Архив: Гарри Поттер 3-15К;количество слов: 3464
автор: _lumos_

Восхитительные истории о Гарри Поттере

саммари: Как и положено бывшему, но оправданному Пожирателю Смерти, Драко Малфой прилежно посещал все благотворительные мероприятия.
примечания: Фанфик состоит из трех самостоятельных частей в хронологической смысловой последовательности
Восхитительные бесплатные закуски Гарри Поттера

Как и положено бывшему, но оправданному Пожирателю Смерти, Драко Малфой прилежно посещал все благотворительные мероприятия, на которые удавалось выбить приглашение. Не то чтобы его везде были рады видеть, но порой тугой кошель с золотыми галлеонами творит настоящие чудеса. Все же ради общего блага, сирот войны, реставрации Хогвартса, освобождения домовиков из рабства и других надуманных поводов. По правде говоря, Драко серьезно считал, что все эти благотворительные акции собрали гораздо большие суммы, чем требовалось. Ах, и давайте не забывать про доблестный рейд Аврората по поместьям богатых и влиятельных чистокровных волшебников.

Если война и научила чему-то Драко Малфоя, то только тому, что доверять можно лишь магловским и заграничным счетам. А большему никому и ничему, даже собственным убеждениям.

На самом деле Драко хотел пропустить последний в этом сезоне благотворительный вечер. Он достаточно показал себя на публике, а набивать карманы каких-то министерских чиновников оказалось довольно расточительным хобби. И все же его удивил простой дизайн приглашения, которое к тому же оказалось в корреспонденции Драко без всяких усилий с его стороны.

Вчитавшись, Драко понял две вещи: Лавгуды окончательно сошли с ума, и вечер, правда, обещает быть любопытным. Двенадцать известных волшебников анонимно приготовят закуски для фуршета на презентации нового формата «Придиры». От приглашенных требовалось лишь выбрать понравившийся стол с закусками и на выходе приобрести экземпляр журнала. В следующем номере обещали раскрыть имя победителя. И если идею своеобразного кулинарного конкурса Драко мог оценить (давайте не будем забывать, кто именно это организовывал), то все желание должным образом раскритиковать вечер отбивала мысль об охотниках за бесплатными закусками. Мерлин, наверное, Лавгуды пригласили всех совершеннолетних волшебников, раз даже Драко попал в список. А значит, среди приглашенных будет и близкий друг Лавгудов — Гарри Поттер.

В следующую субботу Драко уже стоял на пороге арендованного банкетного зала. Не то чтобы он был удивлен, но оформление оказалось достаточно сдержанным, но в то же время в цветовой гамме «Придиры». Перелистнув на входе верхний журнал из всей стопки, Драко восхищенно присвистнул. «Придира» продолжала кишеть мозгошмыгами, но на страницах журнала были весьма многообещающие статьи о послевоенной коррупции, советы по зельеварению и первое личное интервью Гарри Поттера после победы с ранее неопубликованными колдографиями его жизни на Гриммо. Драко не стал дожидаться окончания вечера, а сразу же прикупил пару экземпляров, гордо вписав свое имя первым в специальный список приглашенных гостей.

Оставалось оценить кулинарные способности двенадцати анонимных волшебников. На сцене «Ведуньи» исполняли новый альбом, и многие гриффиндорские парочки уже начали свои развратные грязные танцы. Драко сморщил нос, когда в толпе танцующих заприметил рыжие волосы. Интересно, Гарри Поттер оттопчет сегодня все ноги своей Уизлетте?

По краям стояли двенадцать небольших круглых столиков с манящими закусками, как бы невзначай намекая на основную цель вечера. Избалованный множеством приемов за всю свою небольшую, но уже такую насыщенную жизнь, Драко заинтересованно посмотрел лишь на поднос с рыбными тарталетками. И демонстративно прошел мимо стола, доверху набитого явно всякой домашней стряпней. Судя по тому, как мать семейства Уизли довольно поглядывала на этот столик, который вызвал большой ажиотаж среди гостей, победитель очевиден. Драко вспомнил о смерти не такой уж и любимой тетки и вздрогнул. Может, стоит проголосовать за Уизли, так, на всякий случай?

Драко с облегчением выдохнул, когда заприметил самый неказистый, уставленный горками печенья столик у колонны в дальнем углу зала. По крайне мере, рядом никого не было, и Драко не пришлось бы вести непринужденную светскую беседу. Драко для вида взял одно печенье и задумчиво надкусил. В этот момент Драко Малфой понял, что вся его жизнь вела именно к этому моменту. Шоколадная крошка восхитительно таяла на языке, а пропитанное ванилином тесто навевало мысли о чем-то домашнем и уютном. Если бы Драко заполнял экспертную анкету, то точно употребил бы такие слова как «непосредственность» и «неловкий вызов всей британской традиции домашней выпечки». За одним печеньем последовала второе, а там и третье. Драко уже нацелился на шоколадные кексы, которые не сразу заприметил, как из-за колонны послышался смешок.

— Не думал, что Драко Малфой станет охотником за бесплатными закусками.

Что сказать, Гарри Поттер любил эффектные появления не меньше Драко. Он вышел из-за колонны, весь такой необычный для себя в красивой парадной мантии, оперся на ту самую колонну и насмешливо оглядел Драко. Тот же так и застыл, в крошках от печенья и кексом в руках.

— Выпечка это не закуска, к твоему сведению.

Кажется, шоколад ударил ему в голову, раньше Драко удавались куда более изящные выпады в сторону Поттера.

— Насколько я помню, раньше ты не проявлял особого интереса к банкетным столам. Разве что к выпивке.

Значит, Драко не показалось. Поттер продолжал следить за ним и на всех тех приемах, где Драко показывался за последний год. Наверное, искал повод задеть его и спутать все планы по восстановлению репутации. Коварный гриффиндорец. Драко даже чуть не раздавил в руке ни в чем неповинный кекс.

— Без бокала шампанского невозможно вынести навязчивую компанию третьего заместителя Министра.

Поттер нахмурился.

— Он к тебе приставал?

— Ко мне и моему кошельку, да.

Драко принял стратегически верное решение и вернулся к кексу, давая понять Поттеру, что разговор окончен. Интересно, кто испек эти кексы? Наверное, от Уизли не убудет, если Драко смилостивится и проголосует за этот последний двенадцатый столик. Не факт, что его голос станет не единственным.

— Ты так наслаждаешься этим кексом, что я почти готов раскрыть тебе рецепт.

Кажется, Поттер пропустил мимо ушей слова о навязчивой компании. С другой стороны, знание — сила. Или же Драко мог хотя бы спекулировать слухами о том, что Поттер жульничает на кулинарном конкурсе. Стоп, раскрыть рецепт?

Драко тут же представил измазанного мукой и шоколадом Поттера в одном только фартуке. Кекс тяжелым грузом осел где-то в желудке.

— Неужели великому Гарри Поттеру приходится самому себе готовить?

— Трудовой семейный лагерь научил меня обходиться без палочки, — Гарри пожал плечами и продолжил. — К тому же в последнее время мне нравится печь. Это успокаивает.

Драко еле удержался от искушения поинтересоваться, что же так тревожит Поттера. Еще немного, и тот подумает, что будто бы Драко есть до него дело.

Тем временем Поттер приблизился прямо к нему и буквально шепнул ему на ухо:

— Еще у меня неплохо выходят улитки с корицей. Могу лично занести пакетик.

Драко сглотнул. Он питал особую слабость к корице.

— Так боишься огласки и того, что толпы поклонниц будут требовать от тебя свежей выпечки к завтраку?

За очками Поттера Драко уловил какой-то странный блеск в глазах.

— Нет, я надеюсь, что у меня будет один конкретный поклонник. Может, и испеку ему пару булочек к завтраку, если он позволит.

Все понятно, Поттер подвергся влиянию Лавгудов и тоже слетел с катушек. Он что, пытается спросить у Драко совета насчет личной жизни? Пусть, в конце концов, поместит объявление в колонке «Пророка». Еще Драко до сих пор хранил в прикроватной тумбочке «Ведьмополитен» с колдографией Поттера на развороте и вызывающей надписью «Холостяк века».

— Он? — Драко постарался как можно более незаинтересованно посмотреть на Поттера. — А как же Уизлетта?

Поттер растерянно заморгал.

— А что Джинни?

— Насколько я помню нрав женщин семейства Уизли, твоему гипотетическому поклоннику не миновать Летучемышиного сглаза.

Поттер призадумался.

— Ну да, но только если он разобьет мне сердце. Джинни лично мне обещала при расставании.

Когда Поттер сделал это, очаровательно улыбнулся Драко, последний пожалел, что не скупил весь тираж «Придиры». Лавгудов надо было отблагодарить.

— Я думаю, что необходимо распробовать все твои кулинарные творения, чтобы убедиться в их пристойности.

Поттер просиял.

— Отлично, Малфой. Тогда договорились. Пришли сову, когда мне можно прийти.

Драко судорожно вычислял, сколько недель стоит выждать ради приличия.

— Воскресный завтрак вполне подойдет.

— Так это уже завтра. Здорово.

Да, Поттер любил отмечать очевидные вещи.

— Только это я нанесу визит. Хочу понять, насколько правдивые изображения печатает поддержанное мной издание.

Драко невзначай помахал журналами «Придиры». Кажется, Поттера едва не хватил удар. Неужели Лавгуды поддались искушению и теперь повторяют лжеполитику «Пророка»?

— Луна не стала снимать все комнаты и спальни по моей просьбе, — Поттер стушевался. — Но если хочешь, я проведу тебе индивидуальную экскурсию.

А вот такой подход Драко уже нравился. Ему польстило обещание индивидуальной экскурсии.

— Я буду у тебя завтра в десять.

Драко важно кивнул Поттеру и отправился голосовать за его столик. Раз уж Гарри Поттер желает поближе с ним пообщаться, то кто он такой, чтобы сопротивляться?

Восхитительные индивидуальные экскурсии Гарри Поттера

Это было просто невыносимо, но Драко продолжал терпеть пытку под названием «Благотворительный вечер Победы» и исправно улыбаться министерским чиновникам. Во-первых, кто, ради Мерлина, устраивает сейчас благотворительные вечера и в пользу кого, если все давно отстроили, домовиков освободили, а сироты пошли в Хогвартс. А во-вторых, где носит Поттера, когда Драко так отчаянно нуждается в том, чтобы его спасли?

Драко поправил шейный узел и важно кивнул заместителю Министра, давая понять, что прислушивается к его словам. На самом деле он мог бы возразить и едко заметить, что предпочел бы не размещать свои активы в сомнительных министерских отделениях. Но проще было выслушать предложения, прозрачно намекнуть, что подумает, а потом оставить озадаченного заместителя без единого шанса на удовлетворение его потребностей. С недавних пор Драко удовлетворял потребности лишь конкретного человека.

– Мистер Малфой, «Ежедневный пророк» на пару слов.

Драко окинул взглядом мальчишку, явно практиканта. Неужели «Пророк» настолько опустился, что посылает стажеров на такие вечера? Лавгуды вот себе такого не позволяли. Они в принципе игнорировали многие правила приличия, что не мешало Драко продолжать упорно скупать их выпуски. Исключительно ради колонки по зельеварению, конечно же, а не потому, что Луна Лавгуд считала, что у них теперь хорошие приятельские отношения.

– Мистер Малфой, – мальчишка из «Пророка» продолжал маячить где-то рядом. – Небольшой комментарий о том, как вы помогли Гарри Поттеру уничтожить один из хоркруксов. Несколько человек утверждают, что видели, как вы вместе бросили его в огонь в Битве за Хогвартс.

Драко сжал бокал с шампанским, заместитель Министра рядом весь подобрался и с еще большей заинтересованностью посмотрел на него. Именно в этот момент музыканты на сцене сделали перерыв между унылыми песенками, и Драко показалось, что весь зал замер вокруг них, ожидая ответа.

Чудо не случилось, мимо них всего лишь прошел Рон Уизли, сосредоточенно жуя бутерброд с форелью.

– О, Малфой, ты еще не пробовал закуски? – Уизли помахал бутербродом на салфетке. – Вкуснотища.

Мальчик из «Пророка» и заместитель Министра тут же синхронно развернулись к нему. Судя по тому, как жадно мальчишка вцепился в свое перо (почерк Скитер, не иначе), Рон Уизли только что обрек себя на неминуемое растерзание преданными поклонниками. Да поможет ему Грейнджер избавиться от этих хищников!

Драко сделал стратегический шаг назад. Потом еще пару и, наконец, позволил себе сбежать сквозь танцпол на другой конец зала, где Министерство проводило самый катастрофический в его жизни благотворительный вечер.

Выдохнул Драко лишь у стола с закусками. Очевидно, помимо Уизли никто не разделил его любовь к форели, так что рядом никто не терся и не раздражал. Впрочем, от скуки он все же обозрел содержимое подносов, почему-то остро не хватало шоколадного печенья.

– Опять тоскуешь по моим закускам?

Гарри наклонился к его уху, прижавшись практически к спине Драко. Мерлин, мог бы прошептать всякие непристойности, раз уж поставил обоих в компрометирующее положение. Мысленно Драко все еще помнил про снующих тут и там корреспондентов «Пророка». Между прочим, у них обещана эксклюзивная совместная фотосессия лишь для Лавгудов, Драко лично составил контракт.

– Пять лет встречаюсь с самим Гарри Поттером, а все еще вынужден в одиночку терпеть министерских чиновников.

Гарри сжал его плечо.

– Кажется, ты неплохо от него избавился.

Драко не стал его переубеждать и допил шампанское.

– Не уверен, что это долговременный эффект.

– Ммм, – промычал Гарри и собственнически положил руку ему на пояс.

В конце концов, против этого Драко тоже не возражал.

– Вопрос, что в это время делал ты.

– Ничего особенного, – что в переводе с языка Поттера означало «стойко выносил тяготы статуса Героя и пытался не так откровенно пожирать тебя взглядом». – Может, потанцуем?

Рационально все взвесив, Драко принял важное решение.

– А может, ты покажешь мне свой новый кабинет?

Гарри только недавно перешел из Аврората в Департамент магических игр и спорта. Драко справедливо считал это своим личным достижением, за что даже получил приглашение на ужин в «Нору». Никто из Уизли не хотел, чтобы Гарри опять попал в Мунго после тех нескольких раз. Драко всегда вздрагивал, вспоминая свои не самые приятные часы в приемной, когда ужас ситуации могло переплюнуть лишь третье пришествие Волдеморта.

С излишним энтузиазмом Гарри потащил его по коридорам. Благо мягкие ковры заглушали их быстрые шаги. Не то чтобы Драко раньше не бывал в Министерстве, но он выпил три бокала шампанского и имел законное право приставать к собственному парню.

– Наконец устроишь индивидуальную экскурсию, да?

Да, Драко любил напоминать Гарри, что в первый раз тот так и не довел его до спален.

– Если не будешь мне мешать, – чуть обернулся к нему Гарри и подмигнул. Потому что в прошлый раз это Драко впервые отсосал ему прямо на кухне, а после потребовал двойную порцию булочек с корицей.

Они остановились перед какой-то дверью, Драко скептически осмотрел предполагаемый вход в кабинет Гарри. Выглядело совершенно непрезентабельно.

– Кажется, здесь, – Гарри рассеянно почесал затылок и смущенно посмотрел на Драко.

– Хочешь сказать, что за две недели работы в Департаменте ты не удосужился…

Тираду Драко, к его разочарованию, прервал женский смех за поворотом коридора, так что тот поморщился. Конечно, вечер настолько ужасен, раз всем парочкам на нем приспичило уединиться. Гарри не дал Драко развить мысль о том, как можно было гораздо приличнее устраивать подобные мероприятия, и затолкал в помещение, к которому они подошли.

Внутри на Драко тут же посыпалась ветхие бумажки и сломанные перья, так как он не очень удачно влетел в какой-то шкафчик.

– По-моему, это временный архив, – Гарри подсветил палочкой то, что можно было назвать лишь каморкой никому не нужных вещей.

– Мы еще поговорим с тобой о точности выбора мест для спонтанного секса, – Драко фыркнул и дернул Гарри ближе к себе. – Но сейчас сойдет.

Намек тот понял правильно и потерся пахом. Драко в долгу не остался и поспешил расстегнуть собственную ширинку. Вот теперь он готов к обязательной программе вечера.

Когда оба запыхавшиеся вывались из каморки, Драко мысленно констатировал, что время они провели с пользой. Сначала Гарри сделал ему очень медленный и глубокий минет, на который только был способен, а все знали, что Гарри Поттер способен на многие вещи. Драко активно поддерживал это мнение, одобрительно постанывая и хватая его за волосы, задавая ритм. После Гарри уложил его прямо на свою парадную мантию и лег сверху, чтобы потереться собственным возбужденным членом о чужое бедро. Возмущения о том, что Драко теперь придется заказывать новый парадный комплект одежды, были заткнуты жадным поцелуем. Еще где-то после этого Драко почувствовал, что у него снова встал, и Гарри пришлось приложить все усилия, чтобы не сорваться и не начать трахать его прямо здесь на полу. Кончив, Драко клятвенно пообещал, что сам трахнет Гарри, как тот захочет, но только в их собственной постели и желательно когда они примут душ. Перспектива совместной ванны явно воодушевила Гарри еще больше.

– Надо вернуться в зал.

Драко деловито расправил складки на своей мантии, стоя уже в коридоре.

– Я думал, что ты терпеть не можешь сегодняшний благотворительный вечер.

– Да, – задумчиво протянул Драко, – но все же я предпочитаю соблюдать правила приличия.

– Кхм, – Гарри подошел к Драко и погладил его зад прямо под мантией. – Пять минут назад ты довольно неприлично выражался, умоляя позволить тебе кончить.

– Малфои не умоляют, они требуют.

– Вредина, – заключил Гарри и снова его поцеловал. Слепой не заметит, насколько искусаны у обоих губы. Пожалуй, сегодня они могли бы опустить всякие правила.

Направляясь к каминам, Драко отстранено подумал, что этот далеко не первый в его жизни благотворительный вечер он мог бы назвать даже восхитительным.

Восхитительные порочные фантазии Гарри Поттера

Если бы не Луна Лавгуд, Драко к этому моменту окончательно свихнулся. Наверное, если бы лет десять назад кто-нибудь ему об этом сказал, то он громко рассмеялся и предложил провериться в Мунго. Сейчас же он разумно прятался за портьерой, пока Луна увлеченно вещала одному из помощников Министра о необходимости введения новой колонки в "Придире". Кажется, она всерьез решила вдобавок выбить софинансирование для своих экспедиций. Мысленно Драко мог ей только поаплодировать, с каждым годом Лавгуды нравились ему все больше.

Наконец, Луна отвела чиновника подальше от портьеры, и Драко смог высунуть нос. Проверяя пути отступления, он направился специально рассчитанным путем в сторону стола с закусками.

Завидев пробирающегося к нему журналиста, Джиневра, теперь уже Томас, вскрикнула:
— Ой, никто не видел моего пушистика? Такой карликовый и розовый.

Журналист поспешно принялся ей помогать искать выдуманного зверька, а Драко фыркнул. И как только подобных сотрудников терпят в "Пророке".

От чистокровных многочисленных тетушек его спасла Гермиона, что было даже неудивительно. Многочисленным тетушкам все равно на происхождение, если на руках у тебя сидит очаровательная двухлетняя малышка. Драко даже успел подмигнуть малютке Розе и все же дойти до фуршетного стола без неприятных происшествий. Оглядев мантию, он облегченно выдохнул. Как бы он посмотрел потом в глаза мадам Малкин, если бы на колдографиях появился в помятой одежде из ее эксклюзивной коллекции.

На столе, забитом всяческими закусками, нашлась маленькая тарелка с одним-единственным шоколадно-ореховым брауни. Словно эта тарелка предназначалась только для него. И улыбнувшись про себя, Драко протянул к ней руку. Зная Гарри, все могло быть именно так.

— Ну и как тебе мой сюрприз?

Гарри тут же материализовался рядом, небрежно растрепанный и непристойно счастливый. Полы мантии он откинул, предпочтя засунуть руки в карманы брюк, и перекатывался с пятки на носок от нетерпения.

— Ты про количество гостей на нашей свадьбе или отряд авроров на охране?

— Кингсли попросил, исключительно в благотворительных целях.

Гарри пожал плечами, проигнорировал укол в сторону Аврората. Должен же был запомнить, что Драко лично знакомился с его бывшими подчиненными на одной из рождественских вечеринок. Или не запомнил?

От страшной догадки его отвлек испытывающий взгляд Гарри. Драко редко мог ему сопротивляться.

— Так ты попробуешь? Утром испек, пока ты спал. Так что оно свежее, не волнуйся.

Он кивнул в сторону тарелки с пироженным. Драко торопливо огляделся и, схватив Гарри за руку, сумел незамеченным вернуться за родимую портьеру.

— К твоему сведению, благотворительность уже вышла из моды. По моим расчетам она вернется через год, не раньше.

Гарри лишь рассмеялся, и Драко забеспокоился, что их скоро обнаружат.

— Ты следишь за всеми модными тенденциями, да?

— Что поделать. "Ведьмополитен" назвал меня самым завидным женихом.

И Драко демонстративно взял брауни прямо руками, чтобы откусить это восхитительное шоколадное тесто. Как и всегда. Он как раз разгрызал орешек, когда заметил, что Гарри молчит и буквально пожирает взглядом его испачканную шоколадом руку.

— Ну, теперь-то ты уже не жених.

Гарри взял его за кисть и поднес руку к себе. Сглотнув, он облизал каждый его палец по очереди, не забыв по пути поиграть языком с обручальным кольцом. Драко порадовался, что успел догрызть орешек, потому что прямо сейчас он мог лишь глубоко глотать воздух и не выдыхать. Гарри, черт возьми, Поттер соблазнял его на собственной свадьбе! Какой материал для передовицы пропадает, однако.

— Мне кажется, мы не обсудили всю программу развлечений заранее.

Драко пытался держать себя в руках. Он, конечно, уже не Малфой, но воспитание сменой фамилии не испортишь. От толпы друзей и незнакомцев их отделял лишь неблагонадежный кусок ткани.

— А помнишь, как в тот раз в Министерстве? — Гарри уже горячо шептал ему на ухо с легким намеком предложения.

— Тот раз, когда я испортил парадную мантию в пыльной кладовке?

Гарри на секунду задумался.

— Кажется, это был архив. Но неважно. У меня много фантазий насчет твоей мантии и тесных помещений.

Когда Гарри потерся об него полувставшим членом, Драко застонал, прикусывая губу. Это уже выходило не только за рамки приличия, но и границы терпения Драко. Гарри прекрасно знал, насколько тот его обожает. Вот такого восхитительного и порочного.

— И какие же?

Драко откинул голову назад так, чтобы Гарри было удобнее его целовать в шею.

— Ну, для начала мы сбежим отсюда. Все равно самое важное уже произошло.

— Вечно нарушаешь правила, Поттер, но продолжай.

— Затем мы могли бы остаться в спальне на всю неделю. Я взял отпуск.

— Мне уже нравится эта фантазия. А как же медовый месяц?

— Каждое утро ты будешь есть блинчики с медом, пойдет?

Гарри уже запустил руки под мантию Драко, приняв неуверенное "угмн" за согласие.

— И каждую ночь мы будем заниматься любовью, каждую.

Они терлись словно малолетки на выпускном балу, и оттого возбуждение накатывало с удвоенной силой. Просто потому что хотелось большего, а Гарри ему это обещал.

— Мы сделаем это везде в нашем доме. Я трахну тебя у стены, в ванне и прямо в прихожей. На кухонном столе я разложу тебя потом, когда за завтраком твои губы будут сладкие от меда, а я просто не смогу удержаться.

Гарри и не скрывал своих желаний. Он уже расстегнул ему брюки и залез под белье, беря возбужденный член в руку.

— И ты, конечно же, отсосешь мне, когда я попрошу?

Драко спросил в шутку, желая подразнить. Но Гарри смотрел на него серьезно.

— А ты хочешь сейчас? Я могу.

— Мерлин, мне накинуться на тебя прямо здесь?

Драко дернул бедрами, и Гарри, поняв намек, ускорил движение рукой.

— А по вечерам, — продолжал он шептать, — мы будем лежать на ковре у камина. Я буду гладить тебя по бокам, а ты полностью опустишься на мой член.

И я возьму твой, прямо вот так, и буду дрочить тебе, наблюдая, как ты скачешь на мне, запрокидывая голову от удовольствия, и...
Драко вскрикнул чуть громче, чем планировал. Он продолжал вздрагивать, заливая спермой руку Гарри, брюки и мантию, все.

— И если мы срочно не уйдем отсюда, то простой дрочкой ты не отделаешься.

Драко выдохнул: фантазии были настолько реальными, что ему жизненно необходимо было почувствовать Гарри внутри себя. Кажется, ему придется послать цветы мадам Малкин, так как журнальное колдофото он пропустит.

— Как и ты, — поцеловал его Гарри, обещая еще много и много восхитительных вещей.
СоветиАрхивар2020.10.09 04:33
Это вышло очень горячо и чувственно. Отдельно погрело то, что Гарри умеет и любит готовить (и любит это делать для Драко), Луна, которая их откровенно шипперит) и закуски, как сюжетная нить, были Внезапны и вместе с тем естественны. Спасибо за эту романтическую историю, очень понравилось
_lumos_2020.10.09 21:45
Спасибо большое за отзыв!
цитировать