Переводы 15К+;количество слов: 29586
автор: Izverg
бета: Efah

Парсек в его сапогах

саммари: Когда Хакс, получив ранение в бою, теряет способность говорить, Кайло принимает на себя командование «Финализатором». Уверенный, что от Хакса мало пользы, Кайло обнаруживает, что корабль без него не работает. Став на две недели единственным командиром, он осознаёт: возможно, Хакс — нечто большее, чем красивая форма.
автор оригинала: Gefionne
название оригинала: A Parsec in His Jackboots
примечания: Название отсылает к русскому выражению «побудь в его шкуре». Иллюстрации к оригиналу нарисованы queenstardust. Переводчик адаптирует First Order как Первый Порядок.
предупреждения: трудовые будни; слоубёрн
Глава первая


Кайло пришлось проглотить резкий ответ, пришедший на ум в тот момент, когда учитель сообщил, что «Финализатором» ему предстоит командовать не в одиночку. Ответ включал в себя кое-какие витиеватые ругательства, которых он ещё ребёнком нахватался от наёмников во Внешнем Кольце. Но то была другая жизнь — и все связи с ней он обрубил световым клинком два года назад. Вместо этого Кайло заставил себя спокойно произнести:

— Учитель, я заслужил это. Я делал всё, о чём вы просили. Не провалил ни единого задания. Вы говорили, что я получу корабль.

— И получишь, — сказал Сноук раскатистым голосом.

— Тогда назначьте этого генерала на другой разрушитель. Он мне не нужен.

Несмотря на разделявшие их сотни парсеков, Сноук толкнулся в его разум достаточно сильно, так что Кайло сморщился. Когда он разочаровывал Сноука, кара следовала незамедлительно. И Кайло, наказанный, уступил.

— Хорошо, учитель. Если это то, чего вы хотите, я выполню ваш приказ.

Голографическая проекция Сноука откинулась на спинку кресла.

— Отлично. Ты не всегда сможешь присутствовать на борту «Финализатора». Во время твоих отлучек о корабле позаботится генерал Хакс.

— Я не буду отчитываться перед ним, — прорычал Кайло, потеряв терпение. — Вы мой единственный повелитель. Он будет делать то, что я говорю.

— Нет, — раздалось в ответ. — Ваши звания равны.

Кайло нахмурился, хотя знал, что без маски Сноук это заметит. Он не относился к войскам Первого Порядка, он стоял над ними. У него не было звания. Он — избранный ученик Верховного лидера, а не обычный солдат вроде этого сокомандующего, которого ему навязывали. Он не видел никакой пользы в правилах и стандартах, которым подчинялись бойцы Порядка, и в «обработке», которую те проходили.

— Учитель… — вновь начал Кайло, но Сноук заставил его замолчать, болезненно кольнув в голову.

— Ты получил своё задание, — сурово произнёс Сноук. — Генерал Хакс скоро прибудет на «Финализатор». Ступай в ангар встречать его.

Проекция исчезла, и Кайло остался один в комнате связи. Почувствовав себя уязвлённым, он, вопреки приказам, решил поставить этого генерала на место. Он не собирался церемониться или деликатничать. Этот корабль — его территория, и Кайло хотел дать это ясно понять. Надев шлем, он покинул комнату — персонал судна поспешил убраться с его пути.

Прибыв в ангар, Кайло обнаружил там нескольких офицеров «Финализатора», которые нервно сдвинулись в сторону, когда он пристроился слева от их маленькой группы. Они перешёптывались и хихикали, словно светские дамы, запомнившиеся Кайло по его прошлой жизни, те самые, которых его мать терпела, но никогда не любила. Мать была слишком практична, а они судачили о её неподобающих леди манерах и о том, как она таскает малыша на слушания в Сенат и на приёмы в слинге. По крайней мере, так было, пока он не превратился в мальчишку, одарённого Силой, напугавшего мать до такой степени, что она отослала его к своему брату, чтобы тот обучил его контролю. Дядя Люк попытался, но потерпел неудачу. Новый учитель оценил таланты Кайло и дал возможность пользоваться ими. Весь Первый Порядок знал, на что он способен, и он привык к тому, что его боятся. Без сомнения, этот новый генерал тоже будет опасаться его.

Шаттл приземлился всего через пару минут, и Кайло впервые увидел своего сокомандующего — в окружении шипящих струй декомпрессионного газа. Генерал Хакс в одиночестве сошёл по рампе, каблуки отполированных сапог застучали по полу ангара. Он был отнюдь не низкорослым, хоть и худощавого телосложения. И форма, и фуражка, прикрывавшая ярко-рыжие волосы, сидели на нём идеально. Он был молод, осознал Кайло. Примерно его возраста или чуть старше.

Офицеры вытянулись по стойке смирно, когда Хакс приблизился, но тот, мимоходом взглянув на них, тут же сосредоточил всё своё внимание на Кайло. Он осмотрел его, начиная с кончиков сапог и до маски, нахмурился и заявил без обиняков:

— Итак, вы тот самый ученик. Я выполню указание Верховного лидера и буду сотрудничать с вами, но у меня есть определённые ожидания. Первое…

Властный тон заставил Кайло ощетиниться. Он не станет подчиняться этому хлюпику, который явно пытался выглядеть крупнее, накинув на плечи не по размеру широкую шинель, свисающую до лодыжек, словно плащ. (В дальнейшем Хакс будет презрительно подтрунивать над Кайло из-за «нелепого наряда», но сам-то он одевался не лучше, хоть и не признавал этого.)

— Это не переговоры, — огрызнулся Кайло, прервав его. — У вас есть обязанности, у меня тоже. Делайте что должно и не мешайте мне.

Хакс вздёрнул свой округлый, чисто выбритый подбородок и фыркнул:

— Мы должны обсудить наши роли здесь и сейчас. Я даже не знаю, как вас называть. Верховный лидер сообщил, что вас зовут Кайло Рен, но что насчёт звания? В конце концов, я ожидаю, что вы всегда будете обращаться ко мне только по званию.

Кайло обрадовался, что генерал Хакс не видит пренебрежительного выражения его лица под маской. Не желая тратить время на ненужные формальности, он ответил коротко:

— Мне плевать, как вы будете меня называть.

— Тогда, полагаю, «Рен» подойдёт, — сказал Хакс и, распрямив пальцы, натянул повыше кожаные перчатки. — Я собираюсь принять командование мостиком. Присоединитесь ко мне?

Кайло, не ответив, развернулся и направился к лифту. Позже он выяснит, что к Хаксу опасно поворачиваться спиной: тот ловко орудовал ножом, спрятанным в рукаве. Но тогда Кайло этого не знал. Они молча стояли бок о бок в тесной кабине лифта, игнорируя друг друга, пока не достигли мостика.

Не успел Кайло и шагу ступить, как Хакс вырвался вперёд и сразу же взял под контроль всё, обломав любые поползновения Кайло отдать приказ. Со смесью гнева и удивления Кайло наблюдал, как быстро Хакс организовал техников и навигаторов. Отрывистые команды слетели с его губ, и, кажется, всего несколько секунд спустя «Финализатор» лёг на курс. Кайло чуть не упустил из виду тот факт, что направление совершенно не совпадало с его личной целью — поисками кое-каких артефактов по распоряжению учителя.

— Стоп, — рявкнул Кайло, и весь персонал замер, вытаращив на него глаза. — У меня дела во Внешнем Кольце. Двигаемся туда.

Подойдя к нему, Хакс уставился Кайло в лицо. Каким-то образом он ухитрялся смотреть свысока, несмотря на то, что был на несколько сантиметров ниже.

— У вас же есть собственный корабль? — спросил Хакс, чеканя слова с имперским акцентом — пережитком прошлого. — Летите на нём. Для наступления мне требуется весь арсенал «Финализатора». — Рискуя вызвать у Кайло всплеск ярости, он почти насмешливо вскинул рыжую бровь. — Верховный лидер обозначил приоритеты для этого судна.

— И это — мои приоритеты, — прорычал Кайло. — Что бы вы там ни затевали — подождёт.

Он предвкушал, как Хакс склонит голову и уступит, но ублюдок держался твёрдо и по-прежнему поглядывал снисходительно. Кайло ощутил покалывание Силы в кончиках пальцев. Он был готов в любой момент сомкнуть её щупальца на тощей шее Хакса и, придушив его, заставить подчиниться. Пусть у того появится повод задуматься.

— Боюсь, что не могу, — возразил Хакс с холодной бесстрастностью. — Я получил прямой приказ Верховного лидера: направить корабль к Внутреннему Кольцу и взять в осаду планету в одной из тамошних систем. У них имеются необходимые нам предметы снабжения, но они не желают вести дела с нами. Придётся применить силу. — Уголок рта приподнялся на миллиметр, но то было явно очередное проявление пренебрежения. — Я слышал, вы довольно неплохо знакомы с силой, Рен.

У Кайло внутри всё скрутило от ярости. Этот мелкий рыжий хорёк насмехался над ним, чего не смел делать никто с тех пор, как Кайло и его рыцарей спустили с цепи, натравив на врагов Порядка. Голохроника их деяний был доступна всем. Никто не осмеливался перечить им. Что было очевидно, судя по откровенному ужасу на лицах некоторых техников, наблюдавших за Хаксом и Кайло в ожидании худшего.

— Он сказал вам, что делать, — угрюмо заметил Кайло.

Хотя он не добавил вслух «А мне нет», Хакс, похоже, расслышал, и его острая, словно лезвие ножа, улыбка стала шире.

— Да, сказал. И он ожидает, что мы исполним свой долг. Но вы, естественно, не пожелали обсудить это раньше. Займёмся этим сейчас? Здесь? — Он развёл руки в стороны.

Смысл был понятен: «Вы хотите спорить перед всеми этими людьми?» Хакс снова размахивал перед ним красной тряпкой, подстрекая к неприглядным действиям. Пройдут годы, и Кайло выяснит: Хакс частенько так делает лишь для того, чтобы с наслаждением наблюдать, как Кайло выходит из себя и в конце концов уступает. И как ни противно Кайло было признавать, но это был первый раз, когда Хакс получил именно то, что хотел.

— Позже, — ответил Кайло.

Хакс открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Кайло повернулся и ушёл с мостика. Он решил взять свой шаттл, рыцарей и сделать то, что нужно. А с Хаксом разобраться по возвращении.

***

Попытки разобраться с Хаксом стали для Кайло повседневной рутиной на протяжении следующих трёх лет. Лёд первой встречи быстро растаял, сменившись прямым конфликтом. Хрупкое соглашение «не выяснять отношения перед подчинёнными» пошло прахом, и вскоре они уже спорили повсюду: от заполненных офицерами конференц-залов до коридоров, ведущих на мостик.

Кайло почти всегда срывался первым и принимался орать на Хакса. Тогда как тот просто поджимал губы и с кислым видом ждал, когда Кайло выдохнется. А потом говорил что-нибудь — равнодушно и подчёркнуто резко, — из-за чего Кайло бесился ещё сильнее, напоминая подростка, не способного контролировать себя, как когда-то давно, у дяди. Вслед за гневом приходил стыд, и у Кайло появлялось желание отмутузить кого-нибудь, чаще всего — Хакса. Но обычно спор заканчивался тем, что Кайло удалялся прочь, «накуксившись» (как подметил Хакс), и, избавившись от верхней одежды, тренировался до тех пор, пока тело не начинало молить об отдыхе.

Получая одни и те же приказы от Верховного лидера, они тем не менее постоянно входили в конфликт при выполнении заданий, и то, насколько безукоризненно, следуя правилам, Хакс управлял кораблём, вызывало у Кайло стойкую обиду. Хакс был таким высокомерным. Разговаривал с Кайло так, словно тот был туповат и напрочь лишён тактических навыков. Кайло растили не для того, чтобы он командовал армиями (о чём Хакс любил ему напоминать), но он не понаслышке знал, что такое поле битвы, и руководил своими рыцарями со смертоносной точностью. Но Хакс высмеивал и отклонял любые его предложения, касающиеся боевых операций.

Хакс доводил Кайло настолько, что даже являлся ему во снах. Впрочем, в этих снах, Кайло брал над ним верх, благодаря физической силе (поскольку знал, что способен на это), после чего Хакс валялся растрёпанной кучей на полу мостика — на глазах младших офицеров, штурманов и связистов. Иногда Кайло раздумывал: будет ли тот маленький лейтенант, который организовывал график Хакса и следовал за ним, будто нервная тень, плакать в открытую. И ухмылялся при одной мысли об этом.

Хакс преклонял колени и лебезил только перед Верховным лидером, и Кайло посмеялся бы над этим, если бы Сноук не находил это приятным и не поощрял. Хакс подхалимничал и открыто перекладывал вину за неудачи на Кайло, словно ябедничающий брат. Кайло и правда нёс ответственность за некоторые операции, пошедшие наперекосяк, но это случилось исключительно из-за неверных тактических указаний, которые Хакс выдал штурмовикам. Они бы достигли успеха, если бы он позволил Кайло возглавить и повести в бой батальон. Но Хакс разрешал Кайло командовать только рыцарями. Все остальные бойцы, офицеры и пилоты на «Финализаторе» подчинялись лишь Хаксу.

— Он ценный ресурс Первого Порядка, — неоднократно повторял Верховный лидер, когда Кайло терял терпение и шёл к Сноуку жаловаться на Хакса. — У него есть предназначение, а у тебя — своё, Кайло Рен. Вместе вы делаете нас сильнее.

Но они никогда ничего не делали вместе. Кайло брал рыцарей, когда это было необходимо, и сражался, когда должен был. Хакс же планировал большую часть крупномасштабных наступательных операций и протягивал длань дипломатии мирам, которые могли поддержать Порядок или обеспечить его поставками. Кайло был бы не прочь обойтись вовсе без дипломатии — он не обладал навыками красноречия, — а вот Хакс знал, когда применить лесть, когда угрозу, и почти всегда достигал цели. Кайло, словно завистливый ребёнок, с ненавистью наблюдал за его победами. Пусть эти победы и служили на пользу Порядку.

Если была возможность, они старались не пересекаться. В тот самый день они успешно избегали друг друга, прежде чем обоих вызвали на аудиенцию к Верховному лидеру. Как всегда, Хакс начал с отчётов.

— Мы принудим их к переговорам, — объяснял он Сноуку, сидящему с безучастным видом. — Но если переговоров окажется недостаточно, мы применим силу. Я предлагаю взять двадцать штурмовиков…

К этому моменту Кайло практически перестал слушать Хакса и думал о своём. Маска полностью скрывала его лицо, избавляя от необходимости прятать скуку.

Однако пришлось навострить уши, когда Сноук прервал Хакса:

— Нет. Никаких штурмовиков. Возьмёте Рена и его рыцарей.

Кайло взглянул на Хакса, который (к большому удовольствию Кайло) стоял, в шоке приоткрыв рот. Но тут же оба запротестовали в унисон:

— Учитель, у нас есть дела поважнее, чем играть роль нянек…

— Верховный лидер, для того, чтобы припугнуть, штурмовики, без сомнения, подойдут лучше…

Подняв длиннопалую кисть, Сноук заставил обоих замолчать.

— Генерал, вы считаете, что существует нечто более пугающее, чем рыцари Рен?

Губы Хакса сжались в тонкую линию. Кайло уже знал: то был признак крайнего неодобрения. Если бы Кайло не бесила перспектива тащиться за Хаксом на какие-то переговоры, в которых он сам даже не принимал участия, он бы громко посмеялся над его обидой. Хакс терпеть не мог, когда кто-то ломал его хитроумные планы. Особенно Кайло.

— Я не сомневаюсь в их потенциале, Верховный лидер, но я ставлю под вопрос их готовность к столь деликатной миссии.

Хакс кисло посмотрел на Кайло. И тот, как обычно, испытал удовлетворение в связи с тем, что Хакс мог видеть лишь собственное отражение в маске, а не его лицо. Хакс регулярно упрекал Кайло за нежелание смотреть ему в глаза, «как поступил бы благородный человек». И, выяснив, что это раздражает его, Кайло взял за правило никогда не снимать шлем рядом с Хаксом. Всё равно Хакс играл слишком грязно, чтобы считаться «благородным». Бессмысленно притворяться, будто у кого-то из них имелся кодекс чести, которого они придерживались.

— Нам всё по плечу, — сказал Кайло. — Но мы могли бы заняться чем-нибудь ещё, учитель. Поискать реликвии во Внешнем Кольце, голокроны…

Подавшись вперёд, Сноук злобно глянул на него.

— Ты споришь со мной, мой ученик? Бросаешь мне вызов?

В голове у Кайло резко кольнуло, и он поморщился под маской.

— Нет, учитель, — ответил он, дав задний ход. — Я всегда буду делать то, что вы приказываете.

— Отлично, — произнёс Сноук, сложив руки на коленях. — Ты отправишься с генералом Хаксом и его свитой на поверхность планеты и позаботишься о том, чтобы переговоры прошли гладко. Ты можешь засвидетельствовать мощь Первого Порядка, воплощённую в твоём лице, и при необходимости продемонстрировать её.

— Верховный лидер, Рен — оружие, не стоит вот так раскрывать наши карты, — Хакс выпалил это столь поспешно, что чуть не задохнулся.

— Я не собираюсь показывать дешёвые фокусы какому-то захолустному диктатору, — ответил Кайло и повернулся к Хаксу: — И я не просто оружие.

Хакс закатил глаза.

— Кем бы вы себя ни считали, Рен, вы не подходите для этой миссии. Верховный лидер, заклинаю вас, передумайте.

— Тишина, — раскатисто сказал Сноук. — Вы оба сделаете то, что приказано. Подпишите договор, и пусть он как можно скорее вступит в силу. — Он прищурился. — А теперь ступайте.

Сеанс связи закончился, и комната погрузилась во мрак. Чеканя слова, Хакс отдал команду «освещение на восемьдесят процентов». Когда помещение залило светом, он уже сердито смотрел на Кайло, затянутые в перчатки руки свисали по бокам. Хакс всегда носил их, как и стандартную офицерскую фуражку. За годы на «Финализаторе» Кайло видел его без перчаток и фуражки всего однажды. Это случилось, когда Кайло обошёл код личных апартаментов Хакса и ворвался внутрь, чтобы продолжить спор, который они затеяли чуть раньше тем днём, во время совещания. Переполненный эмоциями, Кайло воображал, что скажет Хаксу, когда они вновь окажутся наедине. И обнаружил его за столом, шокированного визитом. Кайло верил, что то был первый и единственный раз, когда Хакс его испугался.

По большей части Хакс отзывался о способностях Кайло как о причудливых фокусах — в лучшем случае — или бесполезном колдовстве — в худшем. Хотя он не видел Кайло и его рыцарей в деле. Конечно, существовали голографические записи, но Хакс так и не удосужился их посмотреть. А Кайло ни за что не позволил бы Хаксу наблюдать за своими тренировками. Хотя тем вечером, в апартаментах Хакса, Кайло так вышел из себя, что поднял какую-то металлическую декоративную финтифлюшку, Силой скрутил её в шар и швырнул в переборку, продавив глубокую вмятину в дюрастиле и расколотив на куски хрупкий транспаристиловый столик, который стоял внизу.

Хакс замер. Его обычно бесстрастные зелёные глаза широко распахнулись от изумления и, если Кайло не ошибся, страха. Кайло несколько секунд наслаждался этим взглядом и откровенной тревогой Хакса, прежде чем повернуться на каблуках и выйти из раскуроченной комнаты, оставив её заботам дроидов-уборщиков. Он был уверен, что вмятина сохранилась в переборке, и иногда размышлял: вспоминает ли Хакс при взгляде на неё о нём и том, на что он способен.

А теперь в зале связи Хакс подошёл к нему вплотную и наставил палец на маску.

— Лучше бы вам не ставить под угрозу это задание, Рен. Если я обязан прихватить с собой вас и вашу шайку колдунов — я возьму. Но в течение всей миссии вы будете выполнять всё, что я скажу.

Кайло отмахнулся от его руки, словно от назойливого насекомого.

— У вас нет никакой власти надо мной и рыцарями. Мы летим, поскольку обязаны. Но если вы попытаетесь отдать приказ хоть одному из нас, то в конечном итоге сами окажетесь под угрозой.

Хакс усмехнулся.

— Вы варвар, но я вас не боюсь.

— Вы в этом уверены, генерал? — спросил Кайло и, воспользовавшись небольшим преимуществом в росте, навис над ним. В равномерном свете ламп он не отбрасывал тени, но эффект был схожим.

Ярость Хакса была настолько явной, что отразилась на его лице. Но он сумел не повысить голоса, ответив:

— Абсолютно уверен. — Отступив на шаг, Хакс принял парадную стойку и сцепил руки за спиной. — Мы отправляемся в семнадцать ноль-ноль из четвёртого ангара. Не опаздывайте.

Хакс покинул зал, и Кайло проводил его довольным взглядом.

Но благостное расположение духа мгновенно исчезло, когда до него дошло, что придётся собирать рыцарей и в самом деле присутствовать на той встрече. Стоило разузнать подробности, хотя в конечном счёте это не имело никакого значения. Он же всё равно не будет принимать участия в переговорах. Он там для солидности и для того, чтобы запугивать местных. Это задание не соответствует его статусу, но он его выполнит. Потому что таков приказ Верховного лидера. И ещё потому, что это причинит страдания Хаксу.

***

Мир, где они приземлились, выглядел по-деревенски примитивным, а комплекс, куда их доставили для аудиенции, — обветшалым (мягко говоря). И всё же у местных был прямой доступ к бериллиевым рудникам, имевшим важнейшее значение для нужд Порядка. Хакс шёл впереди, за ним шагал Кайло, а следом топали рыцари. Кайло не нравилось его положение, но ему была отведена определённая роль, и он собирался выполнить то, что ему велели.

В самом конце зала с низким потолком, на троне, сделанном из костей животных, восседала коренастая предводительница племени. Её длинные волосы были заплетены в толстые косы. Возможно, когда-то она казалась привлекательной, но теперь её лицо покрылось морщинами, а кожа истончилась. Хотя её ярко-голубые глаза блестели, пока она с явным подозрением разглядывала делегацию Порядка. Хакс остановился перед ней (распрямился, расправил плечи, вздёрнул подбородок) и поприветствовал её на бейсике.

Предводительница сразу перешла к сути и ответила с сильным акцентом:

— Мне нет дела до вас или Первого Порядка, но вы предложили много оружия для расправы над нашими врагами. И всего-то в обмен на руду, которую мы приносим с гор. Это несправедливая сделка. Что вам нужно на самом деле?

— Только это, ваша светлость, — сказал Хакс. — Наши потребности просты. Мы предлагаем вам оружие по доброй воле.

Она фыркнула:

— Из того, что мне известно о вас и вашей организации, генерал Хакс, всё далеко не так просто.

Она шумно втянула воздух ртом, сквозь выкрашенные в красный цвет зубы, и перевела взгляд на Кайло и рыцарей. Все они были вооружены: рыцари, не таясь, явились с пиками и секирами, а на поясе у Кайло висел световой меч.

— Вы пришли с воинами, готовыми к битве, — сказала предводительница. — Планируете взять то, что вам нужно, силой?

К неудовольствию Кайло, Хакс ответил:

— Я взял этих людей только для собственной безопасности. Куда я — туда и они.

Предводительница обвела рукой окружавших её людей. Их можно было принять за обычную прислугу, но по её жесту они дружно вытащили устаревшие бластеры и клинки. Кайло немедленно потянулся рукой к мечу.

— Я тоже подготовилась, генерал Хакс, — холодно заявила она. — Так что заключим сделку на равных условиях. Или не заключим вовсе.

Но Хакс стоял на своём, играя в дипломатию.

— Ваше сиятельство, Порядок не стремится причинить неудобства вам или вашим людям. Если вы желаете, чтобы я отослал свою стражу, я сделаю это.

Кайло шагнул вперёд.

— Мы не уйдём, — сказал он и добавил с усилием: — Мы очень серьёзно относимся к вашей безопасности, генерал.

— Да, безусловно, но если её светлость потребует этого, мы выполним её просьбу.

— Мне это не нравится, — прошипел Кайло, надеясь, что аборигены не слышат его. — Хотите умереть сегодня?

Хакс хмуро посмотрел на него.

— Мне плевать на ваше мнение, Рен. Это моя операция. Не суйте в неё нос.

Внимательно наблюдавшая за ними предводительница почесала длинный подбородок.

— Тогда отошлите их прочь, — сказала она. — Кроме него. Он может остаться.

— Выполняйте, — обратился Хакс к Кайло.

Тот жестом приказал рыцарям удалиться. Они молча ушли, не сомневаясь, что Кайло способен постоять за себя, несмотря на многочисленных вооружённых людей в зале. Кайло не волновал численный перевес противника, в особенности если предстояло прикрывать Хакса в этой неразберихе. Он всё держал под контролем.

— Ну вот, ваше сиятельство, — произнёс Хакс. — Теперь мы можем продолжить переговоры?

Предводительница улыбнулась и медленно покачала головой.

— Вы двое останетесь здесь. Рудники сохранятся за нами, а оружие мы получим в качестве выкупа за вас.

Хакс тяжело вздохнул.

— Я предупрежу только один раз: это ужасная ошибка. Силы Первого Порядка наготове. Мы можем за минуту сровнять этот комплекс с землёй и забрать рудники. Сделайте разумный выбор, и до этого не дойдёт.

— Этому не бывать, — ответила предводительница и слегка помахала рукой. Пятеро воинов вышли вперёд, двое из них держали наручники.

— Вы справитесь, Рен? — спросил Хакс, потянувшись пальцами к рукаву шинели.

— Легко, — ответил Кайло. Плавным, отточенным движением он взял рукоять меча и Силой отправил в полёт трёх воинов. Оставшихся двух рубанул световым клинком.

— Чёрная магия! — завопила предводительница. — Убить их! Убить обоих!

Кайло бросился в гущу схватки, орудуя и мечом, и Силой. Бойцы окружили его, но так и не смогли подобраться достаточно близко, чтобы ранить. Бластерные заряды свистели в воздухе. Некоторые Кайло заморозил, некоторые обратил против атакующих. Сделав несколько точных выстрелов, Хакс тоже уложил пару человек. Видя, как падают один за другим её люди, предводительница кричала и топала ногами. Кайло решил, что она ждёт окончания битвы, как вдруг краем глаза уловил, что она выхватила бластер и прицелилась в Хакса. Кайло ринулся вперёд, чтобы остановить заряд, но тот пролетел мимо и поразил Хакса чуть ниже подбородка. Оружие выпало у него из рук, и он рухнул на пол.

Атакованный новой волной противников, Кайло не сумел сразу же приблизиться к нему. И только избавившись от последнего нападавшего, он подбежал к Хаксу и опустился на колени рядом. Из шеи Хакса обильно текла кровь, но, несмотря на красную пену на губах, глаза его были открыты. На долю секунды Кайло подумал, не отпустить ли Хакса — избавиться от него, позволив ему умереть. Он не солжёт Верховному лидеру, если скажет, что Хакс погиб при исполнении служебных обязанностей. Простой и изящный выход из ситуации.

Кайло почудилось, что на лице Хакса отразилось осознание. Несомненно, тот тоже думал, как избавиться от Кайло и единолично возглавить «Финализатор». Казалось, между ними промелькнуло понимание, и Хакс моргнул, молчаливо соглашаясь. Если уж так случилось, он готов был смириться. Кайло следовало бы насладиться победой, но вместо этого он внезапно сдёрнул перчатки и обхватил шею Хакса, чтобы остановить кровотечение.

Через встроенный в шлем комлинк он вызвал рыцарей, и те, ворвавшись в зал, подавили остатки врага и связали предводительницу. Сплюнув, она прокляла их на своём родном языке, но Кайло пропустил её слова мимо ушей. Хакс быстро угасал, его лицо побледнело от кровопотери. У Кайло не было ни бинтов, ни бакты, поэтому он отрезал полоску ткани от своей хламиды и перевязал шею Хакса — плотно, но не чересчур, чтобы тот не задохнулся. Подхватив Хакса на руки, Кайло вынес его из здания и потащил в шаттл, оставив рыцарей разбираться с ситуацией на планете. Когда шаттл взлетел, пилоты передали приказ на «Финализатор»: прислать штурмовиков-пехотинцев. Хакс лежал на койке, а Кайло придерживал его за шею. Он мог бы задушить его, но вместо этого (глупо, наверное) поддерживал в нём жизнь.



***

Как только шаттл пришвартовался в ангаре, ожидающие их врачи быстро оттеснили Кайло и осмотрели Хакса. Один из них зажал рану, а двое других переложили его на носилки и понесли куда-то (предположительно в медотсек). После их ухода Кайло застыл в оцепенении. Руки были покрыты засохшей кровью, перчаток и след простыл. Воротник хламиды тоже пропитался красным — придётся выкинуть. Обычно, испачкав одежду, он просто раздражался, но сейчас у него появилось ощущение, будто Хакс каким-то образом пометил его. Хакс всегда выглядел как недостижимый идеал, а теперь нечто сокровенное — его кровь — испятнала Кайло так, что смыть её казалось невозможным.

— Магистр Рен? — раздался робкий голос. Кайло увидел, что внизу, возле рампы, нерешительно топчется лейтенантик Хакса. Весь бледный, прижимающий к груди датапад. — Вы ранены? — спросил он дрожащим голосом.

Свесив руки по бокам, Кайло ответил:

— Нет.

Спустившись по рампе, он прошёл мимо молодого человека и направился к лифту. Лифт доставит его в личные апартаменты, где можно принять душ и облачиться во что-нибудь, что не будет пропитано потом или кровью. Створки лифта уже закрывались, когда между ними проскользнул лейтенант.

— И что вы творите? — резко спросил Кайло.

— Прошу прощения, сэр… Магистр Рен, мы ждём ваших приказов.

Кайло, раздражённый из-за липкого ощущения на пальцах, хотел только одного: побыстрее помыться. И тем не менее выдавил:

— Каких ещё приказов?

Лейтенант (Кайло был уверен, что не раз слышал его имя, но не запомнил) сглотнул — его кадык дёрнулся.

— Вы… э-э-э… Поскольку генералу Хаксу нездоровится, вы командуете «Финализатором». Мы не можем действовать, пока вы не дадите указаний.

Полный контроль. Кайло должен был бы одобрительно угукнуть, но он воспринял весть с раздражением. Он не хотел возиться с распустившими нюни офицерами, пока не почистит пёрышки. В любом случае он не мог заявиться на мостик перепачканным кровью.

— Я направляюсь в свою каюту — принять душ. Скажите им: пусть остаются на орбите планеты и пошлют штурмовиков, которых я запрашивал.

— Они уже приземлились, магистр Рен, и подавили аборигенов, с которыми не справились рыцари. Бериллиевые рудники теперь принадлежат нам.

— Отлично, — сказал Кайло. Рыцари были хороши в бою, а вот охрана заключённых и урегулирование кризисных ситуаций давались им не очень, поэтому Кайло добавил: — Отправьте кого-нибудь — пусть разберётся с остальным.

Лейтенант моргнул, похоже, он был совершенно растерян.

— Что вы подразумеваете под этим, магистр Рен?

Кайло огрызнулся:

— Не называйте меня так. Как вы обращались к Хаксу?

— «Сэр», конечно. Но вы не являетесь частью армейской системы, магистр… э-э-э.

— Неважно, используйте «сэр». Или вообще никак не обращайтесь, мне плевать. Просто отправьте на планету несколько офицеров, пусть… всё уладят. И да, как ваше имя?

— Дофельд Митака, сэр. — Взяв датапад поудобнее, он принялся что-то быстро печатать. — Я пошлю капитана Пьюви, чтобы он проконтролировал передачу рудников под наш контроль?

Кайло махнул рукой.

— Хорошо. Проследите, чтобы всё прошло гладко.

— Конечно, сэр, — ответил Митака, не переставая печатать. — А что наши орбитальные пушки? Пусть по-прежнему будут нацелены вниз?

— Хакс направил пушки на комплекс, в котором мы находились? — изумлённо спросил Кайло. Они с лёгкостью могли разнести здание и все окрестные деревни парой выстрелов.

Митака кивнул:

— Да. У него всегда есть план на случай непредвиденных обстоятельств.

Маленькому бельчонку хватило духу произнести это с тошнотворным восхищением. Кайло едва сдержал отвращение.

— Да, пускай всё остаётся как есть. Позаботьтесь, чтобы этот Пьюви приглядел за пленными, ну и сделал всё остальное.

— А что конкретно, сэр? — спросил Митака.

Честно говоря, Кайло понятия не имел, как производится оккупация планет.

— Разве он не может сам решить? — поинтересовался Кайло. — Или он, как дроид, делает только то, что приказывает Хакс?

Митака опустил голову и сказал:

— Да, сэр, конечно. Я попрошу его возглавить операцию. Он доложит вам, как только всё будет под контролем. — Митака прокрутил страницу вверх. — А теперь перейдём к другим вопросам…

Лифт как раз остановился на палубе, где располагались его апартаменты, и Кайло сердито хмыкнул.

— Пока хватит.

— Но, сэр, это крайне неотложные дела.

Створки разъехались, и Кайло вышел в коридор. Митака, удручённый, потрусил рядом.

— Ну что там ещё? — спросил Кайло.

— Мне начать с самых последних сообщений или с тех, которые были получены за время вашего отсутствия?

Насколько Кайло было известно, ему никогда не приходило никаких сообщений. У него имелся стандартный датапад, но он лежал без дела в ящике стола — тоже простаивающего впустую.

— Они адресованы мне?

Митака ответил:

— О нет, сэр. Они для генерала Хакса. Но поскольку он не может ответить, теперь они — ваша забота.

Они дошли до входа в апартаменты Кайло, в которые тот никого не допускал. Остановившись, Кайло взглянул на Митаку через визор маски.

— Я посмотрю их, только дайте мне полчаса. И… можете загрузить их на мой датапад?

— Нет, сэр. Они зашифрованы, и к ним можно получить доступ только через личную консоль генерала Хакса. — Митака нервно облизнул губы. — Вам придётся заняться ими в его каюте.

Кайло не имел никакого желания сидеть за транспаристиловым столом Хакса и тратить время на какие-то бесполезные сообщения, с которыми каждый день возился Хакс. И хотя этот самодовольный мудак постоянно расхаживал по кораблю с важным видом, у него было не слишком-то много настоящей работы. Но раз так надо, Кайло с этим справится.

— Хорошо, — ответил он. — Ступайте туда, я подойду через полчаса.

— Так долго, сэр? У генерала Хакса утренние гигиенические процедуры занимают менее пятнадцати минут. Он говорит, что дольше — пустая трата времени.

Если бы на Кайло не было шлема, а руки не были перепачканы, он бы почесал лоб. Плевать он хотел на привычки Хакса. И он не планировал менять свои, чтобы проверить сообщения, на чтение которых, вероятно, уйдёт всего-то пара минут.

— Да, лейтенант, — угрожающе протянул Кайло. — Полчаса.

— Вас понял, сэр, — проворно отсалютовав, Митака зашагал в направлении каюты Хакса.

Кайло Силой разблокировал дверь в свои апартаменты, прошёл внутрь и направился прямиком в освежитель, оставляя за собой след из предметов одежды. Притормозив у кровати, присел на край и разулся. Кинув сапоги там, где снял, Кайло забрался в кабинку и включил воду, а не соник. Красная жидкость, закручиваясь, стекала в слив, пока он намыливал руки и ополаскивал их. Ещё раз, и ещё — больше, чем было необходимо. И даже после этого Кайло чувствовал себя грязным, словно его поимели. Будто Хакс забрал у него частичку и застолбил её за собой. И хотя вода была тёплой, Кайло вздрогнул.

Задержавшись у запотевшего зеркала, Кайло посмотрел на себя — чистые, влажные волосы свисали до плеч. Он раздался вширь за прошедшие три года — с тех пор, как приступил к тренировкам со Сноуком и рыцарями. На борт «Превосходства» он прибыл тощим двадцатитрёхлетним юнцом с длинными руками и ногами. Теперь, в двадцать семь, он наконец выглядит как положено. И он — единственный командующий на «Финализаторе». Он получил то, что хотел, и это его возможность доказать Верховному лидеру, что он в состоянии справиться самостоятельно. Может, Хаксу не придётся возвращаться к своим обязанностям, может, его ушлют прочь.

Кайло, не торопясь, оделся и высушил волосы, прежде чем вновь натянуть шлем. Он прибыл в апартаменты Хакса, опоздав ровно на минуту, — потому что мог. Митака находился там — примостился около стола Хакса, склонившись над датападом. Подойдя к столу, Кайло обнаружил, что консоль уже включена. Он ожидал увидеть пару-тройку сообщений, но мерцающие оповещения занимали весь экран. И возле каждого горело: «Генералу Хаксу, безотлагательно».

— С момента вашего отбытия в каюту пришло ещё восемь сообщений. И у всех пометка «высший приоритет». А ещё капитан Пьюви прислал донесение с планеты.

— Там всё под контролем? — спросил Кайло, усевшись в непривычное, но неожиданно удобное кресло Хакса.

— Он доложил, что дела идут на лад. Зачитать вам отчёт?

— Нет. Если всё хорошо, это может подождать. — Протянув руку, Кайло нажал на первое входящее сообщение, и текст высветился на экране. Речь шла о теплицах на гидропонике: требовались кредиты на замену оборудования. Ну, насколько понял Кайло, пробежавшись глазами по строкам. Вроде бы простое дело. Поэтому Кайло приказал Митаке перевести кредиты для покупки необходимых вещей.

— Из какой бюджетной статьи, сэр? — спросил Митака.

— Что?

— Генерал Хакс контролирует ровно сто одиннадцать различных статей бюджета. Вам нужно решить, из какой именно перевести средства.

Кайло постучал пальцами по столу.

— Разве это не то же самое, что расходы на провиант?

Митака открыл на своём датападе окно и предложил Кайло взглянуть. Числа и символы шли вперемешку.

— Это главная бюджетная статья на жизнеобеспечение, сэр.

— Ну а вообще у нас есть кредиты, чтобы обеспечить нужды гидропоники?

Митака ещё пару раз кликнул по экрану датапада.

— Есть, сэр. Но придётся внести некоторые изменения, касающиеся других функций, чтобы быть уверенными, что мы не превысим исходную сумму, назначенную генералом Хаксом для этих фондов.

Кайло помолчал немного, а затем спросил:

— Какого рода изменения?

И Митака выдал: расходы на фильтрацию воздуха, закупка продуктов питания из внешних источников и их хранение, переработка воды и несколько других функций, о которых Кайло никогда прежде не задумывался. Внутри черепной коробки нарастало давление. Ну и зачем ему головная боль? Бюджетные статьи и кредиты важны для бухгалтеров, а не для высокопоставленных чинов на борту. Почему Хакс утруждался подобными вещами, когда об этом могли позаботиться другие? Бесполезная трата его времени — а теперь и времени Кайло.

— Кто занимается финансами на борту? — спросил Кайло. — Для этого существует должность…

— Корабельный казначей, сэр?

Кайло наставил на Митаку оба указательных пальца:

— Точно, он самый. Разве это не его забота?

— Она занимается главным образом транзакциями, сэр, но приказы исходят от генерала Хакса. Он настаивает на полном контроле…

— Ну вот она всё и уладит. Отправьте ей сообщение и скажите, пусть пересмотрит бюджет, чтобы он работал.

Митака торопливо что-то напечатал.

— Да, сэр. Хотя я считаю, что вам, возможно, следует сообщить отделу гидропоники статус их запроса.

Кайло проворчал «Хорошо» и нажал на кнопку, чтобы написать ответ. Его мать (в той, другой, жизни) учила его тонкостям культуры переписки, но он долгие годы не пользовался этим знанием, да и ситуация не располагала к любезности и сердечным поздравлениям. Помедлив немного, он набрал: «Кредиты переведут. Купите что требуется». Поразмыслив, как лучше подписаться, Кайло решил вовсе этого не делать этого и отправить сообщение как есть.

В следующем сообщении речь шла о программе штурмовиков, в которой Кайло тоже не разбирался. Хакс разработал систему «обработки», но Кайло не потрудился разузнать о ней подробнее. Он не знал, с чего начать, поэтому решил связаться с капитаном Фазмой и попросить её помочь.

— О, это существенно замедлит ответ, — предупредил Митака.

— Ну значит, им придётся подождать, — отрезал Кайло и перешёл к следующему сообщению. Что-то о поставках из Внешнего Кольца.

Он вдруг ощутил странный приступ клаустрофобии из-за маски, и, щёлкнув затворами, снял её. Митака откровенно ахнул, увидев его лицо. Он, как и большинство на борту «Финализатора», никогда его не видел. Кайло посмотрел Митаке прямо в глаза, словно подначивал сказать что-нибудь.

Но Митака вдохнул полной грудью, задержал дыхание на мгновение и произнёс на выдохе:

— Продолжим, сэр?

Кайло вернулся к сообщению, попытался придумать, как ответить не просто на бейсике, а как-нибудь компетентно, по-умному, и снова впал в ступор. А потом заставил себя собраться и принялся печатать.

***

Через два часа, вдоволь наслушавшись комментариев в духе «А вот генерал Хакс делал так», Кайло отослал Митаку прочь. Но и после этого продолжил продираться сквозь отчёты капитанов о передвижениях войск, приказы для лазутчиков на различных планетах, разведданные от шпионов и информаторов, а также многочисленные дипломатические запросы, касающиеся аудиенций или согласованных заранее поставок. После четырёх часов непрерывной работы перед глазами стояла пелена, голова пульсировала. И хотя на экране появилось очередное сообщение, Кайло вынужден был подняться с кресла и на несколько минут отойти от консоли.

Каюта Хакса была спроектирована так же, как его собственная, поэтому планировка оказалась знакомой. Хотя помещение ощущалось чужеродным. Апартаменты Кайло, за исключением кровати и шкафа, пустовали, здесь же повсюду — и в кабинете, и в спальне — был заметен отпечаток личности Хакса. В простом транспаристиловом столике не было ящиков, но в шкафчике рядом — из старинной древесины, негармонирующей с обстановкой — обнаружилось несколько бутылок с алкоголем. Кайло пил изредка, но он вынул пробку из полупустой бутылки вина и принюхался. Пахнуло сладким, напомнив дыхание Хакса во время их споров после гамма-вахты. Видимо, в те ночи Хакс выпивал.

Кайло не стал трогать стаканы из матового стекла и подошёл к столику возле той переборки, на которой когда-то оставил вмятину. Кайло надеялся, что отметина по-прежнему там, но её и след простыл. Хотя декоративная металлическая скульптура исчезла. Теперь её место заняло продолговатое произведение «искусства», причудливая расцветка которого, казалось, менялась в зависимости от угла зрения. Оно было бесполезным, но напомнило Кайло те штучки, которые мать держала в их квартире на Чандриле, чтобы было о чём поболтать с гостями.

«Бесполезный». Чуть раньше в этот день он бы сказал то же самое о Хаксе, но после возни с огромным, непрерывным потоком корреспонденции Кайло изменил своё мнение. По сути (и ему было немного стыдно это признавать), он несколько переоценил свою роль: он тренировался с рыцарями, сражался, когда было необходимо, а всё остальное время шлялся с важным видом по коридорам корабля.

На дальней стене, примыкающей к большому смотровому окну, которое занимало всё пространство за столом Хакса, в рамке висело несколько медалей. Кайло опознал не все, но предположил, что Хакс получил их за достойную службу. Когда Хакс появился на корабле, Кайло выдали его личное дело, но он так его и не прочёл. Файл наверняка состоял из выхолощенного списка достижений, о которых Кайло знать не хотел. В действительности эта комната говорила о Хаксе больше, чем любое досье.

С кабинетом было покончено. Кайло вошёл в спальню и осмотрелся. Кровать была аккуратно застелена, вероятно, теми же дроидами, которые каждое утро застилали кровать Кайло. В гардеробе висело несколько одинаковых комплектов формы, идеально отутюженных, и стояла дополнительная пара сапог — с пластиловыми распорками для голенищ внутри. Во всём царил безукоризненный порядок, не похожий на бардак в шкафу Кайло. Не то чтобы Кайло был безразличен к своему внешнему виду — за стирку и глажку отвечали дроиды. Но что-то в том, как были разложены вещи Хакса, подсказывало: он сделал это сам. И Кайло не мог представить, как Хакс нашёл для этого время. Разве что он вообще никогда не спал.

Кайло взглянул на полку над кроватью. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что полка заставлена книгами — настоящими книгами, напечатанными на флимси, сшитыми при помощи ниток и клея. Должно быть, они были древними или, по меньшей мере, дорогими копиями. Кайло не видел ни разу печатной книги с тех пор, как покинул школу дяди. Он неуверенно взял одну и погладил пальцами обложку — подлинная, не синтетическая. И в отличном состоянии — не сравнить с текстами джедаев. Когда-то Бен Соло потратил много лет своей жизни, делая для них новые переплёты.

Кайло осторожно открыл книгу и увидел на внутренней стороне обложки надпись: «Из библиотеки Брендола Хакса». А ниже детским почерком: «Армитаж Хакс». Хакс написал это сам. Когда-то. Кайло с трудом представлял его ребёнком. Вероятно, он тогда был таким же тощим, как сейчас. И таким же рыжеволосым. Наверняка он выделялся. Как и Бен. Но Бен был достаточно крупным, чтобы отлупить каждого, кто насмехался над ним. А вот Хакс, скорее всего, нет. Но Кайло почему-то казалось, что Хакс мог отомстить любому, кто задирал его. Пусть и не при помощи силы.

Книга была посвящена истории Арканиса — планеты из Неизведанных регионов, о которой Кайло знал лишь то, что на ней находилась имперская академия. Может, потому книга и заинтересовала Хакса. Или его отца. Кайло был в курсе, что Хакс происходил из военной династии. И это вся информация, которой он о нём располагал. Он понятия не имел, откуда родом Хакс, живы ли его родители. Не то чтобы Кайло сам спешил делиться подобными сведениями. Бен Соло умер, остался лишь Кайло Рен, чья история началась пять лет назад.

Кайло как раз перевернул первую страницу, когда дверь в каюту со свистом отъехала в сторону. Словно непослушный ребёнок, застуканный за шалостью, он захлопнул книгу и, поставив её на место, поспешно вернулся в кабинет. И увидел Митаку с маленьким подносом в руках.

— Вы в порядке, сэр? — спросил Митака, бросив на Кайло странный взгляд.

— Да, — коротко отозвался Кайло и указал на поднос: — Это ещё что?

— Каф, — сказал Митака, сделав шаг вперёд. — Генерал Хакс всегда пьёт каф в двадцать три ноль-ноль.

Даже на расстоянии Кайло уловил запах крепкого высококачественного кафа. Сам он был взращён на чае — чёрный каф его не интересовал. Но в данный момент он нуждался в чём-нибудь бодрящем. Кайло встретил Митаку посреди комнаты и неохотно пробормотал:

— Спасибо.

— Разумеется, сэр, — сказал Митака, на удивление энергично, несмотря на столь поздний час.

Если у Кайло не было никаких дел после стандартных тренировок, в это время он обычно медитировал или даже спал. Отхлебнув обжигающего напитка, он чуть не подавился, но всё же проглотил его. Этот каф, без сомнения, закупался специально для Хакса. Не сравнить с той водянистой дрянью из офицерских столовых. Кайло отпил ещё немного под пристальным взглядом Митаки.

— Что-то ещё? — спросил он.

Митака сунул поднос под мышку и ответил:

— У меня отчёт из медотсека, сэр. Состояние генерала Хакса стабильное. К завтрашнему дню он придёт в сознание.

Кайло почувствовал облегчение, но, ничем не выдавая этого, спокойно произнёс:

— Хорошо. Когда он вернётся к служебным обязанностям?

— Оу, придётся немного подождать, сэр. Врачи говорят, что рана на шее повредила его голосовые связки, и он не сможет говорить, пока она не заживёт. Хирурги устранили ущерб, поэтому голос вернётся, но это займёт некоторое время.

— Сколько? — мрачно осведомился Кайло.

— Примерно две недели.

Спокойствие, воцарившееся у Кайло в душе во время осмотра каюты Хакса, испарилось, и он чуть не швырнул полупустую чашку в стену. Ему нужно было тренироваться. Он был не в состоянии делать всё то, что делал Хакс (и делал, по-видимому, каждый день). Как ни прискорбно было это признавать. Руки дрожали, поэтому Кайло поставил чашку на край стола и откинул волосы с лица.

— Он вообще ничего не может делать, пока не восстановится?

Митака покачал головой.

— Не знаю, сэр. Вам нужно обсудить это с врачами. Можете пойти к ним прямо сейчас, но, вероятно, лучше завтра пообщаться с генералом Хаксом лично. Хотя он не сможет говорить с вами.

Ну хоть какой-то повод для радости. Хакс не упускал ни малейшей возможности свирепо критиковать Кайло и, без сомнения, обожал толкать речи перед штурмовиками и офицерами. Лишившись голоса на несколько недель, Хакс наверняка озвереет. Хотя радость Кайло оказалась омрачена суровой реальностью. Сообщения были только началом. Митака показал ему график совещаний, такой же объёмный, как ящик с входящими.

— Ладно. Я навещу его завтра, когда он очнётся. — Кайло помедлил, но решился спросить: — До какого времени он обычно работает?

— Не могу сказать точно, сэр. Я ухожу после того, как приношу каф. Но могу предположить, что до часа ноль-ноль.

— А когда просыпается?

— В пять ноль-ноль, сэр. Каждый день.

Кайло так стиснул кулаки, что тупые, обкусанные ногти впились в кожу ладоней.

— Ну конечно. В пять. Ладно, можете идти. Я позабочусь об остальном.

Митака кивнул.

— Слушаюсь, сэр. Мне принести вашу первую чашку кафа в пять двадцать?

— После пятнадцати минут, отведённых на утреннюю гигиену? — проворчал Кайло.

— Всё верно, сэр, — сказал Митака непостижимо бодрым голосом.

— Да, приносите.

Махнув рукой, Кайло отпустил его.

Митака отсалютовал и вышел. И как только он покинул помещение, Кайло сообразил, что не сказал, куда именно принести каф: в каюту Хакса или в его собственную. Он не собирался ночевать здесь. Он жаждал забраться в свою кровать и растянуться на своей шелковистой простыне. Выругавшись, Кайло допил остатки кафа одним глотком и вернулся за стол. Уже пришло четыре новых сообщения приоритетной важности. Застонав, Кайло уткнулся лицом в ладони.


Глава вторая


Кайло всегда снились яркие сны — пусть и не настоящие видения Силы. О последних он только слышал, но сам не имел подобного опыта. Погрузившись в глубокий сон, Кайло вновь переживал долгие часы, проведённые за начертанием древних каллиграфических символов, когда его разбудило донёсшееся издалека резкое жужжание. Он рывком поднял голову с жёсткой транспаристиловой поверхности, перепачканной кожными выделениями. Щека была мокрой от слюны. Он спал как убитый и пускал слюни на стол. Стол. Стол Хакса. Осмотревшись вокруг мутными глазами, он опознал генеральские апартаменты.

Кайло плохо помнил, как провёл остаток ночи. Он отвечал на сообщения, пока не зарябило в глазах, но не мог вспомнить, как уснул. Кайло потёр веки и, моргнув, бросил взгляд на экран консоли. Там уже мелькало десять срочных сообщений. Застонав, он обесточил консоль и вытер щёку рукавом. Шея и спина затекли. Хотелось лечь в настоящую кровать и поспать ещё несколько часов.

Вместо этого он поднялся на ноги и, с хрустом потянувшись, побрёл в освежитель умываться. Холодная вода бодрила. Кайло брызгал себе в лицо, пока кожа не порозовела. Кончики волос тоже намокли, облепив подбородок. Он выглядел таким же усталым, каким ощущал себя.

Выйдя из освежителя, Кайло услышал «Доброе утро, сэр». От неожиданности он потянулся к Силе, чтобы защититься, и инстинктивно отпрянул, увидев в дверном проёме Митаку, который вновь держал поднос. На этот раз — с глубокой тарелкой и блюдом, на котором лежали выращенные на гидропонике фрукты. Кайло надеялся, что благодаря переведённым средствам поток фруктов не иссякнет. А ещё он углядел чашку дымящегося горячего кафа, который интересовал его сильнее всего прочего. Он взял поднос и поставил его на стол.

Кайло понятия не имел, чем была серая, вязкая масса в тарелке, но выглядела она более чем неаппетитно. Он обмакнул в неё палец и лизнул. Масса оказалась полностью лишена вкуса.

— Что это? — спросил он, наморщив нос.

— Овсянка, сэр. Любимое блюдо генерала Хакса. Он говорит, что она очень питательная, — сообщил Митака и застенчиво улыбнулся. — Я и сам начал есть её по утрам.

Кайло отпихнул тарелку и схватил ломтик фрукта. В конце концов, у того хотя бы был вкус, пусть и чересчур сладкий. Привалившись к столу, Кайло съел фрукты и запил их кафом.

Митака взмахнул датападом и сказал:

— Мне пробежаться по вашему расписанию на сегодня, сэр?

Обычно Кайло начинал день с одиночных тренировок, потом следовали спарринги с рыцарями. Если им давали задание, они вылетали тогда, когда было удобно Кайло. Он обходился без расписаний, если, конечно, не требовалось встретиться с Хаксом или Верховным лидером.

— А что там? — поинтересовался Кайло и крепче сжал чашку.

— Ну, — начал Митака, — в шесть ноль-ноль встреча с высшим командованием на одиннадцатой палубе. Затем, в семь ноль-ноль, сеанс голосвязи с губернатором Ершок Гаммы. Это займёт примерно полчаса, хотя тот любитель поговорить. В расписании выделено время до семи сорока пяти. Потом встреча с капитаном Адрилом…

Митака продолжал и продолжал, как минимум пять минут, описывая день, настолько насыщенный отчётами, проверками и планированием операций, что Кайло призадумался: а найдётся ли у него минутка на перекус или поход в уборную. Видимо Хакс никогда не отливал, а его «питательной» каши хватало, чтобы продержаться весь день.

— Но до шести ноль-ноль вам нужно будет проложить новый курс для корабля, — сообщил Митака.

Кайло медленно опустил чашку — фарфор звякнул о металлический поднос.

— Мы всё ещё на орбите планеты?

— Да, сэр. Капитан Пьюви установил над рудниками контроль и готов передать его постоянному управляющему, чтобы мы могли переместиться к нашей следующей цели.

— Вы знаете, где она?

Митака поскроллил страницу и печально покачал головой:

— Нет, сэр. Сожалею. Генерал Хакс никогда не извещал меня об этом.

— Хорошо, — сказал Кайло. — Тогда… задержимся тут ещё на день. Или хотя бы до тех пор, пока Хакс не придёт в себя. Он знает, что делать дальше.

В словах сквозила горечь, но они были правдивы. Кайло растерялся, но он был не готов обращаться к Верховному лидеру. Не хватало ещё, чтобы выяснилось, что он не способен командовать без Хакса.

— Генерал скоро придёт в себя. Я дал указание медикам уведомить меня, как только он будет в достаточно ясном уме для встречи со мной. То есть с вами, сэр, — доложил Митака.

Кайло подавил вырвавшийся смешок.

— Вы правда восхищаетесь им?

Митака энергично закивал:

— Да, сэр. Он превосходный администратор и тактик. И я уверен, что он работает за пятерых, хотя по нему и не скажешь. И это… удивительно.

— Прочие офицеры тоже так считают?

— Не все. Те, кто постарше, неодобрительно относятся к тому, что армию возглавляет молодой человек, — сказал Митака и, опустив глаза, практически пробормотал: — И они считают его заносчивым.

Кайло хохотнул:

— Не только они.

Митака уставился на него округлившимися глазами.

— Он вам не нравится. Вы никогда не ладили.

— Нет, — сказал Кайло. — С ним сложно. Он упрям и полон самодовольства.

— То же самое он говорил о вас, магистр Рен, — смиренно произнёс Митака. — Почти слово в слово.

Кайло знал, что создаёт Хаксу затруднения — иногда просто для того, чтобы посмотреть, как тот будет выкручиваться. Но впервые он услышал, что Хакс думает о нём на самом деле. Он никогда не вникал в сплетни, сосредоточенный в основном на собственных проблемах с Хаксом, а не на том, что в свою очередь доставляет проблемы Хаксу. Сложный. Да, Кайло бывал таким, когда впадал в ярость. Упрямый. Это у него от матери. Полный самодовольства. Ну, он сильнейший из чувствительных к Силе своего поколения и избранник Верховного лидера. Он имел право гордиться собой.

Хакс был таким же, хоть и не совсем. Создавалось впечатление, что он возражал против приказов Кайло лишь потому, что хотел его позлить. И никогда не уступал, когда Кайло пытался привнести новшества в их наступательную тактику. И да, он выглядел заносчивым в этой своей шинели не по размеру и кожаных перчатках, сшитых на заказ. Кайло задался вопросом, а есть ли у Хакса статья в бюджете на его гардероб. Надо проверить, хотя бы для того, чтобы это пресечь. Всегда можно провести пересмотр и направить те кредиты на гидропонику или сантехнику.

— Отмените встречу в шесть ноль-ноль, — распорядился Кайло, решив проигнорировать последний комментарий Митаки. Он подумает об этом позже, после тренировки и нормального завтрака. — Передвиньте её.

— Но, сэр, позже в вашем расписании не будет времени…

Кайло отмахнулся:

— Я не Хакс, у меня своя жизнь. Вернусь через час. А вы тут пока поработайте.

Повернувшись спиной к бесцветной каше, Кайло проскользнул мимо Митаки и направился в собственные апартаменты, чтобы переодеться в тренировочный костюм и взять световой меч. Он был в настроении разрушить что-нибудь. И когда он потянулся за мечом, в голове промелькнуло: сколько же стоит замена учебных манекенов?

— А чтоб меня, — проворчал Кайло и направился в спортзал.

***

Кайло едва успел на сеанс голосвязи в семь ноль-ноль. Губернатор Ершок Гаммы явно надеялся на встречу с Хаксом и был недоволен тем, что пришлось иметь дело с кем-то другим. Кайло не успел прочитать подготовленное Митакой досье, посвящённое предыдущим сделкам с Ершок Гаммой, и потому с трудом подбирал слова для общения с губернатором. К концу отведённых сорока пяти минут оба вышли из себя, но фактически ничего не решили.

— Когда вернётся генерал Хакс? — спросил губернатор через дроида-переводчика.

— Неизвестно, — резко ответил Кайло. Его терпение давно иссякло. — Если ваше дело настолько срочное, я могу передать ему и… обсудить.

Невысокий толстенький губернатор смерил его холодным взглядом.

— Сделайте это, магистр Рен, — сказал он и оборвал связь.

Кайло опустился в ближайшее кресло и откинул голову (такую тяжёлую в шлеме) на спинку. Сложив руки на коленях, он попытался унять нарастающий гнев. Губернатор понятия не имел, кто он такой и какого почтительного отношения заслуживает. С Кайло обошлись так, словно он в подмётки не годился Хаксу — если не хуже. А он ещё пообещал доложить о своих неудачах Хаксу. Уж тот это оценит, наряду с остальными вопросами, которые он не смог разрешить.

— Сэр, — раздался голос Митаки, стоявшего чуть поодаль, — у вас до следующей встречи в запасе пять минут, чтобы освежиться. Здесь за углом есть уборная…

— Я знаю, где тут туалет, — огрызнулся Кайло. Он бы с удовольствием провёл эти пять минут, пялясь в потолок и кипя от негодования, но нужно было посетить освежитель. Даже его плохое настроение не могло перевесить потребности организма. Кайло неохотно поднялся с кресла и вышел из комнаты. Митака последовал за ним.

— Вы и в туалете будете присматривать за мной?

— Конечно нет, сэр, — отскочив от него, ответил Митака. — Просто буду неподалёку.

Кайло пошёл на попятную и смягчил интонацию:

— Ну тогда не забудьте позаботиться о… себе. Уверен, вам тоже нужно есть, спать и отливать.

Круглые щёки Митаки покраснели, но он кивнул:

— У меня всё хорошо, сэр. — И добавил после секундного колебания: — Спасибо, сэр.

Отведённое на освежитель время Кайло потратил на то, чтобы снять шлем и вытереть пот со лба. Он привык носить шлем вне тренировочного зала, но не целый день напролёт. И люди на совещаниях смотрели на него иначе, чем на Хакса. Помимо привычной настороженности, они чувствовали разочарование, общаясь с кем-то настолько обезличенным.

Кайло не нравилась идея ходить без маски, и всё же, как говаривал Хакс, это было бы благородно. Кайло никогда не волновало, что думают о нём офицеры, но сейчас его раздражало, что они не проявляют к нему той почтительности, которую проявляли к Хаксу. Уставившись в зеркало, он изучил своё лицо: соединение черт матери и отца. Он думал, что оно его выдаёт, что каждый, увидев его без маски, опознает в нём Бена Соло. Хотя почти никто не подозревал, откуда он взялся. Может, пришло время показаться им. Сунув шлем под мышку, Кайло вышел в коридор.

Ожидавший снаружи Митака неожиданно улыбнулся, взглянув на его лицо.

— Мне пришлось перенести назначенный на восемь ноль-ноль брифинг, сэр. Генерал Хакс очнулся, и я подумал, что вы захотите его увидеть.

Кайло одолевало искушение вновь надеть шлем для встречи с Хаксом, но он отбросил эту мысль.

— Пойдёмте.

Кайло много месяцев не посещал медотсек — он редко получал ранения. По прибытии их встретила высокая женщина, её не по уставу длинные волосы были собраны в хвост. Если вид Кайло и шокировал её, то она этого не показала.

— Магистр Рен, генерал Хакс спрашивал о вас. Прошу за мной…

Она провела его и Митаку через главную палату (большая часть коек пустовала) в отдельную комнату с плотно закрытой дверью. Чтобы войти, женщина приложила к сканеру удостоверение личности.

— Держите его под замком? — спросил Кайло.

— Стандартная процедура для высокопоставленных офицеров. По правде говоря, это приказ генерала.

Кайло не стоило удивляться.

— Всё правильно, — пробормотал он.

Дверь отъехала в сторону, открыв взору больничную кровать, на которой восседал Хакс, плотно укутанный от ступней до пояса белым вязаным одеялом. Кайло был потрясён, увидев генерала в столь неформальной обстановке. Казалось, тот даже уменьшился в размерах. Вместо строгой формы на Хаксе была больничная бледно-голубая пижама, а его обычно зализанные волосы свободно спадали на лоб. Горло обхватывала широкая белая повязка. Когда Хакс заметил, что Кайло оценивает его внешность, он нахмурился, словно провоцируя Кайло сказать что-нибудь. Ну хоть что-то знакомое.

— Магистр Рен, сэр, как вы и приказывали.

Женщина повернулась к Кайло:

— Сейчас он не может говорить. Голосовые связки были серьёзно повреждены выстрелом из бластера. Мы воссоздали их хирургически, но требуется время, чтобы голос восстановился. — Сурово взглянув на Хакса, она указала на датапад, лежащий у того на коленях. — Вы можете печатать, сэр. Вы дали мне слово, что не будете пытаться говорить.

Хакс склонил голову в молчаливом согласии, и женщина коротко кивнула:

— Тогда я вас оставлю.

Дверь за ней закрылась. Оставшись втроём в небольшом помещении, Кайло, Хакс и Митака пялились друг на друга. Первым заговорил Митака:

— Хорошо выглядите, сэр. Вам очень больно?

Хакс поджал губы, очевидно, страдая от невозможности ответить, но затем мотнул головой, показывая на капельницу. Кайло решил, что там навалом мощных болеутоляющих. И, судя по всему, медикаменты не повлияли на разум Хакса — мыслил он ясно и чётко, как всегда.

— Приятно слышать, сэр, — продолжил Митака. Казалось, он собирался сказать что-то ещё, но внимание Хакса было сфокусировано на Кайло.

Кайло положил шлем на ближайший стул.

— Несколько минут назад я разговаривал с губернатором Ершок Гаммы. Он требует, чтобы мы увеличили объёмы помощи. Я, э-э-э, пока отказал. Мне кажется, он слишком многого хочет.

Хакс, похоже, не расстроился, и Кайло догадался, что поступил верно. Взяв датапад, Хакс принялся быстро и ловко вводить текст своими тонкими пальцами. Закончив, он передал гаджет Кайло. Митака наклонился, чтобы тоже взглянуть, и оказался чересчур близко к Кайло, что в данный момент тот стерпел.

«Этот ничтожный ублюдок пытается заниматься вымогательством, — писал Хакс. — Он считает маршруты, проложенные через их мир, более ценными, чем есть на самом деле. Через них проходит прямой путь из верхнего квадранта Неизведанных регионов, но мы можем обойтись без них, если нужно. Просто потребуется чуть больше усилий».

— Так ему и передать? — спросил Кайло.

Хакс кивнул.

Кайло решил, что пошлёт сообщение чуть позже. Когда губернатор получит коротенькую записку, а не очередной вызов по голосвязи, у него перья дыбом встанут. Тем более что он и правда ими обладал. Учитывая, как он разговаривал с Кайло, приятно будет поставить его на место.

Они помолчали несколько секунд. Кайло не знал, как продолжить, но тут его взгляд упал на датапад.

— Вы можете проверять сообщения с него?

Хакс напечатал: «Нет. Он не подсоединён к моей закодированной сети. Врачи не позволяют мне “переутомляться”, пока я выздоравливаю».

Хакс вскинул рыжую бровь и продолжил: «Вы с ними ознакомились?»

— Да, — ответил Кайло. — Прошлой ночью я позаботился об основной их части. Но утренние ещё не читал.

— Мы решили большинство важных вопросов, — подключился Митака. — Уверен, магистр Рен проконтролирует их, пока вы здесь.

Хакс глянул на Кайло с сомнением.

Первым побуждением Кайло было защищаться: «Я делаю всё возможное». Но фраза отдавала неуверенностью, которой Кайло не собирался выказывать. И вместо этого произнёс:

— Это довольно просто.

Недоверие Хакса лишь усилилось, и Кайло еле удержался, чтобы не съёжиться под пристальным взглядом. Хакс поманил пальцем Митаку и протянул руку. Митака тут же передал ему свой датапад.

— Что вы делаете?

«Хочу убедиться, что вы не уничтожите всё. Вы же не представляете, как управлять кораблём. И неважно, что вы тут наговорили».

Кайло уловил снисходительность в его словах и почти услышал, как Хакс говорит их.

— Вы понятия не имеете, на что я способен, — ощетинился Кайло. — Под моим командованием всё изменится.

Зелёные глаза сперва расширились, а потом сузились. И Хакс яростно напечатал:

«Пока я жив, у нас совместное командование. Может, я и застрял тут на две недели, но “Финализатор” всё ещё наполовину мой».

— Две недели? — вырвалось у Кайло, прежде чем он взял себя в руки. На лице у Хакса появилась довольная улыбка, которую Кайло захотелось стереть пощёчиной. Но он продолжил: — Без проблем. Я обо всём позабочусь.

Хакс даже не отреагировал. Вместо этого он принялся скроллить датапад Митаки и, как предположил Кайло, изучать сообщения, которые были отправлены прошлой ночью. Чем дальше, тем глубже становилась морщинка между рыжими бровями. Кайло в ожидании чуть не начал переминаться с ноги на ногу, как нетерпеливый ребёнок.

Спустя несколько минут Хакс вернул датапад Митаке и, взяв свой, кое-что напечатал лейтенанту (хотя Кайло тоже смог прочесть): «Выделите ему два часа во время гамма-вахты для визита ко мне. Ему необходим надзор».

— Да будь я проклят, если приду! — прорычал Кайло.

Хакс поднял раскрытую ладонь, призывая его заткнуться. И Кайло невольно умолк.

«Если я не найду здесь себе занятие, то сойду с ума, — написал Хакс. — Пока ещё вы не напортачили капитально, но я не сомневаюсь: если вам предоставить свободу действий в некоторых щекотливых вопросах, вы всё испортите. Сделайте это ради нас, Рен, и ради Порядка».

Кайло помолчал немного, недоверчиво поглядывая на Хакса, но потом уступил:

— Хорошо. Вы получите эти два часа, но на этом всё. Остальное под моим контролем.

В знак согласия Хакс протянул правую руку, и Кайло пожал её.

«Возвращайтесь вечером в двадцать один ноль-ноль».

— Сэр, разве вы не должны спать в это время? — спросил Митака. — Отдыхать? — Хакс покосился на него, и Митака опустил голову. — Конечно, сэр. Как прикажете. Я приведу магистра Рен в двадцать один ноль-ноль.

Хакс покачал головой и указал на Кайло, другой рукой махнув в сторону Митаки.

— О, вы хотите, чтобы он пришёл один. — Кивок. — Слушаюсь, сэр.

Даже когда они спорили, Кайло редко оставался наедине с Хаксом. Этого не случалось с той ночи в генеральских апартаментах, и Кайло почувствовал странную тревогу. Если уж на то пошло, как-то неудобно сидеть и ждать, пока Хакс набирает текст, в то время как сам он в состоянии разговаривать. Кайло не скучал по насмешливому голосу Хакса, но сама ситуация сбивала с толку. В какой-то степени голос определял личность Хакса, и, онемев, он стал другим человеком. Может, чуть более терпеливым.

Откинувшись на кровати, Хакс указал на дверь. Ничего не сказав, Кайло выскочил из комнаты. Не глядя по сторонам, он пронёсся по главной палате, мимо медперсонала и больных, и, оказавшись снаружи, остановился перевести дух. И только когда Митака осмелился напомнить, что пора идти на следующее совещание, Кайло осознал: он оставил шлем на стуле в палате Хакса. Сходить за ним было минутным делом, но Кайло решил не заморачиваться и забрать его позже, вернувшись сюда после гамма-вахты.

***

Проведя остаток дня на совещаниях, о которых говорил Митака, к вечеру Кайло отчаянно жаждал хоть немного побыть в одиночестве. Как Хакс выносил всех этих людей в течение целого цикла — Кайло постичь не мог. А ещё его заставили явиться на обед в офицерскую столовую, хотя обычно он принимал пищу в своих апартаментах. Под пристальными взглядами окружающих Кайло не смог даже толком поесть. В итоге он взял тарелки с недоеденными остатками, швырнул их в окошко для грязной посуды и ушёл.

Оставшиеся двадцать минут он потратил на чтение сообщений. Митака получил разрешение на дешифровку, и сообщения начали поступать непосредственно на датапад Кайло. Так пришлось сделать главным образом потому, что они не могли перетащить консоль Хакса в его палату.

Условленный час быстро приближался, и Кайло, заглянув в свои апартаменты, сменил привычную хламиду с капюшоном на простые чёрные штаны и рубашку. Стянув волосы в хвост, он потёр усталые глаза и направился в медотсек.

Дежурный ночной врач проворчал (как умеют ворчать только врачи), что Хакс не должен бодрствовать дольше разрешённых двух часов. Кайло согласился. В конце концов, он не собирался задерживаться у Хакса сверх необходимого.

Хакс был таким же бодрым, как с утра. Та же поза и тот же датапад на коленях. Он равнодушно осмотрел не закрытое маской лицо Кайло и его наряд, прежде чем указать на стул, где по-прежнему лежал шлем. И вновь пытливо уставился на Кайло.

— На сегодня с меня хватит, — сказал Кайло и, схватив шлем, положил его на пол. — Не думаю, что… буду часто его надевать в ближайшее время.

Хакс шевельнул плечом и жестом попросил Кайло придвинуть стул поближе. Кайло поставил стул у кровати и, усевшись, положил датапад себе на колени. Хакс уже что-то печатал на своём, и секундой позже у Кайло на экране высветилось сообщение:

«Ещё вчера я бы не поверил, что вам хватит благоразумия избавиться от этой дурацкой штуки. Но сюрпризы случаются».

Кайло скрипнул зубами и недовольно зыркнул на Хакса, улыбающегося в своей язвительной манере.

— Давайте просто приступим к делу, — прорычал Кайло.

«Расскажите, что вы делали сегодня».

— Я не собираюсь отчитываться перед вами, словно один из ваших лакеев. Я вам не подчиняюсь.

Хакс закатил глаза и отправил очередное сообщение: «Да, не подчиняетесь. Но я не в курсе, с чем вы уже разобрались, а что только предстоит сделать. Просто скажите, сэкономив тем самым время нам обоим. Начнём с нашей дислокации. Мы уже прибыли на место встречи с конвоем?»

Кайло прижал язык к нёбу, медля с ответом.

— Мы всё ещё на орбите шахтёрской планеты. В ваших сообщениях ничего не было о встрече с конвоем.

Лицо Хакса скривилось от досады.

«Проклятье, Рен. Если мы пропустим этот конвой, то не получим новых воздухоочистителей, в которых остро нуждаемся. Система жизнеобеспечения не восстановится сама по себе. Кого вы назначили главным на планете?»

— Пьюви.

И снова болезненная гримаса.

«Пусть как можно скорее возвращается сюда. Поставьте вместо него Ланора».

Кайло открыл свои сообщения и принялся печатать приказ. Пока он сочинял текст, вопросы следовали один за другим: «Как разрешилась ситуация с теплицами? Каков был ответ губернатора? Была ли проведена проверка штурмовиков Фазмы? Загрузили ли новые навигационные данные?»

Кайло отвечал так быстро, как мог:

— На теплицы выделены необходимые кредиты. По прибытии в следующий порт теплицы смогут пополнить запасы. Губернатор был резок со мной, но согласился на наши условия. Про штурмовиков Фазмы я не в курсе. Мне постоянно нужно будет их проверять? Митака что-то упоминал о навигационных картах, но у меня не было времени прочитать его рапорт.

«Ну конечно, вы должны устраивать смотры штурмовиков. Я делаю это раз в неделю. А карты поступают из базы данных “Превосходства”. Мы должны синхронизировать нашу систему с их. Не спрашивайте Митаку об этом — он не в курсе. Поговорите со штурманом Берреном».

— Беррен, — пробормотал Кайло и сделал пометку в своём датападе. — Я пообщаюсь с Фазмой насчёт смотра. Если нужно, могу заняться этим завтра.

Хакс кивнул и напечатал: «Какие сообщения вы получили сегодня?»

Кайло молча передал свой датапад Хаксу, взамен приняв его. Сложив руки на груди, он ждал, пока Хакс ознакомится с сообщениями. Выражение лица Хакса в целом оставалось бесстрастным, хотя время от времени он хмурился. Несколько минут спустя Хакс со вздохом передал датапад обратно.

«Я внёс кое-какие коррективы. Возьмёте эти заметки, хорошо?»

Он выдал серию коротких инструкций, и Кайло поспешно сохранил их, надеясь, что ничего не пропустил. Поразительно, как точно память Хакса хранила мельчайшие детали переписки, которую Кайло едва успевал читать. Когда они закончили, на часах было двадцать два пятнадцать.

— Что ещё? — спросил Кайло, наконец готовый признать (хотя и не вслух), что Хакс справлялся со всем этим гораздо лучше, чем он.

Хакс потёр подбородок и, скользнув ниже — к повязке на шее, — поморщился, когда зацепил её пальцами.

Кайло взглянул на почти пустой пакет, висящий рядом с кроватью, от которого к правой руке Хакса тянулась трубка. Кожа возле иглы была покрыта жёлто-зелёными синяками.

— Позвать врача? — спросил Кайло.

Хакс коротко кивнул со смущённым видом.

Вернувшись в главную палату, Кайло нашёл санитара и попросил у него обезболивающие. Молодой парень привёл дежурного врача, который принёс новый пакет с медикаментами и подсоединил его к капельнице. Должно быть, эффект был быстрым, поскольку Хакс расслабился и закрыл глаза. Когда врач ушёл, он взял датапад и медленно напечатал что-то.

Вспыхнувшее на экране сообщение гласило: «Почему вы это сделали?»

— Вы про лекарство? — спросил Кайло.

Хакс сухо глянул на него и указал на свою шею.

— А. Почему спас. — Хакс утвердительно кивнул, и Кайло почесал затылок. Он не был уверен, что готов это объяснить. Или вообще в состоянии сделать это. — Умереть на полу какой-то примитивной хижины — это… неправильно, — сказал он, запинаясь.

В ответ раздалось фырканье.

«Мне казалось, именно такой смерти вы мне и желаете. Позорной».

Прежде чем заговорить, Кайло облизал губы.

— Вы думали, я желаю вам смерти?

В этот раз Хакс по-настоящему ухмыльнулся.

«Ну конечно. Я же стою у вас на пути, разве не так? Смерть — самый лёгкий выход».

— А вы желаете мне смерти? — поинтересовался Кайло.

Хакс ответил не сразу. Вместо этого он задумчиво смотрел на Кайло и моргал. И через несколько секунд написал: «Нет. Несмотря на ваш скверный характер и непокорность, вы очень полезны для Порядка. Будь у меня выбор, я бы взял вас под своё командование. Но смерти вашей я не хочу».

Подавив раздражение, Кайло обдумал его слова.

— Тогда, полагаю, спасибо.

Хакс снова закатил глаза, и Кайло вспыхнул. «Скверный», как же. Хакс точно знал, как вывести его из себя, даже не произнося ни слова.

«Каковы бы ни были ваши мотивы, я благодарен вам за то, что вы сделали».

— Вы благодарите меня? — усмехнулся Кайло. — Вот уж не думал услышать такое. Хм, образно говоря. — Он поморщился. — Я имею в виду…

Хакс улыбнулся, его ноздри затрепетали от беззвучного смеха. И Кайло вдруг обнаружил, что тоже хихикает. Он не мог вспомнить, чтобы они хоть раз вместе смеялись над шуткой. Кайло был ошарашен этим неожиданным дружелюбием. Он был уверен, что Хакс способен смеяться только над его тупостью. Ведь он сглупил?

— Как бы то ни было, может, вернёмся к работе?

К удивлению Кайло, Хакс покачал головой и изобразил пантомиму: подложил под щёку ладонь и закрыл глаза. Он устал.

— Ну тогда я пойду, — сказал Кайло. Поднявшись на ноги, он подхватил шлем. — Завтра в это же время? — Когда Хакс утвердительно кивнул, Кайло оставил его.

В своих апартаментах он опустил шлем на подставку и направился в освежитель. Он чистил зубы и думал о Хаксе, не в силах забыть его искреннюю улыбку. Она так преобразила его лицо — почти всегда суровое, — что Кайло едва его узнал. Хакс будто помолодел и посветлел лицом, и Кайло почему-то захотелось увидеть это снова.

Три года Хакс был источником постоянных огорчений, а его наглость (когда речь шла о делах, с которыми Кайло теперь приходилось справляться самостоятельно) по-прежнему нервировала, но Кайло впервые задумался над тем, что у Хакса, возможно, были лучшие качества, которые он подавлял и прятал. Равно как и Кайло. Они оба отыгрывали образы, которые соответствовали их ролям в Первом Порядке, и это всё, что они знали друг о друге. Может, пришла пора выяснить, что же скрывалось за этими масками.

***

В начале следующего цикла капитан Ланор спустился на планету, а Пьюви вернулся на «Финализатор». Он коротко отчитался перед Кайло и закончил разговор вопросом о здоровье Хакса.

— Генерал в порядке. Выздоравливает.

Пьюви нахмурился, его обвисшие щёки всколыхнулись.

— Уверен, вы согласитесь, магистр Рен, пришло время смены режима. Хакс слишком долго вёл Порядок по неверному пути. Под руководством… вашим и… какого-нибудь более опытного офицера… мы исправим эти ошибки.

Кайло внимательно посмотрел на него.

— Разумеется, вы имеете в виду себя.

— Я хорошо служил Империи, сэр, — сказал Пьюви и вздёрнул подбородок. — И делаю то же самое для Порядка. Я уверен в своих способностях — они намного превосходят способности Хакса.

— Разве? — сурово спросил Кайло. — Я не ищу ему замены. Это мой корабль, и вы остаётесь на своей нынешней должности.

Лицо Пьюви потемнело, но он сказал только:

— Слушаюсь, магистр Рен. — И, развернувшись, покинул помещение.

Кайло было плевать на продвижение Пьюви по карьерной лестнице, в особенности после того, как тот уверенно заявил о своих правах на место Хакса. Может, если Верховный лидер сочтёт нужным освободить Хакса от обязанностей, Пьюви станет достойной заменой, но Кайло уже испытывал к нему неприязнь. А он не собирался совместно командовать с кем-то, кого он ненавидит. Снова.

Конвой, с которым они должны были встретиться, прислал свои новые координаты, и «Финализатор» отправился в путь. Когда Кайло, воспользовавшись десятиминутным перерывом между совещаниями, допивал чашку кафа (третью за день), Митака поинтересовался, чем заняться команде мостика в дороге.

— А разве им не нужно управлять кораблём? — спросил Кайло, сжимая тёплую чашку голыми ладонями. Он избавился не только от маски, но и от перчаток.

— Ну, за оборудованием могут присмотреть один или двое, а остальным обычно дают задания, сэр.

Кайло едва сдержал страдальческий вздох. Конечно, Хакс никогда никому не позволит бездельничать.

— И что за задания?

— Учения, сэр. Боевые манёвры, симуляция погони.

— Но это крейсер, а не истребитель, — сказал Кайло и, сделав глоток, мигнул. — Мы не можем играть в догонялки. Или можем?

Изначальный панический страх Митаки перед ним несколько угас, и Кайло показалось, что тот с трудом подавил улыбку.

— У нас имеется определённый потенциал для перехвата, но я подумал, что сегодня можно провести симуляцию наступления. Вы никогда не видели корабль в полной боевой готовности. По крайней мере, я полагаю, что не видели, — Митака уже откровенно улыбался. — Весьма впечатляющее зрелище, сэр.

Кайло сдался:

— Ладно. И когда у меня будет время взглянуть на это?

— В четырнадцать ноль-ноль, сэр, — даже не посмотрев в датапад, сообщил Митака. Кайло уже знал, что тот помнит в деталях ежедневный график Хакса (а теперь и его).

— Ну, тогда пойдёмте на мостик, — сказал Кайло и, отхлебнув кафа, спросил: — Почему вы всё ещё лейтенант? Вы молоды, но достаточно опытны, чтобы получить повышение.

Митака залился краской:

— На самом деле я дважды отказывался, сэр. Знаю, я должен был уже стать майором, но… мне нравится моя должность.

Кайло вскинул бровь:

— Вам нравится Хакс.

— Я… э-э-э, — запнулся Митака, его щёки покраснели ещё сильнее. — Это не так.

— Но тогда почему? — поинтересовался Кайло. Откинувшись на стуле, он явно наслаждался дискомфортом Митаки.

— Я восхищаюсь им… в платоническом смысле, — торопливо выпалил Митака. — Он отлично справляется со своей работой, при этом он всего на десять лет старше меня. Беспрецедентный случай для Порядка. Может, он и сын коменданта, но он упорно боролся, чтобы стать тем, кем стал. И он справляется лучше, чем прочие.

Одолеваемый любопытством, Кайло отставил чашку с кафом.

— Его отец был комендантом? Чего именно?

Митака выглядел озадаченным:

— Вы никогда не читали досье генерала Хакса?

— Мне было на что тратить своё время, — отрубил Кайло. — Просто расскажите то, что знаете.

— Его отца звали Брендол Хакс, — начал Митака. — Он был комендантом Академии на Арканисе во времена Империи. Генерал Хакс его… внебрачный сын.

Кайло изумлённо отпрянул:

— Законнорождённость всё ещё проблема в его родном мире? Да откуда он?

На Чандриле и в большинстве центральных миров не имело значения — родился ребёнок в браке или вне его. По сути, многие пары вступали в брак гораздо позже, чем обзаводились детьми. Если вообще удосуживались официально его оформить. Лея Органа, например, никогда не давала никаких клятв, но никто не смотрел косо на её сына.

— С Арканиса. Там, где его отец…

— Был комендантом. Да, я должен был догадаться. И всё же отец забрал его, а не оставил с матерью.

— Детали мне неизвестны, сэр, — сказал Митака робко и как будто с сожалением. — Всё, что я знаю: они вместе эвакуировались с Арканиса во время осады и вскоре после этого присоединились к зарождающемуся Порядку. Генерал Хакс вырос в военной структуре.

— И это заметно, — проворчал Кайло.

Идеально выровненные брови Митаки сошлись на переносице.

— Вы считаете, это плохо, сэр?

Теперь Кайло знал, что именно это превратило Хакса в чопорного педанта — которым он, безусловно, был, — но это также объясняло его умения как генерала и управленца.

— Не то чтобы… Но иногда он сводит меня с ума своими графиками, учениями и идеально выглаженной формой.

— Вы очень разные, сэр. Но необязательно видеть в этом негатив. Если бы вы попытались, то могли бы дополнять друг друга.

— Думаете, я не пробовал? — резко спросил Кайло. — Я вот уже три года пытаюсь заставить его прислушаться к моим стратегическим идеям!

Митака пожевал щёку.

— Если позволите, сэр, я бы назвал это иначе. Вы пытались заставить его делать то, что хотите вы, а не работать вместе.

Кайло усмехнулся.

— А он что делает, по-вашему? Он не против бросить меня на передовую, но на этом всё. Он считает, что сам я не способен принимать тактические решения. И это бесит.

— Ну, он тоже любит поступать по-своему. Я и не утверждал, что только у вас нет желания работать сообща.

Митака впервые признал, что Хакс не был идеальным. Это порадовало Кайло, несмотря на то, что Митака высказался и на его счёт. Ещё несколько дней назад за подобное он бы придушил Силой или швырнул на пол, но Митака этого не заслуживал. Он ответил честно, что было предпочтительнее подхалимажа.

Митака продолжил, чуть понизив голос:

— Но сейчас вы работаете вместе — каждый вечер, когда ходите к нему в медотсек. Вместе отвечаете на сообщения. Я видел ответы. Какие-то принадлежали вам, какие-то — генералу Хаксу.

Кайло не мог этого отрицать. Как и того, что их сотрудничество приносило плоды. За эти два часа они делали больше, чем сделал бы Кайло в одиночку. И под руководством Хакса у него получалось всё лучше и лучше. Хакс даже согласился переложить часть обязанностей на других, чтобы немного разгрузить себя. То есть их.

Прошлым вечером Кайло спросил:

— Вы правда никому не доверяете? Все эти люди обучались там же, где и вы. Вероятно, у тех же преподавателей. Но вы не даёте им действовать без ваших указаний.

Хакс недовольно уставился в свой датапад и быстро напечатал: «Моя обязанность — приглядывать за всем на этом судне. Но как я этого добьюсь, если не буду всё контролировать?»

— Можете проверять их время от времени. Читать отчёты. И всё в таком духе. А не позволять им сидеть сложа руки, пока вы сами выполняете работу двадцати человек.

«Так можно всё испортить», — написал Хакс, и Кайло почти услышал раздражённые интонации.

— Да, наверное, — признал он. — Но зачем думать о плохом заранее? Доверьтесь своим людям, ладно? — Кайло умолк и, поёрзав, потеребил пальцами датапад. — Доверьтесь мне.

Хакс пристально посмотрел на него, изучая, словно хотел разобрать на составляющие. Неудивительно, что подчинённые иногда ёжились под его взглядом. Хакс отвёл глаза лишь для того, чтобы напечатать: «Назовите причину доверять вам и, возможно, я сделаю это».

В малом конференц-зале Кайло сказал Митаке:

— Да, мы работаем сообща, но я не знаю, сколько это продлится. После того как к нему вернётся голос, Хакс, вероятно, захочет возвратить всё на круги своя: он желает мной командовать — я желаю его придушить.

Митака приподнял тщедушное плечо и снова опустил.

— Ещё есть время научиться сотрудничать, сэр.

Кайло был не в настроении зацикливаться на этом, поэтому допил каф и встал.

— Давайте пойдём на мостик и устроим учения.

Как только перед ними раздвинулись двери мостика, все присутствующие вытянулись по струнке и отдали честь. В обзорном иллюминаторе мелькали звёзды, пока корабль нёсся через гиперпространство, но Кайло сфокусировался на незнакомых лицах за консолями. Большая часть экипажа была молода, как Митака, а плашки на форме свидетельствовали об их невысоких званиях. Кайло бывал на мостике бесчисленное количество раз, но никого не опознал. Он не знал ни их имён, ни их роли в управлении кораблём. И в связи с этим фактом он ощутил лёгкую неловкость.

Прочистив горло, он произнёс:

— Раз уж мы в пути, то проведём симуляцию атаки. А я… посмотрю.

— Какую именно симуляцию, магистр Рен? — робко спросил кто-то из техников.

Кайло смутился, но умудрился выдавить:

— У нас есть симуляция планетной блокады?

Молодая женщина кивнула с энтузиазмом:

— Да, сэр. Задействовать её?

— Да. Подойдёт.

Техники немедля пришли в движение, готовясь к симуляции.

— Вы должны активировать симуляцию, сэр. Это делается с главной консоли, — сказал Митака так тихо, что его услышал только Кайло.

Кайло приблизился к центру мостика, где торчало небольшое возвышение с экраном. Он пролистал несколько опций, игнорируя выжидательные взгляды техников, наблюдающих, как он пытается найти нужную команду для запуска симуляции. Наконец Кайло добрался до неё и тут же активировал. Звёздный пейзаж за обзорным окном поблёк, сменившись проекцией вымышленной планеты с плотным кольцом орбитальной защиты, которую требовалось преодолеть, чтобы десантировать бойцов на поверхность.

— Приближаемся к линии обороны, — произнёс один из техников. — Арсенал противника: тридцать четыре плазменные пушки и минное поле по периметру. Как желаете продолжить, магистр Рен?

Кайло повернулся к Митаке и прошипел:

— Я должен участвовать во всём этом?

— Конечно, сэр. Вы же командуете.

Проглотив комок в горле, Кайло попытался подобрать слова. Хоть он и хвастался умением координировать сражение, ему привычнее было находится на поле боя, с рыцарями. Здесь же ситуация совершенно отличалась.

— Нацельте нашу батарею на пушки, — сказал он после долгой паузы. — А ещё поднимите истребители, и пусть они тоже летят к цели.

На мостике повисло напряжение, но техник выпалил:

— Есть, сэр. — И принялся вводить данные.

В иллюминаторе Кайло увидел, как «Финализатор» начал обстреливать зелёными лучами плазмы планетарное кольцо обороны. «Защитники» сразу же открыли ответный огонь. Корабельные щиты поглотили заряды, но вечно так продолжаться не могло. Вылетевшие из ангаров СИДки носились вокруг и палили по пушкам. Без особого эффекта. Орудия истребителей были слишком малого калибра, чтобы оставить хотя бы вмятину. Кайло стиснул кулаки. Он понял, что только что совершил ужасную ошибку. Если из-за его неверных приказов они запорют симуляцию, это дойдёт до Хакса. Кайло этого не переживёт.

— Выпустить тяжёлые истребители, — отдал команду Кайло, перекрывая щебетание техников, координирующих орудия.

В обзорном окне появились более крупные корабли. Их вооружение лучше подходило для атаки на пушки, и им удалось разбомбить несколько, что позволило СИДам прорваться за периметр и уничтожить мины. Конечно, они понесли потери, но этого следовало ожидать. Во всяком случае, так казалось Кайло. Хакс всегда говорил, что потери следует минимизировать, и Кайло испугался, что действовал не так удачно, как Хакс.

Следующие пять минут Кайло молча наблюдал за симуляцией. Техники сами могли разобраться, как подавить вражеские огневые средства и расчистить путь к планете. Вскоре появилась возможность для прохода штурмовиков и надежда на уничтожение командного центра обороняющихся. Ещё через пять минут орудия противника умолкли.

— Отлично, — сказал Кайло. Обзорное окно очистилось, симуляция была завершена. — Итоговый отчёт?

— Наши потери: пятьдесят семь СИДов и восемнадцать тяжёлых истребителей, — доложила техник. — Наши щиты на тридцати процентах, мы лишились четырёх пушек. Ремонт обойдётся в…

— Да, я понял, — произнёс Кайло, прервав девушку. — Это часть симуляции?

— Нет, сэр. Мы закончили.

Кайло сцепил руки за спиной (изобразив жутковатое подобие привычной позы Хакса) и сказал:

— Благодарю за труд. Возвращайтесь к своим обязанностям.

Когда он уходил с мостика, все отдали ему честь. Оказавшись в коридоре, Кайло тут же сник и спросил Митаку:

— Насколько плохо?

— Очень плохо, сэр.

Кайло прислонился к переборке и откинул голову.

— Крифф. Хакс узнает об этом и будет потешаться несколько недель.

Митака взглянул на него с сочувствием.

— Мне жаль, сэр. Но если вы попытаетесь ещё раз, то выйдет лучше, я уверен.

— Точно, — вздохнул Кайло. — Что там ещё у нас на сегодня?

Размахивая датападом, Митака принялся перечислять послеобеденные мероприятия. Кайло внимательно слушал, но всё, чего он хотел: бить по чему-нибудь, пока не почувствует, что ему всё по плечу. Вместо этого он проследовал за Митакой на палубу номер двенадцать — к месту очередного совещания.

***

Чуть позже, вечером, Кайло снова сидел у кровати Хакса.

«Торговую сделку с Лириссом нужно завершить к завтрашнему дню, — напечатал тот. — Я ожидаю полный отчёт после окончания переговоров».

Кайло ощетинился.

— Я здесь не для того, чтобы отчитываться перед вами, — высказал он обычный протест.

Хакс окинул его ледяным взглядом и всплеснул руками, прежде чем выдать: «Хорошо, Рен. Называйте это как хотите, но мне нужно знать, что происходит. Это очень важно для Верховного лидера и “Превосходства”. Производство должно идти безостановочно».

— Ладно. Митака всё запишет. — Кайло перешёл к следующему сообщению. — А что нам делать с кислородными очистителями? Установка идёт не по плану.

«Не знаю, — напечатал Хакс. Лицо его приобрело саркастическое выражение. — Почему бы не спросить у ответственной за это команды, вместо того чтобы беспокоить меня?»

— То есть беспокоиться должен я? — огрызнулся Кайло. — Я не обязан заниматься тем, к чему меня не готовили, Хакс. Для этого существуют квалифицированные специалисты. Нет необходимости переживать обо всём.

Хакс ущипнул себя за переносицу и закрыл глаза. Кайло хмуро смотрел на него в ожидании какого-нибудь глумливого ответа. Однако, когда Хакс принялся печатать, раздражение прошло.

«Вы не ошиблись. Я устаю, выполняя, как вы выразились, “работу двадцати человек”. Сложно отказаться от контроля. Это всегда было моей слабостью».

Кайло в изумлении вскинул брови.

— Великий генерал Хакс имеет слабости?

Хакс поджал губы, явно недовольный насмешкой.

— Понимаю, — пошёл на попятную Кайло. Откинувшись на стуле, он задумчиво смотрел на Хакса с растрёпанными волосами, уязвимого в своей больничной пижаме, укрытого вязаным одеялом. — Вы всегда были таким? Вы же в военной структуре с детства.

Хакс тоже окинул взглядом Кайло, а потом написал: «Это качество мне привил отец. Он управлял Академией на Арканисе железной рукой. Всё, что там происходило, проходило через него. Может, как человек, он был сущим кошмаром, но своё дело знал хорошо. Я был полон решимости стать таким же».

— Но одна школа — это не звёздный разрушитель с тысячами душ на борту. Вы же не можете всерьёз думать, что способны повторить его достижения в таких масштабах.

«Возможно, не могу, но соблазн велик. Когда я отвечал только за мелкие корабли и программу штурмовиков, это было менее обременительно».

Взглянув на Хакса, Кайло заметил, что его впалые щёки слегка округлились, а тёмные круги под глазами почти исчезли. Несмотря на повязку, он выглядел лучше, чем когда-либо. В медотсеке Хакс в основном отдыхал, и это было видно.

— Вы изматывали себя. Митака рассказывал, что вы почти не спали.

«Вот предатель, — написал Хакс, чем почти рассмешил Кайло. — Мне не всегда удаётся отдохнуть, но меня готовили к этому. С другой стороны, вот вы — любитель поспать».

— Это в прошлом. Сейчас я выживаю благодаря кафу и отчаянию.

Хакс улыбнулся, сверкнув зубами.

«Да уж, могу представить».

Они помолчали несколько секунд, просто глядя друг на друга. Кайло не очень хорошо умел читать людей, а Хакс и вовсе не поддавался расшифровке. Кайло понятия не имел, о чём тот думал.

— Вы помните Арканис? — вдруг спросил Кайло, подумав о том, что рассказал ему Митака днём ранее. — Похоже, вам пришлось его покинуть в очень раннем возрасте.

Хакс выглядел так, словно собирался проигнорировать вопрос, но потом взял датапад.

«Практически нет. Новая Республика атаковала его, когда мне было пять. У меня сохранились отрывочные воспоминания о серых и дождливых днях в чём-то типа павильона, но в основном помню детские сады на кораблях. Я постоянно находился там. Отец навещал меня, но его апартаменты я не видел ни разу».

— Вы не слишком хорошо его знали? — спросил Кайло.

«Достаточно хорошо, чтобы ненавидеть. Он презирал меня из-за происхождения и считал, что я ничего не достигну в армии Порядка. Я доказал, что он ошибался».

Кайло упёрся локтями в колени и кивнул.

— Похоже, вы правы. Он жив?

Мрачно улыбнувшись, Хакс покачал головой.

«Нет. Я давным-давно позаботился об этом».

— Вы убили его? — Кайло тоже не особо ладил с родителями, но если и представлял, что убивает их, то как-то вскользь. Конечно, он тоже стал убийцей — пять лет назад, в школе Люка, — так что не имел права осуждать.

«Я организовал ему несчастный случай. Никто по нему не горевал. Его время прошло. — Хакс посмотрел на Кайло и моргнул. — По-крайней мере, он не старался уничтожить Порядок, как ваша мать».

Кайло сжал зубы. Он ненавидел разговоры о Лее, если только это не касалось краха её сопротивленческого движения.

— Та жизнь осталась позади, — прорычал Кайло. — Не поднимайте эту тему.

Хакс склонил голову.

«Очень хорошо. И если хотите знать, я восхищаюсь тем, что вы сделали. Вы оставили джедайство, чтобы обучаться у Верховного лидера. Может, временами вы невыносимы, Рен, но ваш потенциал производит впечатление».

Кайло фыркнул.

— Так для вас важна только польза, которую я могу принести? Ну, а что вы?

«А что я? У меня большие амбиции, но с вами я их обсуждать не намерен».

— Ладно, — ответил Кайло. Всё равно Хакс выложил ему больше, чем он ожидал, когда спросил его об Арканисе. Хакс был не особо общительным. Во всяком случае, Кайло не замечал за ним такого. Но, может, Хакс брал пример с Кайло? Он ведь тоже никогда не рассказывал о себе ничего личного.

Кайло снова обратил внимание на датапад — на экране появилось новое сообщение.

«Вы когда-нибудь думали о ком-то кроме себя, Рен?»

Зародившаяся между ними доброжелательность исчезла.

— Да чтоб вам провалиться, Хакс, — вырвалось у Кайло, прежде чем он сдержался.

«Это вряд ли», — пришёл ответ.

Поспешно поднявшись на ноги, Кайло засунул датапад под мышку.

— На сегодня хватит, — пробурчал он. — Вернусь завтра.

Он чуть не столкнулся с врачом, которая, похоже, собиралась его выставить. Она что-то сказала, но Кайло проигнорировал её и, выбежав из медотсека, вошёл в лифт. Лифт должен был отвезти его в личные апартаменты. Нет, в апартаменты Хакса. У Кайло всё ещё оставались дела этим вечером.

Кайло стянул дублет — в одежде с длинными рукавами было слишком жарко — и швырнул его на постель, где уже лежало несколько рубашек, штаны, нижнее бельё и носки. У изножья кровати стояла запасная пара сапог. Увидев всё это, Кайло застыл. Ходить туда-обратно за одеждой было слишком хлопотно, поэтому он захватил с собой кое-что, чтобы было под рукой. И с ужасом осознал, что дроиды забрали грязные вещи и, постирав, вернули их в эту каюту.

Голый по пояс, Кайло рухнул на стул и потёр виски. Он почти переехал в апартаменты Хакса, он проводил в них больше времени, чем когда-либо в своих. Это вторжение в личное пространство Хакса должно было выбить его из колеи, но Кайло чувствовал себя до странности уютно и в кабинете, и в спальне.

Несмотря на то, что он говорил о сохранении собственных привычек, он без проблем перенял привычки Хакса. Кайло не хотел превращаться в такого же одержимого контролем человека, как Хакс, но усердно трудился — и почему-то даже не слишком бесился по этому поводу. Сегодняшние учения обернулись полной катастрофой, но Кайло решил, что изучит боевую тактику и рискнёт запустить симуляцию снова. Собственно, можно заняться этим прямо сейчас.

Он развернул руководство по тактике на консоли, плеснул себе чего-то из шкафчика Хакса и принялся читать. К тому времени, как Хакс поправится, Кайло утрёт ему нос. Сегодня вечером он целых несколько минут думал, что Митака прав, что они могут дополнять друг друга. Но финальной колкости Хакса хватило, чтобы подавить эту идею. Привычно обругав Хакса, Кайло приступил к первой главе руководства. Он мрачно прихлёбывал напиток, пока глаза не начали закрываться сами собой. Тогда он забрался в кровать Хакса и уснул.


Глава третья


Пробудившись следующим утром от пронзительного сигнала в пять ноль-ноль, Кайло спросонья не понял, где он. Приподнявшись на локтях, он озирался по сторонам, пока не понял, что находится в апартаментах Хакса. В его постели. Проснувшись окончательно, Кайло сбросил одеяло, перекатился на край кровати и, усевшись, уперся локтями в колени. Впереди его ждёт очередной наплыв совещаний и сообщений, после чего он будет вымотан и обозлён. Ему правда нужно попасть в спортзал и сбросить стресс. Он договорится с Митакой, когда тот придёт. Кайло неохотно потянулся и, как был, в одних трусах, направился в освежитель, чтобы умыться.

Когда он оттуда вернулся (уже одетый), Митака ожидал его с действительно вкусным завтраком: сосиски, тост с маслом и яйца. Пусть даже всё это было синтезировано. А ещё на подносе стояла чашка с кафом, и Кайло тут же взял её.

— Доброе утро, сэр, — сказал Митака, вытащив датапад. — Зачитать сегодняшнее расписание?

— Мне нужно немного свободного времени, — ответил Кайло, жуя тост. — По утрам я должен ходить в спортзал. А днём — тренироваться с рыцарями. Я не могу пустить эти вещи на самотёк.

Постукивая по датападу, Митака жевал щёку.

— Это можно устроить, сэр. Я перенесу несколько утренних встреч. Часа будет достаточно?

— Достаточно, — сказал Кайло. Бывало, он проводил несколько часов подряд, качаясь, но если надо, он готов сократить время тренировок. — А после обеда?

— У вас совещание по стратегическому планированию с капитанами остальных разрушителей, но я скажу им, что придётся подождать… два часа?

Кайло кивнул. Он был доволен, но не удивлён проницательностью Митаки.

— Спасибо, лейтенант.

— Это моя работа, сэр, — ответил тот, вздёрнув подбородок. — Мне пробежаться по остальным вашим встречам?

— Да.

После тренировки и душа Кайло почувствовал себя намного лучше. Встретив Митаку ровно в семь ноль-ноль возле спортзала, Кайло вместе с ним отправился в конференц-зал на сеанс голосвязи. На восемь был назначен его первый смотр войск. Спустившись на тренировочную палубу, примыкающую к казармам штурмовиков, Кайло обнаружил пять подразделений, застывших по стойке смирно.

— Магистр Рен, — отдав честь, поприветствовала его Фазма. Шлема на ней не было. — Мои бойцы готовы.

Кайло окинул взглядом ряды сосредоточенных солдат в белой броне.

— И на что именно мне нужно обратить внимание, капитан?

Фазма склонила голову набок. Её идеально уложенные белокурые волосы даже не растрепались.

— Вам известен протокол?

Кайло овладела смесь смущения и гнева. Его взбесило, что Хакс упрекнул его из-за несостоявшегося смотра, но не предупредил, чего от него ждут. Нужно было спросить.

— Известен, — солгал Кайло. — Просто я давненько этим не занимался.

— Сомневаюсь, что вы вообще хоть когда-нибудь занимались этим, сэр, — сказала Фазма. Кайло почудилась сухая насмешка в её голосе, и он нахмурился. — Генерал Хакс регулярно проверяет квалификацию бойцов с тех пор, как принял программу девять лет назад.

— Девять лет? Я думал, программа старше.

— Так и есть. Её основал его отец, он же и руководил ею, прежде чем генерал Хакс занял достаточно высокое положение, чтобы сменить его на посту. — В её голубых глазах мелькнуло мрачное понимание. — Брендол Хакс так неожиданно скончался.

— Ага, я слышал, — пробормотал Кайло и повернулся к безликим штурмовикам. — Ну что же, тогда я просто взгляну на них.

Губы Фазмы дёрнулись, будто она подавила саркастическую улыбку.

— Конечно, сэр. Если у вас есть какие-то вопросы — я отвечу.

Кайло что-то промычал в знак согласия и молчаливо приблизился к переднему ряду штурмовиков. Может, те и наблюдали за ним с любопытством, когда он шёл вдоль шеренги, но, насколько он видел, все они смотрели строго перед собой. Кайло понятия не имел, на что именно он должен обратить внимание, но изо всех сил делал вид, что тщательно изучает бойцов. Он подумывал, о чём бы ещё спросить Фазму, но ему так ничего и не пришло на ум. Осознав, что Фазма видит его потуги, Кайло почувствовал себя незадачливым глупцом. После пятнадцати минут мучительного молчания он сдался:

— Кажется, всё в порядке, капитан. Можете вернуться к вашим… делам.

Фазма больше не скрывала наслаждения его страданиями, и Кайло приказал себе высоко держать голову и не краснеть, словно неуклюжий ребёнок, которого он и напоминал в данный момент.

— Как прикажете, магистр Рен. Будете завтра проводить смотр подразделения капитана Аурелии?

— Я… э-э-э… нет, — сказал Кайло. Он был подавлен. — Может, через несколько дней. Я очень занят. — Он подошёл к Митаке. — Нам ведь пора, да, лейтенант?

— Вообще-то, сэр, у нас есть ещё сорок пять…

— Вы ошибаетесь, — выпалил Кайло. — Нам нужно идти.

Митака посмотрел на него озадаченно, но в итоге кивнул:

— Конечно, сэр.

Промчавшись мимо Фазмы, Кайло поспешно покинул тренировочную площадку и не останавливался до тех пор, пока не оказался в безопасности — в офицерской уборной. Там он спрятался в одной из кабинок и, упёршись руками в дюрастиловую дверь, уткнулся лбом в холодную поверхность. Хотелось пробить её кулаком, но Кайло сдержался и укротил свой гнев. В конце концов, он должен будет снова провести смотр войск. Придётся вечером спросить Хакса, что именно это означает. Нужно просто принять это. Кайло вздохнул, дюрастил запотел от его дыхания.

— Вам нехорошо, сэр? — спросил Митака, когда Кайло взял себя в руки и вышел из кабинки.

— Нет. Просто… Нет. Я в норме. Что там дальше?

Митака зачитал расписание:

— У нас тут возникла проблема из-за вашего сообщения наёмникам клана Змеи, сэр. Они не получили ожидаемой оплаты и теперь атакуют корабли Первого Порядка.

Кайло выругался:

— Я заплатил им столько, сколько сказал Хакс.

— Да. Но, к сожалению, они решили, что раз уж имеют дело с кем-то другим, то и вознаграждение должно быть выше.

На мгновение Кайло задумался о переговорах — возможно, так поступил бы Хакс. Но потом решил, что так не пойдёт. Нет, он припугнёт их и заставит действовать в интересах Порядка.

— Не утруждайтесь диалогом с ними, — сказал он Митаке. — Я отправлю рыцарей.

У Митаки округлились глаза.

— Хорошо, сэр. Как скажете.

Связавшись по комлинку с рыцарями, Кайло отдал им приказ и указал предоставленные Митакой последние известные координаты лидера наёмников. Они приняли команду Кайло и сообщили, что отбывают немедленно.

— Полагаю, так у меня остаётся двухчасовое окно в расписании, которое вы отвели на тренировку? — сказал Кайло Митаке и едва заметно улыбнулся. — Передайте капитанам разрушителей, что я готов к совещанию.

***

Вечером Кайло явился в медотсек к Хаксу. Тот всё ещё принимал огромное количество обезболивающих и, когда Кайло вошёл в палату, пил через соломинку какую-то розовую жидкость. Но, завидев Кайло, тут же выплюнул соломинку и, в бессильной попытке спрятать стакан, поставил его на прикроватную тумбочку.

— Что это? — спросил Кайло и, подтянув стул поближе к кровати, уселся на него.

«Мой вечерний перекус. Врачи держат меня на жидкой диете, чтобы “поберечь горло”. Это невыносимо. Знали бы вы, какая это дрянь».

— Дайте попробовать, — сказал Кайло. Хакс, задумавшись, втянул воздух сквозь зубы, но потом схватил стакан и протянул его Кайло. Тот отодвинул соломинку и сделал глоток прямо из стакана. У пойла был привкус мела и фруктов. Кайло чуть не поперхнулся. — Звёзды, какая гадость.

Хакс кивнул, забрал стакан и отставил его подальше.

«А представьте такое четыре раза в день. И несмотря на то, что каф тоже жидкий, его мне пить не дозволяют. Боюсь представить, как бы трещала моя голова, если бы меня не накачивали обезболивающими».

— Похоже, я начал понимать привлекательность этой штуки, — признался Кайло. — Митака обеспечивает меня непрерывным потоком кафа весь день. Полагаю, это ваша заслуга.

Хакс слегка пожал плечами и улыбнулся.

«Я хорошо его обучил».

Кайло обнаружил, что тоже улыбается.

— Так и есть. Он спец в своём деле. Рассказал, что отказался от повышения ради вас. Потрясающая верность.

«Я лично рекомендовал его повысить, хоть мне и не хотелось его терять. Но он упёрся. Раз в несколько дней он приходит меня навещать».

— Но как? — удивился Кайло. — Он почти постоянно при мне.

«Находит время».

Кайло, впечатлённый, почесал ляжку.

— Знаете, я думал, у него к вам вроде как романтический интерес.

На этот раз Хакс фыркнул и сразу же скривился от неприятных ощущений.

«Он бы не посмел. Я знаю, он высоко ценит меня, но он слишком пуглив, чтобы по-настоящему на меня запасть».

Кайло поморщился:

— Так вы нарочно так себя ведёте? Запугали всех до такой степени, что вас перестали рассматривать как партнёра?

Хакс вскинул бровь и напечатал: «А разве вы делаете не то же самое? За те годы, что мы работаем бок о бок, у вас не было романтических привязанностей».

— Не переводите стрелки на меня, чтобы увильнуть от ответа, — парировал Кайло, наставив на Хакса палец.

«Хорошо, — написал Хакс с недовольным видом. — Я не нуждаюсь в “партнёре” нижестоящего ранга. На этом корабле нет никого, кто не подчинялся бы мне, пусть даже косвенно, и я не стану развлекаться ни с кем из них».

— Я вам не подчиняюсь, — по привычке ляпнул Кайло.

Едва эта фраза сорвалась у него с языка, как оба замерли, осознав ее двусмысленность.

— Не то чтобы мы когда-нибудь… Я когда-нибудь… — поспешно выпалил Кайло, пытаясь выкрутиться.

На экране датапада мелькнуло сообщение: «Это было бы неприемлемо».

— Ага, так и есть, — сказал Кайло. Слишком быстро, слишком громко. — И вы ненавидите меня, так что… — Хакс бросил на него недоверчивый взгляд, и Кайло не удержался и спросил, уже чуть тише: — Ведь ненавидите, да?

Ответ пришёл не сразу. Казалось, Хакс тщательно подбирал слова.

«Нет, Рен, я вас не ненавижу. Вы сложная личность, не отрицаю, но, если уж на то пошло, ваши способности равны моим».

Кайло хохотнул.

— Я настолько мощный форсъюзер, что даже Люк Скайуокер не смог справиться со мной. И вы говорите, что мы равны?

Хакс нахмурился и напечатал: «Я самый молодой и талантливый генерал Первого Порядка за всю его историю. Я добился большего, чем любой другой офицер, в два раза быстрее. Мы оба — выдающиеся личности, Рен, и идеально выполняем наши функции».

— Вы имеете в виду сокомандование? — сухо поинтересовался Кайло.

«Да».

Хакс чуть поменял позу и, пожалуй, впервые отбросил попытки придать себе властный вид. Похоже, он смирился со своим нынешним положением и откинулся на подушки. Кайло окинул его взглядом, но не так, как прежде, а сфокусировавшись на чертах, которые, как правило, игнорировал: высоких скулах, нежном, но чётко очерченном подбородке. Глаза Хакса (обычно суровые и полные осуждения из-за промахов Кайло) были тёмно-зелёного цвета. А ресницы (такие же рыжие, как волосы на голове) придавали ему несколько утончённый вид.

Пальцы были длинными и тонкими, с изящными костяшками. Не сравнить с крупными, выпирающими костяшками Кайло. Казалось, Кайло мог одной рукой обхватить оба запястья Хакса и сжать их до хруста в костях. Но он не желал причинять ему боль. В этот момент ему хотелось взять руку Хакса (мягко, но настойчиво) и сравнить со своей. Кайло сам растерялся от сентиментальности этой мысли.

Странно, но Хакс будто прочёл всё это на его лице и, моргнув, пытливо всмотрелся в него. Вероятно, Кайло стоило отвернуться, но он выдержал взгляд Хакса. Что ещё более удивительно, на щеках Хакса расцвёл румянец, и он первым отвёл глаза. Озадаченный, Кайло наблюдал, как тот пялится в свой датапад.

«Хорошо, что вы избавились от своего ведра. Теперь люди могут смотреть вам в глаза».

Кайло почувствовал вспышку раздражения, но ответил спокойно:

— И без него хорошо. — А потом подался вперёд и спросил игриво: — Вижу, вы тоже оценили?

Хакс опустил глаза. Его нежный румянец стал гуще.

«Ваше лицо не вызывает отвращения», — написал он нерешительно.

— Вот как? — спросил Кайло и услышал лукавые интонации отца в собственном голосе. Хан Соло мог закадрить кого угодно: мужчину, женщину и даже нечто среднее. Он пытался привить те же умения сыну, но Кайло был не так хорош. Он больше перенял от Люка, а Люка никто никогда не назвал бы обходительным.

Хакс неодобрительно сжал губы в тонкую линию. Он не любил, когда ему докучали. Но Кайло решил, что это слишком забавно, чтобы прекращать.

— Что ещё во мне не вызывает отвращения, Хакс?

Хакс на миг сжал кулаки, прежде чем написать: «Почти ничего».

Кайло рассмеялся. Громко и искренне.

— Приятно знать, что вы так высоко меня цените.

«Смех? Никогда не думал, что стану свидетелем такого события. Если честно, не узнаю вас».

— Это почему?

«Не ожидал от вас настолько человеческого поступка. Да ещё выяснилось, что вы способны делать что-то ещё — помимо вашего мистического самокопания».

Сузив глаза, Кайло предостерёг:

— Следите за собой.

Хакс сконфузился.

«Может, для вас это всё в новинку, но выходит не так уж плохо. За исключением симуляции блокады».

Теперь пришла очередь Кайло краснеть.

— Давайте, расскажите, какой я идиот.

Несмотря на искушение именно так и поступить, Хакс напечатал: «Я воздержусь. Моя первая симуляция прошла столь же отвратительно. Правда, мне тогда было десять».

— Крифф, — пробурчал Кайло.

В ответ раздался ещё один тихий смешок.

«Я пытаюсь сказать, Рен, что это не конец света. Чем дальше — тем лучше будет у вас получаться».

Кайло кивнул. Он собрался было упомянуть, что изучает руководство по тактике, но в итоге решил промолчать.

— У меня вопрос, — сказал он вместо этого и, после одобрительной отмашки Хакса, продолжил: — Что именно я должен делать во время смотра войск? Этим утром я облажался на глазах у Фазмы и её бойцов.

Хакс прикрыл улыбку ладонью.

«Мне понадобится время. Подождёте, пока я напишу?»

В итоге Хакс написал небольшое эссе по истории Программы штурмовиков и своей роли в ней. Кайло ничего не знал об этом, поэтому внимательно всё прочитал. Хакс изложил, что делал во время смотров, чего требовал от солдат. Кайло осознал, что выступил очень слабо — безумно слабо. И еле сдержался, чтобы не съёжиться.

— Хорошо, — сказал он, когда Хакс закончил. — Я займусь другим подразделением через несколько дней. И… э-э-э… спасибо, что объяснили.

«Не за что. Если уж я не в состоянии провести проверку, то предпочитаю, чтобы вы сделали всё по правилам. Заодно сможете загладить вину перед Фазмой. Дайте мне ваш датапад, я устрою вам встречу с ней и её подразделением».

Кайло крепко вцепился в гаджет.

— Я сам свяжусь с ней. Это моя ошибка — мне и исправлять.

Хакс склонил голову набок.

«Великодушно с вашей стороны, Рен. Вы продолжаете обескураживать меня».

— Обескураживать? — переспросил Кайло.

«Возможно, точнее будет “удивлять”. Вы начинаете втягиваться. Я не ожидал».

В груди Кайло заклубилась гордость.

— Да, я такой.

Они с Хаксом обменялись необычайно тёплыми взглядами, а потом Хакс вновь попросил у него датапад. На этот раз — чтобы ответить на сообщения. Кайло передал ему гаджет, и они занялись делом.

***
Следующие два дня прошли однообразно. Кайло бегал по кораблю туда-сюда с Митакой по пятам. Он извинился перед Фазмой за неудачный смотр, проинспектировав другое подразделение, и наконец добрался до навигационных карт Беррена, чтобы синхронизироваться с «Превосходством». Пока шла приёмка грузов, к Кайло подошёл капитан конвоя и поинтересовался: «Где Хакс?»

— Он скоро вернётся.

Казалось, капитана удовлетворил этот ответ, и он прошествовал на свой корабль с карманами, полными кредитов Первого Порядка. Кайло сверил с казначеем бюджетную статью, из которой поступали средства, и передал ей большую часть полномочий (что следовало бы сделать давным-давно), но она всё равно присылала ему ежедневные отчёты, которые он просматривал перед сном.

И он по-прежнему очень мало спал. Утренние тренировки давались всё сложнее, да и рыцари начали жаловаться, что он не уделяет им достаточного внимания. Они вернулись с задания по запугиванию наёмников полными энергии и жаждали продолжения. А бездействие вызывало у них раздражение. Чем дольше шестеро чувствительных к Силе сидели в замкнутом пространстве, тем сильнее страдали консоли и члены экипажа.

Кайло развеселился и одновременно смутился, когда обнаружил, что Хакс выделил статью в бюджете, которая покрывала расходы на восстановление оборудования, уничтоженного им и его рыцарями. Эти расходы с лёгкостью можно было включить в бюджет технического обслуживания, но Хакс иногда проявлял жуткую мелочность. На случай, если Кайло когда-нибудь заглянет в бюджет и увидит эту статью — просто небольшое напоминание, какая же Кайло заноза для Хакса.

Хотя во время вечерних встреч они не спорили. Они «выражали несогласие» (как отметил Хакс), но их общение протекало без перехода на повышенные тона и тыканья пальцами. Кайло не угрожал, что использует Силу, чтобы поставить Хакса на место. Они действительно многого достигли, и Кайло неохотно признал, что благодарен Хаксу за его опыт. Хакс осознавал свою незаменимость и, кажется, наслаждался этим, но никогда не пытался помыкать Кайло, хотя тот именно чего-то такого и ожидал. Ни о каком товарищеском духе речи быть не могло, но ради общего дела они вели себя разумно.

Перед очередной их встречей Кайло внезапно вспомнил, что Хаксу очень хочется кафа, который ему запретили. Возможно, напиток не сочетался с медикаментами, но Кайло решил, что причина в другом. Этот жест доброй воли был и великодушным, и неуместным. Кайло попросил у Митаки ёмкость с кафом, которую можно было бы прихватить в медотсек.

— Что-нибудь, что сохранит его тёплым. Ну и чтобы можно было пронести незаметно.

Митака поднял брови, но тут же отправился выполнять приказ. Через десять минут он вернулся с металлическим термосом — тёплым на ощупь и достаточно миниатюрным, чтобы спрятать его в складках хламиды. Кайло поблагодарил Митаку и, прежде чем покинуть апартаменты Хакса, затолкал термос поглубже.

Хакс привычно кивнул, когда Кайло вошёл в палату, и дверь с шипением закрылась за ним. Кайло заметил на тумбочке ополовиненный стакан с розовым пойлом.

— Надеюсь, вы сохраните это в тайне, — сказал он, приблизившись к кровати. Вытащив термос, он протянул его Хаксу.

Хакс взял его и осмотрел с явным подозрением.

— Просто откройте.

Учуяв запах кафа, Хакс посмотрел на Кайло с невиданным прежде восхищением. Кайло не смог удержаться от смеха.

— Подумал, что вам понравится. Давайте я налью.

Кайло вручил Хаксу верхнюю часть термоса — стаканчик — и наполнил его до краёв обжигающим кафом. Закрыв глаза, Хакс вдохнул аромат, а затем сделал глоток. На его лице отразилось явное удовольствие и облегчение.

Кайло дал Хаксу пару минут насладиться напитком, а сам в это время подтянул стул поближе и открыл папку с входящими. Он лениво листал их, как вдруг на экране появилось сообщение.

«Большое спасибо, Рен. Это самое вкусное, что я пил за последние дни».

— Не за что, — сказал Кайло, довольный тем, что подарок пришёлся по душе. Когда он поднял взгляд на Хакса, тот улыбнулся с искренней теплотой. Кайло криво усмехнулся в ответ и добавил: — Пора приступать к работе.

Хакс протянул обе руки. В одной он держал стаканчик, а второй намеревался взять датапад и посмотреть сообщения за день. Кайло тоже протянул к нему руки, и они обменялись предметами. В стаканчике вновь плескался каф. Должно быть, Хакс наполнил его. Взглянув на Кайло, он слегка коснулся стаканчика: «Угощайтесь».

Кайло сделал глоток и встревожился, обнаружив, каким крепким и насыщенным был напиток.

— Я приобретаю зависимость, — проворчал он.

Хакс тихонько хихикнул, пожал плечами, и Кайло не оставалось ничего иного, как успокоиться и забить. Из всех грехов это далеко не худший.

Погрузившись в работу, оба по очереди прикладывались к стаканчику с кафом, пока Хакс писал заметки на следующий день. Они редко отклонялись от деловых тем, и Кайло больше ни разу не шутил по поводу несомненно положительной реакции Хакса на его внешность. Но Хакс застал Кайло врасплох, когда спустя час с небольшим спросил: «Каково это — родиться с республиканскими привилегиями, Рен?»

Не зная, как ответить, Кайло уставился на сообщение на экране. Он сделал всё возможное, чтобы забыть Бена Соло и жизнь, которую вёл до того, как попал в Порядок. Сперва он хотел предложить Хаксу не затрагивать эту тему и вернуться к работе. Но в итоге произнёс:

— Для меня это не являлось «привилегией». Ведь иной жизни я не знал. Насколько мне было известно, все маленькие мальчики в галактике жили в больших городах, в шикарных апартаментах на двухсотом этаже. Костюмы сенаторов, их помощников, да и всех остальных не казались такими нелепыми, как сейчас. Для меня это была обычная жизнь.

Хакс пристально рассматривал его несколько секунд, прежде чем напечатать: «Должно быть, вы ни в чём не нуждались».

— Игрушки, одежда, любимая еда — да. Но пока я не пошёл в школу в возрасте пяти лет, моим единственным собеседником был дроид-нянька.

«Одинокое дитя. Мне это знакомо».

— Знакомо?

Хакс кивнул. Кайло несколько секунд наблюдал, как тот набирает текст, а потом прочёл: «Пусть я и был окружён детьми в детском саду, а потом во время обучения, но не могу сказать, что обзавёлся друзьями. Я хотел достичь чего-то — и достиг. Но большинство возненавидело меня за это».

— Понимаю, — тихо сказал Кайло. — Вы знаете, что я мощный форсъюзер — самый мощный в своём поколении. А когда ты чересчур хорош, то заводишь не друзей, а врагов.

Хакс в ответ мрачно кивнул.

«Но вы определённо сохранили кое-какие замашки Центральных миров. Ради драматизма».

Кайло вскинул бровь.

«Вы говорили, что считаете наряды сенаторов нелепыми, но сами одеваетесь как монах или рыцарь ушедшей эпохи. Мне всегда было интересно… это ваш собственный дизайн?»

— Нет, — проворчал Кайло и смутился, хотя сознавал, что не должен был. — Просто покупаю, когда мы заходим в порт и мне нужно обновить гардероб.

«Не могу представить вас в форме», — написал Хакс, и его губы тронула лёгкая улыбка.

— Я тоже не могу, но… — Кайло прервался, не желая больше ничего говорить, после беседы, которая состоялась у него с Митакой чуть ранее этим днём.

— Через два дня, сэр, — начал Митака в своей обычной слишком бойкой манере, — ожидается торжественный ужин по случаю повышения четырёх лейтенантов. И поскольку генерал Хакс не сможет присутствовать, вы должны будете произнести речь в их честь.

Кайло чуть не выплюнул мясо, которое жевал. Обеденный перерыв он решил провести в апартаментах Хакса. Проглотив кусок, он выдавил:

— Речь? Нет, с этим не ко мне.

Митака помрачнел.

— Но, сэр, это очень особенный день для офицеров, и отсутствие почётной речи — плохая примета. Староимперская флотская традиция. Командир всегда даёт своего рода благословение новым офицерам.

— Я им не командир.

— Но это не так, сэр. Вы же командир «Финализатора».

Кайло потёр лицо.

— И что они ожидают услышать от меня?

Митака, сама любезность, кликнул по своему датападу, и спустя несколько секунд на экране у Кайло вспыхнуло новое сообщение.

— Я отправил вам стенограммы речей генерала Хакса за последние три года. Он произнёс их ровно одиннадцать. Уверен, они послужат вам отличным примером.

— О да, — уныло сказал Кайло. — Лучше не бывает.

Тем не менее Кайло прочёл их все. И нашёл их чрезмерно официальными, переполненными высокопарными фразами и оборотами, которые Хакс употреблял даже во время их вечерних встреч. И всё же Хакс был удивительно красноречив, и он точно знал, как похвалить продвигающихся по карьерной лестнице офицеров.

— Он и правда так хорошо знает их всех? — спросил Кайло, прежде чем Митака отправился спать.

Тот хихикнул.

— Нет, сэр. Он заранее расспрашивает их непосредственных начальников. Полагаю, вы тоже захотите это сделать.

— Скорее, мне придётся.

И вот теперь, в медотсеке, Хакс смотрел на Кайло в ожидании продолжения.

— Но мне сошьют форму, — неохотно произнёс Кайло. — Митака сказал, что мне нужно будет надеть её через два дня — на ужин, посвящённый повышению офицеров.

Хакс широко распахнул глаза и приоткрыл рот, но спустя мгновение уже тихо смеялся. Кайло хмуро посмотрел на него, но осаживать не стал. Наконец Хакс напечатал: «И что именно вы планируете им сказать?»

Кайло собирался набросать примерный текст утром. Он надеялся использовать речи Хакса, но не копировать их слово в слово. А ещё он попросил Митаку устроить ему встречи с начальниками тех лейтенантов, которых ждало повышение.

— Вы же думаете, что я не справлюсь?

Хакс сразу взялся за датапад.

«Вы не производите впечатление хорошего оратора, Рен. Так что, да, думаю, не справитесь».

И хотя Кайло тоже сомневался, он сердито огрызнулся в ответ:

— Справлюсь. Может, я и не рупор Первого Порядка, как вы, но уж пару слов связать сумею.

«Напишите речь и принесите мне. Я помогу улучшить».

— Нет. Не нужно стоять у меня над душой, Хакс. Я командую кораблём и уж одну криффову речь как-нибудь произнесу.

Хакс поднял руки в знак согласия, и Кайло надменно хмыкнул. Оба посидели молча некоторое время, пока Кайло не вспомнил, о чём они беседовали до того, как Хакс прервал его замечанием о его одежде.

— Вы когда-нибудь бывали в Центральных мирах?

Хакс вновь опустил руки на датапад.

«Нет. Я не покидал пределов Внешнего Кольца. Первому Порядку не особо рады в Центре. Как по-вашему, я должен был там оказаться?»

— Не знаю. Может, вы как-нибудь летали в отпуск. В гриме.

Хакс усмехнулся.

— На них стоит взглянуть хотя бы раз в жизни, — продолжил Кайло. — Ничего похожего ни на один другой уголок галактики. Наполовину старая Республика, наполовину Новая. Люди быстро вернулись к старым привычкам, но тень Империи не сгинула за день. Там меньше излишеств, чем было раньше. Ну или так говорят.

«Меньше излишеств, чем прежде? Звёзды, я даже вообразить не могу все те ресурсы, которые Республика потратила впустую в своё время».

— Арканис сейчас процветает, — заметил Кайло. — Он — одна из жемчужин Новой Республики. Если я верно помню, он придерживается центристской политики.

Хакс сморщил нос от отвращения.

«Так и есть. И мне стыдно, что я оттуда родом. К счастью, я не видел его с момента краха».

Кайло покачал головой.

— Вы считаете, что богатство, процветание и стабильная политическая обстановка — это крах?

«Новая Республика — воплощение беспорядка. Они потакают бесполезным развлечениям и мишуре, которых им никогда не позволили бы под властью Императора».

— Думаю, вы не совсем правы, — возразил Кайло. — Я не считаю, что Империя бедствовала или вела аскетический образ жизни. Просто она инвестировала в армию и флот — больше, чем Республика. А гражданские по-прежнему одевались в шикарные одежды, ели деликатесы, танцевали… Или что там, по вашему мнению, не стоит делать людям. Вы отказываете себе в развлечениях, Хакс?

Хакс недовольно зыркнул на него и принялся быстро печатать. Сообщение оказалось длинным.

«Думаете, что понимаете Империю лучше, чем я? Сомневаюсь. Хотя, возможно, вы и правы. Ведь ваша высокородная маменька была из тех, кто красиво одевался и хорошо питался? Полагаю, вы в курсе. Некоторое количество поблажек допускалось, но не в таких масштабах, как позволяли себе республиканцы. И люди, которые тратят время на вечеринки, пусть даже официального толка, бесполезны. Продуктивная личность всегда найдёт себе занятие».

Подняв глаза от экрана, Кайло увидел, что Хакс смотрит на него и ждёт контраргументов.

— Ну и чем вы занимаетесь сейчас, Хакс?

«Лечусь. А ещё помогаю вам. Не такой уж я бездельник».

Кайло вздохнул.

— Когда вы последний раз занимались чем-то помимо работы? Чем-то, что приносит вам удовольствие?

«Я получаю удовольствие от работы».

— Хакс, — с укоризной сказал Кайло, — не будьте такой задницей.

Хакс отвернулся от него, посмотрел на стену, потом на пустой стакан с соломинкой на тумбочке. Кайло терпеливо ждал.

«Я слушаю музыку, — в конце концов написал Хакс. — Не часто. Однажды, совершенно случайно, мне попались записи народных песен с Арканиса, и они мне в какой-то степени пришлись по душе. Иногда я просто сижу и слушаю их. Иногда включаю их, когда читаю».

— А не поёте? — спросил Кайло, не в силах удержаться от насмешки. Хакс решительно покачал головой, и Кайло прыснул. — Я должен был догадаться. У вас над кроватью стоят книги вашего отца. Почему продолжаете их хранить, если так ненавидели его?

«Это единственное, что он прихватил с Арканиса. Я позаботился о том, чтобы их перенесли в мои апартаменты после его смерти».

Кайло мрачно усмехнулся.

— Вы никому не даёте пощады? — Надо признать, это вызывало восхищение.

«Милосердие — республиканская поблажка. Оно присуще скорее вам».

— Мне кажется, нет. Как только мне что-то втемяшится в голову — я иду до конца. Контроль — не самая сильная моя черта.

«Вы имеете в виду самоконтроль. Над вашим гневом вы точно не властны. Хотя я полагаю, что вы обладаете значительной силой воли, раз стали тем, кем являетесь. Вы же, как и я, любите то, что делаете?»

Кайло редко размышлял об этом с такой точки зрения. Кое-что у него действительно получалось, и он наслаждался властью, которую даровал ему Сноук. У него появилась цель — не сравнить с существованием в ордене Новых джедаев.

— Да. Но я хотел бы отточить своё мастерство и оправдать ожидания учителя.

«И это роднит нас, как вы знаете. Мы оба жаждем власти, и оба обладаем ею, — написал Хакс и застыл, его пальцы зависли над датападом. — Мы ссоримся, потому что нам приходится делить власть на этом корабле. И мы оба хотим контролировать друг друга. Ведь так?»

— Именно так, — без колебаний ответил Кайло. — Если бы вы подчинялись моим приказам, то… — он прикусил губу, сама мысль об этом вызывала удовлетворение.

«Аналогично. Вы очень грозное орудие, Рен. Орудие, которым мне очень хотелось бы обладать».

Кайло не смог прочесть интонацию, но что-то во взгляде Хакса, мрачном и проницательном, намекало на почти эротический подтекст сообщения. Волоски на руках встали дыбом, кожа стала чувствительной, будто её приласкали. Кайло не желал, чтобы кто-то «обладал» им, но где-то глубоко внутри шевельнулся интерес.

— Этому не бывать. Верховный лидер или восстановит вас в том же звании, или вовсе освободит от должности командующего.

Хакс даже не попытался скрыть, что оскорблён.

Кайло вскочил со стула и разочарованно отошёл от кровати.

— Только не говорите, что не думали об этом. Раз у меня так хорошо получается, в вас больше нет необходимости.

Хакс что-то напечатал и, когда Кайло проигнорировал сообщение, щёлкнул по экрану своего датапада и увеличил масштаб текста.

«Я уже почти неделю помогаю вам держаться на плаву. Вы не справитесь в одиночку, криффова свинья».

Несмотря на гнев, Кайло рассмеялся. Хакс обзывал его по всякому, но до детских оскорблений ещё не опускался.

— Видимо, я и правда сказал что-то не то. Держу пари, вас трясёт от злости.

Хакс продемонстрировал ему абсолютно не дрожащую руку, прежде чем снова взяться за датапад. Кайло сделал ему одолжение и, подняв свой, прочёл сообщение.

«Клянусь, Рен, на миг я подумал, что вы порядочный человек. Но вы тут же повели себя так, что у меня появилось желание выпороть вас. Вы и правда настолько неблагоразумны?»

— А что, по-вашему, «благоразумно», Хакс? Вы хотите командовать мной, а я вами. И о каком благоразумии тут может идти речь?

Лицо Хакса скривилось, и он схватился за горло, взбешённый тем, что не может говорить.

«На какую-то долю секунды я подумал, что мы смогли бы заключить перемирие и сотрудничать, — яростно напечатал Хакс. — Скорее всего, мы не сможем получить то, что хотим, одновременно, но хотя бы какое-то подобие…»

— Компромисс. Из всех людей именно вы просите меня пойти на компромисс.

На лице Хакса внезапно отобразилась усталость, и он кивнул.

Кайло слегка поостыл и, вновь усевшись на стул, положил руки на подлокотники.

— Что вы предлагаете?

«В данный момент у меня нет конкретных идей, но за прошедшие дни мы убедились, что в состоянии находиться в одном помещении и работать сообща над одним заданием. Вы постоянно критикуете меня за чрезмерный контроль над подчинёнными и попытки взвалить на себя слишком много дел. Я готов пойти на попятную и разделить нагрузку, если у вас есть такое желание».

Кайло задумчиво хрустнул костяшками пальцев.

— Вы хотите, чтобы я продолжал даже после того, как вы покинете медотсек? И что я должен буду делать?

«Обсудим, когда придёт время. Разве это не справедливое предложение? Вы жаждете большего контроля над кораблём, и я могу предоставить вам такую возможность. Однако, так нам придётся чаще видеться. — Хакс вопросительно поднял бровь. — Думаю, у нас получится, раз получается сейчас. Как полагаете, два часа — это приемлемо?»

— Приемлемо. Но я по-прежнему могу улететь на задание. Справитесь в моё отсутствие?

Хакс закатил глаза.

«Ну конечно. Ведь три года как-то справлялся».

— Намёк понят.

Кайло снова принялся размышлять. Нет ничего плохого в том, чтобы взвалить на себя дополнительные обязанности в долгосрочной перспективе. Хакс прав: так он получит больше контроля над «Финализатором». Кайло вдруг осознал, что переоценил себя. Он не играл почти никакой роли в повседневной работе. По правде говоря, его даже близко нельзя было назвать истинным сокомандующим.

— Хорошо. Согласен. Раз уж это совпадает с желанием Верховного лидера.

Хакс напрягся, но потом склонил голову и протянул узкую ладонь. Кайло поднялся и, приняв её, крепко пожал. Кожа у Хакса была тёплая и мягкая — намного мягче, чем у Кайло. И хотя необходимости в долгом рукопожатии не было, они по какой-то непостижимой причине продолжали держать друг друга за руки. Кайло слегка наклонил голову, чтобы посмотреть в лицо Хаксу. Хакс поднял глаза. И вновь волоски на руке Кайло встали дыбом. На этот раз от сочетания прикосновения Хакса и пристальности его взгляда. Если Кайло не ошибся, в нём сквозило восхищение — и не их соглашением, а его внешностью. Кайло захотелось спросить, что Хакс разглядел в его лице, но он прикусил язык и отпустил руку.

«Обсудим детали позже? Боюсь, на сегодня наше время истекло. Не хочу вас задерживать».

— Я бы остался. Если вы не против.

Лица Хакса смягчилось и приобрело довольное выражение.

«Возможно, в другой раз. Я устал, а вам ещё речь писать».

Кайло коротко засмеялся.

— Напишу. — И добавил: — Я всё ещё не хочу показывать её вам. Сам справлюсь.

«Понимаю. Но если вы не против, зайдите ко мне перед ужином. Мне хотелось бы увидеть вас в форме, прежде чем вы сожжёте её».

В этот раз Кайло расхохотался открыто и громко.

— Я сохраню её на всякий случай. Но я приду, чтобы вы могли подшучивать надо мной следующие три года.

Хакс ухмыльнулся.

«Какая самоотверженность, Рен. Впрочем, обещаю не смеяться, если позволите мне взглянуть хотя бы раз».

— Хорошо, — сказал Кайло. Он вернул стул на место, к переборке. — Спокойной ночи, Хакс.

Кайло собрался уходить, Хакс остановил его и вручил пустой термос из-под кафа.

Кайло забрал его и сказал:

— Завтра принесу ещё.

Весь оставшийся вечер Кайло вспоминал благодарную улыбку Хакса. С мыслью о ней он и уснул.

***

Через два дня Митака принёс форму. Она висела на дверце гардероба Хакса. За час до торжественного ужина Кайло снял её с плечиков и надел. Он боялся, что в форме будет смотреться несуразно и чувствовать себя неловко, но, взглянув на своё отражение, обнаружил, что всё не так уж плохо. Швы были ровными, а ещё он приказал дроидам-портным заузить галифе в районе бёдер. Теперь они казались не такими смехотворными, как у других офицеров. Китель сдавливал грудь и плечи сильнее ожидаемого. Впрочем, от Кайло на ужине не требовалось демонстрировать широкий диапазон телодвижений.

Заправив штанины в голенища, Кайло застегнул стандартные сапоги и взял фуражку. У офицеров на борту, как правило, были коротко подстриженные волосы, и такие фуражки им шли. А вот шевелюра Кайло свисала до плеч. Сперва он нацепил фуражку как есть. Но передумал, поскольку это выглядело так, будто он откровенно пытается спрятать уши. А они у него были оттопыренные. Всегда. Потому он и отращивал волосы. С другой стороны, чего стыдиться? Выбора не оставалось. Кайло убрал волосы за уши и водрузил фуражку на голову.

Ну вот. Настоящий командир Первого Порядка.

Когда Кайло вышел из каюты Хакса в коридор, там его уже ждал Митака. Он пристально осмотрел Кайло с головы до ног и улыбнулся.

— Вы выглядите очень элегантно, сэр.

Кайло, не слишком в этом уверенный, еле сдержался, чтобы не почесать в затылке.

— Как будто у меня был выбор. Хакс ждёт нас в медотсеке?

— Да, сэр. Пару минут назад я послал ему сообщение, что мы готовы зайти.

Прошлым вечером Хакс напомнил ему об обещании показаться в форме до ужина. И Кайло, к несчастью, заверил его, что придёт.

— Ну тогда покончим с этим, — пробормотал он.

На них начали пялиться, как только они отошли от каюты. Женщина-техник при взгляде на Кайло так торопливо отсалютовала, что чуть не выронила датапад. Она продолжала смотреть ему вслед, даже когда Кайло прошёл мимо — он спиной чувствовал её взгляд. Штурмовики из патруля от неожиданности столкнулись друг с другом, пластиловая броня издала громкий треск. Кайло покраснел. Он отчаянно надеялся, что румянец сойдёт, прежде чем они доберутся до палаты Хакса. Он, конечно, привык находиться среди людей, но не в таком виде.

— Неужели так плохо? — прошипел Кайло Митаке, когда они вдвоём оказались в лифте.

— Не понимаю, о чём вы, сэр.

Кайло зыркнул на Митаку.

— Они пялятся на меня. Все до единого.

— Ну, так и есть, сэр. Им непривычно видеть вас в форме. Это шокирует.

— В плохом смысле? — спросил Кайло. Он был напряжён и взбешён этой ситуацией.

— Нет, сэр. Как я уже сказал, вы выглядите очень элегантно. Очень красиво. Команда просто… поражена.

Его слова не особо убедили Кайло, но ему так давно в последний раз делали комплименты, что он не смог подавить маленькую вспышку удовольствия в груди. За прошедшие годы не так уж много людей оказывало ему знаки внимания. У Новых джедаев привязанности были запрещены. Это не остановило группу подростков от попыток флиртовать друг с другом, но Бен Соло никогда не был популярен среди остальных мальчишек. Он был старше их и, как заметил Хакс, их ненависть к нему перевешивала симпатию. Он научился целоваться и тискаться, но это произошло лишь тогда, когда он оказался у Сноука: тот отпустил его погулять на густонаселённую планету — познать физическое наслаждение. Это не всегда происходило бесплатно, но когда случалось, его партнёры занимались с ним сексом потому, что Кайло им нравился. Во всяком случае, он был уверен, что его внешность не вызывает неприязни.

— Я должен был отдать приказ «не пялится», — проворчал Кайло.

Митака подавил смешок.

— Боюсь, это плохая идея, сэр. Они привыкнут.

— Я больше её не надену. Хакс убеждён, что я её сожгу после ужина. И эта мысль нравится мне всё больше и больше.

— И всё же я думаю, что вам она очень идёт, магистр Рен, — произнёс Митака, и больше на эту тему не было сказано ни слова.

Персонал медотсека был не менее шокирован нарядом Кайло, чем штурмовики и техники. Медики моментально уступали ему дорогу, когда он шагал мимо них в индивидуальную палату Хакса. Поскольку Кайло почти всегда навещал Хакса в одиночку, Митака остался снаружи, чтобы не нарушать личные границы.

Сразу за порогом палаты Кайло остановился — кровать, в которой обычно нежился Хакс, была пуста. Кайло заметил, что постель покинута совсем недавно, тем не менее Хакс отсутствовал. Кайло осмотрелся по сторонам.

— Хакс? — позвал он, хотя знал, что тот не сможет ответить.

За узкой дверью освежителя раздался отчётливый звук туалетного бачка, а затем шум соника — видимо, Хакс мыл руки. Несколько секунд спустя дверь с шипением распахнулась, и Хакс вышел из освежителя. Как и у остальных, при виде Кайло на его лице отразилось изумление.

Стараясь не тушеваться, Кайло вытянул руки по швам. Он выдержал взгляд Хакса. И когда тот подошёл к изножью кровати и встал перед Кайло, Кайло увидел, что Хакс в больничных носках. Хакс осмотрел Кайло сверху донизу и кивнул. Кайло удалось скрыть облегчение — в конце концов, у Хакса не было права судить его. Но Кайло понравилось его одобрение. И он вдруг обнаружил, что улыбается.

— Правда неплохо? — спросил он гораздо увереннее, чем раньше. — Митака сказал, что да.



Хакс поджал губы, его взгляд упал на шею Кайло. Протянув руки, он взялся за кончики жёсткого воротничка и сделал вид, что поправляет его. Кайло сдержал самодовольное мурлыканье. Он знал, что воротник в идеальном порядке. Как и всё остальное. Хакс просто суетился ради самой суеты.

— Теперь лучше, генерал? — лукаво поинтересовался Кайло. — Я соответствую вашим стандартам?



Хакс прошёлся ладонями по плечам и груди Кайло, смахивая воображаемые пылинки, как будто хотел сказать «нет» (пусть на самом деле это было не так). Одёрнул рукава и полы кителя и сделал шаг назад, по-видимому, посчитав, что теперь всё на должном уровне. Но что действительно поразило Кайло — то, насколько близко стоял Хакс. И не пытался отодвинуться. С такого расстояния Кайло улавливал запах дезинфицирующего мыла, которым Хакс вымыл руки, и аромат белья — чистого, совсем чуть-чуть пропитавшегося потом после дневного цикла. Рыжие волосы снова спадали на лоб.

Не успев подумать о границах, которые он мог нарушить, Кайло отбросил прядь с бровей Хакса. Он ожидал, что Хакс отпрянет, оскорблённый, но тот не сдвинулся с места и, медленно моргнув, уставился на Кайло. Было невозможно прочесть, о чём он думает, но все чувства Кайло пришли в движение. Понимание и волнение покалывали где-то в основании позвоночника. Пусть не часто, но Кайло уже доводилось видеть такой взгляд. Хакс смотрел на него с… симпатией.

Как только Кайло осознал это, он совершенно растерялся. Он не знал, как поступить: отойти в сторонку, притворившись, что ничего не случилось, или обхватить Хакса за стройную талию и притянуть поближе. В тот момент оба варианта казались абсолютно разумными. Желание сделать одновременно то и другое привело к тому, что Кайло застыл на месте, глядя на Хакса. Который смотрел на него. Всё-таки Кайло не ошибся: Хакс перевёл взгляд на его губы. Кайло тяжело сглотнул.

Хакс приоткрыл рот, но из него не вылетело ни звука. Опустив веки, Хакс вновь сомкнул губы и выдохнул через нос.

— Можете напечатать, — тихо произнёс Кайло. Ему очень хотелось услышать, что собирался сказать Хакс.

Но Хакс покачал головой и сделал шаг назад. А потом указал на дверь, призывая Кайло уйти.

— Увидимся завтра вечером. Пожелайте мне удачи.

Хакс улыбнулся, а потом произнёс одними губами: «Удачи».

Мебель в офицерской кают-компании передвинули так, чтобы разместить большой обеденный стол для двадцати офицеров из высшего комсостава. Когда Кайло вошёл, почти все уже собрались и слонялись по комнате с бокалами игристого вина. С его появлением приглушённые разговоры стихли. Кайло, стараясь держать осанку, подошёл и уселся во главе стола. Там его поджидал пустой бокал. Всего несколько секунд — и приблизившийся официант наполнил его вином. Кайло взял бокал, и офицеры, словно следуя немому приказу, заняли свои места. Митака изначально не собирался присутствовать, но Кайло настоял, и тот пристроился у противоположного конца стола.

— Добрый вечер, — сказал Кайло.

— Магистр Рен, — раздалось ответное бормотание, а несколько офицеров приветственно подняли бокалы.

Подняв свой, Кайло попытался вспомнить все те слова, которые писал и учил наизусть прошедшие два цикла. Они были неуклюжими и отдавали стилем Хакса, но Кайло заставил себя начать:

— Мы собрались этим вечером, чтобы отметить повышение наших лейтенантов… — Кайло перечислил их имена, посмотрев в глаза каждому. — Последние три года они верно служили Первому Порядку и «Финализатору», и в знак признательности за их труды мы поднимаем этот тост.

Ориентируясь на прошлые речи Хакса, Кайло по очереди рассказал о каждом офицере, вспомнив их славные деяния (о которых ему поведали их начальники) и пожелав им удачи. Вся ситуация казалась неестественной. Кайло запнулся пару раз, но в итоге всё получилось. Когда он наконец завершил речь, все выпили, и он выдохнул с облегчением.

Вскоре после того, как все уселись, подали ужин.

— Хороший тост, магистр Рен, — заметил один из офицеров рядом с Кайло. — Эти молодые лейтенанты, то есть майоры, наверняка запомнят, что именно вы напутствовали их.

— Надеюсь, этого достаточно, — искренне проговорил Кайло. — Они заслуживают чего-то хорошего. Возможно, большего, чем я могу дать.

Мужчина рядом с ним усмехнулся:

— Более чем достаточно.

Кайло ненавидел светскую болтовню, но стойко терпел все эти любезности. К концу ужина он решил, что его мать-дипломат, пожалуй, гордилась бы им. И всё же он обрадовался, когда всё завершилось.

Провожая Кайло обратно в апартаменты Хакса, Митака сказал:

— Отлично справились, сэр. Всё прошло очень хорошо.

— Спасибо, — ответил Кайло, открывая дверь Силой.

— Хотите, чтобы я поменял код на ваш? — спросил Митака. — Тогда вам не придётся делать… так.

Кайло отказался:

— Сменить код каюты Хакса на мой? Нет. В этом нет необходимости. Он просто изменит его, когда выйдет из медотсека. Да я и не знаю его. Всё нормально.

— Хорошо, сэр. Вам ещё что-нибудь нужно сегодня? Принести каф в двадцать три ноль-ноль?

— Думаю, я пойду спать, — ответил Кайло, осознав, как же он устал. — С сообщениями разберусь завтра. — Он вздохнул. — Насколько успею.

— Если у вас скопилась работа, я уверен, что генерал Хакс поможет вам.

— Да, — мягко согласился Кайло.

Он вспомнил прикосновение Хакса к воротнику и провёл вдоль кромки кончиками пальцев. Это было до странности сентиментально, и Кайло следовало бы забыть об этом, но… зачем? Ему нравилось это воспоминание. Нравилась мысль, что Хакс снова касается его, но в этот раз не плотной ткани формы, а обнажённой кожи. Он не мог сказать точно, когда впервые задумался об этом, но не стал противиться желанию. И почувствовал покой, осознав это. Может, стоило как-то отреагировать на тот взгляд Хакса?

— Митака, — позвал Кайло, когда тот уже выходил в коридор. — А Хакс что-нибудь говорит обо мне, когда вы его навещаете?

Маленький лейтенант удивился, но ответил:

— Да, сэр. Иногда. Не так плохо, как прежде. Без жалоб.

Кайло втянул в рот нижнюю губу — вредная привычка Бена Соло, признак нервозности.

— Так он говорил что-то хорошее?

Митака едва заметно улыбнулся.

— Сэр, вы желаете знать, нравитесь ли ему?

— Нет, — машинально ответил Кайло. — То есть… Я знаю, что он не испытывает ко мне ненависти. Но мне нравится работать с ним в медотсеке. И… может, ему тоже нравится?

— Мне он об этом не говорил, но я уверен, что он скажет вам, если вы спросите.

Кайло не сомневался, что не сможет вывалить всё вот так, начистоту.

— Я подумаю об этом. Спокойной ночи, лейтенант.

— Спокойной ночи, магистр Рен.

Оставшись в одиночестве, Кайло начал медленно раздеваться. Наблюдая за собой в зеркале, он спрашивал себя: что увидел в нём Хакс этим вечером? Из-за чего он смягчился и не шагнул назад? Кайло понимал, что принял правильное решение, не став обнимать Хакса, но теперь эта мысль не выходила у него из головы. Хакс выглядел привлекательно, когда не был измождён и не хмурился. Кайло завоевал его улыбку и теперь надеялся, что когда Хакс восстановит голос, то сможет сказать что-нибудь приветливое.

«Удачи», — написал ему Хакс.

Скользнув на холодную простыню, Кайло попытался представить: как бы прозвучало, скажи Хакс это вслух? Придёт день, и он узнает. Он заслужил эти слова.


Глава четвёртая


Кайло приказал Митаке выделить час в утреннем расписании, чтобы провести ещё одну боевую симуляцию. Он немного волновался, запустив её, но спустя сорок одну минуту успешно провёл «Финализатор» через блокаду с минимальными потерями. Когда симуляция завершилась, техники и навигаторы зааплодировали ему, и Кайло пришлось сдерживаться, чтобы не улыбнуться, как довольный ребёнок. Ему удалось сохранить нейтральное выражение лица, и, поблагодарив всех за непростой труд, он покинул мостик.

Хотя в коридоре он улыбнулся Митаке.

— Как считаете, лейтенант? Думаю, в конце концов я бы смог сделать генерала.

Митака улыбнулся ему в ответ, сверкнув белыми зубами. Он слегка подрастерял обычную робость.

— Очень впечатляюще, сэр. Вы должны рассказать об этом генералу Хаксу.

— Вероятно, ему и так донесут. Уже вечером он будет в курсе всего и, возможно, внесёт коррективы.

Кайло решил, что прислушается к Хаксу, если тот укажет на ошибки. Он хотел знать больше.

— Ошибок почти не было, сэр, — сказал Митака и, заглянув в датапад, сообщил Кайло, где состоится следующее совещание.

Окрылённый, Кайло отправился в указанное место.

Так прошёл весь день, к концу которого Кайло был не прочь уделить несколько минут и себе. В апартаментах Хакса он умылся и переоделся в более удобные штаны и рубашку. Он провёл час за консолью (ужинал и работал), пока не пришло время идти в медотсек. Пока он чистил зубы, Митака доставил термос с горячим кафом.

— В двадцать три ноль-ноль можете не приносить мою дозу, иначе я не усну.

Митака кивнул.

— Конечно, сэр. Увидимся утром. Если вам что-то понадобится, я на связи, как всегда.

Кайло положил руку ему на плечо.

— Отдохните, Митака. Не беспокойтесь обо мне и Хаксе некоторое время.

— Слушаюсь, сэр, — выскользнув из-под ладони Кайло, Митака покинул каюту.

До визита в медотсек оставалось десять минут, и Кайло немного повозился со своими волосами у зеркала. Тщеславие у него искоренили ещё при обучении на джедая, и поскольку он обычно носил маску, собственный внешний вид его не особо заботил. Однако теперь, когда он ходил без шлема, уход за собой занимал больше времени. И как Хакс успевал всё делать за пятнадцать минут?

Строгий стиль причёски и гладко выбритый подбородок соответствовали званию и характеру Хакса, но Кайло предпочитал, когда тот ничего не делал со своей шевелюрой. Кайло вспоминал (гораздо чаще, чем должен был), какими мягкими оказались рыжие волосы, когда он смахнул их со лба Хакса. Он хотел снова коснуться их, может, взлохматить ещё сильнее. Пусть даже Хакс в ответ кинет на него тот неодобрительный взгляд, от которого грудь Кайло начинала заполняться непривычной нежностью.

Они больше не чувствовали напряжения в присутствии друг друга. По сути, это был один из самых мирных отрезков за долгое время. Они по-прежнему пили каф из одного стаканчика — нетипичная близость. Хакс без вопросов делился кафом с Кайло, как в тот, самый первый, раз. А Хакс не производил впечатление человека, готового делиться личной посудой без крайней необходимости. Но Кайло почему-то посчитал достойным этого. Кайло нравилось думать, что дело в доверии. Или, чем Сила не шутит, в сантиментах.

Если бы девять дней назад кто-нибудь спросил Кайло, существует ли у него какое-либо влечение к Армитажу Хаксу, он бы рассмеялся. Но теперь он знал, что Хакс мог вести себя спокойно при необходимости, а ещё был не прочь разделить с Кайло свои обязанности и свой каф. Кайло решил, что термин «друзья» — это слишком, и если не отрицать взаимную симпатию, которую он ощутил (и готов был поклясться в этом), то никто из них не горел особым желанием подружиться. Они или останутся противниками, или переведут отношения в более интимную плоскость.

В глубине души Кайло побаивался привязываться к кому-либо. В особенности к тому, кого ненавидел на протяжении трёх лет. Но он почти каждую ночь засыпал с мыслью о том, что Хакс здесь, в этих апартаментах, рядом с ним. Они могли бы работать бок о бок или, что вероятнее, проводить время в постели Хакса. Кайло хотел знать, каким будет на вкус его поцелуй. Скорее всего, с ароматом кафа. А ещё он хотел ерошить эти рыжие волосы и держать в руках эти нежные ладони. Или чувствовать, как они касаются его обнажённой кожи.

Интересно, выражалось ли это на его лице, когда он смотрел на Хакса в медотсеке? Иногда ему в голову приходило всякое, а он не очень умел скрывать свои мысли. Кайло был уверен: будь Хакс проницательным, сразу бы догадался, что Кайло жаждет наклониться над узкой больничной койкой и поцеловать его. «Интересно, что бы он сделал?» — спрашивал себя Кайло снова и снова. Обрушить на него поток брани Хакс не мог, но его взгляда, скорее всего, оказалось бы достаточно. Когда Хакс не соглашался с чем-то, его взгляд становился суровым и резким, а иногда он смягчался, и в нём появлялось сострадание. И тогда он тепло улыбался — улыбкой, которой Кайло стремился добиться. Может, Хакс думал о том же, что и Кайло, в такие моменты? Во всяком случае, Кайло надеялся, что так оно и было. Но прямо сейчас он не мог постичь: что всё это для них значит? И сможет ли он когда-нибудь воплотить свои грёзы в реальность?

Последний раз пройдясь расчёской по волосам, Кайло взглянул на себя в зеркало и покинул генеральские апартаменты. По дороге в медотсек он прошёл мимо нескольких членов экипажа и ступил в лифт, сжимая под мышкой термос с кафом. Он прекратил пытаться спрятать его от врачей. Один взгляд — и они умолкали, прежде чем успевали пожурить его. К счастью, врачи заметили бодрящее действие, которое напиток оказывал на Хакса. Если им хотелось, чтобы Хакс побыстрее выздоровел, то это был хороший способ помочь ему вновь почувствовать себя полноценным.

Когда Кайло прибыл в медотсек, дежурила врач по фамилии Андан. Она встретила его со стандартным неодобрением на лице и поджатыми губами.

— Добрый вечер, магистр Рен, — безэмоционально сказала она. — Генерал у дальнего обзорного окна.

— Он начал прогуливаться?

Андан кивнула.

— Не думаю, что мы сможем и дальше держать его на постельном режиме. Он бы с удовольствием вышвырнул всех нас в шлюз. — Вскинув седую бровь, она добавила: — Похоже, единственный, кого он терпит, — это вы.

В груди Кайло разлилось тепло, но он с деланным безразличием произнёс:

— А ещё лейтенанта Митаку.

Андан пожала плечами.

— Во время его визитов он не расцветает так, как во время ваших. Может, дело в работе, но… — она глянула на Кайло с хитрой гримаской, которая подчеркнула её острые скулы, — думаю, не только в ней.

— Возможно, — ответил Кайло. Он вовсе не собирался выдавать свой секрет. Потеребив термос с кафом, он отпустил её: — Свободны.

Она склонила голову, хотя её почтительность была притворной.

— Магистр Рен.

В медотсеке было только одно большое обзорное окно. Оно занимало почти всю правую часть переборки, являя взору обширный участок космического пейзажа. Вдали сияли пурпурные и голубые туманности, в которых рождались звёзды. Бен Соло вырос на планете, но, когда отец научил его летать, он полюбил космос. Недели, проведённые в кабине «Сокола», относились к лучшим его воспоминаниям. Может, Кайло и не управлял «Финализатором» лично, но он обожал вид, который открывался с него на всю галактику.

Хакс расположился на сером диване в нескольких метрах от окна. Кайло ожидал, что тот будет сидеть прямо (ноги твёрдо стоят на полу, осанка как штык). Но оказалось, что Хакс примостился в углу дивана, поджав под себя ноги. Его голубая больничная пижама слегка помялась за день. В руке он держал датапад. Кайло видел его профиль: длинную шею, мягкую линию челюсти и округлый подбородок. И губы, о которых Кайло слишком часто думал в последние дни. Суровость и снисходительность сменились лёгкой задумчивостью. Кайло чуть не решил незаметно уйти, чтобы не тревожить его.

Но потом всё же подошёл к дивану. Хакс поднял глаза от датапада и медленно моргнул. Уголок его рта тут же пополз вверх, и он похлопал по дивану рядом с собой. Кайло плюхнулся ровно посередине. Так он оказался достаточно близко, чтобы передать Хаксу термос с кафом. Хакс принял его с благоговением, и Кайло хохотнул.

— Ему вы рады больше, чем мне, — сказал он, и это было шуткой лишь наполовину.

Хакс открутил крышку и торжественно кивнул, но затем наполнил стаканчик и передал его Кайло.

Тот подтолкнул его обратно.

— Это вам. Я всегда могу достать ещё. Для меня это не контрабанда.

Хакс поднёс дымящийся каф к губам и, сделав небольшой глоток, довольно мурлыкнул. Ему по-прежнему было запрещено говорить, но он издавал тихие звуки. Особенно когда требовалось привлечь внимание Кайло во время совместной работы, а взмахов рукой было недостаточно. Кайло немного сожалел, что из-за него Хаксу приходилось прилагать лишние усилия, но тот, казалось, не испытывал боли. И нашлёпка на горле теперь была меньше, чем раньше: палец в длину и два в ширину.

— Давно здесь сидите?

Хакс поднял указательный палец и очертил круг в воздухе. Кайло бы не догадался, что это означает, если бы не видел в каюте Хакса хронометр с двенадцатичасовым циферблатом. Выходит, Хакс находился тут около часа.

— Переживали?

Хакс снова кивнул и, переместившись, уселся, скрестив ноги, словно маленький ребёнок. Это было так нехарактерно для него, что Кайло пришлось сдержать улыбку. Генерала Хакса нельзя было назвать милым, но вот его позу, с этими сползшими до щиколоток больничными носками, виднеющимися из-под пижамных штанов, — да. Этот человек совершенно не походил на того, с кем Кайло работал прежде. Этот Хакс был спокойным и расслабленным. Именно такого Хакса Кайло представлял в постели рядом с собой.

Когда Кайло посмотрел на него, Хакс вопросительно склонил голову набок и поднял брови. И Кайло уклончиво сказал:

— Начнём с сообщений или хотите узнать, как прошли сегодняшние совещания?

Вскинув руку, Хакс прервал его и покачал головой. А потом приподнял стаканчик с кафом и отхлебнул из него, имитируя тост. Ему хотелось знать, как прошёл ужин.

Кайло упёрся взглядом в свой датапад — тянул время, которого у него и так было впритык.

— Всё прошло хорошо, — спустя секунду ответил он. — А разве Митака не рассказал вам?

Хакс указал пальцем на грудь Кайло: «Вы расскажите».

Вздохнув, Кайло начал:

— Не так хорошо, как у вас, но без эксцессов. Во всяком случае, мне никто ничего не сказал. — Он смахнул прядь волос с лица. — Если честно, когда вы вновь обретёте голос, я не против уступить подобные мероприятия вам. Я уверен, штурмовики уже соскучились по вашим речам.

Хакс что-то напечатал и отправил Кайло.

«Я уже пишу несколько, чтобы компенсировать своё отсутствие».

Возможно, прежде Кайло принял бы это всерьёз, но теперь он знал, что Хакс шутит. Судя по морщинкам вокруг глаз из-за едва сдерживаемого смеха.

Зыркнув на него исподлобья, Кайло покачал головой.

— Лжец.

«Откуда вы знаете? Должен же я как-то коротать время».

— Ну так докажите, — Кайло протянул руку. — Дайте взглянуть.

Втянув воздух сквозь зубы, Хакс открыл на своём датападе какой-то файл и передал его Кайло. Приступив к чтению, Кайло узнал свою собственную речь.

— Крифф, как вы заполучили её? — прорычал он и швырнул гаджет на диван. — Взломали мой датапад?

«Вы работаете в моей закодированной сети, — напечатал Хакс, снова взяв свой датапад. — Я оставил там несколько лазеек».

Кайло хмуро смотрел на него, а тот продолжал: «Вы хорошо справились, Рен. Возможно, не так аккуратно, как я, но вас не отнесёшь к аккуратистам. Это ваш стиль, но я уверен, что новые офицеры остались довольны».

Кайло тут же остудил пыл.

— Думаю, да. И… — он осмелился на лукавую улыбку, — я не стал выбрасывать форму.

Хакс улыбнулся в ответ. Хотя, кажется, не потому, что ему было весело. Сфокусировавшись на лице Кайло, он изучал его. И наконец написал: «Она тоже сочетается с вашим стилем. Хотя, возможно, меньше, чем ваше монашеское одеяние. Или, может, я привык к нему».

Кайло оскалил зубы.

— Признайте, что не испытываете к нему такой ненависти, как пытаетесь изобразить.

«Оно излишне показушное, но вам каким-то образом удалось обернуть это в свою пользу. Вероятно, дело в размерах. Ваша фигура внушает, когда вы бродите вокруг с мечом наперевес».

— Я крупнее вас, — сказал Кайло и, чтобы подчеркнуть свои слова, придвинулся чуть ближе к Хаксу.

Хакс закатил глаза.

«Я в курсе. Такое сложно не заметить, учитывая, как часто мы находились рядом в последнее время. Или когда вы нависали, пытаясь запугать меня».

Кайло довольно часто грешил этим прежде и потому не стал спорить.

— И как? Сработало?

Хакс колебался. И перед тем как ответить, облизал нижнюю губу: «Раз или два. Очевидно, я успешно скрывал это, раз вы только сейчас спросили».

— Да, тут вы настоящий талант. Когда нужно что-то скрыть. Для всех вы — идеальный солдат, но существует кое-что ещё, чего вы не показываете никому. — Кайло взглянул на мягкие волосы Хакса, на его измятую пижаму, и продолжил: — За исключением текущего момента. Думаю, за последнюю неделю вы рассказали мне о себе больше, чем кому-либо на этом корабле. Даже Митака не знает столько, сколько знаю я.

Хакс отвёл взгляд, но потом повернулся к своему датападу: «Я никогда не любил обсуждать свою личную жизнь. Это не особо красивая или занимательная история. Мне не нужны закадычные друзья среди команды. Я не ищу кого-то, кто будет выслушивать все мои проблемы».

— В любом случае это никого не касается. Я тоже не распространяюсь о том, кем был прежде. А вы никогда не пытались узнать. — Кайло посмотрел Хаксу в глаза. — И я признателен вам за это.

«Я уважаю ваше право держать тайны при себе, Рен, но если вам когда-нибудь захочется рассказать мне о них, если возникнет такая необходимость, я выслушаю. То, что вы расскажете, никогда не покинет пределов комнаты. Как вы говорили, я очень хорошо умею хранить секреты, в том числе чужие».

Кайло редко ворошил прошлое и вспоминал Бена Соло, но временами это было неизбежно.

— Может, когда-нибудь. Я запишусь к вам на приём.

Хакс тихо хихикнул и что-то напечатал. Сообщение, которое высветилось на экране датапада Кайло, было коротким, но поразило его, словно удар под дых.

«Если захотите поговорить со мной, я найду время. Без исключений».

Когда Кайло поднял взгляд, Хакс смотрел на него, пытаясь понять его реакцию. Кайло не придумал ничего лучше, чем:

— Аналогично.

И он не шутил.

Нерешительно протянув руку, Хакс накрыл ладонью руку Кайло, покоящуюся на бедре. Когда они соприкоснулись, Хакса качнуло вперёд, будто его притянула неведомая сила. Он с опаской вглядывался в глаза Кайло, и когда тот не отстранился, лицо его осветилось надеждой. Кайло тоже хотелось податься вперёд и посмотреть, куда всё это их заведёт, но раздался грохот, и оба испуганно повернулись на шум. Медсестра уронила металлическое судно и теперь убирала беспорядок. Увидев это, оба вспомнили, где находятся, и отодвинулись друг от друга.

— Пора приступать к работе, — сказал Кайло.

Хакс кивнул, и они сосредоточились на сообщениях.

Некоторое время они занимались исключительно делами, но, просмотрев бюджетные сводки от казначея, Хакс потёр подбородок и написал: «Смотрю, с тех пор, как меня ранили, бюджетная статья номер 1401 остаётся нетронутой».

— Это какая? — спросил Кайло. Он не запомнил ни одного номера и не собирался этого делать.

Хакс выделил кусок текста на датападе и показал ему. Это была статья, из которой возмещался ущерб, нанесённый Кайло «Финализатору».

Кайло сердито наморщил нос и посмотрел на Хакса, который в ответ лишь беззвучно рассмеялся.

«Да ладно вам. Я рад, что вы не ломаете наш корабль. Хотя признаю, несколько удивлён, что вы ни разу не сорвали на нём злость».

Кайло не хотел дуться, но именно это он и делал: скрестив руки на груди, недовольно зыркал на Хакса. Отчасти ему было стыдно за своё легкомысленное поведение в прошлом, но он не собирался доставлять удовольствие Хаксу и приносить извинения.

— Взгляните на статью, касающуюся тренировочного оборудования, — проворчал Кайло. — Я почти каждое утро уничтожаю кучу манекенов.

Хакс шевельнул плечом.

«Их заменить дешевле, чем секцию переборки или консоль».

— А что случилось с переборкой в вашей каюте? — спросил Кайло, внезапно вспомнив тот эпизод. — С той, которую я повредил. Она снова выглядит идеально.

«К вашему сведению, чтобы её починить, потребовалось немалое мастерство, — написал Хакс с укором. — Пришлось привлечь дроидов-ремонтников и раскалить дюрастил, чтобы придать ему нужную форму. Моя каюта воняла жжёным металлом ещё несколько недель. Это было подло, и я проклинал вас за это каждый день».

— Отлично, — сказал Кайло и, когда Хакс помрачнел, поспешно добавил: — В тот день я был очень зол. И старался насолить вам по максимуму. Вы заслужили это. Вы сознательно расположили ваши войска не там, где я указал, бросив меня и рыцарей на произвол судьбы. Будь на моём месте кто-то другой, он бы уже был мёртв.

Хакс, пристыженный, резко выдохнул.

«Да, это было неудачное решение с моей стороны. Та операция прошла бы успешнее, если бы мы говорили друг с другом более откровенно».

— Но ведь я так и сказал. Я сообщил, где мне понадобятся войска, а вы осознанно поступили наоборот. Несложно понять, почему всё пошло наперекосяк.

«Вы правы, та катастрофа — моя ошибка. Вы это хотели услышать?»

— Ну, иногда полезно признать свои ошибки, — сказал Кайло и откинулся на спинку дивана, поскольку почти час просидел в одной позе. — Но я хотел бы быть уверенным, что вы не поступите так снова. Что вы прислушаетесь ко мне, когда мы будем обсуждать стратегию. Я не собираюсь командовать битвой за вас, но мне нужна определённая поддержка, когда я прошу.

Кайло ещё не закончил говорить, а Хакс уже уткнулся в датапад и печатал. Сообщение не заставило себя долго ждать.

«Даже не знаю. Судя по тому, что я слышал о сегодняшней симуляции блокады, вы вполне способны командовать битвой».

Кайло затопила гордость, но он сдержался.

— Вы знаете об этом.

Хакс кивнул.

«Дофельд сообщил мне. Вы значительно улучшили показатели первой попытки. Экипаж мостика был очень впечатлён. Хотел бы я присутствовать при этом».

Кайло почувствовал, как его кинуло в жар. Он был не уверен, нравится ли ему эта идея: он проходит симуляцию, а Хакс дышит ему в шею и оценивает каждый ход.

— Мне всё ещё далеко до вас. Вы — генерал. А моё место внизу — на поле боя.

«Ну тогда предлагаю сделку. При планировании наступления я буду советоваться с вами. Если вы будете на корабле. Сможете высказать своё мнение. Не могу обещать, что приму его, но выслушаю и обдумаю. Вы согласны?»

— Согласен, — ответил Кайло и без долгих раздумий, протянул руку Хаксу. Тот помедлил, разглядывая её, и наконец пожал. Его кожа была холодной, гораздо холоднее, чем у Кайло.

— Вы замёрзли? — спросил Кайло и накрыл руку Хакса второй ладонью. — Хотите вернуться в палату?

Поразмыслив несколько секунд, Хакс кивнул.

Кайло отпустил его, подхватил оба датапада и, засунув их под мышку, поднялся на ноги. Хакс тоже встал, последний раз взглянул на звёзды, а потом оба неспешно направились в палату.

Медперсонал пялился им вслед. Они шли бок о бок, Хакс лишь чуть-чуть отставал от Кайло. Кайло хранил молчание, пока они не вошли внутрь. И только когда Хакс приблизился к свежезастеленной узкой койке, сказал:

— Бьюсь об заклад, вам не терпится возвратиться в свои апартаменты. В вашу кровать.

Он не стал упоминать, что спал в ней с тех пор, как Хакс попал в медотсек.

Хакс согласно кивнул, обвёл рукой палату и изобразил усталость.

Кайло рассмеялся.

— Меня она тоже утомила. — Он указал на пустой термос в руках у Хакса, а сам протянул генеральский датапад. — Меняемся? — И когда они обменялись, Кайло сказал: — Ну, я пошёл.

Кайло развернулся было, чтобы уйти, но Хакс поднял руку и остановил его.

— Спокойной ночи, Рен, — хрипло прошептал Хакс и сделал ему знак уходить.

Кайло пронёсся по медотсеку и, оказавшись в лифте, прислонился к стене. Может, это и не истинный голос Хакса, но тот назвал его по имени — по крайней мере, так, как называл всегда. Кайло никогда не просил Хакса обращаться к нему «Кайло». Но теперь ему было интересно, как бы его имя прозвучало из его уст. Кайло переполняло желание. Он хотел услышать, как Хакс его произнесёт или, возможно, прошепчет.

— Армитаж, — сказал Кайло вслух, взвешивая каждый слог на языке. Он даже представить не мог, как отреагирует Хакс, если он назовёт его по имени, но решил, что не очень хорошо. Во всяком случае, сперва нужно будет спросить разрешения. Хотя, может, он слишком забегает вперёд.

В апартаментах Хакса Кайло отставил в сторону пустой термос и разулся. Босой, он уселся на стул и активировал консоль. Хакс дал ему пару подсказок во время их работы, и Кайло хотел записать их, пока не забыл.

Но добравшись до папки с сообщениями, он кликнул мимо и открыл коллекцию личных файлов Хакса. Поскольку консоль принадлежала Хаксу, они не были запаролены. Кайло понимал, что должен закрыть папку, но вместо этого начал медленно изучать названия файлов. Большая часть подписей ни о чём ему не говорила, и он ткнул наугад. Файл содержал список композиций, их названия были записаны ауребешем, но Кайло не узнавал слов. Заинтригованный, он нажал на одну из строчек.

Похоже, консоль соединялась со скрытыми колонками в кабинете, поскольку со всех сторон зазвучала музыка, обволакивая Кайло тяжёлыми, траурными звуками. Хотя «траурный», возможно, было неверным словом. Но была в той музыке какая-то суровая торжественность, особенно когда послышался женский голос. Низкий и выразительный, он вплетался в мелодию. Некоторое время Кайло просто слушал, пытаясь распознать знакомые фразы. И наконец услышал: «Арканис».

Хакс как-то рассказывал ему, что иногда слушал музыку родного мира, чтобы расслабиться. Должно быть, это была она. Кайло тоже посчитал эту музыку успокаивающей. А ещё он вдруг осознал, что она — единственная связь Хакса с его родиной. Возможно, единственная связь, которую тот не желал обрывать. Ведь он считал Арканис потерянным миром, в котором царил республиканский «беспорядок», но эта музыка возвращала его в прошлое. Может, в те времена, когда маленький мальчик с рыжими волосами сидел в павильоне с прозрачными стенами и наблюдал, как капли дождя барабанят по транспаристилу.

— Армитаж, — вновь прошептал Кайло в унисон музыке.

***

Кайло решил не надевать форму на ужин, который вынужден был посетить двумя днями позже. За несколько часов до того на борт «Финализатора» прибыли четверо представителей планеты Плонтрил. Гостей проводили в каюты, чтобы они могли освежиться после девятичасового путешествия по Неизведанным регионам. Хакс скрупулёзно вёл переговоры о поставке припасов с этим миром на протяжении многих месяцев. Обычное дело для плонтриальцев, которые говорили медленно и ничего не предпринимали, не посоветовавшись с духами предков. Хакс предупредил Кайло, который должен был развлекать их вместо него: «Держите себя в руках и не теряйте терпения».

«Не облажайтесь, Рен, — написал Хакс накануне вечером во время их совещания. — Я слишком долго терпел их суеверное говно насчёт “общения с духами”, чтобы остаться после всего с пустыми руками. Нам нужны эти поставки».

Кайло поклялся, что не испортит результат тяжких трудов Хакса, даже если придётся сцепить зубы и изображать дипломата — роль, которую по мнению матери, он никогда бы не смог сыграть. И хотя Кайло обошёлся без формы, он тщательно подобрал наряд: брюки из синтетической кожи, сапоги, чёрная рубашка с длинными рукавами и красная перевязь, украшенная эмблемой Первого Порядка. Он давненько не заплетал волосы, хотя Лея научила его когда-то, но сегодня вечером время пришло. Чтобы пряди с макушки не падали на лицо, он уложил их в одну аккуратную косу. А остальное свисало по бокам, прикрывая уши.

— Если позволите сказать, сэр, — произнёс Митака, когда Кайло закончил прихорашиваться и вошёл в кабинет Хакса. — Вы выглядите как настоящий командир. Очень стильно, сэр.

Кайло провёл ладонями по перевязи и потеребил узел на боку. Он уже долгие годы не надевал чего-то настолько яркого, цвет казался ему почти кричащим.

— Это не чересчур? — спросил Кайло.

И Митака тут же ответил:

— Вовсе нет, сэр.

Свесив руки по бокам, Кайло сделал вдох.

— Ладно, покончим с этим.

Митака тоже собирался присутствовать, но только для того, чтобы вести запись переговоров для Хакса. Кайло неохотно согласился с планом. Он не был уверен, что Хаксу нужно знать всё до последнего слова. Ведь в случае неудачи он поймёт, что это вина Кайло.

В столовой для младших офицеров установили стол с классической сервировкой. Бокалов и вилок было так много, что Кайло не мог вспомнить предназначение каждого из приборов. В ожидании гостей он застыл во главе стола, а Митака встал за его спиной чуть поодаль.

Все четверо прибывших представителей оказались женщинами. На Плонтриле рождалось больше девочек, чем мальчиков, и общество было матриархальным. Они принадлежали к гуманоидам, хотя глаза были несоразмерны лицам, а на головах отсутствовал волосяной покров. Вместо волос кожа головы была обильно усеяна татуировками в виде разнообразных символов, в том числе спиралевидных узоров — «духов предков». Одеты посланницы были в изысканные наряды с длинными рукавами, которые во время приёма пищи подвязывались лентами.

— Приветствую вас на борту «Финализатора» — звёздного разрушителя Первого Порядка, — произнёс Кайло, когда женщины вошли в столовую.

Они пристально посмотрели на него, прежде чем самая старшая выступила вперёд и поклонилась в пояс.

— Магистр Рен, — неторопливо протянула она. — Нам сказали обращаться к вам именно так. Жаль, что мы не сможем увидеть генерала Хакса этим вечером, но сердечно приветствуем вас вместо него.

Кайло понятия не имел, нужно ли кланяться в ответ, поэтому он просто сложил руки за спиной и кивнул.

— Генерал сожалеет, что не может присоединиться к нам. Но он передал мне содержание всех ваших предыдущих встреч и рассказал о достигнутых договорённостях.

Старшая посланница снисходительно улыбнулась.

— Мы пока не достигли никаких договорённостей, юный магистр. Потому-то мы и прибыли сюда.

Уже будучи на взводе, Кайло предложил им сесть.

— Присаживайтесь. Скоро подадут первое блюдо.

Ели посланницы так же медленно, как и говорили. Каждый раз, когда дроиды-официанты приносили смену блюд, Кайло подчищал свою тарелку, прежде чем те успевали съесть хотя бы половину. Разговор всё тянулся и тянулся — каждая из посланниц говорила по очереди. Кайло слушал их максимально внимательно, хотя был рад, что Митака стенографирует встречу.

— Итак, магистр Рен, — сказала старшая посланница, прикончив последний кусочек десерта примерно через три часа после начала трапезы, — мы решили, пообщавшись с вами и генералом Хаксом, что предки одобряют сделку. Мы больше не воюем, но когда-то наши матери безжалостно сражались за территории на нашей планете. А вы ищете территории в галактике, и хотя среди ваших лидеров нет женщин, мы считаем, что вы будете действовать разумно. — Она щёлкнула языком. — Несмотря на вашу молодость.

— Вы не первая упоминаете об этом, — произнёс Кайло.

Женщина улыбнулась.

— О, я и не сомневалась. Вы так не похожи на генерала Хакса, но при этом говорите о нём с такой нежностью. Вы хорошо ладите?

Кайло сдвинул брови. Да, он упоминал о Хаксе за ужином, но всего пару раз и в основном о том, что тот говорил относительно их сделки.

— Не всегда, — признал он. — Но в последнее время чаще да, чем нет.

— М-м-м, да. Выходит, это новообретённая привязанность. — Покачивая бокал с вином, посланница смотрела на Кайло так, словно видела его насквозь своими чересчур большими глазами. — Вы не задумывались о союзе?

Кайло поперхнулся водой.

— Что?

Женщина рассмеялась.

— Определённо задумывались. Хотя, может, «союз» не то слово. В нашем мире много женщин, и мы чаще влюбляемся в наших сестёр, чем в мужчин. У них есть своё место, мы заботимся о них, но наши предводительницы предпочитают заключать союзы друг с дружкой. Существует ли нечто похоже у вас в Первом Порядке?

— А-а, — протянул Кайло, медля с ответом. — У нас дозволены самые разные… союзы. Но для сокомандующих не существует каких-то особых обстоятельств. От нас ничего такого не ждут, если вы об этом.

Не сводя пристального взгляда с Кайло, посланница подпёрла подбородок длиннопалой кистью.

— От нас тоже не ждут, но зачастую это укрепляет связь между племенами. Я вижу такой союз между вами и генералом Хаксом. Из вас бы получилась очень любопытная пара.

У Кайло вспыхнули щёки. Он отвёл взгляд, только бы не видеть лица посланницы. И молился звёздам, чтобы Митака перестал стенографировать. Ему не хотелось, чтобы Хакс прочёл это.

— Мы никогда… э-э-э… ничего такого не обсуждали, — еле выдавил из себя Кайло. — Мы очень разные…

— Не дразните его, матушка, — сказала самая младшая посланница. — То, что вы и Летерия конфликтовали, прежде чем заключить союз, не означает, что это сработает в его случае.

Старшая женщина отмахнулась от дочери.

— Дитя, у меня на такое глаз намётан. — И добавила, повернувшись к Кайло: — Подумайте над этим, магистр Рен. Первый Порядок и так могуществен, представьте, каким он мог бы стать, если бы вы действительно объединились.

— Я подумаю, — ответил Кайло. Отчасти потому, что хотел свернуть тему, отчасти всерьёз. Он размышлял об этом и, если честно, желал Хакса с тех самых пор, как они заключили их странное перемирие. Сноук всегда говорил, что они оба — достояние Первого Порядка. Если вместо того, чтобы ссориться, они будут взаимодействовать, то и правда станут ещё сильнее.

— Хорошо, — решительно сказала посланница. — Думаю, мы всё обсудили. Благодарим за гостеприимство, магистр Рен, но пора и честь знать. Наш дневной цикл длится всего восемь часов, поэтому мы быстро утомляемся. Вы придёте утром проводить нас?

Кайло поднялся и поклонился ей так же, как она поклонилась в начале встречи.

— Я приду.

После того как женщины ушли, Кайло подлетел к Митаке и прошипел:

— Удалите весь последний кусок беседы.

— Вы уверены, сэр?

— Эти слова не должны покинуть пределы этой комнаты.

Митака кликнул по экрану датапада и удалил последние строчки.

— Сделано, сэр. Пойдёмте? Генералу Хаксу захочется взглянуть.

Кайло уже был готов направиться в медотсек для разбора полётов, как вдруг ощутил присутствие внутри головы и застыл. Сноук вызывал его (чего не делал уже некоторое время), и этот зов проигнорировать было нельзя.

— Идите сами, — сказал Кайло Митаке. — Мне нужно разобраться кое с чем. Скажите генералу, что я приду, как только смогу.

На лице Митаки было явное изумление, но Кайло ничего не мог ему объяснить — во всяком случае, прямо сейчас. Он должен был опрометью мчаться в зал связи.

— Спокойной ночи, лейтенант, — произнёс Кайло и, спешно покинув столовую, направился к лифту.

По мере того как он торопливо шёл к месту назначения, давление в голове усиливалось. К тому времени, как он очутился в зале связи и соединился по личному каналу с «Превосходством», голова уже пульсировала болью. Голограмма Сноука пробудилась к жизни, развеяв мрак голубоватым свечением.

— Учитель.

— Мой ученик, — раздался низкий, раскатистый голос. — Вижу, тебе пришлось потрудиться. — Сноук мрачно усмехнулся, и его кривое, покрытое шрамами лицо исказилось ещё сильнее. — Я следил за тобой, пока генерал Хакс бездействовал. Тебе удалось удивить меня. Не думал, что у тебя есть потенциал сделать то, что ты сделал. Я впечатлён, Кайло Рен.

— Благодарю вас, учитель, — Кайло склонил голову. — Это было непросто, однако необходимо.

Сноук согласно прогудел и сложил шишковатые руки на коленях.

— Так и есть. Полагаю, время генерала Хакса прошло. Ты более чем способен…

Кайло твёрдо оборвал его:

— Нет, учитель. Я могу выполнять его обязанности в случае необходимости, но у меня есть и другие дела. Я хотел бы отправиться на поиски ситхских и джедайских артефактов, а ещё мне нужно больше времени, чтобы тренироваться с рыцарями и оттачивать своё мастерство, как вы и приказывали. Роль Хакса важна. Он хороший стратег и администратор. — Кайло помолчал и добавил: — Мы пришли к соглашению: я буду больше вникать в повседневную корабельную работу, но у меня должна быть возможность покидать «Финализатор». И в своё отсутствие я бы не доверил его никому, кроме Хакса.

Сноук задумался на несколько мгновений, а Кайло стоял в напряжённой тишине и ждал его решения.

— Я одобряю этот выбор, — наконец произнёс Сноук. — Прежде всего ты — мой ученик. И у тебя в самом деле есть свои дела. Приятно, что ты осознаёшь это. Очень хорошо. Генерал Хакс вернётся к своим обязанностям, когда поправится, а ты вернёшься к своим. — Сноук приподнял кустистые брови. — Пусть и слегка изменившимся.

— Да, учитель. Именно этого я и хочу.

— Отлично, — сказал Сноук.

Кайло почтительно посмотрел на него.

— Что-нибудь ещё, учитель?

— Нет. Я лишь хотел предложить тебе внести изменения в командный состав. Но ты сделал свой выбор. Передай генералу Хаксу мой приказ.

Кайло кивнул, представив, как Хакс обрадуется этому. Может, он снова добьётся от него улыбки.

— Да будет так, учитель.

Сноук оборвал связь, голограмма исчезла. Кайло простоял неподвижно несколько секунд, раздумывая над тем, что он почти умолял Сноука позволить Хаксу вернуться к своим обязанностям и сохранить позицию сокомандующего. Одиннадцать дней назад он ни за что не сделал бы этого, но теперь, узнав Хакса совершенно с другой стороны, он оценил и его деяния, и его самого — как человека. Кайло больше не мог отрицать, что хочет видеть Хакса рядом, потому что тот нравится ему. Даже пусть пока он не мог признаться в этом самому Хаксу.

Покинув зал связи, Кайло направился в медотсек. Андан равнодушно махнула ему, когда он проходил мимо регистрационной стойки, но прочие посетители, заметив его перевязь, пялились во все глаза. У него появилось искушение сорвать её и швырнуть в урну, но сейчас на это не было времени. Сперва он хотел переговорить с Хаксом.

Митака сидел в палате Хакса, оккупировав стул, который обычно занимал Кайло. Как только Кайло вошёл, оба подняли головы. Митака поприветствовал его, и Хакс, к полному удивлению Кайло, — тоже, прохрипев:

— Привет, Рен.

Было до странности приятно слышать голос, который раздражал его три года. Кайло заметил, что повязка исчезла, а на шее даже шрама не осталось. Если не считать больничной одежды, Хакс вновь стал самим собой.

— Привет. Они разрешили вам разговаривать?

Хакс резко мотнул головой и приложил палец к губам: «Никому не говорите».

— Нарушаете правила, генерал? — рассмеялся Кайло. — Не думал, что доживу до такого.

Хакс наморщил нос и пожал плечами. И махнул Митаке, чтобы тот подал Кайло датапад.

«Лучше пока не злоупотреблять разговорами, но молчание становится очень утомительным».

— Понятно. Вы прочли запись с ужина?

«Да. Мы добились от них желаемого. Отлично сработано. — Хакс окинул Кайло быстрым взглядом и добавил: Вам идёт этот наряд. Вы должны чаще носить что-нибудь яркое».

— Кто бы говорил, — Кайло вскинул бровь. — Никогда не видел, чтобы вы ходили в чём-то, кроме формы. А она чёрная.

Хакс уступил: «Справедливо».

Кайло хохотнул и сказал:

— Возможно, нам обоим нужно добавить ярких цветов.

Приоткрыв рот, Митака переводил удивлённый взгляд с Хакса на Кайло. «А ведь для него это в диковинку», — подумал Кайло. Митака никогда не присутствовал при их совместной работе по вечерам. Похоже, для лейтенанта это стало шоком. Что подумает остальная часть команды, Кайло и предположить не мог.

— Думаю, на этом пока всё, лейтенант. Свободны.

Прижав к груди датапад, Митака вскочил на ноги.

— Само собой, сэр. Спокойной ночи, сэр. Генерал.

Он вышел из комнаты, дверь за ним закрылась с шипением.

«Вы всё ещё пугаете его», — написал Хакс, когда Кайло уселся на стул рядом с ним.

— Как и вы.

Впервые за много дней Хакс рассмеялся вслух.

«Ну и парочка из нас вышла, Рен».

— Кайло, — вырвалось у Кайло — он не удержался. — Если хотите, можете называть меня Кайло.

Ответный взгляд Хакса был нечитаемым, хотя отвращения, в нём, кажется, не было. Кайло подождал немного и уже почти собрался снова перейти к теме ужина, когда Хакс вдруг сказал «Кайло» и слегка улыбнулся. Кайло ощутил, как тепло разлилось по телу, и усмехнулся в ответ.

— А можно мне называть вас…

Хакс покачал головой и напечатал: «Я ненавижу своё имя. Никто, кроме отца, меня так не называл. — Задумавшись, он закусил губу. — Но, возможно, пришло время это изменить. Хорошо. Можете использовать. Но желательно, чтобы никто не слышал».

— Я согласен.

Хакс поднял брови: «Ну и?»

— Армитаж, — добавил Кайло.

Хакс вздохнул и снова потянулся к датападу.

«Что у нас там с сообщениями?»

Открыв папку входящих на своём гаджете, Кайло принялся скроллить.

— Радарные техники требуют новое оборудование, чтобы обеспечить работу навигационных обновлений, полученных на прошлой неделе. Я их приструнил, но в конечном итоге надо будет что-то придумать.

«Приструнили? Зачем? Если им нужны новые консоли или программное обеспечение, они должны его получить. Нет причин экономить на этом и ставить под угрозу навигацию».

— Если верить казначею, они уже исчерпали свой бюджет.

«У вас есть средства исправить это», — написал Хакс. Он настаивал, чтобы техники получили всё необходимое. И если он считал, что так будет правильно, то Кайло не собирался возражать.

Они продолжили работу, тщательно изучая сообщения одно за другим. Примерно через час Хакс поднялся с постели и потянулся. Из-под выбившегося края рубашки показался кусочек розовой кожи. Живот Хакса выглядел таким нежным, что Кайло вдруг задумался: боится ли он щекотки? Хакс заметил его взгляд и, удивлённо моргнув, одёрнул рубашку. Но Кайло так и не отвёл взгляда.

Обойдя кровать, Хакс согнул и разогнул палец, намекая, чтобы Кайло встал. Тот послушался, не понимая, куда клонит Хакс. Хакс приблизился к нему, снова окинул взглядом с головы до ног и сфокусировался на тёмных волосах. А потом поднял руку и погладил косу.

— Как? — спросил он.

— Как я её заплёл? Или как научился?

— То и другое.

— Мать научила. Она умела управляться со своими волосами. Иногда ей помогали служанки, но заплетала она их в основном самостоятельно. Временами она развлекалась с моими. Насколько я помню.

Хакс, по-прежнему стоя рядом, жестом попросил Кайло продолжать.

Кайло не был уверен, что именно тот хотел услышать, поэтому просто начал говорить:

— Она редко проводила со мной время, но иногда купала меня в большой ванне в наших апартаментах. У меня в комнате был освежитель, но она постоянно водила меня в свой. А ещё она пела. Хотя совершенно не умела этого делать. — Кайло фыркнул. — Я унаследовал это от неё. Иногда она сидела на бортике ванны и перебирала мои волосы, пока я играл с плавающими игрушками. Мне нравилось. Это расслабляло меня. После того как я уехал в школу, никто больше не касался моих волос.

Взяв Кайло за предплечья, Хакс подтолкнул его назад, к стулу. Усевшись, Кайло боковым зрением заметил, что Хакс зашёл ему за спину. Несколько секунд спустя эластичная лента, удерживающая косу, исчезла, и Хакс принялся неторопливо расплетать её. Отвыкший от такого обращения Кайло крепко вцепился в подлокотники, но когда Хакс начал расчёсывать его волосы пальцами, напряжение стало спадать. Хакс снова и снова пропускал вьющиеся пряди между пальцами, иногда царапая кожу головы короткими ногтями, заставляя Кайло вздрагивать. Кайло хотел спросить, зачем Хакс это делает, но ощущения были слишком приятными, чтобы прерываться. Поэтому он, расслабившись, сидел на стуле и наслаждался прикосновениями.

Они молчали несколько долгих минут, пока Хакс, наконец, не коснулся макушки Кайло в последний раз. Отстранившись, он направился было в сторону кровати, но когда хотел пройти мимо Кайло, тот взял его за руку и остановил. Ему хотелось сказать Хаксу множество вещей. Хотелось поблагодарить его. Хотелось спросить: «Почему?» Хотелось узнать, что это значит для них двоих. Но он ничего не сказал — он не думал, что им сейчас нужны слова. Он поднялся, притянул Хакса за руку и поцеловал его.

Не осталось никаких сомнений — он всё сделал правильно. Хакс с пылкостью ответил на поцелуй. Крепко прижавшись к его губам, он обхватил Кайло за шею и вновь вплёл пальцы в тёмную шевелюру. Хотя в этот раз Хакс действовал более необузданно и, запустив пятерню ему в волосы, собственнически привлёк его к себе.

Посососав нижнюю губу Хакса, Кайло побудил его приоткрыть рот. Хакс, казалось, только этого и ждал. Он раскрылся для языка Кайло, и тот скользнул внутрь, пробуя его на вкус. От стона Хакса по спине Кайло прошла дрожь, и, прижав Хакса к груди, он ответил ему низким рычанием. Хакс углубил поцелуй, теперь они не целовались, а скорее пожирали друг друга. У Хакса наверняка должна была остаться отметина, но Кайло хотелось, чтобы Хакс запомнил этот поцелуй и загорелся желанием его повторить, как только они отлипнут друг от друга.

Когда они прервались, Хакс был весь красный, ошалевший, зацелованный. Кайло провёл ладонью по его спине и спросил без затей:

— Ещё?

Хакс кивнул, и Кайло снова поцеловал его. Поцелуй вышел жадным, ненасытным. Кайло чётко осознавал все точки их соприкосновения: грудь, бёдра, руки. Они целовались так же страстно, как спорили, хотя Кайло предпочёл бы поцелуи скандалам в коридорах. Не отрываясь от рта Хакса, он улыбнулся, подумав о том, какая последовала бы реакция, поцелуй он Хакса на мостике. И эта мысль понравилась Кайло намного больше, чем он ожидал.

Хотя лёгкие покусывания Хакса цепко удерживали его в настоящем. Он подумает позже обо всех тех местах, где можно было бы предаться поцелуям. Его настолько захватил вкус Хакса и мягкость его губ, что он даже не услышал, как распахнулась дверь.

— Магистр… Ой… — послышался женский голос.

Обернувшись, Кайло и Хакс увидели, что в дверном проёме стоит Андан и трепещет от переизбытка эмоций. Впрочем, её шок мгновенно растворился, сменившись самоуверенной решимостью.

— Простите за вторжение, но магистру Рен пора уходить. Вам нужно отдыхать, генерал.

Когда-то, давным-давно, Кайло смущённо выскользнул бы из объятий, но теперь ему было плевать. Чуть отстранившись, он посмотрел Хаксу прямо в глаза и сказал:

— Спокойной ночи, Армитаж.

Хакс, всё ещё слегка ошеломлённый, стоял у кровати, когда Кайло вышел из палаты вслед за Андан.

— Вы ничего не видели, — сказал ей Кайло, когда они приблизились к регистрационной стойке. — Это не должно покинуть пределы этого места.

Андан недоверчиво посмотрела на него.

— Вы лжёте самому себе, если думаете, что вам удастся это скрыть. Конечно, я не собираюсь никому рассказывать, но рано или поздно правда вылезет наружу.

Кайло понимал это (и его даже обрадовал этот факт), но вслух он произнёс:

— Это произойдёт на наших условиях, а не ваших. Ясно?

— Да, сэр, — ответила Андан и лениво отсалютовала. — Увидимся завтра в это же время?

Кайло нахмурился, но кивнул.

— Как следует позаботьтесь о нём.

— А что, по-вашему, я тут делаю? Но… — Андан фыркнула, — я не смогу предоставить ему то особое лечение, которое, похоже, предоставляли вы.

Кайло сверкнул зубами.

— Знаю. И никто больше не сможет.

Он повернулся на каблуках и вышел из медотсека, окрылённый радостью, — теперь Хакс принадлежал ему.

***

У Кайло почти не было времени обдумать, что сказать Хаксу при следующей встрече (ведь нужно же было обсудить поцелуй), поскольку он всё утро метался с Митакой между совещаниями и смотрами штурмовиков. Впрочем, он то и дело возвращался мыслями к прошлому вечеру и по нескольку раз переспрашивал офицеров на брифинге, вспоминая медотсек и Хакса в своих объятиях.

— С вами всё в порядке, сэр? — спросил Митака, когда Кайло вышел из освежителя во время короткого перерыва между совещаниями. — Вы кажетесь рассеянным.

Кайло хотел было уйти от ответа, но в конце концов выложил:

— Я поцеловал Хакса вчера вечером. И не могу перестать думать об этом.

Митака уронил датапад, и тот, упав на пол у его ног, разлетелся на куски. Ошеломлённо уставившись на Кайло, Митака пискнул:

— Вы… что? Как это? А что сделал Хакс?

— Поцеловал меня в ответ. И дёрнул за волосы, — мрачно ответил Кайло, хотя в конце не удержался от шутки.

Митака, весь пунцовый, мямлил, подбирая слова:

— Ой. Я… э-э-э… И как?

Кайло улыбнулся.

— Мне понравилось.

— Хорошо, — сказал Митака и, попытавшись собраться, поправил ворот кителя. — Должен сказать, я удивлён, сэр, но если вас обоих это устраивает, то… Это здорово. — Наклонившись, он поднял куски датапада и печально уставился на них.

— Сделайте запрос на новый. Со следующим голозвонком я и сам справлюсь.

Митака коротко кивнул.

— Слушаюсь, сэр. Можете вычесть стоимость из моего жалования.

— И не надейтесь, Дофельд, — выпалил Кайло. — Вы отрабатываете каждый свой кредит вдвойне. — Он положил руку на плечо Митаки и сжал пальцы. — Без вас у меня ничего бы не вышло. Я бы вас повысил, но знаю, что вы откажетесь. — Вскинув бровь, Кайло поинтересовался: — Вам будет лучше, когда Хакс вернётся?

— Возможно, сэр. Но работа с вами была для меня честью.

Кайло кивнул и отпустил его.

— Заберите этот датапад и убедитесь, что взамен вам дадут новую модель, ясно?

— Д-да, сэр. Слушаюсь, сэр.

Маленький лейтенант поспешно зашагал прочь, а Кайло лишь рассмеялся и покачал головой.

Митака вернулся после голозвонка — с новым датападом и в идеальном душевном состоянии. Он даже осмелился улыбнуться, завидев Кайло.

— Я заходил в медотсек. Генерал Хакс в прекрасном расположении духа. Он спрашивал, как вы.

— И что вы ему сказали?

— Что у вас всё хорошо, что вы с нетерпением ждёте встречи с ним.

Кайло ухмыльнулся. Во всяком случае, это являлось абсолютной правдой. Махнув Митаке, чтобы тот следовал за ним, Кайло направился в офицерскую столовую, где они вместе пообедали. На них удивлённо поглядывали со всех сторон, но Кайло это игнорировал. Он расспросил Митаку о его родном мире и том, как он попал в Первый Порядок. Казалось, Митака был рад поведать об этом — он весь аж сиял, рассказывая, как его хвалили во время обучения. Он и правда был слишком хорош, чтобы служить простым секретарём, но если ему нравилось, то разве мог Кайло лишить его этого?

После полудня Кайло два часа потренировался с рыцарями, а потом вернулся к своим обязанностям. Бойцы Фазмы выглядели отлично, и она даже представила ему полный отчёт об их «обработке» — такой же, как представляла Хаксу. Она больше не кидала на Кайло косых взглядов, и он почувствовал гордость за себя. По окончании проверки у него наконец появилась возможность возвратиться в апартаменты Хакса и поработать над скопившимися за день сообщениями. Он собирался поужинать прямо в каюте, а в двадцать один ноль-ноль пойти в медотсек.

Разутый, облачённый в одну лишь чёрную футболку, Кайло сидел за столом, когда двери распахнулись. Он подумал, что это Митака с каким-то неотложным делом, но, подняв взгляд, обнаружил, что это Хакс. Одетый в уставные брюки, рубашку на пуговицах и мягкие мокасины.

— Добрый вечер, Кайло, — сказал он. Голос был чётким, похоже, он полностью восстановился.

Кайло вскочил на ноги, осознав, что сидит на месте Хакса, в его апартаментах.

— Привет. Вас… Тебя выпустили из медотсека на два дня раньше.

Хакс сделал несколько шагов вперёд и, остановившись у стола, провёл кончиками пальцев по транспаристилу.

— Да, Андан выписала меня десять минут назад. По-видимому, я пришёл в норму быстрее, чем ожидалось.

— Ага, — выдавил Кайло, не зная, что ещё сказать.

Хакс бегло оглядел комнату. Он наверняка заметил разбросанную на кровати одежду Кайло и стоящие рядом сапоги. А ещё несколько листов флимсипласта на столе и пару пустых чашек из-под кафа — явные следы вторжения Кайло в его пространство.

— А ты, смотрю, расположился с комфортом.

Кайло нервно сглотнул.

— Я сейчас уйду. И всё уберу.

Повернувшись, Хакс встретился с ним взглядом.

— Нет нужды спешить или беспокоиться. Митака уже сообщил, что ты разбил лагерь в моей каюте. — Уголки его рта поползли вверх. — Но я не ожидал, что ты её колонизировал.

Кайло вдруг осознал, что стоит, потупив взгляд, и трёт ладонями бёдра.

— Так было проще, пока ты отсутствовал.

Глядя, как Хакс обходит стол, Кайло подумал, что тот идёт к нему, но Хакс направился к шкафчику с алкоголем и вытащил бутылку.

— До смерти хотелось выпить эти двенадцать дней, — произнёс он, мечтательно рассматривая этикетку, и спросил у Кайло: — Выпьешь со мной?

— Хорошо.

Хакс наполнил янтарной жидкостью два стакана и, передав один Кайло, кивком указал на диван в другом конце комнаты.

— Садись.

Это прозвучало как приказ, и Кайло не посмел возразить. Он подошёл к дивану и опустился на упругие подушки. Несколькими секундами позже к нему присоединился Хакс.

— За моё возвращение, — сказал Хакс и протянул стакан, чтобы чокнуться.

— За возвращение, — отозвался Кайло. Раздался звон стекла. Алкоголь обжёг горло, и Кайло чуть не закашлялся.

Некоторое время оба сидели в тишине и поглядывали друг на друга.

— Насчёт прошлого вечера…

— А что такое? — спросил Кайло чересчур резко. Он вздрогнул, испугавшись, что Хакс сейчас нахмурится, и почувствовал облегчение, когда этого не произошло.

Хакс поставил стакан на столик и положил руку на бедро Кайло.

— Мне понравилось. И я надеялся, что мы сможем повторить.

Кайло мигом избавился от своего стакана и, подавшись к Хаксу, прижал ладонь к его щеке. Этот поцелуй был не таким скоропалительным, как первый (да и второй тоже). Кайло легонько прижался губами к губам Хакса, оба придвигались всё ближе и ближе и, наконец, прильнув друг к другу, углубили поцелуй. Хакс что-то тихо промурлыкал, когда Кайло отстранился, а потом продолжил, мягко покусывая его нижнюю губу. Хакс засмеялся, не разрывая поцелуя.

— Что? — пробормотал Кайло.

— Ты играешь со мной, — проворковал Хакс прямо ему в губы. — Дразнишь.

Кайло утвердительно заурчал.

— А это плохо?

— Нет, — раздался тихий ответ, прежде чем Хакс запустил пальцы в тёмные волосы и втянул Кайло в более продолжительный и крепкий поцелуй.

К тому времени, когда они отлипли друг от друга, оба прерывисто дышали. Разум Кайло затуманило от удовольствия. И он сделал то, что уже давно хотел — провёл рукой по мягким рыжим волосам.

— Итак, — начал он, — что делать-то будем?

Хакс лениво огладил бок Кайло.

— Я тут немного поразмыслил и думаю, что знаю, чего хочу. Но это, конечно, зависит от того, чего хочешь ты.

— Хочу продолжать. Как можно дольше.

Хакс хихикнул.

— Уверен, время мы найдём. Но мне хотелось бы большей… конкретики. — Он чуть отстранился и взглянул Кайло в лицо. — За прошедшие дни мы довольно много узнали друг о друге. Ты удивил меня, справившись с моими обязанностями, и я признателен тебе за это. — Хакс провёл пальцами от бедра до груди Кайло и прижал ладонь прямо напротив сердца. — Я всегда восхищался тобой.

Кайло фыркнул.

— Но это же неправда. Ты с неприязнью относился к нашему сокомандованию и никогда не воспринимал всерьёз Силу.

— Под восхищением я подразумевал кое-что другое, — сказал Хакс чуть тише. — Я решил, что ты красивый, вот что. Крайне прискорбный факт, учитывая, что мы не ладили. Я потратил немало времени, проклиная себя за то, что думал о тебе, несмотря на то, что ты бесил меня.

Кайло многозначительно поднял брови.

— И о чём же ты думал?

Хакс зыркнул на него с осуждением.

— Не заставляй меня жалеть, что я рассказал об этом, Рен. — И тут же поправил себя: — Кайло.

— Извини, — Кайло сдержал улыбку. — Продолжай.

— В медотсеке у меня была возможность часами напролёт думать о всяком, и, говоря начистоту, ты частенько становился предметом моих размышлений. — Хакс водил пальцами по груди Кайло и теребил футболку. — Я говорил, что хотел бы сотрудничать с тобой, и это правда. Но я также надеялся, что тебе захочется проводить со мной время помимо наших обязанностей. В своего рода партнёрских отношениях. Но, за исключением мимолётных взглядов, ты никогда не проявлял ко мне никакого интереса. И потому я решил: а вдруг я хочу слишком многого?

Хакс смотрел на свои колени, поэтому Кайло взял его за подбородок двумя пальцами и заставил поднять лицо.

— Ты редко бываешь таким, как сейчас, но если у тебя есть желание попробовать нечто большее, я готов.

Глаза Хакса загорелись, но вслух он сказал:

— Я очень давно ни с кем не был. Не уверен, что помню, каково это — быть хорошим партнёром.

— Мы выяснили, как работать вместе, так что разберёмся и с остальным. — Кайло нежно провёл пальцем по подбородку Хакса. — Нужно удостовериться, что всё получится, хотя с этим должно быть попроще. — Он снова чмокнул Хакса в губы.

— Да, гораздо проще. По крайней мере, ты молчишь, когда запихиваешь свой язык мне в горло. — Хакс фыркнул. — Знаешь, как я страдал двенадцать дней, пока слушал твою болтовню, а ответить не мог.

Кайло насупился.

— Ну вот почему тебе надо всё испортить? Мы так хорошо сидим, а потом ты говоришь такое. Ты с ума меня сводишь, Хакс.

Хакс слегка покачал головой.

— Разве ты не решил называть меня по имени?

— Ладно. Армитаж. Ты самый упрямый и сложный человек, какого я когда-либо знал, но по непонятной причине — лишь звёздам это известно — мне это нравится. Скучно с тобой не будет.

— Мы будем ссориться, — сказал Хакс. — Это неизбежно.

— Знаю, — вздохнул Кайло. — Такова наша суть. Но это не означает, что потом мы не будем мириться. — Он посмотрел на валяющиеся на покрывале носки и дублет.

Улыбка Хакса была острой, как лезвие.

— Это ты верно подметил.

Предвкушая, что означают эти слова, Кайло обхватил Хакса за талию и усадил к себе на колени.

— Нет никакого настроения работать сегодня. А у тебя?

— Если серьёзно, то нам нужно заняться делами. Но сообщения могут подождать, — сказал Хакс и, обняв Кайло за шею, поцеловал.

У Кайло была возможность избавиться от него двенадцать дней назад, на пыльной поверхности захолустной планеты, но он сдержался. Он заплатил за это, выполняя работу, смысла которой не понимал, испытав множество затруднений, прежде чем ему удалось добиться успеха. Но если именно по этой причине они оказались здесь и сейчас, то он без раздумий поступил бы так снова. Пожив некоторое время жизнью Хакса, он понял, что она ему не по нраву. Но он хотел оставаться частью этой жизни до тех пор, пока этого хотел Хакс.
N_Sat2020.09.29 23:14
Прекрасный текст! Очень понравились эволюция Рена) и развитие отношений.
Izverg2020.09.29 23:26
N_Sat, спасибище за поддержку. 😘
Рен здесь прямо кладезь рассудительности и благоразумия. 😉
цитировать