Западные сериалы 3-15К;количество слов: 3076

Третье пришествие Сатаны

саммари: Бог любит всех одинаково.
примечания: В тексте используются слова песни Linkin Park — Numb
Кроули и Азирафель прекрасно проводили время: хорошее вино, интересная книга, удобный диван, на котором так здорово лежать в обнимку.

Кто-то постучал в дверь, но они единогласно решили проигнорировать посетителей. Табличка «Закрыто» висит? Висит. Сегодня магазин не работает, как и во все дни после Неармагеддона. Кроули уже хотел было предложить посмотреть по телевизору «Мир садовода», но стук повторился, и кто-то поскребся в дверь.

— Может, узнаем, кого черт принес? В прошлый раз сержант Шедвелл взломал замок, меня развоплотило, а магазин сгорел.

— Никого я не нес, — буркнул Кроули, собираясь встать с колен Азирафеля.

Замок на двери и в самом деле клацнул. Ручка повернулась.

В магазин проник какой-то мужчина. Кроули уже решил обернуться змеей и напугать незадачливого воришку до икоты, как в полумраке щелкнул выключатель, и комнату залил свет.

Кроули почувствовал, что до икоты напуган он сам: посреди книжного стоял Сатана. С кудрявыми светлыми волосами, зелеными глазами, высокий, красивый — отдел снабжения явно расстарался и выдал начальнику для визита на поверхность симпатичное тело. Впечатление портил ветхозаветный балахон, но это были сущие мелочи.

— Добрый вечер, — нарушил молчание Азирафель. — Зачем вы вломились в мой магазин?

Кроули понял, что сейчас Азирафель сам вырыл себе могилу, — таких претензий Сатана не простит. Но тот, вопреки ожиданиям, широко улыбнулся.

— Привет. Зашел поговорить.

И умолк.

Азирафель тяжело вздохнул, разжал побелевшие от напряжения пальцы Кроули, который вцепился в его пиджак, когда появился Сатана, и попытался разобраться с проблемой.

— Хм, эм, м-да… И о чем?

Сатана не ответил. Он обошел Азирафеля и Кроули по кругу, разглядывая их как что-то очень интересное.

— Может, вы присядете? — голос Азирафеля напряженно задрожал.

— Хм…

Сатана обошел их еще раз, прежде чем усесться на стол.

— Возможно, вы захотите чаю? — предпринял еще одну попытку Азирафель.

Кроули не встревал. Честно говоря, он просто боялся. И стыдно ему не было — жить хотелось.

— Не стоит. Мне интересно, как так получилось, что ты его, — Сатана кивнул в сторону Кроули, — простил?

— За что? Кроули мне никогда ничего плохого не делал.

— Он пошел против твоего Бога, — оскалился Сатана. — Он демон.

Азирафель сел прямо, вздернул нос и, глядя в глаза Сатане, заявил:

— Это между ним и Ей. Не мне его судить. Он демон, но это не недостаток.

Сердце Кроули наполнилось настолько обжигающим чувством благодарности, что он чуть не задохнулся.

— Странный ты ангел. Может, и со мной подружишься?

Кроули — как на качелях — пролетел от счастья к ужасу за секунду. Он представил, что Азирафель сейчас согласится, ведь Сатана всегда был хорош в убеждении. Кроули много веков назад уже видел у него такой взгляд. Манящий. Зовущий на погибель.

— Это вряд ли, — заявил Азирафель, который наверняка и в прошлый раз не пал только из-за собственного сволочизма. — Друг у меня есть, я знаю его тысячи лет. И нового не ищу.

Сатана наклонился вперед, впиваясь взглядом в лицо Азирафеля.

— А как вы подружились?

— А вам зачем? — Азирафель отзеркалил позу Сатаны, едва не столкнувшись с ним носом. Кроули чуть в обморок не хлопнулся от такой фамильярности. В сознании он оставался только из-за упрямства и желания увидеть, что будет дальше.

Сатана оскалился.

— Надо мне. Поругался давно кое с кем из ваших, хочу вернуть расположение.

— С Михаил? — с ужасом спросил Азирафель.

У Кроули первый раз в жизни отказало воображение: представить, что Сатана захочет вернуть доброе отношение Михаил, он не смог.

— Фу, — возмутился Сатана. — Зачем она мне? Меня интересует только Бог.

Азирафель поперхнулся, у Кроули отвисла челюсть. Сатана сморщился и пояснил:

— Вот вы оба, несмотря на разногласия, общаетесь. Я хочу, чтобы Она услышала и поговорила со мной.

— А она слышит, — буркнул Кроули, — только не отвечает. Или мы Ее не слышим.

— Могу вас утешить, ангелам Она тоже давно не отвечает, — заметил Азирафель. — Но можно поговорить с Метатроном.

Сатана раздраженно цыкнул.

— Мне этого мало. Хорошо, пойдем другим путем. Вот тебя, ангел, что в Кроули привлекает?

Азирафель покраснел. Сатана уставился на него, после чего расхохотался, запрокидывая голову:

— Серьезно?

— Не только, но и это в том числе.

— Мне это не подойдет. Вряд ли я Ее таким заинтересую.

Азирафель пожал плечами.

— Попробуйте обратиться к человеческому опыту. Докажите, что вы интересны.

— К человеческому? — Сатана пренебрежительно скривился. — Как ты смеешь сравнивать Ее с ними? Это же черви под Ее ступнями!

— Я сравниваю их с Ней. Она сотворила их по своему образу и подобию. Да и других идей у меня все равно нет. А у тебя, Кроули?

Кроули очень хотелось соскочить, но шансов на это у него не было.

— Никаких идей вообще. Но если развить твою мысль, я бы для начала послал цветы в головной офис вашей конторы.

— Ну и как Она их получит? Ее же там нет! — возмутился Сатана. — Зачем я буду это делать?

— Зато Она всеведущая. И будет знать, что вы это сделали, и, если захочет, заберет их оттуда.

— Если у меня не получится… — начал Сатана.

— То мы с Кроули здесь абсолютно ни при чем. Помогать мы вам не обязаны, как достигнуть вашей цели, не знаем, гарантий никаких не дадим.

— Хитрый ангел, — восхитился Сатана. — Кроули, я начинаю тебя понимать. Если у меня не получится, то я приду к вам еще раз, и вы мне предложите другие варианты. Заниматься изучением людских обычаев я не собираюсь.

Сатана ушел.

— Черт, как же мы влипли! — запаниковал Кроули.

Его тут же обняли сильные руки Азирафеля.

***
В Раю было… как обычно — безлико. После событий Неармагеддона все шло своим чередом. О неудаче ничего не напоминало, белизна небес оставалась нетронутой, и только двери лифта по-прежнему связывали Рай с внешним миром. Ими больше не пользовались: предатель Азирафель с отчетами не являлся, а никто из оставшихся на Землю не спешил.

Тонкий перезвон, сообщивший о прибытии лифта в головной райский офис, стал полной неожиданностью. Двери распахнулись, и из недр кабины вышли крошечные демоны. Много одинаковых демонов с букетами цветов в руках. Они вырастали до обычных размеров и отходили в сторону, давая место остальным. Они шли и шли, наполняя Рай, словно черная река.

Рядовые ангелы замерли на гироскутерах, с тревогой глядя на свое начальство. Гавриил и Михаил, в свою очередь, пребывали в такой же растерянности.

— Здравствуйте, — вежливо сказал один из демонов. — Где мы можем разместить букеты?

— Зачем? — Это все, на что хватило Гавриила.

Демон похлопал ресницами и пояснил:

— Владыка дарит Господу цветы.

И под взглядами обалдевших ангелов демоны сложили букеты в одну большую груду, попрощались, снова уменьшились и скрылись в лифте.

Гавриил решился первым. Он подошел к цветочной горе и вытянул первый попавшийся букет, к которому была прикреплена записка:

«Прими, Господи, эти цветы в знак примирения».

Подписи не было.

— Что нам делать со всеми этими… дарами? — спросила Михаил, брезгливо ткнув в один из букетов носком ботинка.

— Выкинуть мы их не можем, — рассуждал Гавриил, — они подарены Всевышней. Может, уточнить у Метатрона?

Тут же влез Сандалфон:

— Предлагаю сжечь.

— Поясни, — потребовал Гавриил.

— Дары Богу допустимо сжечь, чтобы дым дошел до Нее…

Дошел ли до Всевышней дым, осталось неизвестным, зато ангелы в очередной раз убедились, что с огнем они обращаться не умеют, даже если он не адский.

Цветы долго не хотели загораться, но некоторое количество крафтовой бумаги от оберток букетов сделало свое дело. К сожалению, там был еще и полиэтилен. Огромная гора цветов пылала, испуская клубы вонючего черного дыма. Ангелы разбегались и разъезжались на гироскутерах в разные стороны. Дым летел все быстрее.

Скоро весь Рай вместе с обитателями закоптился до совершенно непотребного состояния. Ангелам пришлось изрядно попотеть, чтобы привести все в нормальный вид. Обсуждалась даже возможность заколотить двери лифта, но, по здравому размышлению, решили оставить все как есть: вряд ли такое еще повторится.

***
Кроули после прихода Сатаны не мог расслабиться несколько дней. Азирафель при этом был спокоен как удав: чему быть, мол, того не миновать, а он уже напаниковался на годы вперед. Кроули тревожился (особенно на фоне новостей, что какой-то безумец скупил все цветы в Англии) и переживал бы несколько десятилетий, но Сатана вернулся гораздо раньше — недели не прошло.

На этот раз Сатана взгромоздился на стол, не дожидаясь от Азирафеля предложения сесть. Он был весел, и это пугало больше всего.

— Если бы я знал, как это будет, то пришел бы к вам гораздо раньше. Я всего лишь послал цветы, а ангелы практически сожгли райский офис и отмывают его до сих пор.

— Господи! — воскликнул Азирафель.

Кроули не нашел, что сказать, и издал набор звуков, самым разборчивым из которых был «нгк».

— Я хочу закрепить успех, — хохотнул Сатана. — Что там дальше делают люди, пытаясь обратить на себя внимание?

— Можно спеть серенаду, — замогильным голосом предложил Азирафель. — Люди пытаются выразить свои чувства в песнях и музыке. Вам помочь подобрать достойную композицию для исполнения?

— Сам справлюсь.

Сатана ушел, насвистывая какой-то мотивчик.

Кроули собирался опять впасть в панику, но Азирафель схватил его за руку и поволок к выходу.

— Что? Э-у-э… Куда мы?

— Спасать положение. Если цветы обернулись такими неприятностями, то последствия его пения страшно представить!

— Стой! Стой же ты! — Кроули попытался остановить непонятно куда несущегося Азирафеля. — Ты же сам ему это предложил.

— Конечно, предложил. Думаешь, он ушел бы просто так, без нашего ответа?

Крыть было нечем, да и говорить на ходу слишком сложно, а Кроули буквально распирало от вопросов. Азирафель затормозил перед парадным входом в их бывшие конторы.

— Нам нужно где-то спрятаться, — зачастил ангел. — Кроули, есть идеи?

Идеи у Кроули были всегда — и в невообразимых количествах, — но именно сейчас ни одной в голове не оказалось.

— Э-не-мнэ…

— Ясно. Я придумал. Нам нужно стать размером с мышь.

Азирафель тут же начал уменьшаться. Он уже был ростом с крупную собаку, когда Кроули, чертыхнувшись, последовал за ним.

— Дальше что? — пискнул он.

— Видишь, фонарь стоит? Там под плафоном полно чугунных завитушек. Полетели, устроимся на них.

Кроули хотел пробубнить, что мог бы заползти змеей, но решил не выделываться. Они уселись на одном из завитков, и Азирафель так тесно прижался к нему, что Кроули сразу все устроило.

— Теперь ждем.

Ждали они довольно долго: небо окрасилось оранжевым полосами заката, когда из здания, где располагались обе их конторы, на улицу вышел Сатана. Да не один, а со свитой!

Кроули чуть с фонаря не сверзился, когда понял, что именно тащат с собой его бывшие сослуживцы. Они все так же напоминали бродяжек, снявших одежду с покойников, только с музыкальными инструментами в руках (Вельзевул вообще толкала перед собой целую барабанную установку). Лица у всех, кроме Сатаны, были полны страдания.

Они расположились полукругом прямо на тротуаре. Сатана в своем потрепанном балахоне сделал шаг вперед и широко расставил ноги.

Остальные демоны заиграли какую-то пафосно-заунывную мелодию. Кроули передернуло, он ее узнал: не лучший выбор для серенады. Азирафель вцепился в завитки фонаря и немножечко в самого Кроули, с ужасом прислушиваясь.

— I'M TIRED OF BEING WHAT YOU WANT ME TO BE…

— Господи, Святый Боже, что это за кошмар? — спросил Азирафель. — Это же не музыка, так коты орут.

И Сатана. Кроули передернуло, он никогда не был поклонником американской альтернативы.

— EVERY STEP THAT I TAKE IS ANOTHER MISTAKE TO YOU…

Сатана пел красиво, но пугающе. От звуков его голоса все вокруг рушилось, по асфальту шли трещины. Здание райско-адской конторы дрожало как во время землетрясения. В окрестных домах кричали люди и выли собаки. Плафон, возле которого прятались Кроули и Азирафель, раскололся и осыпался на землю.
Зато на лицах музицирующих демонов появилось понимание, зачем они во все это ввязались.

— AND I KNOW I MAY AND UP FAILING TOO BUT I KNOW YOU WERE JUST LIKE ME WITH SOMEONE DISAPPOINTED IN YOU…

Дверь открылась, и из офиса вышли все еще слегка закопченные ангелы: Гавриил, Уриил, Сандалфон и Михаил с огромным золотым копьем в руках.

Сатана помахал им ладонью, приветствуя, и продолжил, глядя в небеса:

— I'VE BECOME SO NUMB I CAN'T FEEL YOU THERE…

— Я тебя опять низвергну в пучину боли, жалкое отродье, — попыталась перекричать Сатану Михаил.

— I'M TIRED OF BEING WHAT YOU WANT ME TO BE…

Она замахнулась копьем. Кроули почувствовал, что Азирафель с силой сдергивает его с фонаря вниз. Едва коснувшись земли, они выросли до привычных размеров. Кроули испытал что-то сродни гордости, когда лица всех присутствующих, кроме Сатаны, перекосило.

Кончик копья Михаил дрожал в дюйме от груди Азирафеля.

— Не надо никого низвергать, — попросил Азирафель, – сейчас все будет хорошо.

Он отодвинул от себя копье, повернулся к Сатане под озверевшими взглядами присутствующих (иногда Кроули особенно обожал Азирафеля) и заявил:

— Я понял, как вам добиться цели, но сейчас нужно отступить. Она не оценит, если вы уничтожите район Лондона. Предлагаю обсудить мой план в магазине, а здесь привести все в порядок.

Азирафель тараторил, щелкая пальцами и убирая разрушения. Трещины на асфальте затянулись, целый плафон взлетел на фонарь, в домах утихли крики, отвалившаяся от фасада лепнина вернулась на место.

— Рай сами подлатаете, – заявил Азирафель под ненавидящими взглядами ангелов.

Сатана хохотнул.

— Надо было тебя тысячи лет назад с собой на восстание брать.

— Спасибо, не надо, мне и так неплохо, — Азирафель вежливо улыбнулся.

— Пошли вон, в Ад, — рявкнул на своих соратников Сатана, — у меня дела. Кроули, Азирафель, идемте.

Кроули чувствовал растерянность оставшихся за их спинами ангелов и демонов.

***
Азирафель, извинившись, скрылся между полками и оставил Кроули наедине с Сатаной.

— Он ни разу не попытался тебя переделать? — полюбопытствовал Сатана, уже привычно расположившись на столе.

Кроули, наплевав на свой страх, уселся на излюбленное место с левой стороны дивана.

— Нет, ведь и я его в пучину порока не утягиваю, — Кроули решил умолчать, что в некоторые пучины Азирафель кого угодно утащит и сам.

— Проклятье! — донесся голос ангела из глубины магазина. — Здесь черт ногу сломит после преобразований Адама. Дерьмо!

— Твой друг в курсе, что сквернословие — грех? — уточнил, удивленно приподняв брови, Сатана.

— В курсе! — крикнул Азирафель. — Кроули, подойди, пожалуйста.

Кроули нырнул в пыльную темноту. Азирафель поцеловал его в щеку и сунул в руки стопку книг. Он еще походил, доставая то один, то другой томик и кладя его сверху, а потом вышел из-за стеллажей. Кроули последовал за ним.

— Дорогой, отдай книги Сатане.

— Ты предлагаешь мне прочитать их? — удивился Сатана. Он приподнял несколько книг и вытащил тонкую брошюру с яркой обложкой. — «Три поросенка»? Издеваешься?

— Нет, — Азирафель отобрал у Сатаны сказку и сунул ее обратно. — Здесь все истории из моей коллекции, в которых, насколько я помню, упоминаются три испытания. Это я больше для себя мысль обосновывал. Не хотите читать — не надо. Справляются обычно в третий раз. Там есть притча про дьявола и Бога, могу рассказать вкратце.

— Давай.

— Дьявол спросил у одного святого старца, что нужно сделать, чтобы Бог простил. Старец ответил примерно так: «Ты простой на одном месте три года, днем и ночью громко произнося по сто раз слова: "Боже! Умилостивись над моим окаянством". И опять — подобным же образом — по сто раз: "Боже! Помилуй меня, древнее зло". И еще в третий раз говоря: "Боже! Спаси меня, омраченного и проклятого"». Если бы дьявол это сделал, Бог принял бы покаяние и причислил его, как и прежде, к ангелам.

— Дай угадаю. В притче дьявол отказался? — усмехнулся Сатана.

— Вы себя самого очень хорошо знаете. А вот у православных христиан есть поговорка «Бог любит троицу». Это я все к чему… Вам стоит сменить ваш, без сомнения, эффектный, но весьма старорежимный балахон на приличную одежду и пойти в райский офис. Судя по тому, что рядовые демоны туда поднимаются, вы тоже можете, ведь это не высшие небесные сферы. Будете сидеть и ждать, когда с вами заговорит Бог.

— Так могут пройти века.

— А вам какая разница, где сидеть? Вы же бессмертный. Зато там вид из окон красивый, а еще можно провести время в теологических диспутах с Михаил и Гавриилом, — предложил Азирафель. — Но мне кажется, успех вас ждет гораздо раньше.

Сатана смерил его подозрительным взглядом и, щелкнув пальцами, превратил свой балахон в точную копию одежды Азирафеля, только черного цвета.

— Я бы не советовал, Владыка, — вмешался Кроули, — так одевались лет сто пятьдесят назад. Азирафелю нравится, но вам лучше подобрать что-то другое.

Щелчок пальцев, и Сатана повторил одежду Кроули. Тот от этого в восторг не пришел и, достав смартфон, предложил одеться немного иначе. В итоге из магазина Сатана вышел с модной прической и маленьким букетом ранункулюсов в руках.

— Почему ты уверен, что у него что-то получится? — спросил Кроули, забираясь к Азирафелю на колени.

— Вообще не уверен.

Ангел прижал его к себе.

— Но ты же ему сказал…

— Кроули, пусть Сатана разносит райский офис, а не Лондон. Цветы в сравнении с пением оказались ерундой. Гавриил, Михаил и Сатана стоят друг друга. Они весело проведут время.

— Коварный ангел, — шепнул Кроули.

— Пути Господа неисповедимы. Так что мое предложение может и сработать, я не знаю… — Азирафель откинулся на диван, утягивая Кроули в поцелуй.

***
В Раю наступили черные времена. Так считали все его обитатели: упорядоченная размеренная жизнь, устоявшаяся веками, была разрушена в секунду. И явно не без вмешательства предателя Азирафеля.

Посреди главного зала лицом к панорамному окну уже третьи сутки на офисном стуле сидел Сатана с неувядающим букетиком цветов. Он был слишком вежлив, чтобы вышвырнуть его отсюда, но при этом настолько раздражал, что Гавриил не мог думать ни о чем больше.

«Поговорить с Богом», — так описал цель своего визита Сатана. Конечно, это была фикция, какой-то хитрый план по захвату Рая. Наверняка дьявол специально сидел и выпытывал секреты. Что можно выпытать, глядя в панорамное окно, Гавриил не знал, но на душе его было муторно и неспокойно.

Сигнал поднявшегося на этаж лифта прошелся по его издерганным нервам наждачной бумагой. Он ожидал увидеть кого угодно, хоть Азирафеля, хоть Вельзевул, хоть смертных (пусть это и было невозможно).
Из дверей вышла женщина, самая прекрасная на свете. Тысячи ее тугих косичек были украшены золотыми бусинами и подвязаны пестрым тюрбаном. Темная, почти черная кожа блестела от масла, крупное тело, затянутое в платье из ткани китенге с яркими восковыми африканскими принтами, колыхалось при каждом шаге. Десятки браслетов мягко звенели на щиколотках и запястьях. Во взгляде черных глаз, обращенных на Гавриила, отражалась Вселенная.

Женщина приложила палец к своим полным, накрашенным алой помадой губам и улыбнулась, призывая его к молчанию. Гавриил был в таком шоке и благоговейном ужасе, что не мог даже пошевелиться.

Она пришла!

Гавриил смотрел, как Она идет к Сатане. Тот встал, чуть склонился, протянул букет и предложил руку. Гавриил отстраненно наблюдал, как Всевышняя взяла Сатану под локоть и они направились в сторону лифта.

Гавриил хотел спросить, как так получилось, что Она снизошла до дьявола, но не смог: застыл как не вовремя обернувшаяся жена Лота.

— Потому что я всех люблю одинаково, — ответила Бог на все невысказанное. — Тебе бы тоже стоило найти в сердце хоть каплю любви.

Пара давно скрылась в лифте, а у Гавриила все не получалось прийти в себя. Бог дала четкое указание, но как с ним справиться, архангел не знал.

***
Кроули наблюдал, как Азирафель наслаждается филе лани с копченой свеклой и можжевельником. Прекрасный вечер в «Ритце» — ни ангелов, ни демонов, ни Сатаны. Впереди Азирафеля ждало арахисовое парфе, а их обоих — непристойное количество алкоголя.

В какой-то момент Азирафель зажмурился от наслаждения, а когда открыл глаза, замер, зачарованно глядя за плечо Кроули. Тот обернулся, чтобы посмотреть, что же заинтересовало Азирафеля, и тоже не смог отвести взгляд.

Через несколько столов от них сидела очень колоритная пара. Хорошо одетого мужчину Кроули проигнорировал, а вот его спутница поражала. Кроули затаил дыхание: он не видел Ее тысячи лет. Казалось, время замерло.

Господь перевела взгляд на них с Азирафелем, улыбнулась и подмигнула.
Анон2020.09.29 13:11
какая милая романтическая комедия про Сатану ))
спасибо, автор! )))
поросенок М2020.09.29 16:47
Анон, я рада, что вам зашло)
Лисеми2020.10.03 20:54
Очень мило и романтично, чудесная история и изумительный финал) Спасибо!
поросенок М2020.10.04 10:50
Лисеми, спасибо за тёплые слова)
10 thorns2020.10.09 13:14
Я прочитала про numb в саммари, но все равно расхохоталась) спасибо за отличный и смешной фик!
поросенок М2020.10.09 15:55
10 thorns, спасибо) я рада, что подняла настроение.
цитировать