Комиксы и экранизации 3-15К;количество слов: 8506
автор: SeaLionWoman

Girls Just Wanna Have Fun

саммари: Действия середины третьего сезона, когда Айви спасает Освальда и пытается ему помочь. Ну или как бы помочь.
предупреждения: OOC; gender-swap
Айви крутила головой по сторонам и старалась угадать, кто есть кто из людей в небольшом клубе.

За стойкой бегают бармены, мелькают шоты и лонги. С этими всё понятно…
Вот сидит компания мужчин среднего возраста, что это - встреча выпускников колледжа? А может быть, расслабляются офисные работники пятничным вечером...
В глубине зала прячется вип-кабинка, откуда доносятся взрывы смеха, преимущественно женского. Может быть, девичник? Очень вероятно!

Айви сейчас тоже хотела бы похохотать над разными глупостями, подурачиться на полную... Но как бы не так - её нынешняя компания к такому не располагала. Девушка тоскливо вздохнула и посмотрела на цифры на экране телефона. Уже 15 минут прошло - не случилось ли чего дурного?
Подождала еще немного, но поняла, что нервное напряжение растёт с каждой секундой. Не в силах более томиться в ожидании, она двинулась в сторону дамской комнаты, хоть и не без сожаления, - места у барной стойки были так хороши, а потому их тут же заняли...

Дверь дамской комнаты захлопнулась за её спиной. Айви нажала кнопку вызова и прислушалась; через пару мгновений раздалось жужжание вибросигнала - тихое, но достаточное, чтобы понять, где скрывался абонент.

Она приблизилась к искомой двери и осторожно постучала.

- Эй... Ты как? Всё в порядке?

Вызов моментально сбросили, и за дверью воцарилась тишина.

- Я позову администратора. Я скажу, что у тебя там наркота, - голос Айви звенел от отчаяния; она никогда не сделает ничего из перечисленного выше, но надо же хоть как-то встряхнуть...

- Не выйду никуда, - наконец донеслось из кабинки.
- Интересно знать почему? Всё же было нормально, мы болтали так хорошо, а потом...
- Не выйду. И ты никого не позовешь.

От возмущения девушка едва не выронила сумочку.

- А вот и позову! Слышишь? Я уже пошла! - она нарочито громко затопала каблуками.

Дверь кабинки распахнулась, и закрылась бы снова, не окажись Айви достаточно проворной. Борьба была недолгой, и вот она вывела из кабинки вяло упирающуюся брюнетку. Девушка была немногим старше Айви, выглядела растрепанной и смотрела на свою подругу, как на предателя.

- Что случилось, можешь объяснить?
- Там он.
- Кто - он?
- Ты разве не видела? - удивилась собеседница Айви. - Гордон!
- Не видела, - Айви отрицательно помотала головой. - Может, показалось? В прошлый раз тебе Нигма померещился в кофейне, помнишь?

Брюнетка поморщилась от этого воспоминания, будто от горькой пилюли.

- Нет, его я точно не спутаю ни с кем, - прошептала она, вздрогнув, как от удара, когда в помещение зашла какая-то дама.
- Ой, да и подумаешь! Ну и пускай это твой Гордон! - Айви закатила глаза и беспечно взмахнула рукой. Её подруга зашикала и указала глазами на едва закрывшуюся кабинку. Айви явно не разделяла её повышенную осторожность.
- Пошли обратно, не будем же мы сидеть здесь до закрытия!
- Нет! Мы пойдем домой, потупим в телек, закажем пиццу, - твою любимую, дип-диш, - и у нас ещё целая бутылка виски дома! - отчаянно хватала за руки Айви её подруга.
- Во-первых, виски из нас пьёшь только ты, - Айви мягко взяла свою спутницу за плечи.
- Во-вторых, мы договорились не есть больше пиццу, а только сельдерей и брокколи, помнишь? - она ласково поправила растрепавшиеся волосы подруги.
- В-третьих, мы посидим еще немного - кстати, это тоже твое обещание, и, в конце концов, так нечестно, - Айви осторожно подталкивала упрямицу к выходу из дамской комнаты.
- Это нечестно, - продолжала она уже в зале. - Потому что мы всегда уходим из всяких классных мест, как только ты просишь меня!

Как назло, единственный свободный стол был рядом с той самой мужской компанией. Айви села спиной к выходу, тем самым отрезав пути к отступлению.

- Успокойся, он смотрит в другую сторону, - громко зашептала она, перегнувшись через весь столик к своей подруге.
- Так себе утешение...
- Ну знаешь, Освальд! Ты просил надежную маскировку, я сделала, что могла, - глаза Айви шаловливо блестели, ей было весело.
- Но вообще-то я не просил делать из меня полноценную женщину! Со всеми вытекающими и отсутствующими!
- Ой, зато тебя сейчас никто не узнает!
- Слабо верится...
- Хватит ныть! И вообще - теперь твоя очередь брать выпивку, - невозмутимо продолжила эта рыжеволосая бестия. - Я хочу текилы! И себе возьми что-нибудь, только не виски, от него у тебя настроение портится.

Настроение и так было ни к черту. У стойки - куча желающих сделать заказ, все толкались не на жизнь, а на смерть...

- Четыре текилы, пожалуйста.

За баром - огромное зеркало. Стандартный приём, чтобы зрительно увеличить помещение. А еще лишний раз напомнить, как теперь выглядел Освальд Кобблпот.

Черные короткие волосы превратились в небрежно уложенное каре - спасибо какой-то подружке Айви из салона красоты, которая нарастила натуральные волосы почти до плеч. Смотрелось как будто ничего, но к длинным волосам нужно было привыкнуть - они нестерпимо лезли в глаза и щекотали нос.
Что там дальше?
Веснушки накрепко замаскированы корректором, острый нос не так бросается в глаза - слава контурингу!
Может быть, Айви права, и его не узнать никому?

Выскользнуть из толпы оказалось сложнее, особенно, когда балансируешь на высоченных шпильках, локтем прижимаешь клатч и держишь в каждой руке по паре шотов.

- Извините, я не умею проходить людей насквозь!
- О, прошу прощенья.

Лучше бы Освальд не поднимал глаза - напротив смущенно топтался Джеймс Гордон, стараясь не то дать пройти, не то отдавить ноги.
Последовала та самая неловкая заминка, когда два человека пытаются разойтись и только наталкиваются друг на друга, умножая неловкость с каждой секундой.

- Да можно уже пройти мне хоть как-то?! - вздернул подбородок Освальд и раздраженно тряхнул волосами. И снова пожалел о содеянном - во взгляде Джима мелькнуло... Нет, это не было стопроцентным узнаванием, но Кобблпот прекрасно помнил, как менялось лицо детектива, озаренное очередной догадкой. Освальд заработал локтями еще яростнее, наплевав на манеры и осторожность, вырвался наконец из толпы и опустился за стол к Айви.

- Ты с ума сошел?! Сам говоришь про осторожность - и тут же базаришь с ним, хвостом крутишь!
- Я не виноват, он первый начал! - огрызнулся Кобблпот, но добавил уже тише: - И вообще, не забывай - у меня другое имя...
- Да-да, - тут же посерьезнела Айви, быстро подхватила шот и жестом показала сделать то же самое. - Итак, Агнес, за наш совместный выход в люди!

Освальд не сопротивлялся - ни странному имени, ни дурацким тостам и потому послушно потянулся за стопкой.
Одно неловкое движение – и пара капель текилы оказались на подоле узкого чёрного платья. Впрочем, это было единственным нарядом, на который Освальд согласился, но длина платья вызывала у него недоверие. Айви же считала, что прятать такие «охуительно стройные ноги» - преступление, поэтому приносила домой добычу в виде экстремально коротких юбок и платьев, едва прикрывающих зад.
Освальд возмущался, отвергал то, что предлагала компаньонка, и бродил по дому, закутавшись в безразмерную пижаму и халат.
И шпильки, конечно же, высоченные шпильки! Ни скромные киттен-хиллз, ни устойчивая сплошная платформа, только шпильки... Айви была неумолима, и он сдался, ведь других вариантов просто не было.
Но один рубеж отстоять всё-таки удалось - Освальд был категорически против любых вырезов. Хвастаться нечем - маленькая грудь хотя бы не вызывала неудобств и не привлекала внимание, но и это стало причиной бурного восторга у Айви.

- Знаешь, с третьим размером ты выглядел бы просто смешно!

Как будто одно то, что благими намерениями и трудами Айви, он стал женщиной, уже недостаточно забавно!
Айви не уставала восхищаться новым обличьем Освальда, ей всё казалось идеальным. Ему же напротив всё казалось слишком очевидным и заметным.

- Ну вот опять ты куксишься! – потянула его за руку эта неутомимая.
- Я не кук… Что за слова такие?!
- Началось! Да нормально же всё было, неужели ты так из-за какого-то там… Ой, - девушка прикрыла рот ладошкой. – А вот и он.

Освальд моментально понял, кто стоял у него за спиной. Однако, легче от этого не становилось. Он решил не оборачиваться во что бы ни стало.

- Девушки, извините, – судя по голосу, детектив был смущен. – Не хочу мешать, но вы обронили…

На стол рядом с локтем Освальда опустился клатч, который он, видимо, действительно уронил, когда выбирался из толпы у стойки.

- Спасибо! Как мило с вашей стороны! – эффектно тряхнула волосами Айви, демонстрируя длинную шею.
- Всегда пожалуйста…

Одним махом Освальд залил в себя второй шот текилы и резко развернулся к Джиму, даже задел его носком туфли, но не придал этому особого значения.

- То есть ты типа такой молодец и решил подкатить, да? То есть мы тут сидим и ждем только тебя, да? – текила придала храбрости, но снизила маневренность – Освальд едва не свалился с высокого барного стула, но Гордон успел подхватить его, чем вызвал новую волну негодования.
- Руки! Руки свои убрал!
- Нет, - смущенно пробормотал мужчина.
- В смысле – нет?!
- Нет, я не подкатывал, нет, вы не ждете меня, - Джеймс робко опустил глаза. Ох, черт, эти длинные светлые ресницы...
- И если я уберу руки, как вы просите, то вы упадете на пол, - продолжил он, чуть улыбнувшись.
Освальд захлопал глазами, оценив, наконец, обстановку. Он сидел на стуле, почти облокотившись на плечо Джеймса, как будто они… Ну, в общем, вместе.
Срочно. Надо что-то срочно делать.
Нервно поправив подол платья одной рукой, Освальд отпихнул от себя этого джентльмена и спустился с барного стула на пол. Чуть покачнувшись на шпильках, уничижительно смерил Гордона взглядом и направился к бару.

- Возьму нам еще! – крикнул он Айви, не оборачиваясь. Лучше ретироваться подальше и как можно быстрее.

Джеймс посмотрел в след этой необычной девушке.
Что-то неуловимо знакомое в ней всё-таки было… Он решил списать странный эффект на алкогольную магию и банальное притяжение. Разве это не естественно – нам всегда кажутся знакомыми те, кто нам симпатичен… А, к черту. Он вернулся к столу, за которым сидели его товарищи по академии, и снова нырнул в пучину разговоров и воспоминаний об ушедших годах. Всё же хорошо, что выбрался к ним, хотя долго сомневался, – стоило ли идти. У этих людей семьи, дети, звания, а у него что? Даже девушки нет – что за неудачник, самому противно…
Он уже допивал свой виски, когда на плечо опустилась чья-то рука. Едва не подавившись последними каплями алкоголя, Джеймс обернулся.
Снова она. Еще пьянее, чем до этого. Странно, но это не вызывало у него отвращения. Да мало ли, почему человек пьет. Стресс, проблемы в семье, на работе… Кто он такой, чтобы осуждать эту… Эту красоту. Господь всемогущий, да в её глазах можно тонуть вечно! Так, что она там говорит?

- Ты чо, эй! Ты слушаешь меня вообще? – она обиженно надула губки. Поцеловать бы, но есть шанс получить по морде, и весьма справедливо получить.
Джеймс виновато улыбнулся.

- Извините, не расслышал, тут так шумно…
- Я спрашиваю – чо пьешь? – она крикнула ему в ухо, приблизившись чуть ли не вплотную.
- Виски.
- Ага, понятно.

Эта странная девица развернулась на шпильках и двинулась к бару, пошатываясь, будто тростинка на ветру. Через пару минут она вернулась со стаканом виски, явно дороже того, что брал сам Джеймс. Хлопнула его по плечу опять, чтобы обратить на себя внимание, и сунула ему в руки стакан.

- Извини. И спасибо, что отдал сумку, - она небрежно потрепала его за плечо. Нет, такую девушку он точно не встречал в своей жизни. Никогда.
- Да пожалуйста…
- Спасибо еще раз, Джим.
- Э… Да, что вы, совершенно не за что. И я не помню, чтобы представлялся…
- А? Да… Да тебя ж весь город знает! – отмахнулась она непринужденно.

Вот сейчас бы и спалился Освальд, благо сообразительности ему было не занимать в любом состоянии и теле. Видимо, три текилы – его новая крайняя мера. Кобблпот никак не мог привыкнуть к слишком слабым мышцам, излишней хрупкости и нежности. И еще к тому, что его легко уносило с привычной дозы алкоголя. Быть девушкой – непростая работа, но Освальд не привык отступать перед трудностями!

Айви пристыдила Освальда за то, что он накинулся на беднягу Гордона. Пожалуй, он правда не заслужил такого отношения. Стоило извиниться. Вот Освальд и сделал, что посчитал нужным. Айви отчаянно жестикулировала из-за столика, показывала, что пора сворачиваться, но как тут уйдешь, если Джеймс что-то ему говорил…

- Если уж вы меня знаете, то могу я узнать ваше имя?
- Агнес, - как обычно, он протянул ладонь для рукопожатия, но тут же спохватился, отдернул руку и отбросил упавшие на лоб волосы.
- Какое чудесное имя…
- Хороший подкат, но можно было и получше придумать.

Однако, у этой странной девушки весьма острые зубки, - просто так не скажешь какую-нибудь милую чепуху. Джеймс смотрел на неё, пытаясь угадать, шутит она или серьезна, заинтересована в знакомстве или играет им. Вдруг поспорила со своей подругой, а потом будет хохотать над его неловкостью… Ну, попытка не пытка – что он, собственно, теряет?

- Агнес, я бы хотел пригласить вас на кофе, если вы не против, конечно.
- Хотел бы? Ну хоти, - она снова взмахнула своими черными как смоль волосами, заворожила, очаровала.
- Хочу. И приглашаю, - он это точно сказал? Он, Джеймс Гордон? Что, серьезно? Чего только не бывает…
- Когда? – идеально подкрашенные губы изогнулись в усмешке. Она улыбнулась – хорошо. Значит, ей хотя бы весело. Девушек надо смешить, обязательно. Если она смеется, значит, все в порядке.
- Когда оставите свой номер, а там решим, - да что за вечер такой безумный? Он раньше никогда не говорил девушкам ничего подобного, но сегодня побил все рекорды наглости и смелости.
- Ну… Так и быть, - она покопалась в сумочке и извлекла телефон.

Ладно, наглеть, так по полной, без остатка. Аккуратно перехватил её телефон – попутно коснулся нежной маленькой ладони, сорвал, будто цветок, удивленный возглас с этих чудесных губ, - записал номер и позвонил себе.

- Не доверяешь? – ухмыльнулась Агнес, наблюдая за его действиями.
- Не хочу потерять, - он вернул ей телефон, снова коснувшись чужих теплых пальцев.

У неё так коротко подпилены ногти… Выглядело очень нежно, если бы не темный лак. Но и это показалось Джиму притягательным. Интересно, а такие короткие ногти тоже могут оставить следы на спине?..
Что происходит?
Он только записал её номер, а уже представил, как узкая полоска нижнего белья скользнет по этим острым коленям – никак не отвести от них взгляд! Почему-то представил Агнес сверху, полностью одетой, с запрокинутой в экстазе головой. Длинная тонкая шея, растрепанные темные волосы…

- До встречи, пиши, если не забудешь про кофе, - бросила она на прощанье и пропала в толпе.

- Ну ты даешь... - восхищенно прошептала Айви, когда Освальд вернулся за их столик.
- А что, собственно, такого? - он обвел стеклянным от алкоголя взглядом помещение.
- Да ничего, кроме того, что склеил нашего детектива, как будто высморкался.
- Я еще и не то умею! - Освальд изящно отбросил волосы, чуть не свалившись при этом со стула. - Не будь я сейчас в этом дурацком платье и на шпильках...
- Не будь ты в этом теле, - строго напомнила Айви. - Он бы не был с тобой так любезен.
- Ой, да подумаешь... Когда это наш детектив упускал хоть одну юбку! - Освальду стало невыразимо горько, что Джим действительно заинтересовался им только, когда он выглядел, как сейчас.
- И вообще - когда я вернусь к своему нормальному облику? - отогнать дурные мысли стоило разговорами о делах.
- Ладно, не хотела тебе говорить... - Айви чуть замялась.
- Да говори уже, раз начала!
- Я сделала ну типа... антидот, - вздохнула девушка.
- Что ж ты молчала! - громко возмутился Освальд. - И главное, мне - ни слова! Где он, дома?
- Нет, взяла с собой...
- Давай его скорее сюда, ну же! - он требовательно протянул Айви раскрытую ладонь.

Она покопалась в сумочке и извлекла пробирку. В ней, по видимости, находился вожделенный антидот, избавление от неудачной маскировки.
Освальд так долго ждал! Сначала он мучился от бездействия, терпеливо выносил все процедуры лечения, а затем, заскучал и попросил Айви о помощи. Он думал, что девушка найдет ему какой-нибудь наряд бомжа, чтобы без лишних вопросов побродить по городу и узнать, к чему готовиться, как получше спланировать свои действия... Но вместо шмоток Айви предложила ему какой-то мерзкий на вкус напиток, уверяя, что никто, совершенно никто не узнает его... И вот чем всё закончилось!
Впрочем, плюсы, конечно, были. Например, нога больше не беспокоила, но лучше бы он хромал, чем таскался в неудобном узком платье и на шпильках по сомнительным барам!

- Постой, я не знаю, как он будет работать с алкоголем... Может быть, сначала вернемся домой?.. - Айви уже пожалела, что показала антидот Освальду.
- Как скажешь, - на удивление быстро согласился он. - Но ты вроде хотела посидеть еще...

Девушка посмотрела на веселящийся народ в баре. Идти домой ей ужасно не хотелось, ведь они пришли совсем недавно...

- Слушай, я действительно тебе очень благодарен, - вдруг улыбнулся Освальд, откидывая со лба надоевшую челку. - Давай возьму нам еще по коктейлю? Ты выбираешь.
- Никогда не пробовала “космополитен”... - протянула Айви. - Ой, сейчас моя очередь идти к бару!

Освальд не думал, что усыпить бдительность Айви окажется так легко. Дождавшись, пока она смешалась с толпой около барной стойки, он быстро запустил руку в ее сумочку. Вот оно! Пробирка ловко перекочевала в его клатч и теперь самым сложным было усидеть на месте, не сорваться.

- Я на минутку, - кивнул он Айви, когда она наконец вернулась с двумя бокалами.

Переставлять ноги в этих ужасных туфлях - настоящая пытка. Освальд едва не налетел на какого-то парня, извинился, дважды чуть не споткнулся, но кое-как всё же добрался до уборной. На мгновение засомневался - вдруг мешать с алкоголем это пойло не стоит? - но желание избавиться от нынешнего облика, причинявшего столько неудобств, перевесило здравый смысл. Освальд залпом опустошил пробирку, даже не успел толком почувствовать вкус. Выждав еще пару минут, он вышел из кабинки, посмотрел в зеркало.
Никаких перемен.
Что если Айви пошутила? С нее станется... Юмор у девушки весьма своеобразный - подсунула ему сок или обычную воду, а он повелся.

Айви хмуро цедила свой коктейль.

- Где мы там остановились? - чересчур бодро спросил он, примостившись за столиком.
- Мы остановились на том, что ты невероятный лжец! И вор! - Айви хлопнула ладонью по столу. - Где пробирка, отвечай?!

Упс. Кажется, он всё-таки недооценил свою сообщницу.

- Не знаю, ты убрала ее в сумочку, - пожал он плечами, как ни в чем не бывало, и приложился к бокалу.

Фу, “космополитен” ужасная кислая дрянь, лучше бы снова взяли текилы...

- Ты её украл. И выпил! - заключила Айви. - А теперь еще и врешь мне.
- Ладно, - Освальд поднял руки, словно защищаясь. - Да, я это сделал. И что теперь?
- Да... Да пошел ты! - девушка обиженно нахмурилась.

Освальд подумал, что она заплачет, закатит истерику на глазах у всех, но вместо этого Айви резко вскочила из-за стола и рванула к выходу из бара. Он даже не успел ничего ей сказать...
Ну и пожалуйста!
Пускай обижается, сколько захочет, подумаешь! Освальд и сам может справиться с любыми проблемами. К тому же ключи от дома у него с собой, адрес он помнил, но бежать за Айви прямо сейчас точно нет смысла, лучше поговорить утром на свежую голову. Вот только надо допить коктейль и немного успокоиться самому...

- Одна тут отдыхаешь? - услышал он незнакомый голос совсем рядом.

- Как дела на личном фронте, Гордон? - бывший однокурсник не особо церемонился и не утруждал себя тактичностью.

Джим промычал что-то неопределенное, стараясь отвязаться от назойливого приятеля, но тот не унимался.

- Дай угадаю! Всё никак не найдешь “ту самую”? - подмигнул его собеседник. Ответное молчание Джеймса никак на него не подействовало.
- Да что искать... Вот сколько их ходит - брюнетки, блондинки, рыженькие, - приятель проводил плотоядным взглядом какую-то девушку, которая торопилась к выходу из бара, на бегу вдевая руки в рукава легкого пальто.

- Выбирай любую! Какая тебе нравится?

Прикинув, что отвязаться от этого гуру отношений будет непросто, Джим кивнул в сторону знакомой фигурки, которая, кстати, теперь одиноко сидела за своим столом. Кажется, только что бар покинула её подруга, та самая рыжеволосая. Поссорились они, что ли? Может быть, стоит подойти снова и заговорить с этой удивительной Агнес? Почему же она кажется знакомой, будто уже виделись и даже не раз? Вряд ли у них есть общие знакомые, учитывая скромный круг общения самого Джима, а у нее наверняка много друзей... Друзей ли? Скорее ухажеров и поклонников - с такой-то яркой внешностью! И они явно могут предложить ей вещи поинтересней, чем его убогое приглашение на кофе в неопределенной перспективе.

- Вау, да у тебя отличный вкус, брат! - хохотнул его приятель и потрепал Джима по плечу. - Хороша, чертовка, это да.

Больше, чем просто хороша. И дело вовсе не в его вкусе...
Джим снова посмотрел на её худые плечи, белый воротничок платья. Белее только длинная шейка, которая контрастировала с чуть растрепанными чёрными волосами. Он зачем-то представил как в утреннем свете на ней мило и чертовски сексуально будет смотреться его рубашка, конечно же, немного помятая. Она будет сидеть на стуле у него на кухне, поджав босые ноги, пока он варит им кофе, а потом она подойдет, теплая, немного сонная, обнимет его, и им определенно будет не до кофе...

- Она наверняка скучает, - продолжал свои разглагольствования настырный собеседник. - Сидит там одна, лапочка такая, как думаешь, ждет кого-то?
- Ждёт, - рассеянно кивнул Джим, нехотя отвлекаясь от сладких мыслей об утреннем кофе в очень приятной компании.
- Уж точно не тебя! - фыркнул приятель, радуясь собственной шутке.

Действительно, такая девушка вряд ли ждёт его. Он вспомнил сумку, которую совсем недолго держал в руках, прежде чем вернуть её Агнес. Недешёвая вещица, хоть и выглядит неброско, как и весь её наряд.
Нет, такую девушку Джим себе не может позволить, к сожалению. Она из другого мира, где ему нет места.
Теперь он почти что злился на себя - и зачем взял у неё телефон, разве она станет ждать звонка? Простая вежливость, Агнес не захотела обижать прямым отказом... Она слишком хороша для него.

Грустно поплелся к стойке, решая на ходу, что этот виски будет последним на сегодня, а потом можно пойти домой, чтобы вырубиться и проспать до утра без снов.
Джим украдкой посмотрел в сторону Агнес.
Она уже разговаривала с каким-то парнем, но без особой охоты - на хорошеньком личике читалась откровенная скука. Парень же, напротив, настроен решительно, улыбался, ловил её взгляд. Вот бы ему быть посмелее - глядишь, и выгорело что-то, как знать... Он вздохнул и тяжело оперся о стойку, ожидая, когда освободится кто-нибудь из барменов.

- Опять виски? - услышал Джим знакомый голос. Обернулся - чудеса! - это она, она стоит рядом, почти касается его локтя, смотрит своими бездонными глазами...
- Снова, - он кивнул, неловко улыбнувшись.
- Давай по шоту, а? - Агнес улыбнулась в ответ, чуть склонив голову на плечо. - За знакомство.
- Хорошо, - Джим с трудом отвел взгляд от влажно блестящих губ. И тут же пожалел - не разбирается в шотах совершенно, зачем согласился?..
- На твой вкус, - всё-таки нашелся, чтобы не облажаться перед этой красоткой.

Она посмотрела на меню над баром и брезгливо сморщила остренький носик.

- Сейчас попрошу, нам сделают. В меню одна скука! - она взмахнула рукой, и моментально возник, будто дьявол, бармен.
- “Звёзды и полосы”, два.

Бармен коротко кивнул, и уже через минуту перед ними стояла пара стопок с каким-то сложным слоеным коктейлем.

- Полосы я вижу, а где звёзды? - попытался пошутить Джим.

Агнес сунула ему в руку шот и подмигнула.

- Поменьше болтай, Джеймс, - и залпом опустошила стопку.

Делать нечего, он последовал её примеру. Водка, а это очевидно была она, обожгла рот, затем её мягко потушил сладковатый ликер, плавно теплея в горле.

- А все-таки - где звёзды? - не унимался Джим.

Мир стал чуточку приветливее после шота, цвета, свет смягчились. Ангес плавно опустила руку на его плечо - и когда она оказалась так близко?

- Сейчас будут, - усмехнулась она перед тем, как прикоснулась к его губам, мягко, осторожно, словно до последнего сомневалась.

Он подался ей навстречу, как идиот, не знал куда девать руки, боясь показаться слишком наглым, но Агнес уже обвила руками его шею, притягивая к себе ближе. Очень поспешно - но разве не об этом Джим мечтал? - обнял девушку за талию, пока не исчезло сладкое наваждение - нежный, ненастойчивый поцелуй, прохладные влажные губы, от которых не оторваться ни за что...

- А это были звёзды, - Агнес отстранилась, снова игриво склонив голову на плечо, смотрела на Джима, который медленно моргал, словно только что проснулся.

- Звёзды... - рассеянно повторил он, с трудом фокусируя взгляд на лице Агнес. Его руки всё ещё лежали на её талии, и Джим смутился - даже не поговорили толком, а он уже и руки распустил!

Освальд сходил с ума от своей наглости, но какой смысл останавливаться?
Сейчас он - это вовсе не он, а уверенная красотка Агнес, которая легко может поцеловать парня, едва познакомившись с ним... Разве не за этим люди ходят в бары и клубы? Найти партнера на одну ночь, провести вместе эту самую ночь, а затем разбежаться на утро.
Освальд снова погрустнел - все-таки обидно, что Джим не знает, кто перед ним на самом деле, кого он только что целовал... Что ж, стоит признать, Айви права - Джеймс вел бы себя совершенно иначе. Но черт побери, момент слишком хорош, чтобы просто уйти из бара, не взяв от этого вечера всё! Можно считать всю ситуацию нелепым маскарадом, о котором знает только он, Освальд.

...И будет вспоминать позже, навсегда сохранит в памяти безумный пьяный вечер, блеск печальных синих глаз Джима, вкус его губ, сильные руки на своей талии. Он всё еще обнимает его! То есть её.

- Извини, я на минутку... - Освальд нехотя выскользнул из тёплых объятий Джима. Тот успел только растерянно кивнуть.

Снова дамская комната, снова зеркало.
Освальд сполоснул руки в холодной воде, приложил мокрые ладони к пылающим щекам и посмотрел на своё отражение. На него по-прежнему смотрела Агнес. Никаких изменений... Впрочем, оно и к лучшему. Сейчас долгожданная метаморфоза была бы очень некстати!
Он замер перед зеркалом в нерешительности, провел влажными холодными пальцами по губам.
Только что он поцеловал Джеймса Гордона.
И он ответил на поцелуй.
Невероятно.

Наверное, пора уезжать домой, но так не хочется оставлять Джима, когда он очевидно заинтересован в продолжении. А точно ли заинтересован?.. И что делать, если они окажутся за пределами бара, например, дома у него? Черт, черт, черт... Так много вопросов! Ладно, в конце концов, шоу должно продолжаться, а дальше - как пойдет.

В помещение ввалились две подвыпившие девушки. Смеясь и подталкивая друг друга, они вертелись перед зеркалом, поправляли макияж и громко болтали.

- Чего залипла, подруга? - дружелюбно подмигнула Освальду одна из них. - Вечер не удался?
- Да как раз наоборот, - он пожал плечами и, чтобы не вызвать лишних подозрений, принялся деловито ковыряться в сумочке, исподтишка поглядывая на девушек.

Что они там делали сейчас? Ага, подкрашивали губы. Освальд сделал вид, что занят тем же. Черт, наносить помаду после изрядной дозы алкоголя - непростая задача. Дома его чуть ли не силой накрасила Айви, а она умела обращаться с косметикой намного лучше... Кое-как подкрасив губы, Освальд снова уставился на себя в зеркало. В принципе, вышло не так уж плохо, можно возвращаться обратно.

Очень непросто делать вид, что всё в порядке, когда сначала тебя целуют, а потом ретируются. Джим смотрел на толпу вокруг, выискивая взглядом одну-единственную девушку... Невероятная, удивительная, играючи очаровала его, и он отозвался, - а кто бы на его месте устоял?!

“Это только на один вечер, это всё игры, не обольщайся...”

Неужели ему достаточно одного поцелуя, чтобы растаять, забыть обо всём? Агнес, несомненно, способна соблазнить любого мужчину в этом баре, а она почему-то выбрала его, скучного и заурядного... Но её нежные руки, зелёные, будто омуты, глаза, мягкие губы творили с Джимом необъяснимую магию, противостоять которой было невозможно.
Кого он обманывает? Да, тысячу раз да, Джим хотел уехать с ней вместе домой! И провести ночь! И может быть, не одну... Лишь бы забыться, забыть о другом человеке - в этом тоже надо признаться.

Джеймс точно знал, что дома он уснет не скоро. Будет крутить в голове один и тот же вопрос - куда подевался Освальд, мать его, Кобблпот?
Прошла почти неделя, с тех пор как чертов мэр Готэма пропал со всех радаров; и очевидно, что не последнюю роль в этом внезапном исчезновении играл Нигма. Джеймсу стоило нечеловеческих усилий сдержатся и не приложить хорошенько Нигму, чтобы тот заговорил иначе, тем более руки чесались уже давно! На допросах Эд врал, изворачивался, как последняя мразь; якобы Освальд взял машину и уехал из города один, без шофера, сославшись на какие-то срочные дела. Однако, весь автопарк Освальда был на месте, а в прокаты он не обращался - Джим потрудился собрать информацию, но без результата.
Версию, что Освальд мёртв, он отказывался принимать. Нет, и точка. Джим найдёт, обязательно найдёт его, знать бы только где, ведь ни единой зацепки, кроме показаний Нигмы и других секретарей из городской мэрии. Но в ответ - только тишина. Будь это похитители, то потребовали бы выкуп уже давно. А время, время уходило... И Джим проклинал себя и своё бездействие, хотя, казалось, сделал немало для поисков. Даже на улицах, даже в этом баре продолжал всматриваться в толпу. К сожалению, ни одна девушка не способна отвлечь Джима от мыслей о короле Готэма.

Мечтательно уставившись на разношерстную публику в баре, Джим на одно короткое мгновение вообразил - а что, если он правда будет первым, кто отыщет Освальда... Может быть, Освальд даже обрадуется, увидев его, потянется к нему. А Джим привлечет его к себе, обнимет, как никогда не делал, но всегда хотел - зарыться носом в темные волосы, почувствовать незнакомое теплое тело, недостижимое, необходимое...
Быть ближе, быть рядом постоянно - разве не этого Джим хочет? Но в последние их встречи Освальд был подчеркнуто холоден, сосредоточен на делах и ни на чем кроме. А Джим... А что Джим? Как и обычно, держался в стороне, не выказывая особого расположения, балансируя на грани. Он вечно на грани, если дело касается Освальда! И теперь, когда потерял его, не знает ни где он, ни что с ним, Джеймс окончательно потерян сам.

- Я так скучаю по тебе... - Джим устало закрыл глаза.
- Всего пара минут - и ты уже скучаешь? - услышал он знакомый шепот совсем близко.

Черт, он что - сказал это вслух?! Вот тупица, жалкий тупица и алкоголик! Скоро начнет разговаривать вслух сам с собой!

Агнес снова рядом; стояла, чуть покачиваясь на высоких каблуках. Освежила макияж - щеки заметно порозовели, помада на губах пламенела ещё ярче прежнего. И Джим сгорал следом, сгорал от одного только взгляда на её нежный ротик. А ведь меньше минуты думал о другом, о других губах! Что он за человек...

- Ну, есть немного... - скрывая неловкость, Джим взял её за руку и притянул поближе. Девушка качнулась сильнее и практически свалилась в его объятья.

- Упс, мне на сегодня хватит, - Агнес положила ладони ему на плечи, отстранилась было, но тут же опять прильнула к нему. - С тобой так хорошо...

Ничего не оставалось, как осторожно приобнять её за плечи.
Джим вдохнул - очень знакомый аромат, неуловимо тонкий, хотя и достаточно тяжелый, мускусный для дамского парфюма. Агнес, этому нежному цветку, подошло бы нечто намного свежее и слаще.
Всё, даже чужие духи напоминали об Освальде, будь он проклят! Проклят и оттого - обожаем безгранично...

- Может, выйдем на свежий воздух? - Джим наклонился к девушке, пытаясь заглянуть ей в глаза. - Будет полегче.

- Давай, - кивнула она и потянулась к Джиму за поцелуем, но вместо этого неловко чмокнула в щеку. Очень хотелось снова целоваться с ней, но не когда девушка едва держалась на ногах.

Подхватил своё пальто, набросил Агнес на плечи - снаружи довольно прохладно, а искать её одежду было элементарно некогда; явно, что нужно выйти из душного помещения и как можно скорее.
Опыт взаимодействия с перебравшими друзьями не подвел - на улице Агнес оживилась, плотнее кутаясь в его пальто, хотя ноги по-прежнему слушались её плохо. Конечно, ничего хорошего в этом нет, но Джим наблюдал за пошатывающейся девушкой с умилением - вертикальное положение в пространстве ей давалось с трудом, она была похожа на новорожденного олененка, который путается в собственных длинных ногах.

- Агнес, ты в порядке? - обратился он к девушке как можно мягче.
- Так точно, детектив, - эта дурочка попыталась встать по стойке смирно, а вот приложить руку к виску уже оказалось слишком сложной задачей.

Опьянение расслабляет и притупляет внимание и восприятие действительности, однако сейчас Джим чувствовал ответственность; Агнес перебрала - да с кем не бывает! - она доверчиво тянулась к нему, была такой беззащитной... Нет, оставлять её одну нельзя ни в коем случае, он не простит себе, если с ней что-то приключится! Уже однажды его невнимание стоило ему слишком дорого, потому что Освальд... Освальд. Снова он думал о нем, это проклятье, не иначе! Нужно сосредоточиться, немедленно сосредоточиться; пострадать и пожалеть себя Джим сможет в любое другое время, когда останется наедине со своими мыслями и переживаниями.

- Может быть, домой?

Агнес подняла на него помутневшие от алкоголя глаза.

- Только если к тебе, - она хитро улыбнулась; её голос звучал низко и соблазнительно. Вот только возбуждаться сейчас не хватало!

- Так, подожди, а где твоя сумка... Ага, вот она, хорошо... Но твое пальто или в чем ты приехала? - Джим, как мог, старался отвлечься и отвлечь Агнес, которая снова тянулась к нему.
- Сейчас найду, - отмахнулась она. - Но сначала - поцелуй!

И выжидающе замерла, подставив Джиму порозовевшее от ночной прохлады лицо.

- Как скажешь, - Джеймс сдался, лишь бы она не выкинула какую-нибудь глупость, и легонько чмокнул девушку в симпатичный острый носик.

- Всё, - спокойно произнес он в ответ на её возглас, полный обиды и обманутых надежд. - Поцелуй был? Был. Ты же не уточнила, какой.

- Вечно с тобой так... - Агнес тяжело вздохнула, неопределенно махнув рукой, отчего пальто свалилось с её плеч. Девушка решительно, хоть и не совсем твердо, вернулась в бар на поиски своей одежды.
Джим приготовился ждать, но она возникла в дверях неожиданно скоро.

- Вот, смотри, - Агнес продемонстрировала тонкое кашемировое пальто, которое тут же чуть не уронила на землю. Джим успел в последний момент подхватить пальто и помог девушке одеться.
- Молодец, ты просто умница, теперь можно и домой, - подбодрил её Джеймс и начал искать взглядом свободное такси, когда почувствовал, что его упрямо потянули за руку.
- Э, нет... - горячий шепот обжигал его щеку. Её губы оказались опасно близко, Джим уставился на ярко красный рот и замер, будто кролик при виде удава.
- Хорошие мальчики... - протянула Агнес, но на секунду осеклась. - ...И хорошие девочки, особенно девочки, заслуживают французский поцелуй.

Через пару секунд они уже целовались, пока мимо них проходили люди, мчались машины, пустые такси проезжали одно за другим... Сейчас ни одна сила не могла оторвать Освальда от Джима. Упрямство самого Освальда, помноженное на алкоголь, мягкая забота Джеймса, его ненавязчивость, нерешительность, очевидное притяжение между ними - все смешалось в очень страстном поцелуе. Не особенно сдерживаясь, Освальд постанывал, чувствуя, как под его напором раскрывались теплые ласковые губы, горячий язык скользил в его рот...
Если и существовал в мире наркотик, которым Освальду хотелось бы ставиться бесконечно, догоняясь каждую минуту, то этим наркотиком был Джим Гордон. Пожизненная зависимость с первой дозы, с первого вздоха и взгляда.

Обидно, что не все приятные вещи длятся вечно, но поцелуй пришлось прервать хотя бы для того, чтобы перевести сбитое дыхание. Освальд бессильно повис, обвив руками шею Джима, а тот осторожно поддерживал его, поглаживая по спине, успокаивая, но всё равно, будто не хотел отпускать от себя.
Не надо быть гением - понятно, что Джим целовал сейчас не его, а Агнес, именно её он видел перед собой. Вся ситуация больше не казалась шалостью — это просто отвратительная ложь, которую, как Освальд признавал сам, Джеймс ни за что не простит ему. И будет абсолютно прав.

- Тебе нехорошо? Может, вернемся в бар и попросим стакан воды? - от внимания Джима, его обеспокоенного взгляда было только хуже.

Освальд отрицательно покачал головой и отвернулся, отстраняясь, почти отталкивая. Джим озадаченно смотрел на него, старался заглянуть в глаза, видимо, хотел понять, что спровоцировало такую резкую перемену.

“Мне пиздец как плохо, Джим...”

А будет еще хуже, если он сейчас поедет домой к Айви. Он не уснет этой ночью, и в другие ночи - тоже. Изведет себя, истерзает - ему ли не знать! Уже сейчас сердце разрывалось от тоски и невозможности признаться во всём тому, кто был виноват в его душевных метаниях, кто был так близко!

Освальд нерешительно топтался на месте, чувствуя, как отвратительно замерзали колени в тонких чулках и немели стопы от непривычной обуви. Что же делать?

Он посмотрел на свое чуть искаженное отражение в витрине клуба; как прежде - никаких перемен. Он всё ещё оставался Агнес, тоненькой брюнеткой с растрепанным каре и яркими губами, которая, как два пальца об асфальт, склеила симпатичного мужика. Мимо проходили девушки намного красивей, поглядывали с интересом на Джима, а тот смотрел только на него. То есть на неё. И как смотрел! Конечно, он смущен, но его взгляд обещал очень и очень многое...
Так почему они до сих пор не едут к нему домой?!

- Я буду рад побыть с тобой еще, правда, - Джеймс мягко взял его за руку, сплетая их пальцы. - Но если ты не хочешь, то...
- Хочу! - Освальд упрямо вздернул подбородок и тряхнул волосами. - Поехали уже, я скоро примерзну к месту! Что будешь делать тогда?
- Э... Наверное, буду отдирать... Ну, то есть... - Джим замялся, запоздало осознавая, что ответ прозвучал слишком двусмысленно, поспешно отвернулся и поднял руку, чтобы поймать машину.

Освальд ждал, насмешливо поглядывая на него, чуть приподняв бровь. Да он совсем не против, чтобы Джим отодрал его прямо тут, не сходя с места. Велика вероятность, что их за такие дела заберут в полицию, но жалеть обо всяких глупостях можно потом, а сейчас напротив них уже затормозило свободное такси.

- Как же холодно... - капризно скривил губы Освальд, кутаясь в пальто на заднем сиденье машины. - Ты ужасный человек, Джим, хотел меня заморозить до смерти.
- Даже в мыслях не было, - он придвинулся ближе, неловко приобнимая продрогшего Освальда. - Сейчас буду исправляться, пока не поздно.

Джим взял его за ледяную ладонь и не смог придумать ничего лучше, кроме как прижать к своей щеке, а затем нежно поцеловать дрожащую руку, каждый палец. Освальд одновременно замерзал и таял от чужих прикосновений, тянулся ближе, сталкиваясь коленями. Их губы снова оказались рядом, но Джим дразнил его, касался теплой ладонью его холодной щеки, осыпал легкими поцелуями лицо. Это становилось невыносимой пыткой, Освальд терял терпение - почему он медлит? Он передумал? Что за игры?

Ровно в тот момент, когда Освальд собрался схватить этого соблазнителя за галстук и поцеловать как следует, такси резко затормозило на светофоре, и парочку на заднем сиденье ощутимо качнуло вперед.

- Ай, черт! - придушенно вскрикнул Джеймс от боли. Острый локоть Освальда впился ему между ног, отчего слезы едва не брызнули из глаз бравого детектива.
- Прости-прости, я не специально... - Освальд заметался, не зная, что лучше - отодвинуться или продолжить обнимать пострадавшего по его вине Джима. - Мне очень жаль! Тебе так больно!
- Всё... Всё в порядке, - слабо улыбнулся Джим, переводя дыхание. - Д-да, ты не представляешь насколько больно...

Освальд прикусил губу, лишь бы не ляпнуть что-то вроде “Уж поверь - представляю!”. Пожалуй, это слишком, а выдавать себя не входило в его планы. Ему было очень неловко, но зато он успел коснуться Джима не только локтем, но и дотронулся ладонью. Прекрасное открытие, которое омрачила внезапная остановка такси, - у Джима стоял. Ну, по крайней мере, так было минуту назад...

- Я понял - это такая месть, - Джеймс вздохнул спокойнее и выпрямился, чувствуя, что боль постепенно отступала.
- Месть? - удивилась Агнес, хлопая длинными ресницами.
- Ну как же - я тебя заморозил, пока мы ждали такси.
- Мне уже не так холодно, - промурлыкала она, привлекая его к себе за ворот пальто. - Может быть, совсем чуть-чуть...

Боль и неловкость улетучились мгновенно, когда их губы наконец соприкоснулись. Агнес трепетала в его руках, извиваясь всем телом, лишь бы оказаться к нему ближе. Её прохладная ладошка скользнула по его руке - девушка сжала запястье, потянула, указывая, где именно ей хотелось чувствовать прикосновения. Она настойчиво прижала его ладонь к бедру, надавила крепче и ощутимо прикусила Джима за нижнюю губу.

Откровенность жестов Агнес, её уверенность подстегивали Джеймса, и не известно, чем бы всё кончилось, если бы такси не затормозило снова - на этот раз перед его домом. Поспешно расплатившись, он выскользнул из машины следом за ней - она нетерпеливо тянула его за руку, тесно прижималась, хныкала и жаловалась на жуткий холод.
Впрочем, в лифте Агнес успокоилась, и Джим выдохнул с облегчением - ему совершенно не хотелось форсировать события, даже несмотря на то, что Агнес...

Ах, милая Агнес, если бы ты знала, о ком Джим мечтал, кого представлял на твоем месте - и тогда звонкой пощечины ему не избежать. Ты была бы права, чертовски права, оставив такого недостойного и слабого идиота в одиночестве, которого он, несомненно, заслуживал!

Пока Джим, страдальчески воздев очи горе, отсчитывал этажи и проклинал слишком быстрый лифт, девушка оправила подол платья, критически посмотрела на свои длинные ноги.

- Вот черт... - рассеянно произнесла она.
- Что случилось? - Джим повернулся к ней, мысленно готовясь к очередной порции неприятностей. Лучше бы уговорил её отправиться по домам порознь...
- Чулок! Вот тут, видишь? - Агнес повернулась к нему боком и показывала на разъехавшуюся тонкую ткань.

“Господи, ты еще и в чулках...” - Джим понимал, что у него нет ни единого шанса против этой соблазнительной красотки. Чулки! Интересно, обычные или с поясом?.. Он уставился на нежную фарфоровую кожу на бедре, нервно сглотнул и... Двери лифта со скрипом раскрылись на нужном этаже, открыв темную лестницу и пару дверей.

- Так темно... - Агнес прильнула к нему, вцепившись в плечо.
- Наверное, опять лампочки перегорели, - Джим уже возился с замком. Как выяснилось, света не было не только на лестнице, но и у него дома.

Чертыхаясь, он собрался проверить распределительный щит в квартире, но Агнес не захотела отпускать его от себя. Джим почувствовал прохладные ладони на своей шее, скользящее движение к затылку - и она впилась в его губы, будто ничего важнее сейчас не существовало. Он поддался, выронил ключи куда-то на пол, прижал тонкое манящее тело к захлопнувшейся двери, старался целовать её нежнее, спокойнее - куда торопиться, если он и так обречен, хотя ему не хотелось обижать девушку отказом. В темноте было намного легче представлять совсем другое тело, другие руки, которые порхали от его затылка к плечам, ласкали, гладили, требовали спешить...

Джим хотел мягко отстраниться, объяснить, что можно продолжить на диване или в кровати, ведь это гораздо удобнее, а там, как знать, она согреется, разомлеет и заснет... Все его планы пошли насмарку, когда он почувствовал стройную ножку, скользнувшую вдоль его бедра - теперь Агнес крепко держала его и держалась за него, грозя совместным падением на пол, если Джим слишком резко отодвинется.
Повинуясь какому-то совершенно дикому инстинкту, коснулся острого колена, провел рукой выше... Ниже... Черт знает, куда... Оторвавшись от ее губ, Джим целовал горячие щечки, нежную, будто натянутая струна, шею - именно здесь очень ярко ощущался знакомый запах тяжелого мускусного парфюма, и хотелось чувствовать этот аромат как можно дольше.

Это наваждение.
Это всё алкоголь.

А ещё - его горячечные, горячие мечты об Освальде, который находился в его воображении невероятно близко, и стоило лишь на секунду закрыть глаза - а в этой кромешной темноте даже не надо прилагать усилий! - Джим представлял, как в руках послушно выгибается податливое тело его возлюбленного... Он сгорал без остатка от возбуждения и стыда, от знакомых запахов и чужих страстных касаний.

Держаться на одной ноге, еще и сохранять баланс в этих чертовых туфлях долго не получилось - Освальд наконец освободил Джима из мертвого захвата и отстранился сам, покачнувшись всем телом, едва не свалился на пол. Тут же его подхватили сильные руки, возвращая в вертикальное положение.

- Ты как? - Джим снова заботливо всматривался в его лицо. - Если что - ванная там... Не знаю, что со светом, но сейчас посмотрю...
- Нет! - Освальд боялся, что антидот - если это действительно был он! - уже начал работать, и Джеймс, мягко говоря, будет разочарован тем, кого увидит перед собой.
- Давай без света, это даже... романтично... - фыркнул он, чтобы скрыть неловкость. Наверняка, девушки Джима ведут себя раскованней, не стесняются освещения, да и вообще это приятно - видеть своего партнера во всех деталях.
- Для пущей романтичности могу поискать свечи! - выпалил Джим и, не дожидаясь ответа, скрылся где-то в глубине квартиры.

Освальд остался один в темноте, прислонившись к входной двери.
Каков мерзавец! Только что обцеловывал его, и сбежал! Интересно, Гордон морозится так со всеми девушками? Почему он стесняется? Было бы чего и кому!

Он усмехнулся и попытался сделать шаг, но сразу пожалел об этом - ноги, видимо, отекли от алкоголя и неудобной обуви. Нужно срочно поискать диван или кресло, но внезапная боль в области живота скрутила Освальда на полдороги в комнату.
Черт, неужели водка или текила оказались палеными?! Вроде нет, он бы почувствовал неладное на утро, а не сейчас... Может быть, стоило послушаться Джима и пойти в ванную...
Комната и мебель лихо отплясывали сальсу перед глазами, только Освальд совсем не разделял веселья. Он обессиленно прислонился к стене и тихонько застонал, согнувшись пополам. И без того узкое платье мешало дышать, воротничок впивался в шею удавкой - Освальд пытался нашарить молнию на спине, но очередной спазм застал его врасплох, и бедняга застонал в голос.

- Джим... - слабо прошептал он, чувствуя, как перед глазами кружат красно-черные пятна. - Помоги...

От бесполезных поисков свечей и зажигалки на кухне Джима отвлекли громкие стоны, которые доносились из комнаты. Он бросился к девушке - неужели отравление? Ни на секунду нельзя оставить... И вообще вся эта история с самого начала ему не нравилась! Его глаза уже привыкли к темноте, поэтому он сразу заметил скрючившееся тело на входе в комнату - она всё еще стояла на ногах, но видимо теряла сознание.

А потом зажегся свет. Наверное, на подстанции что-то случилось, а лифт работал, потому что генератор в доме, ну и вообще... Замыкание.

Джим думал, что это в голове у него что-то замкнуло, и он окончательно сошел с ума.
Потому что он ничем другим не мог объяснить, что лицо Агнес изменилось, и теперь очевидно она была похожа... Нет, это ему кажется, мерещится всякое. Конечно, острый носик, бледная кожа и темные волосы тоже бывают у многих девушек. Это не такие уж редкие черты, но сейчас перед ним было очень знакомое лицо, которое Джим легко узнал бы из тысяч, миллионов других лиц...

Джим бережно поддерживал голову девушки, чтобы, не дай бог, не захлебнулась рвотой и не подавилась своим же языком. Всё еще без сознания.
А он - без ума.
Потому что ничего другим он не мог объяснить, что склонился и...

- Освальд... - негромко позвал он.

Огромные зелёные глаза распахнулись, вдох и...

- Помоги мне, Джим... - придушенный плаксивый голос. Знакомый, черт его дери, голос!
- Что... - пробормотал всё ещё озадаченный Джеймс.
- Платье это блядское! Я сейчас задохнусь! - заорал Освальд ему прямо в лицо. Теперь сомнений не оставалось...

Наверняка со стороны они выглядели донельзя комично - Джим, который трясущимися непослушными руками пытался расстегнуть платье; Освальд, который извивался, старался достать застежку-молнию, но больше мешал, чем помогал. В итоге он с силой рванул ненавистный воротничок, который сочно треснул по швам, - все же девушкой Освальд был посубтильнее и потоньше. Кое-как стянув платье до пояса, он, ухватившись за дверной косяк, встал на ноги, но снова завопил от боли - туфли! С наслаждением стряхнул со ступней эти омерзительные колодки - как их вообще носят? - и замер, тяжело дыша, уставился на Джима из-под упавших на лицо волос.

- Ты, - пораженно пробормотал Джеймс. Он по-прежнему держал Освальда за плечо, хотя тот не мог упасть.
- Да я это, я, - Освальд горько усмехнулся.

Какая, мать её, ирония! Всё случилось не раньше и не позже, четко по расписанию - он стоял, полуголый, в ошметках неудобной одежды, немного пьяный, растерянный, злой... Когда там уже ему прилетит в лицо крепкий кулак закона?

- Сукин ты сын... Я знал, знал... - выдохнул Джим подался вперед, обнимая его, к вящему удивлению Освальда.
- Отпусти! Перестань! Что ты лезешь! - Освальд вертелся, стремясь выбраться из его рук.
- Не отпущу, больше - нет, - Джим слабо улыбнулся в ответ на яростные протесты. Мягко схватил за острый подбородок и поцеловал - наконец-то! - Освальда в губы. И целовал, продолжал целовать, пока Освальд не успокоился, не перестал отбиваться, как ненормальный. Замер, едва дыша, понял, что отвечает на поцелуй, что всё в нём откликалось сейчас на трепетные, ласковые прикосновения. Растаял, снова расслабился, отдаваясь, отзываясь нежности, которую он так не хотел делить ни с кем, безумно ревнуя Джима к Агнес весь вечер.

Останавливаться теперь - чистое преступление. Джим опустился к его шее, ни на секунду не выпуская из объятий, словно боялся, что наваждение растает, снова оставит в памяти лишь притягательный образ, снова Освальд исчезнет, доказывая его сумасшествие. Он потерял голову совершенно, когда вдохнул стопроцентно знакомый парфюм, который смешивался с ароматом кожи, единственным в своем роде, уникальным... Нельзя отрываться, нельзя останавливаться, когда они так близко, так близки, и Джим ни за что не пожалеет о происходящем!

- Обними меня, - робко попросил он, взглянув на Освальда, который уже поплыл от его ласк и плохо соображал, что происходит. Тот послушно обхватил Джима за шею, охнул, когда почувствовал, что его подхватили на руки, и сам обвил ногами крепкое тело.

- Надеюсь, ты не против? - улыбнулся Джим, бережно опуская Освальда на кровать.
- Нет! Да! Ни в коем случае! - Освальд уже поспешно избавлялся от остатков одежды. Зашипел раздраженно, когда миниатюрные кружевные трусики впились в пах при попытке их снять. А еще этот чертов пояс, который доставлял одни неудобства!
- Может оставишь? Мне нравится, - Джим ухмылялся, разглядывая вертевшегося и чертыхавшегося Освальда.
- Сам носи, если так нравится! - огрызнулся тот, постоянно отбрасывая надоевшие волосы, которые то и дело лезли в глаза. - Лучше бы помог!

Джим опустился на кровать рядом и ловко стянул один за другим чулки, не упуская возможности нежно погладить бедра и ноги, а затем с силой притянул Освальда ближе, подминая его под себя.

- Это правда? Мне ведь это не снится? - шептал Джим прямо в губы, почти не отрываясь, целовал Освальда с каждым разом всё глубже и дольше.
- Тогда мы смотрим один и тот же сон, - Освальд улыбался в ответ, пытался справиться с рубашкой Джима, но только путался и отвлекался на поцелуи.
- Зачем ты так спешишь? - Джим отстранился от него, сам расстегнул рубашку, отбросил её в сторону, но тут же замер. - Или это... Только по ночам? Потом ты снова... ну...
- Надеюсь, что нет, - Освальд нетерпеливо ерзал на сбившихся комом простынях и постоянно отбрасывал с лица непослушные волосы. - Если да, то у Айви серьезные проблемы!
- Так это с тобой она сотворила?

Освальд кивнул.

- Думаю, она сама не ожидала подобного... результата, - вздохнул он, разглядывая себя, - ну, сейчас как будто всё в порядке...
- Надо проверить, - Джим лёг с ним рядом, приобнял и чмокнул в плечо.
- Что проверить? - захлопал слипшимися от туши ресницами Освальд.
- Ну мало ли... Вдруг что-то не так... - поцелуй в шею, затем еще один - уже ниже.

Ему казалось, что руки Джима сейчас были везде - ласково проходили по плечам и груди, оглаживали бедра и живот. Освальд послушно выгибался, старался быть ближе, подставлялся под руки и губы, чуть не плавился, когда чувствовал горячее дыхание на коже, страдал даже от секундного промедления. Он непозволительно долго ждал, чтобы медлить теперь; от возбуждения всё плыло перед глазами, мозг выхватывал обрывки образов - их сплетающиеся потные ладони, растрепанные волосы Джима, пальцы, обхватившие мускулистое предплечье, след от засоса на шее у Джима. Чуть не задохнулся, едва ладонь Джима опустилась к его члену, будто невзначай, вскользь коснувшись его.

- Всё в порядке, видишь, я же знаю, что говорю! - небрежно фыркнул Освальд, а после - запрокинул голову и застонал. Теперь ему было точно не до разговоров, когда его член оказался во рту у Джима.
- Ты чем-то не доволен? - Джеймс поднял голову, оторвавшись от своего занятия.

В ответ он услышал нечленораздельные стоны; Освальд приподнялся на локтях и удивленно смотрел на него.

- Ну ты стонешь так... Вдруг неприятно... - Джим хитро улыбался, сжимая в ладони член Освальда.
- Если не продолжишь сейчас же!.. - судя по срывающемуся голосу, кое-кто терял остатки терпения. В глубине души Джим обожал, когда Освальд выходил из себя, - это заводило его ещё больше.
- Что ты сделаешь? - он продолжал улыбаться и водить рукой по твердеющему члену. Ему не терпелось продолжить, но желание отыграться за свои страдания в баре и по дороге домой было сильнее.

Освальд крепко взял его за волосы, на секунду взглянул на улыбающийся рот, влажные губы, поблескивающие в полумраке, и потянул Джима к своему члену. Стоял так, что уже становилось больно, а неприятных ощущений ему на сегодня хватило. Довольно! Какого черта... И вообще - сейчас он ему покажет, как болтать в такой момент!
Джим понял намек и не пожалел ни секунды - распаленный его выходкой Освальд, казалось, не чувствовал меры; стонал в голос, с силой прижимал его затылок к промежности, вскрикивал, двигал бедрами в такт, трахал его рот именно так, как Джим хотел, как представлял себе не раз...

Утро застало их в постели; Джим спал, положив голову на живот Освальда. Освальд сопел, удобно раскинувшись на всю кровать - в руке он держал клок своих нарощенных волос. Другая часть волос оставалась на месте, веером разметавшись по подушке. Эффектные стрелки были безвозвратно размазаны по лицу едва не до ушей, якобы стойкая помада украшала и губы, и подбородок Освальда, а ещё - лицо Джима, и осталась на других частях его тела.

Мобильный телефон надрывался уже неизвестное сколько где-то в забытой на полу сумочке. Освальд с усилием разлепил покрасневшие от косметики глаза, заворочался, попытался встать, но не тут-то было - выбраться из-под Джима оказалось непросто. Пришлось совсем неласково растолкать сладко спавшего Джеймса и ждать, пока тот сообразит, что происходит. Да, добраться до назойливо пищащего телефона удалось не сразу.

- Айви, да что... - хрипло пробормотал он в трубку. Громкие звуки причиняли невероятные страдания похмельной голове Освальда.
- Где тебя носит?! Что произошло? Куда ты пропал? - надрывалась Айви.
- Я... А, ну... Ничего такого... - язык едва ворочался в высохшем рту.

К нему подошел Джим, который зевал и сонно тер кулаком глаза.
Только сейчас, уже наполовину проснувшись от воплей рассерженной Айви, Освальд разглядел, что тело детектива украшали ярко расцветающие засосы и даже парочка укусов, на шее болтался единственный уцелевший чулок, намотанный на манер скользящей петли. Казалось, Джеймса это ни капли не смущало. Он обнял Освальда, поцеловал в нос и легонько шлепнул по голой заднице. А затем настойчиво потянул за руку обратно в спальню.

- Ты выхлестал антидот! И остался в баре! Что происходит?! - Освальд брезгливо поморщился и отодвинул трубку от себя. Немного подумал, завершил вызов и выключил телефон. Насовсем.
Очевидно, что происходило и будет происходить нечто прекрасное.
цитировать