Азиатские новеллы и дорамы 15К+;количество слов: 15194
автор: afcleric Ayliten

Как поймать бога

саммари: Вернувшись из Цюриха, Цзеси рассчитывал отдохнуть остаток лета, но не ожидал, что оно будет особенным.
примечания: Постканон, первый раз
Перелет обещал быть долгим. Десять часов в воздухе, в удобном самолете, полностью отданном сборной, — отличный шанс выспаться и немного перевести дух. Перед возвращением, перед новым сезоном, Цзеси чувствовал, что ему это нужно.

Впереди, конечно, еще отпуск, до сентября осталось больше месяца, но стоит приземлиться в Пекине, как опять придется разговаривать с репортерами, отвечать на вопросы, общаться с фанатами. Даже думать об этом прямо сейчас было тяжело, настолько Цзеси устал за последние две недели. Международный чемпионат вымотал его гораздо сильнее плей-оффа. В новинку оказалось все — и полноценная сыгровка с остальными участниками сборной, и противники с совершенно незнакомыми тактиками, — но это был очень интересный опыт. Захватывающий.

Цзеси откинулся на спинку кресла. Он сел в самом хвосте, надеясь провести все следующие десять часов наедине с собой, небом за окном и музыкой или книгой в наушниках, и с этого места хорошо просматривался остальной салон. Вся сборная как на ладони — двенадцать игроков с разными стилями, привычками, характерами, способностями. Часть уравнения с бесконечным количеством переменных. Две с лишним недели назад, улетая из Пекина, Цзеси гадал, как игра за сборную скажется на них всех и как повлияет на грядущий, уже одиннадцатый, сезон, — и ответа у него не было до сих пор. Наверное, что-то просчитывать и загадывать до первых матчей не имело никакого смысла, как и всегда. Не один Цзеси наблюдал за другими, подмечая и сильные, и слабые места, открывшиеся во время совместных тренировок, все остальные точно так же, в свою очередь, теперь знали больше о нем самом.

Следующий год, определенно, обещал быть интересным.

Глядя на закат, растекающийся медово-желтым, розовым, алым и лиловым, Цзеси поймал себя на том, что с удовольствием остался бы здесь еще на неделю, и досадливо покусал губу. Ему не нравилась эта мысль, было в ней что-то неправильное и царапающее, тем более что и желание задержаться не имело никакого смысла. Международный чемпионат закончен, время возвращаться назад, в реальность с другими правилами игры, к своей команде, переключаться на привычный ритм жизни.

Посадка закончилась. Самолет был заполнен всего на две трети, место рядом с Цзеси так и осталось пустым — время от времени даже самые общительные коллеги проявляли удивительную тактичность, и его никто не дергал, — суматоха в салоне наконец-то улеглась. Заревели двигатели, в иллюминаторе замелькала, все быстрее, обочина взлетной полосы, у Цзеси дернуло под ложечкой — и линия горизонта резко накренилась, стала диагональной. Спустя несколько минут земля осталась далеко внизу, за стеклом заклубились облака.

Цзеси не мог оторвать взгляд от иллюминатора. В наушниках хорошо поставленный голос диктора рассказывал о теории вероятности, но он не особенно вслушивался, лекция просто создавала преграду между ним и шумом разговоров, двигателей, внешним миром, фон для собственных ленивых размышлений, предаваться которым было приятно именно в полетах, поездках или перед сном. Разглядывая отсветы заката на крыле самолета, поднявшегося над слоем облаков, Цзеси думал о том, какой шанс у каждого из сборной был оказаться здесь и сейчас. Пройти весь путь — от момента покупки своей первой карты до сегодняшнего дня.

Журналисты любили задавать одни и те же вопросы: как вы пришли в про? Как вы стали капитаном? Как вы начали карьеру в Альянсе? Все отвечали по-разному, но точка отсчета почти у всех оказывалась одинаковой.

Каждый день в мире продавалось невероятное количество карт аккаунтов. Каждый день кто-то начинал играть. Цзеси находил это вдохновляющим.

Когда-то, задолго до третьего сезона, он сам зашел в киоск, купил карту и зарегистрировался на сервере, выбрав класс почти наобум. Ведьмы понравились ему сразу — маневренностью, быстротой, возможностью атаковать и вблизи, и со средней дистанции. Цзеси пробовал играть другими классами, перебрав всю линейку магов и стрелков, но в конце концов все равно вернулся к ведьме. Остальные не давали такой вариативности, а он любил играть разнообразно, порой на голых инстинктах, не оставляя противнику шанса себя просчитать.

Со временем стиль игры пришлось изменить: далеко не всегда команде просчет его действий давался легче, чем противникам.

В иллюминаторе переливались золотым и персиковым облака, и Цзеси с удовольствием следил за ними взглядом. «Маленькая трава» требовала внимания — парадоксальным образом потому, что с ней почти все было хорошо. Неплохой состав, опытный и довольно молодой при этом. Приличные результаты. При мысли об этом Цзеси чувствовал отголоски головной боли. Нынешняя ситуация — и это понимал не только он, но и его соперники, — была не вечной и очень хрупкой, о чем Е Сю без обиняков сообщил ему в десятом сезоне. С командой — и с собой, в первую очередь, — нужно было работать, и работать много.

Цзеси не собирался делать из «Травы», например, «Счастье» или «Тиранию», но от синергии уровня «Синего дождя» не отказался бы. Однако синергия «Дождя» выросла не на пустом месте.

Клонило в сон. Он прикрыл глаза, откидываясь в кресле, вытянул ноги и постарался расслабиться: за время отпуска в голову наверняка что-нибудь придет, а пока нужно было добрать немного отдыха.

***

Пресс-конференция в Пекине оказалась не настолько утомительной, как он ожидал. Возможно, дело было в отсутствии языкового барьера, все же на английском сборная, в большинстве своем, говорила медленнее и проще, чем думала — особенно от этого страдал Шаотянь, — а может быть, Цзеси просто успел соскучиться по Пекину с его духотой, липкой влажностью, запахом смога и уличной еды, воды и жары.

— Это начинает входить в привычку. — На фотосессиях сборной Цзеси обычно ставили слева от Вэньчжоу и сейчас он, как и остальные, занял свое место, не особенно задумываясь. Вэньчжоу поднял взгляд и улыбнулся.

— Да.

Фотограф защелкал фотоаппаратом.

— Больше улыбок! — махал он руками, улыбался сам, призывая следовать его примеру. Цзеси послушно растянул губы, глядя на фотографа в упор, тот вздрогнул и моргнул в ответ. — Естественнее, пожалуйста, — попросил немного устало. — Вы же вернулись домой с третьим местом, есть чему радоваться!

— Он совсем не въезжает? — пробубнил почти над ухом Шаотянь. — Третье место, кто вообще запоминает третье место. Чему тут радоваться, я вообще хочу есть и еще опаздываю, сколько можно нас фотографировать, глаза уже болят и у меня на сегодня куча дел.

— Я с тобой на арену не пойду, — раздался прохладный голос Е Сю. — И завтра тоже.

— Ой, да кому ты нужен, я еще должен вытереть пол Пак Ким десяток раз.

— И сколько раз ты уже ее победил?

Шаотянь замолчал и надулся.

— Три, — нехотя выдавил он.

— А она тебя?

— Смотри в камеру и улыбайся.

Краем глаза Цзеси увидел, что Вэньчжоу беззвучно засмеялся, и сам еле сдержал смешок. Пак Ким из сборной Кореи тоже играла мечником, стиль у нее был безумным и очень грязным, а серебряное оружие с двумя лезвиями, больше похожее на копье, — по словам Шаотяня, совершенно бесстыдным. Один раз Шаотянь размазал ее по карте в официальном матче, один раз она — его, Шаотянь пообещал отомстить в финале, — но до финала китайская сборная не добралась, проиграв американцам, и мести не случилось. Все свободное время после финала эти двое пкшились на арене, как одержимые, остальные делали ставки, и, Цзеси подозревал, ставки можно будет делать хоть до следующего лета.

Пальцы тоже немного чесались пойти на арену. Кинуть кому-нибудь вызов — в сборной достаточно людей, которые не отказались бы поиграть еще прямо сейчас, как минимум Тан Хао или Сунь Сян не растеряли ни грамма задора. Чжоу Цзэкай тоже наверняка примет вызов без лишних раздумий. Да и остальные, пожалуй, вряд ли скажут «нет». Конечно, все устали, но третье место только подстегивало тренироваться еще упорнее, чтобы на следующий чемпионат выйти на пике и взять свой кубок.

Третье место. Неплохой результат. Не позорный. Возможно, даже отличный.

Но Цзеси до тошноты надоело проигрывать в полуфинале. Восьмой сезон, девятый, десятый... чемпионат мира. Разные команды, разные ставки, с одним и тем же результатом.

— Улыбочку!

Цзеси вздрогнул от неожиданности, улыбнулся и посмотрел на фотографа. Фотограф отвернулся.

***

На фотографиях Цзеси вышел похожим на крокодила. Особенно по сравнению с Вэньчжоу, — разглядывая снимки, Цзеси пришел к выводу, что больше их рядом не поставят, слишком уж резкий выходил контраст.

— Я могу все обработать, и будет шик, — фотограф кликал мышкой, показывая на большом экране, что получилось. — Будете все улыбаться.

— Отлично, — Е Сю, который на фотографиях выглядел больше похожим на живого мертвеца, чем на радостного лидера сборной, одобрительно похлопал его по плечу, сунул в зубы сигарету и ушел.

Фотограф крутанулся на стуле и повернулся лицом к Цзеси.

— А вам еще что-нибудь сделать?

Цзеси наклонился, посмотрел на себя придирчиво. Обычно его на официальных фотографиях ставили в разворот, тщательно выверяя ракурс, но фотограф, видимо, задолбался с ними точно так же, как они с ним, и крокодил из Цзеси вышел совсем уж пугающим. Вэньчжоу рядом, с мягкой улыбкой и открытым взглядом, походил на ничего не подозревающую жертву. Цзеси это почему-то очень повеселило.

— Нет, не надо, — сказал он. — Меня все устраивает.

***

Цзеси согласился поболтать с журналистом из еще одного местного киберспортивного журнала, так что из выставочного центра, где всю сборную интервьюировали и фотографировали — вы только посмотрите на интерьеры, снимки выйдут потрясающими! — он вышел последним. День уже клонился к вечеру, закат горел в окнах и растекался в зеркальной поверхности автомобилей, в толпы туристов понемногу вливались тонкие ручейки офисных клерков.

Пора было, наверное, ехать домой. В клуб, мысленно уточнил Цзеси. Дома в Пекине у него теперь было два, комната в клубном общежитии и новая, еще не обжитая квартира, документы на которую он подписал еще перед отъездом в Цюрих. Думать о ней пока было странно и непривычно, как и о том, что там он будет совсем один. В тишине, на своей собственной территории, где можно делать что угодно.

Ну то есть ровно все то же самое, что он делал и в клубе. Есть, спать, тренироваться...

Откровенно говоря, Цзеси сам не понимал, зачем ему понадобилась квартира, кроме разумного вложения денег. У него не было увлечений, которым могли помешать соседи, а присутствие этих самых соседей не тяготило. Личная жизнь? Для встреч с Ваккарией не нужна отдельная квартира.

Цзеси посмотрел на часы и понял, что очень хочет есть. Вчера они допоздна засиделись с командой, неожиданно для него устроившей мини-вечеринку в честь возвращения, и сегодня он проспал будильник, подскочил за полчаса до выхода, едва успел собраться, а потом было и вовсе не до еды. Кажется, он пил чай... днем, давно.

Он спустился с крыльца, огляделся — и вдруг увидел Вэньчжоу за стеклом ближайшей кофейни. Тот сидел за столиком прямо у окна, в одиночестве, пил что-то из высокого картонного стакана и залипал в планшет. Судя по виду, никуда не торопился.

Колокольчики над дверью мелодично звякнули, когда Цзеси прошел внутрь кофейни, но Вэньчжоу не обратил на них никакого внимания. Он так и сидел, погруженный то ли в свои мысли, то ли в чтение, пока Цзеси не поставил на стол свой поднос.

— Я думал, вы с Шаотянем собирались улетать вечером.

Вэньчжоу поднял голову, моргнул, будто просыпаясь, но уже через секунду переключился на свой обычный собранный вид и легко улыбнулся.

— Рейс отменили, — он сделал приглашающий жест рукой, и Цзеси опустился на стул напротив. — В Гуанчжоу очень плохая погода. Можно было уехать на поезде, но мы решили задержаться на пару дней, вдруг погода улучшится.

— Тайфун? — сочувственно уточнил Цзеси.

— Похоже на то.

Вэньчжоу, кажется, не возражал против того, что Цзеси нарушил ход его мыслей. Конечно, вежливее в сборной не нашлось бы ни одного человека, но Цзеси хотелось думать, что Вэньчжоу ему все-таки рад.

— А Шаотянь?

— Уехал в отель и собирается прилипнуть к ноутбуку навсегда, — Вэньчжоу покачал головой. — Или пока Пак Ким или он сам не вырубятся за компом.

— То есть рассчитывать на него бессмысленно, — Цзеси понимающе кивнул. В чайнике медленно распускался цветок, плавно вращаясь, огоньки кафе преломлялись на стеклянной поверхности. Отражение Вэньчжоу в ней было завораживающим и необычным — глаза почему-то казались еще темнее, черты лица — острее.

— Это было предсказуемо, — Вэньчжоу погасил экран планшета. — Но, к сожалению, музеи уже закрываются, так что, пока я принимал ставки, мои шансы провести вечер с пользой улетучились.

— Сколько в пользу Шаотяня? — поинтересовался Цзеси. Традицию со ставками в сборную принес Цзялэ. Остальные радостно подхватили. По негласному уговору, на официальные матчи никто не ставил, зато вот на спарринги внутри сборной или товарищеские с другими командами — ставки вырастали моментально и с таким азартом, что Вэньчжоу пришлось завести таблицу и фиксировать все.

— Легкий перевес в его пользу за счет моей ставки, — Вэньчжоу негромко засмеялся. — Не могу же я, в самом деле, поставить на Пак Ким!

Представить себе реакцию Шаотяня было несложно. Цзеси засмеялся тоже, сделал глоток чая и вдруг очень отчетливо ощутил, как настроение становится легким и светлым. Как будто кто-то перераспределил очки навыков у него самого.

— Шаотянь бы тебе отомстил, — согласился Цзеси. — Жаль, музеи уже действительно закрыты. Но могу предложить экскурсию по территории клуба «Маленькой травы», раз уж тебе совсем некуда пойти, я как раз туда собираюсь.

Вэньчжоу прищурился — и кивнул. Улыбка у него была лукавая. Или, скорее, одна из тех — теплых, спокойных, уютных даже, — за которыми пряталось искрящееся веселье.

Иногда Цзеси казалось, что с половиной старых друзей он в сборной познакомился чуть ли не заново. Особенно — с Вэньчжоу.

— Я за, — Вэньчжоу убрал в сумку планшет.

***

— Потом можно прогуляться, — Цзеси шел рядом с Вэньчжоу по территории «Маленькой травы».

Фонари светили медово-желтым, теплым летним светом, пахло нагретой за день солнцем листвой, остро и терпко — клумбами, на которых шуршали поливалки. Лето медленно, как сладкий сироп, перетекло за половину и остановилось. В такие вечера Цзеси казалось, что оно не закончится никогда.

Он поднял взгляд: от пекинской засветки небо было рыжим, розовым, зеленым, оттенки переходили один в другой.

— Красиво. — Вэньчжоу тоже смотрел вверх. Каникулы были хороши еще и редкой возможностью никуда не спешить: на тренировку, разбор полетов, совещание с руководством клуба, встречу с маркетинговым отделом. Ни-ку-да. Цзеси перевел взгляд на Вэньчжоу: судя по расслабленному, спокойному лицу, их мысли совпадали. Но Цзеси бы на это не поставил. Эмпатия никогда не была его сильной стороной, в отличие от интуиции.

В окнах тренировочных комнат горел свет: бледно-зеленые жалюзи сияли изнутри.

— Что скажешь насчет тренировки? — приложив карточку к двери, Цзеси пропустил Вэньчжоу в холл клуба. — Небольшой. Ты и я против «Маленькой травы», например.

— Давай. — Вэньчжоу задержал на Цзеси взгляд на несколько секунд, и хотя тот не особенно любил, когда его рассматривали, сейчас это оказалось приятно.

Поднимаясь в тренировочную, он поймал себя на нетерпении: было интересно, как команда выкрутится против двух богов.

***

Внутри было непривычно шумно. Игроки основного состава столпились вокруг компьютера Лю Сяобе, который, судя по последней услышанной Цзеси фразе, активно комментировал запись матча сборной.

— Я бы его в угол загнал и не давал оттуда выбраться до прихода остальных! — Сяобе замолчал не сразу. Только когда остальные повернулись в сторону двери.

— Добрый вечер, капитан, бог Вэньчжоу, — первым поздоровался Сюй Бинь. Взгляд у него был любопытный, а у Сяобе — слегка смущенный.

— Добрый вечер. Записи чемпионата? — Цзеси жестом предложил Вэньчжоу выбирать один из свободных компьютеров. Тот приветливо кивнул команде и опустился за ближайший.

— Да, капитан. — Сюй Бинь сел рядом с Сяобе, легонько толкнув того локтем.

— Первый групповой матч с Шотландией, — отозвался тот.

— Хорошо. Потом расскажешь, какую стратегию ты бы выбрал, — Цзеси тоже сел, протянул карту аккаунта Вэньчжоу, взял из стопки тренировочных еще одну для себя. Оглядел команду.

Лица у них были любопытные, озадаченные, и он решил не тянуть паузу.

— Кто хочет проверить свои силы — против меня и Юй Вэньчжоу, — загружайтесь. Потом перегруппируемся.

— Буду рад потренироваться с вами, — добавил Вэньчжоу.

Выбирать карту Цзеси предоставил ему, как гостю, так что играть предстояло на водной локации с множеством мелких островов и острых рифов.

Первым загрузился Лю Сяобе. За ним — Сюй Бинь, потом Инцзе, Лян Фан и Юань Байцин.

— Можно еще? — уточнил Сяо Юнь. Цзеси кивнул. Он же сказал — «кто хочет», а не «игроки основы».

Ведьма и чернокнижник против рыцаря, ведьмы, мечника, паладина, берсерка и боевого мага. Будет интересно.

Они с Вэньчжоу переглянулись и повернулись к своим мониторам. «Маленькая трава» разделилась почти сразу же: за Цзеси отправились Сяобе и Юань Байцин. Тактику они выбрали необычную — по крайней мере, для Сяобе: не пытались наносить рискованных ударов, наоборот, навязывали медлительный, вязкий темп боя, не позволяя Цзеси прорваться, выбраться из неудобной части карты, где из воды высилось несколько каменных уступов. Блокировали атаки с воздуха, засыпали его в ответ мелкими, частыми, неприятными приемами, заставляя отодвигаться назад снова и снова.

Цзеси мысленно потер руки и принялся закидывать взрывающимися зельями скалу под Юань Байцином. Проще всего было разобраться с кем-то одним, например — паладином, а потом добить второго. Юань Байцин перепрыгнул на скалу к Сяобе в тот момент, когда камень под ним обрушился — и хотя Цзеси был открыт для атаки, пока разворачивался, эти двое потратили секунды на то, чтобы передислоцироваться. Сяобе прыгнул вверх, блокируя удар Цзеси и перелетая на соседний камень.

Блоки они использовали разумно — так, что, по прикидкам Цзеси, перекрывали друг друга, защищая от атак с воздуха. И не позволяя устроить дымовую завесу, прорвавшись мимо Сяобе и Юань Байцина вглубь карты.

Тем временем, здоровье Вэньчжоу таяло. Медленно, но неотвратимо: даже богу в одиночку против четверых, из которых рыцаря было проще утопить, чем убить в открытом противостоянии, приходилось очень тяжело.

Берсерка Вэньчжоу убил первым. У самого Цзеси ситуация оставалась прежней. Попробовав пролететь практически над водой между скал, закидав камни заклинаниями так, чтобы Сяобе и Юань Байцин были заняты попытками не упасть в воду, увенчалась разменом десяти процентов его собственного здоровья на пятнадцать и десять у противников. Вместо того, чтобы пытаться стоять на ногах, они почти синхронно прыгнули вниз, отталкиваясь от скал и засыпая Цзеси атаками. Пришлось повернуть. Впрочем, на свои позиции не смогли вернуться и Сяобе с Юань Байцином: теперь они сдвинулись вглубь карты и перемещались по неустойчивому, крошащемуся под ногами коралловому рифу.

На этом Цзеси Юань Байцина и поймал: развернул метлу, направляя ее максимально вверх, а потом резко упал вниз, засыпая все вокруг зельями. Поднявшаяся волна смыла, к сожалению, только одного, — Сяобе успел отскочить. А Юань Байцину Цзеси помог утонуть окончательно, добавив еще пару заклинаний туда, где он пытался выбраться из прозрачно-голубой, удивительно красивой воды. Отхилиться и выплыть он не успел, хоть и был паладином.

У Вэньчжоу оставалось сорок процентов здоровья. У Сюй Бина — семьдесят, Сяо Юнь умер, Инцзе держался в районе пятидесяти. Цзеси разрывался между искренним изумлением, гордостью и возмущением. Почему-то раньше таких тактик команда не показывала.

Цзеси развернул метлу в сторону Сяобе. Тот по-прежнему затягивал бой, не ведясь на провокации — у кого только успел научиться? — экономил здоровье и ману, атакуя дробными, неприятными, но не наносящими много урона приемами, которые быстро откатывались. Пришлось его обмануть.

Лобовая атака была не самой популярной стратегией ведьм, но сейчас Цзеси летел прямо на Сяобе, и тот должен был прекрасно видеть анимацию зелья, зажатого в руке персонажа.

Дождавшись, пока Сяобе выставит перед собой меч, блокируя удар, Цзеси резко рухнул вниз прямо за его спиной — и за рифом, чтобы максимально ускориться, уходя вглубь карты, на помощь Вэньчжоу.

Было поздно. За секунду до того, как Цзеси долетел до нужного места карты, здоровье Вэньчжоу и Инцзе опустилось до нуля почти синхронно. Вэньчжоу вздохнул и с улыбкой откинулся на спинку кресла.

Персонаж Сюй Биня развернулся в сторону Цзеси. У того заныли зубы: играть против рыцаря он не любил, против Сюй Биня, который знал Цзеси лучше всех остальных в команде, тем более.

Это было долго. За каждый процент здоровья Сюй Бинь сражался, как лев, буквально врывшись в самый крупный из каменных островков на карте. Они втянулись в круговорот обмена ударами и контр-атаками, и хотя Цзеси держал в уме, что не добил Сяобе, это ему не помогло.

Сяобе вмешался в драку в последний момент: атаковал в спину, снимая последние проценты жизни у персонажа Цзеси. Сюй Биню это не помогло — его рыцаря Цзеси все-таки забрал с собой, уже на фоне темнеющего экрана с удовлетворением пронаблюдав, как уходит последний процент его здоровья.

— Отличная игра, — сказал Цзеси, обводя команду взглядом.

— Было здорово, — поддержал его Вэньчжоу. Интонации у Вэньчжоу, надо сказать, были теплее. — Хорошая стратегия.

— Мы подумали, что, поскольку терять нечего, можно делать что угодно, — ухмыльнулся Сяобе. — Спасибо за игру.

***

В коридоре было прохладнее, чем в тренировочной. Цзеси с удовольствием подставил лицо сквозняку. Он был доволен. Анализировать тренировку сейчас не хотелось, обсуждать — тоже, но тактика Вэньчжоу подкинула ему пару идей, которые Цзеси планировал попробовать в ближайшем будущем.

— Люблю интересные матчи, — подытожил его мысли Вэньчжоу. Он стоял рядом, почти касаясь Цзеси плечом.

— И я. Спасибо, — Цзеси усмехнулся. — Сяобе спит и видит следующий сезон.

— Он был бы счастлив, если бы я прихватил с собой в кармане Лу Ханьвэня, — серьезным тоном согласился Вэньчжоу. Вид у него был до того хитрый, что Цзеси не удержался от улыбки.

— Вместе с Шаотянем. Прогуляемся? — лето позволяло нарушать режим. Расходиться не хотелось, и Цзеси показал Вэньчжоу яркий конверт с логотипом «Славы», который прихватил со своего стола. — Тебя в Гуанчжоу, я думаю, ждет такой же, но тут несколько кодов активации.

— С удовольствием. — Вэньчжоу отошел к кулеру и теперь крутил в руках стаканчик с логотипом «Маленькой травы». — О, мобильное приложение уже выпустили?

На смартфоне Цзеси игр раньше не было, но «Слава: найди своего аватара» еще до выпуска бета-версии обзавелась очень ушлым и настойчивым пиар-менеджером, который подписал на участие всех богов и звездных игроков.

— Похоже, что да. Можно протестировать. — В конверте оказалось несколько тонких пластиковых карт. Цзеси протянул Вэньчжоу одну из них.

Суть игры была предельно простой: по всему Китаю, в основном, в крупных городах, можно было при помощи приложения поймать аватаров. Простых, известных, звездных, божественных — как повезет. Пойманных — собирать в коллекции, улучшать, обмениваться с друзьями, благо список сам подтягивался из кукушки. Цзеси как раз получил уведомление, что Вэньчжоу присоединился к игре.

— Откуда начнем? — тот медленно сканировал смартфоном коридор «Маленькой травы». — Тут никого.

Первого аватара поймал именно Вэньчжоу: они проходили мимо жилого корпуса «Маленькой травы» к воротам, нога за ногу и уткнувшись в телефоны.

— Есть!

Вэньчжоу развернул экран к Цзеси — довольный, с азартной улыбкой и горящими глазами. Клерик по имени Гордый цветок ветра с маркировкой «Сотни цветов» кастовал исцеление, волны белого света расходились во все стороны, а уведомления так и сыпались.

— Что у нас забыла «Сотня цветов», — проворчал Цзеси. Его тоже разобрал азарт, хотелось поймать аватара, а лучше — нескольких, тем более, что определенные сочетания аватаров — например, все клерики или все хулиганы, — позволяли получить очки за особую коллекцию, — Поздравляю. Проверим парк?

— Давай, — Вэньчжоу тронул его за руку. Пальцы у Вэньчжоу были теплые, сухие и сильные. Красивые, подумалось Цзеси.

***

Парк неподалеку был крохотным, знакомым до последнего куста, но летней ночью обрел непривычное очарование. Резные листья деревьев сплетали на плитке тропинок узоры, стрекотали цикады, пахло водой от фонтанчиков, нагретой смолой, летом без конца и края, в котором можно все, что только пожелаешь, и по любой дороге придешь, куда хочешь.

Когда счет в аватарах стал 2:0 в пользу Вэньчжоу, Цзеси понял, что поймать хоть одного ему нужно срочно. Ассасина «Пустоты», Призрачного светлячка, Вэньчжоу изловил почти случайно — просто повернул камеру вверх и с довольным смешком сделал снимок.

Тропинка повернула, Цзеси обогнал Вэньчжоу на несколько шагов — хотел посмотреть, нет ли аватаров впереди, у фонтана, — а потом обернулся. Вэньчжоу поднял сухой лист гинкго и крутил в руках. Тени и свет делали его силуэт нереальным, будто еще мгновение — и разлетится искрами, как в «Славе».

Цзеси поднял телефон, наводя на Вэньчжоу камеру, и моргнул. Аватар парил низко-низко над ним. Словно Небесный гнев сидел у Вэньчжоу на плече. Это было красиво и необычно: сияющий силуэт мастера ци в дополненной реальности отбрасывал на лицо Вэньчжоу свет.

— Ты притягиваешь аватаров, — Цзеси показал ему экран. — Можно тебя в качестве наживки использовать.

— Хорошо получилось, — Вэньчжоу придвинулся ближе, рассматривая снимок. — Скинешь мне? Выложу на вейбо.

— Может быть, я сам собирался, — Цзеси открыл кукушку, — Все ловят аватаров, а я поймал бога. — Иди сюда. — Вэньчжоу поднял свой телефон, притягивая Цзеси и разворачиваясь к свету. На вейбо Шаотяня таких фотографий было много, в самых дурацких зачастую ситуациях. Видимо, партнеры со временем перенимали привычки друг друга.

— Ты поймал бога, я тоже, — пояснил Вэньчжоу с улыбкой.

— Не самого фотогеничного, — заметил Цзеси, глядя на их общую фотографию. Вэньчжоу получился хорошо, Цзеси — как всегда, когда его фотографировали случайно. Разные глаза, непонятная ухмылка вместо улыбки, будто он сердится. Цзеси редко по-настоящему сердился, у него вообще было довольно негусто с яркими эмоциями, но на фотографиях казалось иначе. — Переделаем?

— Мне нравится так. Если ты не против.

Цзеси покачал головой, отправляя Вэньчжоу фото с аватаром.

— Делай что хочешь.

Он отвернулся и принялся водить телефоном вокруг в поисках других аватаров, но больше никого не нашлось. Пора идти на следующую локацию — хотя бы к следующему перекрестку. Цзеси обернулся, чтобы позвать Вэньчжоу, и увидел, что тот быстро что-то печатает в интерфейсе вейбо. Допечатав, выключил экран и поднял голову, а на телефоне Цзеси тут же высветилось уведомление об отметке на фото.

«Пока не пускают домой, провожу время в Пекине», — прочитал Цзеси сообщение, под которое уже набежали комментаторы. В основном Вэньчжоу предостерегали от нахождения на вражеской территории и предлагали помощь с эвакуацией.

«Капитан, поставьте плюсик, если вас удерживают силой, я приеду и спасу», — отметился Лу Ханьвэнь. Цзеси посмеялся, но, прежде чем закрыть вейбо и вернуться в реальность, не сдержался, оставил серьезный и немного суровый смайлик в комментариях.

— Войска, чуть что, на подходе, — сообщил он. — Ханьвэнь рвется в бой.

Вэньжоу закатил глаза, но засмеялся тоже.

— Он сейчас сидит в «Славе» сутками, гильдия попросила помощи с добычей материалов. Но вроде бы, — он остановился и навел телефон на фонарь, ничего не нашел и продолжил путь, — лето пока проходит мирно, без мировых войн в игре.

— Впереди большой ивент, — вспомнил Цзеси. — Обещают что-то грандиозное.

— Никаких шансов отдохнуть, — притворно вздохнул Вэньчжоу. — Собираешься участвовать?

— Пока не знаю. — Цзеси взял в фокус ярко освещенный перекресток. Прямо по центру отрабатывал удары Закатная река. Щелчок — и он отправился в коллекцию. Интересно, в Пекине решили не размещать никого из «Травы»? — Если достаточно заинтересуюсь.

— Волшебник не тратит силы на ерунду?

— Времени не хватит, — Цзеси искоса глянул на Вэньчжоу. — В августе у меня другой ивент, квартирный, — признался он.

— О, — Вэньчжоу кивнул значительно. — Тогда поздравляю.

— Спасибо.

Следующий аватар — Цзеси не смог сходу припомнить, кому он принадлежал, персонаж был явно не из звездных и божественных аккаунтов, — прятался под кустом, на который они с Вэньчжоу навели камеры одновременно. Но оба стояли слишком далеко — камера показывала только наличие аватара, однако взять его в коллекцию с такого расстояния не позволяла.

Они замерли с поднятыми телефонами, пристально глядя друг на друга.

— Камень, ножницы, бумага? — предложил Цзеси. Вэньчжоу сделал вид, что задумался, и Цзеси уже приготовился, как тот вдруг резко мотнул головой влево-вправо, сорвался с места и побежал к кустам, только взметнулись полы пиджака.

Эти тактики! Цзеси кинулся следом, но, конечно, уже не успел.

— Три — два, — довольно сощурился Вэньчжоу.

— Это было очень бесстыдно.

Вэньчжоу развел руками.

— В следующий раз можем договориться и сразу побежать наперегонки, — его глаза блестели в свете фонарей, щеки от короткого, но очень быстрого бега чуть порозовели.

Цзеси открыл карту, посмотрел на парк, отмеченный разными цветами подсказок. Подсказки не сообщали о точном местонахождении аватаров, но обозначали небольшие ореолы обитания. Судя по карте, один из аватаров, — Льдистая бабочка, имя Цзеси тоже ничего не говорило, — находилась неподалеку от северных ворот.

— Можем попробовать сейчас, — предложил он, показывая экран Вэньчжоу. — Тут недалеко, по прямой, кто последний, покупает воду.

***

Своим забегом они повеселили туристов, группку детей и слегка напугали пожилую женщину на скамейке, мимо которой пронеслись как безумные, с телефонами наперевес. На этот раз первым успел Цзеси — он знал этот парк как свои пять пальцев, часто ходил сюда гулять, а иногда и бегать, и оптимальная траектория сложилась в голове сама собой. Правда, он опередил Вэньчжоу всего на пару секунд.

— Преимущество… домашней… карты... в деле… — хватая ртом воздух, проговорил Вэньчжоу, упираясь руками в колени.

— Победа на домашней карте тоже засчитывается.

— Я и не говорю, что нет.

Цзеси смахнул челку, прилипшую ко лбу, и тоже перевел дыхание. Выпрямился, подставляя лицо ветерку, теплому, но все равно приятному. Как Вэньчжоу не жарко в пиджаке, пусть и тонком? Да и бегать с сумкой через плечо, наверное, не очень удобно… впрочем, Цзеси все равно не считал, что сжульничал. Вэньчжоу все это начал и в итоге переиграл сам себя.

Вокруг фонаря носились бабочки; фигурные, переменчивые тени от их крыльев ложились на лицо Вэньчжоу, который уже отдышался, выпрямился и разглядывал что-то в небе, запрокинув голову. Растрепанный и раскрасневшийся, неряшливо одетый — от бега горловина футболки съехала в сторону, на пиджаке завернулся лацкан, сам пиджак чуть перекосился, — Вэньчжоу выглядел непривычно, но Цзеси нравилось. Напоминало о Цюрихе — там он видел Вэньчжоу и сонным, и в измятой рубашке, с закатанными до локтей рукавами, когда тот выходил после долгого разбора стратегии с Е Сю, Шицинем и Синьцзе.

Вспомнить о совместных тренировках сегодня тоже было приятно, пускай Цзеси и думал еще вчера, когда сидел в самолете, что страшно устал и хочет отдохнуть.

Он вспомнил про ивент.

— А ты собираешься играть в августе? Ивент.

— Скорее всего, — Вэньчжоу оторвался от неба и принялся поправлять одежду. — Если, конечно, меня тоже достаточно заинтересует, — добавил он, приподняв уголок рта.

— Надо будет почитать правила. — Цзеси тоже одернул футболку и пригладил волосы, а затем достал телефон и еще раз полюбовался на список пойманных аватаров. — Три — три. Здесь доступные споты закончились, обновятся только после полуночи. Попробуем еще кого-нибудь поймать?

Вэньчжоу смотрел на Цзеси так, как будто сам задал вопрос и теперь ждал ответа, но, встретившись с ним взглядом, встрепенулся и покачал головой.

Сказал:

— Пить хочется, — повернулся и зашагал к ближайшему круглосуточному автомату. — А я проигравший.

Цзеси, слегка озадаченный, направился за ним. Вэньчжоу купил воду с лимоном, протянул одну бутылку ему, вторую оставил себе, выпил из своей сразу половину.

— Есть планы на завтра? — Цзеси открутил ярко-желтую крышку. Вода была божественно кисловатой и такой холодной, что от нескольких глотков свело зубы. — Парки, музеи? У меня свободный день.

— Не едешь домой?

— Только в конце августа.

Вэньчжоу вытащил телефон, проверил погодные сводки, расписание рейсов и зачем-то кукушку.

— Ну, шансов улететь завтра домой у меня никаких, как и выдернуть Шаотяня из-за компьютера, так что я, видимо, тоже абсолютно свободен и ищу компанию.

— Парки, музеи, местная еда?

— Последний пункт отличный, — Вэньчжоу прищурился и глотнул еще воды, а затем помахал в воздухе телефоном. — И надо бы отыграться. Мы живем рядом с парком, я скину адрес, можем встретиться около него.

Цзеси понравился этот план.

***

Проводив Вэньчжоу, он вернулся в клуб, зашел на кухню и наткнулся на Сяобе, сидящего с телефоном над чашкой с чаем.

— Ой, капитан, добрый вечер, — поздоровался тот, как будто они виделись сегодня уже не в третий раз.

— Добрый, — решив быть вежливым, кивнул Цзеси, ныряя в холодильник за лапшой, но едва успел засунуть коробку в микроволновку, как услышал за спиной покашливание.

Он обернулся. Сяобе держал телефон в одной руке, чашку в другой и старательно делал вид, что не умирает от любопытства.

— Ну? — Цзеси приподнял брови, и Сяобе продемонстрировал ему экран с открытым на нем аккаунтом вейбо.

— Капитан, а чего вы с Юй Вэньчжоу в парке делали? — Сяобе отхлебнул чая и сдул челку, за лето отросшую почти до середины носа. — Вы же его не прикопали там, правда?

Цзеси скользнул взглядом по двум фотографиям, задержался на лице Вэньчжоу, освещенном сиянием аватара.

— А, это, — сказал он, снова поворачиваясь к звякнувшей микроволновке. — Ловили аватаров. Разработчики прислали ключи от мобильной игры, я забыл сказать. В игровой на моем столе лежит еще один конверт, на команду хватит. Довольно весело, мне понравилось.

Сяобе закашлялся.

***

Хотя день получился длинным, заснул Цзеси далеко не сразу. Пока стоял под душем, вдыхая термоядерную мяту, которой пах гель — ярко-голубой с зеленым отливом, — спать хотелось. Глаза закрывались сами. Стоило только лечь, и сон ушел. Вместо этого Цзеси лежал, закинув руки за голову, и перебирал впечатления дня, а особенно — вечера. Телефон он стоически не брал — знал, что стоит оживить экран, начать вчитываться в сообщения, листать вейбо, и все затрется потоком информации, покажется далеким, плоским, прошедшим. А Цзеси хотелось оставить этот вечер при себе — вот таким ярким, летним, теплым, полным красок.

С Вэньчжоу было хорошо. Они общались и раньше, иногда — подолгу, но так отчетливо Цзеси это чувствовал именно сейчас: с Вэньчжоу было легко, спокойно и хорошо. Свободно. Можно было не задумываться над собственными словами, делать то, что хочется. Говорить о чем угодно.

Даже хотелось, чтобы тайфун в Гуанчжоу продлился подольше. Мысль Цзеси соскользнула на коллекции аватаров, ему стало интересно, есть ли шанс поймать в Пекине Своксаара. Размышляя о том, где разработчики могли разместить аватаров «Синего дождя», Цзеси наконец уснул. Чтобы проснуться задолго до будильника от давно забытого нетерпения, ожидания хорошего дня, которое наполняло энергией еще до первой чашки кофе.

«Доброе утро, — в кукушке висело сообщение от Вэньчжоу. — Примерно через час буду готов выходить».

Они так и договаривались — спишутся, когда проснутся. Цзеси пролистал остальные чаты, прикинул время и ответил: «Доброе утро. Мне нужно полтора часа, напишу, как буду у отеля».

Пришедший в ответ синий пингвин показывал «Ок» и подпрыгивал. Цзеси подгреб под себя подушку и принялся отвечать в остальных чатах, писать рекомендации по дополнительным тренировкам и информацию для клубного менеджмента. Сегодня это не тяготило, да и срочных вопросов было меньше обычного.

Вчерашней тренировкой Цзеси был доволен невероятно. Теперь нужно было закрепить этот эффект: не мог же Цзеси перетаскать к себе в гости всю сборную. Да и не хотел.

Так что сегодня «Маленькой траве» предстояло тренироваться самостоятельно — может быть, им придет в голову еще стратегия вроде вчерашней. Отправляя задачи для игроков Сюй Биню, Цзеси чувствовал себя непривычно воодушевленным. Конечно, отпуск был для всех, но пока игроки не разъехались по домам, можно было занять их с пользой.

Когда он закончил, времени оставалось — ровно чтобы привести себя в порядок. Завтракать Цзеси решил уже вместе с Вэньчжоу, рядом с парком наверняка найдется кафе.

Искушение выйти из такси чуть раньше, прогуляться до отеля пешком, а заодно проверить, есть ли вокруг аватары, Цзеси подавил. Это было неспортивно.

Отель был маленьким, домашним, располагал с первого взгляда: утонувшая в зелени и цветах территория, тщательно отреставрированное здание. Вэньчжоу уже ждал Цзеси снаружи и, завидев, улыбнулся.

— Привет, — на Вэньчжоу сегодня была бежевая мягкая футболка с треугольным вырезом и свободные, по ноге, джинсы. Таким Цзеси его, если не подводила память, не видел ни разу. А ему шло.

— Доброе утро, — Цзеси улыбнулся. — Ты разбил сердце всей «Маленькой траве». Когда я сказал, что сегодня бог Вэньчжоу не придет посмотреть, как они тренируются.

— Бог Цзеси сегодня тоже занят, — Вэньчжоу кивнул в сторону парка. — Пойдем? Только я бы взял кофе, в отеле он, мягко говоря, не очень. После Цюриха особенно.

— Я возьму на завтрак что-то заодно. Решил, что в своей столовой уже все видел.

Кофейня, похожая на разноцветный стеклянный гриб, подмигивающий огоньками, разместилась у самого входа в парк, выставив несколько белых столиков под дерево. Оттуда пахло свежей выпечкой, и Цзеси понял, что очень голоден и просто кофе не обойдется.

— Мы никуда не спешим. Я пожертвовал половину завтрака в пользу Шаотяня, так что тоже перекушу. — Вэньчжоу шел рядом, поглядывая на Цзеси. Вспомнилось, как еще в школе Цзеси вырабатывал привычку ходить с правильной стороны от любого знакомого. Потом стало лень, а Вэньчжоу его вообще видел со всех сторон за те годы, что они дружили.

Внутри кофейни запах стал еще более настойчивым и плотным, коричный, густой и сладкий.

— Мне «Маленькую траву», пожалуйста, — сказал Вэньчжоу совсем юной баристе в голубой шапочке и фартуке. — И два малиновых круассана с миндалем.

Цзеси моргнул и перевел взгляд на меню. Там действительно был холодный кофейный коктейль «Маленькая трава»: густо-зеленый, с шапкой сливок и посыпкой сверху. Судя по всему, перед прогулкой Вэньчжоу решил себе не отказывать ни в чем.

— Латте без сахара и пирог с яблоками, — определился Цзеси. — Со сливками.

Европейское меню здесь было объемным: вряд ли возвращаться они будут через этот же вход в парк, но на случай, если да — Цзеси взял на заметку еще парочку вариантов.

Забрав свои подносы, они устроились за столиком снаружи, под деревом.

— Хуан Шао даже на завтрак не пошел? — Цзеси смотрел, как Вэньчжоу пробует коктейль и довольно улыбается.

— Очень вкусная «Трава». Да, его не оторвать, — Вэньчжоу округлил глаза, а потом засмеялся. — Синьцзе бы осудил, если бы не выиграл на ставках круглую сумму.

— Надо будет тоже взять. Проинспектировать, — Цзеси хмыкнул. — А я вот, между прочим, верил в Шаотяня.

— Ничего, до начала ивента он еще успеет начать выигрывать чаще.

Пирог был вкусным. Сладким, чуть влажным, с пряной ноткой. Цзеси потянулся за телефоном — поставить кофейне оценку в приложении, и столкнулся с пальцами Вэньчжоу.

— Можно посмотреть? — Вэньчжоу кивнул на брелок на телефоне, не убирая руку, и от этого почти невесомого прикосновения по коже на тыльной стороне ладони бежали легкие мурашки.

— Конечно. — Брелок был еще третьего сезона, изрядно затерся за прошедшие годы, но Цзеси перевешивал его с чехла на чехол. Ничего выдающегося — просто эмблема «Маленькой травы» на металлической пластинке. Цзеси к нему привык.

Вэньчжоу аккуратно повертел брелок в руках и опустил обратно на стол, не касаясь самого телефона.

— У меня похожий есть. Тогда, видимо, мерч в одном месте заказывали. — Он надкусил второй круассан. — Это теперь рекламных контрактов на каждого больше, чем страховок и договоров.

Это была правда. Цзеси не любил светиться в рекламе, но иногда и ему приходилось.

— Реклама перчаток была хороша, — ролик, полный фиолетовых и синих вспышек, Цзеси хорошо запомнил. Руки у Вэньчжоу были красивые.

С завтраком они закончили почти одновременно. Впереди был парк, и Цзеси уже чувствовал азарт.

— У кого больше аватаров к обеду, тот выбирает кухню, — быстро сказал Вэньчжоу, блестя глазами.

— Идет.

***

— Я и не думал, что аватаров столько, — поделился Цзеси. Вчера он не добрался до справочника и списка коллекций в приложении. Стоило ткнуть туда, как открывалась бездна.

— На вейбо писали, что есть все божественные и про-аккаунты, но кроме них — загрузили еще и персонажей обычных игроков. Всех, кто успел подать заявку, человек пятьсот, вроде...

Вэньчжоу протянул руку в сторону широких листьев лотосов, мерно покачивающихся на воде. Ветра не было, и поверхность озера казалась идеальным зеркалом.

— Красиво… — выдохнул он. И быстро сделал снимок аватара-саммонера, устроившегося на краю одного из лотосовых «плотов».

Действительно красиво получилось: когда Вэньчжоу показал Цзеси снимок, тому захотелось похожий себе в коллекцию — не только из азартного желания обойти Вэньчжоу по количеству добычи, но и потому, что это была очень эстетичная, выверенная картинка.

Цзеси подумал, что ему импонирует этот подход: не столько собрать как можно больше аватаров, сколько сделать это красиво.

— Хорошо смотрится, — кивнул Цзеси. — Есть в дополненной реальности что-то особенное.

— Тут все — как дополненная реальность. — Вэньчжоу переключился на карту парка, выбирая направление. Цзеси мысленно согласился с ним: красота вокруг была почти ранящей, настолько идеальной, гармоничной, что казалось, когда делаешь вдох — есть риск захлебнуться прозрачным воздухом, солнцем, сияющим в кронах деревьев, отражающимся от воды, играющим в ветвях, переплетенных над резными мостами. В такие моменты особенно ясно чувствовалось, что жизнь все-таки происходит здесь, в реальном мире. А «Слава» — ее важная, но все-таки только часть.

На одном из мостов Цзеси сравнял счет. Честно говоря — случайно. Он засмотрелся на Вэньчжоу — слишком уж тому шли блики от покачивающейся под мостом воды, ложащиеся на руки и лицо, когда Вэньчжоу опирался на перила, рассматривая строения на той стороне.

Вытащив телефон из кармана, Цзеси обнаружил, что по перилам, покрытым резьбой, пахнущим деревом и солнцем, крадется аватар-ниндзя, целясь перепрыгнуть с одного фонарика на другой.

— Обман, — Вэньчжоу присвистнул, когда уведомление «друг пополнил коллекцию» высветилось и у него. — Надо же.

— Интересно, где Мрачный лорд и есть ли он вообще, — Цзеси прислонился к перилам рядом. Уведомления так и сыпались и Цзеси смахивал их в сторону, не глядя. «Маленькая трава» развлекалась на всю катушку, остальные команды, наверняка, тоже.

— Слот под него есть, — Вэньчжоу опустил пальцы на запястье Цзеси и показал открытый в телефоне справочник аватаров. — Но пока никто не поймал, нет ни одной записи о нем.

— О Своксааре тоже нет, — Цзеси вдохнул поглубже, прогоняя легкое головокружение. Обычно Цзеси никого не трогал. Да и его тоже, даже с друзьями обходилось без групповых обнимашек и прочих похлопываний по плечу. Но с Вэньчжоу все было как-то естественно. Хорошо и спокойно.

— Праха поймал Е Сю, — со сложной интонацией добавил Вэньчжоу, пролистывая справочник дальше. — Первым.

— Да, я вижу… — Цзеси открыл вейбо и не удержался от смешка. Е Сю не только поймал Пустынного праха первым, но и выложил скриншот с территории «Тирании» с припиской: «Теперь ты должен пойти в сборную, старина Хань, у меня есть заложник».

— Это никогда не закончится, — Вэньчжоу засмеялся тоже и потянул Цзеси за рукав. — Осмотрим аллею глициний. Карта подсказывает, что там могут водиться аватары «Маленькой травы» и «Удара грома».

***

Цзеси не следил за временем. Они никуда не спешили, их не ждали тренировки, никому не требовалось срочное внимание — можно было бродить между павильонами, рассматривать драконов на скатах крыш, бабочек, спускающихся на крупные лиловые ирисы — и на них же, нарисованных точной рукой много-много лет назад. Говорить обо всем на свете, перескакивая с одной темы на другую легко и незаметно, щедро тратить летний день.

— Мои ноги просят пощады. — Вэньчжоу опустился на траву в тени и посмотрел на Цзеси снизу вверх.

И правда. У Цзеси ноги тоже гудели — он очень давно не ходил столько. Он сел рядом с Вэньчжоу, запрокинул голову: зеленый свет мягко лился сверху, рассыпался на золотые вспышки, когда ветер заставлял широкие листья вздрагивать. Казалось, Цзеси может рассмотреть прожилки на каждом из них.

— Погуляем еще час-полтора? После передышки, — предложил он, повернув голову. Вэньчжоу кивнул. Придвинулся ближе, а потом развернулся и прислонился к Цзеси — так, что тот плечом чувствовал и выступающие позвонки, и движения рук и лопаток. Пахло свежей травой, близкой большой водой, днем, клонящимся ко второй половине, жарящимися где-то невдалеке сладкими пирожками.

Вэньчжоу сполз чуть пониже. Сидеть, прислонившись друг к другу, было неудобно, хоть и приятно. Цзеси потянул Вэньчжоу за плечо и тот сдвинулся еще, опускаясь и укладывая голову на бедро Цзеси.

Теперь было особенно хорошо видно, какие у него ресницы — длинные, темные, — и какие яркие глаза.

Цзеси перевел взгляд на озеро.

Они молчали. Тишина была умиротворяющей, глубокой, такой комфортной, что двигаться не хотелось. Достаточно было дышать, смотреть, как ветер поднимает рябь на озере, и чувствовать щекочущие травинки рукой, а бедром — тепло от Вэньчжоу.

За время отдыха у Цзеси появился план.

***

В этой части парка аватаров было много и их классы подтверждали теорию Цзеси. Никаких гайдов, подсказок — чистая интуиция, которая его не подводила. Здесь были призрачные мечники, ведьмы — и да, чернокнижники. А еще — огромные облака лиловой, розовой, густо-фиолетовой гортензии, невесомые и завораживающие, перетекающие из одного оттенка в другой.

Цзеси успел первым. Хотя они с Вэньчжоу оба увлеклись охотой, сканируя пространство камерами телефонов, он поймал фиолетовую искру почти на грани видимости — когда они уже отошли на несколько шагов от входа в маленькую беседку, особенно глубоко утонувшую в цветах.

Цзеси стремительно развернулся, направляя камеру на вход. И уже после того, как сделал снимок, с трудом подавил желание издать победный вопль в духе Шаотяня или, например, Тан Хао.

— Поймал! — выдохнул он, торжествующе показывая Вэньчжоу экран, на котором из глубины беседки выплывал, покачивая мерцающим посохом, Своксаар. Цзеси не смог бы объяснить логично, почему ему было настолько важно поймать Своксаара самым первым, до того, как он появится в коллекциях у других игроков. Дело, кажется, было не только в азарте или желании получить раритетного аватара.

— Обращайся с ним хорошо, — Вэньчжоу засмеялся. И развернул к Цзеси свой телефон. Призрачный дуэт, оказывается, и водился рядом, так что у Вэньчжоу было первое комбо из двух аватаров.

Но Цзеси все равно был доволен. До такой степени, что подумывал похвастаться добычей на вейбо.

— Пошли поищем остальных, — он показал Вэньчжоу большой палец. — Я уверен, тут водятся еще чернокнижники.

— Если следовать логике разработчиков, где-то тут бродит Наветренное построение.

— И тырит ресурсы, — с каменным лицом подтвердил Цзеси.

Они засмеялись, сворачивая на узкую тропинку. Охота за аватарами затягивала, заставляла забыть об усталости, но Наветренное построение не давалось в руки, хотя Цзеси с Вэньчжоу уже переловили добрую половину известных им чернокнижников в «Славе».

— И почему я не удивлен, — Вэньчжоу смешливо хмыкнул. — Ачивки за Построение нам не видать. Готов поспорить, босс Вэй перевернет весь Ханчжоу…

— Тогда на сегодня все? — Цзеси прислонился к стене беседки, подсчитывая своих аватаров.

— Наверное. Я проголодался, — признался Вэньчжоу. Цзеси с ним был полностью солидарен. И еще подозревал, что ноги у него к вечеру просто отвалятся, а до выхода из парка еще нужно было добраться.

— Тогда идем, — он тронул Вэньчжоу за плечо. — Этот путь самый красивый. У тебя сколько?

— Одиннадцать.

— Восемь и Своксаар.

— Чистая победа. — Вэньчжоу довольно ухмыльнулся.

***

Солнце клонилось к закату, рыжевато-красные отблески растекались по небу, переливались на поверхности воды, блестящей по обе стороны от вымощенной камнем дорожки. Вэньчжоу шел чуть впереди, засунув руки в карманы, уже не пытаясь даже искать аватаров, а просто разглядывая окрестности. Цзеси тоже любовался озером, проплывающими мимо последними лодками, — и на душе у него разливалось умиротворение. Кажется, до мозга только сейчас доходило, что начался отпуск, и хотя бы в ближайшие дни в самом деле не нужно никуда бежать, ничего решать, ничем заниматься. Все потом.

В вечереющем небе пролетел, заходя на посадку, крошечный темно-серый самолет. Цзеси проследил за ним взглядом.

— Люблю летать, — сказал он неожиданно для самого себя. — Не надоедает.

— А я не очень, — Вэньчжоу застыл вполоборота, тоже наблюдая за самолетом, уже почти скрывшимся из виду за ветками деревьев. — Больше люблю поезда. В самолете очень уши закладывает, — он улыбнулся как будто смущенно.

Закатное солнце ложилось на блестящие волосы Вэньчжоу, которые чуть шевелил ветерок, долетающий с воды, высвечивало золотистым сиянием профиль. Вот где нужно было делать фотографии для прессы, подумалось Цзеси. Капитан китайской сборной в непринужденной обстановке…

Вэньчжоу, впрочем, меньше всего сейчас походил на капитана сборной или безжалостного мастера контроля. Он смотрел вдаль, все еще улыбаясь, но уже не смущенно, а мягко, чуть прищурившись, и Цзеси только сейчас заметил, что в уголках глаз у него собираются тонкие морщинки.

Если судить только по внешнему виду, то Вэньчжоу, пожалуй, было легко недооценить. Таким он был всегда приятным и вежливым, легким в общении, заботливым к тем, кто его окружал — в первую очередь, конечно, к своей команде. Но тех, кто считал вежливость и неконфликтность признаками слабости, ждало жестокое и серьезное разочарование, за улыбками Вэньчжоу прятались металл и быстрый, изворотливый ум. Это Цзеси и вся «Маленькая трава» испытали в матчах на себе уже неоднократно.

— Мне нравится взлет, — глядя на тающие в небе белые следы от самолета, проговорил Цзеси. — Отрыв от земли.

Вэньчжоу посмотрел на него.

— Не удивлен. — Они снова зашагали по дорожке. — Не ожидал ничего другого от Волшебника. Но мне больше нравится стоять ногами на земле.

— Ожидаемо для первого чернокнижника «Славы», — в тон ему отозвался Цзеси, и они оба рассмеялись.

Перешеек между озерами заканчивался, вливался в широкий участок суши, засаженный деревьями, между которыми петляли дорожки. За деревьями, уже видимые отсюда, маячили кованые ворота выхода.

— Ну что, — Цзеси вытащил телефон и открыл приложение вызова такси. — Пожелания к кухне? Конкретному месту?

Вэньчжоу задумался, постукивая себя пальцем по губам, как будто решал очень важный стратегический вопрос, а не выбирал место для ужина. Цзеси вспомнил все интервью, в которых Шаотянь жаловался на невыносимую еду в «Синем дожде» и ныл, что Вэньчжоу время от времени просит поваров готовить исключительно здоровую и пресную пищу, которую и есть-то невозможно, — но Шаотянь вообще любил преувеличивать, особенно когда возмущался. Утром Вэньчжоу без каких-либо видимых угрызений совести ел булочки с кофе, в Цюрихе тоже питался не только кашей и паровыми овощами, даже пиво пил на прощальной вечеринке. Да и вообще, кажется, говорил когда-то, что любит острое и традиционную гуандунскую кухню, от разнообразия которой Цзеси внутренне содрогался. Он понадеялся, что Вэньчжоу не захочется экзотики типа жареных обезьяньих мозгов или змей во фритюре.

— Что думаешь насчет сычуаньской? — наконец решил Вэньчжоу, чуть склонив голову к плечу.

— Отлично, — этот вариант Цзеси одобрил сразу. — Я даже знаю хорошее место, но далековато отсюда.

— Такси, кажется, все еще работает круглосуточно, — заметил Вэньчжоу. — А я все еще никуда не тороплюсь.

***

В ресторанчике, совсем неказистом снаружи, но неоднократно проверенном, в это время еще было мало посетителей. Вечер еще только начинался, и через пару часов все места, Цзеси знал, будут заняты, но сейчас они без труда нашли свободный стол во внутреннем дворике. Здесь было очень уютно, в небольшом аккуратном пруду плескались карпы, стены высокого глухого забора оплетали глициния и дикий виноград, повсюду были развешаны бумажные фонарики, уже зажженные, разбрасывающие вокруг себя теплые отсветы. Столики на небольшой веранде разделяли узорные деревянные перегородки в человеческий рост, создавая иллюзию приватности.

Цзеси любил это место. Правда, обычно он забегал сюда один, после визитов в новую квартиру, до которой было минут двадцать неспешным шагом.

Еду выбирал и заказывал Вэньчжоу, Цзеси сказал, что ест все.

— В рамках разумного, — добавил он, и Вэньчжоу так подозрительно на него глянул, как будто догадывался о мыслях насчет жареных змей. Цзеси даже устыдился немного.

— Думаешь, мы на юге подаем на ужин суп из младенцев? — улыбка Вэньчжоу стала чуть едкой.

— Кто вас знает, — Цзеси посмотрел ему прямо в глаза, совсем темные сейчас, — чернокнижников.

— Хм, в самом деле…

Тихо плескались рыбы в пруду, шелестели листья. За спиной Вэньчжоу свисали с перегородки вьющиеся плети винограда. Теплый летний вечер быстро перетекал в ночь, и в золотистом свете от фонариков мир вокруг казался волшебным, игровой локацией, воплотившейся в реальности. Не хватало только мобов.

Задумавшись об этом, Цзеси вытащил из кармана телефон, открыл игру и навел камеру на дворик. Нет, аватаров тут тоже не было. Судя по подсказке, можно было попытать счастья внутри самого ресторана, но Цзеси решил, что на сегодня хватит.

Не удержавшись, он заглянул в чат про-игроков и сходу налетел на проклятия Шаотяня, который возмущался, что ачивку за поимку Своксаара получил именно Цзеси. Шли годы, а Шаотянь все равно относился к нему нарочито подозрительно, ровным счетом ничего не изменилось с первой встречи.

Цзеси, впрочем, охотно поддерживал эту игру.

«Не расслабляйтесь перед новым сезоном», — написал он.

«Хахаха, малыш Лу все равно взял Ваккарию в заложники первым», — не остался в долгу Шаотянь. Он писал что-то еще, но Цзеси уже закрыл чат, да и телефон заблокировал тоже.

— Кажется, Шаотянь освободился.

— Скорее, просто сделал перерыв. Они собирались провести сто дуэлей.

Цзеси уважительно присвистнул.

— Иногда я чувствую себя бездельником.

— Иногда можно.

Принесли еду — острый суп, от которого в воздух поднимались струйки пряного пара, курицу в специях, овощи, воду и пиво в запотевших стеклянных бутылках. Цзеси с удовольствием потянул носом. Он любил острое, пряное, жареное, но редко себе позволял, как и алкоголь, особенно во время сезона и тем более — в плейофф. Но, как правильно сказал Вэньчжоу, — иногда можно. Просто расслабиться, насладиться жизнью, замереть в спокойном, растянутом во времени мгновении, никуда не бежать и ни о чем не думать.

От перца пекло во рту и становилось жарко. Пиво, хоть и восхитительно ледяное, особенно не помогало, даже немного щипало язык, а еще от него слегка шумело в голове; почти все мысли, и так ленивые, становились совсем расплывчатыми, как будто размазанными, а некоторые — наоборот ярко вспыхивали в голове секундными озарениями.

Цзеси подумал, что Вэньчжоу красивый — и сам удивился тому, насколько свежим показалось ему это открытие, хотя вообще-то он видел Вэньчжоу тысячи раз, подмечал, какие у него руки или лицо, или линия плеч, сейчас подчеркнутых светлой футболкой. Губы у Вэньчжоу покраснели, время от времени он их облизывал, и Цзеси, которому и так было жарко, делалось немного не по себе. Вэньчжоу ему нравился. С ним было хорошо обсуждать игровые моменты, разбирать и прогнозировать поведение игроков на карте, и взаимодействовать в одной команде — тоже отлично. А еще с ним было просто приятно проводить время. Гулять, завтракать в уличном кафе, ловить аватаров, обсуждать всякие мелочи вроде пролетевшего самолета. Сегодня выдался отличный день. Тот выходной, которого Цзеси давно не хватало.

— Что там с погодой в Гуанчжоу? — поинтересовался он, зачерпывая еще немного супа. От глотка губы и горло начало уже немного покалывать, но Цзеси нравилось это ощущение.

— Самолеты все еще не летают, но мы купили билеты на утренний поезд, — вздохнул Вэньчжоу. — Я обещал семье, что приеду на две недели, послезавтра у бабушки день рождения.

— Бабушка это важно, — согласился Цзеси с легким сожалением. Он был бы совсем не против провести так же и завтрашний день, отложив и встречу с дизайнером, который собирался показать эскизы будущей обстановки в его спальне и кабинете, и другие, более мелкие и не такие срочные дела. — Зато поезд, а не самолет.

— Временами просто устаешь от поездок. Вся моя любовь не покрывает сейчас десять часов дороги.

— Согласен.

К концу сезона Цзеси обычно уже тошнило от самолетов, поездов, автобусов, даже метро. Казалось бы, он давно привык к постоянному движению, неотъемлемой части жизни, и другого ритма, спокойного, когда можно остаться на одном месте больше месяца, себе не представлял, — но иногда все это утомляло, и даже любовь к полетам не могла пересилить усталости. Цзеси представил, как садится в самолет, и порадовался, что ему-то никуда пока не нужно.

— Тайфун выбрал удачный тайминг.

— Это точно, — Вэньчжоу разлил остатки пива по стаканам и поднял свой. — Спасибо, что не дал заскучать.

— В Пекине невозможно заскучать, — Цзеси немного обиделся за свой любимый город, и Вэньчжоу примиряюще поднял ладонь.

— Я не хотел сказать, что здесь нечего делать, просто в одиночестве это не так весело. С кем бы я тогда соревновался?

Цзеси положил палочки и промокнул губы салфеткой. Язык и горло уже совсем онемели, нужно было завязывать с острым, хотя бы на сегодня.

— В одиночестве тоже не скучно, — задумчиво сказал он. — Мне никогда не бывало.

Вэньчжоу мягко, необидно засмеялся, качая головой.

***

— Красивый район, — сказал Вэньчжоу, нацеливаясь телефоном на ближайший куст. — Поймал, — он довольно выпрямился. — Никогда здесь не бывал.

— Здесь ничего интересного для приезжих, — пояснил Цзеси. — Обычный спальный район, но красивый и еще тихий, я поэтому его выбрал. Днем видно горы, — он указал рукой вдаль, — вон там.

— Выбрал? Квартира?

— Ага. — Цзеси засунул руки в карманы. Наверное, здесь водилось больше одного аватара, можно было бы достать телефон и тоже кого-нибудь поймать, но не хотелось. Приятно было и просто так идти, бок о бок с Вэньчжоу, болтать ни о чем и наблюдать за тем, как тот осматривается, делает фотографии или увеличивает счет в игре. Цзеси нравились азартность Вэньчжоу и воодушевление, с которым тот ввязался в их маленькое соревнование. — Я и ресторан этот обнаружил, когда просто искал, где рядом можно поесть.

— Наверное, тоже пора задумываться, — Вэньчжоу пнул камешек, попавшийся под ноги, — о жилье. И вложение денег, и будет, куда перебраться после отставки.

— Я не знаю, зачем купил ее сейчас, — неожиданно признался Цзеси, тоже пнув камешек, похоже, тот же самый. — Родители насели, что нужно думать о будущем, ну я и подумал. Почему бы и нет. Сомневаюсь, что к выходу в отставку я захочу заниматься бизнесом.

— Я тоже сомневаюсь.

— А? — Цзеси заинтересованно приподнял бровь. — Почему?

Вэньчжоу сделал неопределенное движение плечами.

— Можешь говорить прямо, — великодушно разрешил Цзеси, хотя Вэньчжоу именно так с ним всегда и общался, будто чувствовал, что он не выносит утомительных долгих переговоров, когда обе стороны долго ходят по кругу, прежде чем перейти к сути. Но сейчас речь шла не о делах, а в личных разговорах Вэньчжоу все же оставался вежливым и чуть отстраненным, выдерживая тактичную дистанцию. Обычно Цзеси был не против, однако вечер и пиво, все еще немного туманящее мысли, настраивали на откровенную беседу.

— Мне просто кажется, что ты устал. Почему ты отказался быть капитаном сборной? У меня есть два варианта, но один совсем нелепый, не из-за фотографий же.

— Что? — удивился Цзеси. — А, нет. Не из-за фотографий, я об этом вообще не думал. — Он нажал на кнопку светофора, хотя дорога казалась совершенно пустой. — Просто это была плохая идея, ты справился лучше. Мне сложно… — он запнулся, подбирая подходящее слово. — Вести за собой. Объяснять.

— Твоя команда тебя обожает.

— Может быть. — Цзеси потер лоб. — Не в этом дело. Е Сю был прав, я больше костыли, чем лидер.

— Ты же знаешь, что иногда с командой можно просто разговаривать?

— Я пытаюсь, — он вздохнул, вспоминая последнюю фотосессию и себя на ней. Возможно, Вэньчжоу прав, иногда стоило стараться лучше. Вот разговаривать с ним получалось легко, Цзеси даже усилий не прилагал, хотя, возможно, что еще стоило отдать должное пиву. И Вэньчжоу самому, вот уж кто смог бы найти общий язык с кем угодно. Цзеси ни на секунду не пожалел, что капитаном стал именно он. — В любом случае, ты справился отлично.

Жилые дома выступили из-за ряда деревьев громадным освещенным архипелагом. Цзеси задрал голову, но не смог понять, какое из десятков окон — его.

— Вон там, — указал он. — Двадцать третий этаж. Хочешь, зайдем? Оттуда отличный вид, даже вечером. Правда, я не уверен, есть ли стулья, готовы только кухня и ванная.

— Я вполне могу постоять, — кивнул Вэньчжоу, и Цзеси достал ключ-карточку.

Комплекс сдали совсем недавно, еще далеко не все квартиры были распроданы, но свет горел у многих. Цзеси тут очень нравилось, окончательный результат получился даже лучше проекта, на который он положил глаз после единственного рекламного буклета. Много зелени, извилистый прудик во дворе, несколько беседок, автоматы самообслуживания рядом с каждым корпусом, прекрасный вид из всех окон. Сейчас, правда, в квартире было не очень уютно, даже ночевать не остаться, в некоторых комнатах еще слабо пахло краской.

А стулья все-таки нашлись. Точнее, нашелся. Один, барный, обтянутый темно-зеленой кожей.

— Я не помню, зачем его купил, — чуть смущенно признался Цзеси, тщетно попытавшись восстановить всю цепочку событий в памяти. Мебель на кухню привезли и установили, пока Цзеси был в Цюрихе, а заказывал он ее еще в разгар плейофф, онлайн, когда голова шла кругом. Кажется, стул ему просто понравился, он включил в заказ и забыл потом изменить количество или удалить.

Вэньчжоу эта история позабавила. Квартиру он похвалил.

— Очень просторно.

Цзеси с любопытством огляделся сам. После комнаты в клубе — большой и удобной, но все же одной, — в которой он жил последние годы, собственная квартира все еще казалась чем-то лишним. Слишком много места, гулко, тихо. На компактной кухне, обставленной мебелью и техникой, он чувствовал себя уютнее, чем в будущей спальне и тем более гостиной — огромной комнате с окнами, занимавшими одну из стен целиком, и выходом на собственную террасу. Впрочем, черновики дизайна, которые Цзеси уже видел, обещали сотворить из этих гулких залов довольно приятное жилье, полное воздуха и пространства, но довольно удобное и уютное.

— К сожалению, не могу продемонстрировать чудеса гостеприимства, но в холодильнике есть напитки, — сказал Цзеси после краткой инспекции. — Вода, вино, сок.

Вэньчжоу задумался, и Цзеси засмотрелся на его профиль на фоне окна.

— Я бы еще выпил, — услышал он свой собственный голос. И сам удивился — разве мало было пива? Но пиво быстро выветривалось, а Цзеси нравилось это состояние мягкой расслабленности, в котором он сейчас пребывал.

Вэньчжоу, как всегда, оказался прав. Он в самом деле очень устал.

— Пойдем тогда на балкон.

***

Один осенний лист стоял прямо посреди балкона, воинственно направив на Цзеси копье и недобро улыбаясь, попробуй, мол, поймай. Но свое место в коллекции занял безропотно, всего по одному клику.

— Авторам надо было добавить еще сражения, — хмыкнул Цзеси, листая список пойманных аватаров. — Получилось бы весело.

— Мне кажется, они что-то такое собирались добавлять в обновлениях. Не все сразу. Общий релиз же через три недели?

— Ага.

Уже отвинтив крышку с бутылки, Цзеси сообразил, что посуды в квартире тоже нет.

— Можем взять стаканы из ванной.

— Можно и без них? — Вэньчжоу, вопросительно глянув, поднес горлышко к губам, и Цзеси, завороженный неожиданной картинкой, кивнул.

Вэньчжоу сделал несколько сдержанных глотков, придерживая бутылку за дно, передал ему. Цзеси машинально отхлебнул.

Вино оказалось приятным, легким и очень холодным. Такое нужно было пить из бокалов или хотя бы стаканов, расположившись с удобством, а не вот так, из бутылки, в полупустой квартире, как будто они с Вэньчжоу были не всемирно известные спортсмены, а школьники, спрятавшиеся от взрослых, чтобы по-быстрому попробовать что-нибудь запретное.

Цзеси стало смешно.

— Мы с тобой как подростки, — фыркнул он, поставив бутылку на пол и облокотившись о перила. — Убежали от всех и делаем глупости, пока никто не видит.

Вэньчжоу тоже оперся о перила, спиной, коснувшись локтем его предплечья.

— Ты меня отчитываешь?

— Нет, — Цзеси почувствовал, как встают дыбом волоски на руках. Ветер на двадцать третьем этаже ночью был прохладный. — А что, похоже?

Брови Вэньчжоу чуть сдвинулись к переносице, на коже появилась тонкая складка.

— Тебя в самом деле сложно понять иногда.

Цзеси пожал плечами. Ему казалось, наоборот, он говорил, что думал, и делал, что говорил, но окружающим этого часто было недостаточно. Возможно, говорить стоило чуточку больше. Смотреть внимательнее.

Реальность постоянно обходила «Славу» по сложности.

— Меня всегда можно спросить.

— Что ж, — Вэньчжоу чуть подался вперед. — Я попробую.

В реальности время текло медленнее, чем в «Славе», но при этом Цзеси регулярно не хватало скорости реакции, на которую он никогда не жаловался в игре. Там он всегда знал, что делать, но когда речь заходила о вещах эмоциональных, Цзеси чувствовал себя угловатым, неповоротливым, деревянным.

Вот и сейчас тоже. Ощущение мягкого напряжения, изменившейся атмосферы Цзеси считывал, чувствовал, слышал, как громче начинает стучать сердце. Что с этим уместно сделать — не понимал.

Вэньчжоу придвинулся ближе. Протянул руку и провел по волосам Цзеси, убирая пряди от лица. Погладил висок, скулу, повел подушечками пальцев по щеке ниже, до уголка губ. А потом придвинулся вплотную и поцеловал Цзеси. Губы у Вэньчжоу были влажные от вина, прохладные от ветра — и быстро согревались. Цзеси пошевелился, разомкнул губы, начиная отвечать на поцелуй. Поднял руку, касаясь запястья Вэньчжоу.

Было неловко, не очень удобно, хорошо и странно. В голове царил бардак. Вэньчжоу чуть отодвинулся, улыбнулся и спросил:

— Понравилось?

Тишина, зависшая между ними, стала неловкой. Понравилось, но было неожиданно? Никогда не думал о том, чтобы с тобой целоваться? И что это окажется так здорово?

Цзеси моргнул, пытаясь отогнать растерянную заторможенность, но Вэньчжоу уже улыбнулся шире.

— Думаю, мы можем об этом забыть, — мягко сказал он. — Давай допьем вино, раз уж у нас вечер всяких глупостей?

Цзеси кивнул. Он отлично понимал, что вечер идет к концу. С удовольствием пил вино, передавал бутылку обратно Вэньчжоу, посмеивался над описаниями аватаров из справочника: были там забавные неточности.

— Лу Ханьвэнь все-таки поймал Летающий меч, — фыркнул Вэньчжоу, уже вызвав такси. — Кто бы сомневался.

— Будем делать ставки на Сяобе? — Цзеси улыбнулся и вздохнул. Неловкость сгладилась, все было, вроде бы, нормально. Если бы ему не хотелось поцеловать Вэньчжоу снова — вот только Цзеси совершенно точно не был уверен, что теперь получится.

Закрыв за Вэньчжоу дверь, он вздохнул и пошел наводить порядок. Ночевать все равно нужно было ехать в клуб.

***

Время подползало к полуночи, но в клубе еще никто не спал, хотя обычно все укладывались около одиннадцати. В общей гостиной горел свет, прямо посреди комнаты стоял здоровенный чемодан — Сюй Бинь собирался на ночной поезд и, в ожидании такси, полулежал на диване с телефоном. Цзеси поздоровался с ним кивком. Сюй Бинь посмотрел на него задумчиво, с нескрываемым любопытством, — видимо, вид у Цзеси был непривычный, — но ничего не сказал, а снова уткнулся в экран, пряча улыбку.

Догадался?

Хотя нет, с чего бы. Скорее, решил, что он вернулся с обычного свидания. Тоже, если задуматься, небывалое событие…

Закрыв дверь своей комнаты, Цзеси устало привалился к ней спиной и затылком. Выдохнул, помассировал лицо, вытащил телефон.

Контакт Вэньчжоу в кукушке горел зеленым, новых сообщений от него не было. Цзеси открыл их переписку, полистал. Надо было, наверное, что-нибудь написать. Что? Извини, я тупой?

Раздеваясь на ходу, он пошел в душ. Включил сначала прохладную воду, постоял, закрыв глаза, пока не продрог, а в голове не просветлело, выкрутил вентили в противоположную сторону. Стеклянная душевая кабина мигом наполнилась паром, белой туманной завесой. Неторопливо намыливаясь, Цзеси перебирал в памяти все события прошедшего дня, раскладывал по полочкам слова и действия Вэньчжоу, все их разговоры, выстраивая одну цельную картину.

Вэньчжоу впору было посочувствовать. Видя Цзеси насквозь, безошибочно считывая интерес, он не учел одного, самого главного фактора, — Цзеси так давно был и так привык быть один, что просто не воспринимал ответный интерес на свой счет. Он наслаждался обществом Вэньчжоу, любовался им, с удовольствием соревновался и не задумываясь ни о чем, кроме текущего момента.

Сдернув с крючка полотенце, Цзеси растер волосы, повязал его вокруг бедер и с интересом всмотрелся в зеркало, чуть запотевшее по краям. Он прекрасно знал, какое впечатление производит на окружающих. Не урод, если бы не глаза, его можно было бы даже назвать… ну, может быть, не симпатичным. Но нормальным. Обычным. Ему повезло со светлой, ровного цвета кожей, правильными линиями носа, скул, губ, в меру плавными, в меру острыми. Репортеры любили снимать его в профиль — так фотографию можно было даже поместить на первую полосу или разворот. Но в жизни же не будешь постоянно поворачиваться к людям боком.

Цзеси и не поворачивался. Он привык смотреть прямо на собеседника, и людей, особенно девушек, это смущало, а нередко пугало. Может быть, даже больше, чем изъян глаз, а может, потому что вкупе с прямым взглядом разные глаза выглядели еще более неприятно.

Возможно, с парнями дела пошли бы лучше, но Цзеси был слишком известен и слишком приметен, чтобы сливаться с толпой в гей-барах Пекина. Да и не то чтобы он страдал от одиночества. В мире, окружавшем его, гораздо важнее было находить общий язык с командой и выстраивать взаимодействие с клавиатурой, мышкой и своим игровым персонажем, чем устраивать свою личную жизнь, а большая семья на Цзеси не давила. Его игровую карьеру родители поощряли и, кажется, даже радовались, что он не претендует на часть семейного бизнеса, который со временем можно было полностью передать старшему брату.

Цзеси, в общем-то, нравилась его жизнь, ее понятность и предсказуемость. Ничего не отвлекало его от «Славы» и не мешало спать по ночам.

Но целоваться с Вэньчжоу ему понравилось тоже. Впервые Цзеси задумался, что, возможно, он что-то все же упускает.

Вытащив из шкафа чистую футболку и трусы, Цзеси оделся и упал в кровать. Голова немного кружилась, но ясность мыслей окончательно вернулась.

Вэньчжоу все еще был онлайн.

«Во сколько у тебя завтра поезд?» — начал Цзеси издалека. Может быть, лучше встретиться лично, снова позавтракать вместе, стереть сегодняшний неловкий вечер хорошим, проведенным вдвоем утром.

«В полвосьмого утра».

Нет, не пойдет. Это не так уж рано, конечно, но в полвосьмого поезд уже отходит — не в пять же им встречаться. К тому же рядом будет крутиться Шаотянь. Цзеси покусал щеку, раздумывая, а потом написал, как есть.

«Я не хочу ни о чем забывать». Подумал немного. Добавил: «Я просто растерялся, ты застал меня врасплох».

«Редкая возможность — застать врасплох Волшебника, — тут же ответил Вэньчжоу, и Цзеси представил, как тот иронично улыбается. — Я так и решил. Но оставил шанс на то, что ошибся и неправильно понял».

«Извини. Я хотел пригласить тебя позавтракать, но подумал, что это будет жестоко .

«Очень. Но я был бы рад встретиться в следующий раз».

Цзеси пришла в голову мысль. Открыв «байду», он поискал официальный сайт ежегодной игровой выставки, проверил наличие билетов и скинул Вэньчжоу ссылку.

«Как насчет через три недели?»

Он надеялся, что у Вэньчжоу нет еще на эту выставку никаких планов. В про-чате ее уже обсуждали, но Вэньчжоу, насколько Цзеси помнил, насчет этого года пока не отписывался и ни с кем не договаривался. В прошлом году он тоже не приезжал, да и вообще большинство про-игроков больше любили мероприятия Альянса, а на выставку, в первую очередь, съезжались фанаты.

Но Цзеси там нравилось, за десять лет он пропустил только один год, когда серьезно простудился и лежал с температурой.

Телефон зажужжал входящим сообщением.

«Через три недели — идеально».

***

Дизайнер, которого Цзеси нанял, чтобы снять с себя заботы о квартире, оказался очень увлеченным человеком. Он не ограничивался одними эскизами и моделями в три-д. Он таскал Цзеси по магазинам лично.

Цзеси пытался отбрыкаться. Ссылался на дела. Утверждал, что полностью доверяет его вкусу.

— Но вам же там потом жить, — искренне удивлялся дизайнер и назначал очередную встречу, на которую Цзеси, к своему же собственному удивлению, каждый раз соглашался.

Наверное, так просто было легче. На двадцать шестой год жизни он обнаружил, что не такой уж невозмутимый, каким привык себя считать. И что, думая о встрече с Вэньчжоу, немного, но все-таки нервничает.

Дни заполнялись кирпичиками мелких дел, расписанных в ежедневнике, и, перемещаясь от одной точки к другой, скользя по четкому графику, Цзеси чувствовал себя спокойнее. Дела, которыми он занимался, были простыми и понятными — поговорить с дизайнером, съездить в магазин, встретиться с менеджером команды и обсудить надвигающийся сезон, просмотреть отчеты из тренировочного лагеря, убить несколько ивентных монстров в «Славе». В свободное время Цзеси размышлял о команде. Мыслительные процессы, запустившиеся еще после матча со «Счастьем», выкристаллизовывались теперь в виде четких планов на тренировки следующего сезона.

Менеджер, поначалу с сомнением отнесшийся к планам Цзеси, дал ему полную свободу, и с сентября он собирался попробовать новую стратегию. Больше заигрывать Инцзе, чаще отступать в сторону. Не выводить, конечно, Ваккарию полностью, но распределять зоны ответственности более равномерно между всей командой.

Цзеси чувствовал, что легким новый сезон не будет. С первого же дня их всех ждала большая работа, и в первую очередь — его самого. А пока что следовало хорошенько отдохнуть и перезагрузиться.

Ивент в «Славе» начался с середины августа. Цзеси, проглядев правила, сначала решил, что участвовать не будет — Сяобе, даже в отпуске торчащий в игре, справлялся за троих, — но через пару дней, заметив в рейтинге Своксаара, почувствовал зуд в пальцах.

«Заинтересовался?» — написал он в кукушку.

«Довольно освежающе, — ответил Вэньчжоу. — У нас тут жуткая жара».

Для ивента нужно было убивать коктейльных монстров. Цзеси позавидовал воображению разработчиков — как вообще можно было придумать монстров, из которых падали ингредиенты для коктейлей и кубики льда? Рецепты на коктейли выбивались в данжах, а потом в особой ивентной локации уже коктейли обменивались у различных торговцев на награды. Локация Цзеси понравилась — песчаная коса, длинный пляж, лежаки, яркие зонтики. Можно было заработать еще несколько мелких наградок, сразившись на местной арене надувным оружием.

В рейтинге арены первое место занимал, неожиданно, Пустынный прах. Второе, с отставанием в одно очко, Мрачный лорд, но пока Цзеси изучал таблицу, закончился очередной раунд, и Мрачный лорд, заработав пять очков, переместился на первую строчку.

Своксаара он увидел случайно. Тот стоял в тени, под огромной раскидистой пальмой, в купальных шортах, с посохом в виде акулы и широких солнцезащитных очках, — снаряжении, доступном только на пляжной локации и дававшем какие-то бонусы на местной арене. На Ваккарии было надето что-то похожее, а метлу теперь оплетали водоросли, нитки жемчуга и почему-то ядовито-розовые щупальца.

Цзеси захотелось на море. Или хотя бы в шезлонг с ярким ледяным коктейлем. Но пока…

«Как насчет дуэли?»

Своксаар воинственно вскинул посох.

«Кто наберет больше очков — выбирает, куда пойдем после выставки».

***

Ежегодная международная выставка игр была одной из причин, по которым Цзеси когда-то начал играть в «Славу». Уже тогда она занимала с десяток павильонов и становилась настоящим праздником.

Теперь она смахивала на портал в другой мир: уже на станции метро были расставлены разноцветные коробки и прозрачные шары, знакомые любому игроку — заплати пару юаней и получи случайный приз. Стены станции закрывали экраны — на них транслировалась реклама самых популярных онлайн-игр года. В тот момент, когда Цзеси с Вэньчжоу вышли из вагона, на экранах развернулись локации «Славы», а на ближайшем раскрыл зонт Мрачный лорд.

Стеклянные двери стали порталами — голографическая пленка мерцала так убедительно, что Цзеси даже притормозил на долю секунды, прежде чем шагнуть вперед.

— Впечатляет, — Вэньчжоу улыбался, и от этого настроение делалось еще более праздничным. На все предыдущие выставки Цзеси ходил один, в своем темпе, он не был большим любителем обсуждать увиденное, но сейчас ему нравилось: идти вместе в плотном потоке людей, минимум четверть из которых потрудились над костюмами, прикидывать, к какому стенду они пойдут сначала. Вспоминать, откуда маг с таким странным витым посохом, к которому были приделаны ленты и ракушки.

Снаружи и насколько хватало глаз, до самого входа на выставку, царил фестиваль. На гибких экранах-лентах, из которых сделали пронумерованные аллеи, светились небеса разных мморпг-вселенных, со всех сторон слышались пение стрел, лязганье доспехов, щелчки затворов, звуки выстрелов, заклинания. По пути следования посетителей выставки стояли волонтеры, одетые в костюмы из разных игр, подсказывая, направляя и отвечая на вопросы: на глазах Цзеси и Вэньчжоу боевой маг вскинула копье, указывая компании школьников, в какую сторону поворачивать к автоматам приобретения и активации билетов.

Лутбоксы и мини-игры снаружи тоже были: те, кто не торопился попасть на саму выставку, сворачивали вправо и влево, чтобы попытать свою удачу. Воздух светился от искр-голограмм, когда очередной желающий открывал коробку.

— Смотри, — Цзеси поднял голову и чуть не присвистнул. Они как раз вышли из очередной аллеи с экранами и приближались к зданию — теперь стало видно, что над всем выставочным комплексом в воздухе кружат дроны, а на них сменяют одна другую фигуры аватаров. Ослепительная сотня цветов завис над Цзеси с Вэньчжоу, перезарядил пистолет.

— Рука тянется за посохом, — Вэньчжоу засмеялся, касаясь пальцев Цзеси, а тот сжал ладонь в ответ. В груди потеплело.

Стоять в очереди за активацией билетов не стали: Цзеси предусмотрительно скачал приложение выставки и на всякий случай записал их с Вэньчжоу на проход во все сектора и на стенды. Не то чтобы в человеческих силах было обойти все. Но с маршрутом они решили определиться на месте.

— И за метлой, — добавил Цзеси, когда над ними проплыл Покоритель демонов, замахнувшись кирпичом.

— Напомни мне вернуться за стаканом? — они двинулись дальше: торговые стенды в этом году тоже вынесли наружу, превратив их в ярмарку, на которой средневековье смешалось с техногенными мирами, а те — с играми про девочек-волшебниц и плюшевых котов.

— Лучше сразу купи. — Цзеси тоже обратил внимание на высокие «умные» термостаканы с несколькими программами. Крайний, усыпанный звездами, вдруг ожил, и сверху вниз пролетел Ваккария. Девушка-продавец в робе новичка из старой, почти доисторической игры про мосты и острова, поклонилась.

— Путники издалека, не проходите мимо, покупайте лучшую посуду, освященную жрецами Розы, — на голове у нее радостно мигали кошачьи кибер-уши, в которых ходили все сотрудники и волонтеры, но это только добавляло сюрреализма.

— Я, пожалуй, тоже возьму. — Они с Вэньчжоу потянулись к полке одновременно. К стакану с Ваккарией. Никогда в жизни еще Цзеси не был настолько близок к тому, чтобы смутиться.

После крохотной, заметной, пожалуй, только про-игрокам, заминки Цзеси вложил стакан в пальцы Вэньчжоу.

— А со Своксааром…— тот посмотрел на продавца, но девушка развела руками.

— Уже забрали всех чернокнижников, но вы можете заказать через наш онлайн-магазин, — она протянула Вэньчжоу визитку.

— Вот казалось бы, — через пару рядов, когда они оба рассматривали обложки на планшеты в виде книг заклинаний, поделился Вэньчжоу. — За столько лет можно было бы привыкнуть, но моя устойчивость к хорошему мерчу все равно близка к нулю.

Цзеси понимающе кивнул, потянув Вэньчжоу ближе к стенду, чтобы группа косплееров в доспехах и с катанами, изображающих каких-то техногенных ронинов, не снесла их в сторону.

— У меня тоже. — Цзеси успел купить себе новый коврик для мыши, чашку и дурацкого вида игрушку для рук — зеленый шарик, которому при нажатии на кнопку прилетало по голове от мечника. Глаза у шарика выпучивались уж очень забавно. — Каждый год сюда хожу, каждый год приношу гору всего и клянусь, что в следующий раз обойдусь…

— Не помогает, — Вэньчжоу вздохнул и показал Цзеси на следующий стенд. — Пошли, попробуем зелья?

Тут продавали напитки и мороженое: на сенсорном стенде нужно было выбрать вселенную игры, а внутри нее уже определяться.

— Лимонад «Тирания» с острым перцем, — задумчиво прочитал Цзеси. — Страшно представить.

— Мороженое «Воющий ветер» с чернилами каракатицы и взрывающейся соленой карамелью, — в тон ему отозвался Вэньчжоу.

Они переглянулись и рассмеялись.

Полистав еще, Цзеси остановился на газировке с желейными шариками, каждый из которых выпускал фонтан блесток, стоило ткнуть в него трубочкой. Она называлась «Гаситель жизни».

«Пронзающий облака», выбранный Вэньчжоу, оказался кофейным коктейлем с апельсиновым соком и шапкой черно-желтой кисло-сладкой карамели.

— Допьем и можно идти к роботу, — сказал Цзеси. Вэньчжоу посмотрел на него вопросительно, и тот кивнул вперед. Огромный серебристый робот с сияющим лазерным мечом ходил кругами по площадке возле выставки, прыгал на пружинящей поверхности, будто порываясь улететь.

— Я нас записал в приоритетную очередь, когда брал билеты. Там кабинка как раз на двоих, — объяснил Цзеси, мысленно выдыхая от довольной улыбки Вэньчжоу. Спросить, нет ли у того, например, клаустрофобии, он забыл, но, похоже, обошлось.

— Спасибо, — мягко сказал Вэньчжоу. — Я читал про него на вейбо, кажется, но потом забыл, и тем более, что нужно регистрироваться дополнительно. Это круто.

Вот сейчас Цзеси чувствовал себя ужасно влюбленным. И очень счастливым.

Забираться внутрь робота по узкой лестнице не пришлось — их подняли на платформе, дверь кабины с шипением отъехала в сторону, техник зачитал простые инструкции: как пристегнуться, как управлять, чего не делать.

— Кому могло прийти в голову здесь курить. — Вэньчжоу пристегнулся и поправил ремень, одергивая смявшуюся футболку. На пульте и правда красовалась свежая огромная наклейка с перечеркнутой сигаретой.

— У меня есть пара версий. — Цзеси активировал пульт со своей стороны и, не сдержавшись, восхищенно вздохнул. Оказывается, на пилотском экране робота отображалась иная реальность. Далеко внизу был Пекин под прозрачным куполом, сияющий множеством огней, вокруг — звезды, а на горизонте — вражеский флот.

— Круто. — Вэньчжоу потянулся к пульту со своей стороны. — Пилот или навигатор?

— А ты что больше хочешь? — Цзеси, не задумываясь, быстро достал телефон и сделал фотографию. Вэньчжоу в белом свете кабины, с опущенным на глаза полупрозрачным щитком-экраном для управления, в наушниках выглядел круто.

— Навигатора, — решил Вэньчжоу. Склонил голову набок и улыбнулся. — Полетели.

Это было гораздо проще, чем управлять Ваккарией. Тем более, что Вэньчжоу ловил ход его мысли так легко, как будто каждая из них выводилась текстом на экран навигатора. Робот кружил в нарисованном космосе, закладывая невероятные виражи, расстреливая и взрывая темные корабли, ныряя вверх и вниз. Как пролетело время, Цзеси не заметил.

Свет снаружи в первое мгновение показался слишком ярким. Цзеси несколько секунд моргал, и только потом заметил, как Вэньчжоу убирает телефон в карман.

— Аватара поймал? — со смешком спросил Цзеси, выбираясь из кабины. Вэньчжоу уже стоял на платформе, опираясь на поручни и рассматривая праздник вокруг. Повернул голову, глянул на Цзеси.

— Тебя фотографировал. Тебе боевой робот идет, — ответил он. — Пойдем внутрь или побродим тут еще?

— Наверное, внутрь, — Цзеси заглянул в приложение. — Через полчаса начнется демонстрация «Найди своего аватара», розыгрыш призов и официальное открытие для всех, посмотрим?

Вэньчжоу кивнул, соглашаясь.

На входе в интересующий их павильон раздавали очки дополненной реальности, активирующиеся кодом билета. Цзеси поправил свои — от 3d-очков, например, у него почти сразу начиналась головная боль, но эти, вроде бы, такого эффекта не имели.

— Вау, — Вэньчжоу крутил головой, заинтересованно рассматривая все вокруг. Тут была «Слава». Стенды павильона создатели гармонично вписали в знакомый до последнего пикселя город. Точнее — города, сменявшие друг друга. А еще здесь были аватары. Множество их, парящих в воздухе, торгующих, сражающихся, охотящихся на боссов. Какой-то мечник пролетел через Вэньчжоу, оставив в воздухе след из голубых искр.

Вэньчжоу помахал перед лицом ладонью.

— Ну как всегда, — смешливо заметил он.

Они неспешно шли от стенда к стенду, пока в самом центре павильона не забил разноцветный фонтан. Здесь было людно — приложение очень ждали, пиар-акции удались на славу, и немало в том помогли публикации про-игроков на вейбо.

Цзеси этому был только рад. Он с интересом посмотрел на таблицы по набранным за аватаров очкам: третье место, у Вэньчжоу второе, на первом — Дай Яньци. На десятом разместился Е Сю, который, похоже, всерьез ловил только Праха, ниже всех болтался Шаотянь, который аватара поймал прямо у себя на клавиатуре и тут же снова в нее вцепился. В целом Ваккарию изловили пять раз, Своксаара — двенадцать, а Мрачного лорда — два.

Экраны мигнули, показывая теперь призовые комплекты — за второе и третье место полагались подарки.

Цзеси вздохнул. Под камеры ему попадать не хотелось, это, конечно, было привычно, но так хорошо было просто болтаться по выставке вдвоем.

— Иди сюда, — Вэньчжоу потянул его за плечо. Подошел к девушке у стенда и негромко что-то сказал. Цзеси не разобрал — музыка и одобрительный шум толпы, под который таймер на большом экране отсчитывал секунды до официального открытия «Слава: поймай своего аватара» перекрывали все.

Девушка заулыбалась, покивала. Подставив под портативный сканер qr-код своего приложения, Цзеси получил плотный картонный пакет. Такой же держал в руках Вэньчжоу. Вокруг царило веселье типичного нового сервера, и Цзеси вдруг остро понял, что он, наверное, нагулялся.

— Поехали ко мне? — спросил он Вэньчжоу, сдав очки и выбравшись на свежий воздух. В клуб не хотелось, гулять — честно говоря, тоже. Кажется, Цзеси выбрал весь максимум общения с людьми, кроме Вэньчжоу, на сегодня.

— Давай, — Вэньчжоу улыбнулся, поднимая взгляд от подарочного конверта, который потрошил, и показал Цзеси брелок — плоский, металлический, увесистый. Красивый. С двух сторон на нем были золотым по черному выбиты аватары разных классов и лого приложения.

Цзеси достался такой же.

Пока он вызывал такси, то сообразил, что дома есть только диван. И все еще — один барный стул. Хотя вряд ли Вэньчжоу можно было этим смутить, что он там не видел?

***

Цзеси поцеловал Вэньчжоу сам. Закрыл дверь, забрал у него рюкзак — густого синего цвета, из приятной на ощупь плотной ткани, — повесил рядом со своим на рейку, обозначавшую место будущего шкафа. Тронул за плечо, и когда Вэньчжоу развернулся, Цзеси подался к нему ближе, касаясь губ своими. Поцелуй был неловким первые пару секунд, а потом Вэньчжоу поднял руку, погладил Цзеси по шее, затылку, привлек к себе.

От Вэньчжоу слабо пахло карамелью и кофе, футболка под пальцами Цзеси была мягкой, очень тонкой, и через ткань ощущалось тепло, а когда Цзеси сдвинул ладонь ближе к вороту — быстрый пульс.

Они целовались, прислонившись к стене у дверей. Здесь, как в захлопнувшейся ракушке, отгороженной от мира, было прохладно и тихо, все остальное — «Слава», выставка, приближающаяся осень, аватары, — осталось снаружи. Сейчас в приоритете было другое.

— Вино? — спросил Цзеси, когда они оторвались друг от друга, чтобы отдышаться. Переступил, скидывая кеды: убирать от Вэньчжоу руки и переставать обнимать не хотелось. Цзеси не ощущал уверенности в том, что найдет еще повод для поцелуев.

Вэньчжоу молча улыбнулся и покачал головой. Взял Цзеси за руку, безошибочно уводя в гостиную — белую, просторную, с широким темно-зеленым диваном, стоящим пока ровно по центру комнаты. Подтолкнул, заставляя сесть и откинуться на пружинящие подушки.

Встретившись с Вэньчжоу взглядом, Цзеси почувствовал, что ему становится жарко. Горячие мурашки катились по рукам, спине — от загривка вниз, по всему телу, заставляя дышать часто и неглубоко. Глаза у Вэньчжоу были темнее обычного, а взгляд очень внимательным. Цзеси смял в пальцах подол его футболки, потянул вверх, жадно касаясь ладонями теплой кожи, и Вэньчжоу шумно выдохнул, упираясь коленями в край дивана, поднимая руки, чтобы выпутаться из ткани. Толкнул Цзеси в плечо снова, погладил шею — Цзеси наклонил голову, подставляясь под прикосновение. В джинсах было тесно, они давили на член, мешались на коже, ставшей непривычно чувствительной. Ощущений становилось больше, чем Цзеси когда-либо представлял себе, от них мутилось в голове, сбивалась концентрация. Он облизнул пересохшие губы, глядя на Вэньчжоу снизу вверх, на острый подбородок, взлохмаченные, упавшие на лицо мягкие пряди, линию ключиц. Потянулся потрогать, коснуться пальцем ямочки между ними. В том, что происходило сейчас, была определенность, которой не хватало словам — их Цзеси никак не удавалось сложить так, как хотелось, как чувствовалось. Когда Вэньчжоу сжал сосок сквозь ткань, Цзеси растерял даже остатки мыслей — вместо слов с губ сорвался длинный вздох, и еще один — возмущенный, — когда Вэньчжоу чуть отстранился, опускаясь на колени перед диваном.

Футболку Цзеси снял сам. Подушка под спиной оказалась жесткой и прохладной, и от этого контраста его пробрало дрожью. Он приподнялся, помогая Вэньчжоу стянуть с себя джинсы, сразу вместе с трусами. Сердце колотилось в горле, в голове было пусто и звонко.

Вэньчжоу с силой провел ладонями по бедрам, и Цзеси развел ноги шире, ловя его движения, подчиняясь им. Заерзал по дивану, вскинулся, когда Вэньчжоу накрыл ртом член и начал сосать, помогая себе рукой. Цзеси зажмурился. Жарко, влажно, так хорошо, что его подбрасывало на каждом вздохе, и даже о том, чтобы вообще вдохнуть, приходилось вспоминать — иначе удовольствие перекрывало все, заполняло целиком, неконтролируемое, сильное и яркое. Под веками плыли красные и рыжие пятна от солнца и от того, как сильно Цзеси жмурился, пальцы натыкались то на жесткую ткань обивки, то на руки Вэньчжоу. Оргазм обжег: Цзеси задрожал всем телом, попытавшись податься назад, но Вэньчжоу сжал ладонь на его бедре — так ощутимо, что это стало последней каплей.

— Повернись, — сказал Вэньчжоу хрипло через несколько мгновений. Губы у него блестели, на скулах горели яркие пятна. Цзеси под его взглядом чувствовал себя пьяным без всякого вина.

Держась за спинку дивана, он развернулся. Встал на колени, чувствуя спиной, между лопаток, взгляд Вэньчжоу. Тот поднялся. Цзеси повернул голову, наблюдая, как Вэньчжоу расстегивает джинсы, снимает, и белые трусы с влажным пятном спереди, где ткань натягивал член, тоже. Возбуждение накатило с новой силой. Когда Вэньчжоу погладил его по заднице, сжал пальцы на ягодицах, разводя в стороны, Цзеси задохнулся.

— Смазку забыл, — Вэньчжоу фыркнул, поцеловал Цзеси между лопаток, наклонившись вперед. — Сейчас приду.

Проводив Вэньчжоу глазами, Цзеси уткнулся в скрещенные на спинке дивана руки. Ему было хорошо. Возбуждение колебалось внутри медленными горячими волнами, как слои в кофейном коктейле — нетерпение, интерес, чистая яркая радость от того, что они с Вэньчжоу здесь и сейчас, вместе. Цзеси никогда не пытался представить себе, как это — быть с кем-то. Не только в постели — в принципе, расширить свои границы так, чтобы они соприкоснулись с другим человеком.

С Вэньчжоу это оказалось правильно, естественно и легко. Комфортно. Может быть, совсем не так, как об этом писали в книгах, говорили и снимали кино, но их собственным единственно верным способом.

Вэньчжоу провел ладонью по его спине, шее, взъерошил волосы на затылке, и Цзеси оттолкнулся от дивана, прижимаясь к нему. Тот обнял Цзеси за талию, притянул ближе, встав между разведенных ног, поцеловал за ухо. Секунды плыли мимо, теплые, как вода в озере, Цзеси слушал, как Вэньчжоу дышит, часто и голодно, гладил его по руке, чувствовал, как в поясницу упирается член, подставлял шею под короткие поцелуи.

— В следующий раз поменяемся местами, — сказал Цзеси, упираясь ладонями в спинку дивана и прогибаясь в талии под руками Вэньчжоу.

— Хорошо, — голос у Вэньчжоу просел, и Цзеси мимолетно подумал, что он хочет слышать это чаще.

Смазка оказалась прохладной, а палец внутри в первые секунды ощущался скорее непривычно, чем приятно — и это оказалось настолько возбуждающе, что Цзеси прикусил губу. Вэньчжоу растягивал его неторопливо, второй рукой поглаживая и сжимая ягодицы, иногда даже намечая прикосновение коротко подпиленных ногтей. Гладил по внутренней стороне бедер, пояснице, поддерживая движения Цзеси навстречу скользящим в заднице пальцам. Но члена не касался, и сам Цзеси тоже не стал — ему хотелось продлить этот момент, когда действительно казалось, что время остановилось, весь мир, которому было до них дело, отключился, и остались только эта комната, теплый, летний воздух, звуки дыхания и хлюпающей смазки, нарастающее желание, прикосновения рук. Только он сам и Вэньчжоу.

— Хватит, — Цзеси обернулся через плечо, сморгнул с ресниц пот, глядя на Вэньчжоу. Тот кивнул и улыбнулся: голодно и горячо.

Когда Вэньчжоу сжал пальцами его бедра, Цзеси уронил голову, жмурясь. Он вслушивался в грохот крови в висках и дышал, чувствуя, как плавно входит в задницу член, растягивая, надавливая, как Вэньчжоу разводит ягодицы шире, тискает и мнет, уже не слишком контролируя себя.

Вэньчжоу оказался тихим. Короткие, отрывистые стоны Цзеси едва улавливал. Может, просто потому, что с трудом вообще осознавал, на каком свете находится: медленный, тягучий ритм, заданный Вэньчжоу, сводил с ума, в него вплеталось все — легкий дискомфорт и острое удовольствие, ноющие ноги и непривычное давление внутри. Когда Вэньчжоу принялся дрочить ему, Цзеси вскрикнул, одновременно пытаясь толкнуться в ладонь и податься назад, насаживаясь на член.

Вэньчжоу уперся одной рукой в спинку дивана, совсем рядом с лицом Цзеси — очень удачно, как раз так, чтобы можно было повернуть голову и поцеловать внутреннюю сторону локтя, дождаться тихого стона и повторить. Рука дрогнула, и Вэньчжоу сорвался, вбиваясь в Цзеси резкими, сильными движениями, плотнее сжимая пальцы на его члене.

Второй оргазм накатил с такой силой, что от реальности на какое-то время осталось только сотрясающее все тело удовольствие и тонкий звон в ушах. Только потом Цзеси почувствовал, как рвано дышит Вэньчжоу, уткнувшись лбом ему в плечо и водя пальцами по бедру, как влажно внутри и слегка саднит задница, и как гудят ноги.

— До вечера не пошевелюсь, — пробормотал Цзеси, когда они устроились на диване вдвоем, переплетясь руками и ногами. Вэньчжоу поцеловал его в висок и смешливо отозвался:

— Уже вечер.

***

Есть после секса хотелось невероятно. К счастью, в жилом комплексе уже работало небольшое кафе: достаточно было написать в вичат и встретить курьера у дверей. Цзеси забрал объемный пакет — оттуда заманчиво пахло лапшой, жареными моллюсками, овощами, — большой термос с чаем и стаканчики.

Вэньчжоу уже успел включить ноутбук и загрузиться в «Славу». На экране происходило убийство акулой. В смысле — Своксаар загонял в угол ивентной арены какого-то борца с крабами на руках, и тому уже явно не светило даже пол-шанса на победу.

Но отвлекать Цзеси все равно не стал. Вэньчжоу вскинул на него взгляд, улыбнулся — и добил противника.

— Сейчас тоже включусь, — время барного стула настало. Еду Цзеси сперва составил на подоконник, а потом сходил за стулом на кухню и переставил его к дивану. Получилось в целом удобно.

Они так и устроились — прислонившись к спинке дивана и плечами друг к другу, с ноутбуками на коленях. Периодически то один, то второй дотягивались до коробок с лапшой или моллюсками и снова отвлекались на коктейльных монстров.

— Пробежимся за рецептами? — предложил Цзеси, поцеловав Вэньчжоу в висок. — Данжи сбросились, я сегодня еще не был.

— Идем.

Чай пах пряно и терпко, играть так — с ноутбуком на коленях, — было не очень удобно, но хорошо. Тем более, что особых навыков не требовалось — основная часть ивента рассчитывалась для игроков всех уровней, а потому можно было начать с самых простых подземелий.

Да и на более сложные их общего урона со Своксааром хватало без какого-либо напряжения.

— Закат, — заметил Вэньчжоу. Они вернулись на песчаную косу, и теперь Ваккария со Своксааром сидели у кромки прибоя. Волны накатывали на берег, шелестели, звуки моря наполнили гостиную. Можно было обменять коктейли на награды или никуда не спешить.

На экранах ноутбуков медленно догорал летний закат. Разработчики не поскупились — он переливался всеми оттенками оранжевого, красного, розового, утопал в море, на которое легла солнечная дорожка.

— Смотри. — Цзеси приблизил картинку. На золотой воде, яркой, сверкающей, что-то было. Рассмотреть пока не удавалось. Они с Вэньчжоу переглянулись.— Проверим? — предложил Вэньчжоу, азартно сверкнув глазами.

Цзеси и не думал отказываться. Ваккария взмыл в воздух, закладывая вираж над полосой на волнах. Впрочем, оказалось, что по ней можно идти — это выяснил Своксаар. Узкая тропинка вела вперед по воде.

К элитным коктейльным монстрам, сбросившим невидимость в момент приближения игроков. В гостиной воцарилась тишина, нарушаемая только кликами мышек и клавиатур. Монстры вспыхивали и разлетались золотистыми вспышками, щедро одаривая удесятеренным количеством коктейлей. Вскоре на дорожке стало людно — все, кто увидел в чате ачивки Своксаара и Ваккарии за разблокировку временной зоны охоты, присоединились к ним, а кто-то, особенно наглый, даже попытался столкнуть Своксаара в воду.

Когда с одной стороны дорожки показался Пустынный прах, а рядом с Ваккарией на роторе пролетел кто-то в красном шарфе, происходящее начало смахивать на элитную пвп-свалку.

— Минута до закрытия зоны охоты, — сказал Вэньчжоу, ухмыльнувшись. Своксаар переместился на берег и направился к торговцам. Акула гордо поблескивала глазом на его плече.

Цзеси прикинул — да, ловить здесь было уже нечего, а вот шансы встрять в побоище с целью вытряхивания коктейлей повышались с каждой секундой. И последовал за Вэньчжоу.

Рассмеявшись, они потянулись друг к другу. Поцелуй получился неторопливым, ласковым, головокружительно-нежным.

— Все самое полезное мы уже сделали, — заметил Вэньчжоу самым серьезным тоном. — Думаю, в чаты можно не заглядывать…

— Тем более, что в рейтинге мы теперь с большим отрывом впереди, — Цзеси разлогинился раньше, чем посмотрел, кто же из них на первом месте. Но прямо сейчас — какая, в общем-то, разница?

Он развернулся к Вэньчжоу, откладывая ноутбук на пол, подождал, пока тот сделает тоже самое, а потом забрал его ладонь в свои. Коснулся губами подушечек пальцев, среднего, потом указательного, глядя Вэньчжоу в глаза и завороженно наблюдая, как они темнеют, как Вэньчжоу покусывает губу.

Когда Цзеси поцеловал центр ладони, подрагивающей под прикосновениями, Вэньчжоу тихо застонал. Цзеси приподнялся, легко толкнул его в плечо, заставляя опуститься на диван. Наклонился над Вэньчжоу, касаясь губами острого подбородка, шеи сбоку, плеча, неторопливо изучая, запоминая его реакции на каждое касание. У него были большие планы на ночь — и каждую минуту Цзеси собирался потратить на самые лучшие глупости.

Через несколько часов, слушая, как сонно дышит моментально провалившийся в дрему Вэньчжоу, Цзеси потянулся было за телефоном, но для того, чтобы его достать, нужно было отодвинуться, и он передумал.

Летняя ночь текла медленно-медленно, будущий сон покачивался пока где-то на краю сознания, по потолку скользили отсветы, а Цзеси, пожалуй, впервые в жизни ничего не обдумывал, не размышлял о «Славе», команде, ивентах, о тактике и стратегии, о том, что нужно будет сделать завтра.

Он лежал в мягкой темноте, рядом спал Вэньчжоу, и жизнь — вот именно в этот, ослепительно спокойный, полный уюта момент, — была прекрасна. Цзеси сказал бы — он никогда не мог такого представить, но он и не пытался — тоже никогда. Потому что ему и в голову не приходило, что любовь может быть такой: не дополняющей, потому что оба и так были целыми, не бешеным взрывом, сметающим все вокруг, потому что их жизни и без того были очень хороши. Любовь была чем-то новым, спокойным и светлым, большим и расширяющим границы мира вокруг. Как лето, бесконечное и солнечное.

С этой мыслью Цзеси и уснул. Пекину лето обещало завтрашнюю жару, а им — коктейли, мороженое и второй день выставки.

***

— Смотри, — Вэньчжоу коснулся запястья Цзеси, привлекая его внимание. В трех метрах от выбранной ими кофейни, под баннером с феей в доспехах работал разноцветный шар-автомат со случайными призами в коробках. В целом это было логично, последний день выставки как раз сегодня.

— Хочешь попробовать? — Цзеси, наверное, тоже не отказался бы. Настроение было отпускное, расслабленное и любопытное: как будто в него до самого верха залили удовольствия от жизни и щекочущего чувства влюбленности, дополнив этот коктейль любопытством — каким будет следующий сезон, будущий год, их отношения.

Вэньчжоу кивнул.

— Возьми и мне, а я пока нам кофе куплю, — он улыбнулся Цзеси и пошел к стойке кофейни. Его самолет улетал через час — обратно в Гуанчжоу, а самолет Цзеси через час и двадцать минут — в Нанкин, к семье.

Скормив автомату денег с карты, Цзеси забрал два разноцветных шарика. Внутри, если ободрать сияющую блестками обертку с рекламой, могли оказаться скидки на приобретение карт аккаунтов, внутриигровые подарки, купоны на всякую мелкую и крупную компьютерную периферию, брелки, фигурки…

— Ваккария, — Вэньчжоу рассмеялся. — Серьезно. Смотри!

На его ладони с самым сосредоточенным видом кастовал что-то — даже Цзеси затруднился понять, что задумывал создатель, — Ваккария собственной персоной. Небольшая фигурка с метлой-прищепкой для бумаг была детализированной, красивой и аккуратной.

Вэньчжоу поставил ее на высокий столик у окна, из которого открывался вид на взлетающие и садящиеся самолеты, и достал телефон. Цзеси сдвинул в сторону стаканчики с кофе.

— Напишу, что все-таки поймал, — сказал Вэньчжоу. — Не знал, что они включили эту серию в лутбоксы.

— Малыш Лу вытрясет из них душу, если Летающий меч тоже в серии, — Цзеси смотрел на Вэньчжоу, на блики солнечного света на его лице, на яркие губы.

— Если там есть Мрачный лорд…

— А если Пустынный прах…

Они смеялись, перебирая аккаунты друзей. Снаружи разлетались в разные стороны самолеты.

— До встречи в новом сезоне, — Цзеси коснулся пальцев Вэньчжоу, стоя под таблом вылета.

— До встречи, — тот улыбнулся, сжимая его пальцы в ответ. Поправил рюкзак на плече и пошел на посадку. Солнечные полосы ложились на его куртку.

Цзеси помахал рукой, когда Вэньчжоу обернулся.

Он был влюблен, счастлив, и лето внутри обещало быть бесконечным.
Ptitca2020.10.27 19:04
Прочитала с огромным удовольствием, спасибо за эту теплую, уютную историю ❤️
Особенно понравился момент с первым поцелуем, с реакцией на него Цзеси. Так хорошо, что они быстро все прояснили и никто не стал загоняться)
Вот покемонгоу меня ни разу не увлекал, но за аватарами я бы сама с удовольствием поохотилась)))
Ayliten2020.11.09 17:33
Ptitca, спасибо большое за отзыв, очень рады, что вам понравилось)))
цитировать