Аниме и манга 15К+;количество слов: 33186
автор: Melly Mey

1/9 жизни Куроды Юкинари

саммари: Курода Юкинари никогда не любил чаты, но команда есть команда, и в итоге всего один переход по сброшенной ссылке приводит его к невероятнейшим открытиям.

Хаконе!центрик романс, присутствуют спойлеры на первый день вторых межшкольных, незначительные отклонения от канона и призрачные намёки на разнообразные пейринги.
примечания: Школьный романс, переписки в чате, слоубёрн
предупреждения: UST


I.


Первая любовь требует лишь немного глупости и много любопытства.
Джордж Бернард Шоу



— Я не люблю чаты.

— Да брось, Юки! Вся наша новая команда там сидит, неужели хочешь отстать? Ты ведь теперь в основном составе, помнишь?

Курода отвлекается от конспекта, хмуро поднимает взгляд на Изумиду. Тот сидит перед ним на стуле задом наперёд и буквально сияет. Отвоёванное ещё осенью капитанство ему явно к лицу, так и слышится в каждой фразе, так и читается в самодовольном, чуть напыщенном виде. Впрочем, общаться с ним, как ни крути, всё равно гораздо проще, чем с Фукутоми — с тем никаких разговоров, кроме как о велосипедах, не существовало вообще.

— Я уже есть в общем чате.

— Общий чат это общий чат. Там больше объявлений и расписаний тренировок, всякой организаторской информации, а я сейчас говорю о нашем приватном, — Изумида с загадочной улыбкой смотрит на него. — Ашикибу и Юто я уже добавил, даже уговаривать не пришлось, так что остался только ты и Добаши. Правда, у него с телефоном какие-то нелады, ломаются вечно... Давай, соглашайся! Я минут десять назад отправил тебе приглашение в личку!

— Ладно-ладно, твоя взяла, — не желая больше тратить время на отговорки, Курода лезет за телефоном в сумку, снимает блокировку и открывает мессенджер. Открытых диалогов у него там всего несколько, чаще всего он и не проверяет их в течение дня. — Только сразу предупреждаю, что уведомления о сообщениях я выключу и читать всякую бесполезную болтовню не буду.

— Там всё только по делу! — уверенно обещает Изумида, и Курода знает, переходя по сброшенной ему ссылке, что он наврал.

@arakita_bepsilover: КАКОГО ЧЁРТА ТЫ ПРИСЛАЛ ПОНЧИК А НЕ БАТОНЧИК
@toudoujinpachi: ヽ(°〇°)ノ
@toudoujinpachi: этот Шинкай сломался!!
@toudoujinpachi: несите нового!!11
@my_name_is_YUTO: я здесь, Тодо-сан!
@my_name_is_YUTO: и я люблю брокколи!
@shinkai_hayato: да просто нет в стандартном наборе смайлика с батончиком
@shinkai_hayato: а пончики я тоже люблю, особенно с кокосовой посыпкой, ммм :)
@shinkai_hayato: кстати, Юто правда любит овощи, у него и игрушка есть из икеи в форме брокколи))
@toudoujinpachi: это так мило!!
@my_name_is_YUTO: ну вот что ты начинаешь, Хаято-кун
@shinkai_hayato: привезти её тебе кстати?))
@my_name_is_YUTO: нет!
@toudoujinpachi: ОООО
@toudoujinpachi: КУРОДА! Добро пожаловать!!
@toudoujinpachi: ヾ(☆▽☆)
@arakita_bepsilover: ничего себе всё-таки Изумида тебя уломал лололол
@arakita_bepsilover: дарова Курода-чан
@shinkai_hayato: с тебя батончик, Ясутомо! привет, Курода!

Курода молча смотрит на Изумиду. Не отключённые ещё уведомления о сообщениях продолжают дождём сыпаться с верхней части экрана.

— Почему ты не сказал, что бывшие третьегодки тоже там? — медленно спрашивает он.

— Ну, они ведь наши семпаи. Собственно, они этот чат и создали на втором году старшей школы, — Изумида невозмутимо жмёт плечами, как будто Курода спросил какую-то беспросветную глупость. — В нём только члены основного состава, и это вообще-то настоящая честь находиться там с ними! Смотри, как они тебе обрадовались! А одобрительный бум на аватарке Шинкай-сана заметил?

— В гробу я такую честь видал, если честно. Мне хватило с ними общения за два года, особенно с Аракитой-саном, и я…

В новом уведомлении светится значок личного упоминания. Курода медлит и с опаской жмёт на него.

@arakita_bepsilover: ставлю на то что @kuronekuroda развезёт пять пицц за полчаса
@arakita_bepsilover: ещё и бепси купит если попросить лололол
@toudoujinpachi: ХАХАХАХА
@toudoujinpachi: ты что!!!1
@toudoujinpachi: это всего лишь шесть минут на пиццу!
@toudoujinpachi: а если разные районы
@toudoujinpachi: ладно соседние дома!!
@toudoujinpachi: ставлю на час!
@fukutomi_juichi: если он будет на велосипеде, то сможет развезти и за полчаса.
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧНА Я ЗНАЛ ТЫ НЕ ПОДВЕДЁШЬ
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧНА*
@arakita_bepsilover: да короче ФУКУ-ЧАН!!1
@fukutomi_juichi: Аракита, я тебя понял.
@kuronekuroda: так
@kuronekuroda: я тут что-то не понял
@kuronekuroda: с каких это пор я работаю в доставке пиццы??
@arakita_bepsilover: это твоя судьба Курода-чан
@arakita_bepsilover: развозить пиццу и кормить котов кстати как там мой кот
@kuronekuroda: это не твой кот, и у него всё нормально
@arakita_bepsilover: ВСМЫСЛЕ НЕ МОЙ А ОТКАРМЛИВАЛ ЕГО КТО
@shinkai_hayato: ооо ты наконец-то это признал!))))
@arakita_bepsilover: ОЙ А ТЫ ЗАТКНИСЬ ВООБЩЕ
@arakita_bepsilover: Я ВИДЕЛ КАК ТЫ ОДНАЖДЫ СКОРМИЛ ЕМУ БАТОНЧИК
@arakita_bepsilover: И ПОТОМ ОН ХОДИЛ ДВА ДНЯ БЛЕВАЛ В КУСТЫ
@shinkai_hayato: ой
@shinkai_hayato: я не знал :( прости((
@arakita_bepsilover: короче приеду и заберу его с собой вот че
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@arakita_bepsilover: вы не заслуживаете моего кота
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@arakita_bepsilover: он там чертову поэму пишет что ли
@ashikiba_takuto: [стирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: ой, Юки-чан, а ты правда пиццу развозил? а в какой компании?
@arakita_bepsilover: ЛОЛ
@toudoujinpachi: ХАХАХ ХАХА
@ashikiba_takuto: что???

— Господи, Такуто, ну вот как ты так, — не сдерживает улыбки Курода, пока Изумида, тоже читающий переписку, хихикает в кулак. — Что за наивная рыжая катастрофа на наши головы...

— А где он, кстати? — Изумида осматривается, отсмеявшись. — Вроде я его видел утром.

— У его домашних что-то стряслось, так что он отсидел три урока, отпросился и ушёл, — Курода жмёт плечами. — Я не интересовался.

— Ааа, понятно, — кивает Изумида, поднимаясь. — Надеюсь, что на вечернюю тренировку он вернуться успеет... Молодец, что согласился вступить в чат, Юки!

— Да ладно, — бурчит Курода, — ты бы ведь в любом случае не отвязался…

Последней реплики Изумида уже не слышит — к счастью, наверное, — потому что исчезает за дверью, сваливая в свой класс. Курода возвращается к надоевшему до смерти конспекту, скользит глазами по строчкам, а потом берёт телефон и проверяет чат в последний раз перед уроком.

@toudoujinpachi: бананы — это полезно!
@toudoujinpachi: в них есть калий и магний
@toudoujinpachi: они улучшают метаболизм
@toudoujinpachi: и укрепляют кхм мужскую силу! (¬‿¬ )
@ashikiba_takuto: оооо Юки-чан, а я говорил :3 люблю бананы)))))
@toudoujinpachi: а что в твоей бепси? одни углеводы и сахар!!!1
@toudoujinpachi: ты вообще не ешь нормально в этом своём Йонане, так нельзя!
@arakita_bepsilover: лол а Макишима твой драгоценный че ест
@toudoujinpachi: ой там все плохо, суперкислое и острое, а что?
@arakita_bepsilover: лол то есть раз он всё-таки официально твой ВОТ ИДИ И ЕМУ ЛЕКЦИИ СВОИ ПРО ПИТАНИЕ ЧИТАЙ
@shinkai_hayato: ахахах, бум одобрения, Ясутомо))
@toudoujinpachi: /╲/\╭(ఠఠ益ఠఠ)╮/\╱\
@toudoujinpachi: я же для вас стараюсь, бессовестные!
@toudoujinpachi: и не упоминайте Маки-чана просто так!!
@arakita_bepsilover: ой а то что
@arakita_bepsilover: натравишь его на нас?
@toudoujinpachi: вот ещё!
@toudoujinpachi: обещаю, Аракита
@toudoujinpachi: когда мы увидимся на встрече выпускников
@toudoujinpachi: я отомщу (︶︹︺)
@arakita_bepsilover: я бы спросил как но чую тебя подведет фантазия
@toudoujinpachi: ммм например
@toudoujinpachi: я не дам тебе сесть рядом с Фуку
@toudoujinpachi: !!!!!
@toudoujinpachi: я приведу с собой друзей и посажу его с ними!
@arakita_bepsilover: эээээ это что за посягательства на Фуку-чана?!!
@arakita_bepsilover: Фуку-чан свободный человек и может садиться с кем угодно!
@toudoujinpachi: я уговорю его не садиться с тобой рядом :>
@arakita_bepsilover: Фуку-чан эй Фуку-чан!!
@arakita_bepsilover: чур я сижу справа от тебя на встрече выпускников!!
@arakita_bepsilover: Фуку-чан!!

***


Курода не врал, когда говорил, что не любит чаты: к вечеру он настолько устаёт от потока командного бессознательного, что просто падает лицом в подушку и лежит не вставая минуты три.

Да, конечно, он отключил уведомления. Конечно, клялся не обращать внимания, но любопытство и жажда нового всегда перевешивают любые рациональные доводы, так что в итоге он проверял чат каждый час. Или каждые полчаса, уже неважно. Так или иначе, он читал абсолютно всё, что сегодня писали бывшие и нынешние хаконовцы, хоть и не участвовал в разговорах сам, и смысла в этом не было никакого.

Совсем.

Какой ему толк знать, например, что Манами общается только стикерами с Мьюбином и в нужные моменты его постоянно нет онлайн? Или что Аракита предпочитает на обед одну банку бепси, а на ужин — три? Активную двухчасовую дискуссию о том, какие ободочки идут Тодо больше всего — при условии, что они все выглядят чрезвычайно по-гейски, даже самые модные, — Курода вообще хотел бы забыть, как страшный сон.

Возможно, успокаивает он себя терпеливо, он просто ожидал чего-то другого.

Возможно, думает Курода, он ожидал увидеть в чате какую-то моральную поддержку. Обсуждение будущих соперников — тех же Сохоку, почему бы нет, — и выигрышных стратегий, передачу всяческих советов и секретов от мудрого старшего поколения несведущему младшему. Что угодно, словом, но полезное и интересное, а не засилье каомодзи и капслока, после которого тихий общий чат кажется образцом адекватности.

Возможно, Курода всего лишь не менее наивный, чем Ашикиба, и кстати про Ашикибу — в чате тот почти не пишет. Так, вставляет по строчке в час, причём иногда невпопад, или запоздало, и опять пропадает. С другой стороны, Курода вообще удивлён, что он подаёт хоть какие-то признаки жизни, учитывая, что его телефон вечно разряжен, и это… почему-то Куроду это радует. Позволяет понять, что Ашикиба, в общем-то, не чувствует себя покинутым, что для команды, тем более теперь, чрезвычайно важно.

Курода тянется за телефоном на тумбочке, не вставая с кровати.

Чат обессиленно молчит. Видимо, все или ужинают, или тренируются, или уже готовятся ко сну. Курода скользит пальцем по листу участников и находит среди них профиль Ашикибы. На основной фотографии он куда-то рассеянно улыбается на фоне размытой зелени, из-за ракурса сверху завитушка на его волосах выглядит ещё крупнее и мягче, чем в жизни. Как-то раз Курода попробовал её распрямить — и та почти сразу закрутилась обратно. Ашикиба в тот момент сильно смутился, слёзно попросил больше так не делать, но рука у Куроды тянулась всё равно.

Он улыбается и набирает сообщение, тем более Ашикиба сейчас в сети.

@kuronekuroda: привет
@kuronekuroda: у тебя всё нормально?
@ashikiba_takuto: привет, Юки-чан! (o´▽`o)
@ashikiba_takuto: да, всё хорошо!
@ashikiba_takuto: а у тебя?
@kuronekuroda: всё путём, только я до сих пор в шоке от чата
@kuronekuroda: наверное, я выйду из него через неделю
@ashikiba_takuto: но почему???
@ashikiba_takuto: там же все такие милые
@ashikiba_takuto: Фукутоми-сан назвал меня сильным, я так радовался (⁄ ⁄•⁄ω⁄•⁄ ⁄)
@kuronekuroda: да они странные все
@kuronekuroda: какой-то цирк с конями, честно говоря, а не чат с семпаями
@kuronekuroda: ты вот не обиделся, когда они посмеялись над тем, как ты немного недопонял про доставку пиццы?
@kuronekuroda: в смысле это было смешно))
@kuronekuroda: но всё равно
@kuronekuroda: одно дело, когда над тобой шучу я, а другое — они
@ashikiba_takuto: да нет, я же потом понял, что недопонял))
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [стирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: я же не дурак))
@kuronekuroda: боже, ты так долго набирал это предложение??
@ashikiba_takuto: я просто отвлёкся на кота!
@ashikiba_takuto: у меня дома есть кот
@ashikiba_takuto: и он пришел обниматься, раз я сегодня ночую тут (=^・ω・^=)
@kuronekuroda: ну ладно, коту от меня привет
@kuronekuroda: завтра утром тренировка
@kuronekuroda: ты идёшь, надеюсь?
@ashikiba_takuto: конечно!
@kuronekuroda: отлично
@kuronekuroda: до завтра))
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [стирает сообщение]
@ashikiba_takuto: до завтра, Юки-чан!

***


Утро встречает Куроду зябкостью в комнате, промозглой погодой с моросящим дождём и — сочувствием в чате после того, как кто-то из бывших третьегодок ради интереса проверяет сводки синоптиков.

От сочувствия там, конечно, одно слово. Аракита с кучей смайлов а-ля босс в чёрных очках кидает фотографию довольного себя за рулем; Тодо пишет, что у него сегодня нет ранних пар; а Фукутоми отправляет обычное «удачи на тренировке, команда», что вызывает у Шинкая одобрительный бум вперемешку со смехом.

Всё это не бодрит, но раздражает в достаточной степени, чтобы встать и заняться делом, так что через сорок минут Курода уже с кислым лицом крутит педали на мокрой и скользкой трассе. Дождь за это время успел разойтись, холодные капли теперь стекают по лицу, застилая обзор, но тренировку никто даже не думает прекращать, ведь на гонке — любой, не только межшкольной, — может произойти то же самое.

Курода ёжится, представляя, если ему придётся подниматься на гору при такой погоде. Или высматривать впереди соперников, прикидывая, насколько надо ускориться. Или постоянно оглядываться, проверяя, не отстал ли его ас. Конечно, есть и плюсы — многие команды запросто откажутся ехать, заявив, что не хотят рисковать, — но остальные…

Остальные выжмут себя до конца, что бы ни случилось. Нынешняя команда Хаконе так стопроцентно — после победы Сохоку в прошлом году им жизненно необходимо взять реванш, доказать, что они всё ещё чемпионы, и пусть Курода хоть вдребезги разобьётся, но сделает всё, что в его силах.

Иначе и третий его год в велоспорте окажется бесполезным. Пустым, никчёмным, а Курода до сих пор люто ненавидит проигрывать.

Мимо проезжает Юто, умудряющийся и сейчас что-то жевать. Задумчивый Манами, едва ли не впервые на памяти Куроды застегнувший майку до конца. Ашикиба нагоняет Куроду на втором круге и притормаживает, чтобы ехать с ним в одном темпе.

— Юки-чан! — машет он приветливо. Дождь барабанит по его шлему, форма насквозь сырая, велотуфли замызганы грязью. Курода знает, что сам выглядит не лучше, а ведь с начала тренировки прошло всего-ничего. — Ты не замёрз?

— Глупости какие-то спрашиваешь, Такуто, — Курода наклоняется пониже к рулю и вытирает капли с подбородка, трёт большим пальцем лоб. — Чем быстрее крутишь педали, тем жарче становится. Главное — не останавливаться, и потом сразу бежать в душ.

— Ух, повезло же тебе. Я вот что-то замёрз, — словно в подтверждение, Ашикиба громко чихает, и его велосипед с огромной розовой рамой на секунду уносит к обочине. Курода машинально дёргается следом, чтобы в случае чего подхватить, но нет, тот сидит на седле по-прежнему крепко и вытирает рукой нос. — Ну вот…

— Эй, ты не заболеваешь случайно? — Курода внимательно осматривает его с ног до головы. Щёки у Ашикибы какие-то бледные, тело двигается как на автомате, да и выглядит он в целом куда вялей, чем обычно. — Погнали-ка в медпункт, Такуто. К чёрту тренировку.

— Но скоро же межшкольные! — Ашикиба округляет глаза. — Тои-чан сказал, что ты повезёшь меня к финишу, и что нам надо как можно больше совместно ездить…

Курода подъезжает к нему вплотную и хлопает по плечу, отчего Ашикиба вздрагивает.

— Если я сейчас не отвезу тебя в медпункт, то межшкольные ты будешь слушать по радио, — на полном серьёзе говорит Курода. Ашикиба, глядя на него, со вздохом кивает, смаргивает с ресниц капли воды. — Я тебе не позволяю сегодня тренироваться, как вице-капитан. К тому же, у нас ещё есть время, так что не переживай. Ладно?

— Ладно, Юки-чан. Как скажешь, — Ашикиба громко шмыгает, и Курода едва не даёт ему подзатыльник за такое безалаберное отношение к собственному здоровью.

Впрочем, после горячего душа и смены одежды на сухую Ашикиба немного оживает. Медсестра в медпункте не замечает у него никаких признаков простуды и даже не отправляет в постель, так что перед уроками он лежит на парте сбоку от Куроды и читает что-то в телефоне. Курода представляет, разумеется, что именно у него открыто, и заглядывает в злополучный чат тоже.

@izumidABU: у нас так и не прекращается дождь
@izumidABU: каковы шансы, что межшкольные отменят из-за погоды?
@fukutomi_juichi: нулевые.
@shinkai_hayato: не, Джуичи, какой-то шанс есть, если откажется больше половины команд
@fukutomi_juichi: я и говорю, что нулевые. отказываются только самые слабые, а на межшкольных таких нет.
@my_name_is_YUTO: логично, Фукутоми-сан прав
@shinkai_hayato: подлиза ты, Юто :Р
@my_name_is_YUTO: нет, я просто соглашаюсь!
@shinkai_hayato: да ладно, я всё равно тебя люблю))
@izumidABU: [набирает сообщение]
@izumidABU: [стирает сообщение]
@izumidABU: Шинкай-сан, ты такой хороший брат!
@izumidABU: Фукутоми-сан, спасибо, значит, я правильно сделал, что не отменил тренировку))
@izumidABU: Ашикиба, как ты себя чувствуешь?
@shinkai_hayato: что с Ашикибой?
@fukutomi_juichi: он в порядке? что произошло?
@izumidABU: ему было не очень хорошо утром, Курода повёл его в медпункт, и я больше их не видел
@izumidABU: Энди и Франк предупреждали меня, что такое может случиться
@izumidABU: а я их не послушал… может, я плохой капитан?
@shinkai_hayato: нет, ты хороший капитан, Изумида!
@shinkai_hayato: просто невозможно предусмотреть всё
@shinkai_hayato: не грузись раньше времени :)
@izumidABU: Шинкай-сан…
@shinkai_hayato: так где там Ашикиба? @ashikiba_takuto, ты в порядке?

Курода косится на Ашикибу в ожидании ответа и видит, что тот безмятежно спит, положив голову на руки. Волосы падают ему на лоб, рот приоткрыт, поза определённо неудобная, потому что ему пришлось отодвинуть стул назад на порядочное расстояние, чтобы более или менее нормально улечься. Телефон лежит рядом — неудивительно теперь, что Ашикиба постоянно молчит, даже если находится онлайн, и от этой мысли Курода ощущает прилив некой симпатии.

@kuronekuroda: он спит
@kuronekuroda: у него нет температуры, не простужен
@kuronekuroda: просто какое-то общее недомогание
@kuronekuroda: я за ним присмотрю
@izumidABU: спасибо, Курода!
@arakita_bepsilover: Курода-чан стал мамочкой милота какая лол
@arakita_bepsilover: не забывай молочком его поить
@kuronekuroda: тебе крайне повезло, что ты не здесь, Аракита-сан
@shinkai_hayato: кстати, мне кажется, что Ашикибе лучше уже не пить молока
@shinkai_hayato: иначе он вырастет ещё больше)
@arakita_bepsilover: правильно лучше пои его бепси
@shinkai_hayato: лучше корми батончиками
@fukutomi_juichi: и пирогами с мороженым.
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН
@arakita_bepsilover: ТЫ ЭТО СЕРЬЕЗНО
@fukutomi_juichi: да.
@arakita_bepsilover: после ваших батончиков и пирогов Ашикиба превратится в булку
@shinkai_hayato: да он уже и так булка, вы что :)

— Юки-чан? — тянет с парты Ашикиба, и Курода поворачивает голову, посмеиваясь над таким точным сравнением в чате. Ашикиба трёт глаза, на щеке у него краснеет крупный след от руки. — Я не проспал урок?

— Проспал, — жмёт плечами Курода. — Я пытался тебя добудиться, и учитель пытался, но потом плюнул и провёл урок без твоего участия.

Ашикиба шокированно прижимает ладонь ко рту, резко выпрямившись.

— Я же только на секундочку глаза закрыл! Снов никаких не видел! — жалобно хнычет он. — Как же так получилось? Он поставил мне отсутствие, да? Или отстранит от следующего занятия?!

От его искренних переживаний и наивной веры у Куроды просыпается совесть. Он вздыхает и показывает пальцем на круглые настенные часы, висящие над доской.

— Да не проспал ты, балда бедовая. До начала ещё пара минут осталась.

— Что… — Ашикиба прослеживает направление и ахает. — Юки-чан! Ты такой жестокий!

— Прости-прости, Такуто, я не сдержался, — Курода ухмыляется, а Ашикиба облегчённо сползает обратно на парту, шумно выдохнув. — Как ты себя чувствуешь?

— Гораздо лучше, — он пишет что-то на телефоне, уткнувшись подбородком в учебник, а потом бросает его в сумку. — К межшкольным я буду в порядке, обещаю! Вечером уже буду, просто сегодня как-то… сдулся немножко… может, из-за погоды.

— Я знаю, ничего страшного. Береги силы, Такуто, и не игнорируй усталость, это опасно, — проверив в последний раз чат, где, вопреки ожиданиям, нет никаких новых сообщений от Ашикибы, Курода прячет телефон в сумку. — Всё понятно?

— Да, Юки-чан, — помедлив, кивает Ашикиба и лениво встаёт, когда в класс заходит учитель.

***


К тренировке после занятий дождь прекращается, так что она проходит в обычном режиме. Точнее, если это можно назвать обычным режимом — Изумида гоняет всю команду похлеще Фукутоми, заставляет выдерживать бешеный темп как на равнине, так и на подъёмах, не забывая раздавать замечания. Не привыкший к подобной нагрузке Юто в конце концов валится плашмя на сырую траву. Ашикиба какое-то время просто стоит, улёгшись на руль велосипеда грудью, и даже в Манами не видно его прежней безмятежности.

У Куроды едва заметно дрожат ноги.

— Нам нужно повысить выносливость, — тем не менее бодро говорит Изумида в раздевалке, пока все промакивают волосы после душа. — Предлагаю или увеличить километраж, или добавить модификации на велосипеды. Идеально всё сразу!

— Тоичиро, ты нас убить хочешь, что ли? — Курода вытирает воду с шеи, стоя в расстёгнутой майке рядом с Ашикибой. Тот молчаливо сидит на скамье, опершись затылком на стену и закрыв глаза. — А если кто-то травмируется из-за твоих экспериментов прямо перед межшкольными?

— Тот не поедет на межшкольные, — отвечает прямолинейно Изумида. — Стань сильнее или сдайся — больше вариантов нет. Я советовался с Фукутоми-саном, и он считает…

— Слушай, Фукутоми-сана тут нет, — немного резко обрывает его Курода, и остальные ребята переглядываются. — Чёрт… Я хочу сказать, что надо учитывать и погодные условия, и состояние команды, — он показывает пальцем на дремлющего Ашикибу, — а не хвататься за всё подряд. Я тоже хочу выиграть, поверь мне, но давай выберем что-то одно, ладно? В данный момент я за километраж.

— И я за километраж! — с готовностью вскидывает руку Манами. — Особенно горный!

— И я, — кивает Юто, уже как ни в чём не бывало хрустящий батончиком.

— А я за модификации, — басит из угла переодевающийся Добаши, за что удостаивается одобрительного взгляда Изумиды. — Подкачать мышцы никому из вас не помешает.

— Значит, остался последний голос, хотя, как мне кажется, всё уже понятно, — Курода наклоняется к Ашикибе, встав напротив него, легонько трясёт за плечо. — Эй, Такуто! Такуто! Подъём!

Ашикиба лениво приоткрывает глаза. Увидев перед собой Куроду, он сонно улыбается.

— Ой, Юки-чан, — он медленно тянет руку вперёд и касается широкой тёплой ладонью голого живота Куроды. Нежно по нему ведёт, поглаживая большим пальцем, опускается почти до пояса брюк. — У тебя очень красивый животик.

Застывший в секундной тишине Курода сразу чувствует жар на щеках, а сердце подбивается к горлу. До Ашикибы всё, видимо, доходит только после взрывного смеха команды — он мгновенно распахивает глаза, краснеет до самых корней волос и нервно отдёргивает руку.

— П-п-прости!! — пищит он, зажмурившись. — Прости, Юки-чан! Я случайно! Я не хотел!

— Д-да ничего, — бормочет Курода, делая шаг к своему шкафчику и пряча половину горящего лица полотенцем. Фантомное прикосновение на животе ощущается до сих пор, мягкое и приятное, хотя с чего бы ему вообще ощущаться? — Со сна всякое бывает...

— Да-да, не извиняйся, Ашикиба-сан, — слышится весёлый голос Манами под хихиканье. — У Куроды-сана действительно красивый подтянутый животик! А ноги какие!

— Эй, Манами! — рявкает на него Курода вполоборота, но это вызывает только ещё больше смеха и смущения. — Ой да ну вас!

— Ладно-ладно, успокойтесь, — командует, наконец, Изумида, хотя у самого улыбка по-прежнему тянется до ушей. — Ашикиба, мы тут говорили…

— О командных животиках, — встревает с серьёзным лицом Юто, и Куроде страсть как хочется кинуть в него влажным полотенцем.

— … о разнообразии в тренировке для повышения выносливости, — продолжает Изумида. — Можно увеличить километраж, а можно, например, как-то изменить велосипеды. Утяжелить колёса, сменить высоту седла… Что бы ты выбрал?

Ашикиба, так и краснеющий как рак, поднимает голову.

— К-километраж, — тихонько говорит он и переводит опасливый взгляд с Изумиды на Куроду. — Я слышал сквозь сон, что Юки-чан тоже это выбрал, и я с ним согласен.

— Ну ещё бы ты не был согласен, — ухмыляется Добаши, отчего по раздевалке снова проходит волна смешков.

— Значит, всё-таки остановимся на километраже, — отводит тему Курода и довольно кивает, застёгивая пуговицы на чистой рубашке. — Молодец, Такуто, это был правильный выбор.

Ашикиба ничего не отвечает, вставая со скамьи, но Куроде кажется, что он облегчённо улыбается.

***


@my_name_is_YUTO: сегодня мы благодаря Ашикибе-сану узнали, что у Куроды-сана красивый животик.
@toudoujinpachi: ( : ౦ ‸ ౦ : )
@toudoujinpachi: КРАСИВЕЕ ЧЕМ У МЕНЯ?!?!!
@shinkai_hayato: вот это неожиданность, но я охотно верю)) в конце концов, Курода много тренируется)
@fukutomi_juichi: Я тоже верю. Ашикиба не мог соврать.
@toudoujinpachi: (; ̄Д ̄)
@toudoujinpachi: Курода-кун должен и нам показать свой живот!
@toudoujinpachi: чтобы мы сравнили
@toudoujinpachi: и определили, чей красивее!!1 (︶︹︺)
@arakita_bepsilover: лолололол да у Куроды-чана стопудов лучше
@arakita_bepsilover: не такой гейский
@arakita_bepsilover: нормальный пацанский живот
@toudoujinpachi: ヽ( `д´*)ノ
@toudoujinpachi: зато у тебя живот от бепси!!
@arakita_bepsilover: НЕ ОТ БЕПСИ, А ДЛЯ БЕПСИ
@arakita_bepsilover: и че ваще ты против моего живота имеешь а
@arakita_bepsilover: он тощий и без кубиков но отличный и рабочий
@arakita_bepsilover: так что завались
@izumidABU: Шинкай-сан, можно я спрошу у тебя в личке совета по спринтерской тренировке??
@fukutomi_juichi: он уже не в сети.
@fukutomi_juichi: можешь спросить у меня.
@izumidABU: ок, сейчас напишу…

Курода переворачивается на спину и бессильно накрывается одеялом.

Разумеется, он не стал спрашивать у Ашикибы, что это было, когда они пошли к себе в комнаты. Казалось, что тема уже исчерпана, что это действительно было какое-то — случайное — недоразумение, но проблема в том, что оно таким… не казалось. Куроду в принципе никогда не волновало, что кто-то может его потрогать: он охотно позволяет одноклассникам щупать свои «кошачьи» мышцы, а Изумида на днях лично исследовал его торс, пытаясь понять, чей пресс твёрже. Ничьи чужие прикосновения его отродясь не смущали, тогда как сегодня он явно отреагировал чересчур эмоционально.

Возможно, всё дело в Ашикибе. Курода вспоминает, каким ласковым и мечтательным было его сонное лицо, когда он его разбудил, и потом — каким испуганным, растерянным оно стало.

Испуг Ашикибе не идёт, думает Курода.

Испуг сразу делает его беззащитным и уязвимым, а ведь он — их нынешний ас. Да, конечно, в их команде все асы, как любил говорить Фукутоми, но Ашикиба был его, Куроды, личным асом. Именно его он собирается везти до финиша, именно его будет толкать к победе ценой огромных усилий. Так что если между ними останутся какие-то секреты, настолько беспокоящие Ашикибу, что он путается в реальности, ни к чему хорошему это не приведёт.

Курода спинывает одеяло к краю кровати.

@kuronekuroda: Такуто
@kuronekuroda: ты ещё не спишь?
@ashikiba_takuto: нет, Юки-чан…
@ashikiba_takuto: но скоро иду
@ashikiba_takuto: а что?
@kuronekuroda: хотел спросить, не хочешь ли ты мне что-нибудь рассказать
@ashikiba_takuto: ммм например?
@ashikiba_takuto: типа сказку на ночь??
@ashikiba_takuto: я знаю хорошую про Момотаро!
@kuronekuroda: почти
@kuronekuroda: что тебе снилось, когда я тебя разбудил сегодня в раздевалке?
@kuronekuroda: когда ты, ну
@kuronekuroda: ты понял
@ashikiba_takuto: да ничего такого…
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@kuronekuroda: девчонка какая-то снилась, да?))) ты меня с ней спутал спросонья?))
@kuronekuroda: можешь мне сказать, я молчок
@kuronekuroda: её тоже зовут Юки-чан, и ты меня с ней спутал, да?
@ashikiba_takuto: [стирает сообщение]
@ashikiba_takuto: ну в общем-то так и было (//▽//) я медленно пишу, прости
@kuronekuroda: если тебе нужна будет помощь, ты скажи
@kuronekuroda: я знаю подход к девчонкам)
@ashikiba_takuto: хорошо, Юки-чан!
@ashikiba_takuto: спасибо))
@kuronekuroda: и вообще если что
@kuronekuroda: ты можешь со мной не только об этом поговорить, знаешь?
@kuronekuroda: я всегда готов тебя выслушать
@kuronekuroda: что бы у тебя ни случилось
@kuronekuroda: не забывай об этом, договорились?
@ashikiba_takuto: [набирает сообщение]
@kuronekuroda: а вообще давай-ка спать, Такуто
@kuronekuroda: доброй тебе ночи)
@ashikiba_takuto: [стирает сообщение]
@ashikiba_takuto: доброй ночи, Юки-чан!

II.


В руках Ашикибы упитанная Усакичи кажется в разы меньше, чем на самом деле. Ашикиба гладит её по длинным ушам, трогает крохотные лапки и при этом улыбается в камеру — Юто делает еженедельный отчёт для брата, деловито фотографируя их на смартфон в пришкольном питомнике.

— Сделал бы лучше селфи, что ли… Зачем тебе Такуто? — интересуется Курода, наблюдая за ними и жуя булочку с сыром, перехваченную в буфете утром. — Или Шинкай-сан сказал, что у Усакичи к нему особенные чувства?

— Нет… Я просто не хочу брать Усакичи на руки, потому что не люблю кроликов, а ему надо обязательно видеть на фото любовь и заботу. Так что каждый раз я нахожу кого-нибудь, кто мне поможет, и все остаются довольны, — отвечает Юто, скрупулёзно листая снятые фотографии. — Да и потом мы всё равно мимо шли, и Ашикиба-сан мне не отказал.

— Мне очень нравится Усакичи, — Ашикиба играет с крольчихой, лучась счастьем, пока та грызёт кусочек морковки. — Я бы и себе кролика завёл, но у моей мамы аллергия на животных…

— Погоди-погоди. Ты же мне вот на днях говорил, что у тебя есть кот, который любит обниматься, нет? — Курода сворачивает обёртку от булочки вчетверо и убирает в карман пиджака. — Или у неё только на кроликов аллергия?

Ашикиба смущённо опускает взгляд.

— Да-да, только на кроликов, на кота нет. Может, она к нему просто привыкла за столько лет, и поэтому всё прошло…

— Такое, кстати, могло случиться, — Юто, наконец, остаётся доволен. Он показывает Ашикибе что-то вроде одобрительного бума, который весьма похож на бум Шинкая-старшего, и кидает телефон в сумку. — Если переждать приступы аллергии, у человека может выработаться иммунитет на конкретное животное. То есть свой кот, например, аллергии вызывать уже не будет, а остальные всё равно да.

— Ого, надо же, — удивляется Курода. — Видимо, это то же самое, как я адаптировался к Такуто.

— М? — поднимает тот удивлённо голову. Усакичи спрыгивает с его коленей на траву.

— С недавних пор я не воспринимаю никаких других дурачков, кроме тебя, — поясняет с улыбкой Курода, и щёки Ашикибы краснеют. — Я на них злюсь, я на них ругаюсь, а ты у меня ничего подобного не вызываешь. И не вызывал никогда, если подумать.

— Но я же не дурачок, Юки-чан! — обиженно тянет Ашикиба, вставая и выпрямляясь. — Почему ты такой злой?

— Не злой, а рациональный, — Курода подходит к нему ближе и заглядывает в лицо, запрокинув немного голову. В синих глазах Ашикибы плещется печаль. — Я не хотел тебя обидеть, просто… Ты чересчур доверчивый иногда, Такуто. Забывчивый. Наивный до жути. И если я над тобой подшучиваю, потому что ты иногда прям напрашиваешься, то кто-то может этим всем воспользоваться в плохих целях. Понимаешь, о чём я?

— Но это всё не делает меня дурачком, — бормочет всё ещё понурившийся Ашикиба, и Курода вздыхает.

— Ладно, ладно. Ты не дурачок, Такуто. Прости, — он молчит, переведя взгляд на брюки Ашикибы, которые так и хочется отряхнуть от налипших травинок, и потом добавляет: — Знаешь, кто ты на самом деле?

— Главный ценитель твоего животика, Курода-сан, — подсказывает Юто, сунув в рот батончик.

— Да чтоб тебя, Юто! Нет, — отрезает Курода, невольно смутившись, и смотрит на молчащего Ашикибу снова. — Ты — мой ас, а полные дурачки асами не становятся, понятно? Я бы никого больше не посадил на своё колесо, кроме тебя, и ты этого заслуживаешь. Запомнил?

Ашикиба кивает, хотя не похоже, что он перестал дуться — взгляд до сих пор грустный, плечи опущены, уголки губ смотрят вниз. Поборов желание встряхнуть его, чтобы перестал расстраиваться, Курода лезет в свою сумку и достаёт оттуда ещё одну сырную булочку, которую вообще-то хотел оставить на вечер.

— Давай-ка съешь, — протягивает он её Ашикибе. — Она вкусная, и я ещё раз извиняюсь.

— Да не надо, Юки-чан…

— Бери, говорю, — Курода решительно берёт Ашикибу за дрогнувшую правую ладонь и вкладывает в неё булочку. Ладонь у Ашикибы горячая, уютная. Точно такая же мягкая и приятная, совсем как тогда, в раздевалке… Курода откашливается и отпускает её. — Тем более, перед тренировкой она тебе не помешает.

— Спасибо... Я больше не обижаюсь, правда, — смотрит на него Ашикиба, щёки у него до сих пор розовеют. — Может, ты в чём-то и прав, Юки-чан… Я постараюсь быть умнее.

— Вот и отлично, — Курода улыбается, на душе у него наконец-то становится полегче. Глупенький Ашикиба, заставляющий его испытывать чувство вины за безобидные шутки. — Руки только не забудь помыть перед тем, как будешь есть.

— Не забуду, конечно!

@my_name_is_YUTO: [фотография Ашикибы с Усакичи]
@my_name_is_YUTO: Усакичи-чан в порядке
@shinkai_hayato: какая прелесть! Спасибо, Юто!
@shinkai_hayato: Ашикиба, ты стал ещё выше?))
@fukutomi_juichi: определённо стал.
@toudoujinpachi: АШИКИБА У ТЕБЯ ТАКИЕ НОГИ
@toudoujinpachi: с ними ты просто обязан принести нам победу!!
@toudoujinpachi: (๑˃ᴗ˂)ﻭ
@kuronekuroda: чёрт, Шинкай-младший
@kuronekuroda: ты бы эту фотку ещё на стенах корпуса развесил, эй
@ashikiba_takuto: (*/_\)
@ashikiba_takuto: я сделаю всё, что в моих силах!!
@fukutomi_juichi: отличный настрой, Ашикиба.
@shinkai_hayato: лови бум одобрения, Ашикиба!
@shinkai_hayato: Усакичи-чан скучает по мне?
@shinkai_hayato: я вот по ней очень скучаю :( нам в Мейсо не разрешают держать домашних животных
@shinkai_hayato: даже черепашек, и Джуичи в итоге пришлось оставить свою дома
@my_name_is_YUTO: у Фукутоми-сана есть черепашка??
@shinkai_hayato: ага, сухопутная :) а кого бы ты завёл себе, Юто? я тут понял, что никогда не спрашивал
@my_name_is_YUTO: я?
@my_name_is_YUTO: я хочу ручного шершня
@my_name_is_YUTO: вроде Бидрилла
@shinkai_hayato: погоди, ты хочешь себе того покемона-осу, плакат с которым всё ещё висит у тебя в комнате?
@my_name_is_YUTO: ну да
@my_name_is_YUTO: он классный)))
@shinkai_hayato: даже не знаю, что сказать… надеюсь, что однажды ручных шершней всё-таки выведут))
@my_name_is_YUTO: серьёзно??
@shinkai_hayato: ну да, раз тебе это так важно))
@arakita_bepsilover: лол у меня столько вопросов
@arakita_bepsilover: но мне лень их писать

***


На следующий день Ашикиба всё-таки заболевает.

Он пишет с утра в чат, что не придёт, и что у него поднялась температура, и что он явно несколько дней пролежит в постели. Вся команда ему дружно сочувствует, наперебой желая выздоровления — Шинкай-старший даже спрашивает, не послать ли ему батончиков, — а Куроде на занятиях его неожиданно не хватает. Во многом это странно: не то чтобы они много общаются, но смотреть в сторону и не видеть знакомую завитушку как-то непривычно.

Со скуки Курода сидит на переменах в интернете, читает чат, где на повестке дня подкладки для велотрусов. Больше всего сообщений, конечно, оставляют Изумида и Фукутоми, так что следить за разговором быстро надоедает. Курода пишет Ашикибе в личные сообщения, спрашивая, как он себя чувствует, и тот не отвечает. Скорее всего, спит, напившись лекарств, или снова разрядил телефон. На аватарке у него теперь стоит то самое фото с Усакичи, сделанное Юто. Оно живое по настроению, яркое и насыщенное по цветам. Курода несколько секунд рассматривает его, подмечает, как Ашикиба похож на ребёнка по своим эмоциям, как он лучисто улыбается, как смешно у него сдвинуты домиком брови, а потом случайно нажимает поиск по картинке, и его выкидывает в браузер.

В первых выпавших результатах, само собой, ничего нет. Так, десятки фотографий декоративных кроликов, сайты японских питомников, а потом Курода вдруг замечает ссылку на твиттерский аккаунт @tashikiba.

Не зайти, конечно, он не может.

Девятая_симфония@tashikiba
Чувствую себя так ужасно, что не пошёл на занятия, чихаю и сплю((
Уже скучаю по ***, эх((


Девятая_симфония@tashikiba
Ну вот, начался какой-то кашель, я же не заболел??
|
А что если это тот страшный вирус, о котором говорят в новостях???
|
Заглянул в медпункт, сказали, что нет, аж гора с плеч

Девятая_симфония@tashikiba
Опять думаю, что мне всё равно хочется быть рядом с ***, несмотря ни на что
Каждую минуту смотреть, улыбаться, а как бы я хотел взять за руку…

|
Грустно как, что это невозможно и вообще за гранью реальности
|
Пора перестать слушать саундтреки из корейских дорам((

Девятая_симфония@tashikiba
Я и крольчиха моего семпая/(^ x ^)\
[фотография Ашикибы и Усакичи]


Девятая_симфония@tashikiba
Юки-чан назвал меня дурачком(
|
А потом отдал мне свою булочку, извинился сто раз, но я простил его сразу, потому что не могу на него долго обижаться…
|
Может, я правда дурак?

Курода чуть не роняет телефон на парту, дёрнувшись и больно стукнувшись коленкой о столешницу.

Их Ашикиба. Активно ведёт твиттер.

Ашикиба, с его вечно выключенным телефоном и забываемой зарядкой.

Поверить в это всё ещё сложно, несмотря и на никнейм, и на знакомую фотографию, и на полное соответствие твитов реальной жизни. Курода смотрит на экран так, будто хочет просверлить в нём дыру, и элементарная этика — вряд ли Ашикиба хотел бы, чтобы о его твиттере кто-то узнал, — борется в нём с невероятно сильным любопытством.

Последнее, к его стыду, всё-таки перевешивает. Он листает профиль Ашикибы с таким же смущением, с каким когда-то листал эротический журнал, притащенный Тодо.

Девятая_симфония@tashikiba
Ко мне приластился кот Аракиты-сана, и я угостил его остатками бенто
Надеюсь, ему понравилось!

|
Во всяком случае, история с батончиком Шинкай-сана не повторилась, ура)))

Девятая_симфония@tashikiba
Не хочу делать математику, хочу кататься с *** (。╯︵╰。)

Девятая_симфония@tashikiba
Мне так плохо.

Девятая_симфония@tashikiba
Как теперь вести себя
|
Всё ещё не могу успокоиться, не помогает даже Дебюсси, а ведь раньше всегда срабатывало

Девятая_симфония@tashikiba
Я ИДИОТ
|
КАК МОЖНО БЫЛО ТАК ЗАТУПИТЬ
|
КАК
|
Меня теперь все возненавидят или подумают что-то не то, или начнут относиться странно, а ведь я только-только стал их асом…
|
Хочу плакать
|
Скорее бы дойти до комнаты
|
У Юки-чана было такое лицо… такое…
|
Все еще не могу его развидеть, он был такой шокированный, как будто я сделал что-то действительно плохое
|
Болван
|
Почему я такой, почему(((
|
Не могу даже написать толком, что случилось, потому что мне стыдно

Судя по дате и времени, последний тред был как раз после того случая в раздевалке, где-то через час. За чтением Курода не замечает, как расчёсывает давнюю рану возле уха, и отвлекается от мыслей, только когда в воздухе появляется металлический запах, а на ногтях остаётся кровь.

Не мог он, убеждает себя Курода. Не мог Ашикиба так сильно переживать насчёт него и потом плакать у себя в комнате.

Он же улыбался, твердит себе упрямо Курода. Краснел, смущался, но не вёл себя так, словно ему действительно было… так больно. У Куроды щемит сердце, когда он перечитывает, и ему хочется закрыть эту вкладку, хочется выкинуть всё из головы, пока не стало слишком поздно и пока он не узнал что-то ещё.

Самое ужасное — он не может никому об этом рассказать. И речи не может быть о том, чтобы признаться Ашикибе или заикнуться о твиттере в разговоре с командой.

Первый сразу испугается, занервничает. Он запаникует и всё удалит, тогда как вторые…

— Юки?

— Твою мать, Тоичиро! — Курода опять подскакивает, машинально переворачивая телефон экраном вниз. — Не подкрадывайся ты так!

— Я и не думал, чего ты возбуждённый такой? От Ашикибы нет новостей? — Изумида опирается на край его парты бёдрами. Видимо, уже взял за привычку заглядывать в его класс на переменах и заваливать всяческими назойливыми вопросами. — Я ему звонил, он трубку не взял, а идти навещать в инкубационный период как-то небезопасно… Ой, слушай, у тебя кровь тут на виске. Ты поранился?

— Не было ничего от Такуто, — мотает головой Курода, достаёт платок из сумки и прикладывает его к виску. — Спит, наверное, если температурит. Ты что-то передать хотел?

— Да нет, просто интересовался. Тем более, вы друзья, и я предполагал, что ты знаешь немного больше… Почему прячешь телефон? — он хитро улыбается. — Переписываешься с девчонкой, а? Смотришь её фотки?

— Нет, — слишком поспешно отвечает Курода, и Изумида смеётся.

— Точно девчонку нашёл! Господи, Юки, помни, что нам нельзя тратить время на всякие интрижки! У нас последние межшкольные впереди!

— Да не встречаюсь я ни с кем! — возмущается Курода. Одноклассники заинтересованно косятся на него. — Просто не люблю, когда в мои дела суют нос, а у тебя он уже длиннее, чем у Пиноккио. Не извиняюсь.

— Так и быть, храни свои любовные похождения в тайне, Юки, — машет руками Изумида. — Но если увижу, что ты ради свиданий пропускаешь тренировки, мигом сниму с основного состава.

— Ой как страшно-то, — не удерживается Курода. Изумида грозит ему пальцем перед уходом, и наблюдавшие за ним девочки провожают его заинтересованными взглядами.

Свидания, как же. Да если бы Курода ответил хоть на одно любовное письмо, каких в неделю получает штук по пять, от него и так уже давно не осталось бы живого места — его или бы разорвали поклонницы от ревности, или выбранная девушка от страсти.

И к слову про девушек: чем дальше Курода читает твиттер Ашикибы, тем больше убеждается, что тот в кого-то безответно влюблён. Он часто пишет, как хочет с кем-то покататься, погулять и хотя бы поговорить. Пишет, что ужасно скучает, не может дождаться встречи. Представить, что Ашикиба изнывает от любви к кому-то, Куроде тоже немного сложно — он в принципе не может вообразить Ашикибу в подобных отношениях. Кажется, что Ашикиба ещё слишком незрелый, чтобы с кем-то встречаться. Слишком наивный, чтобы испытывать к кому-то настолько сильную привязанность…

Девятая_симфония@tashikiba
Иногда я представляю, что признаюсь ***, и мне становится так страшно. Сразу понимаю, что я недостоин, что я глупый, что лучше бы мне по-прежнему молчать, потому что у меня нет никаких шансов.
|
В конце концов, где я и где ***, особенно если вспомнить, что до этого года я вообще был командной прачкой.
|
Скорее бы этот год закончился, и мы перестали видеться, это единственный шанс, что я перестану чувствовать то, что чувствую

… или нет.

Курода силой воли заставляет себя свернуть вкладку и сосредоточиться на делах.

По крайней мере, до конца дня.

III.


У Ашикибы семнадцать подписок и восемь читателей, из которых все — рекламные боты. Он ретвитит фотографии гор и видеоролики с велосипедными гонками, жалуется иногда на невкусную школьную еду, зато регулярно радуется хорошей погоде, высоким оценкам за тесты и удобной одежде. Последнюю, как узнаёт Курода из твитов месячной давности, ему всегда сложно находить — она то мала в плечах, то не закрывает живот, то не подходит по размеру вообще. Пару раз Курода натыкается на короткие треды, где Ашикиба грустит из-за своего роста, и ему очень хочется дать подзатыльник.

Впрочем, самому себе тоже. Ашикиба пишет о нём едва ли не чаще, чем о всех остальных вместе взятых, и не сказать, что Куроде сильно нравится видеть себя со стороны. Более того, он стыдится и злится, потому что то, что он считает безобидным, Ашикиба, оказывается, воспринимает совсем иначе.

Девятая_симфония@tashikiba
Юки-чан сегодня снова назвал меня шпалой(
|
Он не со зла, конечно, но что я могу поделать?((( даже если сгорблюсь, всё равно буду выше всех, ещё и кривым((
|
Хочу быть как Юто и не переживать, что стукнусь опять головой о потолок в транспорте
|
Вот молоко пьют для роста, а что пьют для уменьшения?

Девятая_симфония@tashikiba
Почему Юки-чану так нравится надо мной шутить ( ; ω ; )
|
Тои-чан сегодня даже назвал нас комедийным дуэтом, но ведь в дуэте шутит то один, то другой, а у нас шутит один Юки-чан, и я… Я всегда теряюсь и придумываю шутку уже потом, когда становится поздно((

С другой стороны — и Куроду это чуть-чуть успокаивает — Ашикиба пишет о нём и хорошие вещи. Много хороших вещей. Например, он не единожды отмечает, как Курода здорово ездит. Как он иногда круто выглядит на встречах в городе, как хвалит Ашикибу за успехи на роллере или в учёбе, как красиво смотрится с закатанными рукавами джерси.

С одного треда, написанного два месяца назад, Курода вовсе ощущает, что краснеет, и сильно корит себя за все шутки в сторону Ашикибы.

Девятая_симфония@tashikiba
Иногда кажется, что Юки-чан понимает меня гораздо больше, чем я сам себя
|
Сегодня на трассе он встал рядом со мной, когда я не смог больше ехать, положил руку на плечо и сказал, что я всё равно молодец, что мне не надо винить себя за минутную передышку, пока мы на тренировке, ведь тренировка на то и тренировка
|
И что я все смогу, надо просто перестать слишком много думать
|
А я и не говорил ему, что чувствую себя виноватым и слишком много думаю…
|
Он похлопал меня по спине, потом посадил на свое колесо, пока я не закрутил нормально педали
|
Юки-чан что-то говорил впереди, но я не слышал из-за ветра, зато видел, как он улыбается и подбадривает меня… А потом он ускорился, и мы вместе пришли к финишу, даже раньше, чем Тои-чан
|
И вот… странно, что после всего этого кто-то правда считает Юки-чана злым и равнодушным, он только делает вид, что такой…
|
Хочу победить с ним на межшкольных, очень-очень

Курода вообще-то хорошо помнит тот день.

Ашикиба тогда стоял на трассе, опустив голову и склонившись над велосипедом. Курода заметил его ещё издали, а когда остановился рядом, то поразился, насколько он разбит и чем-то обеспокоен. После расспросов выяснилось, что на него накатила усталость, что он резко перестал верить в себя и свои ноги. Помедлив, Ашикиба шёпотом добавил, что, может быть, и не стоит ему теперь ехать за команду, если его так просто выбить из колеи.

Ашикиба выглядел таким подавленным, что Курода сразу воспринял его всерьёз. Он как мог приободрил его, решительно напомнил, что ещё несколько месяцев назад Ашикиба проводил всё своё командное время в прачечной, а теперь собирается биться за чемпионство академии в главной ежегодной гонке. Везя его на колесе, Курода говорил, что действительно гордится им, хотя не был уверен, что тот его слышит.

Может, как раз поэтому для Ашикибы тот день был настолько важен, тогда как Курода просто поступил так, как посчитал нужным.

Он понятия не имел, какое вообще имеет для Ашикибы значение его поддержка.

Куроде вдруг очень хочется его навестить, несмотря на все запреты Изумиды. Так что после занятий он заходит в медпункт и на всякий случай берёт там маску.

***


Дверь Ашикиба открывает почти сразу после стука. Несвежие волосы растрёпаны, вид заспанный, половина лица, как у Куроды, надёжно скрыта за тканевой белой маской.

— Юки-чан! — удивлённо моргает Ашикиба. — Ты зачем пришёл?

— Проверить, живой ты вообще или нет. Ты ведь ни на какие сообщения в чате не отвечаешь. Все волнуются, и я как бы тоже, — отвечает Курода, и Ашикиба, помедлив, пускает его в комнату. В ней сильно пахнет эвкалиптом, на столе пара блистеров с таблетками, початый бутылёк с сиропом из подорожника и коробка салфеток. Настоящая мини-палата. — Да тебя правда усиленно лечат, как я погляжу.

— Медсестра Мизуки-сан заходит ко мне утром и вечером. Температуру меряет, лекарства оставляет, стетоскопом слушает. Вроде бы скоро уже выпишет, — Ашикиба убирает плед со стула, сам садится на аккуратно застеленную кровать. Во фланелевой персиковой пижаме он выглядит каким-то мягким и очень домашним, а ещё не таким огромным, как обычно. — Прости, что заставил беспокоиться, Юки-чан…

— Ничего, главное, что ты идёшь на поправку, — сев на стул, Курода деловито достаёт из сумки апельсин, питьевой йогурт и целую кисть бананов из пяти штук. — Вспомнил вот, что ты их любишь, и купил побольше.

— Не надо было, Юки-чан!

— Цыц, я уже принёс, так что твоя задача — съесть и выздороветь, — отрезает Курода, и Ашикиба кивает. Его глаза немного сужаются, наверное, из-за улыбки. Обидно, что сейчас она под маской. — Тоичиро тоже передает привет. Правда, сдаётся мне, его больше волнует твоё возвращение к тренировкам, чем здоровье.

— Я и сам уже скучаю по велосипеду. Очень хочется покататься, особенно… с тобой, — Ашикиба глухо закашливается. — Не хочешь чаю?

— Не, не беспокойся. А, кстати, я ещё принёс твои оценки за тесты, — Курода роется в сумке опять и протягивает Ашикибе небрежно смятую пачку листов. — Ты отлично постарался, Такуто. Учитель сегодня тебя перед всеми похвалил, жаль, ты не слышал.

— Спасибо, Юки-чан, — Ашикиба откладывает тесты на тумбочку, лишь мельком посмотрев на них. — Надеюсь, я не много пропущу…

— Если пропустишь, я поделюсь с тобой конспектами. Не хватало ещё, чтобы тебя оставили на отработку во время межшкольных… Эй, ты какой-то красный, — Курода прищуривается и встаёт, тянет руку к его лбу. — Температура поднялась?

— Н-нет! — машет руками Ашикиба, отклоняясь от него на кровати. — То есть даже если да, не надо ко мне прикасаться! Ты заразиться ведь можешь, Юки-чан!

— Ты же не дышишь на меня, так как я заражусь? Дай потрогаю!

— Юки-чан!

Ашикиба перехватывает обе его руки своими, и Курода едва ли не валится на него сверху. Устояв и уткнувшись коленями в кровать, он хмуро смотрит на замершего под ним Ашикибу, на его сдвинутые брови, а потом наклоняется и упрямо прижимается лбом к его лбу.

Ашикиба горячий. Он часто дышит, снизу вверх глядя в глаза Куроды, и его румянец поверх маски становится всё заметнее, переходит со щёк на виски. Куроде кажется, что он дрожит, а может, дрожат почему-то они оба.

— Юки-чан… — он отпускает его руки.

— В постель, — чуть севшим голосом командует Курода, отстраняясь, и Ашикиба тянется за пледом. — Нет, давай-ка нормально ложись! Прямо под одеяло, головой на подушку! Вот так, и смотри не вставай! Дверь я за собой закрою, ладно? Тебе надо пропотеть и поспать, Такуто.

— Но я и так лежал весь день…

— Ничего, ещё полежишь, — Курода осматривается, замечает пятилитровый баллон воды в углу. Он наполняет доверху пустую чашку, взяв её с книжной полки, и ставит её на стол рядом с кроватью. Подумав, чуть-чуть приоткрывает окно, чтобы поступал свежий воздух. — И побольше пей, не то иссохнешь совсем и станешь похож на мумию.

— Правда? — округляет глаза Ашикиба, и Курода вздыхает.

— Правда. А мумии в межшкольных не участвуют. Отдыхай, Такуто… И отпишись мне или в чат, как проснёшься, ладно? — Курода поднимает сумку. — Не пропадай. На днях ещё загляну, если Тоичиро зверствовать не будет и не введёт командный карантин.

— А он что, может?

— Не знаю, наверное. Выздоравливай, — он машет ему напоследок и выходит в коридор, до щелчка закрывает за собой дверь.

Курода осознаёт, что у него тоже по каким-то причинам до сих пор горят щёки, только когда стягивает маску и бросает её в урну.

***


Из-за тренировки и полностью разрядившегося телефона зайти в чат удаётся только уже поздно вечером. Курода полулежит за столом, пытаясь доделать домашнее задание, но входящие уведомления отвлекают его каждые несколько минут.

@arakita_bepsilover: отвечаю
@arakita_bepsilover: если бы нас укусил радиоактивный паук мы бы не стали питерами паркерами
@arakita_bepsilover: вон Тодо же его паучара кусает и че
@toudoujinpachi: В СМЫСЛЕ ヽ( `д´*)ノ
@toudoujinpachi: Я ГОРНЙ БОГ
@toudoujinpachi: ГОРНЫЙ*
@arakita_bepsilover: в смысле ты не отрицаешь что тебя кусают?
@arakita_bepsilover: лололол
@toudoujinpachi: природа и так меня наградила
@toudoujinpachi: в отличие от всяких тут
@toudoujinpachi: бепсинутых
@shinkai_hayato: да ладно вам уже комиксы обсуждать, парни, пройдите лучше тест [ссылка на тест «Какой ты фрукт»]
@shinkai_hayato: я ананас))
@arakita_bepsilover: ну серьёзно вот какой из тодо питер паркер
@arakita_bepsilover: он скорее мэри джейн в беде
@arakita_bepsilover: ТОЧНО
@arakita_bepsilover: ЛОЛОЛОЛОЛ
@arakita_bepsilover: я кстати виноград
@toudoujinpachi: между прочим, Эм-Джей очень достойная героиня!
@toudoujinpachi: и она тоже была женщиной-пауком в альтернативной вселенной!
@toudoujinpachi: я яблочко (*˘︶˘*).。.:*♡

Ашикиба по-прежнему молчит, его твиттер Курода открывать не решается. Конечно, он пытался сегодня вести себя максимально дружелюбно, воздерживался как мог от резких тонов и замечаний с шутками, но всё-таки…

Будь на месте Куроды кто-то более здравомыслящий, например, тот же Шинкай-старший, он бы нашёл силы не сомневаться в себе и не пытаться копаться в чужой душе. Он принял бы информацию к сведению, извлёк какой-то урок и зажил бы себе спокойно дальше без всяких внешних подсказок.

В конце концов, это нечестно и неправильно по отношению к Ашикибе, который знать не знает, что его эмоции теперь нараспашку.

Однако Курода не Шинкай-старший — он полон сомнений, любопытства, интереса — и потому обещает себе взглянуть на вкладку только одним глазком.

Девятая_симфония@tashikiba
(⁄ ⁄ ⁄ ⁄•⁄.⁄•⁄ ⁄ ⁄ ⁄)
|
О боже.
|
Я думал, что умру прямо перед Юки-чаном, почему он сегодня был такой особенно заботливый и добрый…
|
Мне до сих пор хочется спрятать лицо под одеялом и глупо в него улыбаться, у меня теперь правда ничегошеньки не болит

— Что? — моргает Курода, прочитав последний твит. — Ты так обрадовался, что я тебя навестил? Боже, как мало тебе надо для исцеления, Такуто...

Девятая_симфония@tashikiba
Так скучно (。╯︵╰。)
|
И голова болит ужасно((
|
Интересно, если *** поцелует меня в лоб и скажет, что всё пройдёт, это сработает?

— Да до твоего лба ещё дотянуться надо сначала, умник, — хмыкает Курода, — особенно девчо… — и он осекается.

Это ведь он трогал сегодня лоб Ашикибы, склонившись над ним, а значит, именно после его прикосновения у него перестала болеть голова.

Значит, это именно о нём — а не о девочке с таким же именем — думал тогда Ашикиба в раздевалке, когда так нежно к нему притронулся.

И это о нём, значит, Ашикиба пишет в каждом втором своём твите со звёздочками, беспомощно скрывающими…

Влюблённость.

Курода настолько шокирован этой догадкой, что сначала упорно ей не верит. Он с видимым спокойствием оставляет телефон на столе, когда идёт прогуляться за водой на первый этаж кампуса. По пути он встречает зевающего Манами, опять гонявшего в одиночестве допоздна, перекидывается парой фраз с Изумидой и Добаши, идущими из спортзала с полотенцами на шеях — но легче не становится. Скорее наоборот: Курода невольно перебирает в памяти всё, что связано с Ашикибой, и его сомнения постепенно тают.

Ашикиба действительно может быть влюблён в него. Иначе не объяснить его широкие улыбки, милое смущение, то самое прикосновение к животу и румянец поверх маски несколько часов назад. Переживания и грусть от шуток, тоскливые взгляды, которые Курода иногда на себе ловил. Множество твитов о том, что Ашикиба хотел бы признаться, но никогда не осмелится.

Как Курода мог быть таким слепым? Как мог не замечать, что Ашикиба так на него смотрит?.. И уже, судя по всему, давно?

Наверное, позже думает Курода, третий час ворочаясь в кровати без сна, это потому, что он парень и его друг. Не то чтобы Курода как-то негативно относился к нетрадиционной ориентации, вовсе нет. Напротив, он всё ещё считает, что Изумида как минимум бисексуален, он искренне думает, что в этом нет ничего плохого, но одно дело относиться нейтрально, и другое — знать, что твой одноклассник и сокомандник в тебя влюблён.

Особенно, если это Ашикиба.

Доверчивый, славный, добрый Ашикиба — в неясных мыслях о нём Курода засыпает только под утро.

***


Ашикиба возвращается с больничного через три дня. За это время Курода ни разу не открывает его твиттер, мало сидит в общем чате и вообще всё свободное время проводит на тренировках, потому что иначе не может ни на чём сосредоточиться. Остальная команда, естественно, им восхищается, а Изумида гордо ставит его в пример.

И ладно бы это помогало, но нет. Всё, о чём только может думать Курода, заключается в рыжей катастрофе с его не менее катастрофичной проблемой, которая почему-то заставляет Куроду чувствовать себя виноватым.

Или бессильно злиться.

Или беспрестанно жалеть, что Пиноккио с его длинным любопытным носом оказался вовсе не Изумида.

— Юки-чан! — улыбается лучезарно Ашикиба утром, перед первым уроком, и вздрогнувший Курода боится на него посмотреть. Кажется, что по нему сразу всё будет видно, что у него на лбу жирным шрифтом отпечатано: «Я всё знаю, давай поговорим». — Юки-чан, я так скучал!

— Привет, Такуто, — как можно спокойнее поднимает на него взгляд Курода и улыбается уголками губ. — Я, знаешь, как-то не заметил, что… Кхм, я рад тебя видеть тоже.

Ашикиба моргает, но ничего не говорит, усаживается спокойно за соседнюю парту и достаёт учебники. Совершенно ничто не выдает в нём чувства, которые он носит в себе — давнюю тоску, безответную нежность, постоянное влечение, — и Куроду это сбивает с толку. Курода исподтишка наблюдает за ним весь день: за тем, как он общается с пришедшим Изумидой, как иногда смотрит в окно, как старательно читает на английском перед учителем, возвышаясь над всем классом.

Ашикиба всё тот же Ашикиба.

Нескладный немножко в этой своей школьной форме и брюках, которые ему коротки на пару сантиметров и потому открывают худые лодыжки. Волнующийся и краснеющий, когда его о чём-то спрашивают, а он не знает ответ или ему нужно подумать. Часто зевающий и прикрывающий рот ладонью. Ловя на себе взгляды Куроды, он бесхитростно улыбается и спрашивает, в чём дело — и Куроде очень хочется попросить его перестать мучиться.

Перестать так сильно его любить, потому что Курода явно не чувствует ничего похожего в ответ.

— Юки-чан?

— А? — он отнимает ладонь от щеки, осознаёт, что последние пять минут пялился в одну точку перед собой.

— Мы ведь сегодня потренируемся, да? — Ашикиба смотрит на него, откинувшись на стуле и чуть закинув голову назад. — В связке, как ас и грегари?

— Да, без проблем, — Курода жмёт плечами. — Почему спрашиваешь?

— Мне показалось, ты сегодня какой-то молчаливый и задумчивый… Я даже засомневался, что ты вообще собираешься идти на тренировку. Тебя что-то беспокоит?

Курода молча качает головой, якобы отвлекается на конспект и краем глаза замечает, что Ашикиба до сих пор посматривает на него с волнением.

Ужасно.

Курода совершенно не знает, как себя с ним вести.

В присутствии Ашикибы ему теперь настолько неуютно, что он никак не может подобрать тему для разговора или развить уже предложенную. Кажется, он вот-вот сделает что-то не то, ошибётся и тем самым или себя выдаст, или опять причинит Ашикибе боль. Оба сценария Куроде категорически не нравятся, и он делает что угодно, лишь бы не оставаться с Ашикибой наедине. Он быстро ест в столовой, пристает к учителю с вопросом о домашней работе, звонит домой на перемене впервые за неделю и листает чат, в котором за его отсутствие накопилась тысяча с лишним сообщений.

@arakita_bepsilover: мы с Кин-чаном надерём вам жопы на следующей неделе!
@arakita_bepsilover: прости Фуку-чан!!!1
@fukutomi_juichi: я понимаю. мы с Хаято и Ишигаки-куном тоже готовимся.
@arakita_bepsilover: оо! это тот парниша с чубчиком из киото фушими??
@arakita_bepsilover: на шпица ещё сильно похож??
@fukutomi_juichi: да. Хаято с ним очень сдружился.
@arakita_bepsilover: сДрУжИлСя?
@shinkai_hayato: да, ещё как ;) он клёвый на самом деле, отзывчивый, с ним всегда есть о чём поболтать) надо будет вас познакомить потом нормально
@shinkai_hayato: можно после гонки где-нибудь посидеть, например
@shinkai_hayato: чур угощают победители, чтоб ничего не слиплось :Р
@toudoujinpachi: жалко я с вами не погоняюсь o(〒﹏〒)o
@toudoujinpachi: меня не будет в городе в это время…...
@arakita_bepsilover: нам же лучше
@arakita_bepsilover: а куда валишь-то?
@toudoujinpachi: не скажу (# ̄ω ̄)
@arakita_bepsilover: на свиданку идёшь что ли
@manami_sangaku: [стикер с влюблённым Мьюбином]
@arakita_bepsilover: ТЫ ДАЖЕ МАНАМИ ЗАСТАВИЛ ИЗ БУНКЕРА ВЫПОЛЗТИ СВОЕЙ ИНТРИГОЙ
@arakita_bepsilover: А НУ КОЛИСЬ ТОДО
@toudoujinpachi: всё равно не скажу ♡\( ̄▽ ̄)/♡
@kuronekuroda: в Лондон?
@arakita_bepsilover: ДА ТЫ И ДОСТАВЩИКА ВЫЗВАЛ ДЕМОН ОБОДОЧКОВ
@toudoujinpachi: ХАХАХА
@toudoujinpachi: вы все так хотите знать, куда я еду
@toudoujinpachi: это так мило!! ( ´ ∀ `)
@toudoujinpachi: НО Я ВСЁ РАВНО НЕ СКАЖУ

— А почему именно Лондон? — слышит Курода негромкий голос Ашикибы, который сидит за своей партой и читает чат. — Он раньше что-то рассказывал про него?

— Нет, но его друг сейчас учится в Лондоне, насколько я знаю, и я подумал... Может, он поедет туда на стажировку или что-то в этом духе. Вряд ли расскажет, в смысле он до сих пор не сказал, в какой университет поступил, — Курода хмыкает. — Весь такой таинственный стал, чёрт возьми. Настоящий выпендрёжник.

— Мне всегда нравилось, какой Тодо-семпай эмоциональный и искренний, — улыбается Ашикиба, отправив в чат сообщение, что уже вылечился и пришёл на занятия. — Я вот так не умею себя выражать…

— Да ладно, в эмоциях на уровне табуретки нет ничего плохого... В смысле я не имею в виду, что у тебя такие, — спохватывается сразу Курода, — я в целом. У тебя в этом плане всё в пределах нормы, не вздумай грузиться из-за моих слов.

— Мне и так хорошо, Юки-чан, не переживай… Ну вот, у меня опять батарея разрядилась, — расстроенно вздыхает Ашикиба, когда экран его телефона гаснет после уведомления. — Теперь так и не узнаю, куда едет Тодо-семпай.

— Если он всё-таки расколется, я тебе расскажу, — обещает Курода, и Ашикиба благодарно улыбается, отчего родинка на его щеке как никогда становится похожа на сердечко. — Начинай уже носить с собой зарядку, Такуто!

— Я уже пробовал! И в итоге потерял…

Курода всё-таки не сдерживает лёгкой улыбки, представив, как драматично Ашикиба обнаруживает пропажу. И странно, но или Куроде чудится, или Ашикиба действительно смотрит на него с непонятным облегчением.

***


На трассе волнение Куроды немного притупляется. Спасибо ветру, скорости, едущему позади Ашикибе, который держится на колесе, стараясь не отставать. Слышно только, как он жмёт на педали, да как иногда ойкает, если оказывается слишком близко.

Слишком близко.

Курода радуется, что не видит его перед собой, когда вспоминает, как часто его касался. Просто так, случайно, без всяких подтекстов. Курода сотню раз хлопал Ашикибу по плечу, одобрительно стукал в грудь, щекотал под рёбрами, подкравшись сзади. Крепко обнимал, закинув руку на шею — и Ашикиба всегда смущался. Он всегда краснел, прятал взгляд, неловко улыбался, и Курода жмёт на педали жёстче, осознавая, как, наверное, тяжело это для него было.

Не то чтобы Курода хорошо знает, что такое тайно кого-то любить. Он просто помнит, как нервничал возле девочки, которая нравилась ему в средней школе. Стоило ей только пройти мимо, как у Куроды мгновенно перехватывало дыхание и ладони начинали потеть. Он сразу ощущал себя самым некрасивым, угловатым, слишком простым... Хотелось провалиться сквозь землю или совершить что-то запредельно глупое. Например, подбежать и признаться на одном дыхании. Поцеловать в щёчку. Подсунуть письмо в ящичек. Да хотя бы выпалить своё имя, согнувшись в поклоне, чтобы было не так стыдно.

Конечно, в итоге он так и не нашёл в себе смелости с ней познакомиться. И потом она резко уехала, а он — увлёкся велоспортом.

Конечно, это было всего лишь первой невинной любовью, в которой был важен сам факт, а не развитие. И сравнивать её с чувствами Ашикибы, по сути, неправильно, но так Курода хотя бы чуть-чуть их понимает.

И не перестаёт поражаться.

— Юки-чан?

Ашикиба равняется с ним. Курода вскользь смотрит на него, заметив, как из-под шлема выбивается прядь рыжих волос, и снова переводит взгляд на дорогу.

— Что?

— Я хотел спросить, будешь ли ты всё-таки бороться за горный отрезок… Просто я смотрел сейчас, как ты едешь, так быстро, и мне хотелось бы…

— Я везу тебя, Такуто, это уже не обсуждается, — обрывает его резковато Курода и затем смягчается. — Да, мне хотелось бы побиться за номерок, но Тоичиро дал мне другую задачу, более важную. Горный отрезок будут брать Манами и Юто, а мы с тобой возьмём финиш. Постарайся об этом не думать.

— Но это же наш последний год, Юки-чан… И наши первые и последние межшкольные… Ты злишься из-за того, что тебе приходится везти меня?

Курода удивлённо поворачивает голову. Ашикиба ритмично крутит педали, опустив взгляд на переднее колесо.

— С чего ты взял, что я на что-то злюсь?

— Просто ощущение такое, — Ашикибу еле слышно, — что ты на что-то злишься, Юки-чан. Ты можешь сказать, если это я в чём-то виноват, и я постараюсь исправиться... Или вообще откажусь от межшкольных. Мне не будет сложно, правда.

Сердце у Куроды разом ухает куда-то к пяткам, тело обдаёт жаром.

— Боже, Такуто! Уж кто-кто, а ты совсем ни в чём не виноват! — едва не кричит Курода, поборов искушение от души выругаться. — Кто тебе вообще эти идеи в голову вбил, а? Если придурок Добаши, я прямо сейчас пойду и надеру ему задницу!

— Нет-нет, никто мне ничего не вбивал! — верещит испуганно Ашикиба, махая руками, как мельница. — Может, я просто… Я не так тебя понял, Юки-чан…

— Садись на колесо и готовься гнать, Такуто, понятно? — отрезает Курода и закатывает рукав майки вплоть до предплечья. — Твою мать… Я тебе сейчас покажу, что будет, когда мы поедем на межшкольных, и чтобы после этого у тебя всякая дурь из головы выветрилась, ясно? Я везу тебя, мне хочется везти тебя. Усеки это, наконец!

Ашикиба спешно кивает и съезжает назад, а Курода встаёт на педали, низко-низко склоняется к рулю, сжав зубы.

Мысль, что Ашикиба ради него был готов так легко отказаться от своей собственной победы, доводит Куроду до бессильной злости, и до самого финиша она захлёстывает его, как бесконтрольное цунами.

***


@izumidABU: Курода сегодня побил рекорд Аракиты-сана
@izumidABU: он довёз Ашикибу до финиша на целых двадцать секунд раньше
@arakita_bepsilover: А?!!
@arakita_bepsilover: СЕРЬЁЗНО?!1
@arakita_bepsilover: ну доставщик ну ты мощный
@arakita_bepsilover: а я говорил что надо было его вместо Манами ставить в прошлом году
@manami_sangaku: [стикер с недовольным Мьюбином]
@shinkai_hayato: одобрительный бум, Курода!
@kuronekuroda: спасибо
@kuronekuroda: Такуто тоже отлично постарался, между прочим, он вообще от меня не отставал, ехал быстро и идеально
@ashikiba_takuto: (⁄ ⁄•⁄ω⁄•⁄ ⁄)
@kuronekuroda: мы с ним точно возьмём межшкольные в этом году
@ashikiba_takuto: спасибо, Юки-чан!
@kuronekuroda: а если нет, Аракита-сан может приехать и забрать своего кота
@toudoujinpachi: ХАХАХАХ
@toudoujinpachi: вот это я понимаю мотивация!! (☆▽☆)
@arakita_bepsilover: Я ЗАСКРИНИЛ КУРОДА-ЧАН
@arakita_bepsilover: Я СЛЕЖУ ЗА ТОБОЙ
@arakita_bepsilover: ┐( ̄ヘ ̄)
@toudoujinpachi: Аракита
@toudoujinpachi: использовал
@toudoujinpachi: КАОМОДЗИ
@toudoujinpachi: ヽ(°〇°)ノ
@arakita_bepsilover: ой всё
@toudoujinpachi: ХАХАХАХА!
@toudoujinpachi: Я ЗАСКРИНИЛ!!!1

Курода ставит телефон на блокировку, медленно пьёт воду из бутылки. Сказать честно, он и не думал бить рекорд Аракиты, но этот случайный факт как-то радует. Тем более на фоне того, что с Ашикибой после гонки поговорить не получилось. Курода просто быстро и позорно сбежал, едва успев похвалить его перед остальной командой, и теперь сидит на скамейке во внутреннем дворе кампуса уже минут двадцать.

Идти к себе в комнату не хочется, несмотря на объёмы домашнего задания. Ощущение, что он провалится в размышления про Ашикибу, стоит ему только переступить порог, а у Куроды уже и так не хватает на них выдержки.

Она вообще вся уходит на то, чтобы не заглядывать в его твиттер, и Куроду это бесит до чёртиков. Он постукивает пальцами по чёрному экрану телефона, торопливо прикидывает, чем можно хоть как-то оправдать очередное непростительное любопытство. Например, Курода не читал его аккаунт уже четыре дня — чем не повод? А может, за то время, что он себя истязает, Ашикиба уже успел его разлюбить? Подростковые чувства ведь в целом часто нестабильны и краткосрочны, на них совершенно нельзя полагаться всерьёз, они возникают и исчезают, как будто…

Девятая_симфония@tashikiba
Нет, я точно что-то натворил (。╯︵╰。)
|
Мы никогда так не ездили, Юки-чан казался таким злым, когда на меня кричал((
|
Он сказал, что дело не во мне, но ведь когда так говорят, то дело точно в тебе?..
|
Всю голову уже сломал и не могу понять((

Девятая_симфония@tashikiba
Юки-чан сегодня так странно себя со мной ведёт
|
Как-то избегает, и я не понимаю, в чём дело…
|
Я его чем-то расстроил? Сказал что-то не то, когда он ко мне приходил??((
|
Очень хочу спросить, но вдруг я это всё придумал
|
Ура, я заставил его улыбнуться!

… ничего подобного.

Курода проводит ладонью по горящему лицу, делает глубокий вдох, убирая телефон в карман брюк, а потом выливает на голову остатки воды из бутылки. Вода неприятно затекает ему за шиворот, рубашка насквозь промокает. Толку от этого, вопреки каким-то киношным ожиданиям, нет.

Он ведь всё делал правильно, если не считать срыва.

Он весь день держался на расстоянии. Он лишний раз не касался, чтобы не доставить неудобства — хотя ладонь так и тянулась заправить ту же выпавшую прядь Ашикибы за шлем, что за неряшливость, — и не шутил так, как обычно шутит. Курода вёл себя с ним максимально нейтрально, чтобы Ашикибе было не слишком тревожно находиться с ним рядом, но в итоге всё получилось ровно наоборот.

Именно из-за сегодняшних действий Куроды он теперь опять считает себя в чём-то виноватым и думает отказываться от межшкольных соревнований, о которых мечтал предыдущие два года. Именно из-за Куроды он сейчас наверняка в очередной раз копается в себе, ищет пытливо, в чём же ошибся, тогда как от него не зависело абсолютно ничего и никаких ошибок он не совершал.

— Да как так-то?! — Курода бросает пустую бутылку в урну и несколько раз хлопает себя по щекам. — Почему? Всё? Должно? Быть? Так? Сложно?!

От полного впадания в саморазрушение его спасает громкое мяуканье из ближайшего куста. Прислушавшись и отдышавшись, Курода подходит к нему, приседает на корточки и раздвигает ветки, царапая при этом скулу.

Чёрный кот, сидящий в самой середине куста, спокойно смотрит на него немигающими глазищами. Выразительно мяукает снова. Задние лапы у него, судя по всему, застряли в корнях.

— Ну привет, — тянет к нему ладонь Курода, и кот радостно трётся об неё пушистой тёплой мордочкой. — Как тебя угораздило-то… Ты в курсе, что за тобой может прийти тот страшный семпай, который в том году тебя откармливал? Думаешь, он бы тебя вытащил? Правда?

В ответ кот лишь ласково мурлычет. Курода не без труда достаёт его из веток, берёт на руки и садится с ним обратно на скамейку. Вся шёрстка у кота в каких-то мелких колючках и листиках, что невероятно раздражает, и Курода начинает кропотливо вычёсывать их, неожиданно успокаиваясь.

Коту, очевидно, его намерения нравятся. Он уютно устраивается на его коленях, прежде как следует потоптавшись на них пыльными лапами.

— Да, ты действительно за последнее время растолстел. Неудивительно, что застрял, — говорит ему задумчиво Курода. Убрав с головы кота сухую травинку, он чешет его за мягким ухом, и тот урчит. — Счастливая же у тебя жизнь... Живёшь себе, ешь, сидишь в кустах, и никакие другие коты в тебя не влюбляются. Нет же?

Кот протяжно мяукает, широко зевает, вытянув передние лапки. Курода проводит ладонью по его спинке.

— Что мне вот делать-то, промяукай? Вести себя как обычно? Ничего не делать? А если ничего не делать — это худшее, что можно сделать? Хотя ладно, худшее я, похоже, сделал сегодня…

Он вздыхает, в деталях вспомнив, каким растерянным и непонимающим был на трассе Ашикиба. Должно быть, Курода и правда знатно его перепугал, решив вести себя «как можно дружелюбней». «Как можно более понимающе». Вот только со стороны это, похоже, всё равно что начни он носить женскую форму, как Юто на недавнем празднике, или выливать на себя вёдра парфюма, как Изумида.

Для Ашикибы всё это, как ни крути, в новинку, всё это странно…

Ашикиба ведь просто привык жить в мире, где Курода знать не знает о его чувствах, а значит, любое вмешательство в этот самый мир неизбежно приведёт к его поломке.

Эта простая мысль кажется Куроде такой очевидной и правильной, что на какое-то время он замирает и приходит в себя лишь тогда, когда соскучившийся по вниманию кот небольно кусает его за палец.

— Ой-ой, прости! — Курода буквально заглаживает свою вину, и тот вновь мягко разминает его колени. — Вот, значит, как… Чёрт, я такой идиот всё-таки. Не говори семпаю, ладно? И Такуто не говори.

Кот, естественно, ничего не обещает и перед тем, как спрыгнуть на землю, бесстыдно проходится хвостом по его лицу.

IV.


Вернуться к обычному общению с Ашикибой оказывается куда проще, чем думал Курода. Ашикиба, по сути, сам даёт ему поводы расслабиться и необидно, уместно подшутить. Он нечаянно засыпает на первом уроке, на перемене чуть не роняет телефон на пол, буквально прожонглировав им в воздухе, а потом вцепляется в рукав пиджака Куроды обеими руками, когда по пути на обед в другой корпус к нему пристаёт огромная оса.

— Они же страшные! — настаивает позднее Ашикиба, держа палочками аппетитный тамагояки. — Они такие страшные, что готовы жалить, хотя наверняка знают, что после этого умрут!

— Ты их ещё смертниками давай назови для полноты картины, — посмеивается Курода, уплетая второй онигири с тунцом. — Тебе вообще-то ещё повезло, что ты был в застёгнутой рубашке. В смысле мне тут рассказывали, как оса залетела прямо под блузку одной из девушек из нашей академии, и она завопила на весь класс.

— Прямо под… блузку? — Ашикиба краснеет, заморгав, палочки в его руке дёргаются, но тамагояки не выпадает. — Надеюсь, она её не ужалила?

— Неа, не успела. Так что радуйся своей недюжинной удаче, Такуто.

— Я радуюсь, что ты отогнал её от меня, Юки-чан, — Ашикиба улыбается, наконец-то отправив тамагояки в рот. — Меня в детстве часто жалили. Наверное, потому, что я тогда ел слишком много сладкого.

— Вполне может быть, — Куроде очень хочется пошутить, что он, должно быть, сам по себе такой сладкий, раз всех притягивает, но вовремя одумывается. — В любом случае, главное на них не замахиваться, и тогда всё будет нормально.

Ашикиба кивает, продолжает есть, рассказывая что-то там про запланированную гонку с Юто, и Курода вновь наблюдает за ним. Сегодня он выглядит гораздо живее, радостнее — прежнее общение, похоже, впрямь идёт ему на пользу. Куроде и самому, честно говоря, приятно наконец-то не ощущать тот комок тяжести в груди, который он последние дни добровольно носил в себе.

Может, у него и получится не доставлять Ашикибе каких-то чрезмерных неудобств, пока чувства его не попустят. Может, рано или поздно Ашикиба переключится на кого-то другого, оставит всё позади, и до тех пор обеспечить ему спокойную жизнь — меньшее, что в таких деликатных обстоятельствах способен сделать для него Курода.

— О, вот вы где! А я-то тебя обыскался, Юки! — Изумида выныривает, словно из ниоткуда, как обычно сияя. Курода заранее вздыхает, Ашикиба дружелюбно машет ему свободной рукой. — Хотел обсудить с тобой командные тренировки, особенно спринтерские. Ты же не против?

— Привет, Тоичиро... Нет, не против, дай доесть только.

— Да ешь себе на здоровье, мне не горит! Я просто хотел тебя заранее украсть, пока это не сделала твоя пассия, — Изумида интригующе подмигивает, а у Куроды леденеют руки.

— А? — спрашивает он одновременно с Ашикибой, который к тому же округляет глаза и невольно опускает палочки. — В смысле моя пассия? Ты это про кого?

— Про твою девушку, само собой! Жалко, я её не видел, ты так отлично её от нас всех прячешь!

— У Юки-чана есть девушка? — поражённо смотрит на Изумиду Ашикиба. В его вопросе Курода слышит такое огорчение, такую тоску, что хочется провалиться под землю. — Как так ты мне ничего не рассказал, Юки-чан?

— А-а-а-а, да нет у меня никого! — вскакивает от непонятного волнения Курода, опрокинув пустую мисочку из-под соевого соуса, и тычет пальцем в Изумиду: — Тоичиро, хватит слухи всякие распускать про мою личную жизнь, которой нет! А ты, — переводит он палец на Ашикибу, — прекращай бездумно верить всему, что говорят!

— Но я же видел, как ты прятал от меня переписку в телефоне недавно! — оправдывается Изумида, невинно хлопая ресницами. — И после тренировки тебя вчера как ветром сдуло… Я ещё подумал, что ты на свидание опаздываешь, мы и так поздно закончили…

— Мало ли что ты там подумал! Чёрт, никто не виноват в том, что ты везде видишь романтические намёки, за собой лучше следи, — огрызается Курода. Садится обратно за стол и злобно придвигает к себе тарелку. — Я просто хотел побыть один, потому что устал. Кроме того, я не обязан отчитываться за каждый свой шаг в свободное от велоклуба время.

— Обычно так и говорят, когда что-то скрывают, — громко шепчет Изумида Ашикибе, и Курода метко кидает в него скомканную салфетку. — Эй!

— Ещё раз для особо непонятливых, — говорит Курода, сделав глубокий вдох. Школьники за соседними столиками с любопытством на них пялятся, но ему всё равно. — Я не хожу на свидания, и у меня нет никакой девушки, о которой я бы сам знал. Я вообще не заинтересован в девушках, раз на то пошло.

— В смысле… — округляет глаза уже Изумида. Ашикиба буквально замирает с приоткрытым ртом. — Ты что…

— Да господи! — вспыхивает Курода и проводит ладонями по лицу. — Я имел в виду, что мне сейчас не хочется заводить ни с кем отношения, понятно? Всё, что меня на данный момент волнует — наше участие в межшкольных. Наша победа в этих самых межшкольных, а все отношения, любовь… В смысле я не имею в виду, что это что-то плохое, любитесь на здоровье, но я не… Короче, всё понятно?

— Ладно-ладно, не злись ты так, Юки, я же просто спросил! Если бы я тебя не знал, то подумал бы, что у тебя на эту тему какой-то комплекс или пунктик. Потому что боже, как ты бурно отреагировал, надо же, — хмыкает Изумида и хлопает Ашикибу по плечу. Тот словно не замечает, всё ещё по-совиному глядя на Куроду. — Пойду я тогда, пожалуй, не буду мешать. Юки, как доешь и успокоишься, зайди в клуб, ладно? Покажу тебе свои наработки, мне надо утвердить программу тренировок Добаши.

— Засунь их… ко мне в ящик лучше, — Курода пихает в рот комок успевшего остыть риса, который теперь кажется резиновым и омерзительным на вкус. — Я вечером посмотрю.

— Договорились. До тренировки, парни!

Изумида деловито уходит, сунув руки в карманы брюк, и за столом воцаряется тишина. Курода почти физически ощущает нависшую неловкость, Ашикиба молча откусывает от дынной булочки и уже не смотрит на него, погрузившись в себя.

Чёртов Изумида и его длинный-предлинный язык.

— Эй, Такуто… Ты же мне веришь? — Курода протягивает руку, аккуратно касается напряжённого плеча Ашикибы. — Я ни с кем не встречаюсь.

— Да, я верю, Юки-чан… Ты бы мне ведь сказал, правда? — Ашикиба поднимает голову, улыбается уголками губ, но от улыбки в этом выражении только название. Плохо. — По сути, ты же мне не обязан ничего рассказывать... Просто это было очень неожиданно, вот и всё.

— Я скорее к тому, что я ничего подобного от тебя не утаиваю, — скрепя сердце говорит Курода. — Ты мой друг, помнишь? Так что… Постарайся перестать думать об этом.

«Постарайся не представлять, что я могу влюбиться в кого-то другого».

Куроду почему-то так обжигает эта случайная мысль, что он спешно глотает чай и проливает на себя почти половину. Ашикиба сразу протягивает ему салфетки, улыбаясь уже как обычно, и на секунду их пальцы соприкасаются.

Холодные Куроды и очень тёплые, почти горячие — Ашикибы.

***


@arakita_bepsilover: НУ ЧЁ
@arakita_bepsilover: [фотография из машины]
@arakita_bepsilover: готовлюсь надирать вам задницы уже завтра!!1
@fukutomi_juichi: Аракита, на тебе очки Кинджо?
@arakita_bepsilover: да 8)
@arakita_bepsilover: я стащил их у него потому что мне они идут больше
@arakita_bepsilover: но он вроде не против у него тем более ещё есть две пары таких же
@shinkai_hayato: тебе и правда идут ;)
@shinkai_hayato: но они тебя не спасут, потому что завтра мы вас обгоним))))
@fukutomi_juichi: с большим отрывом.
@arakita_bepsilover: ой как страшна-то уже боюсь
@arakita_bepsilover: у нас вообще-то ещё Мачимия есть
@arakita_bepsilover: он с прибабахом пацан но на войне любые средства хороши
@shinkai_hayato: жду с нетерпением ;)
@shinkai_hayato: а у остальных как дела? Как прошла вчерашняя тренировка?
@manami_sangaku: [стикер со страдающим Мьюбином]
@kuronekuroda: неправда, Манами, у нас всё согласно чёткому плану, все нагрузки соответствуют вашим возможностям
@my_name_is_YUTO: [стикер с плачущим котиком]
@ashikiba_takuto: (×﹏×)
@kuronekuroda: Такуто! Ты должен был поддержать меня, а не вставать на их сторону!
@arakita_bepsilover: лолололол
@arakita_bepsilover: как там кстати мой кот????

— Ну, Такуто, — проигнорировав последнее сообщение, Курода откладывает телефон на тумбочку и лениво встаёт с кровати, хотя проснулся ещё час назад.

Мышцы во всём теле немного ноют: последние несколько дней тренировки действительно были немного чересчур, и воскресенья, как подозревал Курода, втайне не могла дождаться вся команда. Ладно хоть Изумида сжалился и сегодня вместо разминки согласился сводить всех в кафе, вняв словам Куроды о том, что развлекаться тоже надо.

Особенно за счёт капитана.

С командой Курода встречается через полтора часа возле жилого кампуса. Приходит он, разумеется, не первым и не последним — помимо него к Изумиде уже присоединился жующий батончик Юто и довольный Добаши. В обычной одежде — не в школьной и не в спортивной форме — их фактически не узнать. Впрочем, Курода тоже немало времени проторчал у шкафа, пытаясь найти что-то более или менее подходящее. В итоге остановиться пришлось на чёрных джинсах с рваными коленями, кроссовках в тон и светлой футболке с абстрактным принтом. На руки он нацепил соответственно пару любимых браслетов-шнурков и массивные, отцовские ещё часы, которые совсем недавно перестали сваливаться у него с запястья. Ещё он долго думал, надевать ли любимую кепку, но потом отметил, какое яркое за окном солнце, какое голубое безоблачное небо, и определился окончательно.

— Доброе утро, — поднимает ладонь Курода. Все дружно кивают в ответ. — Похоже, нам сегодня крайне повезло с погодой.

— О, а ты, похоже, после наших посиделок ещё куда-то собираешься, Юки? — меряет его любопытным взглядом Изумида, но Курода смотрит на него так свирепо, что он спешно кивает. — Понял, понял. Никакой девушки, никаких вопросов.

— Серьёзно, Тоичиро, ещё раз заикнёшься — я тебя побью.

— Ааа, Юки-чан! Тои-чан! Ребята!

Ашикиба подбегает к ним, махая рукой. Синие лёгкие мокасины, светло-голубые джинсы с извечно оголёнными лодыжками, тёмная футболка с короткими рукавами, повязанный на плечах полосатый джемпер. Он выглядит как модель с обложки, и Курода от этого сравнения немного подвисает. Не то чтобы, конечно, он не видел его в обычной одежде раньше, но контраст всё равно изумляет.

Ашикиба останавливается рядом, осматривает всех и — или Куроде хочется выдавать желанное за действительность? — задерживает на нём взгляд чуточку подольше. Всего на мгновение, отчего у Куроды перехватывает дыхание.

— Ты такой красивый, Юки-чан, — тянет Ашикиба, славная улыбка не сходит у него с губ. — Похож на какого-то айдола, только я не знаю, на какого именно.

— Воу, Ашикиба-сан, ты что, интересуешься корейской поп-культурой? — смотрит на него Юто, сминая пустую обёртку от батончика и пряча её в карман. — Или у тебя свои какие-то «айдолы» в зависимости от красоты животиков?

Изумида с Добаши прыскают в кулаки. Ашикиба густо краснеет.

— Нет-нет! Я просто видел пару чьих-то клипов, там очень здорово танцевали! — он беспомощно смотрит на Куроду. — И мне показалось, что Юки-чан на кого-то там похож, он же такой… харизматичный… Да и одет почти так же.

Юто многозначительно ухмыляется, доставая второй батончик из поясной сумки, а Курода тянет кепку пониже, потому что уши буквально начинают гореть.

— И ничего я не похож на всяких корейских айдолов, — бормочет он, смутившись. — Ты бы ещё дорамы начал в свободное время смотреть, Такуто. Заняться тебе больше нечем?

— Я между прочим смотрел одну… Историческую и красивую, называется «Солнце в объятиях луны»…

Изумида смеётся уже в голос, согнувшись пополам, и от полного провала Ашикибу спасает Манами, в очередной раз проспавший будильник и из-за расеянности надевший разные кеды.

@izumidABU: [общая фотография команды за столиком в кафе]
@shinkai_hayato: какие вы все крутые, бум одобрения!
@toudoujinpachi: ♡\( ̄▽ ̄)/♡
@toudoujinpachi: наконец-то вы куда-то вместе сходили хахаха!!
@toudoujinpachi: я уже начал переживать, что вы недостаточно времени проводите друг с другом!
@arakita_bepsilover: лол Курода-чан как на похоронах сидит со своим
@arakita_bepsilover: СТОП ЭТО ЧТО МИЛКШЕЙК
@arakita_bepsilover: КУРОДА-ЧАН ПЬЁТ МИЛКШЕЙК С МАЛИНОЙ?!!1
@kuronekuroda: я не пью газировку, поэтому у меня как-то не было особого выбора
@arakita_bepsilover: погоди-ка погоди
@arakita_bepsilover: ты
@kuronekuroda: да
@arakita_bepsilover: не пьёшь
@kuronekuroda: да
@arakita_bepsilover: БЕПСИ?!!
@shinkai_hayato: беги, Курода :D
@kuronekuroda: вот ещё
@arakita_bepsilover: я РАЗОЧАРОВАН
@arakita_bepsilover: как ты мог так меня разочаровать Курода-чан!?
@kuronekuroda: действительно, какая досада
@fukutomi_juichi: молодец, что сводил команду в кафе, Изумида.
@fukutomi_juichi: строить хорошие отношения нужно не только на тренировках, вы должны быть не только сокомандниками, но и друзьями, так что ты всё правильно делаешь.
@izumidABU: спасибо, Фукутоми-сан!
@ashikiba_takuto: Юки-чан вообще-то пил милкшейк с клубникой)))

— Такуто! — Курода тычет локтем в бок Ашикибы, и тот ойкает. — Вовсе не обязательно им знать, что я брал милкшейк с клубникой! Они же до конца жизни мне теперь это припоминать будут!

— А что? Вкусно ведь, полезно и сладко, — жмёт плечами Ашикиба, сидящий почти вплотную. — Я вот уверен, что если бы не любовь к бепси, Аракита-сан тоже пил бы молочные коктейли… С черникой, например…

Курода фыркает, представив блаженного Аракиту с радужной соломинкой во рту, и настроение разом улучшается. Разговор за столиком тем временем плавно перетекает из одного русла в другое. Ребята то обсуждают грядущие гонки и неожиданного победителя прошлого года (тот первогодка в очках, которого Курода видел лишь мельком); то делятся впечатлениями от недавно просмотренных фильмов (особенно охотно проявляет себя Юто, оказавшийся поклонником артхаусных картин); то гадают на хохолке Манами, задавая ему разные вопросы.

Последнее, с учётом того, что хохолок впрямь дёргается, точно живой, выглядит уморительно, и Ашикиба не переставая смеётся.

Наблюдающему за ним Куроде это кажется по-своему милым. Тем более, что благодаря командному веселью он совершенно не ощущает себя как-то неловко, хотя Ашикиба постоянно соприкасается с ним бёдрами, коленками и плечами. Остаётся только надеяться, что и самому Ашикибе сейчас комфортно — как если бы он испытывал к Куроде прежние, исключительно дружеские чувства.

Как если бы вообще встречался с кем-то другим или другой — Курода вдруг начинает представлять, каким со стороны выглядит Ашикиба для незнакомых людей. Допустим, если бы Курода случайно увидел его на улице, он бы в первую очередь отметил его неземной рост, такой нетипичный для японцев и потому такой привлекательный. Затем его острые, но вместе с тем какие-то трогательные коленки, если он будет в шортах. Конечно, Курода сразу заметит родинку на щеке в форме сердечка и мягкую завитушку, которую он сам так любит — любил до всей этой истории — распрямлять. Ещё, пожалуй, он обратил бы внимание, как в уголках глаз Ашикибы собираются морщинки, когда он улыбается, и каким ласковым, счастливым в эти моменты выглядит.

В Ашикибу так-то сложно не влюбиться, назойливо вертится в голове Куроды вывод. Странно, что никто ещё не — и осознание, что причина в нём, резко валится на него со звоном упавшего на стол стакана.

— Осторожнее, Манами! — Изумида приподнимается и зовёт официантку, чтобы та помогла вытереть разлитую газировку. — Ты и твой хохолок слишком увлеклись!

— Простите, — чешет затылок Манами, хотя чувства вины в нём Курода не чует от слова совсем. — Я такой неловкий.

— Юки-чан, ты как?

Курода поворачивает голову и едва не отстраняется — он успел забыть, что Ашикиба к нему так близко. Настолько, что видно длинный рыжий волос, упавший на его футболку.

— Да нормально всё, — помедлив, Курода всё-таки убирает с футболки этот волос, и Ашикиба моргает. — Почему спрашиваешь?

— Ты на минутку как будто отключился… Задумался о чём-то? Обо мне? — он добродушно улыбается, попытавшись пошутить, и Куроде страсть как хочется сказать, что он попал в яблочко.

— О гонке семпаев, — Курода подвигает к себе стакан с милкшейком и цедит через трубочку остатки, чтобы хоть как-то отвлечься физически. — Жалко, что не получится поехать посмотреть. Мне так интересно, кто выиграет… На кого бы ты поставил?

— Ммм, — Ашикиба переводит взгляд в потолок. Тонкий полосатый джемпер на его плечах вот-вот развяжется и упадёт. — Слишком сложно, Юки-чан! Мне хочется сказать, что победят Фукутоми-сан и Шинкай-сан, но потом я вспоминаю, что с Аракитой-саном будет капитан команды, победившей в том году… Наверное, в итоге всё решит удача. Или что они пересекут финиш все вместе и поделят первое место. Так может случиться?

— Боюсь, ты рисуешь слишком идиллическую картинку, Такуто. В любом случае завтра кого-то из них придётся утешать, так что лучше готовься посылать сочувствующие смайлики в чат, — Курода смотрит на остальных. — А вы что думаете? О завтрашней гонке семпаев?

— А? Шинкай-сан и Фукутоми-сан победят как пить дать, — Изумида жмёт плечами, даже не раздумывая. Добаши, приканчивающий свои куриные крылышки, мгновенно поддакивает. — Аракита-сан, конечно, очень сильный, но он так долго гонял с Фукутоми-саном, что грегари с кем-то другим я его не представляю. К тому же, ему будет непривычно, а это запросто собьёт его с толку.

— А мне вот наоборот кажется, что Аракита-сан легко адаптируется к разным условиям и завтра покажет высший класс, — Манами ломает вилкой блинчик, политый сиропом. — И у Сохоку классный капитан. Я помню его по прошлым межшкольным. Крутой такой парень, брутальный, я бы с ним не хотел гонять…

— Юто, а ты что думаешь? Ты лучше нас знаешь, в какой форме сейчас твой брат, — обращается к Юто Изумида.

— Не в самой лучшей. Хаято-кун в последний месяц много отвлекается, часто гуляет с Ишигаки-саном, так что, может, и проиграет, — отвечает спокойно Юто, слизывая с ложки клубнично-шоколадное мороженое. — Не говорите только ему, что я так сказал, ладно?

— Сделаем вид, что не слышали, так и быть, — ухмыляется Курода, а потом замечает, как Изумида глядит на наручные часы. — Что, сворачиваемся уже?

— Мы с Добаши хотели зайти в магазин здорового питания и закупиться протеином, а сегодня у них сокращённый день, так что нам пора идти, чтобы не опоздать… Вы, если что, можете ещё посидеть.

— Не, я тоже пойду, — потягивается Манами и надевает джинсовку с вышитыми на грудных карманах белыми крыльями. — Хочу покататься.

— Ой, и я пойду. У меня тут фильм через час начнётся, а надо ещё до кинотеатра дойти и билет с попкорном купить, — Юто проверяет, в кармане ли кошелёк.

— А что за фильм? — спрашивает с интересом Ашикиба. Юто чуточку краснеет.

— Ну ладно, не фильм, а аниме-триллер, — нехотя признаётся он. — Сейчас идёт марафон олдскула, и сегодня по программе показывают «Идеальную синеву». Или «Идеальную грусть», всё зависит от контекста, который выберет для себя зритель. Вы же всё равно не хотите на него со мной пойти, да? [1]

Все отрицательно качают головой, и Юто с облегчением сматывается первым. За ним — Манами, а потом и Добаши с Изумидой, который рассчитывается на кассе с таким траурным видом, что Курода от души радуется своему статусу вице-капитана.

Ашикиба, похоже, как и он, остался без планов, только сейчас допивая огромную чашку какао с маршмеллоу. Оставшись с ним наедине, да ещё и не на трассе или в школе, Курода только сейчас понимает, что неловкость может вернуться к нему в любой момент. Настигнуть в виде молчания, взглядов исподтишка, незнания, чем заняться и куда пойти.

Куроду это напрягает.

— Не хочешь прогуляться, Такуто? — предлагает он ненавязчиво, чтобы обезопасить в первую очередь самого себя и дать Ашикибе выбор. — Разомнём ноги, подышим воздухом. Можем завернуть в веломагазин, посмотрим, что там нового выпустили. Или в книжный — ты вроде писал в чате, что хотел какой-то роман купить… Если не хочешь, можем вернуться в академию.

— Ой, я буду рад погулять, Юки-чан, сегодня такая хорошая погода! — Ашикиба так свободно радуется, что у Куроды отлегает от сердца. — Ты никуда не торопишься?

— Неа, у меня весь день свободный. Иначе я бы и не предлагал ничего.

— Пойдём тогда?

Из кофейни они идут сразу в огромный веломагазин неподалёку — там ажиотажная распродажа городских велосипедов, поэтому возле витрин с запчастями и профессиональными примочками особо никого нет. Курода придирчиво осматривает переключатели скоростей, потому что нынешний на его шоссейнике начинает барахлить, Ашикиба бочком отходит к велосипедным рамам. Консультанты поглядывают на него с любопытством, причём смотрят скорее на ноги, оценивая, видимо, какая рама ему подойдёт.

Курода над ними посмеивается.

Серьёзно, знали бы они, какого размера у него рама, и как Ашикиба оборачивает её в свою пользу невероятным «танцем метронома». Он в принципе единственный, у кого Курода видел подобный велосипед и стиль, и знание об этом наполняет Куроду лёгким чувством гордости.

— Ты что, ещё вытянулся на пару сантиметров? — возвращается он к Ашикибе спустя несколько минут, разорившись-таки на переключатель и убрав его в рюкзак. — С прежней уже неудобно стало?

— Нет, просто каждый раз интересно, есть ли рамы ещё больше, чем моя, — отвечает Ашикиба и останавливает взгляд на огромной карбоновой конструкции, висящей на стене. Благодаря падающим на неё солнечным лучам она словно светится жидким серебром и выглядит очень впечатляюще. Максимально профессионально. — Видимо, и правда есть, ты только посмотри, Юки-чан!

— Ничего себе ценник, — присвистывает Курода, присмотревшись. — И это уже со скидкой...

— Зато она одна из лучших в нашем ассортименте! — подлетает к ним консультант, чьё лицо усыпано крупными веснушками. Он совсем не намного их старше, может, думает Курода, всего лишь на год или два. Бейдж с именем у него на шее перевернут задней стороной вперёд. — Ассиметричные нижние перья, изготовлена по новейшим технологиям, незаменима при шоссейных гонках, особенно если у вас такой... нестандартный рост... Сама академия Хаконе закупает такие рамы для своих велосипедистов!

— Правда? — тут же ахает радостно Ашикиба, всплеснув руками. — Значит, на межшкольные мне дадут такую раму, Юки-чан? И я смогу модернизировать свой шоссейник?

— Если хорошо попросишь, тебе и так всё дадут, Такуто, — вздыхает Курода и смотрит на консультанта. — Не искажайте у людей представление о нашем велоклубе, ладно? У нас неплохой бюджет, но всё-таки звёзд с неба мы не хватаем.

— Так вы, ребята, из велоклуба Хаконе? — в глазах парня сразу появляется восхищение. — Я-то думал, вы просто так интересуетесь…

— Вовсе не просто. Мы сейчас в основном составе, а вот он, — не без улыбки кивает Курода на Ашикибу, — в этом году наконец-то стал асом. Советую хорошенько его запомнить и вообще взять у него автограф на будущее. Кто знает, кем он будет через пару лет.

— Ты что такое говоришь, Юки-чан! — тушуется Ашикиба, хотя консультант, слава богу, не бежит за листом бумаги и ручкой, только восторженно смотрит то на него, то на Куроду. — Я ведь ещё ничего не сделал…

— Обязательно сделаешь, поверь мне, — бесцеремонно оборвав его, Курода поворачивается к консультанту. — Значит, классная рама, да? Вы можете дать мне её характеристики с собой? Распечатать там или буклет дать?

— Конечно! А зачем?..

— Подсуну нашему капитану, намекну, что асу смертельно нужна новая рама, — ухмыляется Курода. Консультант хихикает и с готовностью снабжает его небольшим ярким каталогом всех товаров магазина. — Другое дело, спасибо.

— Да это вам спасибо, что заглянули, прям душа радуется теперь, — парень улыбается. — Удачи вам на гонке! Обязательно постараюсь прийти посмотреть, мы с друзьями каждый год болеем за вашу команду. Жалко, что в том году вас опередила Чиба.

— А вы тоже раньше были в велоклубе? — спрашивает Ашикиба. Консультант жмёт плечами.

— Просто люблю кататься. Физически не дотягиваю, да и велоспорт для меня дороговат… Но сами велосипеды люблю с детства, — он ласково гладит седло стоящего рядом горного велосипеда, который Курода тоже успел заценить. Прикосновение тёплое, заботливое, Курода сразу проникается к парню симпатией. — Так что если вам что-то понадобится, я всегда к вашим услугам.

Консультант явно хочет добавить что-то ещё, но его отвлекает новый покупатель, интересующийся покрышками, и он с извинением отходит. Курода сам уже потихоньку отступает в сторону выхода — слишком много вокруг стало людей, не продохнуть, — и Ашикиба беспрекословно следует за ним.

На улице свежо после прошедшего короткого дождя, откуда-то вкусно пахнет выпечкой. Они идут в соседний книжный за комиксом про Человека-муравья, которого, как выясняется, любит Ашикиба («Я бы тоже хотел уметь уменьшаться, когда захочется!»); заглядывают в зоомагазин («Боже, Юки-чан, этот чёрный кот так похож на тебя!»); и пополняют припасы канцтоваров к грядущим тестам («Надеюсь, что этот карандаш я не сломаю...»).

Всё это время они разговаривают.

О школе, гонках, семпаях, фильмах и, неожиданно, музыке — о последней Ашикиба рассказывает очень увлечённо. О том, что ему всегда нравилось играть на фортепиано, что в детстве он просиживал за ним целыми днями, а сейчас не может урвать даже пару свободных часов. Ашикиба взахлёб нахваливает разные симфонии и пьесы, называет иностранных композиторов и музыкантов. Вскользь говорит, что хотел когда-то стать дирижёром оркестра, но потом открыл себе велоспорт.

Курода не утруждается запоминать всё, что от него слышит, потому что стремится запомнить самого Ашикибу. Его активные жесты, радостный голос, яркие эмоции, которые тот обычно прячет. Ашикиба открывается ему с неизведанной стороны, доверяет без малейших сомнений или волнений, чувствует себя абсолютно уверенно, и Куроде становится так хорошо на душе, что в один момент он решительно хватает его за руку и тянет в сторону большого музыкального магазина.

— Ю-юки-чан? — от неожиданности запинается Ашикиба, стараясь вытащить свою вспотевшую ладонь из его. — Ты это чего?

— Хочу, чтобы ты мне прямо сейчас что-нибудь сыграл, — толкает плечом дверь Курода, обернувшись к нему с улыбкой. — И если у них нельзя этого сделать, я их засужу, обещаю.

— Юки-чан!

Музыкальный магазин, как он и ожидал, внутри просторный, светлый, полный утончённых и не очень любителей искусства. В продаже тут в основном разнообразные гитары, мощные усилители звука, портативные колонки. Отдельной секцией стоят винтажные ящики с пластинками и высокие стеллажи с дисками.

Нужный Куроде инструмент виднеется в самой глубине зала: аккуратное фортепиано с позолоченным ценником на крышке, окружённое парочкой компактных лёгких синтезаторов. Увидев его тоже, Ашикиба невольно сжимает ладонь Куроды, и тот почти сразу её выпускает.

— Я так и думал, что тебе понравится, — Курода осматривается в поисках продавца или консультантов. Заметив его ищущий взгляд, к ним сразу подходит миловидная девушка в фирменной одежде, на переносице у неё очки в тонкой оправе.

— Добрый день, — дружелюбно говорит она. — Я могу вам чем-то помочь?

— Здравствуйте, да, — отвечает Курода. — Мой друг хочет приобрести у вас фортепиано взамен прежнего, но для начала ему обязательно надо на нём поиграть. Убедиться, что подходит, хорошо звучит, и так далее. Вы разрешите?

— К инструментам обычно нельзя прикасаться, но… Ой, вам, наверное, важно, чтобы за ним было удобно сидеть, да? — обращается девушка уже к Ашикибе. Тот кивает, не отрывая глаз от фортепиано. — Тогда, думаю, ничего страшного не будет… Идите за мной.

Ашикиба шагает рядом с Куродой, как очарованный, пока они осторожно огибают остальных покупателей. Оказавшись возле фортепиано, он тянет к нему руку, но потом вдруг одёргивает и сжимает её в кулак, обескураженно смотрит на Куроду.

Точь-в-точь ребёнок, не верящий в происходящее.

— Юки-чан, — неуверенно говорит он. — Это же неправильно как-то будет…

— Что неправильного-то, Такуто? Ты же мне сам говорил, что у твоего клавиши уже проваливаются, а тут вот какой красивый… экземпляр, — Курода подталкивает его к фортепиано локтем. — Давай, попробуй. Ты настолько профи, что это оно радоваться должно, что ты к нему подошёл.

— Но я же не…

— Такуто.

— Ладно, — Ашикиба проводит пальцами по крышке, осторожно её поднимает и касается случайной клавиши. Звук выходит приятный, насыщенный. Ашикиба жмёт ещё на несколько, внимательно прислушиваясь. — Его бы настроить ещё чуть-чуть, но в целом и так хорошо… Мне правда можно?

Девушка кивает, подвигает к нему банкетку, и Ашикиба садится, подкрутив нужную высоту. Пробегается по клавиатуре, берёт недолгую паузу, решая, что сыграть, а потом Курода слышит одну из самых прекрасных мелодий в своей жизни. Она неспешная сперва, торжественная до мурашек, смутно знакомая — и кто-то за спиной Куроды шепчет, что это точно саундтрек к одному из аниме Хаяо Миядзаки. Обернувшись, Курода видит столпившихся за ним людей, тихонько слушающих музыку Ашикибы, выглядывающих друг из-за друга, чтобы ещё и лучше его видеть. [2]

Куроду это почему-то воодушевляет, он всматривается в Ашикибу сам, подмечая, что тот как будто не здесь. Он полностью растворяется в своей мелодии, исполняет её так нежно и старательно, как никогда не ездит на велосипеде. Выпавшая прядка волос лезет ему в глаза, но Ашикиба не обращает на неё внимания, улыбаясь уголками губ.

Он вообще сейчас кажется Куроде другим. Более взрослым, сознательным, бесконечно творческим. Курода не помнит Ашикибу таким за все три года знакомства, а потому не может отвести от него взгляд.

Ашикиба играет около пяти минут. Меняет темп от медленного к быстрому и обратно, то добавляет, то снижает громкость, не замечая ни шепотки зрителей, ни внимания Куроды. Закончив, он несколько секунд сидит в полной тишине, не спускает даже пальцев с клавиш. Ашикиба приходит в себя лишь тогда, когда люди вокруг начинают хлопать, и его необычность сразу уступает место растерянности, а ещё — густому румянцу.

— Ой… Вы все слушали, да? Я рад, если вам понравилось, спасибо большое! — кланяется он неуклюже, встав, и кидает на фортепиано очередной взгляд. — Какой же чудесный отзывчивый инструмент… Я играл на таком только в консерватории, когда сдавал экзамен в средней школе. Он и близко к моему домашнему не стоит.

— Ох, вы так красиво играли, — девушка-консультантка всё ещё прижимает руки к груди, видимо, слишком расчувствовавшись. Курода её понимает. — Впервые слышала настолько близкое исполнение этой темы, обычно в неё добавляют ненужные аранжировки, а у вас… Я получила такое удовольствие. Спасибо, что сыграли!

— Это всё Юки-чан, — благодарно улыбается Ашикиба Куроде. — Сам бы я не решился вот так просто попросить…

— Да, он бы просто походил вокруг этого фортепиано кругами, а потом бы купил, не проверив, — торопливо говорит Курода, пока Ашикиба не ляпнул лишнего. — Похоже, его родителям правда придётся теперь на него раскошелиться, после такого-то удачного выступления.

— Я вам и скидку хорошую пробью, когда придёте, — обещает девушка, и Ашикиба сияет. — Надеюсь, вы скоро…

— Конечно. Может, на следующей неделе, — Курода хлопает Ашикибу по спине и демонстративно смотрит на часы. — Спасибо ещё раз, что разрешили протестировать, но нам пора. У нас уже скоро автобус… Пошли, Такуто.

— Иду-иду, Юки-чан, — Ашикиба напоследок ещё раз, последний, смотрит на фортепиано и выходит следом за Куродой на улицу. Вдыхает полной грудью воздух. — Ох, я так рад, что получилось поиграть! Не думал, что настолько сильно соскучился по музыке, просто вот... Сфальшивил, правда, в паре мест…

— Ты замечательно играл, не дури, — смотрит на него Курода, подняв голову. — Что это была за мелодия? Мне показалось, я её знаю, но никак не могу вспомнить, откуда.

— Ааа, это основная тема из «Ходячего замка» Миядзаки, — поёжившись, Ашикиба на ходу стаскивает с плеч джемпер и надевает его, потому что солнце прячется за облаками, а ветер весьма прохладный. Надеть джемпер сразу у него не выходит — он путается в рукавах, но потом всё-таки справляется и приглаживает разлохмаченные волосы. — Я очень любил это аниме в младшей школе, и мне говорили, что я похож чем-то на Хаула, так что… Джунта где-то раздобыл мне ноты, и я её выучил. Даже играл её на конкурсе среди префектур.

— Джунта? — навостряет уши Курода.

— Да, мы с ним дружили в детстве, — Ашикиба вздыхает, и Курода резко жалеет, что спросил. — Тешима Джунта. Он сейчас учится в Сохоку, тоже занимается велоспортом и в этом году является капитаном основной команды... Мы познакомились, когда пришли записываться в музыкальный кружок. Я играл, а он любил петь... Мы дуэтом выступали на всяких школьных мероприятиях, часто ходили в караоке. На выходных я иногда ночевал у него дома, и мы играли в приставку до поздней ночи. Можно сказать, что мы тогда были лучшими друзьями.

— А теперь совсем не общаетесь? — Курода действительно не хотел задавать этот вопрос, но он вылетает совершенно машинально, да ещё и с какой-то непонятной эмоцией, которую невозможно описать. Ашикиба смотрит на него с удивлением, приподняв брови, качает головой.

— Первый год мы ещё как-то созванивались и списывались, а потом… Я познакомился с тобой, Юки-чан, у Джунты появились новые друзья... Так часто бывает, когда переезжаешь в другой город, поэтому я старался не расстраиваться. Тем более, я встречу его на этих межшкольных, если ничего не поменялось. Ты ещё не знаешь, кто в основном составе Сохоку?

— Пока нет, Тоичиро обещал на днях получить информацию. Уж не знаю, где он её возьмёт, но раз сказал, то получит. Хитрый ведь жук, — Курода хмыкает. — Тебе стоит почаще возвращаться к музыке, Такуто. Когда ты играл, ты выглядел таким… довольным. Как на своём месте, знаешь?

— А как же велосипеды?..

— На велосипеде ты тоже смотришься отлично, просто тут… Как бы объяснить, — Курода поправляет кепку, пока они обходят толпу европейских туристов с фотоаппаратами. — Музыка — часть тебя, Такуто, хоть и кажется, что ты о ней уже забыл. У тебя к ней не меньше таланта, чем к велоспорту, она явно даёт тебе силы и вдохновение. Ты ведь сам это чувствуешь, нет?

— Да, — признаётся Ашикиба, смутившись. — Я просто не хотел говорить, потому что… вдруг ты бы подумал, что я отношусь к велоспорту несерьёзно… а я отношусь! Честное слово!

— Знаю, Такуто, поэтому и напомнил тебе про фортепиано тоже. Не расслабляйся давай, понятно? — Курода небольно стукает кулаком в его грудь. Полосатый джемпер Ашикибы на ощупь невыразимо мягкий, словно пушистый. — Слушай, не хочешь перед возвращением перехватить что-нибудь вкусное? Моти там или мороженое?

Ашикиба смотрит на него несколько секунд. Глаза у него поблескивают, щёки до сих пор розовеют после комплиментов в музыкальном магазине. Он приоткрывает было рот, но потом лишь улыбается и согласно кивает.

Курода подозревает, что он хотел сказать ему что-то важное, но решает не спрашивать и быстро выкидывает это из головы.

[1] Perfect Blue (1998)
[2] Merry-go-round

V.


Девятая_симфония@tashikiba
Боже, сегодня был такой чудесный день!
|
Мы очень долго гуляли с ***, зашли в разные магазины, а потом я играл на фортепиано тему из аниме, которое любил раньше, и *** понравилось моё исполнение Т.Т странно говорить, но это было почти свидание, хотя я старался так не думать и не выглядеть слишком счастливым
|
Вообще думал, что у меня сердце из груди выпрыгнет, и в один момент я просто… Я так хотел сказать… Меня остановила только мысль, что лучше оставить всё как есть, и не ставить никого в неудобное положение.
|
Наверное, я трус, потому что не решаюсь, но ведь лучше быть рядом вот так, чем не быть вообще, да?..
|
Мне так хочется с кем-то об этом поговорить, а не с кем(

Курода с шумным вздохом утыкается лбом в раскрытый учебник.

Разумеется, это всё выглядело как свидание. О чём он только думал, когда активно звал Ашикибу за собой и вообще так фривольно хватал его за руки при любом удобном случае? Так часто касался по поводу и без? Угощал сладостями на пути обратно в академию? Курода настолько расслабился, что упустил из виду слепую влюблённость Ашикибы, и теперь…

А что теперь?

У Куроды не так много вариантов, что делать дальше после подобного косяка. Единственным верным решением ему кажется продолжать вести себя как обычно, и главный аргумент — им осталось учиться вместе уже меньше года. Учёба всё же закончится, после сдачи экзаменов они наверняка разойдутся в разные университеты, а без постоянного общения любые чувства — любовные, дружеские, — рано или поздно проходят. В итоге всё сложится точно так же, как у Ашикибы получилось с тем Джунтой, и это сравнение отзывается у Куроды лёгким раздражением вперемешку с запоздалым любопытством.

Всё ли Ашикиба ему рассказал? Испытывал ли он к Джунте только дружескую привязанность, или там тоже было что-то ещё, более личное? Курода силится припомнить, что именно говорил Ашикиба, но безрезультатно, никаких намёков тот осторожно не сделал. Впрочем, поверить в такую первую любовь Ашикибы очень легко: долго дружили, вместе проводили время, разделяли интерес к музыке… Вряд ли Ашикиба признавался ему, думает Курода. Вряд ли его чувства тоже замечали, раз столь легко отпустили, и Курода трёт лоб.

Ему, в отличие от Джунты, не очень хочется прекращать общаться с Ашикибой после выпуска. Более того, он и не представляет, как Ашикиба исчезнет из его жизни со своими наивными вопросами, исключительной доверчивостью, воздушными замками в голове. За три года Курода так к нему привык, что не видеть и не слышать его каждый день будет чертовски странно, а ещё как-то неправильно. Представив, с другой стороны, каким потерянным — и рассеянным — Ашикиба будет без его надзора, Курода окончательно смурнеет и, чтобы хоть на время отвлечься, открывает чат.

@fukutomi_juichi: нет, я больше не кручу тарелки.
@toudoujinpachi: но почему?!
@toudoujinpachi: как так!?!
@toudoujinpachi: я всё ещё помню, как ты отлично смотрелся с ними на школьном конкурсе талантов!!
@toudoujinpachi: девочкам, которые сидели там со мной, очень нравились твои движения!! (¬‿¬ )
@fukutomi_juichi: к концу года я разбил все домашние тарелки, и родители окончательно запретили мне к ним подходить.
@fukutomi_juichi: а сам пока купить не могу, потому что недавно потратил все свои сбережения на новое велосипедное оборудование.
@fukutomi_juichi: между тарелками и велоспортом я всегда выберу последнее.
@shinkai_hayato: как и ожидалось от тебя, Джуичи :)
@shinkai_hayato: я кстати заценил сегодня все твои обновки))
@fukutomi_juichi: да, я видел, как ты стрелял в мой велосипед бумом одобрения, когда я возвращался из уборной.
@fukutomi_juichi: спасибо, Хаято.
@shinkai_hayato: хех ;)
@arakita_bepsilover: ВАМ МЕНЯ НЕ ЗАПУГАТЬ!!
@arakita_bepsilover: я тоже обновил свой велик!!
@arakita_bepsilover: Мачимия подогнал мне всяких ништяков так что держись завтра Фуку-чан!!
@fukutomi_juichi: жду с нетерпением, Аракита.
@shinkai_hayato: ахах ты ведь помнишь, что победители угощают проигравших?))
@arakita_bepsilover: да
@arakita_bepsilover: у Кин-чана полюбому будут деньги
@arakita_bepsilover: но обещайте много не жрать! особенно ты Шинкай!!
@shinkai_hayato: :Р
@my_name_is_YUTO: вот это вы зря сказали, Аракита-сан…
@shinkai_hayato: я не так много ем, Юто!
@my_name_is_YUTO: скажи это нашему холодильнику в каникулы
@my_name_is_YUTO: мама всё ещё ворчит, что ты съел её фунчозу
@shinkai_hayato: подожди, но я не ел фунчозу дома…
@my_name_is_YUTO: а, фунчозу съел я, точно
@my_name_is_YUTO: но она думает, что это ты))
@shinkai_hayato: я оттаскаю тебя за уши, Юто, когда увижу))
@shinkai_hayato: простите, ребята, что мы развели тут этот семейный разговор
@arakita_bepsilover: лол я так и знал что ты на самом деле изверг
@arakita_bepsilover: а вообще я поражен что ты ешь что-то кроме батончиков
@shinkai_hayato: ох, Ясутомо
@shinkai_hayato: я удивлю тебя, когда ты будешь оплачивать наш обед после гонки :)

В дверь негромко стучат.

Курода со смешком кладёт телефон на стол и идёт открывать. За дверью внезапно оказывается Изумида — вид у него такой взволнованный, что Курода сперва пугается.

— Тоичиро? Что случилось? С тренером что-то? С командой?

— Добаши куда-то пропал, я не могу ему дозвониться, — Изумида прикладывает телефон к уху. Курода слышит громкие долгие гудки. — Мы хотели вечером вместе позаниматься в зале, но он не пришёл, и в комнате его тоже нет. Я очень переживаю.

— Может, спит себе? Поставил телефон на беззвучку, а предупредить забыл…

— Добаши никогда не пропускает тренировки! — яро опровергает предположение Куроды Изумида. — И никогда не ложится так рано спать, у него слишком выверенный режим, который он со мной согласовал! Боже, ты можешь его со мной поискать, Юки? Я не знаю, кого ещё просить, а у тебя отлично развита интуиция.

— Так и быть, уговорил, — порадовавшись, что не успел раздеться, Курода снимает куртку с вешалки, закрывает за собой дверь и идёт за Изумидой. — Где он обычно проводит вечер? В столовой? На роллерах? Не в библиотеке ведь?

— Я уже везде всё проверил, у всех поспрашивал. Никто его не видел. Юки… Что, если он снова ввязался в драку с кем-то? — Изумида понижает голос, проходя мимо группы второгодок. — Ты же в курсе, у него бывают некие… проблемы… но я бы очень не хотел исключать его из основного состава, он крепкий сильный спринтер. Тем более, на межшкольных он обещал мне держать себя в руках...

— Если он ввязался в драку и сейчас лежит где-то без сознания весь в синяках, мы никак не сможем это скрыть. И проигнорировать тоже не сможем. Прости, Тоичиро. Для меня это заранее решённый вопрос, и я не буду его обсуждать, — Курода останавливается посреди длинного коридора. — Давай-ка ещё к Такуто заглянем, вдруг он что-то знает.

— Ашикиба? — Изумида жмёт плечами. — Очень сомневаюсь, но давай, раз уж нам по пути.

Курода стучит в нужную дверь уже через пару минут, пока Изумида нервно слушает очередные бесконечные гудки в телефоне. Ашикиба открывает почти сразу и при виде Куроды непонимающе моргает, тянет вниз бесформенную бежевую кофту.

— Юки-чан! Тои-чан! Что-то случилось?

— Да, мы тут потеряли… — Курода не заканчивает, увидев за спиной Такуто живого и невредимого Добаши, который своей огромной тушей занимает чуть ли не половину комнаты. — Вот как раз его-то мы и потеряли.

— Добаши! — восклицает удивлённо Изумида, выглянув из-за плеча Куроды. — Я же тебя ждал на тренировку! Почему ты не пришёл?

— Ой, Изумида-сан! — обернувшись, подскакивает Добаши, и стул под ним грохается на пол. — Я заболтался с Ашикибой-саном и забыл! Простите!

— А телефон-то у тебя где? — спрашивает Курода, благоразумно отходя в сторону, когда Добаши сконфуженно вылезает к ним в коридор. — Разрядился, что ли?

— Не, я его в своей комнате оставил, а сам ушёл. Не подумал с собой взять, — виновато отвечает Добаши, глядя на Изумиду вместо Куроды. Последний фыркает, привыкнув, что не является для него особым авторитетом. — Больше такого не повторится, впредь я буду предупреждать!

— Хорошо, что всё закончилось без происшествий… Но что вы делали-то вдвоём? — смотрит поочередно то на Добаши, то на Ашикибу Изумида, сдвинув брови. — Выстраивали командно-дружеские отношения? С домашкой помощь нужна была?

— Что-то вроде, — улыбается невинно Ашикиба и напоследок касается плеча Добаши ладонью. — Можешь приходить в любое время, Башши, я всегда готов с тобой поговорить.

— Спасибо, Ашикиба-сан, — на лице Добаши тоже сквозит подобие то ли улыбки, то ли оскала. В его случае разница невелика. — Изумида-сан, вы ещё не против потренироваться?

— Нет, не против, тем более пока не так поздно. Мы пойдём тогда, — Изумида ещё раз окидывает взглядом Ашикибу, безуспешно пытаясь спрятать недоумение вперемешку с облегчением. — Хорошего вам вечера, парни. Не забывайте пить много воды!

— Ага, вам тоже удачно потягать гантели, — проводив их взглядом, Курода поворачивается к Ашикибе. — Нет, серьёзно, чем вы занимались? Я и не знал, что вы с Добаши общаетесь вне клуба. Более того, Тоичиро тоже не знал, а он в принципе знает всё о тех, кто ему симпатичен.

— Да мы и не общались особо, просто так получилось… Может, зайдёшь, Юки-чан? Тут как-то неудобно разговаривать, все смотрят, а я не люблю привлекать внимание…

Курода кивает и заходит в комнату Ашикибы, прикрывая за собой дверь. С последнего его визита тут ничего не поменялось, разве что вместо таблеток на столе теперь лежит стопка учебников с комиксами вперемешку. Ашикиба поднимает упавший из-под Добаши стул, ногой запихивает носки под корзину с бельём.

— Прости, у меня немного беспорядок, — извиняется он, хотя комната чистая и опрятная.

— Да брось, ты мой бардак не видел, — отмахивается Курода и приваливается плечом к книжному шкафу. — Так что там с Добаши? Вы теперь закадычные друзья? Почему тогда я не знаю?

— Нет-нет, Юки-чан! Просто ему надо было срочно с кем-то поговорить, ну он и пришёл ко мне весь взвинченный, — Ашикиба открывает окно, без труда потянувшись к нему через стол. Становится по-вечернему свежо. — Я тоже удивился, если честно. И немножко испугался, когда он пришёл.

— Ещё бы… В смысле где Добаши, и где ты, — ухмыляется Курода. — О чём он хотел с тобой поговорить?

Ашикиба мнётся, видимо, решая, стоит говорить или нет, но потом отвечает:

— Он спрашивал, как я живу с таким ростом. Удобно мне или нет, что я делаю, когда попадаю в толпу, извиняюсь ли перед людьми, когда случайно их задеваю... Не злюсь ли я на них. Башши не такой высокий, как я, конечно, но всё равно широкий и массивный. Ему часто бывает дискомфортно со своим… мм… ощущением в пространстве? Так ведь говорят?

— Ого, — Курода действительно изумлён. Добаши и проблемы роста вкупе с контролем агрессии, надо же. — Со стороны и не скажешь, что его это как-то волнует. И что ты ему ответил?

— Ну, я сказал, что просто привык, хотя получилось далеко не сразу, — Ашикиба опираётся бёдрами о стол, сжав пальцами его края. В такой позе его ноги в клетчатых штанах и голубых тапочках кажутся длиннее. — Мы ведь не виноваты, что выросли такими, а подстраиваться под нас никто не обязан… Поэтому я просто посоветовал ему собраться с духом, набраться терпения и не принимать замечания незнакомых людей близко к сердцу. И тем более не влезать из-за них в драки.

— Я, кстати, как раз переживал, что он с кем-то дерётся, а тут... Ты настоящий молодец, Такуто. Добаши повезло, что среди нас нашёлся кто-то, кто смог ему помочь с таким непростым… вопросом. И я рад, что этим кем-то оказался ты.

— Правда? — улыбается широко Ашикиба. — А почему?

— Не знаю, просто рад, — улыбается в ответ Курода. — И ты явно вырос в глазах Тоичиро. Он ведь сперва, знаешь, не хотел к тебе заглядывать. Сомневался, что ты можешь быть в курсе, но я настоял. Интуиция, как видишь, снова не подвела.

— Да, ты всегда знаешь, что делать, Юки-чан. За это я тебя отдельно… уважаю, — находится Ашикиба, резко опустив взгляд, и Куроду обдаёт жаром. Господи. — Значит… теперь всё в порядке, раз Башши нашёлся?

— Да, всё теперь в порядке, — Курода не сводит с него глаз. Ашикиба по-прежнему крепко сжимает стол, уставившись в пол, грудь у него заметно вздымается. Хочется прикоснуться к нему, успокоить, чем-то отвлечь. Вместо этого Курода спрашивает: — Идёшь завтра на утреннюю тренировку?

— Конечно, Юки-чан, — он несмело поднимает голову. — Мы же завтра на треке, да?

— Завтра передают дождь с утра, так что да. Хотя Тоичиро может и передумать. Сказать, что надо тренироваться в любую погоду, но в таком случае я напомню ему про твою недавнюю простуду. Можешь не переживать на этот счёт.

— Хорошо, Юки-чан.

— Я тогда пойду, ладно? — Курода отстраняется от шкафа, перекладывает ставшую ненужной куртку из одной руки в другую. Плечо слегка затекло, и он массирует его рукой. — Мне ещё математику надо доделать.

— Мне тоже, — Ашикиба со вздохом смотрит на учебники. — Надеюсь, там не слишком сложные задания остались. Можно написать тебе, если я что-то не пойму?

— Конечно, в любое время. До завтра, Такуто, ложись вовремя спать, — прощается Курода и, уже выйдя в спасительный коридор, прижимает ладонь ко рту.

Жар в груди до сих пор не унялся.

Курода не понимает, почему.

***


На утренней тренировке, естественно, все разговоры сводятся только к гонке семпаев. Чат предсказуемо молчит, на уроках, само собой, новости не проверить. Курода сам, пусть и не имеет никакого отношения к соревнованиям между университетами, с трудом сидит на занятиях.

— Надо было отпрашиваться, — досадно говорит Изумида, когда вместо самоподготовки они всей командой собираются в клубной комнате для обсуждения стратегии. — Неужели нас бы не отпустили? Это ведь такой прекрасный опыт, такой адреналин и поддержка! Кроме того, я сам подумываю поступать в Мейсо после выпуска, мне важно знать, какая там команда!

— Ну, теперь уже поздно. Остаётся только ждать, и хорошо, что мы ставки не стали делать, — Курода прикрепляет к магнитной доске схему трассы с указанием опасных мест и поворотов. — А пока давайте поговорим про грядущие межшкольные. Тоичиро, ты сказал, что тебе наконец-то предоставили данные о Сохоку?

— Да, — Изумида с готовностью открывает жёлтую папку. — Состав с уходом третьегодок кардинально поменялся. Из новичков у них сейчас универсал-первогодка Кабураги Исса и спринтер-третьегодка Аояги Хаджиме. Про Оноду Сакамичи, Имаизуми Шунске и Наруко Шокичи вы знаете… А, да. Капитаном стал горняк-третьегодка Тешима Джунта.

Услышав знакомое имя, Курода сразу смотрит на Ашикибу. Выражение лица у того по-странному нечитаемое: он то ли восхищён, то ли отчасти расстроен.

— Он ведь не был раньше в основном составе? — спрашивает Курода у Изумиды. — Не помню, чтобы видел его в том году.

— Я не припоминаю его на всех прошлогодних гонках… Видимо, не дотягивал и сейчас стал капитаном чисто формально, как третьегодка. Вряд ли его нужно опасаться, — делает хладнокровный вывод Изумида. Курода с ним не согласен, потому что недооценивать любого соперника — распространённая и глупейшая ошибка. Тем более, если речь идёт о том самом Тешиме, о котором Ашикиба отзывался так тепло. — Согласно информации моих источников, главной проблемой остаются второгодки, особенно малыш-горняк Онода Сакамичи. Предлагаю полностью оставить его на Манами.

— Да у нас как-то и выбора нет, на кого его оставлять, я ведь везу Такуто. Манами, ты справишься?

Манами, лежащий на скамейке, лениво улыбается и приоткрывает глаза. Хохолок у него на макушке змеисто изгибается.

— Конечно, даже не сомневайтесь, Курода-семпай… — бархатно заверяет Манами, и Куроде от тона его голоса на секунду становится не по себе. — Я и с новеньким капитаном справлюсь, если понадобится.

— Новенький капитан, скорее всего, до последнего будет держаться с группой и не станет подниматься в гору. А если и решится, то у нас в запасе ещё есть Юто, — Изумида смотрит на Юто, который с неизменным батончиком в зубах сидит по-турецки на полу возле роллера. — Имей в виду, Юто, ладно?

— Гонка против капитана-третьегодки? Жду не дождусь, — кивает Юто. — Пожалуйста, не передумайте.

— Так, со спринтерами всё понятно, мы с Добаши справимся… Ашикиба.

— А? — отзывается Ашикиба со скамейки, сидя рядом с уже безмятежно заснувшим на ней Манами. — Что такое?

— Мы рассчитываем на тебя, — говорит серьёзно Изумида, и Куроде от такого его тона становится чуточку смешно. — Если тебе придётся гнать изо всех сил, то гони. Энди и Франк подсказывают мне, что ты — наше тайное оружие, и я буду рад, если это так и окажется.

— Тои-чан…

— Да так и будет, успокойся, Тоичиро, — Курода снимает телефон с блокировки и первым делом видит кучу сообщений в чате. — О, ребята! Похоже, гонка семпаев закончилась!

— Правда?! — ахают остальные и выхватывают свои телефоны из сумок.

@arakita_bepsilover: АХАХАХАХАХАХА
@arakita_bepsilover: УЗРИТЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
@arakita_bepsilover: [нечёткая фотография с пьедестала, где на первом месте стоят Кинджо с Аракитой и Мачимией, на втором Фукутоми с Шинкаем и Ишигаки, а на третьем незнакомые парни]
@arakita_bepsilover: КАК МОЩНЫ НАШИ НОЖИЩИ
@shinkai_hayato: справедливости ради мы отстали на финальном круге всего лишь на несколько секунд!
@arakita_bepsilover: но ведь отстали! я думал Фуку-чан там вообще откинется в один момент вот что значит без меня ехал
@fukutomi_juichi: да, иногда мне не хватает твоего ассистирования.
@fukutomi_juichi: и ты молодец, Аракита, достойная победа. я горжусь тобой и твоей командой.
@shinkai_hayato: Джуичи, скажи это ему в реале лучше, он напротив тебя так-то сидит)))
@shinkai_hayato: [фотография, где все шестеро сидят за одним столом в кафе]
@toudoujinpachi: НУ ВОТ
@toudoujinpachi: а я уже приготовился присылать мемы с грустными волками!!
@toudoujinpachi: но так и быть поздравляю, Аракита!! (^_−)☆
@toudoujinpachi: в следующий раз я выиграю у вас обоих хахаха!!
@izumidABU: ох как жаль, Шинкай-сан, Фукутоми-сан! Я радуюсь победе Аракиты-сана, но грущу из-за вашего второго места :((
@kuronekuroda: ну всё, кота пора пойти перепрятать
@ashikiba_takuto: Аракита-сан такой потрясающий ٩(。•́‿•̀。)۶
@my_name_is_YUTO: ахаха а я говорил)) в смысле сочувствую, Хаято-кун, но поздравляю, Аракита-сан!
@shinkai_hayato: так, кое-кто, похоже, останется без запаса батончиков на следующий месяц :)
@my_name_is_YUTO: я и сам могу их покупать вообще-то!
@arakita_bepsilover: слушай Шинкай мне конечно дико неловко но будь добр усмири своего дРуГа
@arakita_bepsilover: хули он правильный-то такой
@arakita_bepsilover: я ему про вкусную газировку
@arakita_bepsilover: а он мне про пользу минералки
@arakita_bepsilover: что за зожник нашёлся господи
@arakita_bepsilover: И ВСЕМ СПАСИБО ЛОЛОЛОЛ
@shinkai_hayato: да брось, Ишигаки-кун просто пытается быть дружелюбным :) и вообще ты заметил, как он ездит? выносливость отличнейшая, каденс замечательный, так что в следующий раз готовься куковать на втором месте))
@fukutomi_juichi: слушайте, парни, вы ведёте себя некрасиво. убирайте телефоны и общайтесь вживую, здесь всё расскажете потом.
@arakita_bepsilover: ну да а сам-то тоже тут Фуку-чан!
@fukutomi_juichi: только потому что Кинджо отошёл позвонить. не заставляйте меня за вас краснеть.
@arakita_bepsilover: ладно ладно уговорил
@shinkai_hayato: ок ;)
@shinkai_hayato: кстати, Ясутомо
@shinkai_hayato: поверить не могу, что ты цапаешься с Мачимией из-за газировки
@shinkai_hayato: что плохого в том,что он пьёт бепси с малиной?
@arakita_bepsilover: В СМЫСЛЕ ЧТО ПЛОХОГО
@arakita_bepsilover: ты или пьёшь бепси классик или не пьёшь бепси вообще!!
@arakita_bepsilover: а он ещё смеет утверждать что с малиной вкуснее!!
@arakita_bepsilover: извращенец
@arakita_bepsilover: поддержи меня Шинкай
@shinkai_hayato: нет :)
@arakita_bepsilover: так и знал
@arakita_bepsilover: ну ниче
@arakita_bepsilover: этот патлатый ублюдок ещё будет учиться со мной четыре года
@arakita_bepsilover: уж за это время я его приучу к правильным вещам
@arakita_bepsilover: и шпица твоего приучу
@shinkai_hayato: по-прежнему нет, Ясутомо :)

***


О том, что команда Сохоку разбила тренировочный лагерь неподалёку, Курода узнаёт случайно.

Хорошо, не так уж случайно. В завязавшемся разговоре про победителя прошлогодней гонки Манами бесхитростно рассказывает, как впервые ездил с Онодой Сакамичи именно там, всего лишь в двадцати километрах от академии Хаконе. Кроме того, говорит Манами, тот был в простых кроссовках, на велосипеде с утяжелёнными колёсами, и показал при этом отличный — но не победный — результат.

На Оноду Сакамичи Куроде, если честно, всё равно. Интригует — да, без вопросов, но интересует его именно вскользь упомянутый тренировочный лагерь. Порывшись позже в капитанских архивах, Курода выясняет, что Сохоку действительно каждый год устраивает марафон в спортивном комплексе, где за четыре дня каждый член команды должен проехать тысячу километров. Звучит, казалось бы, страшно, однако выполнимо. В конце концов, хаконовцы проезжают ежедневно около ста пятидесяти километров на треке и трижды, а то и чережды в неделю по часу занимаются в зале. По прикидкам Куроды, нагрузка получается более или менее одна и та же, просто без привязки к временным ограничениям и с равномерным развитием всего тела.

Спасибо Фукутоми, придумавшему их нынешнюю программу.

— Слушай, я хочу съездить на разведку в тренировочный лагерь Сохоку, — говорит Курода Изумиде тем же вечером, ритмично подтягиваясь на турнике. Майка задирается к груди, оголив живот, но он не обращает на это внимания, мысленно считает дальше. — Отпустишь?

— Хмм... У нас вроде и так достаточно данных, Юки. Зачем тебе туда? — Изумида сидя тягает гантели. Спина у него при этом ровная-ровная, хоть к стеночке ставь, с широкой шеи бежит пот. — Или тебе просто хочется на них посмотреть?

— Ну, мы не знаем половины их нового состава, я считаю, это непорядок. Да и если они ездят без передышки, мне даже не придётся долго ждать. — Курода спрыгивает на пол, разминает рукой предплечья, потом бицепсы. Разогретые мышцы приятно тянет. — Сам знаешь, мне одного взгляда на них хватит, и я всё пойму.

— Это да... Ты мне этим Аракиту-сана порой напоминаешь, — улыбается Изумида, хотя Курода искренне предпочёл бы любое другое сравнение. Не такое явное. — Он и тебя тогда хорошо почуял, помнишь? На первом году? Было так смешно!

— Да-да, у него волчий нюх, а у меня кошачье зрение. Настоящий цирк на педалях, — Курода наклоняется из стороны в сторону, широко раскрывая гармошкой рёбра. Справа от себя он замечает, как гнётся на узком коврике Ашикиба: тянется к раскинутым ногам, выпрямляется с прямо расставленными руками, точно мельница, тянется вновь, но уже в другую сторону. Поймав взгляд Куроды, он улыбается и машет ему.

Что за рыжая безмятежность, думает Курода и, помявшись, всё-таки машет ладонью в ответ.

— Так я свалю завтра с тренировки, ладно? — возвращается он к Изумиде. — Что?

— Ты так мило помахал Ашикибе, что я сперва не поверил своим глазам, — хихикает тот, не сдерживаясь. Курода чувствует, что щёки у него горят.

— Я не виноват, что Такуто подбадривают подобные действия, а подбадривать его надо! Вон, смотри, как активировался сразу, — бурчит Курода. Сам он опускается на свой коврик и встаёт в стандартную планку. — Между прочим, мог бы тоже ему помахать. Побыл бы хорошим капитаном раз в жизни.

— За меня это сделают Энди и Франк, — гордо двигает грудными мышцами Изумида, поднявшись. Мышцы, стоит признать, выглядят впечатляюще, но все усердия уходят в никуда — Ашикиба качает пресс с закрытыми глазами, чтобы лучше сосредоточиться и закончить нелюбимое упражнение как можно быстрее. Курода за него искренне рад. — Тц... Можешь поехать завтра в тренировочный лагерь, Юки. Смотри только, чтобы тебя не заметили.

— Мне в кустах теперь прятаться, что ли? — фыркает Курода, превозмогая лёгкую дрожь. Ещё немного, считает он про себя, ещё тридцать секунд... Он поочередно поднимает ноги, затем руки, добавляя интенсивности. — Заметят так заметят, вот ещё проблема... Они меня в жизни не видели, так что наверняка решат, что я просто покататься пришёл...

— Да, ты ведь весь такой непримечательный… Ого, идёшь на рекорд, Юки?

Курода уже не отвечает, только глубоко дышит, уставившись в коврик. Сердце громко стучит, всё тело, от макушки до пяток, воспринимается сплошной натянутой струной.

Интересно, что будет, если он всё-таки столкнётся с кем-то из Сохоку, и под кем-то ему на ум машинально приходит Тешима. Загадочный капитан, таинственный горняк и в придачу бывший друг Ашикибы — Куроде страсть как хочется посмотреть именно на него. Может, даже развести на разговор, чтобы раскусить и понять, вспоминает ли он Такуто хоть иногда.

Не то чтобы это было настолько важно. Курода отлично понимает, что если дружба заканчивается, она почти никогда не возобновляется. И пусть Тешима с какого-то перепугу начнёт общаться с Такуто заново, это вовсе не гарантирует, что они достигнут того же уровня, как несколько лет назад. Слишком у них разный опыт, слишком разные круги общения, слишком долгий перерыв... И всё-таки что-то грызёт Куроду изнутри. Кажется, что Такуто ухватится за прошлое, стоит ему всплыть, и потом в очередной раз останется с разбитым сердцем.

Залатал ли он его тогда вообще? Залечил ли он его через чувства к нему, Куроде? Как он себя поведёт, когда увидит Тешиму на гонке?..

Будет ли он грустить?

Станет ли много думать?

Перестанет ли он из-за этого любить...

— Юки-чан!

От неожиданности локти Куроды разъезжаются, и он валится на коврик, еле дыша. Низ живота сводит, от долгожданной расслабленности хочется застонать в голос, но Курода сжимает зубы и только шумно дышит.

— Да Юки действительно побил клубный рекорд! — слышится восхищённый голос Изумиды. — Минута сорок семь секунд! Вот она, сила гибких кошачьих мышц!

— Вааа, Курода-семпай такой сильный! — поддакивает Манами. — Хочу так же уметь!

— Он что, умер? — осторожно спрашивает откуда-то со стороны Юто, и Ашикиба испуганно охает.

— Юки-чан не мог умереть! Юки-чан, ты же живой?!

На какой-то миг Куроде хочется притвориться мёртвым, испугать Ашикибу как следует, но он всё-таки приподнимается и садится на дрожащие колени. Зал немного плывёт перед глазами, пульс колотится как сумасшедший. Ужасно хочется пить.

— Живой! — с облегчением выдыхает Ашикиба. Он подходит ближе и протягивает Куроде чистое полотенце. — Ты в порядке, Юки-чан?

— Ага. Спасибо, Такуто, — Курода промакивает полотенцем лицо, затем шею. Становится полегче. — Я что-то задумался о межшкольных и перестарался. Чёртова планка, никогда её не любил.

— Любишь не любишь, но видел бы ты, какой у тебя стал прогиб, Юки! — Изумида одобрительно показывает ему большой палец. — Конечно, тебе далеко до моего Фабиана, но если ты поднажмёшь...

— Я не собираюсь растить в себе чужих, Тоичиро, прости, — Курода выпрямляет ноги и начинает заминку, пряча лицо в наклоне. — Хватит мне и рекорда.

Изумида что-то оскорблённо отвечает, но Курода пропускает его слова мимо ушей, смотрит отрешённо в точку впереди себя.

До тех пор, пока на её месте не возникает усаживающийся по-турецки Ашикиба.

Вспотевший, в футболке своей розовой со смешным принтом в виде хрюшки. Ашикиба смотрит на Куроду так бесхитростно, ласково... Курода избегает слова «влюблённо», но оно всё равно вертится у него в подсознании.

***


@shinkai_hayato: Ясутомо! Не хочешь в эти выходные устроить реванш? Я уже поговорил с Джуичи и Котаро, они не против))
@arakita_bepsilover: оооо шпиц уже Котаро
@arakita_bepsilover: А ТЫ ШУСТРЫЙ
@shinkai_hayato: мы ещё больше сдружились после этой гонки, так что ;)
@arakita_bepsilover: ну да ну да
@arakita_bepsilover: мы с Кин-чаном пока не можем
@arakita_bepsilover: у нас впереди промежуточные тесты готовиться надо
@arakita_bepsilover: а Мачимия пока все выходные пропадает со своей девушкой потому что они наконец-то съезжаются тоже мне женатики
@arakita_bepsilover: как тока так сразу мб после межшкольных
@shinkai_hayato: договорились!
@toudoujinpachi: А СО МНОЙ ВЫ ЗНАЧИТ НЕ ХОТИТЕ ПОГОНЯТЬ?!
@toudoujinpachi: 。゜゜(´O`) ゜゜。
@toudoujinpachi: я успел стать для вас пустым местом?!!
@toudoujinpachi: вы не знаете, кого теряете
@toudoujinpachi: я смертельно обижен
@toudoujinpachi: !!!!!!
@arakita_bepsilover: погоняй вон с Манами он никогда против не будет
@manami_sangaku: [стикер с шокированным Мьюбином]
@arakita_bepsilover: лол или будет
@shinkai_hayato: :D
@shinkai_hayato: я думал, что ты всё ещё в отъезде, Джинпачи
@shinkai_hayato: поэтому не позвал, прости!
@toudoujinpachi: Я В ОТЪЕЗДЕ (︶︹︺)
@toudoujinpachi: но всё равно было бы приятно знать, что меня помнят и ждут((((
@arakita_bepsilover: так а куда ты свалил-то?! я вообще поражен что тяну из тебя инфу по слову в час КТО ТЫ И КУДА ДЕЛ ТОДО
@toudoujinpachi: хехе секрет! (≧◡≦)
@fukutomi_juichi: я знаю, но не скажу.
@arakita_bepsilover: Фуку-чан!! Мне-то ведь можешь!!
@fukutomi_juichi: )
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН!!

VI.


Тренировочный лагерь Курода находит без труда: на первом году старшей школы он втайне от команды проводил в этом спортивном комплексе каждые выходные. Наматывал круг за кругом с незнакомыми велосипедистами, валился с ног, обливался водой — и всё, чтобы победить Аракиту. Пожалуй, Курода и сейчас с содроганием вспомнит все ямки на этой трассе, все повороты и подъёмы, которые так упорно преодолевал. Как-то раз он привёл сюда Ашикибу, сказав, что тут можно выиграть мягкого мишку, если проехать весь километраж за десять минут. Ашикиба тогда чуть не расшибся, попытавшись уложиться в это время — с непривычки тщетно, конечно, — а потом долго и смешно обижался.

Яркое ощущение прошлого окутывает Куроду настолько, что он чуть не забывает о своей первоначальной цели, и хорошо, что ему не позволяют выйти на трассу.

— Прости, парень, — жмут плечами охранники, остановив его у входа. — Тут сейчас тренируется команда, которая будет участвовать на межшкольных от Чибы. Они специально попросили никого не пускать, забронировали всё заранее, так что... Приходи через пару дней. Вроде они уже закончат.

— Ой-ой, как же жаль, — вздыхает глубоко Курода, с сожалением посмотрев на свой велосипед — специально взятый в клубе старенький шоссейник. По слухам, Шинкай-старший однажды врезался на нём в стену, зажевавшись батончиком. Правды, естественно, никто так и не узнал, но такая легендарная репутация у шоссейника уже не первый год. — Можно тогда хотя бы посмотреть, как они катаются? Ни разу не видел профессиональные тренировки, а мне так интересно…

— Ну, — те переглядываются, и Курода сжимает потёртое седло ладонью, смотрит так умоляюще, как только умеет. — Ты главное их не отвлекай, ладно? А так смотри сколько хочешь, хотя вряд ли это настолько увлекательно...

— Очень, на самом деле. Я дико люблю велоспорт, — улыбается им широко — и облегчённо — Курода. — Спасибо огромное.

— Странные вы всё-таки ребята, велосипедисты, — хмыкают охранники и возвращаются к насиженным креслам. Возражать им не хочется.

Оставив шоссейник на стоянке, Курода нетерпеливо поднимается на обзорную площадку. С неё открывается замечательный вид: безоблачное просторное небо, густой лес и кустарники на обочине, извилистая длинная дорога с удачным ракурсом для наблюдений. Курода любуется несколько секунд, дыша свежим воздухом, вспоминая, сколько километров оставил тут позади, а потом собирается с мыслями и пристально вглядывается в зону отдыха.

Ребят из Сохоку там сейчас всего двое. Имаизуми и Аояги, если Курода не ошибается и правильно помнит их описания. Они о чём-то разговаривают, пьют воду, потом садятся на велосипеды и уезжают вдаль по трассе, соблюдая дистанцию.

Аояги Куроду не заинтересовывает — техника хороша, но стандартна, верится, что он побеждал несколько раз в региональных соревнованиях, но на межшкольных, если в запасе нет сюрпризов, его шансы ничтожно малы. Не хватит ни опыта, ни скорости, ни какой-либо индивидуальности, которая может устрашить соперников. Имаизуми по сравнению с ним в разы лучше — Курода не удивится, если после школы он подастся в профессиональный велоспорт. Движения у него ещё с прошлого года выверенные, ни одного лишнего, он сам по себе слаженная быстрая машина.

В случае гонки с ним Ашикибе придётся нелегко, но думать об этом Курода будет позже, когда повезёт его к финишной прямой.

Он наблюдает дальше. Очередной круг заканчивают спринтер Наруко и, скорее всего, тот универсал-первогодка Кабураги. Оба шумные, переругиваются о чём-то, не останавливаются на перерыв, впрочем, Курода успевает проанализировать их и так. И если Кабураги — очевидный птенец и новичок, который пока будет танцевать на педалях без тормозов, то в Наруко читается некая концентрация. А ещё — что-то странное. Он наклоняется к рулю не совсем так, как подобает спринтеру, он явно сдерживается, чтобы не выпендриваться перед кохаем и не гнать со всей силы. Похожим стилем перед ним ехал Имаизуми, но Имаизуми — универсал…

Курода улыбается, придя к логичному выводу, что Наруко экспериментирует. Опрометчиво, конечно, делать это всего за месяц до межшкольных, но кто Курода, чтобы осуждать? Тем более, вспоминает он текущий состав из папки Изумиды, ещё один ас Сохоку не помешает, так что решение теоретически хорошее.

Провальное оно или нет — вопрос совершенно другой, однако прикинуть, получится ли всё у Наруко, Курода не успевает.

Он видит Тешиму.

В том, что это Тешима, сомневаться не приходится — он оставляет велосипед у стойки и первым делом идёт к ноутбуку на столе, снимая шлем. Походка уверенная и одновременно расслабленная, кудри мягко падают на плечи и слегка пружинят. У ноутбука Тешима переговаривается о чём-то с сидящим там же тренером — иностранец Пьер, вроде бы так, — и принимается щелкать по клавишам, периодически беря паузу для внесения записей в блокнот.

Видимо, анализирует команду, как это сейчас делает Курода. Методично, скрупулёзно. Максимально бесстрастно. Тешима, насколько понял Курода из доклада скаутов, скорее стратег, чем спортсмен. Он нигде раньше не побеждал, никак не выделялся, зато, неожиданно вспоминаются слова Ашикибы, хорошо пел.

— Чёрт бы тебя побрал, Такуто. Не сбивай меня с мысли, — ворчит под нос Курода, прогоняя из головы его мирную улыбку и рассказы о детстве.

Тешима садиться обратно на велосипед не торопится. Мимо него проезжает какой-то незнакомый рослый парень в очках, и Курода подмечает, что у того явно есть потенциал. Он крупный, собранный, целеустремлённый. Может, второгодка, а следовательно, будет заботой уже следующего капитана Хаконе, как знать. Манами там или Добаши — Курода, по правде говоря, обоих капитанами не видит.

Манами кажется ему ветреным и инфантильным. Добаши — в основном нестабильным, и это если постараться забыть о проблеме с агрессией. Первый наверняка забудет прийти на тренировку и утвердить состав, проспит начало межшкольных; второй — пустит всё на самотёк и распустит руки, когда не нужно, а ещё растеряется в непредвиденной ситуации. Вероятно, задумывается Курода, до третьего года они и исправятся, возьмут себя в руки, но лучше бы, по его мнению, капитаном стал кто-то другой.

Например, тот же Юто. В нём уже сейчас просматриваются качества, которыми обладал его старший брат — недюжинное спокойствие, наблюдательность, умение взглянуть на ситуацию со стороны и развеять атмосферу всего одной меткой фразой. В сочетании с лёгкой безразличностью к старшим, подростковым максимализмом и саркастичностью из него, по мнению Куроды, вполне может получиться отличный лидер и капитан, хотя казалось бы. Жалко, конечно, что до капитанства ему ещё два года, и Куроде в любом случае не застать его взросление.

Он ставит мысленную метку обсудить это с Изумидой и тут вдруг замечает, что за всеми его нечаянными размышлениями Тешима куда-то пропал. Его велосипед на месте, ноутбук тоже...

— Привет!

… а кудрявая башка — здесь.

Курода оборачивается, опирается спиной об ограждение и доброжелательно улыбается. Тешима стоит от него на достаточном расстоянии, чтобы не нарушать личное пространство, и Курода испытывает лёгкую симпатию. Буквально на несколько секунд, потому что затем она сменяется неясным раздражением.

— Привет.

— Наш тренер заметил, что ты наблюдаешь за нами, и я решил подойти, — светло улыбается Тешима. Он почти одного с ним роста и веса, однако мышечной массы у него явно гораздо меньше, чем у Куроды. Последнего это воодушевляет. — Меня зовут Тешима Джунта. Я капитан команды Сохоку, которая тут тренируется последние три дня.

— Рад познакомиться, — прохладно отвечает Курода и решает не юлить. — Меня зовут Курода Юкинари. Я вице-капитан нынешнего состава академии Хаконе. В принципе, как раз из-за твоей команды я и приехал.

На лице Тешимы, к удовольствию Куроды, мелькает растерянность. Хорошо ещё, что не испуг, иначе разговаривать с ним дальше Курода бы вообще не стал.

— Можешь не волноваться, — продолжает он спокойно, — я не собираюсь устраивать дебош, чтобы как-то вывести твоих ребят из строя. В Хаконе приветствуют только честный, справедливый спорт. Мы уважаем своих противников и никогда не причиним им вреда ни в обычной жизни, ни на трассе. По крайней мере, специально.

— Зато узнаете всю подноготную, да? — голос Тешимы ничуть не меняется, звучит так же ровно. В какой-то степени это достойно уважения, ну или Курода так отчаянно пытается понять, что же делает его капитаном. — Наглое шпионство тоже стало честным занятием?

— Я бы предпочёл назвать это разведкой, не так подло звучит, — усмехается Курода, сунув руки в задние карманы джинсов. — И брось, неужели ты сам не навёл о нас справки? Не посоветовался с бывшими семпаями? Не провёл кучу времени за архивами? Да ты уже знаешь нас как облупленных, Тешима Джунта. Просто на той моей фотографии, которую ты видел, я ещё не отрастил чёлку, поэтому-то ты меня не узнал.

— Возможно, да, — нехотя жмёт плечами Тешима. — Возможно, нет. Тебе теперь в любом случае надо будет уйти, Курода-кун… Я не разрешу тебе дальше наблюдать за нами как ни в чём не бывало.

— Ничего страшного, я уже и так узнал всё, что нужно. Спасибо, — Курода оглядывается за плечо. В зоне отдыха сейчас тот маленький гений-второгодка, Онода Сакамичи. Печально, очень печально, что посмотреть на его сумасшедший каденс вблизи не получилось, но да ладно, не велика потеря. — Хочешь пару советов, Тешима-кун?

— Спасибо, но нет.

— И хорошо, потому что я изначально не собирался их давать, — Курода пристально смотрит на него. Лицо у Тешимы красивое, взгляд ясный, прямой и решительный. Такой не встречается у кого попало, и теперь отчасти понятно, почему он капитан. Курода правильно сделал, что не поторопился его недооценивать. — Учти, что моя команда в этом году тоже серьёзно настроена на победу. Мы постараемся не оставить вам даже шанса подняться на первое место.

— Как и ожидалось от академии Хаконе, — неожиданно говорит Тешима с улыбкой, словно Курода ему не пригрозил только что, а предложил подружиться и сходить в караоке. — С нетерпением будем ждать встречи с тобой, Курода-кун. Ты же тоже горняк?

— Увы, но нет, у тебя неправильная информация, — качает головой Курода и прикусывает язык. Отстранившись от ограждения, он идёт мимо Тешимы, ощутив, как тот на мгновение напрягся, и это забавно. Курода улыбается. — Мне передать привет от тебя Такуто?

— Таку… Ашикибе Такуто? — Тешима, потеряв былую невозмутимость, оборачивается к нему. — Ты его знаешь? Он всё-таки будет участвовать в межшкольных?

— Да уж, у тебя совсем с разведкой беда, Тешима-кун, — осуждающе отвечает Курода. — Я не собираюсь тебе с ней помогать, просто спросил, передать ему привет или нет. В конце концов, если мне не изменяет память, вы раньше дружили.

— Да, дружили… И передай ему привет, конечно, спасибо, — Тешима определённо выбит из колеи, и Куроде это не нравится. Крайне не нравится. — Я буду очень рад с ним увидеться, хотя мы… Довольно давно нормально не общались. Не знаю, захочет ли он со мной теперь поговорить.

Курода медлит, глядя на него, а потом трёт лоб большим пальцем.

— Если тебе станет легче, то он о тебе как минимум иногда вспоминает.

— Правда? — спрашивает Тешима с поразительно такой же интонацией, как Ашикиба, и Курода жалеет, что вообще открыл рот. — Мне теперь действительно стало легче после того, как ты это сказал. Мы с Шикибой как-то не очень хорошо расстались, и я потом долго переживал, появились ли у него новые друзья… Я так рад, что ты с ним общаешься, Курода-кун. Честное слово.

Тешима смотрит на него уже открыто и доброжелательно, а Курода не знает, что из услышанного злит его больше.

Тот факт, что он зовёт Ашикибу «Шикибой». Тот факт, что они не очень хорошо расстались. Тот факт, что Тешима за него переживал и при этом ничего, абсолютно ничего не делал.

— Раз ты так о нём пёкся, надо было взять и позвонить, — бросает ему Курода, не сдержавшись, и идёт к лестнице. — Не очень хороший ты ему значит был друг, Тешима-кун.

— Погоди, я же…

— До встречи на гонке, — поднимает ладонь Курода, не обернувшись, и слава богу, что Тешима больше ничего не говорит.

***


— Ну и? Как тебе новая команда Сохоку, Юки?

Изумида на треке уже один — подвешивает велосипед на стойку, заботливо протирает влажной тряпочкой руль. Курода подозревает, что он задержался тут только ради него, тогда как остальные уже давно разбежались, и это как-то приятно. Даёт понять, что Изумида — не только хороший друг, но и наверняка ответственный капитан, желающий убедиться в удачном возвращении своего заместителя.

— Да так себе, — Курода катит старенький шоссейник к небольшому ремонтному углу с ящиком инструментов, столом и стулом. — Трио второгодок не в счёт, они и в том году показали себя многообещающе, а вот другие под большим вопросом. Во всяком случае, меня никто из новичков не впечатлил.

— Даже их капитан? — выгибает бровь Изумида, направляясь к нему. — Как он выглядит?

— Запредельно обычно. Ни мышц, ни бакенбард, ни крутых очков, — поставив шоссейник на подставку, Курода приседает перед ним, придирчиво всё осматривает. — Если бы ты увидел его в команде, ты бы и не понял, что он капитан.

— Может, он из тех капитанов, которые являются тайным оружием команды? Или он капитан только формально, а делами на самом деле заведует кто-то другой? А может…

— Тоичиро, ты теорий заговора начитался, нет? — Курода берёт со стола маслёнку и начинает смазывать цепь, не забыв сперва протереть её от пыли. — Сохоку в этом году тупо не повезло. У них ушли сильные третьегодки, и на межшкольных они так легко теперь не победят. Может, этот Тешима и проявит чудеса смекалки, но это такое… один процент из ста.

— Что весьма хорошо для нас, — улыбается Изумида, опершись бёдрами о стол. — Скрипит, да?

— Да, она ещё на пути туда начала, — Курода проверяёт звёзды, и те, к его радости, в отличном состоянии. — Ты видел, кстати, что я оставил тебе каталог велозапчастей в шкафчике? Такуто раму новую хочет для своего шоссейника, и я подумал, что ему правда не помешает…

— Видел, да. И закладку твою на той раме тоже видел, хороший выбор. Отдал тренеру, посмотрит, что сделать можно, но бюджет у нас не резиновый после прошлогоднего проигрыша… Так что я бы не сильно рассчитывал, если честно. Цена там ого-го какая.

— Знаю... Спасибо и на том, Тоичиро, — Курода улыбается. — А, и ещё про Сохоку. Их прежний спринтер, похоже, теперь универсал. Или пытается им быть, не знаю, но надо быть начеку.

— О? Какой из них?

— Мелкий такой, громкий… Наруко, — вспоминает Курода. — Не ожидал от него подобного перехода, так что за ним надо следить.

— Рыжий Наруко? Хм… Хорошая работа, Юки, возьму всё на заметку, — Изумида протягивает ему упаковку салфеток. Курода вытаскивает оттуда одну и вытирает испачканные в масле пальцы. — А какой у тебя финальный вердикт? Они по-прежнему наши главные соперники?

Курода тщательно обдумывает вопрос, пока катит шоссейник на место — в отдельную зону с клубными велосипедами, которые или остались от бывших участников, или были подарены спонсорами, или вовсе собраны из разных запчастей. Оставив шоссейник и погладив напоследок его руль, Курода возвращается к Изумиде и жмёт плечами.

— У Сохоку нет шансов, если не случится чудо… А чудеса у них, к сожалению, случаются. Ты сам в том году видел. Расслабляться нельзя.

— Онода-кун, — вздыхает Изумида. — В таком случае, нам надо тренироваться, тренироваться и ещё раз тренироваться. Остался всего месяц, и хотя кажется, что это так много…

— … это на самом деле чертовски мало, — Курода хлопает Изумиду по лопаткам. — Мы справимся, Тоичиро. Будь уверен.

— Да я-то буду, а вот остальные? — Изумида недовольно хмурится. — Манами постоянно пропускает, Добаши я с трудом держу в состоянии покоя, Юто иногда просто ведёт себя… странно…

— Пубертат ещё не ударил по нему как следует, не парься. Кстати, я как раз хотел поговорить с тобой о Юто… но, пожалуй, в следующий раз, — решает смилостивиться Курода, заметив, как Изумида устало трёт глаза. — Иди-ка отдыхай. Ты заслужил.

— Это мы тебя не заслужили, Юки! — шмыгает носом растрогавшийся Изумида, на что Курода из здравого смысла предпочитает не отвечать. — Если бы не ты…

— Да-да, если бы не я. Иди давай, Тоичиро, я тут всё закрою.

Изумида кивает, и Курода остаётся на треке в одиночестве. Без команды и велосипедного стрёкота тут тихо, спокойно — идеальная обстановка, чтобы обо всём неспешно подумать.

Обо всём — о межшкольных, о Сохоку, о режиме тренировок.

Курода, улёгшись на стопку мягких матов, думает о Такуто и Тешиме.

Неужели он оказался прав? Неужели Тешима обо всём узнал и всё равно предпочёл перестать общаться с ним, несмотря на крепкую дружбу? Он струсил? Разочаровался? Курода смотрит в высокий потолок и представляет, как, наверное, сильно переживал такую потерю Такуто. Он по-любому винил себя и не понимал, что происходит, задавал себе кучу вопросов и не получал ни одного ответа.

Будь у него тогда твиттер, думает Курода, он бы писал в нём каждые пять минут.

И кстати о твиттере — Курода выуживает из кармана телефон, на котором остались жалкие десять процентов зарядки, набирает в браузерной строчке выученный адрес и резко садится.

Профиль Такуто, полный его эмоций, мыслей и любви, оказывается закрыт.

VII.


@toudoujinpachi: я наконец-то подстригся! (≧▽≦)
@toudoujinpachi: [фотография Тодо в футболке с британским флагом]
@arakita_bepsilover: э ты чатом ошибся
@arakita_bepsilover: иди паучаре своему показывай
@arakita_bepsilover: и смысл ваще стричься если ты всё равно сразу напяливаешь свой клятый ободочек
@toudoujinpachi: ТЫ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕШЬ!!!
@toudoujinpachi: это модно!!!
@toudoujinpachi: и красиво!
@toudoujinpachi: молчу о том, что удобно!!!
@toudoujinpachi: и между прочим Маки-чану понравилось!!
@shinkai_hayato: тебе идёт, Джинпачи :)
@toudoujinpachi: вот что действительно катастрофично — так это бачки Фуку!
@toudoujinpachi: зачем он их до сих пор носит??
@toudoujinpachi: они прибавляют возраст
@toudoujinpachi: и смотрятся ужасно
@shinkai_hayato: очень не люблю быть против Джуичи, честно говоря, но сейчас я полностью на стороне Джинпачи
@shinkai_hayato: они уже давно устарели…
@toudoujinpachi: СПАСИБО! Я знал, что хотя бы у тебя всё хорошо со вкусом!
@arakita_bepsilover: в смысле
@arakita_bepsilover: пацаны
@arakita_bepsilover: Фуку-чан единственный в мире человек которому идут бачки вы че
@arakita_bepsilover: Фуку-чан без бачков это как я без бепси!!
@arakita_bepsilover: это эта самая как её там АКСИОМА
@my_name_is_YUTO: простите, а что такое бачки?..
@arakita_bepsilover: лололол
@toudoujinpachi: бакенбарды! отвратительные полоски волос между ртом и висками!
@shinkai_hayato: Юто, ты чего меня позоришь((((
@my_name_is_YUTO: я так и планировал :)
@my_name_is_YUTO: и мне вот в отличие от тебя кажется, что Фукутоми-сану они идут
@my_name_is_YUTO: он с ними такой серьёзный, что по струнке вытянуться хочется, это клёво
@toudoujinpachi: (」°ロ°)」
@arakita_bepsilover: вот малой толк знает хехе выкуси Тодо
@toudoujinpachi: АХАХА а я не отступлюсь от своих слов!
@toudoujinpachi: Хаято! Поддержи меня!
@shinkai_hayato: я поддерживаю тебя. прости, Ясутомо))
@arakita_bepsilover: так значит двое против двоих, да?
@arakita_bepsilover: ЭТО ВОЙНА

Несмотря на живую дискуссию, Такуто в чате не пишет. Более того, он, согласно информации в профиле, был в сети только днём, и Курода уже битый час не может найти себе места от волнения.

Его твиттер, где впридачу обновилась аватарка и никнейм (фортепиано и «Music heart», что к чему?), по-прежнему наглухо закрыт. Он будет закрыт, даже если Курода зарегистрируется — он попробовал, действительно так, без вариантов, — а значит, у Такуто что-то случилось.

Что могло произойти за то короткое время, пока Курода отсутствовал? Что могло выбить его из колеи настолько, что он взял да спрятался под замок уже не только в жизни, но и в интернете?

Мог ли ему позвонить Тешима, в котором после встречи с Куродой проснулась совесть?..

Последняя догадка вообще-то приходит ему на ум одной из первых, жалит больно в самое сердце, и Курода в очередной раз жалеет, что вообще упомянул Такуто в недавнем разговоре. Незачем было Тешиме знать, что тот иногда о нём думает, незачем было Куроде ехать в лагерь изначально. Прав был Изумида: у них более чем достаточно данных, они как никогда уверены в себе и сильны, так что Курода… Облажался.

Теперь, если он прав, у Тешимы есть все причины позвонить Такуто, поговорить с ним, извиниться и предложить встретиться. И Такуто, который рассказывал про Тешиму — «Джунту», цедит мысленно Курода, — с таким невероятным теплом в голосе, не сможет отказаться. Он обязательно пойдёт. Он улыбнётся своей фирменной невинной улыбкой, ляпнет там что-то не то, расстроится, и все его усердные попытки спокойно жить тут же провалятся.

Или наоборот. Курода вдруг чётко представляет, как Тешима тянется к Такуто, касается его плеча ладонью, тихо просит наклониться пониже и… Щёки Куроды горят, едва он представляет их поцелуй. Он видит не столько Тешиму, сколько Такуто — как он испуганно теряется, как густо краснеет, как несмело отвечает, закрыв глаза. Как потом смущается и каким милым, радостным при этом выглядит.

Разве не должен он был так выглядеть при поцелуе с…

Курода вскакивает и трёт виски, потому что горит теперь, судя по ощущениям, всё лицо сразу. Он залпом выпивает остатки воды из бутылки, кидает её пустую на кровать и решительно выходит из комнаты.

@toudoujinpachi: ВОЙНА ТАК ВОЙНА (・`ω´・)
@toudoujinpachi: я предлагаю устроить опрос!
@toudoujinpachi: кто ещё считает, что Фуку-чану не идут бачки!?
@toudoujinpachi: кто ещё готов разделить со мной и Хаято это ЕДИНСТВЕННОЕ правильное мнение?!
@izumidABU: я готов! Мне нравится, как выглядит Фукутоми-сан, но я считаю, что чем короче стрижка — тем лучше! Тем более, бакенбарды могут мешать при езде на велосипеде, что делает их неэффективными!
@shinkai_hayato: бум одобрения, Изумида!
@izumidABU: спасибо, Шинкай-сан!
@arakita_bepsilover: я не понял а чё только вы сторонников набираете
@arakita_bepsilover: Фуку-чан и бакенбарды неразделимы сколько можно повторять
@arakita_bepsilover: не может быть что так только мы с Шинкаем-младшим считаем
@my_name_is_YUTO: меня зовут Юто, Аракита-сан
@arakita_bepsilover: цыц балда мелкая я помню как тебя зовут
@toudoujinpachi: ХАХАХА
@toudoujinpachi: похоже, вы в меньшинстве!!
@manami_sangaku: [стикер с протестующим Мьюбином]
@manami_sangaku: прости, Тодо-семпай, но я считаю, что Фукутоми-сан с ними выглядит очень классным))
@manami_sangaku: кроме того, он благодаря им жутко популярный у девушек))
@toudoujinpachi: (⊙____⊙)
@arakita_bepsilover: вот до чего вы не правы пацаны
@arakita_bepsilover: из-за вас МАНАМИ ЗАГОВОРИЛ
@arakita_bepsilover: все правильно сказал Манами одобряю
@toudoujinpachi: ЭТО ЕЩЁ НЕ КОНЕЦ!!
@toudoujinpachi: КТО ЕЩЁ НЕ ВЫСКАЗАЛСЯ?!
@shinkai_hayato: Курода и Ашикиба
@shinkai_hayato: их обоих кстати давненько не было, с ними всё в порядке?

Дверь Такуто открывает далеко не сразу — Курода за эти полминуты успевает прикинуть, куда он мог бы деться и где его пришлось бы искать в первую очередь. В топовую тройку, конечно, входят трек, круглосуточный магазин неподалеку и тренировочный, чтоб его, лагерь Сохоку.

Куда в любых других обстоятельствах Курода больше ни ногой.

— Юки-чан? — смотрит на него сонный Такуто в пижаме и тапочках, и Курода ощущает смутное дежавю. Ещё бы, за последние недели он стучался вот так к Такуто чаще, чем за все три года, и пора бы уже перестать удивляться.

— Привет, Такуто, — говорит Курода, пытаясь распознать его настроение сквозь растрёпанный вид и стараясь не смотреть на его губы. — Я тебя разбудил, что ли?

— Ну да, — жмёт плечами Такуто, потирая шею. — Я пришёл с тренировки, лёг на кровать и почему-то заснул.

— А телефон где? Ты последний раз в сети ещё днём был...

— Наверное, забыл зарядить... Подожди, я проверю, — Такуто отходит к столу, берёт с него телефон и нажимает на кнопку блокировки. Экран по-прежнему чернеет, и у Куроды падает гора с плеч. Значит, Тешима не звонил. Или, по крайней мере, ещё не дозвонился. — Правда забыл… Ты звонил, да? Что-то случилось?

— Нет, просто… Когда я вернулся, тебя уже не было, а я хотел спросить, как тренировка прошла, — находится Курода, пока Такуто ставит телефон на зарядку и возвращается к двери. — Тоичиро тебя сильно гонял? Не ворчал, что меня нет?

— Да не особо. Я катался с Юто, но по тебе всё равно скучал немножко… Привык как-то, что ты всегда впереди едешь, — Такуто улыбается, неловко сложив на груди руки и опустив на пару секунд взгляд. В груди Куроды теплеет. — А как ты съездил, Юки-чан? Удачно? Увидел кого-то?

— Я… — и Курода не может. Не сейчас, когда Такуто стоит перед ним такой внешне спокойный, уютный, без всяких тревог, готовый спать дальше и видеть только хорошие сны. Непонятно, правда, зачем закрывший твиттер, переживающий что-то глубоко внутри себя. Усугублять такое его шаткое состояние будет подло. — Я не успел. Они уже уехали, охрана сказала, что последний день их марафона был вчера. Видимо, наши ребята что-то попутали с графиком.

— Вот как? Эх, очень жаль… Но, может, это и к лучшему? — несмело говорит Такуто, и его слова кажутся очень искренними. — Меньше будешь волноваться, и всё такое. Фукутоми-сан когда-то сказал, что надо всегда стремиться к большему и вместе с тем уметь довольствоваться малым. Я считаю, это хорошие слова.

— Да, неплохие, — кивает Курода и улыбается. — Кстати о Фукутоми-сане. Там в чате затеялся спор по поводу его бакенбард. Как думаешь, Такуто, они ему идут или нет? Я вот считаю, что нет, и ему давно уже пора с ними попрощаться.

— Бакенбарды? — моргает Такуто и хмурится, приподняв взгляд к потолку. — Ааа! Думаю, что ему идёт! Правда, я не могу представить его без них, поэтому так и считаю…

— Реально, Такуто? — поднимает брови Курода. — Ты правда считаешь, что они ему идут?

— Ему да! Вот тебе бы не пошло, Юки-чан, прости, — виновато смотрит на него Такуто. — Ты с ними сразу станешь похож на Санта-Клауса. И вместо саней у тебя в таком случае будет велосипед, а вместо оленей…

— Санта… Да ты бы ещё в йети меня записал, эльф рыжий! — возмущается Курода, но Такуто только хихикает без всякого стеснения, и беспокойство по его поводу отпускает Куроду окончательно. Возможно, ничего у него и не случилось, и твиттер он закрыл по каким-то иным, не таким важным причинам. Курода, видимо, сам себя накрутил. — Дурачина ты всё-таки какой, Такуто… Давай иди спать, и я пойду. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Юки-чан, — отсмеявшись, говорит Такуто, и прямо перед тем, как Курода разворачивается, он тихо добавляет: — Юки-чан.

— М?

Такуто мнётся, не решаясь продолжать, смотрит на него из-под длинных ресниц. У Куроды из-за этой паузы учащается пульс, в животе пружиной скручивается волнение.

— Мне тебя сегодня очень не хватало. Я ехал километр за километром, представлял, как еду без тебя на межшкольных, и мне было так… Одиноко, — Такуто сжимает кулаки, краснея. — Я не справлюсь, если ты не будешь рядом, Юки-чан. Пожалуйста, едь со мной, что бы ни случилось.

«Я не хочу ехать ни с кем, кроме тебя».

«Не заставляй меня ехать с кем-то другим».

«Будь со мной».

Курода в оцепенении смотрит на Такуто, сердце у него рвётся из груди, стучит громко-громко, глуша все остальные звуки.

— Такуто…

— Прости, Юки-чан, — он почти шепчет, уставившись в пол. — Наверное, с моей стороны это слишком эгоистичная и глупая просьба.

— Нет, — Курода делает к нему шаг, касается его руки, всё ещё сжатой в кулак. — Это совсем не эгоистичная просьба, Такуто. Повторяю в тысячный раз: ты стал нашим асом. Даже если мне вдруг запретят, я всё равно повезу тебя к финишу, потому что обещал. Тебе и всей команде. Главное — тебе, и ты это знаешь.

— Правда?

Подняв голову, Курода ловит его печальный взгляд и дарит ему лёгкую улыбку. Такуто же смотрит на него так, точно вот-вот расплачется, согнётся в три погибели, прижмётся лбом к его плечу.

И Курода бы не возразил.

Курода бы очень крепко его обнял.

— Правда. Ты больше не останешься на тренировках без меня, Такуто. И до конца межшкольных я тоже никуда не денусь, мы с тобой выложимся на все сто процентов. Так что переставай грузиться и говорить мне подобные вещи с таким обречённым видом. Договорились?

— Да, Юки-чан… — Такуто наконец-то разжимает кулак, и Курода на мгновение скользит по внешней стороне его ладони пальцами, отчего у кого-то из них — а то и у обоих, — пробегает едва заметная дрожь. — Я всё понял. Спасибо тебе, я…

— Но сравнение с Сантой я тебе всё ещё не прощаю, так и знай, — спешит хлопнуть его по плечу Курода, пытаясь сгладить возникшую неловкость. Возникшую недосказанность, которая висит в воздухе. — И вообще будь ты ребёнком, я бы засунул в твои носки одни угольки.

— Ты был бы жестоким Сантой, Юки-чан! — жалобно тянет вслед Такуто, но Курода уже идёт по коридору в сторону своей комнаты, махая ладонью в воздухе.

В голове у него сплошной хаос, где мысли о Такуто, его твиттере и отношениях с Тешимой смешались с неожиданным острым вопросом, почему Куроду это вообще настолько сильно волнует.

@kuronekuroda: я только что был с Такуто, у него разрядился телефон, так что отвечу за нас обоих сразу
@kuronekuroda: я считаю, что Фукутоми-сану лучше без бачков
@kuronekuroda: Такуто считает, что ему лучше с бачками
@kuronekuroda: представители МВД считают, что это всё бесполезная трата времени, потому что бачки так-то не наши, и что с ними делать — решать одному Фукутоми-сану, а не команде, сующей нос в его личные дела
@arakita_bepsilover: ну и засранец же ты Курода-чан
@arakita_bepsilover: выпендрёжник хренов
@toudoujinpachi: КУРОДА-КУН
@toudojinpachi: ты конечно как всегда саркастичен, но твоё мнение для меня очень ценно! (^_−)☆
@shinkai_hayato: так значит, война продолжается на равных? четверо против четверых?
@shinkai_hayato: я, Джинпачи, Изумида и Курода против Ясутомо, Ашикибы, Юто и Манами?
@shinkai_hayato: вот это поворот))
@shinkai_hayato: предлагаю назвать это «Войной за бачки Фукутоми-сана»
@toudoujinpachi: а где вообще Фуку?? его кто-то видел??
@arakita_bepsilover: ВОТ МЕЖДУ ПРОЧИМ НЕТ
@arakita_bepsilover: ВЕСЬ ДЕНЬ МОЛЧИТ
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН ТЫ ГДЕ
@arakita_bepsilover: на твои бачки покушаются а ты где-то ходишь?!
@fukutomi_juichi: [фотография]
@fukutomi_juichi: я был в парикмахерской.
@arakita_bepsilover: Фуку-чан…
@toudoujinpachi: Фуку…
@shinkai_hayato: Джуичи…
@izumidABU: Фукутоми-сан...
@manami_sangaku: [стикер с шокированным Мьюбином]
@my_name_is_YUTO: ой… а кто это…
@kuronekuroda: ну что ж
@kuronekuroda: я так полагаю, обе стороны можно считать проигравшими
@kuronekuroda: вам очень идёт чёрный цвет волос, Фукутоми-сан, и да, без бачков всё-таки определённо лучше.
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН!!!!

VIII.


Неделя проходит незаметно, за ней — ещё одна. Межшкольные близятся с такой скоростью, что это пугает, и из-за постоянных тренировок каждый день как две капли воды похож на предыдущий.

Тренировки, тренировки, тренировки. По вечерам Курода еле находит силы дойти до комнаты и делает домашнее задание на чистом автомате. Остальной команде приходится ничуть не слаще: Изумида беспощадно чередует спринты с восхождениями, а кардио с длинными дистанциями — но никто и не думает жаловаться. На полную выкладывается даже Юто, стремительно поднимая свой уровень, перестав падать с велосипеда после финального круга, и Такуто, невесть когда взявший его под крыло, частенько делится с Куродой его успехами и маленькими личными рекордами.

Сам Такуто упорно совершенствуется тоже. Курода регулярно катается с ним вне расписания, оттачивает его ускорение до идеального, составляет компанию в езде на роллерах. А ещё бесконечно, неконтролируемо о нём думает.

В конце концов, ему до сих пор не понятно, почему Такуто закрыл твиттер. О Тешиме тот не вспоминает, настроение у него всегда более или менее ровное, а улыбки постоянны. Несколько раз Курода пытается как можно ненавязчивей выяснить, не гложет ли его что-то, но или Такуто непризнанный мастер актёрской игры — да ещё какой, учитывая, как долго он прятал свои чувства, — или всё действительно хорошо. Во второй вариант, естественно, хочется верить сильнее, так что постепенно Курода отставляет допросы в сторону и сосредотачивается на другом.

Например, на том, что к Такуто его самого теперь тянет, точно магнитом. Ему постоянно хочется знать, где он, чем занимается, как себя чувствует, сделал ли домашнее задание и зарядил ли телефон — как будто после той его щемящей просьбы быть рядом в Куроде проснулось нечто новое. Нечто воздушное, чуткое, незнакомое. Давать ему какое-либо определение Курода пока сознательно не торопится, потому что — и этом его главное отличие от Такуто, — он-то не дурак и всё понимает.

Вполне возможно, думает Курода, что у него всего лишь возникла лёгкая ответная симпатия, которую очень просто спутать с настоящей взаимностью. Так бывает сплошь и рядом, когда узнаёшь о чьих-то чувствах и невольно начинаешь вести себя гораздо добрее и ласковее. Отчасти из-за жалости и сочувствия, отчасти — из-за дурацкого ощущения, что искупаешь таким образом свою вину за то, что нечаянно украл чьё-то сердце. Курода, слава богу, смог найти золотую середину в своём общении с Такуто, снизил процент шуток и повысил коэффициент заботливости, но теперь…

Он изо всех сил старается не представлять, что будет, если всё это — отговорки, и на самом деле он тоже по-настоящему влюбляется. Курода ведь в принципе, как ни крути, не планировал влюбляться в старшей школе и уж тем более не планировал влюбляться в сокомандника.

Смешного, наивного, приветливого Такуто, который как назло успел влюбиться в него первым.

Как так вообще получилось? Курода оглядывается назад и силится вспомнить, не давал ли каких-то особых поводов себя любить. На ум, само собой, не приходит ничего рационального, разве что тот случай ещё в самом начале года, когда он совершенно без задних мыслей подарил Такуто брелок для телефона в виде чёрного кота. Брелок как брелок, ничего особенного. Курода выиграл его в автомате, когда возвращался на выходных домой. Такуто тогда радовался, сиял и благодарил без конца. Он, если Курода не ошибается, до сих пор таскает этот брелок с собой, хотя крепление у того потёрлось и истончилось.

Был ли Такуто влюблён в Куроду уже тогда?

Посчитал ли он брелок дорогим подарком?

Началось ли всё с него? Или продолжилось?

В один момент Курода настолько устаёт от вороха этих вечных размышлений, вопросов и переживаний, что даёт себе — и Такуто заодно, мало ли, — ещё немного времени.

Немного — до конца грядущих межшкольных, после которых всё должно само собой разрешиться, закончиться или начаться.

Курода сам не знает, чего хочет больше.

@toudoujinpachi: божечки
@toudoujinpachi: всё ещё не верю, что Фуку теперь брюнет (´ ω `♡)
@toudoujinpachi: в смысле я всё ещё не понимаю как
@toudoujinpachi: НО ЕМУ ТАК ИДЁТ!! ♡\( ̄▽ ̄)/♡
@arakita_bepsilover: Я ТОЖЕ ЧЕРТ ВОЗЬМИ
@arakita_bepsilover: поверить не могу что солидарен в чем-то с тобой
@arakita_bepsilover: взять да так измениться
@arakita_bepsilover: я понимаю я себе ножницами всё отхерачил потому что невтерпеж было
@arakita_bepsilover: но Фуку-чан!!
@shinkai_hayato: Джуичи, сжалься и расскажи им наконец то же самое, что ты сегодня рассказал мне))
@shinkai_hayato: а то как-то нечестно получается, что больше никто не в курсе
@toudoujinpachi: ТЫ ЧТО-ТО ЗНАЕШЬ???
@arakita_bepsilover: ТЫ ЧТО-ТО ЗНАЕШЬ???
@arakita_bepsilover: АААААААААААА
@shinkai_hayato: да, знаю ;) и это воистину отличная история
@my_name_is_YUTO: а я тоже знаю :Р
@shinkai_hayato: вот что ты начинаешь, я же тебе рассказал под строгим-строгим секретом, Юто!
@my_name_is_YUTO: и что))
@my_name_is_YUTO: я же не рассказываю всё за Фукутоми-сана
@arakita_bepsilover: лол если бы мы были в марвел вы были бы как тор и локи
@arakita_bepsilover: И ЧТО ЗА ИСТОРИЯ ДЬЯВОЛЫ
@toudoujinpachi: 。・゚゚*(>д@toudoujinpachi: УМИРАЮ ОТ ЛЮБОПЫТСТВА!!
@fukutomi_juichi: ладно.
@arakita_bepsilover: Фуку-чан!!!!!
@fukutomi_juichi: после вашего обсуждения я решил, что мне пора перестать копировать своего отца и старшего брата.
@fukutomi_juichi: прежде я по привычке копировал их стиль езды, их принципы, их мнения. и, само собой, цвет волос вместе с бакенбардами.
@fukutomi_juichi: и когда Аракита сказал, что я единственный в мире человек, которому они идут, я вдруг понял, что на самом деле это не так.
@fukutomi_juichi: в первую очередь они идут моему отцу и моему старшему брату, а я только подражаю им. в очередной раз.
@fukutomi_juichi: я также вспомнил, что совсем недавно проиграл Кинджо и Араките, но не расстроился, как раньше, не укорил себя в слабости, как меня учили, а наоборот вдохновился.
@fukutomi_juichi: одно привело к другому, и я осознал, что я — Фукутоми Джуичи. отдельная личность, ничем не похожая ни на своего отца, ни на своего брата.
@fukutomi_juichi: так что я пошёл и для начала вернул свой натуральный цвет волос и состриг лишнее.
@fukutomi_juichi: и съел яблочный пирог с мороженым, потому что не считал себя достойным его после проигрыша.
@fukutomi_juichi: на следующей гонке я теперь собираюсь занять первое место как Фукутоми Джуичи, а не как сын основателя велоклуба Хаконе.
@fukutomi_juichi: и я… считаю это правильным.
@fukutomi_juichi: спасибо вам за поддержку, ребята.
@fukutomi_juichi: я становлюсь сильнее благодаря вам.
@toudoujinpachi: !!!!!!!!!!!!!!!!!!!
@toudoujinpach: КТО Б МОГ ПОДУМАТЬ!
@toudoujinpachi: СЛОВ НИКАКИХ НЕТ!!
@toudoujinpachi: ФУКУ 。゜゜(´O`) ゜゜。
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН!!
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН ТЫ ЗАСРАНЕЦ ЕЩЁ БОЛЬШЕ КУРОДЫ ТЫ В КУРСЕ
@kuronekuroda: я заскринил, Аракита-сан
@shinkai_hayato: хех))
@shinkai_hayato: а я говорил, что это отличная история :)

***


Из общей ванной Курода теперь, что вполне логично, частенько возвращается один. Раньше, ещё до всей этой истории, к нему неизменно присоединялся Такуто, и по пути в свои комнаты они успевали лениво поговорить о прошедшем дне, уроках и прочей рутинной ерунде. Иногда и помолчать тоже, потому что молчать с Такуто, как ни странно, всегда было уютно. Сейчас же, замечает Курода, после тренировок они принимают душ в разное время, чему, пожалуй, есть объективные причины.

У Куроды так точно: он знает, что невольно смутится, если увидит Такуто обнажённым, хотя прежде видел его таким десятки раз. Он с вероятностью в девяносто девять процентов посмотрит на него как-то иначе, как-то в другом ракурсе, и в голову — к внезапным представлениям тех же поцелуев, — в итоге добавится очередной миллион случайных, отнюдь не невинных мыслей.

Похожая щекотливая ситуация, решает Курода, сложилась и у Такуто, поэтому-то он или задерживается в зале дольше остальных, или уходит гораздо раньше, сославшись на усталость. В любом случае, Курода его понимает и изменить ничего не пытается.

Сегодня он вновь идёт по вечернему кампусу без компании. Ещё чуть влажные волосы липнут к шее, рубашка застёгнута только на средние пуговицы, пиджак небрежно перекинут через сумку, потому что Курода не успел забежать к себе в комнату до тренировки и оставить её там. Навстречу уже почти никто не попадается — девятый час всё-таки, — а потом он слышит в отдалении музыку.

И ладно бы обычную, из смартфона или радио, но нет.

Кто-то играет на фортепиано в музыкальном классе, и играет очень хорошо. Так, что хочется остановиться, закрыть глаза… Вслушаться, чтобы не упустить ни единой ноты.

Не удержавшись от любопытства — чтоб его! — Курода бесшумно подходит ближе и заглядывает в приоткрытую дверь.

Нельзя сказать, что он сильно удивлён, когда видит за инструментом знакомую рыжую макушку. Такуто сидит спиной к нему, чуть согнувшись над клавишами, и из-под его пальцев льётся мягкая неторопливая мелодия. Под белой рубашкой видно очертания лопаток, когда он переставляет руки, тогда как ногами в коротких брюках изредка жмёт на крохотные педали.

Музыка, которую играет Такуто, очень ему идёт. Будь Курода хорош в описаниях, он бы наверняка сравнил её с чем-то лиричным — с ароматным осенним вечером или постепенно накатывающим долгожданным спокойствием, хотя вряд ли что-то такое вкладывалось в смысл. Он ощущает только, что она из тех классических произведений, которые должен уметь играть каждый уважающий себя пианист, и по-хорошему ему сейчас надо бы уйти. Оставить Такуто в покое, позволить ему побыть наедине с собой, вернуться к тому, чем когда-то, по его же словам, он любил заниматься. [3]

Вместо этого Курода настолько засматривается, что нечаянно делает шаг вперёд, на скрипучую половицу, и Такуто сразу оборачивается.

— Юки-чан! — его голос в возникшей тишине звучит особенно громко, в нём смешивается привычное удивление. — Что ты тут делаешь?

— Я случайно услышал и не смог пройти мимо. Прости, что отвлёк, Такуто. Ты прекрасно играл, пока не прервался, — не видя больше смысла стоять в проёме, Курода оставляет сумку с пиджаком на ближайшей парте, садится на деревянную банкетку к Такуто, благо для двоих она достаточно длинная. Такуто, замечает он, самую малость отодвигается к своему краю, сдвинув колени. — Ты чего это решил устроить полуночный концерт?

— Уже полночь?! — испуганно ахает тот, всплеснув руками, и Курода улыбается.

— Нет-нет, это выражение такое. Я пошутил.

Такуто шумно выдыхает, трёт длинную шею. Наверняка она затекла из-за неудобной позы за фортепиано и вечной сутулости, думает Курода. Пора бы ему вновь начать напоминать, что ходить надо всегда с гордо расправленными плечами и прямой спиной, и никак иначе.

Тем более, Такуто с правильной осанкой — это нечто невероятное.

— Слава богу, у меня ведь ещё не всё домашнее задание сделано... Мне просто очень сильно захотелось поиграть, а тут было открыто. Я и зашёл... Тебе правда понравилось, Юки-чан?

— Конечно, — Курода кивает. — Не то чтобы я обладал отменным музыкальным слухом, но тебя слушать одно удовольствие. И, кажется, я такое тебе уже говорил.

— Да, я помню. Это кстати была «Аве Мария» Шуберта, — расплывается в довольной улыбке Такуто, чуть-чуть покраснев. — Иногда я её играю, когда остаюсь один... Она меня успокаивает.

— А ты что, нервничал? — смотрит ему в лицо Курода, пытаясь уловить хоть что-то нетипичное. Хоть какое-то проявление тревоги или волнения, настораживающей непривычной эмоции. — Такуто, если у тебя что-то случилось, ты в первую очередь должен поговорить со мной.

— Нет, Юки-чан! — спешно машет ладонью Такуто. — У меня всё в порядке, я только… Стал думать о межшкольных слишком много. Ничего особенного.

— Они уже совсем скоро, так что неудивительно, — Курода нажимает на одну из клавиш фортепиано. Та издаёт приятный тягучий звук. — Знаешь, всегда жалел немного, что хорош в любом спорте, но не умею играть ни на одном музыкальном инструменте… Почему ты беспокоишься о межшкольных?

— На них мне придётся соревноваться с бывшим лучшим другом, а я этого не хочу, — после некоторой паузы опускает взгляд Такуто, и у Куроды пересыхает в горле. Вот так сразу. Прямо и беспощадно, чисто в духе Такуто. — Одно дело ехать с ним на отборочных в Чибе, и другое — на настоящих соревнованиях. Это так нечестно, что он наш соперник, Юки-чан…

— Погоди-погоди, — Курода хмурится, лихорадочно соображая. — Ты сейчас говоришь про того Тешиму, да? Вы виделись на отборочных? Раз так, почему я не знал?

— Но ведь ты знал, Юки-чан, — недоумевающе смотрит на него Такуто. — Прямо перед проводами третьегодок Фукутоми-сан отправил меня на Минегаяму, чтобы я посмотрел на Оноду Сакамичи… Я проиграл ему и приехал вторым, помнишь? Ты ещё меня успокаивал и говорил, что в следующий раз я обязательно его опережу?

Точно, так и было. Курода вспоминает, как тогда не придал этой гонке никакого особенного значения, занятый чем и кем угодно, кроме Такуто — пусть и поддерживал его потом несколько дней подряд, — и ему становится неловко.

Он вообще с трудом верит, что всего несколько месяцев назад не думал о нём сутки напролёт.

— У меня, видимо, вылетело из головы… Значит, ты встретился там с Тешимой? — спрашивает Курода, заранее готовясь к воплощению своих худших опасений. — Спустя два года после поступления в разные школы?

— Ага. Он очень изменился. Стал сильнее и серьёзнее, он правда заслуживает быть капитаном такой хорошей команды, — улыбается искренне Такуто, отчего у Куроды на душе начинают скрести кошки. — Ты удивишься, Юки-чан, но Джунта всегда считал себя обычным и бесталанным, а я так никогда не думал. В детстве он даже был для меня кем-то вроде героя, на которого хотелось равняться.

— Кому из вас ещё на кого равняться…

— Что, прости?

— Продолжай, — кидает бесстрастно Курода. Такуто странно на него смотрит. Прямо в глаза из-под чуть опущенных ресниц, и по коже Куроды невесть с чего пробегают мурашки. — Что?

— Ничего… Мы с Джунтой немного поговорили, пока ехали.

— И?

— Ну, — Такуто водит по клавишам подушечками пальцев правой руки, не нажимая на них. Крупные ногти аккуратные, коротко подстриженные, округлой формы. — Я окончательно понял, что мы больше не друзья. Что мы теперь соперники, готовые на всё ради победы своей команды… Мне стало от этого так грустно, Юки-чан.

— От того, что вы не в одной команде?

Такуто несмело, виновато как-то кивает и сразу добавляет:

— Он очень любит свою команду, а я очень люблю свою. Мне просто жаль, что в итоге мы полюбили разные, вот и всё... Юки-чан, ты же не думаешь, что я не люблю нашу команду?

— Нет, разумеется. Если кто сейчас и любит её всем сердцем, так это ты, — Курода хочет прикоснуться к его ладони, лежащей поверх клавиш, одобряюще её сжать, попросить перестать себя нагнетать, но сдерживается. — К сожалению, так устроен мир, Такуто. Мы далеко не всегда готовы к тому, что он нам преподносит, и кому-кому, а тебе уже пора к этому привыкнуть.

— Да, я был совсем не готов… — Такуто в очередной раз вздыхает, и Курода не знает, что сказать.

На самом деле, он чувствует огромное облегчение.

Такуто встречался с Тешимой раньше. Он говорил с ним, соревновался, и за всё это время ни разу не вспоминал о нём в твиттере — а значит, Курода опять умудрился накрутить себе уйму лишнего. Он зря переживал, строил теории, воображал невесть что, тогда как Тешима Такуто уже давно не интересен. Во всяком случае, романтически.

Возможно, только сейчас осеняет Куроду, он никогда и не, потому что тогда они были детьми.

От этого Куроде становится смешно, и ещё ужасно, чертовски стыдно. В попытке сгладить молчание он улыбается и смотрит на Такуто.

— Ты сказал, что музыка тебя успокаивает. Может, сыграешь что-нибудь?

Тот поворачивается, отвлёкшись от увлекательного созерцания подставки для нот.

— А что бы ты хотел услышать, Юки-чан?

— Что-нибудь красивое? Расслабляющее? — жмёт плечами Курода. — Будь у тебя репертуар распечатанный, я бы охотно что-то выбрал, хоть Мадонну, но его нет, так что давай на твой вкус.

— Хорошо… Наверное, я уже знаю, что хочу сыграть для тебя.

Он разминает кисти рук, кладёт их на клавиши, улыбается чему-то коротко.

И начинает играть.

Мелодия — уже другая, не такая медленная, как прошлые, — наполнена щемящей трогательностью. Нежностью, сдержанностью — влюблённостью, которую Такуто, случайно или нет, вовсе не думает прятать. Курода зачарованно наблюдает, как его пальцы быстро бегают по клавишам, как легко рождаются под ними чистые прекрасные звуки, а потом скользит взглядом выше.

Такуто так увлечён, что не обращает внимания на прядь волос, которая снова лезет ему в глаза. Он бесконечно красив и серьёзен, пока добавляет своей мелодии какого-то отчаяния и печали, бьющей в сердце. Он словно не видит перед собой никого и ничего, задевая Куроду плечом, когда тянется к крайним клавишам.

Ещё он не улыбается, и в нём едва заметно видна тоска. Сожаление. В какой-то степени боль. Такуто по-настоящему переживает, пока играет — нота за нотой он придаёт музыке что-то совсем личное, сокровенное, ускоряет темп, добавляет громкости, глубины, — и в один момент Курода напрочь перестаёт дышать.

Подняв руку, он машинально заправляет мягкую прядь волос Такуто за его ухо, когда тот вновь придвигается ближе.

И мелодия обрывается.

Курода несколько секунд смотрит в глаза обескураженного Такуто при полной тишине, всё ещё держа руку возле его волос. В ушах громко стучит пульс, воздуха не хватает.

От Такуто ненавязчиво и приятно пахнет можжевельником.

— Прости, я… Я подумал, что тебе мешает, и решил заправить, — бормочет Курода, ощущая, как начинают запоздало гореть щёки, и опускает медленно кисть. — Ты так хорошо играл, а я тебя сбил… опять…

— Ничего страшного, Юки-чан, ты же… ты не специально, — Такуто тоже заливается краской, сглатывает и сжимает кулаки. — Юки-чан…

Он так близко, что Курода сможет его поцеловать, если захочет.

Курода всерьёз думает об этом, посмотрев на его дрожащие сухие губы и затем вновь подняв взгляд.

— Что, Такуто? — спрашивает он тихо.

— Может… — Такуто прикусывает нижнюю губу. — Может, мне носить ободок, чтобы пряди не выбивались?..

Куроде чудится, что он ослышался, и что Такуто сказал что-то другое — что-то более интимное, что-то вроде того, что Курода сам хотел сказать, — а потом накатывающий смех выбивает его из оцепенения. Сталкивает враз тягучее напряжение, разряжает атмосферу, и Курода прикрывает рот ладонью.

— Ободок? — еле проговаривает он. — Такуто, господи, зачем?

— А что? Тодо-сан их постоянно носит и выглядит круто! — тянет Такуто, и он вроде бы действительно выдыхает тоже, опустив плечи. — Ему ничего не мешает, всё такое… Если бы у меня был ободок сейчас, тебе бы тогда не пришлось обо мне заботиться!

— Нет, ты такой дурак всё-таки, Такуто. Чёрт, если ты наденешь ободочек, я добровольно отдам кота Араките-сану, так что не вздумай этого делать, ладно? — отсмеявшись, Курода случайно замечает время на наручных часах. — А вообще мы с тобой чересчур засиделись. Пойдём-ка уже по комнатам, пока не наткнулись на коммендантов.

— Но я же не доиграл…

— Так и быть, приду на твоё сольное выступление как-нибудь ещё раз. Не забудь только позвать заранее, — поднявшись, Курода берёт с парты сумку с пиджаком, старается ничем не выдать подрагивающие руки. — Как, кстати, называлась мелодия?

— «Беспечный шёпот», — Такуто, всё ещё розовеющий, бережно опускает на клавиатуру крышку и встаёт следом. Подвигает банкетку ближе к фортепиано, проверяет, не оставил ли нигде своих вещей. — На самом деле это британская песня, но я выучил чуть-чуть другую версию. Она кажется мне не такой… развязной... Рад, если тебе понравилось, Юки-чан! [4]

Курода кивает. Он терпеливо дожидается, пока Такуто выключит в классе свет, и до комнат они доходят почти не разговаривая, избегая друг на друга смотреть.

Молчание между ними в этот раз не уютное, но и не напряжённое.

Какое-то… совершенно иное.

[3] Schubert Ave Maria
[4] Careless Whisper

IX.


@arakita_bepsilover: короче выдвигаю теорию
@arakita_bepsilover: Тодо никуда не поступил и стал ронином лололол
@arakita_bepsilover: поэтому мы до сих пор ниче о нём не знаем
@arakita_bepsilover: а встретиться с нами ему СТЫДНО ХА
@arakita_bepsilover: и на гонке он тогда тоже поэтому не участвовал
@arakita_bepsilover: потому что нет универа значит нет велоклуба
@arakita_bepsilover: дело закрыто
@shinkai_hayato: да быть того не может, Ясутомо))
@shinkai_hayato: ставлю ящик батончиков на то, что у него есть объективные причины пока не рассказывать нам о своих делах :)
@arakita_bepsilover: ну не
@arakita_bepsilover: сам свои батончики жри
@arakita_bepsilover: вот если бы ящик бепси поставил другое дело а так фе
@fukutomi_juichi: Тодо поступил.
@fukutomi_juichi: но это всё, что я могу сказать.
@shinkai_hayato: ооо Джуичи
@shinkai_hayato: мне так нравится твоя новая аватарка тут, бум одобрения!
@fukutomi_juichi: спасибо, Хаято.
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН ТЫ ТЕПЕРЬ АДВОКАТ ТОДО ЧТО ЛИ
@arakita_bepsilover: РАССКАЖИ МНЕ В ЛИЧКУ ХОТЯБ
@fukutomi_juichi: любопытство — нехорошая черта, Аракита.
@fukutomi_juichi: тебе нужно от него избавиться.
@fukutomi_juichi: кроме того, Тодо убедительно просил меня хранить это в секрете.
@arakita_bepsilover: ну Фуку-чан
@fukutomi_juichi: он сам расскажет, когда придёт время.
@arakita_bepsilover: ну Фуку-чан!!
@shinkai_hayato: а где остальные кстати? Совсем погрязли в тренировках?
@fukutomi_juichi: неудивительно, если так.
@fukutomi_juichi: межшкольные уже через неделю, так что они правильно делают, что не заглядывают сюда.
@fukutomi_juichi: они ведь все асы.
@fukutomi_juichi: они все по-настоящему сильны.

Курода по уши влюблён.

Он уже даже не пытается это отрицать: настолько всё стало очевидно после вечера за фортепиано. В конце концов, будь Курода равнодушен, он не выслушал бы переживания Такуто, не попросил бы его сыграть, не почувствовал бы неловкости от той паузы после неосознанного прикосновения к его волосам.

Не захотел бы его поцеловать — и вот на этой щекотливой мысли он каждый раз трёт лоб большим пальцем, потому что желание такое никуда не делось.

Скорее наоборот.

Хорошо хоть из-за изнурительных тренировок и учёбы в промежутках они с Такуто почти перестают оставаться наедине. Курода рассматривает это как последнюю возможность осмыслить происходящее, убедиться как следует в своих чувствах и в красках понять, что значит скрывать постоянное лёгкое влечение.

Последнее действительно даётся с трудом. Курода вздрагивает каждый раз, стоит ему так или иначе соприкоснуться с Такуто, он старается не смотреть ему в глаза, но при этом не упускать его из виду. Курода исподтишка наблюдает за ним, а потому запоминает уйму милых деталей, которых прежде не замечал. Например, как Такуто выпрямляет за уголки пустые коробочки из-под сока, чтобы они занимали меньше места. Или как крутит пальцами пуговицу на пиджаке, когда отвечает учителю на уроке. Или как замирает после бешеного спринта на треке, спрятав лицо в полотенце и согнувшись над велосипедом — так, что становится виден рельеф почти всех мышц.

Всё это влияет слишком сильно — хочется подойти, прикоснуться, элементарно полюбоваться, и удивительно, как Такуто умудрялся жить в подобном состоянии невесть сколько времени. Курода представляет, что тот, должно быть, чувствовал, когда видел Куроду полуобнажённым в раздевалке, и мысленно перед ним извиняется.

Курода в принципе уже готов пойти и признаться, чтобы они оба перестали мучиться — а там кто знает, — но его сдерживает одна-единственная важная загвоздка.

Твиттер у Такуто по-прежнему закрыт.

Курода проверяет его каждые несколько дней, отмечает, что на аватарке теперь какие-то белые цветы, а в никнейме стоит фраза на английском «Wherever I go». Скорее всего, строчка из какой-то песни, которая означает «Куда бы я ни пошёл», и Курода понятия не имеет, что она значит. Что Такуто в принципе может под ней подразумевать? Он в отчаянии? Он не перестаёт о чём-то думать? Имеет ли это какое-то отношение к его влюблённости?

При чём тут непонятные белые цветы?..

— Юки.

— А? — Курода поднимает голову, не переставая крутить педали на шоссейнике. Роллер под ним ровно стрекочет, в зале они с Изумидой остались вдвоём. — Что?

— Я тебя уже с минуту зову, а ты никак не отзываешься, — с укором говорит Изумида. — Где витаешь?

— Да так, нигде. Ты чего-то хотел?

— Я думаю о том, кто будет следующим капитаном Хаконе, — Изумида смотрит прямо перед собой. Его каденс ритмичный и уверенный, не может не восхищать. — Разумеется, многое покажут межшкольные, но ставки пора делать уже сейчас. У тебя есть какие-то мысли?

— Удивишься, но недавно я сам об этом думал, — усмехается Курода. — Правда, моя мысль слишком иррациональна, и я не знаю, стоит ли ею делиться.

— Почему это?

— Потому что я бы сделал капитаном Юто.

— Юто? — брови Изумиды предсказуемо взлетают вверх. — Второгодку — капитаном?

— Ага. Манами слишком несерьёзный и непунктуальный, у Добаши проблемы с контролем гнева, а больше и выбирать не из кого, — Курода жмёт плечами. — Ты правда думаешь, что кто-то из них готов взять на себя такую ответственность?

— А Юто, значит, сможет? — в голосе Изумиды слышится недоверие. — Он с нами меньше года, и ты уже успел его раскусить?

— У Юто есть голова на плечах. Он сам себе на уме, но быстро адаптируется и неплохо проявляет себя на гонках. Ещё не надо забывать, кем был его старший брат. Не хочу сказать, что они очень похожи, конечно, Шинкай-сан был подоброжелательнее, но некоторые общие качества никто не отменял, — Курода проверяет датчики и чуть-чуть снижает скорость. — Кроме того, если в основной состав можно включать первогодок, то почему нельзя делать капитанами второгодок?

— Хмм… Мне всегда казалось, что это какая-то негласная традиция, Юки. Не только у нас в академии, но и в любых других школах, — Изумида стирает пот со лба. — Капитаном по умолчанию становится третьегодка, иначе к нему будут относиться без должного уважения. Причём что сама команда, что соперники, да и на репутации общей отразится...

— Ладно, давай рассудим иначе, — не думает сдаваться Курода из чистого упрямства. — Взять тех же Сохоку. Их нынешний капитан — третьегодка, но он слабый физически и в межшкольных участвует впервые. Не уравнивает ли это его опыт с опытом Юто, который в следующем году будет на них второй раз? Почему он должен ждать своей очереди, если уже в следующем году может стать отличным капитаном?

Изумида, выпрямившись, бросает на него задумчивый взгляд.

— Интересная у тебя логика, надо сказать.

— Не думаю, что Манами и Добаши будут возражать. Манами вряд ли интересно быть капитаном, а Добаши… Он идеальная спринтерская машина, а не организатор. Ему же лучше, если им будет кто-то управлять. Скажи ещё, что я не прав, Тоичиро.

— Я поговорю об этом с тренером, так и быть. В любом случае, пока принимать решение слишком рано. Спасибо, что поделился своим мнением, Юки, — Изумида тянется к бутылке воды и припадает к ней губами. — Между прочим, ты как-то часто стал вспоминать капитана Сохоку. То при обсуждении стратегии, то вот сейчас... Не влюбился в него случаем?

— Вот ещё, — фыркает Курода, стиснув руль. — Я всего лишь привёл его в качестве примера. Очень удачного, заметь... Да и если бы я влюбился, то явно не в него.

— А в кого бы тогда? — сразу любопытствует Изумида и прикрывает улыбку ладонью. — У тебя есть определённый типаж?

Перед глазами Куроды мгновенно всплывает счастливый Такуто, играющий с сидящей на его коленях Усакичи.

— Тебе какое дело вообще, Тоичиро? — парирует он, нахмурившись. — Мы тут как бы о серьёзных делах говорили. Плюс не ты ли угрожал выгнать меня из основного состава, если я буду бегать по свиданиям?

— Какой же ты всё-таки закрытый, Юки, скука смертная, — Изумида останавливается, слезает с велосипеда и несколько раз подпрыгивает, чтобы снять напряжение с ног. — Точно! Я вспомнил, как ты сказал, что тебе не интересны девушки.

— Рад, что твоя память наконец-то заработала, — проигнорировав смешок в свою сторону, Курода заканчивает тренировку тоже. Он опускается на пол, встряхивает руки и снимает велосипед с роллера. — Не поднимай больше со мной эту тему, ладно?

— Я бы и не поднимал, просто не ты один меня настораживаешь, — Изумида катит велосипед к стойке. — Что ты весь такой загадочный, что Ашикиба вон…

— А с Такуто что не так? — Курода искренне надеется, что голос у него не прозвучал слишком напряжённо. — Вроде он ведёт себя как обычно.

— Спорю, что он или влюбился, или начал с кем-то встречаться. Частенько ветер в голове, ходит не такой грустный, как обычно, песенки всякие мычит, как будто его не слышит никто... — Изумида ухмыляется. — Ты ничего не знаешь, Юки?

Курода отворачивается, якобы дотошно проверяя, всё ли в порядке с велосипедом. Сердце у него при этом чуть не выпрыгивает из груди. Значит, не ему одному показалось, что Такуто после того вечера стал более оживлённый. Что он буквально расцветает и нет-нет, но всегда крутится рядышком, что-то рассказывает и посылает всем — или только Куроде? — красивые, нежные улыбки.

Мог ли Такуто догадаться, что творится сейчас с Куродой?

И если да — старается ли он таким образом проявлять свои чувства?

— Я ничего бы не сказал, даже если бы знал, — заставив себя успокоиться, отвечает прохладно Курода и отходит к скамейке. — Не твоё это дело, и не моё… На межшкольных сосредоточься лучше.

— О, я сосредоточен! Значит так, Юки, завтра мы…

Курода, промокая шею полотенцем, уже не слушает.

Он прикидывает, что случится с ним — и с Такуто — если кто-то из них не вытерпит первым.

***


@arakita_bepsilover: ну Фуку-чан
@shinkai_hayato: ты третий день подряд уже просишь, не надоело?)) его сейчас и в сети нет
@arakita_bepsilover: а чё ещё делать
@arakita_bepsilover: на паре уныло тут уныло
@arakita_bepsilover: почему ты такой адекватный Шинкай
@arakita_bepsilover: и такой бесполезный
@shinkai_hayato: кстати, Ясутомо, ты собираешься ехать смотреть межшкольные?))
@arakita_bepsilover: неа че я там забыл
@arakita_bepsilover: ну разве что на третий день соберусь
@toudoujinpachi:
@toudoujinpachi: я собираюсь ехать!!!
@arakita_bepsilover: господи явление
@toudoujinpachi: и я почитал ваши сообщения обо мне Я ЗНАЛ ЧТО ВЫ СКУЧАЛИ!!
@toudoujinpachi: даже если притворялись, что нет хахаха
@toudoujinpachi: а ещё
@toudoujinpachi: у меня есть важное-преважное объявление!
@arakita_bepsilover: ты женишься на британском паучаре?
@toudoujinpachi: Я БУДУ СНИМАТЬСЯ В КИНО!! \(✧∀✧)/
@toudoujinpachi: я первый первокурсник в истории моего факультета, с которым уже заключили контракт на настоящий фильм!! а я ещё актёрское мастерство не начал посещать!!
@toudoujinpachi: фильм про красавчика, который попадает в будущее и встречает там свою любовь!
@toudoujinpachi: и что за шутки про Маки-чана вообще ( ̄︿ ̄)
@shinkai_hayato: ого, Джинпачи
@shinkai_hayato: это так неожиданно и здорово, но как так получилось?..
@arakita_bepsilover: погоди погоди ПОГОДИ
@arakita_bepsilover: ты че
@arakita_bepsilover: поступил в ТЕАТРАЛЬНЫЙ??
@toudoujinpachi: ой…………………..
@toudoujinpachi: ладно, отступать некуда
@toudoujinpachi: да, я поступил в театральный!
@toudoujinpachi: хотел вам рассказать, когда выйдет трейлер, но не сдержался!
@shinkai_hayato: вот это неожиданно))) я вроде удивлён, а вроде и нет))
@arakita_bepsilover: шок
@arakita_bepsilover: Ш О К
@arakita_bepsilover: честное слово лучше бы ты женился
@arakita_bepsilover: надеюсь что твое лицо не будут печатать на вагонах метро и ты не будешь сниматься во всяких мыльных операх
@toudoujinpachi: о, а ты смотришь мыльные оперы, Аракита? (¬‿¬ )
@shinkai_hayato: бум, Джинпачи :D
@arakita_bepsilover: НИЧЕ Я НЕ СМОТРЮ ПРИДУРКИ
@arakita_bepsilover: Фуку-чан смотрит
@fukutomi_juichi: нет, не смотрю.
@arakita_bepsilover: ну Фуку-чан!!!

— А ведь он так и не признался, куда ездил, — задумчиво говорит Курода во время завтрака. Такуто сидит напротив, очаровательно зевая, и очень кстати, что за их столик ещё примостился Юто. С неизменной, чтоб её, девчачьей маской, торчащей из сумки.

— Может, он гастролировал? — сонно предполагает Такуто, палочками нехотя сминая рис. По утрам у него, как успел заметить Курода, практически нет аппетита. Он долго-долго сидит перед едой, и заставить его что-то съесть практически невозможно.

— Да, и автографы раздавал направо и налево, потому что неожиданно оказался новой звездой сцены. Охотно верю, — Курода откладывает телефон и отщипывает кусочек рыбы. — Хорошо будет, если они всё-таки приедут за нас поболеть… Вы вообще понимаете, что межшкольные начинаются уже послезавтра?

Такуто кивает, улыбнувшись ему. Юто, в свою очередь, допивает молоко и ставит коробку на поднос.

— Уже не терпится, — говорит он, и его улыбка совсем другая. Если у Такуто она добрая и бесхитростная, то у Юто — самоуверенная, дерзкая и при этом абсолютно не вызывающая неприязни. Куроде она нравится. — У меня хорошие предчувствия насчёт этих межшкольных. Будет здорово, если я возьму горную точку, а Ашикиба-семпай — контрольную.

— А остальные? — интересуется Курода.

— Я не сомневаюсь ни в ком из нашей команды. Просто их тут нет, и они меня не слышат, — жмёт плечами Юто. — Жалко, что из всех нас только вы обычный доставщик, Курода-сан.

— Эй!

— Не обижай Юки-чана, Юто… Я предлагал ему отказаться везти меня и поучаствовать в горном этапе тоже, но он не согласился, — подаёт неожиданно голос Такуто. И от того, как чувственно, серьёзно он говорит, как пристально смотрит, у Куроды щемит сердце. — Мне кажется, это заслуживает уважения.

— Я не хотел обижать Куроду-сана. Только сказал всё как есть, — Юто ни капли не смущается. — Ашикиба-сан, хотите батончик?

— Нет… — Такуто наконец-то отводит взгляд, и Курода незаметно выдыхает. Близко было, казалось, ещё чуть-чуть — и они оба просто останутся смотреть в глаза друг другу целую вечность. — Я не очень их люблю, прости.

— Эх, жаль, — Юто достаёт батончик из кармана пиджака, разворачивает его и откусывает сразу чуть ли не половину. — Но если вам вдруг захочется, у меня всегда найдётся лишний!

— Спасибо, Юто!

Юто довольно подмигивает, а потом встаёт, берёт поднос и молча уходит, зажав батончик в зубах. Курода смотрит ему вслед и на секунду думает, что зря из кожи вон лез перед Изумидой, рекомендуя его в качестве следующего капитана.

— У меня стойкое впечатление, что Юто меня недолюбливает, — говорит он, чтобы хоть что-то сказать. — Засранец мелкий…

— Он слишком привык быть самостоятельным, Юки-чан, не обижайся, — отвечает Такуто. — И ты ему нравишься, просто он этого не показывает. Он вообще тяжеловато открывается людям, хотя выглядит таким… самоуверенным.

— Ну-ну, нравлюсь, конечно, — фыркает Курода и замечает, что Такуто до сих пор ковыряется в тарелке. — Слушай, ты опять ничего не съел. Как на тренировке-то будешь? Где силы возьмёшь, а? Тоичиро сегодня обещал устроить последний жёсткий прогон, чтобы завтра как следует отдохнуть перед гонками. Не свалишься на треке от истощения?

— Ты так обо мне заботишься, Юки-чан, — чуть-чуть розовеет Такуто. — Я в обед хорошо поем, обещаю! Прямо перед тренировкой!

— Смотри мне, — грозит ему палочками Курода и, когда тот в очередной раз ласково ему улыбается, прячет смущение в чашке с чаем.

***


Накануне первого дня межшкольных Курода предсказуемо не может заснуть.

Ступни ног горят, одеяло мешает, а стоит закрыть глаза, как внутри начинает скручиваться тугая пружина из волнения и нетерпения, от которой так и хочется вскочить.

Через несколько часов Курода окажется там. На трассе, куда так стремился попасть целых два года, и неважно, что он не будет соревноваться в одиночку, неважно, что не побудет горняком, неважно, что единственный из команды не поборется за личную победу. Изумида дал ему другую, особенную задачу, а он, в свою очередь, дал обещание Такуто — и не собирается подводить обоих. Осознание, что он полностью к этому готов, плещет жаром изнутри, бьётся птицей о грудную клетку, заставляет по-хорошему пугаться.

Курода улыбается, вообразив безоговорочную победу Такуто. Его раскинутые в стороны длинные руки, выпрямленную спину, блестящие от слёз синие глаза и шумное прерывистое дыхание. На финише у него в голове наверняка заиграет музыка — после одной из осенних гонок Такуто смущённо рассказал, что всегда слышит Бетховена в моменты триумфа. Курода понятия не имеет, как это звучит, но невольно представляет что-то торжественное, громкое, пробирающее до самых мурашек.

Курода признается ему, если они победят — и он переворачивается на другой бок, потянувшись за телефоном на тумбочке.

В чате, что удивительно, нет никаких разговоров и новых сообщений кроме вечерних пожеланий удачи от бывших третьегодок. Все уже или спят, или не хотят отвлекать, и в какой-то степени это дарит чувство единения. Каждый сейчас по-своему переживает, каждый настраивается на тяжёлые и насыщенные три дня, не тревожа остальных.

Даже если в мыслях не только межшкольные.

Курода заходит на профиль Такуто — «был в сети два часа назад» — и на чистом автомате проверяет его твиттер, лелея надежду, что тот открыт.

Там по-прежнему ничего нового. Курода разочарованно смотрит на белые цветы, на никнейм, а потом прочитывает логин и резко садится в скрипнувшей кровати.

Вместо «tashikiba» там написано «tasikiba».

Может ли быть, что…

Курода запоздало вспоминает, что тогда вручную набирал это в адресной строке, когда мобильный браузер при перезагрузке случайно закрыл первоначальную вкладку. Он вписал в корне неправильное слово, тотально плавая в английском, и теперь дрожащими пальцами добавляет туда недостающую букву.

Страница тут же обновляется. На ней появляется до боли знакомый и, что самое главное, открытый профиль, и Курода со стоном падает на подушку, закрыв вспыхнувшее лицо ладонями.

Какой же он беспросветный идиот.

Какой же он невероятный дурачина, из-за глупой ошибки потерявший столько времени, не удосужившийся ничего проверить, решивший, что проблема — опять — вовсе не в нём! Курода ищет рукой упавший в одеяло телефон и с замиранием сердца подносит его к глазам, всё ещё не веря.

И отчасти боясь.

Девятая_симфония@tashikiba
Не могу заснуть(
|
Всё думаю, как завтра поеду с Юки-чаном, почему-то так волнительно… Я не выдержу, если мы победим, я соберусь и… Подумать страшно, хотя не так страшно, как раньше
|
Боже, как успокоиться

Остатки сомнений у Куроды моментально исчезают. Это действительно профиль Такуто, он действительно ничего не закрывал и тоже сейчас не может спать. А ещё — думает о нём, собирается, судя по всему, признаваться тоже. Курода панически выдыхает через рот, сложив губы трубочкой, и лихорадочно листает дальше, вчитывается жадно в каждый твит.

Девятая_симфония@tashikiba
Во мне столько чувств, что я постоянно слышу Моцарта ( ◡‿◡ *)

Девятая_симфония@tashikiba
Юки-чан сегодня так смутился, когда я засмотрелся на него в спортзале… То есть я тоже смутился, когда он заметил, но раньше он так не смущался??
|
Наверное, я снова вижу то, что хочу видеть… и всё-таки… после того вечера я не могу думать об этом спокойно (⁄ ⁄•⁄ω⁄•⁄ ⁄)

Девятая_симфония@tashikiba
Так хочу поговорить с кем-то, но не хочу никого грузить своими мыслями((

Девятая_симфония@tashikiba
Мне кажется, или… Да нет, не может быть…
|
Или может??
|
Насколько вообще реально надеяться на что-то в такой ситуации??

Девятая_симфония@tashikiba
[фотография музыкального класса]
|
Как мне теперь туда заходить??

Девятая_симфония@tashikiba
У МЕНЯ ТАК БЬЁТСЯ СЕРДЦЕ
|
Я на секундочку поверил, что Юки-чан что-то ко мне чувствует, он так на меня смотрел! И ещё заправил мне волосы за ухо, пока я играл, и это было так… так…
|
Я думал, что умру.
|
Правда.
|
А потом решил, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, что не надо ничего портить, и попробовал пошутить… Жаль, что это был всего лишь момент, который вряд ли что-то значил для Юки-чана, но… Я так не хочу его забывать((
|
Я играл ему «Беспечный шёпот» Джорджа Майкла!

— Катастрофа ты рыжая! — в сердцах восклицает Курода.

Неужели он тогда и правда разбил атмосферу специально, чтобы не совершить ошибку? Он испугался, что случится что-то непоправимое? Списал всё на собственные чувства и не смог даже чуть-чуть, хоть в глубине души поверить, что они могут быть взаимны?!

Куроду настолько переполняет нежностью, что он обессиленно прячет лицо в подушке.

А ещё улыбается так, что щёки начинают болеть.

X.


@arakita_bepsilover: ненавижу толпы твою мать
@arakita_bepsilover: на межшкольных чё всегда была такая орава людей?
@toudoujinpachi: w(°o°)w
@toudoujinpachi: ТЫ ЧТО
@toudoujinpachi: ПРИЕХАЛ НА МЕЖШКОЛЬНЫЕ?!!!
@toudoujinpachi: БЕЗ НАС?!
@arakita_bepsilover: отвали вот ещё
@arakita_bepsilover: я ехал мимо и просто решил посмотреть
@arakita_bepsilover: уже жалею
@arakita_bepsilover: лучше бы дома перед теликом валялся и смотрел себе трансляцию а тут даже бепси не купить толком всё забито
@toudoujinpachi: ( ̄︿ ̄)
@toudoujinpachi: как знал, что сегодня надо было ехать
@shinkai_hayato: ты такой молодец, Ясутомо! :) видел наших?
@arakita_bepsilover: неа я поздно притащился из-за пробки и пропустил старт
@arakita_bepsilover: но они успели взять спринт!!1
@arakita_bepsilover: Добаши или как там этого второгодку новенького звать
@arakita_bepsilover: победа вообще безоговорочная на втором-третьем пацаны из сохоку незнакомые
@toudoujinpachi: ПРЕКРАСНО!! \(≧▽≦)/
@shinkai_hayato: одобрительный бум!!
@arakita_bepsilover: [фотография текущего табло]
@arakita_bepsilover: Манами прям сейчас борется с Тешимой за горный этап
@arakita_bepsilover: Кин-чан мне вроде говорил что это новый кэп сохоку
@arakita_bepsilover: но я думал что вместо него в горах будет Онода-чан
@arakita_bepsilover: че ваще происходит
@fukutomi_juichi: похоже, этот Тешима силён, раз бросил вызов Манами.
@fukutomi_juichi: держи в курсе, Аракита.
@arakita_bepsilover: окей Фуку-чан
@arakita_bepsilover: лол прикиньте
@arakita_bepsilover: тут короче у Манами ФАН-КЛУБ
@arakita_bepsilover: фотки помпоны веера скандируют чота
@arakita_bepsilover: и он явно больше чем у Тодо
@toudoujinpachi: ЧТО
@toudoujinpachi: В СМЫСЛЕ БОЛЬШЕ СКИНЬ ФОТО
@toudoujinpachi: АРАКИТА!!
@toudoujinpachi: АРАКИТА!!!!1
@shinkai_hayato: упс :D

***


@arakita_bepsilover: ВЫ БЫ ВИДЕЛИ
@arakita_bepsilover: [вырезано цензурой]
@arakita_bepsilover: [вырезано цензурой]
@arakita_bepsilover: МАНАМИ КРЧ ПОБЕДИЛ
@arakita_bepsilover: разница с Тешимой была В МИЛЛИСЕКУНДАХ
@arakita_bepsilover: до последнего не знал кто
@arakita_bepsilover: чуть банку не сгрыз пока смотрел
@arakita_bepsilover: Манами молоток!!1
@toudoujinpachi:
@toudoujinpachi: ХАХАХА!! Я ЗНАЛ! Я ЧУВСТВОВАЛ!!
@toudoujinpachi: Я ТАК ГОРД!!!
@toudoujinpachi: и ты зараза всё-таки купил бепси? ( ̄︿ ̄)
@shinkai_hayato: мои поздравления, Манами!! @manami_sangaku!!
@shinkai_hayato: значит, мы взяли уже две точки в первый день? потрясающее начало, ребята!!
@fukutomi_juichi: не мы, Хаято. к сожалению, не мы.
@fukutomi_juichi: но я тоже очень ими горжусь. Хорошая работа, @manami_sangaku.
@toudoujinpachi: да ладно, Фуку, что ты за ворчун такой!
@toudoujinpachi: хаконовцы остаются хаконовцами даже после выпуска, это так же истинно, как мои три дара!
@toudoujinpachi: и не знаю, как вы
@toudoujinpachi: но я сейчас словно тоже участвую в гонке, переживаю и всем сердцем чувствую, как сильна наша команда
@toudoujinpachi: мы настоящая семья!
@toudoujinpachi: и не вздумайте отрицать!!!
@fukutomi_juichi: ты прав, Джинпачи. мы все действительно семья.
@shinkai_hayato: отлично сказано, Джинпачи!
@arakita_bepsilover: ну да ну да вот только что-то из всех вас-родственничков новоявленных сейчас только я жарюсь под солнцем ГДЕ ВАША СОВЕСТЬ А
@arakita_bepsilover: и двину-ка я к финишу вот чё
@arakita_bepsilover: хочу сфоткать лицо Куроды-чана когда он меня увидит

***


@shinkai_hayato: хммм по времени финиш уже должен быть пересечен
@shinkai_hayato: Ясутомо, ты где? Что происходит?
@toudoujinpachi: может, у него телефон сел? или он решил нас подразнить?
@toudoujinpachi: или он расстроен и не хочет нас огорчать??
@toudoujinpachi: Аракита, мы готовы знать всё!
@arakita_bepsilover: [набирает сообщение]
@shinkai_hayato: о, он в сети
@arakita_bepsilover: [набирает сообщение]
@arakita_bepsilover: [набирает сообщение]
@arakita_bepsilover: [стирает сообщение]
@arakita_bepsilover: [набирает сообщение]
@toudoujinpachi: что-то мне тревожно
@arakita_bepsilover: Курода-чан разбился когда толкнул Ашикибу к финишу
@toudoujinpachi: Ч Т О
@shinkai_hayato: ЧТО
@shinkai_hayato: ЧТО С КУРОДОЙ
@shinkai_hayato: ЯСУТОМО ЧТО С КУРОДОЙ
@toudoujinpachi: не говори, что он разбился буквально
@toudoujinpachi: такого быть не может
@toudoujinpachi: АРАКИТА НЕ МОЛЧИ
@arakita_bepsilover: да живой он параноики вы хреновы живой этого котяру никто и ничто не пришибёт НО ЖИЗНЬ ОДНУ ЭТОТ ОТБИТЫЙ ОТДАЛ ТОЧНО
@arakita_bepsilover: вы бы видели как его протащило
@arakita_bepsilover: пришибленный на всю башку господи
@arakita_bepsilover: не удивлюсь если трещины в рёбрах есть и сотрясение извилин хотя судя по всему там в принципе сотрясаться нечему
@arakita_bepsilover: но ниче оклемается
@toudoujinpachi: ты
@toudoujinpachi: ТЫ
@toudoujinpachi: ТЫ ИНФАРКТА МОЕГО ЗАХОТЕЛ?!!1117
@toudoujinpachi: КТО ТАКИЕ ВЕЩИ ТАК СООБЩАЕТ7!!
@shinkai_hayato: никогда больше так не делай, Ясутомо
@shinkai_hayato: я очень испугался...
@shinkai_hayato: если бы сейчас тебя увидел, залепил бы по лицу, клянусь
@toudoujinpachi: А ПОТОМ Я
@toudoujinpachi: СО ВСЕЙ СИЛЫ!!
@toudoujinpachi: погоди-погоди
@toudoujinpachi: а выиграл-то кто?
@toudoujinpachi: ТЫ ВСЁ ЕЩЁ НЕ СКАЗАЛ!
@arakita_bepsilover: вы че ещё не поняли
@arakita_bepsilover: как после этого
@arakita_bepsilover: как после такого финта Куроды-чана
@arakita_bepsilover: Ашикиба мог не победить???
@toudoujinpachi: БОЖЕ МОЙ!!
@toudoujinpachi: АШИКИБА-КУН ТЫ УМНИЦА!!!
@toudoujinpachi: МЫ ВЗЯЛИ ВЕСЬ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ!! ヽ(*▽*)ノ
@toudoujinpachi: ГОРЖУСЬ!!
@shinkai_hayato: Ашикиба…
@shinkai_hayato: Такуто, ты невероятный молодец!! @ashikiba_takuto, я верил и всегда буду в тебя верить, ты отлично постарался!!!
@shinkai_hayato: что за чудесный день!
@fukutomi_juichi: согласен, я тобой тоже горжусь, @ashikiba_takuto. Разумеется, я горжусь всей нашей командой, но тобой — особенно. Ты заслужил эту победу, как настоящий ас.
@fukutomi_juichi: так держать.
@arakita_bepsilover: кстати Фуку-чан
@arakita_bepsilover: на финише этот рыжий великан орал «Я СИЛЁН!!»
@arakita_bepsilover: и орал так громко что сорвал голос
@arakita_bepsilover: я сделал фотки
@arakita_bepsilover: [размытые фотографии Такуто перед и за финишной чертой]
@arakita_bepsilover: можешь реально им гордиться
@fukutomi_juichi: да. могу))
@toudoujinpachi: ДВЕ СКОБОЧКИ
@shinkai_hayato: ДЖУИЧИ ЭВОЛЮЦИОНИРОВАЛ
@arakita_bepsilover: ФУКУ-ЧАН СЛОМАЛСЯ!!

***


Куроде кажется, что на нём буквально не осталось ни одного живого места. Ноет каждая клеточка тела, любое движение отзывается той или иной болью. Врач при тщательном осмотре диагностирует множество ушибов — на плечах, локтях, коленях, спине, — и выражает опасения, что могут быть трещины в рёбрах. Точнее не узнать, потому что ехать в больницу на рентгенографию Курода наотрез отказывается.

Может, и глупо, конечно. Ещё одно подобное падение — и что-то в нём сломается, но тратить лишнее время Курода не хочет. Тем более, если трещины подтвердятся и он угодит в палату, команда враз потеряет силу духа. Все начнут переживать, а значит, не смогут сосредоточиться, а значит, все предыдущие усилия Куроды на пути к победе окажутся напрасны. Курода долго объясняет это врачу, клянётся быть осторожнее, силой воли не издаёт ни звука, когда тот его бинтует.

Хорошо, что врач в итоге сдаётся. Он оставляет целую пачку обезболивающего на ночь, велит звонить при тревожном самочувствии и уходит, покачав головой. И да, он от всей души называет его отчаянным малым, хотя отчаянный — вообще не то слово.

Курода действительно пошёл ва-банк, когда всем телом толкнул Такуто вперёд. Он не успел подумать, чем всё может закончиться, потому что был одержим желанием победы. Грубо говоря, у него и не оставалось другого выбора, кроме как рискнуть абсолютно всем, оставить позади все страхи и сомнения, сработать на чистых инстинктах. Это сейчас, сидя в своём гостиничном номере, он осознаёт, что мог запросто сломать шею, или серьёзно покалечиться — и улыбается своей невероятной удачливости в приятном сумраке.

Из всей команды к нему предсказуемо пускают только двоих. Изумиду, само собой — он сперва охает, но берёт в себя в руки, благодарит, спрашивает, планирует ли Курода ехать дальше, — и потом уже Такуто.

У Куроды вообще сбивается дыхание, когда Такуто заглядывает в дверь после вежливого стука. Уже не в велоформе — в простой рубашке, брюках, знакомых синих мокасинах.

— Юки-чан? — тихо говорит он, держась за ручку. — Можно к тебе?

— Конечно, заходи, — Курода выпрямляется в кресле, с трудом стерпев укол в правом боку. Врач, правда, велел ему лежать, но сидеть оказывается куда легче. — Ты в порядке? Я тебя так и не видел после гонки…

— Конечно, я в порядке, — Такуто бесшумно закрывает за собой дверь и подходит ближе. Вид усталый, но не расслабленный. На лице у Такуто читается явное беспокойство вперемешку с испугом, он скользит внимательным взглядом по Куроде, по его многочисленным травмам, и сжимает кулаки. — Юки-чан… Тебе очень больно?

— Ну, одну кошачью жизнь из девяти я наверняка потратил, но можешь не беспокоиться, на мне всё быстро заживёт… — Курода замечает в глазах Такуто слёзы и сразу подаётся вперёд. Острая боль стреляет вдоль колена и предплечья, но Курода едва её замечает. — Эй, Такуто! Ты тут что, реветь удумал? Я в порядке, честно!

— Но ты весь… Ты весь в ушибах, царапинах и бинтах! — голос у Такуто дрожит, срывается на крик. По щекам стекает пара слезинок, видимо, давно сдерживаемых. — Из-за меня! Из-за того, что я был недостаточно быстрый! И из-за того, что я разрешил тебе везти меня до последнего, хотя ты выбился из сил! Юки-чан, это я виноват!

— И вовсе не из-за тебя всё, балда! Я сам решил толкнуть тебя так, чтобы ты наверняка победил, хотя я с самого начала не сомневался, что ты победишь! Чёрт, Такуто, — Курода не сводит с него взгляд, боится, что его не получится успокоить. — Слушай, я живой. Я счастлив, что ты победил. Я горжусь тобой, дурачина, понял? И вообще победителям не полагается плакать. Всем ведь расскажу, что ты тут убивался… Ты этого хочешь, м?

— Нет… Нет, я хочу… — Такуто замолкает, шмыгнув носом. Он смотрит на Куроду, часто дыша, краснея, и сердце у того враз подбивается к горлу. Вокруг тихо целых несколько секунд, за которые Курода вспоминает всё, что хотел сказать ему. Своё ещё одно обещание самому себе в случае их победы. — Прости, Юки-чан... У тебя… У тебя пластырь на плече вот-вот отклеится. Можно я его сменю?

— Да… Да, конечно. Спасибо, — Курода откидывается обратно на спинку кресла, выдохнув. — Они постоянно отклеиваются, потому что дешёвые... С утра завтра схожу в аптеку внизу, куплю нормальные.

Такуто чуть улыбается, стерев влагу со щёк, подходит почти вплотную. От него пахнет чистым свежим бельём, мылом, ещё немножко — или Куроде чудится, — можжевельником. Совсем как тогда.

— Скажи, пожалуйста, если будет как-то больно, ладно? — он берёт из упаковки на столе квадратик свежего пластыря, снимает защитный слой. — Я постараюсь, чтобы ты ничего не почувствовал.

Курода поднимает голову, пристально смотрит на него снизу вверх. Такуто, заметив его взгляд, смущается, пальцы у него вздрагивают.

— Что?

— Пытаюсь представить мир, где Ашикиба Такуто причиняет мне боль. Пока не получается, хоть убейся.

Такуто не сдерживает улыбку, и Курода улыбается ему тоже.

— Я не буквально в этот раз. Расслабься.

— Хорошо, Юки-чан. Сиди спокойно, — Такуто осторожно снимает с раны старый пластырь, бросает его в мусорное ведро и аккуратно наклеивает свежий. Пока он разглаживает его, Курода даже так чувствует, какие тёплые у него пальцы, сколько заботы он вкладывает в одно это простое движение. Как много в нём искренней, ничего не требующей взамен любви. — Вот и всё! Теперь будет держаться креп…

Курода обнимает его, обхватив руками за талию и уткнувшись в живот.

— Юки… чан… — Такуто застывает, но Курода словно слышит, как быстро у него начинает биться сердце, как напрочь зашкаливает пульс. — Ты что, Юки-чан?.. Тебе плохо? Врача позвать?

— Я всё знаю, Такуто, — глухо говорит Курода, сжав его рубашку. — О том, что ты чувствуешь. О том, что ты испытываешь ко мне. Я ужасный человек, я ни капли тебя не заслуживаю, но я знаю уже достаточно долго, чтобы понять, как сам к тебе отношусь. Тебе нужно меня выслушать, Такуто. Прямо сейчас.

— И… И как ты ко мне относишься, Юки-чан? — едва ли не шёпотом спрашивает Такуто. — Ты шутишь же, да? Скажи, что ты шутишь… Если да, это не смешно, Юки-чан.

Курода поднимает голову, медленно отпустив его. Такуто перед ним не шевелится, полностью растерянный, готовый вот-вот заплакать. Уверенный, что сейчас услышит вовсе не то, что так сильно хочет — всегда хотел — услышать.

Как же долго он ждал.

Как же он боится теперь.

— Наклонись ко мне, — тихо просит Курода.

Такуто непонимающе сдвигает брови, но послушно наклоняется, и Курода целует его, прикрыв глаза.

Неважно, что для этого ему приходится опереться руками на подлокотники кресла и приподняться. Неважно, что боль пронизывает его с обеих сторон — весь мир отходит для Куроды на второй план. Он целует Такуто нежно и почти невесомо, так, как уже давно хотел. И хотя сперва это больше похоже на прикосновение губ к губам, чем на настоящий поцелуй, Курода затем чувствует, что Такуто расслабляется, что несмело отвечает, почти не дыша.

Курода сам почти не дышит. Он слышит только стук собственного сердца, особенно когда плавно отстраняется и опускается обратно в кресло, облизнув губы.

Такуто смотрит на него так, как раньше не смотрел никогда.

— Я влюблён в тебя, Такуто, — говорит Курода, пока тот не успел что-то сказать. — Настолько сильно, что уже не могу держать это в себе. Не представляю, если честно, как долго терпел ты... Почему не сказал мне раньше?

— Юки-чан… — Такуто как в полусне опускается перед ним на колени, остаётся с ним на одной линии, близко-близко. Наверное, для того, чтобы Куроде не пришлось больше поднимать голову, и Курода, кажется, влюбляется ещё сильнее. — Юки-чан… Я ведь… Не думал совсем, что такое возможно… Правда?

— Правда, — Курода наклоняется к нему, скрестив руки на коленях, оказавшись с ним на расстоянии в жалкие миллиметры. — На этот раз чистая правда, Такуто, я больше… Я не буду больше тебе лгать даже ради шутки, обещаю. И шутить тоже в целом не буду, потому что ты…

Такуто не даёт договорить — тянется вперёд и целует его сам, положив обе руки на подлокотники кресла. Курода успевает заметить длинные тёмные ресницы, полуприкрытый туманный взгляд, и его вдруг настолько ведёт, что он обхватывает лицо Такуто ладонями, пока отвечает на поцелуй, не хочет отпускать его ни на одно мгновение.

Так хорошо и правильно, думает он рассеянно, большими пальцами гладя щёки Такуто.

Так естественно, что его губы кажутся мягкими и сладкими, а осторожные прикосновения — давно желанными. Второй их поцелуй уже не похож на первый, он осознанный и словно подтверждающий, наконец-то полностью взаимный, и Курода улыбается сам, ощутив улыбку Такуто.

— Такуто… — бормочет он, когда отстраняется. — Я говорил, что…

— Я полюбил Юки-чана, который постоянно шутит и смеётся, — смотрит ему в глаза Такуто. Он почти светится, замечает Курода, а ещё выглядит до невозможности красивым. Счастливым, бесконечно влюблённым, таким живым. — И я не хочу, чтобы ты менялся из-за меня… Но Юки-чан, я не могу поверить, что ты… Как ты… Почему ты…

— Долгая история, давай как-нибудь в другой раз, — Курода жмёт плечами, чуть морщится от ноющих мышц. — Скажу только, что я…

— Ты что? — моргает Такуто, опустив руки на колени Куроды, сжав его ладони в своих горячих. — Скажи мне, Юки-чан! Я не смогу спать сегодня, если не узнаю… То есть я и так не смогу, но мне очень хочется понять, когда ты… ты в меня…

Он сжимает губы, видимо, всё ещё не осознавая действительность, улыбается тихонько, и Курода сдаётся.

— Я нашёл твой твиттер, — признаётся он, смутившись. — Случайно, ну и…

— Ты нашёл мой твиттер? — Такуто в ужасе округляет глаза, ахнув, краска сходит со щёк. — Юки-чан! Ты что, читал меня исподтишка и ничего не говорил?! Все-все мои твиты? И ты догадался, что я писал про тебя? Но как, я же так шифровался… Ты только поэтому решил ответить на мои?..

— Да погоди-погоди, не так всё было! — быстро перебивает его Курода. Такуто смотрит на него в полнейшем остолбенении, и Курода отчётливо понимает, что всю долгую историю ему придётся рассказывать прямо сейчас, посреди ночи, пока его дурачок не успел надумать ничего лишнего. Так что он вздыхает, трёт лоб пальцем. Набирает в грудь побольше воздуха и собирается с мыслями. — В общем… Началось всё с той самой фотографии тебя и шинкаевской Усакичи…
цитировать