Переводы 3-15К;количество слов: 4555
автор: Urtica
бета: Леориэль Мировега

Правила созданы, чтобы их нарушать

саммари: Дэнни охотится на монстров и демонов, и Стив на диво хорошо к этому относится.
автор оригинала: torncorpse
название оригинала: Rules to be Broken
примечания: Немного городского фэнтези в мире 5-0.
Правило ≠1. Никому не рассказывай правду

Дэнни практически всегда жил по правилам. Правда, вспоминался тот случай в Нью-Джерси, когда ему только исполнилось восемнадцать, — тогда надо было срочно придумать какое-то правдоподобное объяснение залитым кровью шмоткам, но так, чтобы не сочли за чокнутого маньяка. В итоге почти сработало: приняли не за чокнутого маньяка, а за обычного. Он научился не обращать внимания на мнение окружающих — просто делал дело и шел своей дорогой. Взросление помогло принять эту нехитрую истину, и к двадцати трем Дэнни выработал полное равнодушие к косым взглядам. Соблюдать правило номер один стало куда проще.

Решив, что работа в правоохранительных органах позволит избежать многих неудобных вопросов, Дэнни отучился в полицейской академии и, поступив на службу в участок, с удивлением понял: это все не только ради прикрытия, ему в самом деле интересна эта работа. Дэнни любил разгадывать загадки, легко ладил с людьми, прекрасно видел в темноте — что уж говорить о физической силе и чутье. Из него получился прекрасный коп: настоящая находка для полиции. Начальство вскоре настоятельно рекомендовало Дэнни сдать экзамен на детектива, но тот предпочел не торопиться. В конце концов, у него имелась еще одна работенка.

Впрочем, Дэнни с трудом представлял, как объяснить кому-то, что в свободное от защиты правопорядка время охотится на демонов, монстров и прочих сверхъестественных существ. Отец всегда настаивал, что стоит обычным людям узнать об этом — и они сразу окажутся в опасности. Но сам Дэнни больше боялся, как бы его за такие откровения не упекли в психушку.

Коп и «охотник» — как называл их ремесло отец — две стороны одной монеты. И тот, и другой защищает людей, — но полицейский оберегает окружающих не от неведомых тварей из бездны, а от таких же людей, как они сами. Сверхъестественная активность в Нью-Джерси была не из высоких, но Нью-Йорк и Филадельфия подкидывали дел. Если уж Дэнни мог срываться туда в любое время и не вызвать ничьего любопытства, то он мог смириться и с тем, что среди людей есть твари опаснее демонов.

Гавайи — совсем другое дело. Может, последовать туда за своей бывшей ради того, чтобы чаще видеться с дочерью, оказалось не лучшей идеей, но когда Рейчел прознала про «другую работу», проще всего было заявить, что Грейс будет куда безопаснее с Дэнни где-то поблизости. Это успокоило его бывшую жену. Ну, почти. Зато отец не особо обрадовался, но Дэнни знал как минимум пятерых охотников в Нью-Джерси, которые могли подхватить его дела, — а на Гавайях бороться с монстрами было вообще некому.

В первую неделю на Гавайях Дэнни чуть не утопил кхала, живший в пещере у пляжа. Он кое-как наврал о произошедшем Меке — своему новому напарнику в полиции Гонолулу, — но этот добродушный гаваец решил, что Дэнни просто-напросто не умеет плавать. Это привело к паре походов в местный бассейн; в результате Мека усвоил, что Дэнни прекрасно держится на воде, но плавать не любит. Наверное, так бывает, если вас попытался утопить трехголовый водяной дракон, но Дэнни решил не акцентировать внимание на таких мелочах.

Держать что-либо в секрете от Стива оказалось куда сложнее. Вовсе не потому, что Дэнни считал необходимым ставить в известность о своих делах нового партнера и заодно начальника, и даже не потому, что Стиву стоило знать: порой Дэнни не может бросить все и помчаться вместе с ним бороться с преступностью. Нет, скорее потому, что Дэнни внезапно оказался втянут в водоворот жизни Стива — или это Стив умудрился плотно проникнуть в его жизнь… Неважно. В общем, теперь у Дэнни стало куда меньше свободного времени, и бороться с монстрами на фоне будоражащих и запутанных дел 5-0 было чуть тяжелее.

Решение ничего не говорить Стиву полетело в тартарары во время очередной погони. Они преследовали подозреваемого по джунглям, огибая деревья, стараясь не попасть под пули и не потерять бандита из виду — интересная и захватывающая затея! — когда тот упал, как подкошенный, продырявленный кучей игл.

— Что за… — Стив умудрился затормозить буквально в паре метров от свежего трупа. Дэнни врезался в спину Стива и, нахмурившись, внимательно присмотрелся. Они оба стояли, держа пистолеты на взводе, когда он почувствовал, как от ужаса холодеет внутри. Дэнни знал, кто убил их подозреваемого.

— В Джерси такой фигни не происходило!

Дэнни чувствовал, что Стив уже готов ввязаться в спор на эту тему, как вдруг раздался грохот, едва слышное жужжание и топот шагов. Стив вскинул оружие — черт, как его отсюда быстро и незаметно вывести? — когда из кустов стремительно показался огромный скорпионий хвост. Стив успел пригнуться, но Дэнни повезло меньше: его откинуло к ближайшему дереву.

Упав на колени рядом с Дэнни, Стив с приоткрытым ртом наблюдал за монстром, вылезающим из чащи. Если честно, Дэнни очень хорошо его понимал: посмотреть было на что. Тело огромного льва, хвост скорпиона и уродливое лицо, смахивающее на человеческое. Ну, если бы у человека была огромная пасть с тремя рядами ужасно острых зубов и треугольные уши. Но больше всего пугали даже не шипастый гребень на спине твари или красные глаза, что внимательно следили за Стивом и Дэнни, замершими рядом с мертвой добычей. Нет, самая жуть началась, когда монстр чуть присел и подался назад, по-видимому, готовый обрушить на них новый залп игл. Если этому не помешать, Дэнни точно знал — они покойники.

Дэнни моментально — что благодарить первым, природные инстинкты или постоянные тренировки с раннего детства? — перезарядил пистолет. Обойма серебряных пуль, окропленных святой водой, вряд ли могла пригодиться Дэнни в полицейских делах, но он все равно таскал ее с собой. Дэнни вообще никогда не слышал, чтобы кто-то убивал мантикору — и ему не особо хотелось обогатить охотничий фольклор своим неудачным примером, — но выпустить пять пуль в страшную морду показалось хорошей идеей. Потом, если все получится, можно будет обезглавить монстра, посолить и сжечь. Но пока и пуль хватит.

На мгновение Дэнни даже забыл о присутствии Стива — хорошо бы тот успел убежать куда подальше. Но, конечно, Стив оказался слишком благороден, даже если это могло спасти ему жизнь.

— Что за?.. — Стив явно не собирался просто отмахнуться от произошедшего. — Дэнни, что за херня происходит?

Огромная мантикора, истекая кровью, лежала на земле.

— Помоги мне встать. — Колено Дэнни совсем не обрадовалось жестокому приземлению, спина ныла от удара о дерево, а заодно, кажется, он рассадил голову. Стив, все еще с опаской косясь на мантикору, перешагнул через труп подозреваемого и аккуратно поставил Дэнни на ноги, попутно незаметно — по его собственному мнению — ощупав на предмет скрытых травм.

Дэнни шагнул было к мантикоре поближе, но Стив тут же остановил его, положив руку на плечо.

— Эй, ты куда, не суйся к этой штуковине.

— Ага, щас. — Дэнни во всем уважал основательность: неважно, писал ли он отчеты, мыл посуду или убивал монстров. Сейчас такой подход означал два контрольных выстрела в сердце — ну, или туда, где, судя по телу льва, оно могло располагаться. Фух, теперь тварь явно была мертва.

Дэнни повернулся к ошарашенному Стиву.

— Ты в порядке? — Кажется, Стив был в шаге от нервного срыва, а Дэнни очень хотелось этого избежать.

— Что. Происходит.

— Ты это, дыши главное. — Успокаивающе подняв руки, Дэнни понадеялся, что его краткая речь позволит предвосхитить большую часть вопросов. — Эта тварь зовется мантикорой. Теоритически, она водится только в Индии и Индонезии, но когда что-то шло по правилам на Гавайях? — И правда, чему вообще Дэнни удивляется? — Она, э, ест людей. Целиком. Кости, одежду и прочее. Знаешь, типа акулы, только гораздо больше и смертоносней.

Если честно, Дэнни знал о мантикорах только самые базовые вещи. «Большие, злобные и опасные». И не водятся на Гавайях.

— Что? Как вообще… зачем тебе... откуда ты такое знаешь?

У Дэнни заныла голова, и он как наяву услышал голос отца: «Ты не втягиваешь в наше дело людей, ты держишь их подальше от всего этого». Но Стив был подобен гончей, учуявшей кровь, и Дэнни точно не мог сбить его со следа, наврав какой-то херни. Для них обоих будет лучше, если он расскажет правду — причем до того, как Стив затеет расследование, и оно будет стоить ему жизни.

— Потому что у меня есть просто охуенное наследие. Способности, передающиеся в нашей семье. Благодаря им я охочусь и убиваю подобных тварей.

— Ты же вроде сказал, они…

— Не конкретно мантикор, монстров в общем. — Дэнни не особо хотелось приводить примеры: предполагалось все-таки, что он здравомыслящая часть их пары. Рассказы о том, как в свободное от работы время Дэнни убивает баньши, вампиров, оборотней и тупых гарпий вряд ли помогут сохранить образ.

— Дэнни. — В голосе Стива звучала угроза, казалось, еще немного у него случится аневризма. Дэнни махнул рукой.

— Не, так-то это серьезное дело. Есть вещи, которые я делаю ради блага всего человечества. Звучит безумно, но что есть. Просто не лезь в это, Стив. — Им и так предстояло объяснять погибшего непонятным образом подозреваемого, а дело явно превратится в висяк. Не говоря уж о здоровенном трупе мантикоры. — Я не могу допустить, чтобы ты влез во все это и погиб. Давай ты будешь специализироваться по обычным бандитам и связанных с ними опасностям? Просто никому не рассказывай и забудь об этом, хорошо?

Все еще крепко потрясенный, Стив медленно кивнул. Пока этого было достаточно. Дэнни тоскливо вздохнул, глядя на труп подозреваемого.

— И что мы будем с этим делать?

В итоге Дэнни просто посолил и сжег оба тела. Стив предпочел не вмешиваться и отойти в сторону, когда Дэнни попросил у него карманный ножик и принялся отпиливать мантикоре голову. Непростая, кстати, задача, даже учитывая, что за карманный ножик у Стива отвечала приличных размеров выкидуха. К тому времени, когда тела рассыпались пеплом и Дэнни затушил огонь, давно сгустились сумерки. Он долго тащился в потемках к машине, где его ждал Стив, — болело колено, затекла спина, свернувшаяся кровь неприятно стягивала кожу на руках. Стив связался с полицией и сообщил, что они потеряли подозреваемого у скал, пусть теперь его ищет береговая охрана. Они решили, что объявят дело приостановленным через четыре дня. Может, Стив и был потрясен до глубины души, но с этой задачей его сил разобраться хватило.

По дороге к дому Дэнни в машине висела полнейшая тишина. Доставив его на место, Стив просто развернулся и уехал. На машине Дэнни. Значит, он собирается заехать утром, как обычно? Или машина Дэнни не понадобится, потому что утром его упакуют в ближайшую психушку? Стив явно решил, что кто-то из них тронулся умом.

Интересно, чем все в итоге закончится.

--

Правило ≠2. Держи себя в руках

Основа успеха в «деле жизни» Дэнни — никогда не паниковать. То, что он не замер на месте и не был сожран мантикорой, внезапно вылетевшей из джунглей, доказывало: Дэнни неплохо справляется. Он запаниковал только раз, в двадцать пять, стоя перед левиафаном. Но если кто попытается попрекнуть этим Дэнни, он предложит им самим повторить ту охоту. Нелегкое дельце, оставившее ему здоровенный шрам на все предплечье.

Так что он умел сохранять холодную голову даже во время самых сложных охот, — но Стив умудрялся заставить его беспокоиться и в мирное время. И все-таки Дэнни не уволили, не сплавили в психбольницу, не выставили с острова; даже вопросов о провальной погоне никто не задавал. Все шло как обычно, только вот Стив решил резко отдалиться.

На следующий день после столкновения с мантикорой Стив заехал за Дэнни, подвез его до работы, потом удалился к себе в кабинет и самостоятельно написал отчет — даже не попытавшись переложить его на плечи Чина и/или Дэнни, «ведь они настоящие копы». Коно, когда дело касалось отчетов, любила прикинуться ничего не понимающим новичком.

Сначала такое поведение устраивало Дэнни. Он понимал, что Стиву понадобится время, чтобы переварить полученную информацию, а уж потом он или сочтет это не стоящим внимания и забудет, или, наоборот, сорвется и начнет допрашивать Дэнни. Но Стив был тем еще засранцем — возможно, тут замешан особый дар — и всегда умудрялся найти способ, как доставить Дэнни побольше проблем. Наверное, вселенная считала, что без Стива его жизнь пресна и неинтересна.

И вместо того, чтобы следовать ожиданиям Дэнни, Стив замкнулся, перестал разговаривать и назначил ему в напарники Чина. Такое поведение напоминало детские скандалы Грейс, так что Дэнни, закатив глаза, отправился по делам с Чином. Нет худа без добра — теперь он мог сам сесть за руль своей машины.

Напарничество с Чином совершенно не походило на работу со Стивом. Чин был собранный, немногословный, спокойный профессионал. Сначала Дэнни понятия не имел, как себя вести, но быстро освоился.

— Что у вас со Стивом произошло?

— Кажется, его настигли критические дни.

Чина вполне удовлетворило такое объяснение, а может, он просто решил больше не давить. Дэнни был ему за это очень благодарен: от Коно он бы точно так легко не отделался. И вряд ли Дэнни придумал бы устроивший нее ответ.
Похоже, Стив тоже открыл для себя эту милую особенность характера Коно, так что во время следующего расследования Чин и Коно отправились допрашивать свидетелей, а Стив и Дэнни устроились в засаде. Атмосфера между ними достигла предельного напряжения — казалось, воздух потрескивал; они даже не переругивались как обычно. Все это очень мешало сосредоточиться. Дэнни чувствовал себя выбитым из колеи, и это ощущение совершенно не радовало.

— И долго ты психовать собираешься?

Дэнни знал, что не стоит затевать такой разговор: лучше дать Стиву вдоволь похандрить в одиночестве. Перебесится — и тогда они снова смогут спокойно работать вместе.

— Ты ничего мне не рассказывал, — со смесью обиды и раздражения сказал Стив.

— Конечно, нет. Как ты вообще себе такое представляешь? Мы ведем расследование, а потом я как бы между делом заявляю: «Вот сейчас закончим, и мне надо будет прокатиться до пещеры, набить морду водяному дракону»? Не думаю, Стивен, что ты бы оценил, даже учитывая твою любовь к безумным штукам. — Рейчел была единственным человеком, которому Дэнни пришлось рассказать правду. Когда хренов вендиго подрал ему бок в фарш, это казалось самым простым объяснением.

— Но ты мог бы попробовать.

— Вот только не начинай. — Похоже, Стив готов был по-детски обидеться. — Представь: вот рассказываю я тебе, что в свободное от работы время убиваю монстров. Ты поверишь в такое?

— Я видел всякое.

— Всякое? Как это понимать?

— Когда я служил во флоте, как-то раз мы встретили нечто, очень напоминающее русалку. — Забавно, Стив аж покраснел от смущения. — Никто из нас, конечно, не поверил своим глазам, но да, оно действительно существовало. Не знаю. Бред же.

— Более толерантный и корректный термин — «водяные обитатели». — Что Дэнни вообще несет? Кажется, он подсознательно решил, что это совершенно правильно и нормально — посвящать Стива в этот аспект своей жизни.

— А ты, ну… Ты всегда этим занимался? — Стив даже не старался сделать вид, что наблюдает за складом, за которым в ходе расследования они должны были следить. Но у Дэнни не было сил пилить его еще и на эту тему, так что он только махнул рукой.

— Типа того. Старший сын, голос крови и прочая муть. Папа подождал, пока мне не стукнуло четырнадцать, и только тогда разрешил что-то делать самому. — До этого были бесконечные тренировки и подготовка к тому, что однажды станет главным делом его жизни. Отец считал это куда важнее обычной школы, но мама думала совсем по-другому. Дэнни, любящий радовать обоих родителей, вкалывал и там, и там. В конце концов, всегда можно было пожертвовать парой часов сна.

— Ты один такой?

— Нет, — фыркнул Дэнни, не сдержавшись. — Как думаешь, будь я единственным, кто-нибудь позволил бы мне жить нормальной жизнью? Нет, конечно. По-видимому, мы все произошли от одного предка, но за века количество его потомков неслабо выросло. Нас куда больше, чем может показаться.

Но они оставались подвержены всем человеческим порокам, и часто страдали от внутренних междоусобиц и прочих порывов кровавой мести. Но Дэнни не собирался посвящать Стива в такие подробности: вдруг у него еще какие-то странные идеи появятся.

— И у тебя хорошо получается?

— Ну, пока не сожрали. — Очень хороший, между прочим, результат. Ему перевалило за тридцать, и он все еще жив, — а значит, он куда лучше среднего охотника. Может, на Гавайях получится проскрипеть еще пару лет. Но на Стива его ответ не произвел впечатления. — Что еще?

— Но могли же. Тот матадор был нереально огромным.

— Мантикора.

— В смысле?

— Это была мантикора, не матадор. Совсем разные понятия, детка.

— Неважно. Главное, эта тварюга была просто гигантской и могла с легкостью тебя сожрать. — Сказал человек, любящий завалиться в лаборатории наркодельцов и притоны, набитые вооруженными до зубов бандитов. Дэнни аж восхитился его двойными стандартами.

— В том-то и дело, Стив. Они опасные, смертоносные и убивают людей. Смысл охоты в том, что кто-то должен убить их первым.

— И этим кем-то должен быть ты?

— Моя кровь считает именно так.

В машине повисла тишина. Дэнни наблюдал за складом, Стив напряженно размышлял. Но теперь тишина казалась вполне уютной. Стив, конечно, все еще беспокоился, но творящиеся на Гавайях безумие помогало быстрее свыкнуться с идеей существования охотников и монстров. Хотя Дэнни почему-то казалось, что Стива куда больше волновало не наличие тварей, а то, что они могут сожрать Дэнни.

Ладно, могло быть и хуже.

--

Правило ≠3. Никогда не расслабляйся

В общем, оказалось не так уж и плохо, что Дэнни рассказал Стиву правду. Удивительно, но на Гавайях водился какой-то местный вид тейлпо — как такое вообще возможно, они же придерживались мест проживания индейцев? С другой стороны, мантикоре здесь тоже совсем не место, — а вот поди ж ты.

Пережить столкновение с этим мелким, но очень злобным монстром — само по себе большая удача, но Дэнни понимал, что когда он перестанет истекать кровью, а ребра срастутся, им придется снова встретиться. Но пока он просто старался не свалиться в обморок.

Конечно же, удача Дэнни развернулась в полную силу: когда он добрался до дома Стива, пробило уже четыре ночи, и тот, разумеется, лег спать, закрыв все двери. Пришлось вытаскивать телефон и кое-как, по памяти, набирать номер Стива. Экран телефона пострадал от столкновения с монстром, но все-таки работал.

— Алло?

— Привет, прости, что разбудил. У меня тут неотложное дело.

— Расследование?

— Нет, другое неотложное дело. У тебя же есть аптечка? — В трубке раздался шорох, и Дэнни увидел, как в комнате на втором этаже включился свет.

— Да, конечно.

— Прекрасно. Как думаешь, в твоих силах спуститься вниз и воспользоваться ее содержимым?

— Э?

— Я истекаю кровью у тебя на пороге, МакГарретт. Давай сюда, пока я не отрубился.

Бросив трубку, Стив с рекордной скоростью сбежал вниз, отключил сигнализацию и распахнул дверь. Дэнни не успел даже выдавить идиотское «привет», а Стив уже тащил его в кухню.

— Что стряслось?

Морщась от боли в располосованном боку и спине, а заодно стараясь не особо размахивать руками, Дэнни попытался объяснить Стиву, кто такие тейлпо. Стив в это время аккуратно стягивал с него остатки пропитавшейся кровью рубашки.

— Надо бы зашить рану.

— Ну так зашивай. — Голова Дэнни покоилась на столе, от усталости и кровопотери все перед глазами плыло. Наваливалась слабость. Он понимал, что раны в боку совсем не шуточные, но если бы Дэнни поехал в больницу — пришлось бы объяснять, откуда они взялись.

— Ладно-ладно, но никаких жалоб.

— Если они перестанут болеть, я вознесу тебе хвалу.

Вот так Дэнни очутился в постели Стива, забинтованный практически с головы до ног и со строгим наказом не ходить сегодня на работу. Конечно, Дэнни начал спорить, но учитывая, с каким трудом он оторвал голову от подушки, это не принесло желаемого эффекта. Кое-как доковыляв до ванной, справив свои дела и рухнув обратно в кровать, Дэнни сдался и проспал весь остаток дня.

Стив вернулся домой ровно в семь. Дэнни, одетый в его майку и штаны, сидел, скрестив ноги, на полу гостиной. Мельком взглянув на него, Стив пошел в кухню и принес пару бутылок пива.

— Не, я не буду, поеду уже.

— Что? Никуда ты не поедешь.

— Стив, только не начинай.

— Ага, конечно. Твоя спина держится на честном слове и куче живописных стежков. — Ну, Стив преувеличивал, конечно. У плеча красовалось три глубоких раны — Дэнни отметил, что Стив справился с ними на «отлично». Ребра перестали болеть: наверное, Дэнни их просто сильно ушиб, но не сломал. Так что, если не слишком напрягать левое плечо, жить можно. — И та хрень, тейлпо или как ее, крепко подрала тебя. Никуда ты не пойдешь на ночь глядя.

Именно этого Дэнни старался избежать. Конечно, когда кто-то волнуется за тебя и знает причину, из-за которой ты однажды можешь исчезнуть и больше не появиться, это поддерживает. Но это было совсем не то, что нужно Дэнни. Рейчел тоже слишком сильно за него переживала, и к чему это их привело? Дэнни не винил ее: возможно, следовало все рассказать куда раньше, чем получилось.

— Стив.

— Знаешь, я видел шрамы. — Дэнни знал, о каких шрамах идет речь. От глубокого укуса левиафана, доставшего почти до костей на правом плече; длинные, тонкие следы от когтей перевертыша на пояснице; может быть, симметричные укусы на боках от парочки вампиров — Дэнни заполучил их, когда был еще совсем мальчишкой и слишком рано расслабился. М-да. Ну, шрамы еще полбеды. — Ты так убьешься.

— Зато смотри, какая у нас гармония. Ты пытаешься угробить меня на работе, а в свободное время я и сам подвергаю свою жизнь опасности. — Судя по выражению лица Стива, он не счел это удачной шуткой.

— Ничего подобного. На работе мы прикрываем друг друга. Там, — Стив с негодованием махнул в сторону улицы, — ты один. Ни поддержки, ни помощи, ни напарника. — И правда, как Дэнни не почувствовал, к чему все идет? Это же логика Стива! — Так что ты или берешь меня с собой, или вовсе никуда не едешь.

Так Стив МакГарретт стал напарником Дэнни Уильямса и на охоте.

--

Правило ≠4. Знай свое дело

Дэнни никогда не чурался учебы и зубрежки, особенно когда дело касалось монстров. Опишите ему демона или любую другую тварь, и Дэнни, скорее всего, сможет назвать ее имя, место обитания, повадки, слабые и сильные стороны — и, конечно, как ее лучше завалить.

Стива, напротив, учеба совсем не привлекала.

В конце концов Дэнни пришел к простому и проверенному решению. Выдав Стиву половину своих серебряных пуль, три здоровенных бутыли святой воды и строго наказав целится всегда в голову, Дэнни решил, что так или иначе они точно справятся.

--

Правило ≠5. Слушай не только интуицию, думай перед тем, как делать — СТИВЕН, НЕТ

С тем, что это правило в голову Стива не вобьешь, Дэнни смирился, когда третья подряд импровизация оказалась успешной. Так что Дэнни просто в общих чертах догадывался, что может учудить Стив, и по мере сил прикрывал ему спину.

Получалось пугающе хорошо.

--

Правило ≠6. Ничего личного

Для Дэнни охота была просто тем, чем он занимался. Работой. Никакой мести или затаенной злобы: нет, он без затей и ошибок делал свое дело, а потом начинал следующее. Спустя пять недель начала их охотничьего партнерства Дэнни точно знал — Стив не разделяет такой подход.

Дэнни понимал, почему в делах 5-0 Стив настолько агрессивен, бескомпромиссен и уперт, защитник всех и каждого. Это помогало им раскрывать дела, становиться лучше, да и преступники знали, чего от них ждать: даже самые могучие криминальные боссы трепетали, когда Стив МакГарретт выходил на тропу войны. Он бросил вызов якудза и уложил их на обе лопатки. Но в мире монстров, куда против своего желания Дэнни втянул Стива, такой подход вряд ли подходил.

Но Стив явно так не считал.

Спустя пять недель после того происшествия с тейлпо они умудрились повстречать монстра снова. Дэнни был уверен, что это был именно тот, с которым он сцепился в прошлый раз: эти мелкие говнюки являлись настолько редким видом, за все время существования человечества охотники задокументировали менее девяти тысяч случаев встречи с ними.

Дэнни попытался объяснить, что эти пиздюки быстры, умны и очень опасны, — но Стив не слушал, глубоко наплевав на голос разума. И правда, почему Дэнни еще пытается сотрясать воздух? Давно стоило понять, что Стив считает себя Рембо/Суперменом/Бэтменом. Или всеми ими сразу.

Так или иначе, но Стив продемонстрировал несчастному монстру все, чему его научили в рядах морских котиков, — и после долгой погони уронил на того многотонное дерево. А затем с довольной ухмылкой наблюдал, как тварь дергается в агонии под тяжеленым стволом.

— Золотко, тебе и правда стоит показаться психиатру, — немного шокировано прокомментировал Дэнни.

С трудом вытащив останки из-под дерева, они посолили и сожгли их, раскидали угли и, как могли, замели следы охоты, — а Стив после этого, вместо того, чтобы разъехаться, как обычно, притащил Дэнни к себе. Дэнни удобно устроился на диване в гостиной, Стив отправился в кухню за пивом. Отец оторвал бы Дэнни голову, узнай он, что тот таскает с собой на охоту человека без опыта борьбы с монстрами, без знаний о сверхъестественном мире, без умений, передающихся в семье из поколения в поколение.

Стив совершенно бесшумно — несмотря на тяжеленые ботинки — возник рядом. Дэнни, широко улыбнувшись, взял у него пиво. Может это и ужасная идея, охотиться вместе со Стивом — упрямым, незнающим полумер, все превращающим в личные кровавые разборки, — но тот стал Дэнни самым лучшим напарником, какого только можно представить.

--

Правило ≠7. Не смешивай работу и личную жизнь!

Конечно, из этого правила существовали исключения. Отец Дэнни принял Рейчел в семью — ее появление означало рождение наследника их древней крови. Он несколько разочаровался, когда родилась девочка, Грейси. Но мама Дэнни быстро объяснила отцу, насколько это ошибочная точка зрения: ведь когда-то она сама стала исключением из этого правила.

К Стиву, похоже, оказалось не применимо ни одно правило.

Он знал, как проникнуть человеку в душу. Стив узнавал тебя до мелочей, потому что не боялся задавать вопросы, не жалел времени, чтобы полностью погрузиться в чужую жизнь — из чистого, искреннего интереса. Стив смешивал работу и дружбу — просто потому, что не представлял, как можно по-другому. Ведь две головы всегда лучше, чем одна, даже если они спорят и перепираются большую часть времени. Стив ничего не планировал, не рассчитывал и не учил. Он летел вперед на всех парусах, делал то, что считал правильным, и молился, чтобы их не сожрали в процессе.

Стив целовался так сосредоточенно и решительно, будто это была самая важная миссия на свете.

Все это шло вразрез с самым важным правилом в личном кодексе Дэнни, которое, как ни странно, не имело к охоте ни малейшего отношения, — никаких интрижек на работе. До 5-0 он всегда воздерживался от романов в участке. Но к Стиву Дэнни невероятно тянуло – аж в жар бросало. Он просто не мог больше этому сопротивляться.

Дэнни зашипел, когда острые зубы прикусили загривок, выгнулся, когда влажный язык прошелся по позвоночнику, вздрогнул, когда чужие ладони, лаская, скользнули по коже. Совершенно непривычно — не пытаться скрыть шрамы, придумывая на ходу правдоподобное вранье, почему они выглядят так, будто его грызли дикие звери. Стив целовал шрамы, не осторожничая; под его прикосновениями перед глазами вспыхивали уже забытые воспоминания.

Крепко держа Дэнни за бедра, Стив ритмично толкнулся внутрь, и они оба низко застонали. Это напряжение крепло между ними еще с того момента, когда они направили друг на друга пистолеты в гараже.

На мгновение они застыли, как были — на коленях на постели Стива; Стив плотно прижался к спине Дэнни, держа его за бедра; Дэнни одной рукой ухватился за его запястье, другой — за изголовье кровати. Вздохи Стива щекотали загривок Дэнни, пока они переводили дыхание. Но вот Стив снова начал двигаться, задавая медленный, сводящий с ума темп.

Кажется, в этом и заключался план Стива: каждый вдумчивый, глубокий толчок приближал к оргазму, но Стив замедлялся, и все откатывало обратно.

— Давай, шевелись, — взвыл Дэнни, опустив голову и подавшись назад.

Резко выдохнув, Стив отпустил его бедра и огладил изборожденную шрамами спину. С другим человеком Дэнни бы вздрогнул, но прикосновения Стива он мог встречать только с энтузиазмом.

Стив снова ускорился, и постарался выбрать угол так, чтобы каждый толчок приходился на простату Дэнни, приближая к разрядке. От его выверенных движений по спине пошли мурашки. Потянувшись, Стив принялся дрочить ему в такт; другой рукой, скользнув по груди, он ближе притянул Дэнни, входя еще глубже, их тела словно стали единым целом. И на пике удовольствия Стив потерся носом об покрытую потом шею Дэнни, а затем резко его укусил.

Разумом Дэнни понимал, что вряд ли он кончил от одного укуса, — но именно укус стал последней каплей, толкнувшей за грань. Перед глазами вспыхнули фейерверки, кровь вскипела, и весь его мир сузился до одного-единственного момента здесь-и-сейчас. Толкнувшись в его сжимающееся тело еще пару раз, Стив взвыл, тоже кончив и из последних сил уткнувшись руками в стену, чтобы не упасть прямо на Дэнни.

Размышляя рационально, им совершенно точно стоило бы обсудить произошедшее. Они нарушили все возможные правила — просто послали их к черту, — а Дэнни всю свою жизнь строил на этих правилах. Но что-то в Стиве не вписывалось ни в какие привычные рамки. Занятый раздумьями Дэнни почти упустил из виду, как Стив сходил за полотенцем, быстро обтер их и укрыл одеялом.

Утром, решил Дэнни. Он со всем разберется утром. Теплый, разморенный после секса Стив устроился за его спиной. В конце концов, Дэнни заслужил немного радости в жизни.
цитировать