автор: shizandra

Заметки на полях

номинация: Азиатские текстовые и видеоканоны 3-15К
тип работы: текст
количество слов: 11394
примечания: СТЕБ!
предупреждения: Относится к тексту серьезно противопоказано. Написано исключительно для поднятие настроения без учета матчасти, канона и прочего
саммари: До Нового года неделя. А у Лань Чжаня проблемы с подарком для Вэй Ина. И дядя что-то подозревает. И Лань Хуань странно себя ведет...
Лань Чжань


До Нового года неделя. А у нас еще не все фонарики развешены. И я не знаю, что подарить Вэй Ину. Это наш второй Новый год вместе, и себя, перевязанного ленточкой, я уже дарил. Что можно подарить супругу, которому ничего не надо?

Встретил дядю. Вспомнил, что забыл про подарок для него. Подарю ему Свод Правил. Издание обновленное, с последними дополнениями. Дополнения вносил лично. Надо только проверить, чтобы не было картинок Вэй Ина. А то будет неловко.

Снег шел два дня назад, а в резиденции еще не все дорожки почищены. Безобразие. Напомнил за завтраком Лань Сычжую, что в прошлом году в той стороне Цзинь Лин потерял заколку в сугробе.

И все же, что подарить Вэй Ину?

Брат странно себя ведет. В этом году Цзян Чэн согласился приехать, чтобы отпраздновать Новый год. Брат счастлив, но нужно как-то потактичней намекнуть, что его лобная лента – явно не то, что Глава одного Ордена будет счастлив получить от Главы другого Ордена на глазах у всех. Ключевое слово: на глазах у всех. Тем более, когда реакцию этого другого главы Ордена не в силах предсказать никто. Вот после – что угодно.

До Нового года шесть дней. Проверил парковые дорожки. Лань Сычжуй отлично справился. Хорошо, что я попросил брата написать Цзян Чэну и пригласить еще и Цзинь Лина. Не уверен, что Сычжуй нашел его заколку, но я верю в мальчика, он найдет выход.

Дядя чем-то озабочен. Таким хмурым я не видел его давно. На всякий случай прислушался к тому, что он бормочет.

Надо будет сказать Вэй Ину, что вся западная сторона резиденции под наблюдением. Пусть придумывает новый путь контрабанды «Улыбки императора» к Новому году.

Брат сказал, что у нас нет фейерверков. Проверил, действительно нет. Значит, надо найти. Вэй Ин обожает фейерверки. В этот момент у него можно даже флейту увести – он не заметит. Проверял сам. Правда, потом неделю ночевал в другой комнате.

Нашел Лань Цзинъи, перепоручил фейерверки ему. Обещал, что все сделает. Кстати, надо намекнуть, чтобы был осторожней. Кажется, дядя что-то подозревает об его участии в контрабанде алкоголя.

Я против присутствия на празднике Вэнь Нина! Но Вэй Ин обещал, что тот будет недолго и вообще будет приставлен к нашей мелочи, следить, как бы чего не случилось. Надо будет с него хоть цепи снять, а то неловко как-то перед гостями.

Что подарить Вэй Ину?

До Нового года пять дней. Всю ночь не сомкнул глаз. Вэй Ин решил сегодня закончить контрабанду «Улыбки императора». Идти с ним он мне запретил, так что от волнения я не смог уснуть. Медитация не помогла, пришлось сходить к брату. Тот даже не поругал меня за нарушение правил. Кажется, он внял моим словам о лобной ленте в качестве подарка для Цзян Чэна, и теперь в таких же раздумьях, как и я.

Вэй Ин вернулся под утро. Замерзший, но живой и счастливый. Пришлось греть. Не то, чтобы я бы против согревающих объятий, но поспать нам так и не удалось.

Интересно, Вэй Ин обрадуется годовому запасу вина?

Лань Цзинъи сказал, что нашел фейерверки и готов мне показать, где можно их купить. Но, как оказалось, спал он не больше, чем я, так что, прежде чем он привел меня к нужной лавке, мы успели заблудиться, испугать Вэнь Нина, спасти от падения поскользнувшуюся бабушку и поймать карманника.

Фейерверки, кстати, отличные, даже дяде понравились, когда Вэй Ин решил один проверить. А стекло вставили уже к вечеру.

Может, ему ленточек для волос? На каждый день новую?

До Нового Года осталось четыре дня. Вэй Ин сказал, что в главном зале обязательно должна стоять елка. Дядя высказался резко против, но это только потому, что Вэй Ин предложил. Решать в любом случае брату, и я уже знаю, каким будет его решение. Вэй Ин не зря утром на завтраке обмолвился, что в детстве Цзян Чэн был в восторге от елочных шаров. И всегда искал на ветвях конфетки, которые развешивала сестра. Не знаю, как на счет конфет, но елка у нас будет. Или я плохо знаю своего брата.

Я хорошо знаю своего брата, а елка пахнет одуряюще. Никогда не думал, что Вэй Ин будет так скакать от радости. Может, подарить ему маленькую елочку в горшочке? Только без шариков, а то он, оказывается, жутко неуклюжий.

Собираемся на прогулку. На улице похолодало, надо проследить, чтобы Вэй Ин не забыл одеться потеплее. Иначе вместо праздника получит лихорадку и горькое лекарство.

Прогулка удалась на славу. Она была бы вообще идеальной, если бы Вэй Ин не умудрился отморозить себе нос. Целоваться на ветру, кстати, тоже было так себе идеей.

Брат ворчит на нас с Вэй Ином из-за нашей прогулки, а я ревную. Но Лань Хуань становится при этом таким милым, что я молчу, хотя очень хочется согнать это выражение умиления с лица Вэй Ина. Но – Лань Хуань такой милый, когда ворчит…

До Нового года осталось три дня. А я еще не придумал, что подарить Вэй Ину. И, судя по озабоченным лицам остальных, у них те же проблемы. Но все же мне легче, чем, например, брату. Я хотя бы пытаюсь найти способ порадовать законного супруга. В случае Лань Хуаня все очень сложно. Может, безопаснее всего будет не дарить ничего? Как бы потактичней намекнуть ему об этом?

Половину дня обсуждали новогодний ужин. Никогда не видел дядю таким злым, но Вэй Ин выиграл, и у нас будет мясо! Под шумок брат утвердил аж три сладких блюда, но я решил, что он имеет право, и вообще сладости ему понадобятся. Кстати, о Цзян Чэне. Надо бы уточнить у Сычжуя его любимое блюдо. «Улыбка императора» ему не положена, но нужно же как-то компенсировать ему нервы от присутствия Цзинь Лина.

К вечеру мороз стал еще крепче, и брат начал волноваться. Но Вэй Ин сказал, что только смерть остановит Цзян Чэна, и Лань Хуань начал волноваться еще больше. Надо бы за ним проследить. Полет на мече в такую погоду – идея еще более плохая, чем целоваться на ветру.

Но удостовериться, что брат таки лег спать, не удалось. Пришел Вэй Ин и потребовал вернуться домой, так как без меня в постели ему скучно и холодно. Пришлось покинуть свое укрытие. Но за этими новогодними хлопотами я тоже соскучился по Вэй Ину. Так что уснуть удалось нескоро.

Только почти провалившись в сон, подумал о том, что Вэй Ин пришел слишком вовремя. И что попахивает заговором. Но додумать до конца эту мысль Вэй Ин не дал. В его объятиях я вообще думать не умею.

До Нового года осталось два дня. Лань Хуань пропал, дядя рвет и мечет. Надо бы проследить, чтобы в порыве чувств он не изменил праздничный набор блюд. Вэй Ин очень надеется поесть мяса хотя бы в праздник. Я не могу так жестоко разочаровать его.

Сычжуй просил отправить его на поиски Лань Сичэня. Спросил у него, зачем это ему, малыш честно соврал, что волнуется. Я почти поверил, пока не вспомнил, что с Цзян Чэном должен приехать Цзинь Лин.

Полдня занимался уборкой. Обнаружил заначку с вяленым мясом. Кажется, Вэй Ин скучает по обычной еде гораздо больше, чем я думал. Может, подарить ему копченого кабанчика? На неделю ему хватит, а там посмотрим. Хотя пронести его будет так же сложно, как и алкоголь. Учуют издалека.

Вэй Ин вытащил меня из дома – лепить снежных гулей. Обиделся, что мой получился симпатичней, чем его. Дующийся Вэй Ин очень милый. А еще по снегу он бегает быстрее меня.

Никогда не думал, что дровяной сарай окажется таким отличным местом для поцелуев. Ветра нет, лишних глаз – тоже.

И все-таки, что же ему подарить?

До Нового года остался один день. Лань Хуань вернулся. Один и без своей лобной ленты. Уставший, но даже не замерзший, и счастливый. Как бы потактичней ему намекнуть, что ярко-красный след на его шее – не то, что стоит лицезреть адептам. Да и запасные лобные ленты никто не отменял.

Дядя нашел наших гулей. Эхо его вопля до сих пор мечется по долине. Не понимаю, чем он так недоволен, гули вышли очень милыми и даже похожими на настоящих. Вэй Ин оскорблен до глубины души. Может, поймать ему в подарок одного? Пусть воспитывает.

Кстати, о подарках. Спросил, что придумал Лань Сичэнь. Тот отшутился на тему того, что свой Цзян Чэн уже получил. Или это была не шутка? Судя по алеющим мочкам ушей – нет. Но дарить новогодние подарки до Нового года – против правил и вообще невесело.

Я почти в отчаянии. Времени почти не осталось, а я все еще не знаю, что подарить Вэй Ину. Решил прогуляться по городку, может, взгляд на что упадет.

На рынке заметил Сычжуя. Судя по его растерянному взгляду, потерянную заколку Цзинь Лина он не нашел.

Прошелся по рядам, ничего интересного не встретил, начал подумывать о том, чтобы подарить Вэй Ину кладбище. Для опытов.

Или все-таки годовой запас алкоголя?

От тоски зашел в лавку специй. Расчихался. Зато прояснилось в голове. Кажется, теперь я знаю, что подарить Вэй Ину.

Новый Год сегодня. Приехала делегация из Юнь Мэн Цзяна. Судя по свежему и бодрому виду, хозяин гостиницы в Гу Су может не беспокоиться о выручке еще как минимум две недели. Интересно, Лань Сичэнь ночевал дома?

Судя по любопытным взглядам, тот же вопрос задавал себе Вэй Ин. Но встреча Глав двух Орденов была строго в рамках приличий, скучно стало даже мне.

Цзинь Лин подрос. Бедный Сычжуй. Пожелал ему выдержки и терпения. Вэй Ин чуть не убил меня за это.

Дядя ходит чернее тучи. Кажется, он начал догадываться, что я не единственная жертва мужчин из Юнь Мэн Цзян. Какой коварный Орден, кто бы знал…

Цзян Чэн изволит злиться. Кажется, ему не понравились отведенные ему покои. Но брат действительно перестарался. Такой роскоши не всякая любимая жена удостаивается. Неужели со стороны я выгляжу таким же влюбленным идиотом?

Вэй Ин сказал, что я вообще никак не выгляжу. Мне радоваться или печалиться? На всякий случай сделал вид, что обиделся. Вэй Ин сделал вид, что не заметил. Не буду ему ничего дарить.

Цзян Чэн сменил гнев на милость. Правда, сначала из его покоев пришлось вынести несколько картин и ваз. К моему удивлению, шелковое постельное белье в цветах его Ордена этой участи избежало. Может, брат и не такой уж идиот.

До Нового года несколько часов. В девять вечера потянуло спать, я даже расстроился. Но Вэй Ин уложил меня на кровать и даже пообещал разбудить. В результате нас разбудил брат, сказавший, что все уже собираются.

Вэй Ин фыркал и долго не хотел просыпаться, пришлось применить запрещенный прием. Это заняло еще почти двадцать минут, зато Вэй Ин встал с постели вполне бодрым. Правда, теперь у меня немного стесаны уголки губ, но сияющие глаза Вэй Ина того стоят.

Собираемся на праздник. Раздумываю о том, как бы половчее спрятать свой подарок. Пока раздумывал и прятал, пропустил все самое интересное. Вэй Ин заплел себе длинную косу. От порыва намотать ее на руку спасло только понимание, что мы и так задержались. Правда, плетение все равно погладил.

Напоить весь Орден – задумка, достойная Старейшины И Лин. Конечно, у вина, смешанного с соком, эффект не такой убойный, но все равно есть. Спать пока не хочется, но в голове определенно шумит.

Все-таки Лань Сичэнь – истинный Глава. Произнести поздравительный тост, ни разу не сбившись, после двух винно-соковых чаш – то еще испытание, но он справился. Горжусь им.

Спать на столе неудобно.

Откуда у Вэнь Нина новый костюм?

Кто разрешил мелочи играть в «кувшинчик»?

Если Цзинъи не прекратит целоваться с Сычжуем, Цзинь Лин ему волосы повыдергивает.

Кто заплел косичку из бороды дяди?

Цзян Чэн неплохо танцует. И теперь все знают, куда делась лобная лента Лань Сичэня.

Колокольчик Вэй Ина так мило звенит.

Если завтра дядя вспомнит, что видел целующихся Цзян Чэна и Лань Сичэня, его хватит удар.

Если завтра Цзян Чэн вспомнит, что видел целующихся Цзинь Лина и Сычжуя, мальчишек хватит Цзы Дянь.

Почему так темно?

Проснулся от грохота фейерверков. Огляделся и протрезвел от обиды. В зале почти никого не осталось. Погрома, впрочем, тоже не наблюдалось. Как и Вэй Ина. Меня бросили?

Меня не бросили. Счастлив от того, что между фейерверками и мной Вэй Ин выбрал меня.

Подарил ему свой подарок. У Вэй Ина было неописуемое выражение лица. Пока он надевал на себя белые одежды Гу Су Лань, я достал ранее честно украденную одну из его красных лент и заменил ею свою собственную на лбу. Это тоже часть подарка.

Вэй Ин, кажется, плачет. Ему не понравилось?

Вэй Ин обозвал меня дураком. А потом обнял, поцеловал и сказал, что очень сильно меня любит. Наверное, все-таки мой подарок ему понравился.

Первый день нового года.

Болит голова.

Голова болит.

Вэй Ин в белых одеждах красивый.

Лань Сичэнь в фиолетовом – тоже.

Надо проверить, жив ли дядя.

Вот кому надо было подарить гуля.

Новый год начался хорошо.


Лань Сичэнь



До Нового года неделя. Почти закончил писать официальные письма с поздравлениями других Орденов. Хорошо, что в этот раз можно обойтись без подарков. Почти жалею, что рискнул позвать Цзян Чэна. Ибо что подарить человеку, у которого все есть и которому ничего не нравится? Дарить себя перевязанным ленточкой — рановато, а других идей нет.

Написал список дел, которые нужно успеть сделать до Нового года. Вспомнил, что забыл про подарок дяде. Главное, не подарить то же самое, что и Лань Чжань, а то будет неловко. Может, подарить свод правил Ордена Не? Не Мин Цзюэ в прошлый раз оставил. Пусть дядя сравнит, убедится, что у нас больше, и будет счастлив.

Играл на флейте. Много думал. Решил, что подарю Цзян Чэну лобную ленту.

Лань Сычжуй чистит дорожки. Поинтересовался причиной его энтузиазма. Решил не говорить, что заколку Цзинь Лина еще тогда нашел Цзян Чэн, а то расстроится.

Поговорил с Лань Чжанем. Брат тактично пытался намекнуть, что лобная лента в подарок — плохая идея. Тактично не вышло, но я его понял. Наверное, он прав.

Вэй Ин прислал записку. До планируемого количества осталось всего шесть кувшинов.

Что подарить Цзян Чэну? И надо ли вообще ему что-то дарить? Уровень наших отношений мне до сих пор неясен. Но если мужчина смотрит так, что, кажется, даже одежда дымится — это, наверное, что-то значит? Надо спросить у Гуан Яо. Или лучше у Мин Цзюэ? Иногда мне кажется, что когда они рядом, одежда дымится у них обоих одновременно.

До Нового года шесть дней. Сычжуй отлично справился с дорожками. В качестве компенсации пообещал ему, что разрешу немного выпить на Новый год. В мальчике нет крови Ланей, но посмотреть на результат будет интересно.

Кампания по поставке алкоголя под угрозой срыва. Дядя что-то подозревает. Если Вэй Ин попадется, придется вспомнить молодость и где в заборе дыра. Я хорошо ее заделал, могу и не заметить с первого раза.

Вэй Ин сказал, что в Юнь Мэн Цзян на Новый Год всегда пускают фейерверки. Расстроился, что у нас их нет. Чтобы не вызывать подозрений, намекнул об этом Лань Чжаню и напомнил, каким милым становится Вэй Ин. Чувствую себя манипулятором.

Кажется, Лань Чжань о чем-то догадывается. Иначе зачем бы ему предупреждать об охране стен Цзинъи? Придется пустить дядю по ложному следу и поговорить с Вэй Ином. Пусть поторопится, пока цены не выросли еще больше.

Лань Чжань попросил официально запретить Вэнь Нину присутствовать на празднике. Он такой милый, когда ревнует. Но Вэнь Нин тоже милый, хоть и мертвый. Да и малышам нужен присмотр. Надо только дать Вэнь Нину костюм. У меня остался где-то старый, его еще Лань Чжань носил…

Что можно подарить человеку, у которого есть кольцо, которое становится кнутом?

До Нового года пять дней. Сегодня запасы вина должны пополниться еще на шесть кувшинов. По этому поводу Лань Чжань не находит себе места. Решил не напоминать ему о нарушении правил, ибо когда еще мне удастся посмотреть на волнующегося брата? Он такой забавный. И становится похожим на совсем мелкого себя.

Пока пили чай, попытались устроить мозговой штурм на тему подарков. Штурм не удался.

Шесть кувшинчиков заняли свое законное место. Главное, чтобы теперь их дядя не нашел. Может, отвлечь его чем-нибудь?

Его отвлек Вэй Ин. Фейерверки, что купил Лань Чжань, оказались очень хорошими, а Вэй Ин — очень метким. Комната дяди еще не скоро согреется, хотя стекло ему вставили даже быстрее, чем мелкий проказник надеялся. Интересно, Лань Чжань правда поверил, что Вэй Ин случайно или просто вид делает?

Цзян Чэн прислал письмо, что выехал. А я до последнего не верил, что он согласится. Вопрос о подарке актуален, как никогда. Сделать татуировку в виде цветка лотоса? Но если я сделаю ее на видном месте, дядю хватит удар, а если на невидном — то какой в ней смысл? Тем более, что дядя мне нужен. У меня большие планы на Цзян Чэна, эту зиму и отпуск. И плевать, что у Глав Орденов отпусков нет. Будут. Главное, чтобы было, на кого оставить Орден.

Может, выдать Цзян Чэну отпуск в качестве подарка? Деньков этак на сто? Он обрадуется. Наверное.

До Нового Года осталось четыре дня. В Облачных Глубинах никогда не ставили никаких елок на Новый Год. Минимум украшений и праздничный ужин — это все, что я помню о праздновании Нового года. Но Вэй Ин не был бы Вэй Ином, если бы не попытался изменить традиции еще и в этом. Разумеется, дядя был резко против. Но между его недовольством и удовольствием смотреть на то, как Цзян Чэн ищет конфеты на ветках, я выбрал последнее. Я дурак, и знаю об этом.

Пока Вэй Ин с Лань Чжанем занимались елкой, отправил Сычжуя на рынок за конфетами. Не знаю, какие понравятся Цзян Чэну, так что на всякий случай велел взять всех понемногу.

Елка заняла половину Большого Зала.

Скачущий Вэй Ин не удивляет. Но от одухотворенного вида дяди, наряжающего елку, чуть удар не хватил. Может, вместо свода правил подарить ему елочку в горшочке?

Кстати, о подарках. Хотел посоветоваться с Вэй Ином, но тот вместе с Лань Чжанем умудрился замерзнуть. Пришлось поворчать для порядка, укутывая их и отпаивая горячим чаем. Они такие милые с красными носами… Чувствую себя мамочкой.

Может, подарить Цзян Чэну что-нибудь из зимней одежды? Шапку, например. Правда, в голову почему-то лезут одни глупости. А за кроличью шапку Лань Чжань меня с обрыва спустит, и не посмотрит, что брат родной…

До Нового года осталось три дня. Подарок-подарок-подарок… Еще немного, и я начну заговариваться. Хорошо, что сегодня удалось немного отвлечься. Я, конечно, верил в Вэй Ина, но он еще более крут, чем я думал. Протащить в праздничное меню мясо — это подвиг, достойный увековечивания в хрониках. Два моих несчастных сладких пирога и пирожные на этом фоне кажутся смешными. Зато этот Новый год запомнится всем надолго.

Брат попросил включить в меню любимое блюдо Сычжуя. Он такой милый, так заботится о малыше. Как бы намекнуть ему, что мальчишек ждет что-то более интересное?

К вечеру мороз усилился. Щиплет нос и немеет лоб. Начал беспокоиться о делегации из Юнь Мэн Цзян. Вэй Ин сказал, что теперь Цзян Чэна остановит только смерть. Начал волноваться еще больше.

Весь вечер Лань Чжань не сводит с меня глаз. Кажется, он что-то подозревает.

Я похож на дурака, который полетит на мече в такую погоду?

Я похож на дурака, который полетит на мече в такую погоду.

Я дурак, который летит на мече в такую погоду. Надеюсь, Вэй Ин справится со всем.

Холодно.

Очень Холодно.

Ветер противный.

Засмотрелся на елку на главной площади города.

В сугробе тоже холодно, но приземление было мягким.

А еще очень удачным.

Цзян Чэн очень художественно матерится, я заслушался.

Цзян Чэн ужасно коварный. Пока он отвлекал меня своими ругательствами, я даже не заметил, как ловко он вытащил меня из бадьи с горячей водой и обернул полотенцем.

На его кровати, в одной большой простыне и чашкой чая в руках, чувствую себя счастливым идиотом. И мне это нравится.

Цзян Чэн горячий. Или это я еще не согрелся.

Где найти ускоренное обучение по соблазнению? Плачу двойную цену.

А если больше не держать простынь?

Ой.

Ай.

О-о-о…

М-м-м…

Где он научился так целоваться? И, главное, на ком?!

Какой я ревнивый, оказывается…

Если распустить волосы Цзян Чэна, он становится слишком милым. И похожим на сердитую тучку.

Какой он горячий…

А какой узкий…

Хотя, если верить ему, я такой же.

Я пьяный. Надо разливать Цзян Чэна по кувшинам и продавать. Мгновенное опьянение обеспечено.

Что за чушь я несу…

Я влюбленный идиот.

Я влюбленный идиот, который отдал другому идиоту свою лобную ленту, и теперь счастлив до зеленых гулей.

Он ее принял!!!

Какие хилые кровати в гостинице, кто бы мог подумать… Я всего-то разок подпрыгнул от счастья. А уж скрипела как… Зато мысль о подарке уже не актуальна.

Кажется, до Нового года остался один день. Точно один день? Не хочу возвращаться.

Иногда хорошо быть главой Ордена. Никто не пристает с вопросом, где моя лобная лента. Один Лань Чжань странно косится. Вэй Ин и так знает, поэтому ржет открыто. Стукнуть его, что ли? Но я сегодня такой расслабленный, что аж самому противно. Только бы на глаза дяде не попасться. А вообще — пусть завидуют. У меня есть Цзян Чэн! А у них нет.

Отпаивали дядю успокаивающим. Надо сказать спасибо Лань Чжаню с Вэй Ином. Дядя, до сих пор не отошедший от их гулей, даже не заметил, что на мне нет ленты. А завтра приезжает Цзян Чэн!

Новый Год сегодня. Приехала делегация из Юнь Мэн Цзяна. Свежие, бодрые. Аж завидно стало.

Лань Чжань косится, Вэй Ин тоже. Исключительно из природной вредности приветствую Цзян Чэна по всем правилам этикета. Судя по их лицам, они разочарованы. Судя по глазам Цзян Чэна, он откровенно веселится.

Дядя застукал нас с Цзян Чэном. Ничего особо неприличного, мы всего лишь держались за руки, но он теперь ходит чернее тучи. Кажется, начал догадываться, что Лань Чжань — не единственная жертва мужчин из Юнь Мэн Цзян. Какой коварный Орден, кто бы знал… И это он еще про Сычжуя не знает.

Цзян Чэн злится. Брат сказал, что я похож на влюбленного дурака. Можно подумать, я и без него не в курсе. Злой Цзян Чэн восхитителен, но вазы Первого основателя жалко, так что пришлось отдать приказ, чтобы их вынесли.

Фиолетовый безумно идет Цзян Чэну. Даже если это всего лишь постельное белье.

До Нового года несколько часов. Обновили белье, заодно проверил, так ли оно хорошо, как мне казалось. Даже еще лучше. Сохнет почти мгновенно и влажных пятен почти не видно. Надо будет отдать Цзян Чэну второй комплект.

Разбудил Лань Чжаня, чтобы он разбудил Вэй Ина, и ушел собираться к празднику. Ради разнообразия решил не собирать волосы в пучок. Теперь ноют губы. Не стоило попадаться Цзян Чэну на глаза в таком виде в темном коридоре.

Новый год. Концентрация алкоголя в соке ровно такая, какая нужна. Язык не заплетается, мысли вроде связные. Теперь, главное, не потерять контроль и дожить хотя бы до фейерверков.

Сказал речь. Лань Чжань, кажется, даже прослезился. Так, ему больше не наливать.

Мне тоже. Или еще бокальчик? Рука у Цзян Чэна такая горячая.

Лань Чжаню спать на столе неудобно, надо хоть подушечку подложить.

Вэнь Нин в костюме очень миленький.

А Цзян Чэн — очень ревнивый. Ему тоже не наливать?

Какая музыка веселая!

Я тоже хочу поиграть в «кувшинчик»! Правда, не хочу ни с кем целоваться, кроме Цзян Чэна. Не хочу играть в «кувшинчик».

Если Цзинъи не прекратит целоваться с Сычжуем, Цзинь Лин ему волосы повыдергивает.

Спящий дядя — такой милый. Надеюсь, он не обидится, если я заплету ему косичку?

Цзян Чэн так красиво танцует.

Р-р-р, и не смейте на него так смотреть!

Лань Чжань, Вэй Ин в другой стороне, а Цзян Чэн только мой!

Целоваться у всех на виду — так возбуждает. Надеюсь, дядя это переживет.

Не смотри туда, мой лотос, там ничего интересного, всего лишь Сычжуй с Цзинь Лином. Кстати, малышам нужно показать пример, а то целоваться не умеют.

Фейерверки красивые. Я даже засмотрелся.

Дяде, кажется, плохо.

Показалось. Ему хорошо.

Как весело все кружится!

Цзинь Лин разрешил нам жениться. Такой милый малыш, и чего Цзян Чэн на него ворчит?

Хочу гулять!

Не хочу гулять!

Хочу на ручки!

Какое белье мягкое, мр-р-р… Хочу себе кошачьи ушки. И мурчать.

Цзян Чэн смеется. Я, наверное, совсем пьяный.

А он все равно смеется.

Тогда хочу себе еще и хвост.

Какой же он теплый… И так крепко обнимает…

Если я уже отдал свою ленту, нужно ли говорить, что я его люблю?

Какие только глупости не лезут в голову…

Первый день нового года.

Голова болит.

Болит голова.

Когда Цзян Чэн успел переодеть меня в одежду Юнь Мэн Цзян?

Лань Чжань хмурый. Наверное, тоже голова болит.

Где дядя?

Дядя нашелся.

Почему он обнимает ледяного гуля?

Ой.

Кажется, бороду придется брить.

Прости, дядя. Хорошо, что ты спишь и не видишь.

Цзян Чэн со сна такой милый и похож на еще более сердитую тучку.

Новый год начался замечательно!


Вэй Ин



До Нового года неделя. Лань Чжань вторую неделю ходит задумчивый. Слишком задумчивый. Утром он долго стоял на крыльце, глядя наверх, а потом вдруг сказал, что у нас еще фонарики не развешены. И чего их вешать, они уже третий день болтаются. Правда, с другой стороны крыльца. На всякий случай перевесил.

Лань Чжань такой милый. Оказывается, он никак не может выбрать мне подарок. Не собираюсь облегчать ему задачу. Хорошо, что я для него сам по себе подарок.

Лань Чжань принес очередной Свод правил и спрятал. Сделал вид, что не увидел куда. Готов спорить на бессмертную жизнь, что это подарок для старика. Жаль, не люблю повторяться, а то в прошлый раз картинки понравились даже мне. Не зря так старался. Кстати, без бороды на рисунке он получился очень даже ничего.

Бедный Сычжуй. Надо отправить ему в помощь Вэнь Нина. Тому приятно, а сам малыш с этим снегом и к Новому году не управится. Сказать ему или нет, что Лань Чжань пошутил про заколку Цзинь Лина? Или он не поверит?

Вэнь Жо Хань был идиотом. Для того, чтобы управлять кланом, не обязательно быть главой. И даже Старейшиной. И вообще, — всех на урок по мастерству управления к Не Хуай Сану! Да начнется кампания по подрыву устоев Гу Су!

И всего то надо было, что сказать Лань Сичэню, что мой сводный братец очень ждет приглашения. И даже сам мне об этом сказал. Да-да. А маленькая ложь еще никому не мешала. Тем более, что Цзян Чэн и правда ждет. Зато с практически официальным разрешением проносить контрабандой вино в резиденцию стало гораздо веселее.

До Нового года шесть дней. Пока Лань Чжань гипнотизировал фонарики, проверил дорожки в парке. Надо сказать спасибо Вэнь Нину. И позвать на праздник. А то неудобно как-то.

Лань Чжань сказал, что дядя что-то подозревает. Решил не спрашивать, с чего вдруг Лань Чжань вообще решил мне об этом сказать. Зато убедился, что план по дезинформации работает. Никто в здравом уме не понесет вино через восточную стену. Но старику об этом лучше не знать. Тем более, что пока он озабочен поиском нас, я могу приступить ко второму этапу «самого страшного плана».

Этап второй. Фейерверки. На Новый год они должны быть. Надо сказать Лань Сичэню, что Цзян Чэн их очень любит. Между прочим, и правда любит.

Лань Сичэнь перепоручил фейерверки Лань Чжаню. Еще чего не хватало, у меня на него большие планы! Пришлось отправить ему навстречу Цзинъи. Лань Сичэню все равно, а малыш без дела не болтается.

Сказал Лань Чжаню, что на празднике будет Вэнь Нин. Ревнующий Лань Чжань такой милый и горячий.

Надеюсь, никто не слышал, как я уговариваю Лань Чжаня?

Может, выдать Лань Чжаню список того, что я хотел бы получить? А то в следующий раз меня же рядом может и не оказаться. И синяк будет не у меня на ладони, а у него на лбу.

До Нового года пять дней. Купили семь кувшинов. До резиденции донесли шесть. Во-первых, так и было задумано. Во-вторых, холодно, темно и страшно. Ну ладно, просто холодно и темно. Если Лань Цижэнь когда-нибудь узнает, во что я втравил его внука, он самолично мою душу в прах развеет, чтобы еще раз не переродился. Но Лань Цзинъи такой ловкий, умелый и смелый… Прям как я в его возрасте. Я аж умилился. Чуть не угостил его вином, да вовремя вспомнил, что он Лань.

Лань Чжань меня ждал. С учетом того, что я был замерзшим, согревающие обнимашки — самое оно.

Очень согревающие обнимашки.

И не только обнимашки.

Нет, ТАМ я не замерз, но вдруг я ошибаюсь?

Когда успело настать утро?

Спать хочу.

Хочу спать.

Лань Чжань ушел.

И я пошел.

Спать.

Проснулся и в очередной раз порадовался тому, какой я умный, а Цзинъи понятливый. И всего-то надо было лишь показать ему ночью магазин, где продаются фейерверки. Я выспался, и у нас будет праздник. А Цзинъи поспит потом. В конце концов, его не «согревали» всю ночь до утра.

Отличные фейерверки! Яркие, красочные. И летят далеко. Простите, Лань Цижэнь, я случайно. Нет, в монетку со ста шагов я в прошлой жизни попадал, а в этой у меня глаз косит, и рука дрожит. Поэтому случайно. Вашей бородой клянусь, а она для всех обитателей Облачных Глубин священная, почти как Стена. Сами знаете. А не знаете — у Лань Чжаня спросите. У Сичэня не надо, ему врать придется.

А стекло вставили быстрее, чем я рассчитывал.

До Нового Года осталось четыре дня. Этап третий. Что за Новый год без елки? Что значит, «никогда не ставили»? Поставим.

Лань Цижэнь мстит так мило. Можно подумать, что его «нет» остановит Лань Сичэня, у которого перед глазами стоит Цзян Чэн, тянущийся за конфетой. Очень красивый Цзян Чэн. Высокий. Тянущийся вверх. Какая отличная одежда у Юнь Мэн Цзян, обтягивает так, как надо, чтобы у одного вредного Лань Цижэня не было шансов.

Елка красивая.

И пахнет.

Кто доверил покупку шариков Вэнь Нину? Ему так отдали? Тогда ладно.

Но этот шарик просто отвратительный.

Ой, простите, я случайно.

Хочу гулять.

Гулять хочу.

Лань Чжа-а-а-ань!

Лань Чжань, оказывается, умеет играть в снежки. Хорошо, что мелочи здесь нет, этот удар они бы не перенесли.

Надо будет вытащить его еще погулять.

Он замерз.

Я тоже замерз.

Губы теперь потрескаются. Но целоваться было все равно здорово.

Ворчащий Лань Сичэнь очень милый. Если Цзян Чэн не оценит, то он идиот.

До Нового года осталось три дня. Этап четвертый. Праздничный ужин. Уф! Ощущение такое, словно выиграл целое сражение. Но кто сказал, что будет легко? Зато получил удовольствие, а то засиделся, размяк.

Лань Сичэнь забавный. Он правда думает, что никто не заметил, как он в меню три вида пирожных вписал? Но мне все равно, ему приятно, а старику после моих мясных пирожков сладкие пирожные кажутся верхом скромности.

Лань Чжань рассеянный. Лань Сичэнь тоже.

На улице похолодало.

Если я отправлю Лань Сичэня Цзян Чэну — кому из них я сделаю подарок?

Сказал Лань Сичэню, что никакой мороз Цзян Чэна не остановит. Заодно пообещал отвлечь Лань Чжаня.

Надеюсь, я не выгляжу таким же влюбленным идиотом.

Отвлекать Лань Чжаня приятно.

Правда, потом задница саднит и ходить неудобно. Попрошу у Лань Сичэня заживляющую мазь, он мне должен.

До Нового года осталось два дня. Ненавижу уборку. И убираться тоже ненавижу. Пойду проверю Лань Цижэня. После отлета Лань Сичэня на нем лица нет. Как бы не учудил чего. Надо бы старика встряхнуть.

Вернулся домой. С порога учуял знакомый запах. Сделал вид, что вяленое мясо вижу в первый раз. Сам дурак, мог бы и сообразить, что Лань Чжань найдет мои запасы.

Куда бы перепрятать?

Кролики точно мясо не едят?

Не верю я кроликам. Где-то я дупло видел…

Пока Лань Ванцзи делал заготовки для снежных гулей, нашел дупло. Тут надежней. Замерзнет, правда, но когда это меня останавливало?

Гуль Лань Чжаня похож на гуля. Кто бы сомневался.

Лань Чжань рассеянный.

Лань Чжань очень рассеянный.

Конечно, его гуль красивее. Сделал вид, что обиделся. Я знаю, что я милый.

А дровяной сарай теплый. Но на ветру целоваться веселее.

Интересно, как там Лань Сичэнь?

До Нового года остался один день. Лань Сичэнь вернулся. Судя по его виду, минус один… нет, минус двое мужчин из списка завидных женихов. А Цзян Чэн — тот еще собственник. Так пометить, что аж завидно…

Если Лань Цижэнь увидит Лань Сичэня без лобной ленты, Цзян Чэн будет прорываться через его труп. А мне покойники на Новый год не нужны. Придется корректировать планы.

Попросил Цзинъи сходить на Старую опушку, проверить, не пахнет ли там вином, а то вдруг мне кажется. На Старую опушку пошел Лань Цижэнь, который «совершенно случайно» проходил мимо нас. Ну все, время пошло.

Успокоительного Лань Цижэню!

Две дозы!

Нет, три!!!

И незачем так орать, похоже же вышло. И борода, и глаза, я даже складку такую же сделал на лбу у гуля. Гордиться надо. Я, между прочим, не каждого так увековечиваю.

Лань Сичэнь спросил, правда ли Лань Чжань не понял, кого именно я слепил. Я уже говорил, что Лань Чжань рассеянный?

Пока я разговаривал с Лань Сичэнем, Лань Чжань сбежал в город. Надо было все-таки ему список дать.

Новый Год сегодня. Приехал Цзян Чэн.

Цзян Чэн приехал.

Цзян Чэн.

Ау, Лань Сичэнь, Цзян Чэн приехал!

И где радостные обнимашки? Нет, так неинтересно… Даже Лань Чжань зевать начал.

И чего это Цзян Чэн веселится?

А Цзинь Лин-то подрос. Красавчиком стал. Весь в дядю, прям горжусь собой. Бедный сын. Надо будет ему вино в сок налить. Как компенсацию.

Лань Чжань пожелал Сычжую терпения. Чуть не убил его за это. Какое терпение, Цзинь Лина в руки и бежать, там разберетесь.

Старик чернее тучи. Так и хочется подойти и утешить. Надо спросить у Цзян Чэна, не завалялся ли у него какой-нибудь адепт подходящего возраста, а то получается, только Цижэнь у нас обделенный вниманием мужика из Юнь Мэн Цзян.

Цзян Чэн в ярости, аж стекла звенят. Как бы устроиться так, чтобы все слышать и под горячую руку не попасться? Хотя он прав — вазы были перебором.

Лань Чжань спросил, выглядит ли он как влюбленный идиот. Долго думал. Вспомнил Лань Сичэня с его вазами. Честно ответил Лань Чжаню, что он вообще никак не выглядит.

Лань Чжань сделал вид, что обиделся.

На всякий случай сделал вид, что не заметил.

Кажется, останусь нынче без подарка.

Надо проверить, все ли готово к Новому году, а то расслабился.

Пересчитал кувшины. Все на месте. А тот один, который я вчера выпил, запасной был, поэтому не считается.

Фейерверки на месте.

Елка стоит. С конфетами. И когда Сичэнь успел? Крут мужик, Цзян Чэну повезло.

Сунулся на кухню. Захлебнулся слюной, получил по пальцам и, обиженный, удрал.

По дороге услышал, как Цзян Чэн и Сичэнь обновляют постель. Стало завидно.

Лань Чжань такой милый, когда зевает, что хочется завернуть его в одеялко, уложить в кроватку и гладить по волосам, чтобы сопел куда-нибудь в ухо.

Завернул в одеялко, уложил в кроватку, и уснул раньше, чем услышал, как сопит Лань Чжань.

До Нового года несколько часов. Не хочу просыпаться.

Просыпаться.

Не хочу.

Лань Чжаааань…

Лань Чжань?

О, Гэ-гэ…

Еще…

Я тоже тебя…

Лань Чжань!!!

Чтоб меня так каждое утро в следующем году будили.

Долго думал.

Пока думал — заплел косу. О чем думал — не помню. Но Лань Чжаню понравилось.

Пока все рассаживались, прошелся по залу с проверкой. Долил в сок малышей вина. Вэнь Нин в белом костюме красивый. У Цзян Чэна губы опухли. А Сичэнь пьяный. И когда успел?

Сичэнь сказал речь. Интересно, это из-за вина она такая прочувственная или из-за руки Цзян Чэна на его бедре?

Лань Чжань спит.

Все еще спит.

Интересно, если вслух сказать, что Вэнь Нин красивый — он проснется?

Вэнь Нин, ты такой хорошенький!

Ух ты, какая реакция! Надо запомнить. А пока отвести Вэнь Нина подальше.

Малышня, а вы умеете играть в «кувшинчик»? Нет? Позорники. Значит так, слушайте сюда, дядя Вэй вас научит. Берете пустой кувшин, раскручиваете…

Цзинь Лин, малыш, это всего лишь игра, не надо пытаться выдрать волосы у Цзинъи, тебе потом его дедушка наваляет. В следующий раз кувшинчик покажет на тебя. Ну вот, я же говорил…

Теперь я знаю, чем шантажировать Сичэня. Хотя косичка у него получилась милой. Бедный старик, его удар хватит. Надо будет проследить.

Давай, Чэн-Чэн, покажи этим дохлым рыбам, как танцуют в Пристани Лотоса! И нашу не забудь! И кнутом, чтобы молния полыхнула. Ух, аж меня пробрало.

О, какой Сичэнь собственник. Все, ушел-ушел...

Так, пора фейерверк, а то Цзян Чэн про Цзинь Лина вспомнил. А тому сейчас ни до кого. Ну хоть целоваться научится.

Лань Чжань опять уснул. Ладно, пойду гляну одним глазком.

Без Лань Чжаня плохо.

Лань Чжааань, хочу к тебе на ручки.

Кто пьяный? Я не пьяный! Я просто на ручки хочу.

Лань Чжань решил подарить мне подарок. Пока я переодевался, он надел мою красную ленту. А я-то думал, что ее потерял.

Стоп.

Стоп, я сказал. А теперь назад.

Вот я. Вот одежда Ордена Гу Су Лань.

Вот Лань Чжань. И моя лента вместо его лобной.

Аа-а-а-а…. Лань Чжаааань…

Хнык…

Я не пьяный! После такого-то… протрезвел. Столько вина насмарку.

Дурак ты, но я тебя все равно люблю.

Очень-очень.

Очень-очень-очень.

Первый день нового года.

У Лань Чжаня болит голова.

Очень болит.

А у меня нет.

Я в белом. Теперь у Лань Чжаня не болит голова.

Лань Сичэнь в фиолетовом. У Цзян Чэна тоже болит голова?

Малышня живая, это радует. Спасибо, Вэнь Нин, что присмотрел.

Теперь бы еще Старика найти. А то Сичэнь ему ночью косичку из бороды сплел.

Два Лань Цижэня — это перебор. Даже если один из них — снежный гуль, а второй спит с первым в обнимку.

Вэнь Нин, ты же все знаешь…

На жизнь жаловался? Ну… ой.

Косичка вмерзла в гуля. Гуль залит водой, поэтому он теперь ледяной. И с бородой Лань Цижэня.

Выражение лица Сичэня неописуемо, но он принял волевое решение. Бороду брить!

Решил не говорить, что гуля можно было растопить. Подозреваю, что не я один такой умный.

Итак, можно подводить итоги.
Лань Цижэнь без бороды.
Малышня научилась целоваться.
Вэнь Нин в приличном костюме.
Цзян Чэн пристроен.
Лань Сичэнь тоже.
На мне белые одежды.
На Лань Чжане красная лента.

Новый год начался отлично!


Цзян Чэн



До Нового года неделя. Получил официальное приглашение из Облачных глубин. Хорошо, что Вэй Ин далеко, иначе ходить ему без волос. Сваха из него так себе. Или Лань Сичэнь сам захотел?

На всякий случай решил думать, что это проделки Вэй Ина.

Передумал.

Ехать или не ехать?

Сказал о приглашении А-Лину, тем более, что Сичэнь и его упомянул. Что-то не нравится мне выражение его лица. Он хочет ехать или нет?

Не хочет.

Хочет.

Не хочет.

Почему у меня не племянница?

Не хочет, но все равно собирается.

Откуда я знаю, что подарить мелким Ланям? Мне бы с одним большим вопрос решить… Не знаю, что дарить и стоит ли вообще что-то дарить? А вдруг это просто жест вежливости?

Почему Сичэнь не женщина? Я бы на нем женился и не мучился.

А вдруг я ему не нравлюсь?

Точно не нравлюсь. А Вэй Ину ходить лысым. Надо только Лань Ванцзи отвлечь. И продумать пути отхода.

Решил, что никуда не поедем.

До Нового года шесть дней. У А-Лина глаза на мокром месте. Попытался узнать, неужели ему так нравится идея встречи Нового года в Ордене, где даже мяса не едят, и спать, скорее всего, лягут в девять вечера. А-Лин обиделся. А он точно не племянница?

Вэй Ин прислал письмо. Сказал, что Сичэнь одобрил алкоголь. Я решил, что Вэй Ин напился. Ибо в трезвом виде до таких шуток он бы не додумался.

Или трезвый и не шутка?

Давно не пробовал «Улыбку императора». Да и А-Лину не помешает. Заодно узнаю его реакцию на алкоголь. Сестра бы меня убила…

Или не ехать? Дарить опять-таки что-то нужно… Что можно подарить человеку, у которого все есть, а то, чего нет – ему нельзя? Себя, перевязанного ленточкой, дарить не буду, еще поймет не так.

Ненавижу выбор.

Отсутствие выбора тоже ненавижу.

Интересно, а остальных глав орденов тоже пригласили? Надо спросить у Вэй Ина.

К гулям Вэй Ина. А-Лин, собирайся, мы выезжаем через час. Что значит, не успеешь? Ты еще вчера должен был быть готов.

Отправил письмо Сичэню, чтобы успел приготовиться морально. Вэй Ину тоже написал. На всякий случай.

До Нового года пять дней. Чтобы не выглядеть идиотом, кроме А-Лина, взял с собой целую делегацию из назначенных добровольцев. Все равно чувствую себя идиотом.

А-Лин спросил, красивый ли он. Задумался. А-Лин обиделся.

Лететь на мечах было плохой идеей.

Очень плохой идеей.

Очень и очень плохой идеей.

Взяли лошадей. Ну ладно, зато сэкономили времени. А то, что замерзли – так закаляться надо.

Вспомнил, что забыл подарок для Сичэня.

Вспомнил, что забывать было нечего. Придется себя. С ленточкой. В конце концов, даже Лань Ванцзи в прошлый раз смог, чем я хуже?

Забыл ленточку. Придется остановиться в ближайшем городке. Если мы до него доберемся. Может, не ленточку? В конце концов, Вэй Ин с Ванцзи женаты. А мы с Сичэнем – нет. Жаль, идея с ленточкой мне нравилась. И почти никаких затрат.

Лошади не любят Облачные Глубины, норовят свернуть туда, где веселее. Не могу их не понять. Но в Облачных Глубинах Сичэнь.

У А-Лина горят глаза. И руки подрагивают. Не нравится мне все это. Что-то напоминает.

Остановились в гостинице. Отвратное место. Хочу конфет, елку, фейерверки и Сичэня. Можно в любом порядке.

Нет, Сичэня сначала. Зачем – пока не знаю.

Если один мужик так много думает о другом мужике – это что-то значит?

Не хочу думать, что это значит.

А-Лин смотрит на меня, как на идиота. Говорит, что у меня горят глаза и руки подрагивают. Я уже говорил, что не нравится мне все это?

До Нового Года осталось четыре дня. Все еще едем в Облачные Глубины.

Едем.

И сейчас едем.

Кажется, мы заблудились. Надо было все-таки на мечах.

А-Лин потерял шапку. Бестолочь.

Жизнь – полное дерьмо.

Но мы не сдадимся.

Выбрались из леса. Очень вовремя. Когда успел день пройти?

Въехали в город. Хочу домой.

Если мы явимся в Облачные Глубины прямо сейчас – это будет очень невежливо?

А-Лин сказал, что ему нужно время, чтобы найти подарок.

Вместо подарка нашли гостиницу.

Стали подарком для хозяина гостиницы. Оказывается, перед Новым годом никто не путешествует. Только такие идиоты, как мы.

Написал Вэй Ину. На всякий случай.

До Нового года осталось три дня. Во всем городе нет нормальных ленточек.

Заколок тоже.

И шпилек.

Тут вообще ничего нет, кроме мороза и елки на главной площади.

Елка красивая.

А-Лин злится. Он подарок тоже не нашел. Посоветовал ему подарить книжку. С картинками. Мелким Ланям будет полезно узнать, что на правилах жизнь не заканчивается. А Старик может съесть свою ленту.

Что значит, Цзинъи – его внук?

Тогда тем более книгу. С другими картинками. И кувшинчик вина, встряска полезна.

Мороз усилился. От Вэй Ина нет никаких вестей. Вредничает. Хорошо, что есть время придумать какую-нибудь пакость. Исключительно в воспитательных целях.

Купили книжки в подарок мелким Ланям. А-Лин до сих пор ходит с красными ушами. А ведь не маленький уже. Что-то в его воспитании я явно упустил.

Показалось или мимо окна что-то пролетело?

Не показалось.

Лучше бы показалось.

Сичэнь, ты идиот, но я все равно рад тебя видеть. Даже в сугробе.

Как он вообще до сих пор живой при такой-то житейской неуклюжести?

Матерюсь.

Грязно матерюсь. Художественно.

На меня никогда не смотрели с таким восторгом. Аж неудобно стало. Кажется, Сичэнь ударился не только плечом и мягким местом.

Лани все такие бесстыдные? Хотя я не в претензии. Когда еще доведется увидеть Сичэня без одежды. Пусть и в бадье с горячей водой. Но насчет головы надо все-таки спросить. Вдруг он раньше где ударился?

Говорит, что не ударился. Врет.

Кажется, это я ударился. Раз пять.

Как отвести глаза от сидящего на моей кровати Сичэня в одной простыне и с чашкой в руках?

Он такой милый. И смотрится так невинно.

Я точно ударился. Но попробуйте тут удержаться, когда тебя так наивно соблазняют.

Гордо не соблазняюсь.

Как недолго продержалась моя гордость.

Какой же он горячий. Сладкий.

Сильный.

М-м-м…

А уж какой ревнивый. Нет, Сичэнь, ты первый. Совсем первый. Ну, не считая…

Пожалуй, не стоит говорить, на чем я учился целоваться.

Не трогай мои волосы.

Ну, разве что в качестве подарка тебе.

Я знаю, что так я очень милый. А с чего бы я их собирал.

Я не тучка! Тем более, сердитая. Максимум – облачко.

Какой бред я несу. Уже можно признаться, что я влюбленный идиот?

Не стоило признаваться. У всех Ланей такая реакция на признания?

Между прочим, больно.

Да, Сичэнь, вот так ты точно первый.

Нет, не для тебя берег. Но раз уж ты тут…

Какой я язвительный, аж самому противно. А он хохочет.

Не хочу быть «госпожой Лань». «Госпожа Цзян» подойдет Сичэню больше. И вообще, у него есть брат и дядя. А меня заменить в ордене некому.

Ой. Это... это...

Нет, я не знаю, что значит лобная лента. И знать не хочу.

Совсем не хочу.

А-а-а… да чтоб вас всех, отдай обратно.

Чувствую себя влюбленным идиотом. Но хоть счастливым. Хотя про «госпожу Цзян» говорить еще рановато. Но мы потихоньку…

Зашел А-Лин. Смутился. Но почему-то не удивился. Я что-то пропустил?

Куда это ты собрался? Не отпущу. У нас еще кровать целая.

Кажется, до Нового года остался один день. Точно один день? Не хочу отпускать.

Я тебя ненавижу.

Одно другому не мешает. Я вообще зануда, можно подумать, ты не знал.

Ну и что, что будет видно? Зато пусть все знают, что занят. К тому же такой контраст с белой кожей и белыми одеждами. А будешь ворчать, поставлю второй для симметрии.

Наверное, надо было отдать ему ленту. А то еще хватит Старика удар.

Как дожить до утра?

Или хотя бы до вечера.

На всякий случай выгнал всех на тренировку. А то расслабились.

А-Лин странно смотрит. Допросил, оказалось, что я просто улыбаюсь. Не надо было вытаскивать Сичэня из сугроба, а то уже подростки шарахаются.

Может, лечь спать пораньше? А то ночью было не до сна.

Новый Год сегодня. Выселяемся из гостиницы. Хозяин почти плачет. На обратном пути куплю у него эту гостиницу, ибо одну комнату он мне точно не продаст. А я не хочу, чтобы кто-то валялся на той же постели, где был наш первый раз. Я сентиментальный дурак, но я никому об этом не скажу.

Приехали в Облачные Глубины. Сичэнь красивый. От его официальности меня на смех пробирает.

Закрой рот, Вэй Ин, обойдешься без спектакля. Я на тебя злой. Ты мне на письмо не ответил.

Да, А-Лин подрос. А вы бедного Сычжуя загоняли. А то с чего бы у него руки подрагивали. Использование детского труда запрещено!

У А-Лина тоже дрожат руки. Это заразно?

Чего-то я в этой жизни не понимаю.

Но подозреваю.

Поймал Сичэня, подержались за ручки.

Лань Цижэнь странно косится. Сичэнь сказал, что он нас видел.

Вэй Ин спросил, нет ли в Пристани Лотоса кого-нибудь возраста Цижэня. Долго думал.

Перебрал своих врагов. Понял, что никому из них не пожелаю Цижэня. Похоже, у меня нет врагов. Какое облегчение.

Это был сарказм. Без врагов жить скучно.

Это что, картины?

Ковры?

Вазы?

…!

…!! …!!! …!!!!

Я похож на любимую жену?!

Я не буду «госпожой Лань»!!!

Вазы хоть убери!!! А то разобью о чью-нибудь голову. Вэй Ина, например. Тем более, она так удачно торчит в окне.

Белье… ладно… можно оставить…

М-м-м…

Где Сичэнь этому научился?

Отличное белье. Хочу себе такое же.

Губы саднят.

Не только губы.

Но я бы повторил.

Слышавшие пусть завидуют молча.

До Нового года несколько часов. Сичэнь ушел будить брата, а я решил осмотреться.

Красивые фонарики.

Елка большая.

Конфетки?

Конфетки!!!

Плевать на праздничный ужин, на елке конфетки.

Пахнет «Улыбкой императора». Где-то рядом Вэй Ин. С другой стороны елки? Надеюсь, он не тырит конфеты.

Решил вернуться, пока от сладости задница не слиплась. Сичэнь говорил, что Вэй Ину удалось включить в меню мясо. Не верю.

Заблудился.

Сичэнь поверил.

С распущенными волосами он красивый.

А теперь еще больше красивый. Припухлые губы ему идут.

А вот мне не очень.

Вспомнил, что забыл про А-Лина.

А-Лин про меня тоже забыл.

Сделали вид, что обиделись.

Новый год. Мясо. И вино в соке. Я сплю?

Сичэнь рядом. Точно сплю. А если сплю, то какая разница?

Сичэнь сказал речь. Все это время держал его за бедро. А то вдруг я проснусь, а он исчезнет.

Вино.

Еще вино.

Вэй Ин, я с тобой завтра поговорю на тему спаивания молодежи.

Вэнь Нин в костюме милый?! Он не милый, он мертвый.

Агрх…

Да, я ревнивый.

Какая музыка веселая.

Не надо играть в «кувшинчик», Сичэнь, это нарушение всех четырех тысяч ваших правил разом, дядя тебе это не простит.

Зря я вспомнил Цижэня. Но косичка вышла красивой. Но Сичэня надо отвлечь. Тем более, музыка и правда веселая.

Да, я умею танцевать, А-Лин, не надо делать такие огромные глаза. И не только танцевать.

Заткнись, Вэй Ин, твоих комментариев только не хватало.

Если ты не отойдешь, Ванцзи сам тебя «отойдет».

И Сичэнь тоже.

Ух, какой же у меня горячий мужчина.

А какой собственник.

Что это там происходит?!

А-Лин и этот мелкий Лань?! УБЬЮ!!!!

Ну, может, позже. Сичэнь, ты пьяный.

Но вкусный. Старика точно удар хватит. Или Стена обрушится от нашего непристойного поведения.

Фейерверки!

Целоваться весело и вкусно.

Старику наконец плохо? Нет, я не злопамятный, я просто злой и память у меня хорошая.

А, нет, показалось.

А-Лин разрешил нам пожениться. Можно подумать, мне надо разрешение.

Но все равно спасибо. Я запомню.

Сичэнь такой милый, когда капризничает.

На ручки?

Тебе баиньки пора, солнышко.

Это я сказал? Ужас какой. Но Сичэнь такой милый. И мурлыкает так хорошо. Надо было ему ушки подарить. И хвостик. А так – только одежду своего Ордена могу.

Смотреть на переодевающегося во сне человека было бы смешно, если бы не было так мило. Сичэнь меня действительно любит?

Иди сюда уже, я соскучился, а ты явно спишь, чудо.

Если он надел одежду моего Ордена, это значит, что у меня скоро появится «госпожа Цзян»? Хотя, судя по хватке, это будет «еще один господин Цзян». Мне все равно, главное, чтобы Цзян.

Мрр…

Первый день Нового года. Странно, но голова не болит. Я не так много выпил.

Голова болит у Сичэня.

А еще у него легкая амнезия.

Ладно, не буду говорить ему, что он сам переоделся. Или это все-таки я? Я выпил больше, чем помню?

Вэй Ин в белом. С утра глаза режет.

Ванцзи с красной лентой на лбу. Этот год явно переживут не все.

Кстати, о переживших.

Ищем Лань Цижэня. Сичэнь нервничает. Хотя я бы тоже нервничал, если бы заплел ему косу из бороды.

Какой милый гуль.

Нет, Вэй Ин, не твой. Твой мне Старика слишком напоминает.

Никогда не думал, что мне будет жаль Лань Цижэня. Если единственный друг – это снежный гуль, то что-то пошло не так.

Но Старик против наших отношений с Сичэнем. Поэтому я не скажу Сичэню, что гуля можно было растопить, чтобы высвободить бороду. Судя по виду Вэй Ина, у того тоже зуб на Цижэня. Один Ванцзи безгрешен.

Не переживай, Сичэнь, отобьемся.

Я не ворчу, просто не до конца проснулся. И тут холодно. И воздуха слишком много, голова болит. Я? Милый?

Сичэнь, ты идиот.

И я тоже.

Ладно, счастливый идиот.

Кому нужно помолиться, чтобы этот год продолжился так же, как начался?


Лань Цижэнь



Хочу собачку. Собаченьку. На крайний случай – кошку. А подарят опять Свод правил. Хотя в прошлом году мне даже понравилось. У Вэй Ина явно талант к рисованию. Был бы еще талант к чтению мыслей – цены бы не было. А то как был дурачок дурачком, так и остался.

Но А-Чжаня я ему не прощу. Столько мучить бедного мальчика. И что тот в нем нашел?

Я не вредный. Просто положение обязывает. Я, может, хотел бы бабочкой стать. Но упустишь контроль за молодежью – и все, будешь гвозди в лавке искать прежде, чем сесть. А гвозди – это больно.

***

Может, сказать, что я не против алкоголя? Я против конкретно «Улыбки императора». С тем типом, что магазин этот держит, мы еще с детства не дружим. Он меня родителям сдал, когда я пьяным на сеновале уснул. Ох, и влетело же мне тогда, даже брата проняло. Так что и капли этого пойла в Облачных Глубинах не будет!

Чует мой нос, что тут не только капля, а целое озеро. Ну или пара десятков кувшинов. И я даже знаю, кто виноват. Надо будет сегодня к восточной стене прогуляться. Не зря же я подслушивал. Хотя гложут меня сомнения. Восточная стена – самая высокая, и большой крюк делать придется. Это не говоря о шансе свернуться в обрыв. Вэй Ин никогда таким дураком не казался. Но что не сделаешь ради алкоголя.

***

Убить бы кого-нибудь. Чувствую себя идиотом. И не просто идиотом, а таким, который проторчал всю ночь на морозе под стеной. Собачку хочу… Милую маленькую собачку. Пушистую такую. С большими ушами и коротким хвостиком. Я буду ей про жизнь рассказывать, а она мне радоваться. Собаааченька… На луну повыть что ли…

***

Вэй У Сянь!!!
И за какие грехи мне этот монстр в родственниках? Теперь в комнате инеем даже тапочки под кроватью покрылись. За уши бы оттаскать. Не тапочки, а Вэй Ина. Попросить что ли себе такой подарок? У А-Чжаня. Хотя он мне Свод правил приготовил. Интересно, если я пообещаю разобрать Стену правил, мне подарят собачку?
Подозреваю, что не одну. И что я с таким выводком делать буду? Нет, стоять Стене до скончания веков.

***

Елка большая, колется, сильно пахнет, и сыплется. А потом иголки из кровати вытряхивай. И вообще… У нас шариков нет.
Какой такой секрет знает Вэй Ин, что А-Хуань идет у него на поводу? Были бы они женаты, я бы понял, но тут? Надеюсь, Вэй Ин А-Чжаню не изменяет, а то я ему тощую шею-то сверну. Но что-то Вэй Ин определенно знает. Надо подумать.

Надо подумать, я сказал...

Не хочу думать. Хочу собачку.

Елка большая, колется и сильно пахнет. Пока не осыпается, но дайте время… Откуда у нас шарики? Вэнь Нин – очень милый мальчик, живым бы поучиться. Ладно, тогда можно и шарики, раз есть. И контроль-контроль-контроль… А то повесят непонятно что непонятно куда.

Что за шарик отвратный.
Никогда не думал, что буду благодарен Вэй Ину. Сделаем вид, что не заметили, что он разбил его специально.

Снял с елки пару конфет. Вкусные. Хорошая вещь склероз, забыл, есть ли у нас правило на счет конфет. Будем считать, что нет. Пожалуй, возьму еще штучку.

***

Мясо будет только через мой труп. Нет, не потому, что оно мне не нравится. А потому что Правила и стоит только начать – и все. А дальше что? Что, я вас спрашиваю? Откроем питейный дом и бордель? Идея конечно, хорошая, но главное, вслух ее не озвучивать, а то не успею и глазом моргнуть. И предки с того света вернутся, чтобы по ушам надавать. А по ушам – это больно. Нет, никакого мяса.
Ну, может, пирожки. Крохотные. Только чтобы теста больше, а мясом только пахло. Что значит «там посмотрим»? Лично прослежу!

А-Хуань, можешь не прятать свои пирожные, сладкое хоть и вредно для фигуры, но полезно для настроения. А мне для настроения нужна собачка. Ну или хотя бы елка в горшочке. Но ведь не подарят, изверги.

***

Мороз крепчает. А-Хуань куда-то сбежал. Кого бы потрясти, чтобы сказали куда? Судя по выражению одной хитрой морды, трясти надо Вэй Ина, но он все равно не расскажет. Р-р-р…

Когда ничего не происходит, где-то плачет маленькая собачка. И один большой Лань Цижэнь. Весь день насмарку, хоть бы Вэй Ин что учудил.

***

А-Хуань вернулся. Что-то в нем не так, но что? Чего-то не хватает? Надо присмотреться.

Потом буду присматриваться, Вэй Ин отправил внука в лес, ему там запах вина почудился. Мне тоже запах почудился. Только не вина. Но я все равно пойду, а то скучно.

ВЭЙ ИН!!!

Гуль. Снежный. С моим лицом. Показательно упал в обморок. Не гуль, а я. Не то, чтобы мне не понравилось, но почему без ленты? Оскорбление, как есть оскорбление. А второй гуль милый.
Но я не гуля, я собачку хочу. Может, кто-нибудь наконец поймет, как мне плохо без собачки, и подарит? Есть же у А-Чжаня кролики, у Вэй Ина осел, а я чем хуже? Я тоже хочууу… Может, еще раз в обморок?

***

Приехала делегация из Пристани Лотоса. Учись, А-Чжань, как встречать главу Ордена надо. Но что-то мне в этом всем не нравится. Надо присмотреться.

Присмотрелся.

Лучше бы не смотрел.

Как подростки, за ручки. Ох, что-то я недоглядел в воспитании племянников. Один тринадцать лет ждал прежде, чем признаться, второй за ручку держится.

Так, стоп.

За ручку. С мужчиной. Точно в обморок упаду. Настоящий. Ибо Орден остается без наследников.

Я понял. Это был коварный план Цзян Фэн Мяня. Но А-Хуаня все равно не отпущу!

А-Юаня – тоже. И нечего на него смотреть такими влюбленными глазами. Это я тебе говорю, мелкий Цзян. И плевать, что Цзинь. Раз весь в дядю, то Цзян. Ох, беда мне с вами… Но если ты мне собачку, то, так и быть, А-Юаня я тебе и отдам.

Хм… А мне нравится глава Ордена Цзян. Сколько экспрессии. Был у меня один такой… Буйный, страсть. Громкий, горячий, только искры сыпались. Эх, хорошее время было… Надеюсь, что А-Хуань таким дураком, как я, не будет. Гуль с ним, с наследниками, но если такого мужика упустит, я ему самолично уши бантиком завяжу.

***

Так и знал. Вот так и знал. Ну ладно, раз уж вино все равно уже в чаше…

А-Хуань отлично держится. Или его держат.

Как все кружится.

Еееееелочка…

Вино вкусное.

Нет, не вкусное.

Откуда на столе мясные пирожки? Не знаю, кто разрешил, но раз уж они все равно тут…

Странные пирожки. В них точно мясо? А то мне показалось, что Цзинъи целуется с А-Юанем.

Показалось. А-Юань целуется с мелким Цзяном. То есть с Цзинем. Да какая разница, если он обещал мне собачку.

Или не обещал?

Ой, а что так темно?

Спать на столе жестко. И собачка еще в бороду носом тыкается. Только не убегай, когда я проснусь.

Как громко. И ярко. Ненавижу фейерверки.

Где моя собачка? Она точно была, я помню.

Собаааачка…

Молодец, А-Хуань, крепко держит, собственнически.

Где он научился так целоваться?

Вэй Ин наденет белое только через мой труп.

Я не труп, но Вэй Ин в одежде Ордена. Где справедливость?

И где моя собачка?

В лесу холодно.

Собачкааа…

Кого-то нашел.

Это не собачка, но тоже ничего.

Ты же не против побыть собачкой?

О Стена, с кем я разговариваю…

А что делать, если больше не с кем? Вот только он меня и понимает. Хоть и снежный, и холодный. А я его обниму, и он тогда согреется. Это же тоже я, хоть и ледяной уже почти. И ему холодно. Мне тоже холодно. А вместе нам будет тепло. Ты тоже собачку хочешь, да? Только тебе нельзя. А я… Вот ты скажешь: если так хочешь, почему сам не найдешь или не купишь? А я тебе так скажу. Не могу я. Положение обязывает быть безупречным, неэмоциональным и знать треклятые правила наизусть. Думаешь, оно мне надо? Оно мне совсем не надо. Но приходится. А вот если мне кто подарит… От подарка отказываться невежливо. Я бы тогда себе оставил. Ухаживал, гулять выпускал. Наверное, даже с собой бы разрешал в постели спать. Только, тс-с-с, никому об этом. А то засмеют. И уважать перестанут. И тогда точно гвозди проверять придется от всяких разных. Вот ты уже и согрелся. А мне вообще жарко. И спать хочется. Хорошо тут. Тихо, спокойно. Только качается все. И спать хочу, да. Я тут рядом с тобой отдохну, ладно? Ты же не против? Точно не против? Ну ладно тогда. Спокойной ночи.

***

Голова болит.

Топор мне!

Так… как я тут оказался?

И где это тут?

Так, потихоньку сползаем с кровати. И мелкими шажками к водичке.

Это кто?

Ты кто?

Эй, я с тобой разговариваю. Ты кто?

…?

…?!

…! …!! …!!!!

УБЬЮ!!! КТО ПОСМЕЛ?!!

Уй, больно…

Топора рядом нет?

Так, тихо-тихо… не расплескать главное.

Лает где-то… Я все еще пьяный? Что же вчера было?

Надо найти А-Хуаня, он точно не спал. Значит, надо продвигаться к двери.

Нет, это точно лай. Вот прям спорю на свою голову. Все равно не нужна с такой-то болью.

Главное, чтобы у двери никто не стоял. А то будет стыдно.

Ты… ты кто? От… откуда?

Собачка…

Собаченька… Такая маленькая… И ушки милые… и хвостик маленький…

Это же мне, да? Мне? Собачка… Чего-то из носа потекло. И в глазах запекло.

Собачка…

У тебя и ошейник есть. Тряпичный, но какая разница. Где-то я такой видел. Да, точно… Вэй Ин такой лентой волосы Вэнь Нину перед праздником подвязывал.

А из носа все течет и течет… И голова болит. Да и котам под хвост, правда? Правда, мой хороший. Ну, пойдем домой, пойдем. Я тебе комнаты покажу.

Кому помолиться за начавшийся год?

А кому, чтобы Вэнь Нин снова живым стал?

Пока не знаю, но узнаю обязательно.

С Новым Годом!

Уй, голова...

Экстра. Отпуск. Солнце. Море

Вэй Ин хочет в отпуск. Что такое "отпуск"?

А что такое "море"?

В Облачных глубинах моря нет!

И Пристани Лотоса тоже.

Как много я не знаю.

Я не хочу на море, я хочу в библиотеку. Вэй Ин на библиотеку не согласен.

Собираемся в отпуск. Брать зимнее ханьфу?

А теплые сапожки?

Мешочек цянкун не безразмерный, Вэй Ин. Яблочко туда не влезет.

Я никогда так не ошибался. Но Яблочко все равно останется дома! А то кролики скучать будут.

Вэй Ин выкинул всю зимнюю одежду.

И весенне-осеннюю тоже. А в Облачных глубинах снегопад ещё не закончился.

Утром подошёл Лань Сичень. Спрашивал, знаю ли я что такое море, отпуск и на кого можно оставить Орден хотя бы на недельку. Долго думал.

Спросил у Вэй Ина. Тот ответил, что Цзян Чэн тоже хочет в отпуск.

Лань Сичень спрашивал, как засунуть в цянкун зимнее ханьфу так, чтобы Цзян Чэн его не заметил. Долго думали.

Я волнуюсь. Дядя смотрит на нас очень подозрительно. Неужели Сичень и у него спрашивал про защищающее глаза заклинание? Кстати, зачем оно нужно?

Уже не волнуюсь. Даже если дядя поймет, что такое отпуск, свою Бабочку он не оставит никому. Хотя бы потому что официально ее не существует, как моих кроликов. Держать животных в Облачных глубинах запрещено. Особенно, Лань Цижэням.

Вещи почти собраны, Вэй Ин изобрел заклинание. Проверили на Сычжуе. После того, как тот вышел в стену вместо двери, Вэй Ин признал его удачным. У меня плохие предчувствия.

Приехал Цзян Чэн. Вэй Ин сказал, что Сычжую нужны каникулы. Не понял. Узнал в парне, почти догнавшем Цзян Чэна ростом Цзинь Лина. Теперь понял. Сычжуй собирает вещи.

Брат пожаловался, что Цзян Чэн выкинул даже теплые штаны. Решили теплые вещи спрятать в цянкун Сычжуя, Вэй Ин его уже проверил.

Дяде тоже нужен отпуск?!

Вэй Ин в обмороке, Цзян Чэн в истерике, Сичень в панике и только Цзинъи ржет Яблочком. Он явно знает, что такое отпуск.

Сичень обещал поговорить с дядей. Надеюсь на успех: Вэй Ин третий час притворяется мертвым. Надо будет сказать, чтобы поработал ещё с маскировкой: для мертвого он сопит слишком сладко.

Сичень в печали, боится, что этот год дядя не переживет: тот собрался в отпуск на море и назвал Вэй Ина почти умным, узнав об участи теплых штанов.

Кто останется главным в Ордене?

Вэй Ин предложил Бабочку. Дядя сказал, что только через его труп: Бабочке тоже нужен отпуск. Вэй Ин сказал, что тогда все останутся дома. Я уже обрадовался, но дядя внезапно согласился. Бабочка остаётся дома под присмотром Вэнь Нина, а я думаю, что Сичень был прав.

Орден распустили на каникулы. Надеюсь, когда мы вернемся, от Облачных глубин останутся хотя бы руины. Завтра утром начинается отпуск.

Утро.
Чувствую себя странно. Всю ночь снился Вэнь Нин в свадебном ханьфу. Его жениха я не разглядел. Надеюсь, это не Вэй Ин.

Собираемся.

Все еще собираемся.

Собрались все, кроме дяди.

Что это за странный тип стоит рядом вот уже десять минут?

Это не тип. Это дядя. Без заколки, но с хвостом. Узнали только по провожающему его Вэнь Нину рядом. Кажется, это я не переживу этот год.

С приземлением.

Что это за странные деревья с листьями на макушке?

Почему так жарко?

Талисман перемещения сработал правильно?

Что здесь делает Не Хуайсан?

Не Хуайсан здесь хозяин. Что-то я в этой жизни не понимаю.

А дерево – это пальма.

Мой свиток для записи новых слов заканчивается. Что такое «вилла»?

Вэй Ин сказал, что к морю пойдем вечером и что нам с Сиченем нужна акк-ли-ма-ти-за-ция.

Мне нужна не акклиматизация, а Свод правил поведения в отпуске.

Решил сходить за ним к дяде. Вэй Ин смотрит с тревогой.

Жарко. Начинаю понимать, почему Вэй Ин выкинул зимнюю одежду.

Нашел виллу дяди. Лучше бы не находил. Лань Цижэнь в штанах до колен и голым торсом – не то, что способен выдержать мой рассудок. Если прочитать ему нотацию, это можно расценивать, как неуважение к старшим? Как тяжело в отпуске.

Свода Правил у дяди нет. Вместо этого он дал мне памятку поведения на воде и кокос. Сказал, что Вэй Ин должен знать, что с ним делать. Чувствую себя идиотом.

Жарко. Чувствую себя еще большим идиотом в своем ханьфу.

У нашего домика встретил Вэй Ина. В коротких штанах и голым торсом. Ой.



Болит голова.

Лежу.

Ничего не помню.

Я умер?

Где мои ханьфу и брюки?

Рядом разговаривают. Прислушиваюсь к разговору рядом. Не Хуайсан обозвал Цзян Чэна и Вэй Ина идиотами и сказал, что «сначала нужно было их подготовить». Кого это «их» и к чему подготовить?

У нас срочный семейный совет. На нем кроме меня и Вэй Ина, Сичэнь и Цзян Чэн.

Цзян Чэн тоже в коротких штанах. Вэй Ин все равно красивее. Хотя узорчик в белых лотосах мне нравится. А фиолетовые облака странные.

Вэй Ин взял слово. Говорит много, весело, но ничего не понятно.

Цзян Чэн, бить Вэй Ина запрещено. Даже так легко. Даже если нужно было.

Цзян Чэн говорит коротко, серьезно, но понятно. Мне нужно помедитировать.

Ищем с Сиченем место для медитации. Нашли виллу Сычжуя, Цзинь Лина и Цзинъи. Судя по виду Сычжуя, ему тоже нужна медитация. Что такое «коктейль»?

Место для медитации не нашли. Пришлось развернуться обратно, потому что Вэй Ин обещал, что тот, кто опоздает, на море пойдет один. Не уверен, что к этому готов.

Идем к морю вместе с Цзян Чэном и Сиченем. Сичень в коротких штанах и голым торсом. Ему идет, а я чувствую себя идиотом. Вэй Ин говорит, что даже так я очень красивый. Делаю вид, что верю.

Песок странный. И горячий.

Море.

Море огромное.

Вода странная.

Вода теплая.

И соленая.

Это и есть волны?

Вэй Ин говорит, что я очень милый, когда растерянный.

Губы у него такие же соленые, как и вода.

Он окунул меня с головой. Своих мокрых волос я ему не прощу.

Не хочу вылезать. Мне здесь нравится, я останусь тут жить.

Пришел дядя в штанах в собачках с бабочками. Вэй Ин в восторге, дядя улыбается.

Дядя умеет улыбаться?!

Мир сошел с ума.

Пришли Сычжуй, Цзинъи и Цзинь Лин с гулей на голове. Вэй Ин чуть не утонул от смеха.

Вэй Ин хочет позагорать. В мокрых штанах. Не помню, как оказался на пляже.

Лежать просто так - странно.

Даже с защищающим глаза заклинанием.

Даже с голым торсом.

Чего-то не хватает.

Я понял. Холода, снега, нотаций дяди и Стены послушания. Может, свод правил поведения в отпуске написать?

Решил рассказать об этом дяде. Дядя сказал, что я перегрелся и дал мне мазь. Зачем мне мазь?

Сичень говорит, что если просто смотреть на воду, то это почти как медитация.

Никогда не умел медитировать рядом с Вэй Ином, но можно попробовать еще раз. Тем более, что Вэй Ин с Цзян Ченом решили сходить за коктейлем. Надеюсь, они помнят, что нам алкоголь нельзя.

Вэй Ин громкий.

Цзян Чен тоже.

Что значит сгорели?

Ой.

А почему дядя не красный?

Так вот зачем он дал мне мазь.

Вэй Ин, ты ни в чем не виноват, и взял средство от ожогов.

Мы дожили до вечера. Ура.

Осталось пережить ужин.

Рыба странная. Почему коктейль синий? Если Сичень будет есть столько сладкого, то станет толстым и Цзян Чэн его разлюбит.

Мы пережили ужин. Разбитое блюдо не считается.

Что такое «танцы»?

Собираемся на танцы. Вэй Ин красивый. Если я привяжу его к себе, он очень обидится?

Что сделал Сичень, чтобы уговорить Цзян Чэна распустить волосы?

На дяде новые штаны. И цепи на поясе. Вэнь Нин поделился?

Стоп. Дядя тоже идет на танцы?! Я умер и попал в ад.

Нет, Вэй Ин, я не хочу знать, что будет, если напоить дядю и умеет ли он танцевать.

Пришли на танцы. Очень много народа, и наша «мелочь» уже здесь. И как успели?

Я не хочу пробовать этот коктейль: он горит и зеленого цвета.

Нет, Вэй Ин, дядя тоже не…

Надеюсь, дядя не проснется до утра.

Вэй Ин красиво танцует.

Нет, не стоит показывать всем, как вы развлекались в Пристани Лотоса с Цзян Чэном.

Сичень, почему твой жених обнимается с моим мужем, а их обоих обнимает Цзыдянь?

Воды.

Лучше сока.

Можно и коктейльчик. Только не голубой, я ему не доверяю.

Какой вкусный. И красненький.

Почему я не сплю?

Или сплю и вижу сон?

Сичень вместо Вэй Ина в объятиях Цзян Чэна – это к свадьбе?

А к чему снится дядя с распущенными волосами?

Кто научил его таким танцам, мне тоже надо.

Вэй Ин в восторге. Цзян Чэн в шоке, девушки капают слюной. Горжусь дядей.

Закрой рот, Цзинь Лин, а то Цзинъи тебе в него плюнет. За дядю.

А можно мне зелененького, который горит? Нет, я не хочу напиться, я хочу танцевать. Да, вот тот тип в самом центре – мой дядя. А вон тот в черных подранных штанах – мой муж. Правда, красивый?

Странный вкус. А внутри гореть тоже должно?

Почему Не Хуайсана два?

К дьяволам Хуайсанов, где мой Вэй Ин?

Чего хочет мой возлюбленный?

С тобой – хоть на край света. Но я все равно не умею танцевать.

Я умею танцевать!

Сычжуй тоже умеет танцевать.

Танцевать на мече, парящем в воздухе, не додумался даже дядя. Горжусь братом.

Вэй Ин, я хочу тот кот… ток… койк… В общем, тот голубенький.

Нет, Вэй Ин, я не хочу спать. Я хочу танцевать.

А потом в море.

Здесь весело.

Мне нравится отпуск.

Не Хуайсанов уже четыре. И Цзян Чэнов. Только Вэй Ин один.

Да, любимый, как скажешь, я провожу тебя домой.

Кровать мягкая. А потолок кружится.

Я не умею мурлыкать, Вэй Ин. Даже в отпуске.

Утро

Какой сегодня день?

А год?

А я кто?

Болит голова.

Я ничего не помню.

Вспомнил.

Лучше бы не помнил.

Голубой коктейль был лишним.

Как забыть танцующего дядю?

Нет, Вэй Ин, я не пойду завтракать. Там будет четыре Не Хуайсана. И четыре Цзян Чэна.

Нет, Вэй Ин, я не умею шутить, тебе показалось.

Да, а дядя не умеет танцевать. Отпуск творит страшные вещи.

А в следующем году у нас будет отпуск?

Что такое «экскурсия»?


Сладкая жопка Яо2020.11.27 15:32
Ой, я помню вас по другому фандому. Так здорово, что вы пишете по этому теперь 🥰
цитировать