

Что ж, это прошло сильно лучше, чем он рассчитывал.

Уже на улице, когда Август уже залез в шаттл, а Джек внутри разбирался с системами, Риса, собирающегося тоже запрыгивать в корабль, нагнал Вонн.

— Бро, так, надо поговорить, — быстро пробормотал Вонн, утягивая Риса за шаттл.

Рис послушно поплелся за ним, прекрасно понимая, о чем Вонн вообще хотел бы "поболтать". Фраза себя ждать не заставила.

— Будь осторожнее, — прошептал Вонн, оглядываясь по сторонам.

— Я бу...

— Я слышал тебя ночью, — тут же перебил Вонн, а затем недовольно топнул ногой, дергая головой и глядя куда-то в сторону обломков Гелиоса. — Снаружи. Рис, зачем? Зачем ты все-таки это сделал? Тебе мало было прошлого раза?!

— В прошлый раз было по-другому, — недовольно заметил Рис, пытаясь придумать, что теперь с этим делать. Нахмурившись, он перехватил беспокойно дергающиеся руки Вонна и даже чуть наклонился, чтобы спросить прямо в лицо: — Ты никому на расскажешь?

— Кому? — фыркнул Вонн недовольно. — Не расскажу. Но ты ставишь меня в ужасное положение!

Рис выпрямился, прикрывая глаза. Поморщился. Покачал головой.

— Спасибо, — только и ответил он. — Я, эм... рад был тебя видеть.

— Я тоже, бро, — как ни в чем не бывало ответил Вонн — но смотрел все еще недовольно. — Прилетай почаще.

Рис почесал бровь. Эта планета его... пугала. Это — если мягко говорить. Пандора вытаскивала все злое из него — а затем заставляла его думать, что так и должно быть. Вонн был другим — он, оказавшись на Пандоре, адаптировался к ней по-своему. Это уязвляло Риса, который прекрасно понимал, что проведи он здесь еще немного времени — и он превратиться в подобие того же Мордекая — безжалостного и саркастичного, сначала стреляющего — и только потом разбирающего, в чем дело. Или, хуже — в подобие Тины, свято уверенной в своей правоте и в том, что подорвать все вокруг — лучший выход.

— Я постараюсь, — натянуто пообещал Рис. — Куда ты теперь?

— Думаю, пробую организовать банду из остатков тех, кому после плена некуда идти, — пожав плечами, ответил Вонн. — Не думаю, что Искатели согласятся, но там есть и хороший простой народ.

Рис одобряюще улыбнулся.

— Надеюсь, у тебя получится, — сказал он.

— Я тоже, бро, я тоже, — хмыкнул Вонн. — Давай. Удачи.

— Тебе тоже, — зеркально повторив кивок, Рис наконец-то вернулся к шаттлу, а затем крикнул: — если что надо — мой номер ты знаешь!

Вонн только взмахнул рукой, мол, да, знаю, проваливай уже только. Рис рассмеялся и влез в шаттл. Август сидел на пассажирском месте, пристегнутый, и старался не смотреть в сторону возящегося с управлением Джека.

— Надеюсь, тебя не вывернет, как в прошлый раз, — напряженно заметил Август.

— А я успел забыть, насколько ты злопамятный, — пробормотал Рис, усаживаясь на пилотное место. — Август, это Джон, Джон — это Август.

— О-очень приятно, — протянул Джек, щелкая рубильником. — Готов? Уверен, что тебе не нужно сейчас встать и пристрелить-таки коротышку?

— Джон! — шикнул Рис, а затем повернулся к замершему Августу и доверительно сообщил: — у него профдеформация.

— Как скажешь, сладкий, — протянул Джек, и выражение лица Августа вместо настороженного превратилось в брезгливое.

Рис облегченно выдохнул.

— Раз уже ты встал за управление — то ты и запускай, — пригрозил он Джеку, а сам, пристегнувшись, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Взлетать он все еще ненавидел всеми фибрами своей души.

***

— Новая линия самонаводящихся снарядов, эксклюзивные "денежные" гранаты, новая снайперская винтовка с прицелом х6,5... Риззи, детка, скажи мне, почему с этим должен разбираться я? — Джек повернул голову, недовольно оглядывая Риса. — Я тебе в секретарши не нанимался.

Рис потянулся, довольно жмурясь, и сел, стаскивая с плеч одеяло. Часы у прикроватной тумбочки показывали десять утра.

— Ты сам взялся контролировать новые разработки, — сонно пробормотал Рис. — Я просто не стал тебя отговаривать.

Джек закатил глаза, а затем протянул руку и взлохматил волосы Риса. Рис довольно потянулся дальше за прикосновением, но наткнулся на выставленную ладонь.

— Ну уж нет, кексик, один я это разгребать не намерен, — твердо сказал Джек. — Давай-ка, проконтролируй там хоть что-нибудь, иначе Лорелея заявится сюда самолично, а она терпеть меня не может. И это взаимно.

Рис чуть дернул уголком губ, но все-таки перенес вес и стал с кровати, разворачивая руку, наскоро пролистывая все сообщения под графой "срочно".

Он вместе с Джеком вернулся в Пандоры полгода назад.

Поначалу было... непросто. Рис и не рассчитывал, что будет легко, но Джек не делал ничего, для того, чтобы облегчить ему задачу. Проще всего оказалось пристроить Августа. Потом Рис занялся разработкой модификация для Зейна, Джек весь исплевался ядом, поэтому, когда Зейн, наконец-то получив свою руку и честную оплату за "задание" — Рис не собирался наживать себе врага в лице Зейна, — с этим пришлось как-то разбираться.

Джек поставил ультиматум, что Рис с наемником больше не контактирует, а Рис в сердцах бросил, что вообще никогда не рассматривал того как романтический интерес.

Джек удивленно заткнулся и не разговаривал с ним больше недели. Вернулся задумчивый, а затем одним махом предложил "что-нибудь похожее на стабильные отношения".

Рис удивился настолько сильно, что сначала предложение принял, а только потом понял, что произошло.

Не то чтобы он как-то жалел после этого. Все к тому... шло?

Его жизнь сначала резко превратилась в игру в молчанку и прятки, а затем — в цирк, потому что кто-то из солдат увидел их с Джеком и Рису пришлось делать официальное заявление, что он не укрывает "опасного воскресшего преступника", а работает вместе с одним из двойников. Почти сразу же после этого пришло сообщение от Саши, что с ней все в порядке, а вот с Рисом, похоже, не очень, но Рис с чистой душой проигнорировал это письмо.

Все устаканилось каких-то пару недель назад, но за эти пару недель Рис удивительно привык к Джеку рядом. И, что удивительно — Джек тоже, кажется, привык к Рису.

Он не пытался ничего взорвать, никого поработить, но при этом весьма грамотно указывал на возможные дополнительные источники дохода и предлагал реально работающие стратегии и новые решения.

— Я за кофе, — выйдя из ванной, объявил Рис, уже почти не морщась от света. — Тебе взять?

— Да, да, — не отрываясь от письма, пробормотал Джек.

Его глаза бегали по тексту, руки что-то быстро печатали — сколько бы Джек не ворчал, ему нравилось работать с новыми технологиями.

Рис первое время переживал, что Джек все-таки устроит "бунт на корабле". Но Джек послушно назывался Джоном на публике, на полном серьезе разбирался с почтой Риса, когда тот уставал слишком сильно — единственное, от чего он отказался — это от документации, заявив, что этого он нажрался уже по горло еще в Гиперионе.

С Джеком было... с Джеком было правильно и очень комфортно.

Все-таки — все было хорошо.
monokuma2020.11.22 10:36
С каноном знакома на уровне "погуглил арты", но мне очень зашли сеттинг, сюжет и экшн, и юмор местами очень веселил, черный и не очень. Всегда увлекательно следить, как герой на условном шаттле отправляется в обычную поездку и влетает прямиком в адское пекло, и сначала в ужасе думает только о том, как бы выбраться, потом втягивается и даже входит во вкус, и в итоге ему будет, что вспомнить на старости лет. Драму отношений и Джека я тоже уловила, их история с Рисом на фоне кровавой движухи получилась даже трогательная. Раз уж Пандора заставляет показать истинное лицо, избавление Джека от шрамов показалось символическим. Узнаваемую атмосферу шутера с квестами считаю достоинством. Для меня такое в новинку, спасибо, что выложили этот текст, было даже жаль немного, когда закончился.
цитировать