автор: N_Sat
бета: Efah

Твоя песня

номинация: Западные книги, фильмы, комиксы 3-15К
тип работы: текст
количество слов: 9061
примечания: Написано на Kylux Bingo 2019. Перевод песни Элтона Джона взят с сайта en.lyrsense.com. Мир делится на обычных людей, магов и охотников за магами. Маги оказались вне закона после провальной попытки захватить власть над миром. За занятие магией предусмотрено тюремное заключение, в особо тяжких случаях — смертная казнь или принудительное лечение в психиатрических отделениях. Поблажек нет даже для тех магов, которые выбрали Светлую сторону и могли бы помогать людям
предупреждения: AU; OOC; колдовство; первый раз; магические артефакты; одно нецензурное слово
саммари: Между Хаксом и Беном завязался роман, но из-за нелепой ссоры их расставание затянулось на много лет.
ГЛАВА 1


Вертолет сел на площадку Эдинбурга-оф-те-Севен-Сис почти под вечер. Хакс был единственным пассажиром и весь путь молчал, хотя пилот постоянно порывался затеять разговор. Хакс успешно притворялся глухим.

— Удачно отдохнуть, сэр, — не без злости сказал пилот, заглушая мотор. Хакс наконец соизволил открыть рот:

— Спасибо за доставку.

На вертолетной площадке он не заметил астральным зрением антимагических знаков, которые могли остаться со времен Магических войн. Обычные люди не торопились избавляться от подобных символов, хотя прошло почти тридцать лет с того дня, когда была провозглашена победа над магами всех конфессий. Большинство магов были безжалостно убиты, особый акцент делали на уничтожении приверженцев Темной стороны. Лишь гадалкам с картами Таро и хрустальными шарами да безобидным целительницам с лечебными травами позволили продолжить практику. Выжившие маги были вынуждены или полностью отречься от своего искусства, или уйти в подполье, притворившись обычными людьми. Школы подготовки магов были закрыты, любые ритуалы строго запрещались.

Впрочем, на этом острове знаки скорее предназначались для отчета антимагическому отделу полиции, чем для насущной потребности.

Хакс забрал сумку и покинул вертолет. Холодный ветер заставил его поплотнее запахнуть куртку и поспешить к гостинице. Хакс почти не смотрел по сторонам, словно его совершенно не интересовали природа и сам город. На самом деле Хакс собирался ознакомиться с достопримечательностями после отдыха.

Ему навстречу шли четверо: две женщины и двое мужчин.

— Мистер Армитаж Хакс? — спросила самая старшая женщина. — Рады вас приветствовать на нашем острове. Ваш номер в гостинице готов, отдыхайте. Чувствуйте себя как дома, обращайтесь, если понадобится помощь.

— Благодарю, — учтиво ответил Хакс. Горожане провели его к гостинице, на прощанье спросив, нужна ли охрана или сейф для ценной реликвии. Хакс ответил: «Она сама себя защитит». Горожане переглянулись и пожелали приятного отдыха.

— Добрый вечер, сэр! Для нас большая честь принимать вас! — радушно произнесла женщина на ресепшене. На бейдже значилось: «Марианна Глэсс». — Пожалуйста, вот ваши ключи, распишитесь тут и здесь. Спасибо, сэр. Желаете поужинать?

— Да, если можно, — не стал отказываться Хакс, тем более что он сильно проголодался.

В номере он повесил рубашки и костюм в шкаф, остальное сложил на полки. Футляр с реликвией Хакс поставил на стол. Квадратный медный футляр с узорами на крышке закрывался на кодовый замок и был унаследован Хаксом по материнской линии.

В прошлом он задавался вопросом: а почему никто из его предков ни разу не воспользовался этой реликвией? И почему мать строго-настрого запретила ему открывать футляр и прикасаться к священной вещи?

Однажды Хакс на несколько минут создал портал между миром живых и миром мертвых. Он так и не понял, кто именно с ним разговаривал. Возможно, это на самом деле была его мать. В ответ на свой вопрос Хакс услышал: «Реликвия для возрождения силы магов, а не для частного интереса».

Как бы то ни было, Хакс оказался послушным сыном: ни разу не открыл футляр, хотя в одно время искус был почти непреодолимым. Тогда он положил вещь в банковскую ячейку. Хакс ничем не рисковал — знание о реликвии потерялось в веках, и почти никто из магов не знал, что именно находится в футляре.

За месяц Хакс навсегда поборол желание воспользоваться реликвией, но это было похоже на наркотическую ломку.

В номер постучала Марианна. Поднос с ужином она поставила рядом с футляром, не заметив его.

— Сегодня я дежурю, звоните, если что понадобится, — Марианна указала на телефон.

— Как мне к вам обращаться? — Хакс протянул ей чаевые.

— Или по имени, или миссис Глэсс. Спасибо, — она спрятала деньги в нагрудный карман белой блузки. — Хорошего отдыха, сэр. Когда вас разбудить?

— В восемь, — Хакс на секунду задумался, — нет, в девять. А знаете что, давайте лучше в одиннадцать.

— Хорошего отдыха, сэр, — повторила миссис Глэсс.

Хакс закрыл за ней дверь и с аппетитом поужинал. Потом выставил поднос в коридор и, приняв душ, обнаженным растянулся на кровати.

«Хорошего отдыха, сэр, — Хакс мысленно передразнил миссис Глэсс. — Прямо из кожи вон лезет, чтобы угодить. Уверен, попросит благословения перед моим отъездом».

Он спал тревожно, то и дело просыпаясь и прислушиваясь к шуму прибоя за стенами гостиницы, к редким звукам шагов в коридоре. На рассвете Хакс вознес молитву Немоне и вскоре крепко уснул.

***


Миссис Глэсс постучала в дверь ровно в одиннадцать часов. Сонный Хакс не сразу понял, что происходит. Он вскочил с кровати, вообразив, что к нему явились с обыском охотники за магами. Но Хакс тут же вспомнил, где находится. Посмеявшись над собой, он натянул брюки, футболку и открыл дверь.

— Доброе утро, сэр! — Миссис Глэсс принесла кофе и свежие булочки с корицей. — Приятного аппетита! Вам нужен гид по острову?

— Нет. — Хакс взял поднос. — Спасибо, не нужен. Обойдусь своими силами. Я выполнил домашнее задание и ознакомился с историей вашего острова и его ландшафтом.

— Хорошо. Сегодня меня сменит моя дочь, Анджела. Прошу вас держать руки при себе.

Хакс удивленно взглянул на нее, и внезапно до него дошло, что имеет в виду миссис Глэсс.

— Обещаю, миссис Глэсс, — он подавил смех, — что буду вести себя крайне учтиво. Никаких вольностей.

— У нас небольшая община, — продолжила миссис Глэсс, — если вы без обмана выполнили домашнее задание, то в курсе, что мы тут все друг другу родственники в разной степени. Так что, если вы вздумаете…

— Нет, нет, — Хакс перестал улыбаться, — клянусь вам, я умею держать руки при себе. К тому же я здесь для определенной цели.

— Да, — миссис Глэсс почтительно склонила голову, — я, как и остальные жители острова, буду присутствовать на празднике.

— Разумеется, — сухо ответил Хакс, — удачного дня.

Он освежился в ванной, позавтракал и вышел из гостиницы.

Сначала Хакс направился к церкви святого Иосифа.

По традиции в семье Хаксов, со стороны отца, придерживались католичества. Хакс-старший посещал церковь по самым значительным праздникам и заставлял сына делать то же самое. Но Хакс, едва достигнув совершеннолетия, порвал и с отцом, и с религией, полностью отдавшись занятиям магией.

Покойная мать обучила Хакса азам магии, частично он сам постиг знаний благодаря книгам и общению в даркнете с более продвинутыми специалистами. Но в основном Хакс оттачивал мастерство посредством посещения консультирующих магов. Это стоило недорого, сумма была символической. Гораздо сложнее было придерживаться конспирации, постоянно быть начеку и следить за своим языком, чтобы никого не выдать.

Хакс неторопливо обошел церковь, заглянул внутрь.

— Добрый день! — приветствовал его священник и, радушно улыбаясь, предложил выбрать одну из скамей. Хакс не стал отказываться, уселся в первом ряду и открыл библию, лежащую на скамье.

Прихожане — восемь человек — посмотрели на Хакса и продолжили слушать священника.

Хакса всегда восхищала способность людей совмещать искреннюю веру в официального бога и практическую магию.

Он почувствовал, что за ним пристально наблюдают, хотел прикинуться равнодушным. Но в итоге все-таки не выдержал и повернул голову, стремясь разглядеть того, кто в свою очередь не сводил с него глаз.

Хаксу показалось, что где-то в его куклу вуду воткнули булавку.

Во втором ряду сидел мужчина в полицейской форме.

Хаксу захотелось вплавь добраться до материка, неважно, до Африки или Южной Америки. Или вообще пойти ко дну.

Он стоически досидел до конца службы и поспешно покинул церковь.

По дороге к гостинице Хакс все ждал, что его окликнут по имени.

— Что-то случилось? — встревоженно спросила молодая девушка, очень похожая на миссис Глэсс. Хакс перевел дыхание и отрицательно покачал головой. — Хотите пообедать?

— Принесите обед в номер, — сдавленно ответил Хакс. — Вы не в курсе, как зовут полицейского, того, с темными волосами?

— У нас только один полицейский, — объяснила мисс Глэсс. — Офицер Бен Соло. Он работает здесь второй год.

Хакс не смог дослушать девушку и, извинившись, отправился к себе.

В номере он привалился спиной к двери и прошипел:

— Чертов Бен, какого же дьявола ты здесь делаешь? Что за дурацкое совпадение?

ГЛАВА 2


Восемь лет назад Хакс переехал в маленький городок под Нью-Йорком, стремясь окончательно избавиться от токсичного внимания отца. Он устроился провизором в аптеку сети «Уолгрен».

В первый же рабочий день Хакс при помощи астрального зрения проверил все помещения аптеки. Он обнаружил недавно обновленные знаки для создания антимагического пространства. Хакс снисходительно улыбнулся, увидев ошибочное начертание знаков, делавшее их бесполезными.

Почти все посетители носили крестообразные амулеты, которые должны были оповещать своих хозяев о присутствии мага. Но Хакс не боялся этих, как он выражался, «финтифлюшек». Его личный амулет, по виду ничем не отличающийся от других, создавал вокруг Хакса защитную оболочку. Она маскировала Хакса, и он выглядел как самый обычный человек.

Амулет был настолько мощным, что порой скрывал Хакса от охотников за магами.

Сначала Хакс заподозрил, что высокий парень, то и дело поглядывающий на него и вот уже десять минут слоняющийся по торговому залу, задумал что-то стащить. По привычке Хакс посмотрел на парня астральным зрением.

Парень был одновременно магом и охотником за магами. Хакс несказанно удивился. Он впервые видел такое сочетание, причем магическая сторона перевешивала охотничью.

«Как бы он не начал выпендриваться, показывая свои таланты», — забеспокоился Хакс.

Молодые, неопытные маги любили щекотать себе нервы, подшучивая над окружающими. Но фокусы с телекинезом или воспламенением предметов немедленно наводили на мысли о магии. В дело вступали специалисты антимагического отдела полиции, состоящего из потомственных охотников на магов. А уж те никому не давали спуску.

— Молодой человек, — Хакс немного повысил голос, — что вы ищете?

— Аспирин. — Парень быстро подошел к прилавку. — Голова болит.

Хакс достал из ящика нужные таблетки.

— Это все?

Парень кивнул. Оплатив лекарство, он сразу ушел, но явился на следующий день.

— Подскажите, что можно сделать с этим? — Парень показал ладонь левой руки, обмотанную носовым платком.

— Что случилось? — Хакс внимательно посмотрел на него.

— Порезался. — Парень снял платок. Посередине ладони красовался неглубокий след от ножа.

— Вам в больницу, — коротко ответил Хакс. — Я не врач.

— Не хочу я в больницу. Дайте что-нибудь для обработки и бинт, — потребовал парень. Словно намеренно он крепко сжал кулак, из свежей раны потекла кровь и закапала прилавок. Хакс вытер кровь носовым платком, сунул его парню в карман куртки и раздраженно произнес:

— Идемте, я промою рану и заклею пластырем. Но вы все равно должны поехать в больницу.

Парень молча все вытерпел.

— Вы нанесли себе рану, — сказал Хакс, наклеивая пластырь на ладонь. — Чего вы хотите?

— Меня зовут Бен Соло.

— И что?

— Вы — потомственный маг. Я это вижу.

— Да неужели? — притворно удивился Хакс. — А что еще вы видите?

— Ничего такого.

— Сколько тебе лет? — Хакс подтолкнул Бена к выходу из подсобки.

— Восемнадцать, заканчиваю школу.

— Очень интересно, заплати за пластырь и поезжай в больницу. И больше не причиняй себе увечий. Насчет потомственного мага ты ошибся.

Бен повадился ходить в аптеку каждый день. Он ничего не покупал, зато постоянно пялился на Хакса, стоял у прилавка, якобы что-то просматривая в телефоне, или бродил по залу.

Это не могло не раздражать.

Хакс понемногу закипал. Он боролся с желанием напустить на Бена временную слепоту, но это привлекло бы ненужное внимание. Подумывал, а не наслать ли на наглеца банальное расстройство пищеварения. Однако он отмел и этот позыв. Хакс должен был держать себя в рамках и ничем не выделяться.

Но вскоре он уже был готов призвать саламандру, чтобы как следует прижечь Бену, например, ноги.

Мысли Хакса перескочили на ноги Бена Соло. Облегающие джинсы почти ничего не скрывали, и Хакс невольно представил, как снял бы эти джинсы. Медленно стянул бы их, а потом насладился зрелищем накачанных бедер, проверил…

Хакс нервно сглотнул и заставил себя переключить внимание на рекламный проспект нового лекарственного средства.

Через неделю вечером Хакс увидел Бена на стоянке.

— Что это значит? — неприветливо спросил Хакс. Бен прислонился к его машине, не давая открыть дверь. — Ты выключил сигнализацию?

— Проще простого, — фыркнул тот. — Кстати, у тебя чисто в салоне. Запах приятный. В бардачке держишь презервативы… Ты снимаешь проституток? Фу, как нехорошо.

Хакс ростом почти не уступал Бену, поэтому смог без проблем наотмашь ударить его по лицу.

— Пощечина? — Бен оскалился. — Бьешь как девчонка.

Хакса не оскорбило это сравнение, его обидело презрение, которое, как ему показалось, прозвучало в голосе Бена. Он мысленно прочел коротенькое заклинание для кратковременного усиления и врезал Бену под дых. Но заклинание не сработало: Хакс отбил себе руку, не нанеся особого ущерба нахалу.

Бен ухмыльнулся, чем еще больше раздразнил Хакса.

«Я должен успокоиться, — повторял Хакс про себя. — Никаких саламандр, ундин и прочих тварей».

Бен попытался нависнуть над Хаксом, но это у него не получилось, и он заметно разозлился.

— Иди к мамочке и попроси, чтобы она научила тебя хорошо себя вести, — насмешливо посоветовал Хакс, хотя ему хотелось проучить наглеца самым жестоким способом.

— Поедем к реке? — неожиданно спокойно спросил Бен.

— Что? — Хакс не поверил своим ушам. — Ты о чем? Река?

— У тебя проблемы с пониманием?

— Надолго? — осведомился Хакс.

— Нет, — ответил Бен. — Ровно настолько, чтобы мы поговорили. А то вон уже зеваки собираются.

— Я сначала домой заскочу. — Хакс все еще злился, но ему стало интересно, что именно хочет обсудить этот школьник.

— Я за тобой заеду? — предложил Бен.

— Только не говори, что тебе известен мой адрес. Известен? Жду через сорок минут.

Хаксу, как потомственному магу, при переезде пришлось зарегистрироваться в антимагическом отделе полиции города и в который раз подписать бумаги о неиспользовании магических приемов. Но при этом он все равно скрывал от окружающих свое происхождение. Обычные люди относились к магам с осуждением и страхом. Именно из страха они порой доносили на магов, присочиняя, будто те занимались магической практикой. А если не доносили, то всячески демонстрировали ненависть и отвращение.

При приеме на работу запрещалась дискриминация по происхождению, но часто работодатели запрашивали в антимагическом отделе досье на магов. И могли отказать в месте под разными предлогами, если соискатель работы был замечен в использовании магии.

Пока Хакса ни разу не засекли за магическими действиями. Он значился как «потомственный маг, не практикующий ни один из приемов магии». Но при этом Хакс знал, что ему никто не верит, просто его умения и знания не были доказаны.

***


Бен приехал на старой машине.

— Этот рыдван не развалится? — с опаской спросил Хакс, осторожно опускаясь на переднее пассажирское сиденье.

— Нет. — Бен похлопал по приборной доске. — Отец называет машину «Соколом», сейчас ты убедишься, что не зря.

Хакс сильно сомневался, что хочет узнать, на что способна развалюха на колесах, но ничего не сказал.

«Сокол» вполне оправдал свое прозвище: сорвался с места и помчался на предельно разрешенной скорости к побережью.

— Вот так, — самодовольно произнес Бен, поставив машину на стоянку. — Ну что, идем к пирсу?

Он достал из багажника широкую подстилку и большую корзину.

— Пикник? — Хакс учуял из корзины запах чего-то съестного.

— Я сказал маме, что у меня свидание, — небрежно ответил Бен. — Наделал бутербродов и приготовил кофе. Еще там есть груши.

— Опрометчиво ты, — хмыкнул Хакс, — насчет свидания. Во-первых, у нас разница в возрасте. Во-вторых, для меня ты приставучий наглый школьник.

— Мне восемнадцать, забыл? — буркнул явно уязвленный Бен. — И твои слова попахивают эйджизмом.

— Идем, а то скоро стемнеет и окончательно похолодает. — Хакс забрал у него подстилку.

Они отыскали укромный уголок рядом с пирсом и молчали, пока не съели все припасы. Насытившийся Хакс растянулся на подстилке. Сегодня он скудно пообедал, и бутерброды оказались в самый раз. Пока он не мерз, хотя песок сильно остыл, а от воды тянуло сыростью.

На берегу больше никого не было, и Хаксу понравилось чувство обособленности.

— Мама знает, с кем у тебя свидание? — спросил он, неторопливо жуя грушу. — Интересно, как ты меня назвал? Дженни? Марси?

— Никак не назвал. — Бен отодвинул корзину в сторону и устроился поближе к Хаксу. — Она, конечно, человек широких взглядов, но пусть ни о чем не догадывается. До поры до времени.

— Правильно, — согласился Хакс. — А теперь скажи, какого черта ты изводишь меня своим вниманием?

— Ты потомственный маг, — утвердительно произнес Бен.

— Я это слышал в аптеке. Узнал при помощи амулета?

— На хрен он мне нужен? — грубо ответил Бен. — Не ношу я эту дрянь. По материнской линии я потомственный охотник на магов. Вижу вашего брата на расстоянии, если включу астральное зрение.

— Астральное зрение, — повторил Хакс, швырнув огрызок груши в воду. — Не понимаю, о чем ты.

— Перестань. — Бен уселся, обхватив колени руками. — Я не собираюсь тебя выдавать. В астральном мире ты сияешь ровным белым светом, значит, не относишься к чернокнижникам. Ты на Светлой стороне магии.

Хакс нахмурился. Призови он сейчас ундин, те бы утащили Бена в реку, и он пропал бы без следа.

Но в таком случае Хаксу пришлось бы срочно уносить ноги из города, применять заклинание изменения обличья и молиться всем древним богам, чтобы его не нашли.

— Ты меня не убьешь, — снова утвердительно сказал Бен. — Я тебе нравлюсь.

— Читаешь мысли? — бесцветным голосом спросил Хакс. Настроение у него испортилось, теперь пустой берег вызывал раздражение.

— Нет, понял. Я серьезно говорю, Армитаж, никто не узнает, кем ты являешься на самом деле. — Бен хотел обнять Хакса, но тот оттолкнул его и потребовал:

— Отвези меня домой, прямо сейчас. И не смей прикасаться без разрешения.

По пути Бен молчал, но когда остановил машину перед домом Хакса, то сказал:

— Извини, что я сравнил тебя с девчонкой, за эту фразу мама читала бы мне мораль весь вечер. Ничего не имею против девушек, с языка глупость сорвалась.

Хакс положил руку ему на колено и ответил:

— Надеюсь, ты не намерен меня шантажировать. Ты сам отчасти маг.

— Идиот, я не собираюсь тебя сдавать или шантажировать, — спокойно произнес Бен. — В свою очередь открою секрет: мои мать и дядя, несмотря на происхождение из рода охотников за магами, в свое время проходили обучение магическим ритуалам. Дядя до сих пор практикует некоторые приемы. И мне приятны твои прикосновения. Надеюсь, тебе нравится то, что ты нащупал.

Хакс отдернул руку.

— Ничего, я не против, — добавил Бен. — Ладно, до встречи в аптеке.

— Ты мешаешь работать.

— Ладно, приду после работы, — не сдавался Бен.

— Посмотрим.

***


Несмотря на откровения Бена, Хакс все равно нервничал. Он успокоился лишь через неделю, ведь антимагический отдел реагировал на сигналы мгновенно. И горожане не перешептывались, поглядывая на Хакса, не тыкали ему в лицо амулеты и не оскорбляли.

— И что? — спросил Бен во время очередного посещения аптеки. — Видишь, я не солгал. Я никому не собираюсь тебя сдавать.

Они стояли возле дальнего стеллажа, в зале кроме них было человек десять. Хакс знал, что так делать нельзя, но не выдержал и поцеловал Бена в губы. Это длилось считанные секунды, никто ничего не заметил.

— Ого, — выдохнул Бен и поцеловал Хакса в ответ. Несмотря на юный возраст и явную неопытность, энтузиазма ему было не занимать.

Хакс даже забыл о флере невидимости, который изредка применял, находясь в особо людных местах.

— Фрейя, помоги, — с улыбкой сказал Бен. — Завтра все будут об этом знать.

— И разнесут по округе, — мрачно ответил Хакс, представляя реакцию родителей Бена.

— Я им морды начищу, — пообещал Бен. — Эй, что случилось?

— Да ничего. — Хакс пожалел о своем порыве. Он оттолкнул Бена и ушел.

Если бы не страх перед антимагическим отделом, Хакс стер бы всем, кто видел их с Беном, воспоминания.

К его удивлению, на следующее утро в маленьком магазинчике рядом с аптекой — владелица заведения как раз оказалась свидетельницей поцелуев Хакса и Бена, — никто не смотрел на Хакса с осуждением. Хозяйка магазинчика пробила чек, приветливо улыбнулась и задала дежурные вопросы о здоровье и погоде. Хакс применил астральное зрение и увидел пробелы в ее памяти.

Хакс позвонил Бену, выйдя из магазинчика.

— С ума сошел?

— Ты о чем?

— Заклинание амнезии. Ты устроил?

— Никто не догадается, подумаешь, несколько минут выпало из памяти. Эта тетка — королева сплетниц нашего города. Так что чистка воспоминаний была необходимостью.

— Я прекращу общаться с тобой, — сказал Хакс, — если будешь проворачивать подобные фокусы. Хочешь, чтобы сюда нагрянул антимагический отдел? Ты вообще представляешь, что тогда случится? Бесконечные допросы, проверка всех, кто с тобой контактировал, обыск в доме. Твоя мама занимается политикой — внимание со стороны антимагического отдела серьезно подпортит ей репутацию. Твой отец — бизнесмен. Как думаешь, партнеры по бизнесу захотят иметь с ним дело после обыска?

— Договорились, — ответил Бен слабым голосом, — никаких фокусов. Но меня не пугает, что родители узнают о тебе. Я почистил память ради твоего спокойствия. Лучше по вечерам будем встречаться у пирса.

— Впредь никакой магии.

— Договорились, — повторил Бен. — Никакой магии.

ГЛАВА 3


— Придешь к нам на рождественский ужин? — с воодушевлением спросил Бен. Они с Хаксом сидели в «Соколе» у ограды кладбища. Обогреватель работал слабовато, но Хакс применил заклинание тепла.

Бен выбрал место, почти не освещенное фонарями, прохожих не было. Хакс мог не опасаться предать огласке его отношения с Беном.

— Не уверен, что хочу этого. — Хакс поежился. — Как ты меня представишь?

— Редкий случай, когда родители собираются за столом, — задумчиво продолжил Бен. — Мама почти всегда в отъезде, отец вечно занят бизнесом.

— Проблемы подростка меня не интересуют. Извини.

Бен что-то промычал в ответ, потому что Хакс запустил руки под его рубашку и принялся гладить грудь и живот.

— Я сейчас кончу прямо в штаны, — признался Бен, когда Хакс перестал его целовать. — Не останавливайся.

Хакс обхватил пальцами крупную выпуклость на джинсах Бена и начал дрочить, точнее, ритмично сжимать член. Ему не пришлось долго стараться, скоро Бен кончил.

— Охренеть как хорошо, — сказал он. — А ты?

Хакс откинулся на спинку сиденья, давая Бену доступ к своему члену.

— Вот как? — Бен тяжело дышал, ему было неудобно в мокром белье, но он не собирался отступать. Хакс сдавленно застонал, когда Бен сумел просунуть широкую ладонь в расстегнутую ширинку и сдавил его член через трусы.

— Да подожди, — взмолился Хакс, — хватит, вон полиция едет.

— Угу, — буркнул Бен, делая несколько энергичных движений пальцами. У Хакса в ушах застучало от выброса адреналина. Он видел, что к «Соколу» идет полицейский, но Бен не останавливался, и Хакс был вынужден кончить. Бен отдернул от него руку в момент, когда офицер постучал по стеклу.

Бен опустил стекло и спросил:

— Добрый вечер, чем обязаны вашему вниманию?

Офицер осветил фонариком запыхавшегося Хакса, потом взглянул на заднее сиденье, а под конец проверил пол в поисках бутылок или недокуренных косяков.

— Чем вы тут занимаетесь? — Он снова направил луч света на лицо Хакса.

Хакс мог поклясться, что полицейский отлично понял, чем они занимались.

— Да ничем таким, — ответил Бен. — Вот мои водительские права, это машина моего отца, Хана Соло. Мы отдыхаем. Никакого алкоголя и наркотиков, даже сигареты не курим.

Офицер проверил документы и сказал:

— Лучше вам по домам разойтись. Нечего осквернять место скорби.

— Всего хорошего, офицер. — Хакс надеялся, что Бен заведет мотор, машина тронется с места, и вечернее приключение закончится.

Не тут-то было.

Бен, не сводя с офицера цепкого взгляда, произнес скороговорку на неизвестном Хаксу языке. Полицейский застыл на месте, потом снял куртку.

— Ты что творишь? — Обалдевший Хакс толкнул Бена в плечо.

— Ему сейчас кажется, что температура воздуха поднялась до летних показателей. — Бен посмеивался, наблюдая за тем, как полицейский раздевается. — Ему очень, очень жарко.

— Прекрати немедленно! — потребовал Хакс, но, несмотря на возмущение, не удержался от смеха, когда полицейский запутался в штанах. — Оставь его в покое. Поехали отсюда! Прекрати, Бен!

— Сейчас, — Бен достал телефон и сделал несколько снимков. — Офигительно ржачно! Ну все, все, прекращаю.

Он произнес вторую скороговорку и вдавил педаль газа в пол. «Сокол» сорвался с места.

— Придурок! — ругался Хакс. — Настоящий придурок! Что же ты устроил? Ты чем думал? Задницей?

— Но согласись, это было смешно, — возразил Бен. — Теперь точно по домам, мне надоело сидеть в мокрых трусах.

— У меня там тоже не Сахара. — Хакс хлопнул себя по лбу. — Он видел твои документы. Ты назвал имя своего отца. Бен, полицейский нас запомнил, особенно меня.

— Хочешь сказать, что мое лицо неприметное? — в шутку обиделся Бен. — Подожди. Вот, — он протянул Хаксу свой телефон. — Найди фото. Давай, ищи.

Хакс добросовестно просмотрел все снимки, но так и не нашел фотографий с полицейским.

— Заклинание иллюзии, — с важным видом сказал Бен. — Недавно выучил. Офицер не раздевался. Он отошел от нашей машины, а мы уехали, вот и все. Ты был похож на укуренного.

Хакс вернул телефон.

— Не понравилась шутка? До чего же у тебя плохое чувство юмора, — не унимался Бен. — Вот досада!

Хакс дождался, пока «Сокол» остановится перед его домом, развернул Бена к себе лицом и влепил пощечину.

— Скотина, — прошипел Хакс, — это тебе за магическое действие.

Бен потрясенно уставился на него.

— Буду рад, если ты придешь на Рождество, — сказал он. — Жду тебя в семь часов вечера.

Хакс не хлопнул дверью «Сокола» только потому, что побоялся развалить машину.

***


Утром Хакс проснулся в отвратительном настроении. Завтракая, он то и дело вспоминал, как ударил Бена.

— Я веду себя как мой отец, распускаю руки, — сообщил Хакс жареному бекону. — И собираюсь прийти на званый ужин к семье Бена. Надо что-то делать со своими манерами.

Он так и не понял, знают ли родители Бена об ориентации сына и то, кем Хакс ему приходится.

Целый день Хакс посвятил домашним делам: уборке, стирке. Затем потренировался, вызывая слуховые и зрительные иллюзии. Для этого ему пришлось плотно задернуть шторы, чтобы с улицы никто ничего не увидел.

Он набрал СМС Бену, в которой сообщал, что не придет на ужин, но так ее и не отослал.

— Трус, — обозвал себя Хакс. — Паршивый трус. Зато я могу уехать и разорвать наши отношения. Вот и все.

По пути к дому Бена Хакс заскочил в супермаркет и, немного походив вдоль стеллажей, выбрал торт, щедро украшенный цветами из крема.

Дверь открыл пожилой мужчина и посторонился, впуская Хакса. Хакс был в курсе, что дядя Бена — Люк Скайуокер — живет с семьей Органа-Соло. И владелица магазинчика, которую Бен нарек королевой сплетен, как-то якобы по секрету сказала Хаксу: «Вы водите дружбу с молодым Соло, а у него в доме черт-те что творится». Хакс не понял, что она имеет в виду. Тогда женщина уточнила: «Его отец сожительствует с шурином. Нет, ну вы представляете? Прямо под носом у жены, разве так можно?» Хакс еле удержался от того, чтобы стереть ей всю память и наслать паралич.

— Я отнесу, — коротко сказал Люк, забирая коробку. — Идите прямо, потом налево.

Хакс был готов применить заклинание храбрости, но от него он словно пьянел и вел себя неадекватно. Поэтому Хакс отказался от этой идеи, решив: пусть все идет своим чередом.

— Присаживайтесь, мистер Хакс, — сказала миссис Органа-Соло, указывая на стул рядом с Беном.

Хакс понял, что боится посмотреть на Бена. Он низко наклонил голову и занял указанное место.

— Хорошо, что вы пришли, — миссис Органа-Соло подвинула к Хаксу тарелку с кукурузой. — В школе Бен из-за своего буйного характера столько врагов нажил. А ведь человек — существо социальное, мы нуждаемся в постоянном общении. Конечно, предпочтительнее, чтобы Бен общался с одногодками. Но, кажется, у вас небольшая разница в возрасте.

Хакс сообразил, что сидеть за столом, уставившись в тарелку — не самая лучшая тактика для взрослого мужчины. Он выпрямился и взглянул сначала на мистера Соло, потом на миссис Органу-Соло и под конец — на Бена.

У того виднелось темное пятно на скуле. Хакс едва не сбежал.

— Вина, молодой человек? — предложил отец Бена, Хан. Не дожидаясь ответа, он плеснул в бокал Хакса немного красного вина. — Тебе не предлагаю, Бен, а то что-нибудь натворишь. Представляете, мистер Хакс? Или Армитаж, можно вас так называть? И на «ты», если ты не против. Отлично. Так вот, Бен вчера с кем-то подрался. Надо же умудриться разозлить человека перед Рождеством. Талант нужен.

Бен издал звук, похожий на хрюканье.

— Хватит, Хан, — властно произнес Люк. — Оставь мальчика в покое. Это его дело. Армитаж, приятного аппетита.

Хакс глотнул теплого вина, потом положил на тарелку кусок индейки и пюре, что-то ответил миссис Органе-Соло. Бен ел, не принимая участия в разговоре.

Его родители атаковали Хакса десятком вопросов, тот отвечал, пока не рассердился и не умолк.

— Хватит, Хан, — снова подал голос Люк. — Армитаж, мы в курсе, что ты встречаешься с Беном. В нашей семье нет секретов.

«Блядь», — подумал Хакс.

— Ты — потомственный маг, — продолжил Люк. — Я не был знаком лично с твоей матерью, но знаю, что ее род — прославленный среди магов. Она практиковала сейд и традиционную магию.

Хаксу еще больше захотелось уйти.

— Мы с сестрой — Леей — принадлежим к роду охотников за магами. Но так получилось, что у меня есть способности к магии, и у моих родителей они были. Поэтому никто из нас не поддерживает охотников. Их методы ужасны и бесчеловечны.

— Моя мама относила себя к Светлой стороне магии и завещала мне то же самое, — сказал Хакс. — Опасаюсь, что меня кто-нибудь сдаст и вдобавок оговорит перед антимагическим отделом полиции. Я и так чуть не попал в поле зрения отдела, когда жил в Далласе. Вовремя смылся.

— Поверь, мы тебя не сдадим и не оговорим, — пообещала миссис Органа-Соло. — Мы искренне рады, что у Бена появился любимый человек, да еще маг, к тому же самодостаточный и целеустремленный.

— Я пойду домой, — Хакс встал. — Спасибо за ужин и за беседу.

— Я отвезу тебя, — неразборчиво сказал Бен. — Сейчас.

Хакс дождался его во дворе.

— Можешь зайти ко мне, — предложил он, садясь в машину. — Правда, в доме ничего съестного, разве что ветчина и сыр.

— Я уже наелся, — отозвался Бен.

ГЛАВА 4


— Тебе нужна ванная?

— Ага. — Бен с интересом осмотрелся в прихожей. Но Хакс никогда не занимался украшением своего дома, вдруг пришлось бы срочно уезжать. Поэтому смотреть особо было не на что. Вся обстановка осталась от предыдущих хозяев. — Полотенце?

— Возьми на полке в ванной. Ванная прямо и налево. Спальня дальше по коридору.

Хакс то паниковал, то успокаивался: «Ничего сложного, это просто секс. У Бена в первый раз».

— Щека болит, не стоило так сильно бить, — сказал Бен, входя в спальню. — Но это ничего, меня иногда нужно приводить в сознание. Но предупреждаю, в следующий раз дам сдачи.

Он бросил одежду на стул, сдернул с себя полотенце и устроился на кровати. Хакс тоже посетил ванную, скорее для того, чтобы унять нервы, чем для мытья. Он потратил на душ и бритье почти час перед тем, как отправиться к Бену в гости.

— Все будет хорошо, — Хакс улыбнулся своему отражению в зеркале. — Все будет зашибись. Так, главное, не забыть презервативы.

Бен неторопливо дрочил, непринужденно развалившись на кровати. Хакс вспомнил свой секс с девственником — года три назад он познакомился с парнем на улице. Тот бледнел и дрожал. Хаксу совсем не понравилось его трахать, парень был слишком напуган, постоянно зажимался и под конец выдал: «Надо было с кем-то потерять девственность, вот ты встретился».

— Уверен? — спросил Хакс, устраиваясь рядом с Беном. — Можем полежать и поболтать.

— Ну я не за этим сюда пришел, — сказал Бен. — Как ты понимаешь. Дрочка в машине осточертела. И хорошо, что ты больше не боишься пересудов соседей.

— Хватит, — нетерпеливо ответил Хакс. — Ничего я не боюсь.

Наконец он смог рассмотреть Бена с ног до головы.

— Отлично, — Хакс провел ладонями по его бедрам, спустился к лодыжкам, помассировал пальцы ног. — Ты отлично выглядишь.

Бен приглушенно рассмеялся.

— У тебя пунктик насчет ног? — спросил он. — Фетиш?

— Верно, — Хакс устроился так, чтобы получить полный доступ к стопам Бена. — Ноги — это мой фетиш. Красивые ноги трудно найти, к тому же если и найдешь, то практически всегда они недоступны. В барах или на улице не разглядеть форму ступней, часто они непрезентабельны. Так, мне пора заткнуться, а то я долго могу рассуждать о ногах.

— У тебя было много мужчин?

— Предостаточно. — Хакс безостановочно гладил и растирал пальцы ног и подошвы стоп, заставляя Бена дергаться от легкой щекотки.

— Это возбуждает, — сказал Бен. — Чертовски заводит. Никогда бы не подумал, что настолько.

— Массаж ступней возбуждает, — согласился Хакс, проводя языком от пальцев к голени. — А так?

Бен откинул голову на подушку и ответил:

— Еще немного, и я кончу.

Хакс оставил его ноги в покое и спросил:

— Кто сначала?

— Давай ты меня. — Бен не спеша дрочил, глядя на то, как Хакс раскатывает презерватив по своему члену. Он затаил дыхание, принимая Хакса, и не сразу расслабился.

— Вот черт, — вырвалось у Бена, — тебя как-то многовато.

— Остановиться? — Хакс замедлился.

— Заткнись и трахай, — ответил Бен. Хакс так и сделал. Он увлекся процессом и чуть не кончил.

— Подожди, — сказал Хакс, натягивая презерватив на член Бена. — Сяду сверху.

Он был гибким и без труда мог двигаться на партнере, совсем как в порнороликах.

— Да и так офигенно классно. — Бен взял Хакса за бока и резко насадил на член. — До чего же хорошо…Намного лучше дрочки.

— Для первого раза ты молодец. — Хакс выбросил презервативы и принес влажное полотенце, чтобы обтереть себя и Бена. — Ты домой поедешь или заночуешь?

— Заночую. — Бен обнял его. — Ты зря сбежал от моих родителей.

— Они слишком разговорчивые, а дядя напугал меня до чертиков. Я не преувеличиваю. Его немигающий взгляд и командный тон. — Хакс лег на бок, чтобы смотреть на Бена. — Я тебе лицо испортил. Извини, так нельзя делать. Недопустимо.

— Забей. Хочешь узнать о моих планах на будущее?

— Потом. Я тебя выслушаю, но потом. Как насчет второго раунда?

— Мы забыли съесть твой торт, — сказал Бен. — Кстати, мама купила точно такой же. Ты что собрался сделать?

— Отсосать тебе.

***


Когда Хакс проснулся, Бен уже ушел. Он нарисовал мылом на зеркале в ванной сердечки.

— Ребенок, — усмехнулся Хакс. Он написал Бену: «Придется мыть зеркало». На что Бен ответил: «В следующий раз использую сперму».

Посмеиваясь, Хакс приготовил завтрак, включил новости. Чувствовал он себя превосходно до того момента, как зазвонил телефон.

— Я слушаю, — отрывисто сказал он.

— Тебя обыщут. Бежать не надо, — произнес незнакомый голос. — Есть двадцать минут до обыска.

Хакс нажал на отбой.

После Магических войн уцелевшие маги сумели наладить систему оповещения об опасности. Среди охотников за магами были сочувствующие проигравшей стороне. Они присылали предупреждения доверенным лицам, которые в свою очередь звонили тем, кому грозили обыск и допрос.

В Далласе Хакс чуть не попался в руки антимагического отдела. Желая помочь пострадавшему в автокатастрофе, он запечатал его душу в теле, при помощи фиксирующих заклинаний вернул на место смещенные позвонки, срастил переломанные ребра и привел в порядок поврежденную диафрагму. Это заняло пять минут, вдобавок Хакс применил флер невидимости. Но он не учел камер наблюдения, которые засняли, как он совершает пассы над телом пострадавшего.

Он сумел выкрутиться, прибегнув к откровенной лжи. В присутствии пятерых представителей антимагического отдела Хакс не мог пустить в ход молитву, обращенную к Лодуру. Поэтому он лгал, притворяясь глупцом.

— Вы потомственный маг, — был ответ, — но против вас нет прямых доказательств применения магических приемов. Вы свободны.

Хакс знал, что отныне он попал на крючок.

Он не хранил никаких магических предметов в доме. В старинном медном футляре находился ценный артефакт, передаваемый из поколения в поколение в семье матери Хакса. На внутренней поверхности футляра были выгравированы запирающие знаки и символы невидимости. Охотники за магами попросту его не видели. Но сегодня Хакс на всякий случай завернул футляр в ткань с вышитыми заклинаниями, которые не позволяли человеку сфокусировать взгляд на свертке.

Обыск длился почти полдня. Специалисты антимагического отдела перевернули все вверх дном в доме, заглянули в каждый угол, в каждую баночку в кухонных шкафчиках, простучали стены, осмотрели задний двор.

Хакс невозмутимо пил чай в гостиной, но втихую сходил с ума от ярости.

— Вот, — глава отдела швырнул на стол бумажный лист. — Здесь говорится, что вы вне подозрений. Не обнаружено ни малейших следов магических предметов, ни тени магических ритуалов. Радуйтесь, мистер Хакс, вам крупно повезло.

Хакс прочитал текст документа, проверил, все ли подписи и печати на месте, и сказал:

— Я радуюсь, но было бы замечательно, если бы ваши подчиненные прибрались за собой.

Конечно же, убирать пришлось ему.

***


— Добрый день. — Хакс заметил подозрение во взгляде Люка. — Бен дома?

— Дома. Проходите.

Люк провел Хакса к комнате Бена, положил руку ему на плечо и не позволил войти.

— У вас сегодня был обыск. Не спрашивайте, откуда я об этом узнал. Вам выдали документ, удостоверяющий чистоту вашего дома от магии?

— Выдали.

— Хорошо. — Люк постучал в дверь. — Бен! К тебе Армитаж.

Бен лежал на кровати с ноутбуком на животе. Увидев Хакса, помахал ему.

— Присаживайся. — Бен закрыл ноутбук и поставил его на невысокий столик рядом с кроватью. — Каким ветром занесло? Не стесняешься своего возраста и не боишься огласки наших отношений?

— Я и не стеснялся своего возраста. Сегодня у меня в гостях был антимагический отдел, устроил обыск. — Хакс умолк, потому что Бен схватил его за руку и дернул на себя. — Потише, мы в доме твоих родителей, и неподалеку твой дядя.

— Да перестань. — Бен поцеловал Хакса. — Буду романтичен до неприличия, но я по тебе соскучился.

— Мы виделись прошлой ночью. — Хакс вывернулся из его рук. — Мне неудобно.

— И кто из нас многоопытный? — ухмыльнулся Бен. — Ладно, не хочешь — не надо. Тогда поболтаем.

— Я думал, что новость об обыске как-то тебя встревожит, — разочарованно сказал Хакс.

— Обыскивали твой дом, а не мой. И все же закончилось хорошо, не так ли? — Бен закинул руки за голову. — Ты обещал, что выслушаешь меня. Ну так вот, я не буду долго мучить тебя своей болтовней. После окончания школы я намерен пойти в армию, а потом поступить на службу в полицию.

— Э-э, — протянул Хакс. — Даже не знаю, что сказать. Ты уверен?

— Я уверен, что люблю тебя. — Бен повернулся так, чтобы положить голову Хаксу на колени. — И мой план мне нравится. Отличный план и созрел сразу. Я долго его не обдумывал.

— Разве ты не хочешь пойти по стопам родителей? — Хакс перебирал волосы Бена. — Стать политиком или бизнесменом.

— Скучно, — ответил Бен, — тоска смертная. Ты же не бросишь меня?

— Да нет.

— Вот и славно. — Бен закрыл глаза. — Я так тебя люблю, ты даже не представляешь.

— Я тебя люблю, — сказал Хакс, не веря, что произносит эти слова. — И твой план замечательный.

— Не слышу особого восторга.

— Мне прыгать и кричать? — Хакс посмотрел астральным зрением на дверь. За ней никого не было. Тогда он наклонился и начал целовать Бена. — Вот черт. — Он случайно надавил на след от пощечины. — Извини.

— Неприятно. — Бен выпрямился. — Ничего, пройдет. Ты обедал? А то я проголодался. Идем на кухню.

«Совсем ребенок. — Хакс с улыбкой наблюдал за тем, как Бен готовит сэндвичи и кофе. — Ему бы в колледж, а он надумал в армию».

— А ты не рассматривал возможность поступить в колледж? — не выдержал Хакс.

— Не начинай. — Бен с силой опустил чашку на стол. — Пожалуйста, не надо. У меня для этого есть родители и дядя.

— Понял. — Хакс взял сэндвич. — Спасибо, вкусно.

ГЛАВА 5


— Что? — Хакс не поверил своим ушам. — Ты приглашаешь меня на свой выпускной? Я же не учился в твоей школе!

Бен взял его за руку, не обращая внимания на посетителей аптеки.

— Все, кто хотели, узнали о нас. Так что сенсации не будет. Я заеду за тобой послезавтра. Не вздумай сбежать, у меня есть сюрприз, никакой магии, клянусь, — выпалил он на одном дыхании. — Тебе нужен костюм.

— Бен, — Хакс отдернул руку, — это слишком. Зачем дразнить людей?

— Прекрати, — насупился Бен. — На следующей неделе я уезжаю в Пэррис-Айленд. Так что плевать на пересуды.

— Извини, но, кажется, ты забыл, что я никуда не уезжаю, — прошипел раздраженный Хакс. — И мне жить в этом городе. Конечно, сейчас времена изменились, но люди — нет. Уровень толерантности повысился, однако я не собираюсь его проверять. Будут судачить.

— Понятно, — приуныл Бен. — Обойдусь как-нибудь

Он улыбнулся, но Хакс понял, что Бен жутко обиделся. После долгих раздумий он отослал сообщение: «Хорошо, согласен, пойду на твой выпускной. Только без магии, иначе останешься один».

Хакс начистил обувь и тщательно уложил волосы. Он ожидал, что Бен возьмет такси или машину напрокат или, чего доброго, приедет на «Соколе». Но Хакс не ожидал увидеть здоровенный белый «Джип Вранглер».

— Подвезти? — спросил Бен, открывая дверь с пассажирской стороны. — Прошу на борт.

На нем был черный смокинг, который очень ему шел.

— Настоящий танк, — с восторгом сказал Хакс, садясь в машину. — Взял напрокат?

— Нет, у мамы одолжил.

— У твоей мамы отличный вкус. Хотя я бы никогда не подумал, что женщина выберет такую махину.

— Моя мама вообще отличная, — отозвался Бен. — А ты мыслишь стереотипами. Дядя Люк ездит на «Смарте» цвета фуксии, и что? От этого он точно не стал женщиной.

Хакс смутился и не нашелся с ответом.

По дороге он сказал:

— В этой машине можно заниматься чем угодно. Места полным-полно.

— Согласен! — с энтузиазмом ответил Бен. — Но я снял номер в мотеле. И не забывай о сюрпризе.

— Не люблю сюрпризы.

— Не переживай, — усмехнулся Бен. — Тебе понравится.

Приехав на школьную стоянку, он достал из бардачка бутоньерку, которую хотел прикрепить Хаксу на пиджак.

— Обалдел ты, что ли? — с нервным смехом спросил Хакс. — Что еще за ерунда? Не надо!

— Но почему? — недоумевал Бен. — Тоже слишком?

— Да, слишком. И танцевать я не буду.

Хакс чувствовал себя не в своей тарелке под пристальными взглядами учителей и вчерашних школьников. Бен был прав: все давно знали о его связи с Хаксом. Но именно сегодня эта связь была подчеркнута жирной линией и выставлена напоказ.

Хакс не позволял Бену прикасаться к нему или приносить что-либо со стола с закусками и напитками.

— Перестань психовать, — попросил Бен. — Нас не вываляют в смоле и перьях.

— Я как голый на площади, — Хакс враждебно озирался по сторонам. — Поскорее бы уйти.

— А как же сюрприз? — Бен все-таки вручил ему стакан пунша. — Подожди немного.

Он надолго пропал, и Хакс уже собрался незаметно выскользнуть из зала, когда ведущий объявил, что один из выпускников хочет исполнить песню. У Хакса возникло дурное предчувствие, которое усилилось, когда прожектор осветил Бена, сидящего за старым школьным пианино.

Хакс заметил пианино в доме Бена, но ему было недосуг выяснять, кто на нем музицирует. Бен никогда не говорил, что умеет играть и петь.

Хакс приготовился в полной мере испытать за него стыд.

Бен играл немного неуверенно, но правильно. У него был сильный голос, Бен попадал во все ноты. Старое пианино слегка дребезжало. Люди вокруг безмолвствовали, но Хакс видел астральным зрением волнообразные изменения их настроений: от насмешки до злости, от неприязни до сентиментальности.

Но одно оставалось неизменным: Хакса воспринимали как пустое место.

Мой подарок — это моя песня, и она для тебя.
И ты можешь всем рассказать — это твоя песня,
Может быть, она простовата, но вот она готова.
Я надеюсь, ты не против, я надеюсь, ты не против,
Что я облек в слова,
Как прекрасна жизнь, когда есть ты.


Хакс перестал дышать. Он крепко сжал стакан и не сводил глаз с Бена. В какой-то момент ему показалось, что стекло треснуло.

Песня закончилась, публика разразилась аплодисментами. Бен медленно встал и картинно поклонился.

Хакс понял, что надо уйти, но не сдвинулся с места, даже когда к нему приблизился Бен. Диджей включил какую-то романтическую песню, осветитель немного приглушил свет. Пары закружились в подобии вальса.

Бен взял Хакса под руку, и они покинули зал.

***


— Я уж подумал, что ты сделаешь мне предложение или поцелуешь, — сказал Хакс, когда они ехали к мотелю.

— Звучит заманчиво, но зрители все глаза проглядели, так что хватит с них зрелищ, — ответил Бен. — Примем душ на двоих?

— Не уверен, что ванная мотеля настолько просторная.

Оказалось, что места вполне достаточно, и Хакс едва не трахнул Бена в ванной.

— Терпеть не могу официальную одежду. — Сидя на кровати, Бен неторопливо целовал Хакса. — Куда удобнее в футболке и джинсах.

— А как же дресс-код? И у нас есть запас презервативов?

— Само собой. — Бен потянулся за брюками и вытащил из кармана с десяток пакетиков. — Не знаю, хватит ли нас на такое количество, но я решил не мелочиться.

— Возьми меня сзади, — попросил Хакс, переворачиваясь на живот и раздвигая ноги. — И не спеши.

Ему нравилось ощущать на себе тяжесть Бена, чувствовать, как в спину впиваются короткие ногти, как Бен целует его шею, чуть прихватывая кожу зубами.

Бен вздрогнул, кончая, и скатился на кровать. Немного отдышавшись, он отсосал Хаксу, усадив его себе на грудь.

— Мне будет этого не хватать, — грустно сказал Бен.

— Всегда можно передумать.

— Не начинай! Не надо портить такой классный момент.

— Да ничего я не начинаю. — Хакс был расслабленным после оргазма. — Делай как хочешь. Это твоя жизнь.

— Послушай, — Бена озарила какая-то мысль, — мы расстанемся на четыре года. Да, будет возможность встречаться, но все же не так, как сейчас.

— Боишься, что я изменю? — Хакс приподнялся на локтях. — Но мы не давали друг другу никаких клятв, поэтому можем делать все что угодно.

— То есть, когда я уеду, ты пустишься во все тяжкие?

— Разумеется, — легкомысленно ответил Хакс, не подумав о последствиях. Он почувствовал опасность, когда раздалось потрескивание.

Бен что-то бормотал, сжимая кулаки, и от этого пошли трещины по стенам и потолку.

— Прекрати немедленно! — потребовал Хакс. — Прекрати, а не то разрушишь здание!

С потолка сорвалась лампа, разлетевшись на куски при ударе об пол. Хакс как следует встряхнул Бена, приводя его в сознание.

— Что ты наделал? — Хакс ткнул пальцем в сторону трещин на стене. — Убирай за собой!

— Я знаю, как разрушить, а как восстановить, не знаю. — Бен собрал свою одежду. — Да пусть так и остается. Подумают, что всему виной землетрясение.

— Землетрясение в одной отдельно взятой комнате? — с издевкой спросил Хакс, одеваясь. — Утром сюда примчится антимагический отдел. Давай, напяливай свои шмотки. Я сам наведу порядок.

Бен следил за действиями Хакса, стоя у двери.

Хакс при помощи телекинеза собрал осколки, склеил их в единое целое и вернул лампу на место. К сожалению, через два дня действие магии должно было закончиться. И Хакс надеялся, что лампа не рухнет кому-нибудь на голову.

Закончив с лампой, Хакс занялся трещинами. Для них пригодилось обращение к Энки: Хаксу пришлось дорого заплатить за шумерский текст, а потом тщательно вызубрить его наизусть.

— Запомни, что это ты все испортил, — с чувством сказал Хакс. — Мальчишка.

***


— Знаю, ты осуждаешь мой план. — Бен выглядел расстроенным донельзя.

— Я устал. Следи за дорогой.

— С моим планом смирились родители, а ты — нет. Но у тебя нет на это прав.

— Да неужели? — взвился Хакс. — Значит, я для тебя никто?

— Ты не никто, но не можешь мне указывать! — вспылил Бен.

— Капризный маменькин сыночек, — презрительно произнес Хакс. — Кому и что ты докажешь в армии? Свою крутость? Хорошо, ты крутой, как Супермен или Халк. Но там ты гарантированно налажаешь, пустишь в ход какое-нибудь заклинание и попадешь под прицел антимагической полиции.

— Не смей надо мной насмехаться! — закричал Бен. — Ты трус, жалкий трус! Всего боишься! Ой, антимаги! Ой, соседи осудят! Ой, что же делать, в доме дядя Люк! Трясешься как припадочный! Ты мне отвратителен!

— Останови машину, — приказал Хакс. — Сейчас же!

Бен ударил по тормозам.

— Катись куда хочешь, сопляк, — сказал Хакс. — Видеть тебя не желаю.

Он дождался, пока машина Бена повернет за угол, и вызвал такси.

Хакс надеялся, что Бен или позвонит, или приедет, но при этом знал, что Бен оскорбился не на шутку. Искреннее сожаление по поводу собственной несдержанности ничем помочь не могло.

Хакс отослал Бену кучу СМС — само собой, Бен их проигнорировал, а потом и вовсе заблокировал номер Хакса.

Хакс, наступив на горло собственному самолюбию, поехал к Бену.

— Весьма прискорбно, что вы разругались, — сказал Люк. — Бен в Пэррис-Айленде. И просил передать, что вы, мистер Хакс, вольны делать все, что вам заблагорассудится. А от себя добавлю, что я разочарован. Бен вам доверился, а вы его предали. Прискорбно, что вы подпустили к себе Бена, приручили его, но не объяснили, что все это временно. Он не игрушка, мистер Хакс, а живой человек. Советую вам не появляться в жизни Бена.

— Это угроза? — спросил Хакс.

Люк захлопнул дверь.

Хаксу ничего иного не оставалось, кроме как уйти.

ГЛАВА 6


Хакс психовал, сидя в гостиничном номере. И когда в дверь постучали, рявкнул:

— Уходите! Я занят! Я сплю!

— Армитаж, это я, Бен.

— Ты тем более проваливай! — Хакс чуть не заткнул уши пальцами, но счел это детским жестом. — Офицер, я не нуждаюсь в ваших услугах. В чем меня обвиняют? Вы из антимагического отдела?

— Открой дверь, или я ее сломаю, и прекрати юродствовать, — послышалось с той стороны. Хакс все-таки повернул ручку замка.

— Вот и славно. — Бен вошел в номер. — Я так понимаю, что ты здесь не ради меня.

— Нет.

— Прошло семь лет.

— Твой дядя передал, что я могу делать все, что мне заблагорассудится, да еще и оскорблял меня как хотел, — мстительно ответил Хакс. — Мы расстались. Ты выбрал армейскую службу.

— А ты уехал непонятно куда! Перед этим наговорил какой-то херни!

Бен раздался в плечах, Хакс не без удовольствия отметил грудные мышцы, выдающиеся под рубашкой. И форменные брюки выгодно подчеркивали мускулы на бедрах.

— Ты был ребенком, обидчивым ребенком! — Хакс понял, что пытается раздуть в себе былую обиду, но ничего не получалось. — Заблокировал мой номер, не отвечал на имейлы!

— Знаешь, а я почти женился. — Бен сел на кровать. — Там, на материке. Но передумал.

— Ну что же ты тормознул, — Хакс добавил в голос побольше издевательских ноток, — наплодил бы кучу детишек. У тебя хорошая наследственность.

Бен поднял руки и щелкнул пальцами. В комнате поднялся вихрь из разноцветных искр.

— В армии есть тайное общество магов, конечно, они не особо горели желанием принимать меня к себе. Но я доказал, что могу быть полезным. — Он снова щелкнул пальцами, и искры исчезли. — Они обучали меня четыре года, после армии направили к магам Салема. Как ты понимаешь, обучение состояло не только из создания красивых иллюзий.

Хакс не удержался от одобрительного кивка.

— Ты знаешь, что маги набирают силу? — Бен пристально посмотрел на него. — И хорошо, что в основном светлые маги. Они хотят преодолеть сопротивление общества, изменить законы, получить разрешение на практику. И я верю, что это когда-нибудь случится.

— Уйди, — попросил Хакс. — Пожалуйста.

— Напомнить, из-за чего мы рассорились? — Бен и не подумал уйти. — Я вел себя как инфантильный балбес, а ты — как великовозрастный болван.

— Ну спасибо, — хмыкнул Хакс. — Как ты сюда попал?

— По протекции магов Салема. Здесь целое сообщество светлых магов. Жители острова практикуют магию управления погодой, магию целительства и прекрасно взаимодействуют с природой. Да ты и сам обо всем знаешь, раз тебя пригласили для участия в Кештамайне. И я о тебе часто думал.

— Так думал, что чуть не женился?

— Я тебя дразнил. — Бен покачал головой. — Ну ты точно не придерживался целибата.

— Нет! — Хакс хотел приврать насчет количества секса, но отказался от этой идеи. — Бывали случаи. И я тоже о тебе думал. Жалел, что по глупости упустил. И вообще наговорил всякой дряни, ты уж прости.

Бен поднялся и обхватил ладонями лицо Хакса.

— Люблю тебя до сих пор, — сказал он. Хакс прижал его к себе, целуя и запуская руки под куртку.

— Ты какой-то перекачанный, — засмеялся он, переводя дыхание. — Наверное, жил в тренажерке?

— Бывали случаи. — Бен поправил член в брюках. — Черт, нужно возвращаться на работу. До встречи ночью?

После его ухода Хакс как следует подрочил, потом прогулялся вдоль берега, пообедал в кафе и осмотрел церковь Святой Марии. В городе он заметил сложенные дрова для костров, которые должны были запылать ночью.

***


Хакс вышел из гостиницы поздно вечером, на площадке перед зданием его ожидали члены администрации, облаченные в длинные светло-зеленые балахоны из льна. Хакс был одет так же, только его балахон был пурпурного цвета.

Он точно бы замерз, если бы предварительно не использовал заклинание тепла.

— Реликвия у вас? — осведомилась Хаган, глава администрации. Хакс кивнул. — Тогда пойдемте к Майскому дереву.

Хакс взглядом выискивал Бена среди толпы горожан, одетых в праздничную одежду, но не находил.

Все молча и торжественно шли к Майскому дереву, украшенному цветными лоскутками.

— Итак, начнем Кештамайн! — провозгласила Хаган. — Мистер Хакс, прошу передать нам реликвию.

Хакс набрал код на замке и открыл футляр. Хаган с благоговением достала из него металлический осколок, завернутый в шелк.

— Осколок копья Судьбы! — Она подняла реликвию над головой. — Впитайте его светлую энергию! Склонитесь перед ним!

Горожане в едином порыве опустились на колени — все, включая администрацию и Хакса.

Повисла тишина, и Хакс ощутил, как в глубине души зарождается невероятный восторг. Он оглянулся и понял, что все чувствуют то же самое. Хакс слышал обрывки мыслей окружающих, их эмоции и желания. На короткий миг сознания всех присутствующих слились воедино. Это было похоже на вспышку на солнце, ослепительную и опаляющую.

— Зажигайте костры! — воскликнула Хаган. — Да начнется Кештамайн!

То там, то тут вспыхивали костры, поднялся гул голосов, заиграла музыка.

— Поздравляю с Кештамайном. — Бен появился словно из ниоткуда, обнял Хакса и крепко поцеловал.

— Где ты был? — Хакс смутился под пристальными взглядами прохожих. — Я тебя не заметил.

— Молитва к Лодуру. — Бен потащил Хакса за собой. — Я стал для тебя невидимым. Ох, видел бы ты свою растерянную физиономию! Смех да и только.

— Куда ты меня ведешь? — Хакс вспомнил, что оставил футляр у Майского дерева. — Надо кое-что забрать.

— Завтра заберешь. — Бен продолжил путь. — Увы, на острове нет леса, чтобы в нем затеряться. Но есть много укромных мест в скалах.

— Да мы там околеем от холода! Меня уже трясет, несмотря на заклинание тепла. Бен, ты оглох, что ли? Отпусти мою руку. Черт, Бен!

— Я обо всем позаботился. — Бен резко свернул к ближайшим домам. — Да я пошутил насчет скал. Какие, к черту, скалы? Там молодежь будет развлекаться, а мы взрослые и серьезные люди.

Он впустил Хакса в дом, оказалось, что дверь не заперта на ключ. Это показалось странным Хаксу, который привык от всех закрываться на сто замков.

— Преимущество такой одежды, — Бен снял балахон и обувь, — в том, что под ней ничего нет.

— Претензий к фасону не имею, — ответил Хакс, тоже раздеваясь.

***


Поздним утром Хакс еле продрал глаза.

— Все тело болит, — простонал он, потягиваясь. Бен повернулся к нему:

— Наверное, не надо было трахать тебя на столе, там жестковато.

— Наверное. — Хакс провел ладонью по его члену. — Что может быть лучше утреннего стояка?

— Второй утренний стояк, — ответил Бен, дроча Хаксу. — Пора завтракать. Уверен, что в кафе сейчас ажиотаж. Все делятся впечатлениями.

— Сейчас. — Хакс толкнул его, заставив лечь на спину. — Сначала десерт.

Он с удовольствием вставил свой член в рот Бену, а сам принялся ему отсасывать. Хакс опирался на одну руку, а второй ласкал внутреннюю поверхность бедер Бена, наслаждаясь ощущением твердых мышц под гладкой кожей.

— Не думаю, что дойду до кафе. — Бен распластался на кровати, Хакс положил голову ему на ногу. — Но придется, потому что у меня дома только ветчина и сыр.

— Я проголодался. — Хакс зевнул. — От ветчины и сыра не откажусь, но хочется чего-нибудь более существенного. Интересно, все на острове знают про нас?

— Если не знают, то я постараюсь донести до каждого эту прекрасную новость.

— Что, обойдешь дома и сообщишь, что трахаешься с приезжим магом?

— Ты забыл, что тут все маги? — Бен встал. — На какой срок планируешь остаться?

— На материке у меня нет работы. — Хакс обогнал его, рванув в душ. — Так что я могу жить здесь, пока не выгонят.

— Ты привез осколок копья Судьбы. Это принесет острову удачу, отведет несчастья и катастрофы. А еще поможет магам возродиться. — Бен тоже вошел в душевую кабинку. — Ты — почетный гость. Но если решишь остаться, то надо получить согласие администрации. Не думаю, что тебе откажут в проживании. Отдал бы сейчас полцарства за чашку кофе.

После душа у Хакса возникла проблема с одеждой — ему не хотелось бродить по улицам в ритуальном балахоне. Бен пообещал, что принесет вещи Хакса из гостиницы. Он так и сделал, по пути купив свежую выпечку, фрукты, овощи и немного мяса.

— Приготовлю что-нибудь, — объяснил Бен. — Ты так смотришь, будто у меня выросли рога и хвост.

— Да нет, просто вижу, что ты действительно повзрослел, — ответил Хакс, доставая вещи из сумки. — Зачем все в кучу свалил? Рубашки помялись.

— Шкаф в другой комнате, в нем есть свободные полки. — Бен отнес продукты на кухню. — Когда закончишь разбираться со шмотками, присоединяйся.

«Слишком быстро. — Хакс раскладывал свои вещи в шкафу. — Я тороплю события. Мы столько лет не виделись, расстались как придурки, и вот словно этого всего и не было. Спадет эйфория от встречи, и мы опять поссоримся?»

До его ноздрей донесся запах жарящегося мяса, и Хакс оставил тяжелые мысли на потом.

Войдя на кухню, он увидел интересную картину: Бен, голый — в одном переднике — готовил какое-то блюдо из мяса и овощей.

— Та-а-ак, — сказал Хакс, — какое-то новшество в мире кулинарии.

— В жизни не поверю, что тебе не нравится, — засмеялся Бен. — Советую избавиться от лишней одежды, вон там второй передник, чтобы член ничем не заляпать.

— Хм-м, если ты заляпаешь член чем-то вкусным… — Хакс снял рубашку. — Ты понял намек, я в этом уверен.

— Здесь красивые закаты, — невпопад ответил Бен. — Тебе тут понравится. Можешь сказать «Мне нравишься ты», а я скажу «Люблю тебя».

— Люблю тебя. — Хакс обнял его сзади, сунув руки под передник. — Следи за едой, а то подгорит.

***


Закатом они любовались, гуляя по берегу. Бен рассуждал о возрождении магов — как полноправных членов общества — а Хакс ни о чем не думал.

— Представляешь, здесь мы настолько далеко от всего мира, — сказал он, перебив Бена, — что меня даже не пугает антимагический отдел.

— Их сюда не пустят. А если пустят, то они ничего не найдут.

— Вот и хорошо.

Пройдя еще немного, Хакс добавил:

— И я бы не отказался снова услышать ту самую песню.

— Твою песню, — улыбнулся Бен. — Нет пианино, а слова я подзабыл.

— Не беда. — Хакс нашел в плеере телефона нужный трек.

Это немного забавно, это чувство внутри.
Я не из тех, кто может легко скрывать,
У меня нет большого состояния, но, боже, если бы было,
Я бы купил большой дом, где мы смогли бы жить вдвоем.


***


Хакс напрочь забыл о медном футляре, вспомнив о нем через день. Но возле Майского дерева вещи не было, расспросы ни к чему не привели. Раздосадованный Хакс пожаловался Бену, что у кого-то слишком загребущие руки, и никому нельзя доверять даже в обществе магов.

Бен ничего не ответил, но тем же вечером преподнес Хаксу футляр.

— Это что означает? — Хакс открыл крышку и достал маленькую фигурку женщины, держащей в одной руке змею, а в другой — цветы.

— Будет тебе загадка на вечер, — улыбнулся Бен. — И, к твоему сведению, на острове нет интернета.
цитировать