Переводы 3-15К;количество слов: 14373
автор: Sad Cypress
бета: Эвелин

Громом и молнией

саммари: С треском дверь поддалась под ударами, и в скрипторий вошли несколько огромных вооруженных мужчин. Они уставились на Азирафеля, переглянулись, один из них что-то пробормотал, и тот, что стоял ближе всех, достал меч. И тут он услышал знакомый голос:
- Азирафель?

Азирафель - монах в Линдисфарне, Кроули - викинг.

Примечания переводчика:
В тексте встречаются некоторые исторические допущения. Все примечания в конце глав - примечания переводчика.
автор оригинала: Polaris
название оригинала: By Flash and Thunder Polaris
Глава 1

Прилив пришел и принес с собой холод. Азирафель подбросил полено в огонь и зажег свечи, чтобы прогнать тени, крадущиеся по влажным стенам. Огромные окна скриптория[1] обычно пропускали много света, но из-за них он всегда промерзал быстрее, чем остальные помещения монастыря.
Жить монашеской жизнью было не так увлекательно, как гарцевать в рыцарских доспехах, но Азирафеля все устраивало. Он начал осознавать, что быть воином ему не так уж и нравится. Нет уж, оставьте его с книгами и горящим в ночном холоде камином - и больше ему ничего не нужно. Конечно, книги были не совсем его, но он заботился об их сохранности и очень плотно работал с переписчиками, так что чувствовал некоторую ответственность за них. К тому же на острове Линдисфарн[2] была исключительная коллекция манускриптов, включающая отличные Евангелия, заказанные всего сто лет назад для епископа Кутберта[3]. Азирафель не мог представить более прекрасного места, за исключением разве что Ахена[4], где Карл Великий был готов вершить великие дела.
Единственное, чего ему не хватало - это еды. Год выдался неурожайным, и со всей Нортумбрии[5] поступали истории о голодающих. Азирафеля это угнетало, но даже его чудес было недостаточно, чтобы им помочь. К счастью, роскошные монастырские сады могли прокормить их даже зимой. Было что-то удивительное в простоте толстого куска хлеба с сыром и тонко нарезанным редисом. Пусть вельможи жалуются на отсутствие мяса - Азирафель вполне мог прожить на потрясающей жареной капусте и нежной рыбе.
Жаль, что повар вечно все варил. Что ж, удовольствие от чтения примиряло его с бедной кухней. Проходя со свечой мимо расставленных по полкам книг, Азирафель собственническим жестом провел рукой по корешкам и улыбнулся. Все переписчики сейчас были на мессе, и это полностью устраивало Азирафеля - он предпочитал восхвалять Всевышнюю по-своему. К тому же никто не заметил его отсутствия. Он ходил на них достаточно часто, и если он с помощью чуда пропустит одну-другую - у него было оправдание.
И если из-за этого он иногда чувствовал себя непокорным - что ж, это все равно останется между ним и его совестью. В конце концов, главная цель его пребывания здесь - восхвалять Ее и распространять веру по всей Европе.

Как он узнал позднее, корабли бесшумно подошли к берегу, пока все были на мессе. Именно поэтому никто не узнал о вторжении, пока не стало слишком поздно.
Первый северянин зарезал монахов в часовне во время молитвы. Остальные разбежались по монастырю, и от звуков боя у Азирафеля встали волосы дыбом. Он услышал их вовремя - как раз, чтобы успеть закрыть дверь в скрипториум, но ни на что не надеялся. Репутация этих захватчиков с севера шла впереди них и добралась даже до их уединенного острова. Лучшее, на что мог рассчитывать Азирафель - быстрое развоплощение до того, как они разграбят весь монастырь.
Его книги.
Нет. Нет, он не мог этого допустить! Даже у скромного начала есть предел терпению, и оно закончилось еще на безвкусной вареной капусте. Свои книги он без боя не отдаст.
Схватив кочергу, лежащую у камина, он не отрываясь смотрел на дверь и вслушивался в приближающиеся шаги. Если они собираются убить его - это будет самооборона, - объяснил он себе, сочиняя оправдание на случай, если у Гавриила возникнут вопросы. А он защищает Слово Божье. Да, такого объяснения должно хватить.
Они уже подошли к двери.
Азирафелю не нужно было дышать, но если бы он был человеком, то затаил бы дыхание от звука ритмичных ударов в дверь. Они крушили дверь, пробивая себе вход, и какими бы прочными ни были монастырские стены, дерево не выдержит долгой атаки северным железом. Скоро Азирафель встретится с ними.
Уже потом, спустя долгое время, он понял, что мог бы просто перенести их куда-нибудь подальше, но сейчас он мыслил больше как отчаявшийся, напуганный и разозленный монах, чем предводитель небесного войска в войне против Падших. В конце концов, это было давным-давно, он не виделся с ними уже целую вечность, и много лет прожил на Земле среди людей.
С треском дверь поддалась под ударами, и в скрипторий вошли несколько огромных вооруженных мужчин. Первое, на что упали их взгляды - книжные полки. Второе - кочергу, направленную на них. Азирафель ударил одного из них, аккуратно переступил через его лежащее без сознания тело и встал между книгами и захватчиками.
- Приношу свои извинения, - его голос был ненормально бодрым. - Не думаю, что ваш друг очень серьезно ранен, и если вы просто вернетесь туда, откуда пришли, мы можем избежать многих неприятностей. Если проголодались - в огороде растет отличная капуста.
Они уставились на него, переглянулись, один из них что-то пробормотал, и тот, что стоял ближе всех, достал меч.
- Ох, черт… - выругался Азирафель, поднимая кочергу. Он чувствовал, как его ангельская сила поднимается в нем, готовая выплеснуть всю свою мощь на захватчиков, которые были хоть и убийцами, но всего лишь людьми. Самым сложным было дать себя развоплотить, а не использовать силу.
И тут он услышал знакомый голос:
- Азирафель?
Северяне замерли и повернулись к двери. У Азирафеля отпала челюсть.
- Кроули? Что ты здесь делаешь?
- ‘звини, подвинься, - пробормотал Кроули, расталкивая всех на своем пути. Его волосы - длиннее, чем когда-либо помнил Азирафель, были заплетены в сложные косы и забраны назад серебряными заколками в виде змей. Он был одет в кожаный жилет насыщенного черного цвета, не выгоревший на солнце и не потертый, как у остальных, и был самым худым среди всех. - Отбой, мужики, он мой.
- Вот уж нет! - возмущенно фыркнул Азирафель.
- Вот уж да, если не хочешь поближе познакомиться с топором Бьорна, - развел руками Кроули.
Азирафель посмотрел на топор Бьорна. Он был очень острый.
- Что ты предлагаешь?
- Подыгрывай, - тихо сказал Кроули и приобнял его за плечи. По привычке Азирафель отдернулся, от чего челюсти Кроули почти незаметно сжались, пока он разговаривал с захватчиками на их языке. О чем они говорили, оставалось тайной, но они начали согласно кивать, явно удовлетворенные ответом.
- Что ты им сказал?
Кроули кинул на него быстрый взгляд.
- Они думают, что я - потомок одного из их богов. Очень удобно, никто не мешает мне делать то, что нравится. Сказал им, что видел тебя в видении, и тебе предначертано пойти с нами.
- Черта с два я поеду! - Азирафель дернулся в сторону. - Они зарезали служителей Господа!
- Так же, как и сами служители Господа, - Кроули пожал плечами. Спорить с этим было сложно.
- Они собирались разграбить тут все! Мои книги!..
- Твои книги?.. - Кроули оглянулся. - Ох, ради… - он потер лоб. - Ангел, книги твои тоже заберем, - внезапно его выражение лица стало очень лукавым. - Как удачно ты здесь оказался, чтобы защитить их, да?
Азирафель прищурился. Да чтоб его! В словах Кроули был смысл.
- А что если наше начальство узнает, что мы вместе?
- А, ты мешаешь моим планам. Может, насаждаешь Евангелие язычникам? А я стараюсь, чтобы они продолжали совершать набеги и терзать всю Европу.
- Звучит логично, - неуверенно ответил Азирафель.
Губы Кроули изогнулись в ухмылке.
- У них есть устрицы.
Да чтоб его дважды! Азирафель нервно переступил с ноги на ногу.
- Они их коптят, - продолжал Кроули. - И рыбу тоже. Розовую, называется лосось, подают с укропом.
- Тридцать серебряников[6], - прошипел Азирафель. Он любил земные удовольствия, но не настолько, чтобы отвернуться от Бога ради качественных морепродуктов.
- Я слышал, что они пощадили здешнего повара, так что можешь остаться и здесь. Ты что-то говорил про капусту?
- Это нечестно, Кроули.
Кроули победно ухмыльнулся. Ничего не поделаешь.
- С укропом, говоришь? - жалобно уточнил Азирафель.
- О да.
- Книги я соберу сам, - ответил Азирафель, пытаясь собрать в кучу то, что осталось от его достоинства. Он опустил кочергу и подошел к полкам, выбирая, какие книги взять с собой. Знаменитые Линдисфарнские Евангелия[7], разумеется - самая большая ценность монастыря, и речи не шло о том, чтобы не забрать их себе в коллекцию. И еще, еще книги - и вот уже Кроули переводит отрывистые указания Азирафеля растерянным, но услужливым северянам.
- Ты потопишь наш корабль, ангел, - отметил Кроули, рассеянно перелистывая очередную книгу. Азирафель выхватил ее из его рук.
- Отдай. Это очень ценные книги, Кроули. Если… Если я действительно собираюсь нести веру этим людям, они нам понадобятся.
- Нам? - Кроули казался довольным. - Смотри, чтобы никто тебя не услышал.
Азирафель не собирался на это ничего отвечать. Он фыркнул и положил книгу в непромокаемый ящик.
- Долго нам плыть?
- Не очень. Пару дней, - Кроули взглянул на него. - Как ты из рыцаря превратился в монаха?
- Влияние церкви растет. Я еду туда, куда мне скажут - так же, как и ты.
Кроули согласно хмыкнул.
- Там не так сыро. Тебе понравится.
Азирафель стиснул зубы и стал следить за тем, как ящики грузили на корабль. Погрузка заняла несколько часов, и это позволило ему не замечать умоляющие взгляды тех монахов, которых загоняли на корабль как рабов. “Такое происходило постоянно на протяжении всей истории”, - решительно говорил он себе. Великий План непостижим.
Кроули ходил вокруг, то появляясь, то исчезая в тумане, словно черный призрак. Он продолжал кидать взгляды на Азирафеля, но тот был слишком зол на него, чтобы заговорить первым. Половина монахов была убита, и ему даже не разрешили похоронить тела, а он хоть и не был близок ни с кем из них, все равно любил их как Божьих тварей.

После того, как монастырь был разграблен и обыскан, и настало время отплывать, Кроули с палубы протянул Азирафелю руку. Он вел себя слишком непринужденно, поджимал губы и смотрел куда угодно, только не на Азирафеля, который был приятно удивлен, когда прикосновение Кроули не обожгло его.
- Осторожно, - пробормотал Кроули, тут же отдергивая руку. - С непривычки может укачать.
Возможно, прикосновение все-таки было обжигающим. Азирафель решил обдумать это позже. Он сел там, куда Бьорн указал ему своим острым топором, нервно сжимая пальцы и стараясь не думать о том, какие теплые у Кроули руки. Азирафель не мог не заметить, что его посадили с северянами, а не с остальными плененными монахами. Это вызвало в нем необъяснимое чувство вины, и он оглянулся в тщетной попытке найти хоть кого-нибудь, кто говорит на его языке - Азирафель был уверен, что должен получить разрешение, чтобы передвигаться.
Молодой парень с болезненно-желтым, покрытым прыщами лицом и мышиного цвета волосами наблюдал за тем, как он вертится, следя острым взглядом за движениями его рук. На вид ему было лет шестнадцать. Он склонил голову и что-то спросил.
- Извини?.. - вежливо переспросил Азирафель.
Парень заговорил снова, так же растерянно, как Азирафель, и от звука его высокого голоса Азирафель прищурился:
- Господи Боже, да ты же девочка!
Она пожала плечами, ковыряя прыщ на подбородке.
Азирафель вздохнул и оглянулся в поисках Кроули. Они уже вышли в открытое море, и берег скрывался позади, как сон. Азирафель чувствовал себя ничтожным и очень одиноким.
Будто бы услышав мысли Азирафеля, Кроули тут же подошел к нему, присел рядом на корточки и протянул несколько кусков вяленого мяса.
- Угощайся. Не знаю, как давно ты не ел.
- Что с ними будет? - спросил Азирафель, откусывая мясо. Его язык окутал прекрасный копченый, соленый вкус с нотками трав.
Кроули проследил за его взглядом и поморщился.
- Отдадут в рабство. На севере много хуторов, там постоянно нужна рабочая сила.
- Они земледельцы? - глядя на этих огромных сильных мужчин с мечами, Азирафель с трудом мог представить их с плугами.
Кроули пожал плечами.
- Ага. Зимы долгие, стараются выжать все возможное из урожайных сезонов.
- Убедись, что с ними будут обращаться подобающе, - предупредил Азирафель. - Я не потерплю, если над ними будут издеваться.
Кроули кинул на него быстрый взгляд.
- Ты же понимаешь, что по их законам я теперь твой хозяин, да?
- Ты мой кто?! - Азирафель вскочил, и несколько людей обернулись на него.
- Сядь! - прошипел Кроули, хватая его за рукав. - Ты спятил? Это же не по-настоящему, ангел!
- Если это какой-то… какой-то твой демонический план по захвату ангела, то предупреждаю тебя, что я такой же воин, как и они все! Может, я и не выгляжу опасно, но я тебя уверяю…
- Да видел я, как ты чуть не вышиб Эрику мозги своей кочергой! - рассерженно воскликнул Кроули. - Я знаю, кто ты такой, Азирафель. Это не ловушка, я спасаю тебя от развоплощения, чтобы сюда не отправили какого-нибудь долбоклюя тебе на замену, а теперь садись.
Азирафель вскинул подбородок, но сел обратно - с громким пыхтением, чтобы Кроули не надумал себе, что может приказывать Азирафелю. Это было только его решение.
У Кроули хватило наглости закатить глаза, но он поблагодарил его, даже почти без сарказма.
Азирафель оторвал зубами приличный кусок мяса. Отлично. Намного лучше вареной капусты, хотя он ни за что в жизни не признается в этом Кроули. Достаточно того, что он вообще согласился участвовать в этом… всем. Если бы не книги, ноги бы его здесь не было. Ох, что же теперь писать в отчете? Как объяснять все Гавриилу? Одно дело попасть в плен, чтобы нести весть о Господе, и совсем другое - когда в плен тебя берет демон.
От ноги Кроули, которой он прижимался к Азирафелю, по телу разливалось тепло, и, честно говоря, это было даже приятно. Морской воздух был холодным, а его одежда, в которой его притащили на берег как какую-то овцу, совсем не располагала к путешествиям. Ему очень хотелось придвинуться ближе, но вместо этого он плотнее завернулся в плащ. Жесткая шерсть должна напоминать монахам о страданиях, которые Иисус перенес ради них, но плащ Азирафеля изнутри был очень мягким. Он был знаком с Иисусом, и что-то не припоминал, чтобы тот призывал людей, которые помогают другим, к отказу от комфорта.
Впрочем, от холода Северного моря эта шерсть все равно не спасала, но Азирафель лучше замерзнет в молчаливом протесте, чем скажет об этом вслух.
Кроули задрожал, зябко растирая руки и выдыхая облачко пара, и Азирафель со вздохом придвинулся к нему ближе.
- Честное слово, уж ты-то мог бы и одеться потеплее.
- Хладнокровный, - Кроули ссутулился и прижался к Азирафелю.
Азирафель фыркнул, но продолжил жевать мясо. Еда помогала скоротать время, отвлекала от пронизывающего холода и позволяла обдумать, что именно он доложит руководству. По северным законам Кроули теперь был его хозяином, но это можно было обернуть себе на пользу. Просвещение других пленников насчет христианства можно было назвать работой на благо Небес, а уж благословение их - и подавно. Но как убедить их, что он смог это все провернуть под носом демона?..
Забавное слово - плененный. Конечно, в первую очередь оно означает, что тебя делают рабом, но у него были и другие значения. Азирафель украдкой взглянул на Кроули, разглядывая его огненные волосы, красивый нос, четкую линию челюсти. Работа демонов - искушения. Если Небеса подумают, что Кроули похитил его, чтобы тот Пал…
Что ж, благословения и спасенные души в такой ситуации более чем уместны. Они не смогут подвергнуть сомнению его верность и силу духа, которую он продемонстрирует самому знаменитому агенту Ада. Еще и перо позолотят. Причем маховое, а не пушок.
Его немного беспокоило, как отреагирует Ад, но он был уверен, что Кроули достаточно умен, чтобы придумать свое объяснение. В конце концов, это он его похитил.
Волосы Кроули развевались на ветру, щекоча шею Азирафеля и вызывая дрожь. Он уже повернулся, чтобы сделать замечание, но увидел, как Кроули со странным выражением лица смотрит на море. На фоне неподвижной суровой глади воды он выглядел абсолютно неземным с волосами цвета огня и кожей, которая светилась в закатном свете солнца. На какой-то момент Азирафель увидел проблеск ангела, которым когда-то был Кроули. От этой красоты хотелось отвернуться, от нее Азирафелю стало неуютно.
Еды не осталось, и он сжал руки.
- Мы будем спать на ветру? - наконец спросил он. Корабль был небольшим, и спрятаться от морозного морского воздуха было негде.
Кроули моргнул и указал подбородком куда-то за плечо. Азирафель обернулся и увидел, как несколько северян устанавливают плотные палатки вдоль корабля. К ним позже присоединились гребцы, представив делать свою работу ветру и волнам.
- О, - выдохнул Азирафель, невольно восхищаясь сообразительностью этих людей. Все-таки они были отличными моряками.
- Видишь? - Кроули улыбнулся, умудряясь выглядеть одновременно хитрым и милым. - Они все продумали. Дальше поплывем с ветром, - он поднялся на ноги и потянулся. - Пошли со мной. Не отходи далеко - тогда никто не будет задавать вопросов.
- Каких еще вопросов? - настороженно уточнил Азирафель, но все же встал и пошел за ним. Кроули щелкнул пальцами, сотворив большой спальник, в котором могли поместиться двое. - Кроули, я не сплю.
- Нет? А ты попробуй. Неплохой способ скоротать время.
Азирафель оглянулся. Даже несмотря на лунный свет, для чтения было уже темно, а для прогулок корабль был слишком узок и многолюден. Он вздохнул.
- Значит, я ложусь вместе с тобой в спальник, и… - внезапная мысль пришла ему в голову, и он запнулся. - Кроули… когда ты сказал, что они считают тебя моим хозяином… что ты имел в виду?
Кроули фыркнул и закатил глаза.
- Да, ангел, смысл в том, что ты спишь в моей постели. Я говорил, что видел тебя в видении, помнишь? Это означает, что ты - моя судьба. Мы с тобой знаем, что это неправда, так что может хватит портить мне имидж?
- Это немыслимо! - прошипел Азирафель, забираясь под одеяло. - Это же… - он замолчал, подбирая слово. - Богохульство!
- Я долбаный демон, - взорвался Кроули. - Это моя обязанность! А теперь заткнись и прекрати притворяться, будто тебе не холодно.
- Мне не холодно, - упрямо заявил замерзший Азирафель.
Кроули не стал утруждать себя ответом, а просто прижался к его спине, плотнее укутывая их обоих в одеяло. Он был восхитительно теплым, и Азирафель придвинулся ближе. Он не сопротивлялся, когда Кроули обхватил его рукой за талию, но Кроули все равно пробормотал:
- Ни слова.
- Нам что, так лежать несколько часов, пока все спят? - вздохнул Азирафель.
- Да, если только ты не хочешь попробовать прелюбодеяние, - по голосу Кроули Азирафель понял, что тот закатил глаза.
Он пихнул его локтем под ребра, от чего Кроули взвизгнул и вцепился мертвой хваткой ему в бок. Азирафель дернулся, шлепнул Кроули по руке, и Кроули шлепнул его в ответ. Это было так глупо, но Азирафель все равно развернулся, прижав собой Кроули к полу.
- Необязательно вести себя так грубо, - строго сказал он.
Кроули молча смотрел на него, раскрыв рот.
Из соседних палаток послышались смешки и какие-то толки на языке северян, но Азирафель ничего не понял. Кроули резко что-то ответил и попытался грубо отпихнуть Азирафеля в сторону. Не то чтобы это хоть как-то помогло, потому что Азирафель был намного тяжелее, но он вовремя вспомнил, что обещал Кроули поддерживать его имидж. Ну, или хотя бы не очень сильно его портить. Он вздохнул и слез с Кроули, снова устраиваясь к нему спиной.
Кроули несмело обнял его снова. Азирафель твердил себе, что это его нисколько не беспокоит. Они ангел и демон. Они вообще не должны друг к другу прикасаться.
Проснулся Азирафель с волосами во рту. Вчера, после того, как он несколько часов отказывался разговаривать с Кроули, он все же заснул от скуки. И теперь он сильно сомневался, что это была хорошая идея. Во сне он перевернулся, и вокруг него как змея (которой Кроули, в общем-то, и был) обвился тощий демон. И у него были волосы во рту. Азирафель скривился и выплюнул их, сдувая растрепанные, как воронье гнездо, пряди Кроули подальше от своего лица.
Кроули заворчал, прижался лицом к шее Азирафеля, и снова заснул.
Азирафель уставился на парус над ними и задумался. Может быть, это Ее наказание? Обычно Она действовала не так утонченно, но кто знает? Азирафель бы не списывал Ее со счетов.
Но Кроули был таким теплым, а нос Азирафеля уже и так замерз на этом холодном воздухе, да и вокруг все еще спали…
Он осторожно положил руку на спину Кроули, от чего тот довольно вздохнул. Ладно, если кто-нибудь спросит - он всегда может сказать, что просто подыгрывал Кроули. Это лучший способ помешать его планам. Да, именно так.
Кроули и правда был очень теплым. И когда он сонно заморгал, разглядывая Азирафеля, его лицо было таким мягким и открытым, что на какой-то момент можно было и забыть, что он демон.
- Утро, ангел, - пробормотал он и, потягиваясь, сел. Азирафель убеждал себя, что совсем не скучает по его теплу.
- Доброе утро, - сухо ответил Азирафель. Оглянулся. Море, и ничего кроме моря. - Вроде бы неплохо идем.
- Да, они могут очень сильно разогнаться, если будет попутный ветер, - лениво сказал Кроули и зевнул.
- Тебе правда нравится спать? - поморщился Азирафель.
- А что, тебе нет?
- Вообще нет, - Азирафель вздохнул и посмотрел на воду. - Шея затекла.
Кроули надул губы в притворном сочувствии, и Азирафель ответил ему рассерженным взглядом. Кроули с удовольствием проигнорировал его и ушел на поиски вяленого мяса.
- Не вешай нос, ангел, - сказал он, вернувшись с несколькими кусками. - Завтра сойдем на сушу, если ветер останется таким же, а он останется. Отмокнешь в горячем источнике, поешь каши или чего-нибудь еще.
- Я хочу получить свои книги.
Кроули махнул рукой.
- И это устроим. Не расстраивайся так. Правда, все не так уж плохо.
Азирафель посмотрел на других монахов, испуганно жавшихся друг к другу.
- К этим людям должны хорошо относиться. И отпустить как можно скорее.
Кроули проследил за его взглядом и скривился.
- Ну, мешать я тебе не буду. На рабство мне плевать.
- Тогда зачем ты живешь среди работорговцев?
- Я же тебе уже говорил, - раздраженно отозвался Кроули. - Тебе что, не выдают назначений в определенные места?
- Бывает, - признался Азирафель, задумчиво жуя мясо. - Но обычно это краткосрочные задания.
- Ну, а это долгосрочное задание, - Кроули протянул ему свою порцию.
Разговаривать больше было не о чем. День тянулся долго и однообразно, ночью Азирафель снова спал рядом с Кроули, вздохнув, когда опять проснулся с рыжими волосами, облепившими его лицо.
И самым худшим в этом было то, что они приятно пахли травами.

К удивлению Азирафеля, они смогли причалить прямо к пляжу. Кроули провел его сквозь толпу, состоящую из корабельной команды и встречающих, и направился к большому, комфортному дому. Внутри возле очага их ждала девочка лет тринадцати и что-то помешивала в котелке. При виде них она вскочила на ноги и начала что-то торопливо говорить Кроули.
- У тебя рабыня! - возмущенно воскликнул Азирафель.
- Вообще-то, даже две, - Кроули закатил глаза. - Ее хотели отдать в весьма мерзкое место. Я прочитал их намерения и забрал ее. Никому не рассказывай, ладно?
- Ты... избавил ее от…
- Для этого она мне не нужна, - Кроули явно был не в своей тарелке. - А так у нее есть зарплата и крыша над головой, пока не повзрослеет. Недолго уже осталось.
- Не очень-то по-демонически, - сказал Азирафель, безуспешно пытаясь справиться с восхищением. Кроули раздраженно посмотрел на него.
- Есть более интересные способы распространять зло.
Ссутулившись, Кроули прошел к столу, стоящему у окна, и сел за него.
- Как ее зовут? - Азирафель сел рядом с ним и начал разглядывать девочку, которая принесла им кувшин и две глиняные чашки.
- Ммм? Не знаю, я ее называю девчонкой. Она сама может выбрать себе имя, - Кроули взял чашку, ничего не сказав ей. - Как я.
И правда. Азирафель поблагодарил ее доброй улыбкой, и девочка смущенно улыбнулась в ответ, прежде чем убежать проверять огонь. Он сделал глоток и заморгал.
- Сильная штука.
- Ага, - Кроули пнул его ногу. - Пей давай, ангел. Сейчас мы поедим, а после этого можем пойти на источники, пока люди все еще разгружаются и разбираются, кому какое сокровище достанется.
Пока он говорил, девочка подошла к ним с железным котелком. Ее рука была обернута в плотную ткань, защищающую от ожогов. Она поставила котелок на стол и ушла за мисками. Кроули дождался, пока она закончит накрывать, и что-то сказал, махнув рукой в ее сторону. Она, склонив голову, тут же убежала.
- Что ты ей сказал?
- Сказал принести нам чистую одежду. Когда мы закончим, она сможет поесть, - Кроули усмехнулся. - Тебе точно понравится каша, ангел. Там внутри яйца.
Каша пахла очень аппетитно. Последний раз Азирафель ел что-то горячее несколько дней назад, и он едва выдержал. С довольным стоном он отправил ложку в рот и кивнул, когда Кроули спросил, нравится ли ему. То, как они сидели здесь, на Севере, напомнило Азирафелю их совместный ужин в Риме с устрицами, или в Уэссексе - с хлебом и сыром. Люди были чудесными, правда чудесными, но Азирафель очень скучал по компании кого-то, перед кем не нужно притворяться.
Кажется, Кроули чувствовал себя примерно так же. Он был расслаблен и немного пьян. Когда в дверь постучались несколько мужчин, принесших его долю добычи, он широким жестом пригласил их к столу. Они отказались, но довольно добродушно. Кроули улыбнулся Азирафелю.
- Они меня любят, потому что я рассказываю им отличные истории.
- Вот как? - Азирафель медленно моргнул. Пожалуй, он и сам был уже пьян.
- Именно, - с мудрым видом кивнул Кроули. Он рыгнул, помолчал и уточнил: - И это потрясающе, ангел, правда. Я им рассказываю истории, а потом они вдохновленные идут домой и делают то, чего не должны делать. Они становятся злее во время набегов, они бьют своих жен, срываются друг на друге, а я получаю благодарности, вообще не пошевелив пальцем!
- Это очень плохо, - строго ответил Азирафель и прищурился. - Ты, наверное, еще и сети их путаешь?
- Нет, но это отличная идея! - просиял Кроули.
Азирафель в отчаянии открыл рот, но тут же закрыл его. Он никудышный ангел.
- Полагаю, тебе как-то надо наверстать то, что ты спасаешь бедных рабынь от изнасилования.
- Изнасилование - это еще мягко сказано, - пробормотал Кроули. Он сползал все ниже и ниже по стулу, и это должно было выглядеть глупо, но каким-то образом он умудрялся выглядеть просто расслабленным и привлекательным. Ужасно несправедливо.
- Значит, ты рассказываешь им истории и убеждаешь в том, что ты - полубог, - сказал Азирафель, заметив тень грусти, пробежавшую по лицу Кроули, которую ему тут же захотелось скорее прогнать. - Что здесь еще интересного?
- Про рыбу я уже говорил. Только не ешь акулу: они ее закапывают в землю, откапывают и едят[8]. Пахнет как в переулке за пабом.
Азирафель скривился.
- Звучит отвратительно, - уныло ответил он. - Ты не говорил мне об этом, когда уговаривал поехать с тобой.
- В этом суть искушения, ангел. Ты не говоришь о плохом.
- Ты не искусишь меня! Я ангел, - нахмурился Азирафель. - Не очень-то спортивно, Кроули.
Кроули пожал плечами.
- Про лосося в укропном соусе я не врал. Я сказал не есть только акулу.
Азирафель задумался и решил, что все честно.
- Что ж, спасибо, что предупредил.
- Всегда пожалуйста, - искренним тоном ответил Кроули, и Азирафель отсалютовал ему чашкой. Они были кошмарно пьяны. Ох божечки.
Кроули снова наполнил его чашку, и отказаться было бы грубо. К тому же, выпивка была хороша - особенно когда привыкнешь к обжигающему вкусу. Лицо Азирафеля необъяснимо горело уже через несколько глотков, и чашка снова опустела.
- Ой, к черту, - радостно воскликнул Кроули. - Горячие источники, ангел! - он вскочил на ноги. - Давай, давай. Здесь охренеть как холодно. Девчонка! - позвал он и переключился на язык северян, чтобы что-то ей приказать.
- Я не понимаю, когда ты так говоришь, - пожаловался Азирафель, потирая нос. - Что ты ей сказал?
- Просто сказал, куда мы идем, на случай, если кто-то спросит, - он хлопнул в ладоши. - Пошли, ангел.
Азирафель поднялся на ноги, покачиваясь сильнее, чем ожидал.
- Звучит очень мило.
Кроули схватил стопку одежды, которую принесла девочка, и дернул подбородком в сторону:
- Сюда, ангел.
В прошлый раз, когда они виделись, Кроули не называл его так, и Азирафель думал об этом, пока на заплетающихся ногах спускался за Кроули по плотно утоптанной тропе в сторону от поселения и берега.
- Далеко эти горячие источники?
Алкоголь, может, и согрел его немного, но Азирафеля не радовала идея долгого похода без плаща.
- Недалеко!
Он выглядел неуместно здесь - рыжий на фоне зеленого леса. Они дошли до деревьев, и тропа начала подниматься вверх. Идти по ней было совсем несложно, ну, по крайней мере тем, кто не выпил перед этим кувшин крепкого алкоголя. Азирафель споткнулся о корень дерева и жаловался до тех пор, пока Кроули не замедлил шаг и пошел рядом.
- Совсем недалеко, ангел.
- Почему ты меня так называешь? - спросил Азирафель. Пожалуй, это слово должно было быть оскорблением из уст демона, но Кроули произносил его совершенно иначе.
- А что, я не могу дать тебе прозвище? - Кроули почесал ухо и начал рассматривать внушительную сосну.
- Прозвище, - задумчиво повторил Азирафель. Об этом он не задумывался. Прозвища ведь дают только друзьям? Он украдкой посмотрел на Кроули. Кроули, который привез его сюда, разделил с ним пищу и выпивку и спас его от развоплощения или рабства. - Да… - медленно произнес он. - Тогда, пожалуй, все в порядке.
Кроули широко улыбнулся ему.
После нескольких дней морского воздуха и близости немытых людей чувствовать запах хвои было очень приятно. Азирафель откинул голову, чтобы лучше слышать трели птиц, и улыбнулся, когда Кроули, поторапливая, схватил его за локоть. Да, пожалуй, они и впрямь были друзьями - здесь, где никто их не видит. Жаль, что придется держать это в тайне, но ничего не поделаешь. В конце концов, Кроули был демоном, пусть даже и добрым и заботливым, и с ним было приятно проводить время. Вот только если…
Нет. Азирафель раскрыл глаза и вздохнул. Падшие не могут снова обрести свет. Он не думал, что это возможно, и Кроули этого уж точно не хотел. Пожалуй, говорить об этом было бы грубо.
Ну и ладно, значит, они будут держать свою дружбу в тайне. Азирафель потянулся к руке Кроули, взял ее в свою - так, как делали люди на Западе - и мягко покачал ею. Может, дело в алкоголе, но он чувствовал себя весьма свободным и беззаботным.
Кроули посмотрел на их сцепленные руки, но ничего не сказал - только отвел глаза, а затем легкая, неровная улыбка появилась на его лице.
Когда деревья расступились, и показались горячие источники, Азирафель ахнул. Живописные голые скалы возвышались вокруг нескольких купален, и из каждого призывно поднимался пар. Люди явно давным-давно облюбовали это место: грубый камень от трения тысяч ног стал гладким, вокруг купален лежали большие камни, на которых можно было сидеть или оставить одежду. Четыре или пять купален, которые были видны Азирафелю, были разных размеров: от совсем мелких - для детей, до огромных, в которых могли с комфортом разместиться десять взрослых мужчин. Он заглянул в ближайший и с удовольствием увидел, что он чист настолько, что просматривалось дно.
- Что думаешь? - спросил Кроули, наблюдая за восторгом Азирафеля.
- О, это прекрасно! - просиял Азирафель. - Сюда ходит вся деревня?
- Кроме рабов, но да. Вечером здесь толпы. Я обычно прихожу сюда ночью, пока все спят, но сейчас все заняты подготовкой к пиру в доме ярла[9], так что я подумал, что мы можем воспользоваться возможностью и заскочить сюда.
- А мы приглашены на пир? - осторожно спросил Азирафель. Кроули усмехнулся.
- Я - да. Но не переживай, я займу тебе место. Ярл любит меня. Думает, что я приношу удачу.
- И я уверен, что в качестве благодарности ты используешь его в своих дьявольских планах, - вздохнул Азирафель. Очень жаль, что Кроули так хорош в своей работе.
- Ну да, - Кроули пожал плечами и начал развязывать свой кожаный пояс. - Ладно. Пошли окунемся, раз уж пришли.
- Хорошая идея.
Азирафель начал раздеваться. Как же приятно было снять плащ, в котором он ходил уже несколько дней! Все же его тело потело, хоть он и избавился от остальных недостатков жизни в человеческом теле.
От дуновения прохладного ветра по его коже пробежали мурашки, Азирафель зябко потер плечи, переступая с ноги на ногу, и ждал, пока Кроули закончит сражаться со своими узкими штанами. Он с осуждением подумал, что он справился бы куда быстрее, будь его штаны чуть посвободнее.
- Ха! - победно воскликнул Кроули, отбросил штаны в сторону и не спеша подошел к Азирафелю так, будто тот не видел, как он только что скакал как идиот с голой задницей. - Чего ждем? Залезай!
Азирафель вошел вслед за Кроули в большой источник, с удовольствием выдыхая от ощущения горячей воды на коже. От нее шел легкий яичный запах, но это было неважно, были в его жизни запахи и похуже. Зато ощущения были просто невероятные.
- Ох, это изумительно, - счастливо вздохнул Азирафель, извиваясь на месте, чтобы почесать спину о каменный выступ, прямо между крыльев. Он застонал от облегчения.
Кроули бросил на него взгляд, потом посмотрел внимательнее и фыркнул.
- Тебе пора почистить перья, у тебя скоро линька.
Азирафель скривился. Обычно он не обращал внимания на свои крылья, ему и без них было чем заняться. К тому же для людей он растрепанным не выглядел. Ну правда, кто еще обратит на это внимание, кроме Кроули?
- Я займусь этим позже, - сказал он, чтобы успокоить Кроули.
- Врешь, - весело ответил Кроули. - Ты не вспомнишь о них, пока они не начнут чесаться и спутаются, и следующий раз, когда мы встретимся, они будут в кошмарном состоянии. Честное слово, Азирафель, я вообще не представляю, как ты это терпишь.
Азирафель пожал плечами. Каждый раз, когда он заглядывал в эфирный план, крылья Кроули всегда были гладкими, ухоженными, с черным отливом. На какой-то момент Азирафелю захотелось попросить Кроули помочь с этим, но смущение победило. Это была слишком прямолинейная просьба, даже для тайных друзей.
Кроули тяжело вздохнул, и закатил глаза.
- Ой, повернись уже, - рявкнул он. - Иначе ты мне весь дом перьями засыплешь, а я этого не потерплю, ангел. Точно не потерплю.
Азирафель склонил голову и покраснел.
- Ты уверен? Не хочу быть обузой, - он бросил быстрый взгляд на Кроули и прикусил губу. Кроули усмехнулся.
- Поворачивайся давай. Я быстро.
Азирафель вздохнул и повернулся спиной к Кроули, облокотившись на гладкий камень, отполированный поколениями северян. Еще один глубокий вздох - и он явил свои крылья, слегка встряхивая их после того, как утихла дрожь от перехода с другого плана.
- Вот так, - сказал Кроули так, будто ничего особенного не произошло, и начал перебирать перья. Он начал с маховых, аккуратно проводя по ним пальцами, чтобы распутать. - Маслом смазываешь?
- Нет, - Азирафель взглянул на него через плечо.
- Оно и видно, - Кроули покачал головой, и погладил от основания до конца, от чего крыло дернулось. - Тут и кровь запеклась, ну что такое? Печальное зрелище. Придется выдернуть.
Азирафель поморщился.
- Не надо, они ужасно чешутся, когда начинают расти.
- Ой как жаль.
Кроули надавил и дернул. Азирафель взвыл, и по поляне разнеслось эхо его голоса.
- Предупреждать же надо!
- А я предупредил, - ответил Кроули совершенно невинным голосом. - Не будешь их так запускать - мне не придется этим заниматься. Ты ни за что не найдешь у меня таких изуродованных перьев.
Азирафель сердито посмотрел на него. Кроули не обратил на это никакого внимания, и быстро переместился к другому крылу.
- Ну, с этим все в порядке, - весело сказал он и помассировал нежную кожу под перьями в качестве извинения.
Азирафелю хотелось бы злиться на Кроули подольше за то, как бесцеремонно он вырвал его перо, но на самом деле сложно было держать обиду, когда кто-то другой чистит тебе перья. К тому же, боль от вырванного пера уже утихла, и он вынужден был признать, какое это облегчение - не беспокоиться о ране каждый раз, когда ему захочется расправить крылья.
- Знаешь, если ты будешь за ними как следует ухаживать, они будут выглядеть потрясающе, - заметил Кроули, пока его руки творили что-то невероятное у основания крыльев.
- Ммм? - Азирафель вскинул голову. От жара воды и расслабляющих движений Кроули он начинал засыпать.
- Крылья твои. Они красивые, когда причесанные.
- Спасибо, - Азирафель моргнул - медленно, нелепо и очень довольно. - Я всегда считал, что твои тоже чудесные.
- Ой, заткнись.
- Нет, они красивые, - настойчиво повторил Азирафель. - Они как… Как у ворона. Ты поэтому сменил свое имя на Кроули?
- Не-а, - ответил Кроули, но Азирафель услышал улыбку в его голосе.
- Все равно подходит. Они похожи на тебя, тебе так не кажется?
- Чего? - Кроули вытянул шею специально, чтобы посмотреть на Азирафеля так, чтобы тот понял, какую чушь, по мнению Кроули, он несет.
- Ну, они умные и быстрые, - надулся Азирафель, потому что совсем не считал это чушью. - У них плохая репутация, но на самом деле они не так ужасны.
- Кто тебе сказал, что вороны ужасные? - возмутился Кроули. - Здесь их никто ужасными не считает.
- О, - нахмурился Азирафель. - Ну, где-то считают. Я имею в виду, что они не ужасные. И у них черные крылья.
- Думай что хочешь, - отрезал Кроули.
- Да, - Азирафель расправил крыло. - Почеши вот здесь, пожалуйста. Никак не могу дотянуться.
Кроули вздохнул, но покорно начал прочесывать третичные перья там, где их взъерошивал Азирафель.
Азирафель издал тихий, довольный звук. И вспомнил о манерах.
- Хочешь, я твои почищу? - вежливо спросил он, выгибая спину, потому что пальцы Кроули нащупали чувствительное место.
- Мои? Не, - Кроули кашлянул. - Я неделю назад их чистил.
Значит, они линяют одновременно. Почему-то думать об этом было очень приятно. Возможно, они слишком много времени провели на Земле, и при этом не были людьми. Но в чем бы ни была причина, Азирафель был не против, если такая особенность роднила его с Кроули.
- Ну, если ты уверен… Хотя очень приятно, когда есть друг, который может помочь тебе чистить перья.
Кроули помолчал, а потом осторожно спросил:
- Значит, мы друзья?
Глупое же создание. У него же руки до сих пор зарыты в перьях Азирафеля!
- Ну конечно, - раздраженно ответил Азирафель. - Правда, афишировать это не стоит. Сомневаюсь, что нашим сторонам это понравится.
- Да, - напряженно ответил Кроули. - Пожалуй, да.
- Кстати, вспомнил! - воскликнул Азирафель, очень довольный своей находчивостью. - Я придумал отличное оправдание на случай, если кто-то спросит, почему мы сидим здесь вместе.
- Правда, что ли? - иронично переспросил Кроули.
- О да, - Азирафель довольно заерзал на месте. - Если спросят мои, я скажу, что ты притащил меня сюда, чтобы склонить на свою сторону!
- Что? - Кроули отдернул от него руки, и это было ужасно, и совсем не то, чего добивался Азирафель.
- Думаешь, плохая идея? - он повернулся и растерянно моргнул. Кроули отодвинулся от него на другой край источника и неподвижно замер, скрытый по пояс в горячей воде.
- Да не, нормально. Умно. Когда соберешься уходить - я искушу ярла на еще один набег, скроешься под шумок. Точно.
- Точно, - согласился Азирафель, не понимая, почему Кроули был так недоволен. Ведь это действительно была идеальная отговорка, чтобы провести вместе чуть больше времени.
- И ты не поразил меня, а просто ушел, потому что…?
Азирафель прочистил горло.
- Ну, потому что я могу вершить добрые дела прямо под твоим носом. Уравновешивать твое демоническое влияние здесь.
- А. Хорошо.
Азирафель прикусил губу.
- Все… все в порядке? У тебя не будет из-за этого проблем ?
- У меня? Не-а, - Кроули откинул волосы от лица. Азирафель не мог отвести взгляда от маленьких капель воды, стекающих с кончиков. - Нет, ты прав. Это действительно умно.
Азирафель кивнул и радостно улыбнулся.
Кроули моргнул, и на долю секунды, глядя на его влажные волосы и сияющую под водой бледную кожу, Азирафелю показалось… Кроули выглядел совсем как…
Из-за деревьев донеслись голоса нескольких мужчин. Они направлялись к источникам, разговаривая и смеяясь, .
- Прячь крылья! - в панике прошипел Кроули, и Азирафель еле успел их спрятать на другой план за секунду до того, как показались люди.
Они остановились, глядя на Кроули и Азирафеля. Один из них (Бьорн с острым топором, как помнил Азирафель) широко ухмыльнулся. Он поиграл бровями и что-то сказал таким хитрым тоном, что Азирафелю даже не нужен был перевод.
Кроули раздраженно вспыхнул и что-то рявкнул в ответ. Мужчины засмеялись еще громче, и один из них - здоровый блондин с широкими плечами - кинул на Азирафеля одобрительный взгляд.
Азирафель инстинктивно подвинулся ближе к Кроули, желая показать наглядно, с кем он здесь. Те заухмылялись еще шире, но на этот раз уже больше дружелюбно, чем издевательски. Азирафель взглянул на Кроули, когда мужчины начали раздеваться, и нашел его крайне раздраженным.
- Пошли, - бросил он. - Не собираюсь здесь оставаться и смотреть, как они пердят в воде и ржут.
- Они правда так делают? - потрясенно спросил Азирафель.
- Мужики везде так делают, - ответил Кроули, выбираясь из купальни. - Ты забыл Римские бани?
- Я такого не помню!
- Значит, повезло тебе, - Кроули подхватил стопку одежды и подал Азирафелю коричневые кожаные штаны и белую рубаху. - Пошли.
Азирафель быстро оделся, чувствуя на себе взгляды людей, и поспешил за Кроули к тропе. День подходил к концу, солнце все еще было высоко, и до заката оставалось несколько часов.
На обратном пути к дому они молчали. Азирафель чувствовал себя смущенным, и сам не мог понять, почему. Он знал, что эти люди считают их с Кроули любовниками, и он сам помог создать такое впечатление, хотя это и была смехотворная мысль. Ангелы и демоны даже не занимаются ничем эдаким.
Ну, по крайней мере, ангелы.
Азирафель не был уверен насчет демонов. Возможно, они делают это ради искушения. Возможно. Он украдкой взглянул на Кроули, наблюдая за его походкой - уверенной, с виляющими бедрами, и за его длинными волосами, развевающимися на ветру. Ох, он мог кого-то искусить, это точно.
Азирафель опустил глаза, взволнованный этой мыслью. Либо он ошибался на его счет, либо был совершенно прав, и ни об одном из этих вариантов не хотелось задумываться надолго.
Когда они подошли к дому Кроули, во дворе ярла уже горели факелы, и вокруг, готовясь к пиру, толпились люди. Кроули жестом высушил свои волосы и критично осмотрел Азирафеля с ног до головы. Щелчком пальцев он сделал штаны Азирафеля уже и светлее. На нем появился кожаный жилет, и Азирафель хмыкнул, когда он сам собой застегнулся. Жилет был в цвет штанам, с чудесной сложной отделкой. Ему понравился рисунок крыльев, но Кроули об этом он решил не говорить, зная, как болезненно тот реагирует каждый раз, когда его называют заботливым.
- Я так понимаю, мы идем на пир.
- Буду тобой хвастаться, - ответил Кроули с довольной улыбкой. - Волосы, как у тебя, - редкость даже для этих мест, к тому же люди здесь без устали сватают меня с тех пор, как я сюда приехал.
- Сватают? - Азирафель растерялся. - А я тут при чем?
- А, ты и будешь оправданием того, почему я ни в ком не заинтересован, - с готовностью отозвался Кроули. - Если я им скажу, что соблюдаю целибат, потому что боги послали мне тебя в видении, они на этом успокоятся и отстанут. И жена ярла будет довольна. Мне кажется, она боится, что у меня будут сыновья и я захочу захватить власть.
Азирафель фыркнул.
- Как будто нам очень хочется править людьми.
- А я о чем! - Кроули широко улыбнулся. - Но нельзя их за это винить, ведь так? Маленькие, жалкие людишки - что с них возьмешь.
- Они удивительные, - вздохнул Азирафель.
- Могут быть удивительными. А могут быть чудовищами. Сочетают в себе хорошее и плохое, - Кроули философски пожал плечами.
Азирафель кивнул, наблюдая за тем, как Кроули заплетает волосы в сложные косы. Он не использовал для этого чудеса, и Азирафеля это невероятно впечатлило.
Когда Кроули, наконец, был доволен своим внешним видом, он сказал, что им пора идти. Сообщив об этом девочке, они вышли из дома и влились в толпу, направляющуюся к шикарному дому на холме. Тот стоял достаточно высоко, чтобы оттуда было видно всю деревню, но не дотягивал до некоторых крепостей, которые Азирафель видел раньше.
Кроули разговаривал с группой людей, состоящей из мужчины, двух женщин и нескольких детей. Старший из них, которому было чуть больше десяти, открыто пялился на Азирафеля. Кроули проследил за его взглядом и широко улыбнулся, показывая на него рукой, и что-то сказал ребенку. Когда Азирафель поймал его взгляд, он подмигнул.
Одна из женщин что-то сказала ему и улыбнулась. Азирафель улыбнулся ей в ответ, и Кроули наклонился к нему, чтобы тихо объяснить:
- Она спрашивает, что ты делаешь с волосами, чтобы добиться такого цвета. Я сказал ей, что ты такой же как я, а она ответила, что ты счастливчик, раз тебя так благословили.
Улыбка Азирафеля потеплела, и он благодарно кивнул ей:
- Скажи ей, что это очень мило с ее стороны.
Кроули передал его слова и закашлялся, когда услышал ее дразнящий тон в ответ. Азирафель усмехнулся.
- Что она сказала сейчас?
- Что ей очень жаль, что у нас не может быть детей, потому что она уверена, что они получились бы чудесными.
Азирафель рассмеялся.
- Так значит, здесь так можно? Мужчинам быть открытыми друг с другом?
- Ну, мне - можно, пока они думают, что я сверху, - беспечно ответил Кроули. - Ты же раб, а это значит, что от тебя в принципе никто не ожидает никаких мужественных поступков.
- Но я же мужчина. Ну… по крайней мере, выгляжу как мужчина.
- Здесь примерно так же, как в Греции или Риме.
- Ага, - Азирафель с любопытством оглянулся. - Значит, меня посадят с женщинами?
- Наверное. Им легче воспринимать тебя как мою жену, во всех отношениях, - Кроули старательно не смотрел на него.
- Ничего страшного, - кивнул Азирафель. - Лучше быть женой, чем слугой.
- И я так подумал! - широко улыбнулся Кроули.
Как только они вошли в пиршественную залу, их разлучили, и та добрая женщина взяла его за руку, уводя в сторону от мужского стола. Ярл и его соратники вместе со своими женами сидели за отдельным столом, но у остальных мужчин была своя половина зала, а у женщин - своя. Женщина повела Азирафеля в сторону женской половины, но их грубо остановил мужчина постарше.
Она раскрыла рот, чтобы ответить, но из-за стола поднялась пожилая женщина и замахала руками на Азирафеля. Он растерялся: он не знал их языка, и не знал, кто из них прав по местным обычаям, и ему страстно захотелось, чтобы появился Кроули и спас его.
И он явился: холеный, весь в темном, он неторопливо подошел к мужчине и спокойно спросил, в чем дело (ну, или так показалось Азирафелю). Тот выслушал его, пожал плечами и за рукав вывел Азирафеля на мужскую половину.
Азирафель кинул на добрую женщину извиняющийся взгляд.
- Значит, я все-таки не твоя жена?
Кроули фыркнул.
- Я нравлюсь ярлу. Но это не означает, что я нравлюсь всем остальным, и вон тот, например лучше удавится, чем увидит, что рядом с его женой сидит незнакомый наложник.
- Не думают же они, что я бы… - даже мысль об этом была смехотворна. Азирафаэль всегда производил хорошее впечатление, и сам об этом прекрасно знал.
- Не думают. Просто ждут шанс оскорбить меня, - горько выплюнул Кроули. - За этим столом хорошего отношения ты не дождешься.
Азирафель поморщился.
- Прости, Кроули.
- За что? Могло быть и хуже. Просто не смотри никому в глаза. Сосредоточься на еде, это будет несложно.
Азирафель постарался выполнить просьбу Кроули, несмотря на косые взгляды и тихие реплики от мужчин за столом. Они отказывались садиться рядом с ним и дергались каждый раз, если им казалось, что Азирафель их коснулся. Зато еда была отличная, так что все можно было пережить. К тому же Кроули сидел рядом и вполголоса переводил речь ярла ему на ухо со своими комментариями. Он весело объяснял ему правила, по которым жила община, кто кому завидовал, кто против кого строил козни, кто желал чужую невесту или жениха. Азирафель должен бы осудить его, но он был слишком очарован его речью.
Когда принесли второе блюдо, ему ничего не положили, но Кроули собрал со своей тарелки самые лучшие кусочки, так что все было не так уж плохо. Случайно он встретился взглядом с мужчинами, с которыми встретился на источниках, и они ухмыльнулись ему. Он вздернул бровь, перебирая в уме их самые слабые места, и решил внушить им чувство вины. Они отвели взгляды, и он смог вернуться к ужину.
- Тебе нравится? - тихо спросил Кроули, наклоняясь к нему ближе.
- Очень, - ответил Азирафель, тепло улыбаясь. - Ты был прав насчет устриц, они просто потрясающие!
- Говорил же, - довольно отозвался Кроули. - Когда принесут хлеб - обязательно попробуй, тебе точно понравится.
- О, ржаной хлеб? - спросил Азирафель, рассматривая тарелки, которые начали разносить.
- Именно. И масла не жалей.
- Я никогда не жалею, - Азирафель улыбнулся. Он мог проигнорировать любые обидные подколки, если рядом с ним был Кроули.
Он не сдержал стона, когда попробовал хлеб - плотный, все еще теплый, с хрустящей корочкой и насыщенным ореховым вкусом. А масло! В него накрошили трав, которые придавали восхитительный аромат хлебу. Он закрыл глаза, чтобы сосредоточиться на каждом оттенке вкуса, и когда открыл их снова, увидел устремленный на него довольный взгляд Кроули.
- Вас оставить с этим хлебом наедине?
- Нет, но… там еще осталось? - спросил Азирафаэль с самым очаровательным выражением лица.
Один из мужчин за столом засмеялся, и чуть позже к нему присоединились еще несколько. Он добродушно толкнул Кроули локтем, повращал глазами и о чем-то пошутил. Кроули только покачал головой и схватил еще один кусок хлеба с тарелки.
- Ты просто обязан перевести это, - сказал Азирафель, с благодарностью забирая хлеб.
- Они думают, что я тебя слишком балую. Но это нормально - новый наложник, все такое.
- Понятно, - Азирафель озорно улыбнулся. - Мне следует теперь флиртовать с тобой?
- Попробуй только. Они и так смеются надо мной, ангел.
- Пусть смеются, - мягко отозвался Азирафель. - Лично мне все равно, что они думают. Я просто радуюсь возможности провести с тобой время.
Кроули неудоменно заморгал и раскрыл рот. Но скоро он отвлекся на разговор в стороне, оставляя Азирафеля с вкуснейшим хлебом.
Пир продолжался допоздна, и у Азирафеля появился шанс рассмотреть Кроули в компании людей. Его позвали рассказать историю, и он ушел, оставляя Азирафеля за столом в одиночестве (зато с огромной тарелкой устриц). Даже не понимая слов, Азирафель чувствовал силу, которую Кроули вкладывал в свою речь. Он превращал чувства в слова и опутывал ими толпу, как сетями. Зависть, похоть, скрытые желания - все они обходили Азирафеля стороной, захватывая людей, которые восторженно слушали голос Кроули. Несмотря на то, что Азирафель должен быть недоволен происходящим, он не мог не отметить мастерство Кроули, и оно было великолепно. Люди даже забыли об Азирафеле - настолько они были увлечены.
Когда Кроули закончил рассказывать, кто-то передал ему кружку, и он осушил ее залпом, тут же разбивая о пол под одобрительные крики. Он взглянул на Азирафеля с победной ухмылкой, и Азирафель невольно просиял.
- Это было великолепно.
- Да ладно тебе, - пробормотал Кроули и махнул рукой. - Ты тоже так можешь, когда стараешься.
- Но мне это раньше не приходило в голову, - признался Азирафель. - Ты изобрел массовое влияние. Это чрезвычайно изобретательно, Кроули. Я надеюсь, тебя наградят.
- А ты разве не должен мне мешать? - со смехом спросил Кроули.
- Вообще-то я еще не доел, - Азирафель аккуратно сунул в рот устрицу.
Кроули рассмеялся и подал ему еще один кусок хлеба.
К тому времени, как они, пьяно хихикая, вернулись домой, Азирафель чувствовал себя нафаршированным, как птица, которую, которую им подавали на четвертое блюдо. Он вцепился в рукав Кроули, чтобы не упасть.
- Чем теперь займемся? - радостно спросил он, когда они закрыли дверь и разулись.
Кроули зевнул.
- Видимо, сном, - он кивнул на комочек на полу возле очага. - Она уже заняла самое теплое место в доме, так что читать теперь тебе негде, ангел.
- Ох, - лицо Азирафеля вытянулось. - Думаю, ты прав.
- Пошли. На нормальной кровати спать намного лучше, чем вповалку на корабле.
Азирафель сомневался в этом, но просто так бродить по дому было и правда скучно, поэтому он последовал за Кроули по лестнице в его спальню. Она была отлично обставлена, на кровати лежали меха, мягкие одеяла и подушки, плотно набитые перьями.
- Здесь красиво, - вежливо сказал он.
- Спасибо, - Кроули щелкнул пальцами и зажег все свечи, а затем упал лицом в подушку, раскинувшись как морская звезда. - Мммпф, - промычал он в подушку.
Азирафель подавил улыбку.
- Это приглашение?
Кроули откатился в сторону.
- Ага, попробуй.
Азирафель опустился на кровать и улыбнулся от того, как мягко она приняла его в свои объятия.
- Ох, намного лучше, чем те, что были в монастыре.
- Странно, что ты не исправил тогда свою, - заметил Кроули, приподнимаясь на локте и наблюдая, как Азирафель устраивается поудобнее.
- Это было бы неспортивно.
- Неспортивно. Чушь какая-то.
- Ничего не чушь, - Азирафель потянулся и счастливо вздохнул, когда его пальцы задели плечо Кроули. - Просто я не считаю необходимым поддаваться всем возможным слабостям.
- Ну и зря, - волосы Кроули спадали с плеч, и это очень отвлекало. - Зачем себе жизнь усложнять?
Азирафель удивленно моргнул.
- Ну как же...Чтобы быть ближе к ним. Иногда это еще и весело.
- Весело, - повторил Кроули.
- Ну да, - Азирафель взглянул на него. Он понял, что понятия не имел, чем занимается Кроули, когда не искушает людей и не проводит время с Азирафелем. - Тебе разве не нравится веселиться?
- Конечно, нравится! Но не валяясь в грязи и притворяясь человеком, - Кроули покачал головой. - Если мне захочется поваляться в грязи - я вернусь в Ад.
Азирафель прикусил губу.
- Там ужасно? - мягко спросил он. Его всегда это интересовало, но это не тот вопрос, который можно было задать в ходе светской беседы. Однако здесь, в неверном свете свечей, ему казалось, что запретных тем больше нет.
Кроули сглотнул.
- Там темно. Грязно и неуютно. Нет ничего светлого, ничего яркого. Ничего похожего на Рай, - он взглянул на Азирафеля. - Ничего похожего на тебя.
Азирафель покраснел и опустил глаза.
- Прости, если расстроил. Правда, прости, Кроули. Если честно, мне кажется, что ты слишком хороший для…
Его губы накрыла рука Кроули - теплая, пахнущая пеплом.
- Молчи, - в панике прошептал он. - Это то же самое, что и задавать вопросы, ангел. Оно того не стоит.
Азирафель распахнул глаза и вдохнул запах Кроули.
- Ты очень добр, - дрожащим голосом сказал он, когда Кроули наконец убрал руку. - Я не подумал.
Кроули выглядел расстроенным. Он сжал руку в кулак и мягко ответил:
- Я не добрый.
- Ты можешь таким быть, - настаивал Азирафель. Ему очень хотелось дотянуться до Кроули и взять его за руку, но что-то его останавливало. Кроули покачал головой.
- Не-а. Я демон, не забыл? Гнилой до мозга костей.
- Если бы ты действительно таким был, ты бы мне не нравился, - признался Азирафель. Кроули в шоке взглянул на него.
- Азирафель…
- У меня не так уж много друзей, - он улыбнулся Кроули. - И я не желаю слышать, как ты оскорбляешь моего лучшего друга.
Кроули открыл рот, но смог произнести только нечто нечленораздельное. Азирафель утешающе похлопал его по плечу и забрался под одеяло.
- Как же тут тепло. Думаю, я и правда посплю.
- Хорошо, - прохрипел Кроули. - Точно. Ага. Я тоже.
Азирафель закрыл глаза, слушая тихое дыхание Кроули. Какое чудо, что он может проводить столько времени с таким отличным другом как Кроули. Наверное, он самый счастливый ангел на свете.

[1] Скрипторий — мастерская по переписке рукописей, преимущественно в монастырях.
[2] Линдисфарн — приливный остров площадью в 5 км² у северо-восточного берега Англии. Также известен под названием Святой остров, так как стал одной из колыбелей христианства на севере Англии.
[3] Кутберт Линдисфарнский (около 634—20 марта 687) — епископ Хексема и Линдисфарна, христианский святой. Кутберт был англосаксонским монахом и епископом в королевстве Нортумбрия, которое включало в то время северо-восточную Англию и юго-восточную Шотландию до Ферт-оф-Форта.
[4] Ахен - город на границе Германии, Бельгии и Нидерландов. В конце 790-х годов Карл Великий сделал Ахенский дворец своей зимней резиденцией, а в 807 году город стал столицей Франкского государства.
[5] Королевство Нортумбрия — одно из семи королевств так называемой англосаксонской гептархии, которое возникло на севере Британии. Нортумбрия — это англосаксонское государство, образовавшееся в результате объединения в 655 году Берниции и Дейры.
[6] Тридцать серебряников - плата за предательство, которую получил Иуда Искариот, согласившись выдать Иисуса Христа первосвященникам.
[7] Евангелие из Линдисфарна — иллюстрированная рукописная книга, содержащая тексты евангелий от Матфея, Марка, Луки и Иоанна на латинском языке и содержит множество миниатюр, выполненных в кельтско-англосаксонском стиле.
[8] Блюдо, о котором говорит Кроули, называется хаукарль. В свежем виде мясо полярной акулы ядовито, поэтому тушу акулы свежуют, режут на куски и складывают на 6-8 недель или больше в контейнеры с гравием и отверстиями в стенках. Затем мясо достают и, подвесив на специальные крюки, оставляют вялиться на свежем воздухе ещё 2-4 месяца. За это время куски мяса покрываются корочкой, которую необходимо обрезать, чтобы осталась одна внутренняя часть желтоватого цвета, которую и подают к столу.
[9] Ярл - племенной вождь в средневековой Скандинавии.


Глава 2

После пира жизнь в деревне пошла своим чередом. Местные вернулись к своим хозяйствам, Кроули продолжил сеять семена раздора, Азирафель остановил распространение неприятной болезни среди овец, прежде чем она лишила бы деревню шерсти и мяса, а люди просто продолжали быть людьми.
Кроули то уходил, то возвращался, хотя никогда не отсутствовал слишком долго. Он любил гулять по деревне с Азирафелем, показывая ему, как здесь все устроено, и знакомя его с людьми, которые могли бы помочь в случае чего. Азирафелю это не нравилось, но он признавал необходимость таких знакомств: порядки здесь очень сильно отличались от тех, к которым он привык, а его положение в обществе было очень неустойчивым. Добрая женщина с пира пригласила его присоединиться к ней и незнакомой девушке, чтобы вместе ходить на рынок по утрам, так что у него была компания, даже несмотря на то, что они не понимали друг друга. Он выяснил, что ее звали Ильва, но на большее его понимания не хватило.
А ночи принадлежали им с Кроули. Вечерами они ужинали вместе, и Кроули с интересом рассматривал иллюстрации из любимых книг Азирафеля. Каждый раз, когда девочка мыла посуду, они садились поближе к огню, обсуждая мастерство и талант художников. Наверное, Азирафель должен был чувствовать себя виноватым за то, что держал книги при себе, а не делился ими с местными жителями, но Кроули только фыркнул, услышав об этой идее, так что книги принадлежали только им.
Все было так… просто, если можно было так сказать. Если бы они действительно были людьми, Азирафель мог с легкостью представить, как проведет здесь всю жизнь, рядом с Кроули. Он без раздумий показывал ему новый гребень для волос из железа и кости, который будет потрясающе смотреться в его рыжих волосах, или смеялся над тем, как он сам выглядит в традиционной одежде северян - в кремовых оттенках, с небольшими ярко-синей отделкой.
- Подходит к твоим глазам, - сказал тогда Кроули. - Это называется “мода”, ангел.
Дни складывались в недели, и ритм их жизни выровнялся. Один искушает, другой благословляет, а жизнь течет своим чередом. Азирафель привык к местным, даже несмотря на косые взгляды и грубый тон мужчин.
- Честное слово, не понимаю, что с ними не так, - вздохнул он однажды за игрой в любо[1]. Кроули, привезший доску из Китая, научил его играть, и Азирафель с удовольствием присоединялся к нему с парочкой чашек местной настойки. - Будто бы сексуальное поведение как-то меняет личность!
- Некоторые ведут себя так, потому что хотят тебя, точно говорю, - лениво отозвался Кроули. Он бросил игральные кости на доску и довольно улыбнулся выпавшему числу.
Азирафель нахмурился. Он уже прекрасно знал, что Кроули очень любит жульничать.
- Верни фишку на место и брось заново.
Кроули закатил глаза, но спорить не стал - верный признак того, что его поймали с поличным. Он бросил кости снова и, разочарованно застонав, передвинул фишку в менее выгодное положение.
Азирафель вдохнул запах из чашки и отпил.
- Очень сомневаюсь в том, что я могу внушать похоть. Я все-таки ангел.
Кроули засмеялся.
- Ты правда ничего не замечаешь, ангел? - он покачал головой и протянул кости Азирафелю. - Ильва бы, не раздумывая, бросила мужа ради тебя, если бы у нее была хоть какая-то надежда. Их к тебе тянет. Они чувствуют твою божественность, даже не понимая этого.
- Это разные вещи, - ответил Азирафель. Ему выпала тройка, и он поморщился. - Тянуться ко мне - не значит испытывать похоть.
- Желания могут сбивать с толку, - спокойно сказал Кроули и поворчал, когда увидел, что Азирафель обогнал его на доске. Он сделал большой глоток настойки и вздохнул. - Есть куча способов желать кого-то, но большинство людей не видит этих оттенков и, когда они испытывают что-то - значит, они просто хотят трахаться.
- Всегда казалось, что это весьма грязное занятие, - заметил Азирафель и нахмурился, когда Кроули забрал еще одну его фишку. Еще одна - и он выиграет.
- Какое? Совокупление? Ага, - согласился Кроули. - Потно. Липко. И пованивает, если честно.
- Ты пробовал? - спросил Азирафель, не в силах побороть любопытство. Он не мог набраться храбрости, чтобы задать этот вопрос трезвым, но сейчас они методично напивались уже несколько часов, да и девочки нигде не было видно.
- Не-а, - Кроули покачал головой. - Но я видел достаточно, чтобы быть в курсе.
Азирафель поморщился.
- Не ради развлечения! - поспешил объяснить Кроули. - Это же моя работа - убедиться, что они действительно поддались искушению и не передумали в последний момент.
- Конечно, - успокоил его Азирафель.
- До сих пор не понимаю, что они в этом нашли.
- Ну, я тоже, но это потому, что я не испытываю похоть, - чопорно ответил Азирафель и снова отпил из кружки. И еще. Губы начало покалывать. - А ты?
Кроули широко раскрыл рот.
- Что - я?
- Похоть. Вожделение. Желание. Жажда. Ты их испытываешь?
Кроули закрыл рот и открыл его снова. Он издал сдавленный звук, похожий на те, что издавали рассерженные овцы, которых загоняли на корабль неделю назад.
Азирафель приподнял бровь.
- Я не… это… Небеса тебя задери, тебе какая разница? - наконец, выговорил Кроули. - Это личное, вот!
- Значит, да, - кивнул Азирафель. - Мне просто всегда было интересно, как это ощущается.
- Что? - Кроули вытаращился на него.
- Похоть, - Азирафель пожал плечами. - Мне нравятся многие людские занятия, и так странно не понимать этого желания, притом что оно часто влияет на их решения.
- Я… наверное, да, звучит логично, - Кроули откинулся на стуле, разглядывая Азирафеля так, будто видел его впервые. Азирафель улыбнулся.
- Очень жаль, что не с кем попробовать.
- Нгк?
- Ну, - поправил себя Азирафель. - Не то чтобы попробовать. Поэкспериментировать, - да, так точнее.
- Ты хочешь поэкспериментировать с похотью? - с глупым видом переспросил Кроули.
Азирафель уклончиво пожал плечами.
- Просто иногда становится интересно. Тебе никогда не было интересно? Или ты и так это понимаешь, раз уж ты можешь ее чувствовать?
- Я… - из-за неровного света огня сложно было сказать точно, но, кажется, щеки Кроули покраснели. - Что-то понимаю.
- Вот как? - Азирафель был заинтригован. - И как это ощущается? Я имею в виду, желать кого-то? - он наклонился над столом, совершенно забыв про игру.
Кроули сделал огромный глоток из своей кружки.
- Это, хм, отвлекает, - он сглотнул и приподнял брови. - Это… ты замечаешь все, что делает другой. Как двигается тело, рот. И ты не можешь думать ни о чем другом, кроме как о том, что ты хочешь сделать с этим человеком.
- Так много всего, - с сочувствием сказал Азирафель.
- Я… ага, - Кроули облизнул губы и отвернулся. - Немного похоже на то, когда ты не можешь сосредоточиться ни на одном моем слове, если перед тобой стоит тарелка копченого лосося.
- Только вместо того, чтобы думать, каков на вкус лосось, ты думаешь о…
- О том, каковы на вкус твои губы, да, - Кроули кивнул.
Азирафель моргнул.
Секунда молчания - и Кроули прижал руку к губам.
- В общем смысле “твой”, - сказал он из-за ладони. - Разумеется.
- Разумеется, - повторил Азирафель.
Кроули кивнул. Он выглядел почти испуганным. Азирафель некоторое время рассматривал его.
- Ты когда-нибудь вожделел меня, Кроули?
Кроули начал издавать нечленораздельные звуки, как и всегда, когда не находил ответа на вопрос. И на самом деле, это и было ответом на вопрос.
Он улыбнулся.
- Да это же ужасно кстати! Ты обязан показать мне.
Казалось, еще чуть-чуть - и глаза Кроули вылезут из орбит.
- Чего? - прохрипел он.
- До этого я жил в монашеском ордене, где постоянно боролись с грехом плоти. А теперь меня все ругают за то, что я сплю с тобой. И раз уж я оказался объектом осуждения - пусть оно будет заслуженным! - его щеки горели, и перед глазами стояло лицо Гавриила, скривившегося от отвращения, когда он первый раз увидел Азирафеля за едой.
- Ангел, - прошептал Кроули, и Азирафель чувствовал, что это не просто обращение. - Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы.
- Конечно, нет - ты же мой друг, - улыбнулся Азирафель. - Вообще-то, я не уверен, что это хуже, чем все то, что мы вместе делали до этого. Не похоже на то, что я Паду сразу же, как прикоснусь к тебе, иначе я бы Пал уже давно.
Кроули широко распахнул глаза и помотал головой.
- Ты же не всерьез? - прошептал он. - Ангел, ты шутишь.
Улыбка Азирафеля начала угасать.
- Ты… ты не хотел? - спросил он с сомнением в голосе.
- Я… - Кроули закрыл глаза. - Слушай, дело не в этом. Дело в том… А что, если тебе не понравится? Что если потом возникнет неловкость? - он умоляюще посмотрел на Азирафеля. - Если у тебя не так уж много друзей, то у меня вообще их нет. Я не…
- Ох, Кроули, - сердце Азирафеля затопило нежностью. Он дотянулся до руки Кроули и сжал ее. - Ты так беспокоишься обо мне, такой добрый.
- Не добрый, - пробормотал Кроули.
- Ты добр ко мне.
- Так, ну… мы же друзья? - Кроули уставился на их сплетенные руки. - Ты уверен? Я не… - он сглотнул. - Я не хочу, чтобы ты пожалел.
Азирафель просиял.
- Если пожалею - сам буду виноват. Ты ведь ни при чем, Кроули, ты же просто согласился выполнить мою просьбу. Я хочу почувствовать то, что чувствуют люди. Я хочу… - он остановился и покраснел в шоке от своей смелости.
- Ты хочешь чего? - Кроули заинтересованно выпрямился.
- Я хочу почувствовать себя любимым в человеческом смысле, - признался Азирафель. В конце концов, он пьян, и может говорить все, что вздумается. - Ты ведь помнишь Небеса. Там… стерильно, холодно. Я хочу… нет, не притвориться человеком, но почувствовать себя им. Понимаешь?
- Наверное, - Кроули прищурился. - Чтобы лучше их понимать, да? Ну или так ты скажешь начальству, если спросит.
Азирафель прикусил губу. Если начальство спросит, ему придется сказать, что Кроули искушал его, а он притворился, что поддался, чтобы показать ему любовь Всевышней. Хотя на самом деле Азирафель, будучи созданием любопытным и чувственным, просто нашел возможность испытать новые ощущения. Про себя он это знал, но вот Небеса не сочтут это невинным деянием.
- Полагаю, что я просто хочу, - признался он, отпуская руку Кроули. - Наверное, это приятно, раз уж люди уделяют этому занятию столько внимания.
- Наверное, - Кроули разглядывал его.
- Как это может быть большим грехом, чем еда и напитки? - Азирафель пожал плечами и сделал большой глоток. Пожалуй, трезветь ему пока не стоит.
- Возможно, - осторожно ответил Кроули.
- Ты хочешь? - Азирафель спросил, чуть задыхаясь. Он поставил кружку на стол и попытался придать себе уверенный вид. - Пожалуйста, ответь, что хочешь. Я хочу.
Кроули издал странный звук.
- Ааа… Я… ага, давай, - он залпом осушил кружку и поставил ее на стол. - Вот это все, наверное, надо убрать.
Азирафель щелкнул пальцами, собирая доску и возвращая ее на место.
- Вот так. Пойдем наверх.
Кроули вытаращил глаза.
- Точно.
Азирафель поднялся на ноги, покачиваясь сильнее, чем хотелось бы, но его координации хватило на то, чтобы за руку вытащить Кроули из-за стола. Он был полон энтузиазма, и крепко прижал демона к своей груди.
- Ох… - удивленно выдохнул Кроули. - А ты сильнее, чем кажешься, ангел.
- Спасибо, - ответил Азирафель. Он много сил потратил на то, чтобы выглядеть мягким и вызывающим доверие. - Как думаешь, нам нужно поцеловаться?
В ответ Кроули издал еще несколько неразборчивых звуков, которые, судя по всему, означали положительный ответ. Азирафель счел это согласием и наклонился вперед, подставляя губы - так, как делали люди, когда желали поцелуя.
На мгновение Кроули замешкался, но, собравшись, он, наконец-то, прижался к губам Азирафеля. И он тут же отодвинулся, растерянно заморгав.
Азирафель тоже моргнул.
- Мне кажется, мы должны двигать губами, - сказал он после секундного раздумья. - Они двигают, когда целуются.
- Ага, - растерянно отозвался Кроули. - Точно. Хорошо.
Когда Кроули поцеловал его снова, он разомкнул губы и провел ими по губам Азирафеля. Это было приятно. Немного мокро, но этого он ожидал.
- Я все правильно делаю? - спросил Кроули. - То есть, тебе понравилось?
- Думаю, да, - задумчиво ответил Азирафель. - Может, нам повторить, чтобы убедиться?
- Хорошо, - повторил Кроули и поцеловал его крепче.
И в этом уже чувствовался призыв. Поцелуй выходил из-под контроля, и Азирафелю это нравилось. Внутри него разгорался жар при мысли, что именно этого Кроули и хотел от него. Он вспомнил обнаженных извивающихся людей, кричащих в экстазе, и представил, что он заставит Кроули издавать те же звуки, и - ох - перспектива не хуже свежей выпечки.
- Мы должны раздеться, - заявил он, прерывая поцелуй. - Тогда я смогу расцеловать тебя целиком.
- О господи, - пробормотал Кроули. - Если… Если так, то нам стоит подняться наверх.
- Ты прав, - просиял Азирафель. - Мы можем лечь рядом и трогать друг друга.
- Ага, - сдавленным голосом ответил Кроули.
После того, как они поднялись наверх, Азирафель сел на кровать и начал расшнуровывать жилет.
- Нам нужно масло? - внезапно спросил он. - Эллины[2] и римляне постоянно о нем говорили.
Кроули отбросил снятую рубаху в сторону.
- Эээ, - протянул он с глубокомысленным видом. - Наверное, надо. Ну или ты можешь сделать свой… - он, смутившись, замолчал.
Азирафель в задумчивости поджал губы и снял рубашку через голову.
- Если мы решили все делать как люди, то и здесь мы должны соответствовать, - рассудил он, и кувшин с маслом внезапно оказался (к удивлению своему и своего хозяина) не где-то на юге Пелопоннеса[3], а на прикроватном столике дома на побережье, которое когда-нибудь назовут Швецией.
- Ну вот, - удовлетворенно заключил Азирафель и потянул штаны вниз. Пришлось крутиться из стороны в сторону, чтобы снять их полностью. - Какие же узкие здесь штаны, - вздохнул он.
- Зато в них задница выглядит лучше, - ответил Кроули, прыгая по комнате и пытаясь освободиться из своей одежды. Азирафель наблюдал за ним с удовольствием.
- Но какой ценой?
Кроули чуть не упал и решил опереться о стену.
- Ангел, ты ничего не понимаешь в моде.
- Прямо сейчас я хочу, чтобы на тебе не было одежды, - с важным видом заявил Азирафель. - О, это будет так интересно! Я никогда раньше не использовал свой член, - он посмотрел вниз и улыбнулся тому, как его член начал твердеть и наливаться кровью. Очень непривычное ощущение, но ему, пожалуй, нравилось. У него возникло странное желание потереться им о что-нибудь. - У тебя так же, когда он твердеет?
- Конечно, так же. У всех так, - Кроули, наконец-то раздевшись, плюхнулся рядом с ним на кровать. Он вытянул шею, чтобы внимательнее рассмотреть член Азирафеля и мягко сказал: - Выглядит отлично.
Азирафель улыбнулся.
- Нравится? Я пытался повторить рисунки на афинских вазах. Пропорции, все такое…
- Ага, - тихо ответил Кроули. - Я понял.
Азирафель взглянул на Кроули и внезапно понял, что именно о него он хочет потереться членом. Эта мысль его так ошеломила, что он заморгал и воскликнул:
- Кажется, я только что почувствовал похоть! Я посмотрел на тебя и захотел некоторых вещей.
Кроули удивленно распахнул рот.
- Эээ… например?
Азирафель покраснел.
- Ну… Ничего определенного.
Кроули с подозрением покосился на него.
- Нет уж, выкладывай. Я же тебе признался, так что теперь твоя очередь.
- Но ты тоже не говорил ничего определенного! - запротестовал Азирафель.
- Ну кто-то же из нас должен сказать, чем мы будем заниматься, - раздраженно выпалил Кроули.
- Я думал, мы собираемся засунуть твой член в мой зад, - растерянно ответил Азирафель. - Разве мы не договорились?
Кроули издал несколько странных звуков и, явно волнуясь, лег на спину.
- Да, вот так отлично, - сказал Азирафель и оседлал его бедра.
Кроули уставился на него с раскрытым ртом. Его огненные волосы разметались по подушке, и он был настолько красив, что от этого делалось больно.
И он должен был об этом узнать.
- Кроули, ты очень красивый.
Кроули дернулся.
- Ой, замолчи, - пробормотал он. Его член касался бедра Азирафеля, и от этого почему-то было приятно.
- Мне нравится, - мягко ответил Азирафель и придвинулся ближе, чтобы трение чувствовалось сильнее. - Божечки, как хорошо, правда?
Кроули кивнул и беспомощно простонал.
Азирафель улыбнулся и протянул ему масло.
- Держи. Думаю, можно начинать.
Кроули шумно сглотнул.
- Ангел, я не думаю, что смогу войти в тебя.
- О чем ты?
- Я о том… ну… Ох, к небесам это все! Я не обещаю, что продержусь дольше пары секунд.
- Это, конечно, очень лестно, но я тоже очень хочу попробовать. Чем-нибудь помочь?
Кроули выглядел абсолютно несчастным.
- Может, если я сначала кончу. Потом я мог бы… не знаю, сделать что-то для тебя, пока он снова не встанет?
Азирафель задумался.
- Звучит логично. Хорошо, что мне сделать, чтобы ты кончил?
- Да что хочешь, - выдавил Кроули.
- А чего хочешь ты, Кроули? - мягко спросил Азирафель.
В неровном свете огня глаза Кроули казались просто огромными.
- Не знаю. Просто… поцелуй меня?
Азирафель отставил масло в сторону и, обхватив ладонями лицо Кроули, поцеловал его. Так было намного удобнее подобрать лучший наклон для поцелуя, и когда их языки встретились, оба застонали. Азирафель не помнил, кто первым решил пустить в дело язык, но это было очень мудрым решением. А еще, сидя сверху, он мог целовать и другие части тела Кроули: острые скулы, сладкие губы, кончик носа и мягкое местечко под его ухом, от чего Кроули начинал дрожать.
Кроули безостановочно двигал бедрами, а его член терся о бедро Азирафеля. Он, казалось, даже не замечал этого, но так было даже лучше, потому что именно сейчас Азирафелю хотелось только целоваться.
Только когда член Кроули дернулся, Азирафель оторвался от его шеи и прошептал:
- Потрись о мой.
- Что? - глаза Кроули были закрыты, худая грудь тяжело вздымалась. Потрясающее зрелище.
- Смотри, - Азирафель прильнул к нему, прижимая их члены друг к другу. Ужасное упущение, что они не познакомили их раньше. - Вот так, - он двинул бедрами, толкаясь навстречу Кроули.
Когда член Азирафеля скользнул вдоль члена Кроули, тот издал звук, от которого волосы на руках Азирафеля встали дыбом.
- Ангел, - ахнул он, хватая ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. - Блядь, как же хорошо, сделай так еще раз, пожалуйста, сделай так еще раз.
Азирафель снова двинул бедрами, и низко застонал от ощущения того, как по венам разлилось удовольствие. Кроули был таким красивым и возбужденным, когда вскидывал голову под ним, что следующее движение Азирафеля вышло немного яростным.
- Я сейчас… Азирафель… черт! - Кроули замолчал и начал резко толкаться навстречу Азирафелю. Быстрые, почти неистовые движения - и спустя минуту он с тихим стоном кончил.
- Ого, - Азирафель с восторгом посмотрел вниз. - Никогда такого не видел. Тебе было приятно?
Кроули что-то промычал и слабо махнул рукой.
Азирафель провел пальцем по его животу, собирая сперму. По ощущениям как яичный белок, и на вид похоже, только запах - дымный и мускусный. Интересно, она такая у всех, или только у Кроули? Он немного опасался, что она будет жечь, но напрасно.
И раз уж так…
Стон, который издал Кроули, когда он облизал палец, заставил его задрожать.
- Боженька всемогущий, - выдохнул Кроули. - Твой блядский рот, ангел.
Азирафель нарочито невинно посмотрел на него и слизнул каплю спермы с нижней губы. Вести себя так нагло - верный способ лишить Кроули дара речи, и Азирафель чувствовал себя победителем.
Кроули отчаянно застонал и обессиленно откинулся на подушку.
- Когда у тебя снова встанет?
- Не знаю, - проворчал Кроули и пожал плечами. - Очень скоро, если ты продолжишь в том же духе.
- В таком? - Азирафель провел по животу Кроули еще раз и положил палец в рот. - Тебе нравится смотреть, как я ем это? Хочешь, расскажу, как мне нравится вкус? Тебе хочется трахнуть меня в рот?
Кроули пискнул.
Азирафель улыбнулся. Секс начинал нравиться ему все больше и больше.
- Наверное, люди думают, я уже позволил тебе взять меня, - задумчиво сказал он. - А может, они думают, что ты меня заставил? Я помню парочку очень неприличных эллинских ваз, на которых один мужчина держит другого за голову и толкается в его рот. Может, нам тоже попробовать?
Кроули издал непонятный звук и широко распахнул глаза.
- Тебе нравится, когда я так говорю? - Азирафель улыбнулся шире. Он чувствовал себя властным от того, как может заставить демона под ним стонать и дрожать, и он хотел потворствовать этому чувству, быть великодушным с Кроули. Ему понравилось смотреть на то, как кончает Кроули. Он хотел увидеть еще.
Кроули сглотнул и медленно кивнул.
- Тогда я продолжу. Возвращаясь к членам и ртам: вынужден признаться, что ранее я был весьма захвачен идеей приблизить свой к твоему.
- Моему… чему? - Кроули нахмурился. - Я запутался. Твой что к моему чему?
- Ох, я неясно выяснился? Мой член и твой рот.
- Ох, - еле выдавил Кроули. Казалось, он сейчас отключится.
- У тебя очень красивые губы, - Азирафель провел по губам Кроули тем самым пальцем, который только что облизал. Кроули застонал и впустил его в свой рот. Так бесстыдно и порочно. Азирафель мог весь день наблюдать за тем, как Кроули сосет его пальцы. - Очень, очень красивые, - прошептал он.
Кроули заныл и обхватил его запястье.
- Доставай масло, ангел, я буду готов через пару секунд.
Азирафель улыбнулся и свободной рукой дотянулся до бутылки.
- Держи. Как готовиться?
- Вот так, - резко ответил Кроули, забрал бутылку и вылил масло на ладонь. Оно капало с его пальцев и блестело в свете свечей. - Можно засунуть один в тебя?
- О да, - Азирафель приподнялся, пытаясь предоставить Кроули лучший доступ. - Дотянешься или мне подвинуться?
- Стой так, я дотянусь.
Первое прикосновение было странным. Раньше Азирафеля ничего там не касалось, а место оказалось очень чувствительным. Сначала, когда скользкие пальцы гладили его отверстие - приятная щекотка, но потом Кроули проник в него кончиком, и все изменилось.
- Ох, - выдохнул он. - Ох, мне нравится.
- Да? - Кроули завороженно смотрел на него. Он вошел чуть глубже, и Азирафель тихо застонал. - Так нормально?
- Лучше, чем нормально, - простонал Азирафель. - Идеально.
Он двинул бедрами назад, насаживаясь на палец глубже, и ахнул, когда тот задел особо чувствительное место.
- Сделай так еще раз, Кроули! Вернись туда!
- Куда? - настойчиво спросил Кроули, пытаясь найти то самое место снова. - Азирафель, что?..
Он не закончил свой вопрос, потому что ему все же удалось найти ту точку, и Азирафель закричал. Черты лица Кроули заострились, стали хищными, он массировал снова и снова, срывая с губ Азирафеля исступленные стоны.
- Кроули, - ахнул Азирафель, толкаясь навстречу длинным изящным пальцам, - что-то происходит, я сейчас…
- Нет, нет, еще рано, - прорычал Кроули, целуя его и вытаскивая палец. Азирафелю хотелось зарыдать от чувства пустоты, но Кроули положил руки ему на бедра, что-то горячее и твердое прижалось к нему сзади - он почувствовал растяжение, услышал громкий стон Кроули... И он был уже внутри - большой, влажный и идеальный.
- Бля, - застонал Азирафель, откидываясь назад, и сел на бедрах Кроули.
- Я сжульничал, - Кроули тяжело дышал. - Прости, ангел, я сжульничал. Нам не нужно масло. Я не мог больше ждать.
- Все хорошо, - задыхаясь, ответил Азирафель. Он крепко зажмурился и сосредоточился на том, каким растянутым он себя чувствовал. - Это…
- Ага, - согласился Кроули.
Азирафель кивнул и прикусил губу. Глубоко, судорожно вдохнул.
- И теперь, если верить людским законам, я унижен, - он открыл глаза и посмотрел на Кроули. - Я подчинился тебе.
Кроули сглотнул.
- Они идиоты, - хрипло ответил он. - Здесь нечего стыдиться, ангел.Тебя нельзя унизить, даже если ты сам этого захочешь.
Азирафель мягко улыбнулся.
- Значит, ты не чувствуешь себя всемогущим? Ты засунул в меня свой член. Уже чувствуешь себя мужчиной?
- Я не мужчина, - тихо ответил Кроули.
- Нет, думаю, нет, - заключил Азирафель и сжал его внутри. Кроули прикусил язык. - Вообще-то, и я не чувствую себя таким уж подчиненным.
Кроули выдавил что-то вроде согласия, но точно сказать было сложно.
Азирафель начал двигаться, вращая бедрами так, чтобы член Кроули обязательно задевал ту замечательную точку внутри него.
- Мне кажется, - задыхаясь, сказал он, - они упускают один очень важный нюанс. Кроме позиции, есть и другие факторы, влияющие на распределение власти. Тебе так не кажется?
Кроули бездумно закивал, закрывая глаза. Азирафель улыбнулся.
- Вообще-то, я могу прижать тебя к кровати и использовать для своего удовольствия, если захочу. Какое же это подчинение?
- Черт, - выдохнул Кроули, распахнул глаза и умоляюще посмотрел на Азирафеля. Медленно, не моргая, он поднял руки над головой и оставил их там. У Азирафеля перехватило дыхание.
- Кроули…
Кроули кивнул и нервно облизнул губы.
Атмосфера вокруг изменилась. Азирафель не мог сказать точно, как именно - просто изменилась. Ему казалось, что любое слово может разрушить то хрупкое, что возникло между ними, поэтому он молча наклонился вперед и обхватил запястья Кроули. Он вопросительно взглянул на него.
Кроули снова послушно кивнул.
Настала очередь Азирафеля нервно облизывать губы. Сердце колотилось. Он понимал, что между ними происходит нечто неуловимое. Кроули был таким чудесным, смотрел на него своими огромными желтыми глазами, и Азирафелю хотелось утопить его в любви.
Он снова начал двигаться, и на этот раз гораздо решительнее.
Они не разговаривали, позволяя чувству между ними расти и расцветать. Глаза Кроули постоянно закрывались, но он упрямо раскрывал их снова, предпочитая смотреть на Азирафеля.
А Азирафель рассказывал о своих чувствах, о каждом потрясающем, удивительном ощущении, которое дарил ему член Кроули. Не словами - вздохами, стонами и приглушенными всхлипами. Идеально. Он был готов бесконечность питаться только этим.
- Ангел, - ахнул Кроули спустя время, показавшееся самой сладкой вечностью. - Ангел, я не могу… я сейчас…
- Рано, - задыхаясь ответил Азирафель. - Рано, я еще не готов.
Кроули застонал так, будто ему было больно, и крепко зажмурился.
- Черт. Я постараюсь. Азирафель, я постараюсь.
- Ты сможешь, - прошептал Азирафель. Он нашел нужный ритм и угол, чтобы не выпускать Кроули из себя. - Я знаю, что ты сможешь, Кроули. Для меня.
Кроули снова застонал, мотая головой. Он выглядел абсолютно вытраханным, как и хотел Азирафель.
- Еще чуть-чуть, - Азирафель наклонился вперед, чтобы было удобнее двигаться. Он собирался кончить прямо так, только от идеального члена Кроули внутри него. - Совсем немного, дорогой мой, мне так хорошо…
Кроули обессиленно застонал и подался вверх, прижимаясь к губам Азирафеля. Это был мокрый, безумный поцелуй, полный отчаянной жажды, которая жгла все внутри Азирафеля.
Он ускорился, не разрывая поцелуя, и позволил ощущениям захватить себя - пока, наконец, с коротким вскриком не забрызгал весь живот Кроули. Зажмурившись, он дрожал, пока волны оргазма несли его за собой. Такое чисто человеческое удовольствие, почти Райское, но при этом совершенно ни на что не похожее. Он был в восторге.
- Ангел, - умоляюще заскулил Кроули.
Азирафель открыл глаза и улыбнулся.
- Спасибо, что подождал, Кроули. Теперь можно.
Кроули что-то пробормотал и толкнулся вверх. Все еще потрясающе, ощущения почти на грани, но Азирафель никогда не возражал против того, чтобы пойти чуть дальше. Кроули двигался также быстро и отчаянно, как раньше, и наконец с тихим вскриком кончил в Азирафеля.
- Теперь я понял, почему им так нравится этим заниматься, - сказал Азирафель, слегка задыхаясь. - Очень весело.
- Ангел, - прошептал Кроули, глядя на Азирафеля своими чудесными глазами и глядя на Азирафеля с чем-то граничащим с восхищением. - Это было…
- Очень, да? - просиял Азирафель. Он слез с бедер Кроули и поморщился, когда член выскользнул из него и наделал еще больше беспорядка. Он убрал все следы небольшим чудом, привел простыни в порядок и оглянулся в поисках одежды. Теперь, когда они перестали двигаться, он начал замерзать.
- Я… ага, - Кроули медленно сел и наблюдал за тем, как одевается Азирафель.
Азирафель надел рубашку через голову и остановился.
- Ты в порядке?
- Иди сюда, - напряженно ответил Кроули тихим голосом.
Азирафель сел рядом, глядя на него с вежливым удивлением, и ахнул, когда Кроули схватил его за шею и притянул для еще одного поцелуя. Он почти упал, потеряв равновесие от напора, и еле успел опереться о матрас.
- Кроули, что…?
- Ничего не говори, - прошептал Кроули, крепко прижимая Азирафеля к себе и целуя мочку его уха. - Пока что, ладно? Просто…
Азирафель успокоился и потянулся к шее Кроули. Он чувствовал дрожь под своими пальцами.
- Конечно.
В ночной тишине Азирафель чувствовал, как реальность подбирается к ним все ближе, и хотел этой встречи не больше, чем Кроули.
- Давай ляжем.
Кроули кивнул, крепко прижимаясь щекой к щеке Азирафеля.
- Никто не видит, - прошептал он. - Я проверил. Мы пока можем делать все, что захотим.
Чудесный, заботливый Кроули! Азирафель улыбнулся.
- Ты так добр ко мне, - тепло сказал он, утягивая Кроули с собой под одеяло.
Кроули не ответил - только прижал Азирафеля ближе и змеей обвился вокруг него. Он устроил лицо в изгибе шеи Азирафеля, и это было ужасно мило.
Впрочем, говорить об этом ему не стоит. В конце концов, Кроули все еще был демоном. Он заслужил право сохранить хоть какую-то гордость.
Хотя когда он грел кожу Азирафеля своим дыханием, и гладил его по спине так, будто касался чего-то драгоценного, было легко забыть о том, что он демон. Лежа в кольце рук Кроули, Азирафель чувствовал себя любимым.
Как жаль, что все не может сложиться иначе. Азирафель откинул голову на подушку, рассеянно рассматривая всполохи света на потолке. Кроули добрый и заботливый, как можно относиться к нему как к врагу? Но он был врагом, как бы они ни притворялись сейчас. Если Небеса узнают - он Падет. Мысль об этом приводила его в ужас. Он попытался представить себя с черными крыльями и звериными глазами, покрытого гноем и гнилью, как другие демоны, которых он встречал. Может быть, поэтому он не может воспринимать Кроули как демона - Кроули был чист и пах не серой, а дымом. Запах очага, что-то уютное. Как запах дома.
А ведь здесь мог бы быть его дом. Именно здесь, с Кроули. Если бы они были кем-то другим.
Если бы Кроули все еще был ангелом. Тогда в груди Азирафеля сейчас не было огромной зияющей дыры. Если бы Кроули был ангелом, они провели всю вечность вместе: расчесывли друг другу перья, прикасались друг к другу на публике, и никто бы и слова против не сказал. От секса, конечно, пришлось бы отказаться - очень уж человеческое занятие. И от еды тоже. Азирафель нахмурился, понимая, что это две его самые любимые вещи на Земле. Если бы Кроули был ангелом - не было бы ни еды, ни секса. Почему-то это казалось очень неправильным.
Но они могли бы не скрываться, и это почти стоило того, чтобы отказаться от свежего хлеба с маслом и копченого лосося или от ощущения скользкой от пота кожи Кроули. Почти. Азирафелю было грустно думать о Кроули-ангеле. Выглядел ли он так же? Встречались ли они до Падения? Наверное, нет, но Азирафель никогда не узнает точно, и это его мучило.
Впрочем, это все неважно. Создание в его объятьях - то самое, которое сейчас рисовало длинными пальцами руны на его коже, было демоном. Он не мог ничего изменить, и не был уверен, что хочет. Может, кощунственно так думать, но Кроули ему нравился таким, какой он есть. Он ведь чудесный, сострадающий угнетенным и совершающий добрые поступки. Азирафель любил его именно за это.
А любить кого-то - значит, защищать. Их дружба была опасна для них обоих. Если Азирафелю грозило Падение, то для Кроули ставки были еще выше. Падать ему больше некуда, и если его застанут в объятьях ангела, то убьют. Уничтожат полностью.
Азирафель не мог этого допустить. Просто не мог. Душа разрывалась при мысли о жизни без Кроули. Он готов на все, чтобы защитить его!
Если они продолжат встречаться, они забудутся, размякнут, наделают ошибок и попадутся. Тогда Кроули убьют, а его самого скинут в Ад, и Кроули уже никогда не будет рядом. Страшно до мурашек.
И он знал, что это неизбежно. Они и так рискуют, изобретая сложные отговорки, чтобы увидеться друг с другом, сочиняя истории для начальства на случай, если их поймают. Придумывая оправдания для встреч, хотя знают, что это запрещено. Но несколько ужинов им простят. А то, что они переспали друг с другом? Вряд ли.
Кроули попросил его ничего не говорить, поэтому Азирафель будет молчать. Пока что. Он позволит им забыться еще на пару часов, будто они смогут так и остаться вместе, но потом…
Ох, ему ведь придется уйти.
Азирафель повернулся и прижался губами к виску Кроули рядом с рисунком змеи. Кроули поднял голову и нахмурился, увидев выражение лица Азирафеля.
- У нас еще есть остаток ночи, - прошептал Азирафель.
- Только этой? - с болью спросил Кроули.
Азирафель вовлек его в глубокий медленный поцелуй, от которого Кроули сдавленно застонал.
- Поговорим об этом утром, - мягко ответил он.
Кроули прикрыл глаза и кивнул.
- Которое еще не наступило.
Азирафель перевернул его на спину и лег сверху.
- Не наступило.

К рассвету губы Азирафеля саднили от поцелуев, а задница ныла от того, что он принял в себя член Кроули еще два раза. На коже остались отметины, которые нужно будет убрать чудом, когда они выберутся из постели, но Кроули нравилось к ним прикасаться, поэтому Азирафель пока решил их оставить.
Солнце светило все ярче, и откладывать было уже нельзя.
- Кроули.
Кроули выцеловывал сложные узоры на его плече, и замер, услышав его голос.
- Ммм?
- Мне… Мне пора, - сказал Азирафель. - Я и так здесь задержался.
Кроули не ответил - только слез с него и начал одеваться.
- Кроули? - Азирафель прикусил губу. - Кроули, я правда не хочу…
- Все нормально, ангел, - отрывисто ответил Кроули. - Я понимаю.
- Не уверен в этом, - осторожно начал Азирафель. Движения рук Кроули, зашнуровывающего штаны, его завораживали. - Я правда не хочу уходить. Пожалуйста, поверь мне.
- Конечно, я тебе верю, - с горькой насмешкой ответил Кроули. - Ты же ангел, так? Ты же не сможешь соврать, даже если захочешь.
- Я боюсь за нас, Кроули! - Азирафель в отчаянии сжал кулаки. - Ты знаешь, что с нами сделают, если узнают.
Кроули повернулся к нему - без рубашки, весь покрытый засосами. Он был настолько красив, что Азирафелю было больно на него смотреть.
- Я знаю, как высоки наши ставки, да, - холодно сказал Кроули. - Я здесь столько же, сколько и ты. Не надо меня защищать.
- Ты защищал меня, - тихо ответил Азирафель. - Это честно.
- Слушай, - Кроули взъерошил волосы и вздохнул. - Я правда понимаю. Просто… у меня есть просьба.
- Какая?
- Забери девчонку. Устрой ее в какой-нибудь монастырь, или прислугой куда-нибудь, где к ней будут относиться нормально, - он отвел взгляд. - Я здесь тоже не задержусь.
От выражения его лица сердце Азирафеля заныло.
- Кроули, мне так жаль…
- Не, не волнуйся. Начальство нервничает, если я остаюсь в одном месте надолго, сам знаешь, - Кроули выдавил из себя улыбку. - Но ее с собой я взять не могу, так что придется тебе.
- Я заберу ее, - Азирафель разглядывал его лицо.
- Нам, наверное, лучше какое-то время не видеться?
Бодрый тон Кроули ранил Азирафеля, даже несмотря на то, что в его словах была суровая правда.
- Век-другой как минимум, - согласился он с тяжестью в сердце.
- Угу, - Кроули кивнул. - Думаю, нормально. А там решим по ходу дела, - он хитро посмотрел на Азирафеля. - Не думай, что я забыл о своем предложении в Уэссексе.
- Как ты можешь об этом говорить сейчас! - воскликнул Азирафель, вскакивая на ноги. Он чувствовал себя так глупо, стоя здесь посреди комнаты, и пытаясь не разрыдаться, хотя он сам решил уходить. - Кроули…
- Нет, - рассерженно прорычал Кроули. - Просто подумай, Азирафель. У тебя несколько сотен лет на это.
- Я буду скучать, - признался Азирафель.
Кроули смягчился.
- Время пролетит быстро. Как всегда.
- Пожалуй, - Азирафель опустил глаза. - Спасибо. За… все.
- Не говори так больше, - Кроули вздернул подбородок. - Ты должен быть осторожен, ангел.
Азирафель кивнул, наблюдая за тем, как Кроули спускается по лестнице и что-то говорит девочке. Он и так знал, что сейчас произойдет. Кроули вряд ли бы захотел прощаться, поэтому Азирафель дождется его ухода. Затем он заберет девочку и свои книги, они спустятся к берегу и уговорят капитана какого-нибудь корабля отвезти их в Британию, где он начнет новую жизнь. Просто и понятно - как выдернуть кровавое перо, чтобы не истечь кровью.
И так же больно.
Несколько веков. Логично. К тому времени боль утихнет, и он сможет снова смотреть на демона без желания его обнять. Так лучше. Всегда лучше получить хоть что-то, чем ничего.
Он будет скучать по деревне, и по тому времени, которое они провели вместе с Кроули. Он будет хранить тайну об их дружбе глубоко в своем сердце, куда никогда не доберутся ни Гавриил, ни другие ангелы. Азирафель опустил голову, и напомнил себе, что некоторые вещи нельзя изменить - их можно только принять.
Дверь громко закрылась, и этот звук будто перенес Кроули туда, где до него нельзя было дотянуться. Некоторые вещи нельзя изменить. Кроули никогда не был тем, что Азирафель смог бы оставить себе.
Азирафель глубоко вздохнул и спустился по лестнице.

[1] Любо - древняя китайская настольная игра для двух игроков. У каждого из них было шесть фишек, которые они передвигали по игральной доске, кидая шесть палочек, выполнявших роль игральной кости.
[2] Эллины - название древних греков.
[3] Пелопоннес - полуостров, на котором на момент событий фика находилась большая часть современной Греции.
Cirtaly2020.09.23 18:35
Ох, это совершенно очаровательная милота! Спасибо большое за выбор фика и за перевод! Обожаю викингов, прелесть-то какая. *_*
Автор так здорово курил матчасть и вообще большой молодец, скажу ему что-нибудь хорошее)

опечатка...как птица, которую, которую им подавали...
Crazycoyote2020.09.26 11:19
Очень славный текст, спасибо за него! Автор деликатен с матчастью и герои у него славные. А у переводчика очень живой и славный перевод :)
цитировать