автор: donna Isadora
бета: Solli

Неравнобедренный треугольник

номинация: Западные книги, фильмы, комиксы 15К+
тип работы: текст
количество слов: 51589
предупреждения: упоминание канонных смертей
саммари: История любовного треугольника в декорациях двух магических войн.

В школе мне как будто хотелось тебя уничтожить... Ты был как моя тень, от которой я хотел избавиться. И я тебя отправил в Визжащую хижину к Люпину. Не знаю, о чем я думал… Что ты исчезнешь, и меня отпустит? Ты меня очень сильно волновал, но я не понимал, почему... И это больше всего бесило. Я не осознавал того, что делаю. Да и сейчас я не понимаю, почему именно ты. Я только знаю, что хочу быть с тобой, Сев. Быть по-настоящему.
Треугольник – это простейший многоугольник, имеющий три вершины и три стороны.
Учебник геометрии.

Пристегнись, наверно, крепче
Я свою превышу скорость,
Нас с тобой твой друг не увидит вместе,
Мы ляжем по разные стороны полос.
Мумий Тролль


========== Зелье утешения ==========
Регулус подходил к ваннам старост, когда услышал знакомые голоса, заставившие его остановиться. Пожалуй, последним человеком в школе, которого он хотел бы сейчас видеть, был Сириус Блэк. И именно его веселый смех раздавался сейчас в пустом в этот поздний час коридоре. Тем не менее, Регулус сделал над собой усилие и пошел дальше. Разумеется, все четверо были здесь. И, разумеется, они были заняты не повторением домашних заданий.

– Что вы здесь делаете в такое время? – спросил он, стараясь сделать свой голос ниже и значительнее.

– О, привет, братишка, – тут же отреагировал Сириус, спрыгнул с подоконника и напряженно улыбнулся.

– Разве на вас не распространяются школьные правила?

– Странно, Реджи, мы как будто росли в одной семье, но я научился здороваться, а ты – нет.

– К тому же, ты не ведешь себя как последний болван, в отличие от…

– Спасибо, Джеймс, – прервал друга Сириус, не сводя глаз с брата. – Будешь стучать на меня декану?

– Раз уж ты заговорил о вежливости, то мог бы ответить на последнее письмо мамы, – сказал Регулус, с показным равнодушием рассматривая книги, лежащие стопкой на скамье, вокруг которой проходило собрание друзей. Люпин, тоже староста, между прочим, старательно отводил глаза и одновременно пытался прикрыть пергаментным свитком название верхнего фолианта.

– Ты о том вопиллере, который мне посчастливилось получить на прошлой неделе? – с деланой беспечностью спросил Сириус, растянувшись в широкой улыбке.

– Тебе лучше знать.

– Неправда! Трогательное послание мамы слышал весь Большой зал, и думаю, большинство нормальных людей согласятся с тем, что письма, написанные в подобных выражениях, не требуют ответа.

– Я не собираюсь обсуждать здесь подобные вещи, – сказал Регулус, чувствуя, что начинает краснеть. У Сириуса тоже на щеках появился румянец гнева. – И хочу еще раз напомнить, что простым ученикам не место и не время здесь находиться. Если вы сейчас же отсюда не…

– Ты все расскажешь декану, мы уже поняли, – Сириус презрительно махнул рукой, прерывая его. – Удивительно, до чего же Слизерин уродует людей.

– Думаю, нам и правда пора идти, – тихо сказал Люпин, обращаясь ко всем сразу.

– Но мы же еще не закончили! – воскликнул Джеймс и с нескрываемой досадой посмотрел на Регулуса.

Тот подошел к брату вплотную и тихо ему сказал:

– Ты пользуешься тем, что Блэки никогда не выдают друг друга, и прекрасно знаешь, что я ничего никому не скажу.

– Да, именно поэтому мы и сидим в этом коридоре, – просто сказал Сириус.

– Но помимо меня и твоего карманного старосты есть и другие…

– Но никто из них не имеет привычки торчать допоздна в библиотеке, чтобы потом безраздельно пользоваться ванной для старост по три часа, – с улыбкой пояснил Сириус. – Кстати, а что ты так долго там делаешь? Впрочем, можешь не отвечать.

– Но просто для справки, нормальным людям на это минут десять от силы нужно, – встрял Джеймс и покатился со смеху, глядя на то, как Регулус краснеет от пяток до макушки. Тот развернулся и под громкий смех отправился в свою любимую ванную и запер за собой дверь. Пытаясь прийти в себя после неприятного разговора, он не сразу заметил, что большую ванну наполняет вода и ароматная пена готова уже перевалиться через ее край.

– Кто здесь? – спросил он, но ответа не последовало. Регулус огляделся по сторонам, но никого не увидел. При этом он просто физически ощущал, что в комнате кто-то есть.

– Пивз, это ты?

Но в ответ на это не последовало ни восторженного вопля, ни завывания, ни броска в голову куском мыла – словом, ничего такого, в чем можно было сразу опознать школьного полтергейста.

– Я староста, и тебе несдобровать, когда я тебя найду, – предупредил Регулус, доставая из кармана волшебную палочку.

– Ну, тогда советую искать тщательнее, – послышался голос. Он показался Регулусу смутно знакомым, но странным, словно человек, которому он принадлежал, был пьян.

– Перестань дурачиться и выходи!

– Не хочу, тут так приятно, – растягивая слова, ответил голос.

– Где ты?! – громко спросил Регулус, теряя терпение и лихорадочно оглядываясь по сторонам.

– А знаешь, это даже неплохо, что ты зашел. Я бы сказал, что мне крупно повезло.

– Ты совсем, что ли, больной? – возмутился Регулус, тщетно пытаясь понять, где в этой комнате можно спрятаться. Здесь не было ни одной закрытой полки или хотя бы занавески – словом, ничего, что могло бы служить укрытием.

– А ты такой красивый, когда злишься, – с какой-то странной нежностью сообщил голос.

– Ну, все, я иду за деканом!

– Но сначала тебе опять придется встретиться с твоим обожаемым братцем и его приятелями, а ты ведь этого так не хочешь, правда? – глумливо спросил незнакомец.

– А ты откуда… Да тебе вообще какое дело?! – закричал Регулус, и тут до него наконец-то дошло. – Ты под заклятием невидимости! Думаешь, это так остроумно, да?

– Ну, ты же не сразу догадался, значит, остроумно.

– Вылезай и проваливай отсюда! – приказал Регулус, направляя волшебную палочку на ванну: он разглядел заметный прогал в пене, который мог быть невидимым человеческим телом.

– А знаешь, даже интересно будет посмотреть на выражение лица твоего братца, который увидит, как из твоей ванной выходит другой парень, – голос издевательски засмеялся. – А то Блэк все недоумевал, чем ты тут по ночам занимаешься. Он-то по наивности думает, что ты тут с Милицей Эббот встречаешься или дрочишь, на худой конец, а оно вон как все обернется.

– Идиот!

– Вот и я говорю, первостатейный идиот твой братец.

– Фините Инкататем, – произнес Регулус, направляя волшебную палочку на ванну.

– Спасибо, – вальяжно произнес появившийся в ней Снейп и нырнул в пенную воду с головой.

– Снейп?! Ты с ума сошел? – спросил Регулус, наблюдая, как тот выныривает у бортика рядом с ним.

– Ну, не совсем, – последовал странный ответ. Лицо Снейпа было расслабленно, на губах играла полупьяная улыбка, что делало его совершенно непохожим на себя.

– Тебе нельзя здесь находиться!

– Вот ведь парадокс – находиться нельзя, а я почему-то здесь, – засмеялся Снейп, соскользнул на дно ванны и вынырнул под струями горячей воды. Потом он отплыл к противоположному бортику ванны и нагло уставился на Регулуса.

– Вылезай оттуда! – велел Блэк без особой уверенности.

– Лучше ты ко мне, – предложил Снейп, поднял из воды руку и, стряхнув с нее пену, принялся загибать пальцы. – Во-первых, ты собирался помыться, а нарушать свои планы из-за всякой ерунды не по-слизерински. Во-вторых, ты в любом случае предпочтешь пересидеть здесь, чем появляться на глаза своему брату и его банде. В-третьих, почему бы не получить удовольствие с тем, кто совсем не против его разделить, м?

Намек был настолько прозрачным, что Регулус потерял дар речи. Он тупо пялился на вальяжное лицо Снейпа, разглядывающего его с нескрываемой похотью, и не мог поверить в происходящее.

– Ты совсем с ума съехал? – сипло спросил он, делая шаг к двери. – Я… я не такой.

– Да ладно тебе, Реджи, – махнул рукой Снейп, снисходительно глядя на однокашника, – я же не жениться предлагаю. Что ты теряешь, кроме невинности, которая большими красными буквами написана на твоем испуганном лице, м? Или тебе так уж часто предлагают хорошо провести время в компании умного человека, который не прочь доставить тебе удовольствие?

– Это ты о себе, что ли? – скептически спросил Регулус, подумав, что он совершенно напрасно вступает в дебаты с этим полоумным.

– Представь себе, да, – ничуть не смутившись, ответил Снейп, убирая мокрые волосы с лица. – У тебя ведь нет друзей в школе? Даже приятелей нет, насколько я знаю. И представь, я не удивлен. Вашу параллель можно смело отправить в логово троллей, и те примут их за своих дальних родственников.

С этими словами Регулус горячо согласился, но вслух ничего не сказал.

– И только ты не вписываешься в этот пантеон тупости, – продолжил Снейп. – Неудивительно, что тебя сделали старостой, несмотря на то, что ты даже своим домовым эльфом не умеешь командовать.

– Не тебе судить, – огрызнулся Регулус.

– Ну, почему же, как раз мне, – усмехнулся Снейп, – это ведь ты меня вот уже десять минут уговариваешь подчиниться своему приказу.

Неожиданно он встал, перешагнул бортик и оказался перед Регулусом, мокрый и абсолютно голый.

– Я решил сделать тебе приятное, ты ведь хотел, чтобы я вышел из ванны, – тихо сказал Снейп, глядя ему в глаза со странной смесью насмешки и нежности.

– Ты сумасшедший, – выдохнул Регулус и отшатнулся, стараясь не глядеть на обнаженный пах Снейпа.

– Не бойся, – сказал тот, – я не собираюсь к тебе приставать. Хотя сейчас мне этого очень хочется. Я предлагаю тебе эксперимент. Ты ведь интересуешься зельеварением, а значит, должен любить эксперименты.

– Какое это имеет…

– Послушай, Реджи, ты же знаешь зелье «Solacium afferre»? – перебил Снейп, и на миг его взгляд перестал быть масляным, в нем мелькнула привычная осмысленность.

– Зелье утешения? Конечно, знаю! Его проходят на третьем курсе, – обескуражено ответил Регулус, удивляясь перемене темы.

– А ты знаешь, что если слегка изменить пропорции, то можно добиться совершенно фантастического эффекта? – довольно спросил Снейп и поглядел на собеседника так, словно ожидал бури восторженного удивления.

– Любое зелье при изменении пропорций дает фантастический эффект, – скептически возразил тот. – В этом легко убедиться, посетив любой урок зельеварения с троллями из нашей параллели.

– О, с ними я даже не берусь конкурировать, – весело отозвался Снейп и подошел еще ближе к Регулусу, – но я говорю сейчас не об этом. Если сделать основным ингредиентом не страстоцвет, а любисток, то вместе с утешением можно получить еще массу других положительных эмоций. Хочешь попробовать?

– Ты по ошибке сварил какой-то наркотик и хочешь, чтобы я его испытывал на себе? – презрительно спросил Регулус, отталкивая от себя Снейпа. Но тот даже не думал обижаться.

– Во-первых, не по ошибке, во-вторых, не какой-то наркотик, а сильно возбуждающий и расслабляющий одновременно. К тому же там нет ни одного запрещенного или даже редкого ингредиента! Думаю, сам Слизнорт по достоинству оценил бы мое изобретение, пожелай я его просветить, – сказал Снейп и взял Регулуса за руку. – Ты выглядишь таким нервным, тебе бы не помешало мое зелье.

– Ты просто хочешь меня соблазнить, а заодно заполучить себе еще одного подопытного, – сказал Регулус, освобождаясь от рукопожатия.

– Ты прав. А что в этом плохого? – резонно спросил Снейп, заходя за спину Регулуса и дыша ему в затылок. – Мы же с тобой слизеринцы, а значит, всегда ищем своей выгоды.

– И какая же мне польза от твоих экспериментов? – спросил Блэк, стараясь скрыть свою нервозность и одновременно ощущая неожиданно возникшее в нем возбуждение. Просто никто раньше не соблазнял его так открыто.

– Ну… даже не знаю, с чего начать, – улыбаясь, сказал Снейп, – во-первых, ты очень напряжен сейчас, злишься на брата и на себя, потому что не можешь на него никак повлиять. Ты думал, что статус старосты что-то изменит, но нет, Сириус по-прежнему ни в кнат тебя не ставит. А ты так отчаянно хочешь заслужить его уважение… даже несмотря на то, что он настроил против себя всю семью. Но ведь он все равно старший сын, а ты второй, во всем, был и остаешься.

– И что с того?

Регулус нервно сглотнул и посмотрел на Снейпа, стоящего так близко, что можно было почувствовать тепло его тела и запах персиковой пены для ванны, из которой он только что вылез.

– Тебе нужна передышка, Реджи. Высокомерие и неприступность душат тебя, ты же совсем не такой. Ты до смерти боишься, что все поймут, как ты слаб и одинок на самом деле. Ты жаждешь расслабления и покоя, ведь именно за этим ты приходишь сюда, правда? – тихо продолжал Снейп, опуская руку ему на плечо. – Я могу тебе это дать. Совершенно безвозмездно.

– Прямо так и безвозмездно? – спросил Регулус, испытующе глядя на собеседника.

– Абсолютно. Я не буду к тебе приставать, если ты не захочешь, – заверил Снейп и убрал руку с плеча Блэка. – Но я почему-то думаю, что одиночество надоело тебе не меньше…

– Чем тебе? – перебил Регулус. – Все, что ты тут наговорил, оно ведь о тебе?

– Ты думаешь? – с холодной улыбкой спросил Снейп, развернулся и залез в ванну. – А впрочем, я не собираюсь тебя уговаривать, – продолжал он из пены. – Мне сейчас чертовски неохота напрягаться, поэтому я буду и дальше нежиться в ванной, а ты можешь…

– Я согласен.

– Правда? – Снейп жадно уставился на Регулуса. Тот нервно улыбнулся и стал расстегивать мантию, ему уже давно было в ней жарко.

– Доставай свое зелье, пока я не передумал.

Снейп быстро вышел из ванны и прошлепал мокрыми ногами до лавки, под которой небрежно валялась его мантия. Он достал из ее карманов несколько флаконов и протянул Регулусу один, с зеленовато-жемчужной жидкостью.

– Ты его ни с чем не перепутал? – с сомнением спросил Блэк.

– Реджи, тебе и правда надо расслабиться, – иронично заметил Снейп и потом с интересом наблюдал, как Регулус пробует зелье на вкус, а потом опрокидывает в себя залпом. Блэк стоял с закрытыми глазами, подняв голову к потолку и опустив руку с пустым флаконом. Он глубоко вздохнул, обычная складка между его бровей разгладилась, а на губах заиграла улыбка, такая непосредственная и детская, что делала его непохожим на самого себя.

– Это… это… – прошептал Регулус и посмотрел на Снейпа, пытаясь выразить свой восторг, но словно позабыв все слова.

– Эйфория, – подсказал Снейп, забирая из ослабевшей руки Регулуса флакон и пряча его в бездонные карманы своей вечно мятой мантии. – Когда я в первый раз его попробовал, думал, умру от счастья…

– Да, именно это… – задыхаясь, подтвердил Регулус и, чувствуя слабость в ногах, присел на скамью.

– Вообще, было бы забавно, если бы так и произошло. Представляю, как бы меня нашли в туалетной кабинке мертвого, но с абсолютно счастливой рожей, – улыбнулся Снейп, расстегивая на Регулусе рубашку. Тот не сопротивлялся, напротив, ему казалось полной глупостью то, что он все еще одет.

– Это должно пройти минуты через две, – сказал Снейп, стягивая с Блэка штаны вместе с трусами. – Впрочем, ты моложе, поэтому эффект может длиться дольше.

Он жадно разглядывал голого Регулуса и следил за тем, как действует зелье. Бледность на щеках Блэка сменилась неестественным румянцем, глаза начали лихорадочно блестеть, а зрачок расширился. Снейп дотронулся тыльной стороной ладони до лба Регулуса, почувствовал легкий жар, охвативший его, потом провел рукой по пылающим щекам, по-мальчишески нежным, но уже знакомым с бритьем. Он спускался дальше, вниз по тонкой шее с пульсирующей жилкой и наметившимся кадыком, погладил Блэка по безволосой бледной груди, остановившись на розовом соске, окруженном редкой порослью. Он не мог сопротивляться дольше и припал к нему губами, Блэк открыл глаза и уставился на Снейпа, но больше с удивлением, чем с отторжением. Он не стал сопротивляться, ему просто не хотелось сейчас двигаться и тем более с кем-то ругаться. В голове пронеслась шальная, обрывистая мысль о том, что, раз Снейп лижет его грудь, значит, так надо, значит, тому этого очень хочется, а Регулус не против. Что ему, жалко, что ли? Он снова закрыл глаза, ловя ускользающие волны эйфории и чувствуя, как Снейп продолжает ласкать его тело, спускаясь все ниже. Остатки разума просто регистрировали эти события, но не заставляли что-то с этим делать. Регулусу казалось, что вот он, наконец, обрел какое-то подлинное понимание, то, к чему всегда стремился, то, что всегда пряталось за пеленой будничных дел и скучных обязанностей, и теперь он точно знает, как жить дальше. Нужно просто находиться в этом сладком потоке бытия, ловить волну удовольствия и расслабленно его вкушать, никуда не стремясь и ни с кем себя не сравнивая. Жизнь все ему даст сама, нет смысла в борьбе с людьми и обстоятельствами, потому что по-настоящему существует только то, что мы сами готовы впустить в свое существование…

Это была какая-то приятная и бесконечная мысль, которую Регулус с удовольствием думал, пока Снейп ласкал ртом его эрегированный член. Блэк не возражал, не то чтобы ему не было никакого дела, просто эта ласка казалась ему частью этого потока сознания, его сущим воплощением и доказательством правоты.

Если раньше эрекция виделась Регулусу чем-то постыдным и неподобающим, а собственные манипуляции со своим телом – досадной слабостью характера, то теперь все происходящее было чем-то очень естественным. Немного придя в себя, он даже отозвался на ласку Снейпа, запуская руки в его мокрые волосы, заставляя тем самым обратить на себя внимание. Тот поднял голову, привстал и впился Регулусу в губы влажным поцелуем, и, хотя это был его первый сексуальный контакт за всю жизнь, Блэк не растерялся и ответил на ласку, с интересом ощущая язык Снейпа у себя во рту.

– О, Реджи, какой ты горячий, – услышал Регулус, когда Снейп разорвал объятия, встал и притянул его к себе. – Ты ведь хочешь этого, правда? Сам хочешь?

– Да, – хрипло отозвался Блэк, чувствуя слабость в ногах, но не желая отпускать Снейпа от себя.

– Я тоже тебя очень хочу, сказать честно, давно уже, с пятого курса, – прошептал Снейп, обнимая Блэка и словно соображая, куда бы его прислонить, чтобы было удобно заняться сексом – парень едва стоял на ногах.

– Давай сюда… как же я неудачно посеял палочку, – сказал он и бросил рядом со скамейкой свою мантию, вынув предварительно из карманов все флаконы. Он потянул Блэка на импровизированную подстилку и уложил на спину. Тот потянулся за поцелуем и тут же получил его, ощущая прилив сексуального возбуждения взамен ушедшей эйфории. Жадно целуя Регулуса, Снейп сжал его член рукой, а потом слегка раздвинул его ноги, желая добраться до его задницы.

– Что ты делаешь? – удивленно спросил Блэк, в его вопросе не было возмущения, одно любопытство. Снейп посмотрел ему в глаза и улыбнулся: «Ты совсем как ребенок». Он сказал это с нежностью, без тени раздражения, и Регулус не думал обижаться, он жаждал новых ласк, хотя и не очень представлял себе, в чем они будут состоять.

– Хочешь меня трахнуть? – спросил Снейп, продолжая глядеть Блэку прямо в глаза. – Тебя долго пришлось уговаривать, и я уже чувствую, что меня отпускает.

– Что это значит? – Регулусу было не очень понятно, о чем говорит этот странный парень и почему он перестал его ласкать.

– Неважно, ты все равно скоро сам все узнаешь, – с улыбкой ответил Снейп и поцеловал Блэка в щеку, укладываясь рядом с ним на расстеленную на полу мантию. – Просто в таком состоянии трахать кого-то – не слишком хорошая идея. А вот если кто-нибудь будет сверху, это даже интересно. Ну, так ты хочешь потерять девственность, м?

– Не знаю. Я только могу сказать, что очень хочу кончить, – пьяно улыбаясь, ответил Регулус и приподнялся, чтобы поцеловать лежащего рядом Снейпа.

– В данном случае это одно и то же, – довольно сказал тот и потянулся к скамейке за одним из флаконов. Он вылил себе на ладонь тягучую прозрачную жидкость. Регулус следил за его манипуляциями со смесью любопытства и похоти. Он прильнул к Снейпу и нетерпеливо поцеловал его в шею, пока тот засовывал в себя щедро смазанные пальцы, а потом нанес остатки на член Регулуса.

– Надеюсь, тебе не придется объяснять дальше? – спросил Снейп, вставая на четвереньки и широко раздвинув ноги.

– Догадаюсь, – в тон ему ответил Регулус. И когда тот вошел в него, Снейп застонал, вцепившись пальцами в мантию и бормоча что-то нечленораздельное. Будь Блэк в другом состоянии, он бы, вероятно, остановился, но сейчас его охватило дикое желание, которое он не мог и не хотел контролировать. Регулус резко входил в тело Снейпа, чувствуя с каждым толчком все новый прилив страсти и отдаваясь ей полностью. Он не был в состоянии думать, он был весь в этом сексе, был им самим, его воплощением. Регулус потерял счет времени, ему казалось, что он всегда был только тем, кто впивается ногтями в худую спину парня под ним и вонзает в него свой член. Он даже не слышал своих стонов, и, обратись к нему кто сейчас, он бы даже имени своего не вспомнил. Все кончилось очередным резким толчком, вместе с которым Регулус на секунду вновь вернулся в состояние пережитой недавно эйфории, а потом, словно достигнув какой-то цели, остановил бешеный гон, услышал свой собственный утробный стон и рухнул на спину Снейпа. На несколько мгновений Регулус как будто потерял сознание, но потом стал постепенно приходить в себя. Он чувствовал необыкновенную легкость, словно окончательно избавился от тяжкого груза, и в мыслях наблюдалась приятная сумятица. Снейп под ним зашевелился, а потом мягко освободился от объятий и сел на пол.

– Ты просто сумасшедший, Блэк, я от тебя такого не ожидал, – сказал он, и Регулус не понял сейчас, было ли это упреком или комплиментом, однако ему не хотелось отпускать пришедшую к нему беспечность, и потому не стал ни о чем спрашивать.

– Видимо, все Блэки бешенные, и ты, как оказалось, не исключение, – продолжил Снейп, кладя руку на плечо Регулусу. – Я думал, ты меня до смерти затрахаешь… Глядя на тебя, никогда бы не подумал…

– Не говори так о моей семье, – запоздало ответил Регулус на столь нелестное обобщение.

Снейп нагнулся к нему, посмотрел в его полузакрытые глаза и сказал:
– Ты тоже начинаешь отходить, видимо, такой сумасшедший секс ускорил процесс. Ты не хочешь залезть в ванну, а? Это лучше всего пережить в тепле и комфорте.

Он встал на ноги и потянул за собой Блэка, тот вяло подчинился и залез в уже порядком остывшую воду. Регулус устроил голову на бортике и расслабленно наблюдал, как Снейп открывает кран и пускает в ванну новую порцию пены. Он закрыл глаза и слушал шум, создаваемый струями, врывающимися в упругую гладь воды, и эта нега убаюкивала его. Его унесло куда-то далеко-далеко, он погружался все глубже, пока не достиг дна и не начался кошмар.

Он резко открыл глаза, но повсюду по-прежнему было темно. Регулус почувствовал холод, который был не столько вовне, сколько внутри него самого. Он шарил вокруг себя руками, но не находил ничего, кроме воды. Блэк попытался вынырнуть, но не понимал, где верх, а где низ. Он барахтался в пучине и не обнаруживал никакого выхода из нее. И тут появились они. Сначала это были лишь зеленоватые огоньки, рассекающие мрак окружавшей его бездны. Но по мере их приближения Регулус скорее почувствовал, чем увидел, что это были мертвецы, утопленники, которые пришли, чтобы утащить его с собой на еще большую глубину, откуда ему никогда не вырваться. Регулус запаниковал и стал отталкивать их, но их было много, слишком много, и они были повсюду, их запавшие глаза и раззявленные рты фосфорически светились. И вскоре Регулус увидел, что окружен этими мертвыми огоньками со всех сторон. Мертвецы не торопились, зная, что ему не спастись, безразлично глядя на его попытки к бегству. Тогда Регулус от отчаяния рванул вперед, пытаясь растолкать их, но в этот миг они начали хватать его своими холодными склизкими руками и тянуть в разные стороны, словно деля добычу. Регулус закричал от отчаяния, он рыдал и звал на помощь. И когда он дошел уже до исступления, он услышал зовущий его голос. Он шел из самой тьмы и не принадлежал никому из инферналов.

– Реджи, я здесь, я с тобой… Реджи, не уходи…

– Спаси меня, спаси, спаси, – закричал в ответ Регулус и тут же почувствовал, как кто-то обнял его и говорит что-то утешительное. И этот голос нес свет, не мертвенно-холодный, исходивший от инферналов, а теплый, желтовато-белый, какой обычно пробивается сквозь занавески в воскресное утро, когда ты спишь допоздна и встаешь, разбуженный лишь этим мягким сиянием солнца. Блэк посмотрел по сторонам и увидел, что мертвецы отступают от него, испуганные вторжением чуждого им тепла. Регулус начал ощущать, как оно выносит его на поверхность, где светло и совсем не страшно. Тепло укутывало его, голос продолжал звать его по имени и говорить что-то непонятное, но успокаивающее.

Блэк открыл глаза и обнаружил себя лежащим на полу в объятиях Снейп, который тихо плакал и гладил его по волосам. На его красном от слез лице были свежие царапины и совершенное отчаяние.

– Что случилось? – с трудом спросил Регулус и в этот момент ощутил горечь во рту и приторный запах персиков.

– Реджи, ты жив? – воскликнул Снейп, глядя на него во все глаза и, казалось, не веря своему счастью.

– А что…

– Ты едва не утонул, – выпалил Снейп. – Я только закрыл глаза, а когда открыл, ты был на дне. Я стал тебя тащить, а ты стал вырываться, орал что-то жуткое, всего меня исцарапал. А когда я все-таки выволок тебя сюда, ты начал рыдать… лицо себе разодрал… это было просто… кошмар, я не знал, что делать! Ты не хотел просыпаться, ты бился и вопил так, что я чуть не поседел от страха. А потом ты стал просить тебя спасти, и я пытался тебя успокоить, а потом ты затих и совсем отрубился. Я думал, ты умер, Реджи.

Он всхлипнул и вытер нос тыльной стороной руки. Регулус приподнялся, в голове его гудело, а от вкуса пены во рту начало тошнить.

– Это все твое дурацкое зелье, – сказал он и сплюнул на пол, а потом его вырвало водой, которой он наглотался в ванне.

– Прости меня, Реджи, – голос Снейпа дрожал.

Регулус не ответил, ему стало противно от самого себя, и навязчивый запах персиков, который так и не покинул его, раздражал еще больше.

– Ты идиот, Снейп, жалкий педик, нелепый и похотливый кретин-экспериментатор! – презрительно выплюнул он, поднялся на ноги и, шатаясь, направился к душевым кабинам в надежде избавиться от въедливого аромата пены для ванны. Он не услышал никакого ответа и включил душ, пуская на себя горячий поток воды. Его охватил жгучий стыд за все, что произошло. Он вспомнил, как Снейп делал ему минет, и как потом он сам трахал его. Блэк словно бы видел себя со стороны, наблюдал неожиданно вырвавшуюся из него похоть и бесстыдство. И он поддался им, вопреки всему, что, как ему казалось, составляло основу его характера. Но более всего его терзала мысль о том, что он, как полный дурак, повелся на пьяные уговоры Снейпа и позволил всему этому позору произойти. Блэк ненавидел себя за это, он схватил мочалку и стал тереть свое тело, словно надеясь, что она способна смыть все произошедшее. И чувствовал отчаяние от осознания, что все это напрасно, что он теперь не сможет быть таким, как прежде. Никогда. Он выкрутил кран с горячей водой и почувствовал, что на него льется почти кипяток. Он встал под этот поток, ощущая, как саднят раны на лице, а по телу разливается жар. Спустя минуту Регулус выключил воду и прильнул к прохладной стене душевой кабины. В ванной стояла тишина, и Блэк подумал, что Снейп ушел. Его охватило пугающее чувство одиночества, и он вспомнил все до конца.

Голодные инферналы пришли из его полузабытого детского кошмара, который преследовал его в те далекие дни, когда ни он, ни Сириус еще не ходили в школу. Он просыпался ночью и кричал, пока к нему не подбегал домовой эльф или кто-то из домашних. Мать сначала пугалась, а потом злилась от таких ночных побудок. Она считала, что Регулус притворяется, чтобы она взяла его в свою постель, поэтому стала давать ему сонное зелье, которое не позволяло просыпаться среди ночи, но делало его кошмар бесконечным. Регулус умолял не поить его им, но она уверилась, что это пойло идет ему впрок. И тогда Сириус научил его изображать, будто он пьет зелье, а потом выплевывать его в горшок с цветами. В тот момент Регулус понял, почему, несмотря на все старания домовых эльфов, в доме Блэков не выживало ни одно комнатное растение. И он сам вслед за братом, который удобрял фикусы и азалии всеми прописанными ему зельями вот уже несколько лет, стал еще одним губителем домашней флоры. Чтобы он не выдал себя ночными криками, Сириус предложил ему тайком спать вместе с ним, чтобы тот мог его разбудить раньше, чем Регулус поднимет родителей. И после того, как этот план был воплощен в жизнь, кошмары исчезли сами собой. Все изменилось лишь тогда, когда брат пошел в школу. Голодные инферналы не вернулись, но вместо них пришло страшное чувство одиночества. Слоняясь по огромному дому и засыпая в холодной кровати, Регулус чувствовал его в себе, словно застрявшее жало какого-то мерзкого насекомого. Эту занозу нельзя было вынуть и залечить, к ней можно было только привыкнуть, как к чему-то неприятному, но неизбежному, вроде надоедливого домашнего привидения или школьной формы, которая тебе не нравится.

Регулус смирился, привык и перестал замечать это чувство, но сегодня, погрузившись в пучину своего старого кошмара, он впервые за много лет ощутил, что не один. Голос Снейпа и свет, которым он стал в его сне, вернули чувство, что рядом есть кто-то, кто может его спасти и защитить. Как будто он снова вернулся в детство, когда Сириус брал его в свою постель и шептал: «Ну, братишка, пусть только эти мертвецы попробуют на тебя напасть, они вмиг узнают силу моих кулаков».

Снейп говорил, что не даст ему умереть там, в бездне с мертвецами, что будет рядом. Он обнимал его и гладил по голове, и это тепло почему-то даже сейчас давало ощущение покоя. Регулус захотел снова оказаться в объятиях, и даже посетивший его совсем недавно стыд не мог побороть это желание. Но Снейп ушел, и скорее всего завтра и все последующие дни он будет избегать Регулуса, как драконьей оспы.

Блэк шумно вздохнул и вышел из душевой кабинки.

Снейп сидел на скамейке у входа полностью одетый, держа руки на коленях, как нашкодивший ребенок в ожидании взбучки.

– Ты расскажешь декану?

– О чем именно? – спросил Регулус и, сняв с вешалки полотенце, стал вытираться, не глядя на Снейпа.

– О том, что я чуть не убил тебя.

– Тогда придется рассказать и о том, что ты же меня и спас. А потом… ты действительно думаешь, что я способен рассказать всем о том, что принимал тут с тобой наркотики… и все такое? – он многозначительно посмотрел на Снейпа. Регулусу не нравился его пристыженный взгляд, под ним он и сам снова начал испытывать стыд.

– Ты не выдашь меня, Реджи? – облегченно воскликнул Снейп и порывисто вскочил на ноги.

– Нет, но ты должен мне пообещать, что больше не будешь варить, пить и поить кого-либо этим зельем, – ответил Регулус, доставая штаны из-под скамьи.

– Ладно, – сказал Снейп, глядя куда-то в сторону.

– Почему ты не ушел? – неожиданно спросил Регулус, подходя ближе к нему.

– Ну, я не мог уйти… – Снейп посмотрел на Блэка и увидел в его глазах какую-то искру. Тот словно бы чего-то ждал. Снейп сделал шаг в его сторону и дотронулся до его плеча так, словно бы был готов получить удар в ответ на этот жест. Но его не последовало. Регулус не хотел его бить.

– Я не думал, что зелье может навредить тебе, Реджи, не хотел, чтобы все так вышло. Клянусь, я не ждал такой реакции. Я действительно был идиотом, когда затащил тебя в эту ванну… когда дал тебе то зелье.

– Я сам согласился, Северус, – возразил Блэк и, приблизившись к нему вплотную, произнес: – Ты спас мне жизнь, и знаешь, я… не виню тебя в том, что произошло. Я не о зелье, а о том …

Блэк запнулся и посмотрел себе на ботинки, не в силах смотреть Снейпу в глаза.

– Я понял тебя, Реджи, – сказал тот, тоже не глядя на собеседника. – Не думай, что я всегда такой… что пристаю ко всем… Ты же знаешь меня. Это все зелье, понимаешь? Но мы же можем все это забыть, правда?

– Да, конечно, – с притворной легкостью согласился Регулус, ощущая непонятное разочарование. – Ладно, пошли отсюда…

Они оба дернулись вперед и столкнулись лбами.

– Ты, правда, думаешь, что такое можно забыть? – спросил Регулус, потирая лоб и отходя в сторону за своей сумкой, висящей на крючке.

– Если очень захотеть… – без выражения ответил Снейп.

– А если не захотеть? – напряженно возразил Регулус.

– Если ты не хочешь, то… – Снейп посмотрел на однокашника, – то и я не забуду.

Последние слова он произнес шепотом, вглядываясь в Блэка, словно пытаясь понять, правильно ли он все понял.

– Обними меня, – прошептал Регулус. Снейп приблизился к нему, и Блэк сам обнял его за плечи, впервые осознавая, что он выше Северуса на полголовы, несмотря на то, что младше его.

– Реджи, ты… – начал потрясенно Снейп и замолчал.

– Пошли, уже поздно, – сказал тот. – Думаю, даже наши гриффиндорцы, наконец, ушли спать.

– Я искренне надеюсь на это, – отозвался Снейп. – Иначе плакала моя волшебная палочка.

– Ты ее потерял? – удивленно спросил Регулус, открывая волшебный засов на двери.

– Она выпала, когда я проходил мимо этих придурков… твой брат меня толкнул, и она укатилась под лавку, на которой они заседали.

– Ты здорово рисковал. Так вот почему ты сказал…

– Да, но ты знаешь, я теперь не жалею о том, что потерял палочку, – сказал Снейп. – Иначе бы ты не смог сюда войти.

Он сделал шаг вперед, прижал Регулуса к двери и поцеловал в губы. Тот неловко ответил на поцелуй.

– Твое зелье снова ударило тебе в голову? – спросил он.

– Нет, зелье тут не при чем.

Они посмотрели друг другу в глаза и тихо рассмеялись.


========== С днем рождения, Реджи! ==========

Сириус зашел в родной дом и ощутил знакомую смесь запахов: красного дерева, свечного воска, паркетного лака и старой магии. Впрочем, последняя ощущалась уже не носом, но каким-то шестым чувством, присущим только волшебникам. Дом был тих, блудного сына никто не встретил. Видимо, родители, уехавшие в Швейцарию, захватили с собой и последнего оставшегося в живых домового эльфа. Впрочем, это было даже на руку – никто не будет причитать, а потом рассказывать Вальбурге о визите предателя рода.

Сириус медленно поднялся по лестнице, с интересом глядя по сторонам. Но здесь мало что изменилось, может, стало лишь чуть темнее, несколько фамильных портретов снято со стен – видимо, Вальбурга Блэк продолжала срывать гнилые побеги с фамильного древа. Прижимая к груди подарок, Сириус приблизился к двери в комнату брата. Интересно, Регулус дома? Вряд ли он соблазнился поездкой в Швейцарию, тем более что этот отъезд был не увеселительной прогулкой, а очередной попыткой матери вылечить Ориона Блэка от алкоголизма и прогрессирующего слабоумия.

Едва дотронувшись до дверной ручки, Сириус услышал в комнате Регулуса какую-то возню и сдавленные стоны. Блэк попытался открыть дверь, но на ней стояли мощные охранные чары.

– Регулус! – позвал он брата. Ответа не последовало.

Сириус бросил подарок на пол и достал палочку. Возня и стоны за дверью прекратились, зато Сириус услышал тихий шепот, но к двери никто не подошел. Он больше не стал раздумывать.

– Бомбарда!

Дверь в спальню Регулуса распахнулась и повисла на одной петле. В облаке пыли Сириус Блэк зашел в комнату. На кровати сидел его брат, а рядом стоял Северус Снейп, совершенно голый, в его руках была волшебная палочка. Сириус быстро оценил обстановку, бросив взгляд на разбросанные на полу вещи, краску, заливающую лицо брата, и опадающий член Сопливуса. Он облокотился на развороченный дверной косяк и расхохотался.

***
Из дневника Регулуса Блэка:
Когда я пишу здесь о преимуществах чистокровных магов, я совершенно упускаю из виду одну очень важную деталь. Признаться, я поступаю так сознательно, поскольку эта деталь никак не укладывается в схему. Впрочем, кого я обманываю, какой смысл говорить загадками в собственном дневнике? Речь идет о моем брате Сириусе. Я совершенно не знаю, как вписать его в свою систему, если учесть, что у нас с ним одни родители и, как бы я к нему ни относился, безумцем я его считать не могу (хотя это было бы весьма удобно). Вынужден признать, что его поведение всегда вполне осознанно. Жизненный выбор Сириуса до сих пор ставит меня в тупик, хотя с момента его ухода из дома прошло уже больше двух лет.
Впрочем, сейчас я не расположен к логическим построениям. Вкратце расскажу о том, что произошло.

Родители на месяц уехали в Швейцарию. На прощание мама сказала, что подарок от них надежно хранится в Гринготтсе на моем личном счете. Отсюда я сделал вывод, что она слишком озабочена здоровьем отца, чтобы заниматься такой ерундой, как покупка презентов своему великовозрастному сыну. Здесь я с ней полностью солидарен. Словом, в день рождения наш дом был предоставлен в мое полное распоряжение. Однако никаких вечеринок я устраивать не собирался, единственным гостем был С. И дело тут не в том, что я к нему так привязан, но и в том, что того требует Эксперимент.

Как я и ожидал, С. совершенно не распознал в напитке, который я ему предложил в виде изысканного аперитива, дешевый португальский бренди, а в закуске, которую я ему рекомендовал, как состряпанную на скорую руку моим домовым эльфом, отборные трюфеля. Разумеется, они ему не понравились, как и маринованные хвосты саламандры, которые не оставят равнодушным ни одного чистокровного волшебника. Впрочем, я не придаю этой милой шалости значения серьезного опыта, хотя в целом его результаты вписываются в мою концепцию превосходства чистокровных волшебников над полукровками.

Но сейчас не об этом. Выпив по бокалу, мы с С. расслабились, и все было хорошо, пока мой брат неожиданно не решил меня навестить. Этот идиот, а другого слова я сейчас не могу подобрать, вышиб дверь и ворвался в мою спальню! Разве это не лучшая иллюстрация того, как деградирует чистокровный маг в пагубной для него среде? Последовавшая за этим сцена была ужасной. Сначала Сириус стал хохотать, пока мы с С. приходили в себя от шока. Наверное, мне было даже хуже, чем ему, ведь я чувствовал острый стыд за поведение брата. Мое лицо просто пылало, и поначалу я ничего не мог выговорить, хотя именно моего вмешательства ситуация настойчиво требовала. Надо отдать честь С., он среагировал быстрее. Однако лучше от этого не стало. Я знал, у этих двоих есть старые счеты еще со школы, но не думал, что дело обстоит настолько остро. Сириус еще смеялся, когда С. ударил по нему Ступефаем. Брат отключился, и я бросился к нему, желая расколдовать, но потом решил, что лучше сначала одеться. С., ругаясь на чем свет стоит, делал то же самое. Совершенно очевидно, что вечер был безнадежно испорчен.

Сириус очнулся сам, и, к несчастью, именно в это время С. надевал через голову свою старомодную мантию. И, когда лицо С. появилось из прорези, прямо перед ним стоял Сириус с волшебной палочкой наготове. С. то ли от страха, то ли от неожиданности подался назад, высвобождая руки из одежды и, не удержавшись на ногах, свалился брату под ноги. Глядя на его попытки встать, Сириус снова засмеялся, но быстро потерял интерес и повернулся ко мне. Он ничего не говорил, а просто смотрел. Я стоял у кровати полностью одетый, но без ботинок, и так же глупо смотрел на него. И в этот момент С. ткнул палочкой в спину брата и произнес сквозь зубы: «Убирайся отсюда, Блэк».

И тут мной овладел настоящий гнев. Этот тон С., с которым он произнес нашу фамилию, выгоняя брата из фамильного гнезда, заставил очнуться от первоначального шока. Я почти крикнул ему: «Да кто ты такой, чтобы распоряжаться в моем доме?» Как оказалось, эту фразу мы с братом произнесли одновременно. Причем он сказал это гораздо спокойнее, чем я.

С. посмотрел на нас с такой ненавистью, какую я не встречал даже в лице Темного Лорда, когда он говорит о Дамблдоре. Я был готов к тому, что С. бросится на Сириуса, но он лишь сплюнул, опустил волшебную палочку и вышел за дверь. Не уверен, что нам обоим захочется встречаться друг с другом после всего этого.

***
Шаги Снейпа еще звучали на лестнице, когда Регулус сел на кровать, поджав голые ступни по себя. Он смотрел в пространство, не обращая внимания на брата, подошедшего к столу с закусками. Схватив вилкой маринованный хвост саламандры, Сириус отправил его в рот и довольно зажмурился. Потом, критически оглядев бутылки с напитками, он отставил в сторону изысканный сотерн и старый коньяк, налив себе почти до краев бокал португальского бренди. Оглянувшись на брата, Сириус налил то же самое во второй бокал и вместе с ними направился к Регулусу. Сев рядом с ним, он протянул ему бренди, а тот, не глядя, взял.

– С днем рождения, Реджи! – невесело произнес Сириус, поднял бокал, и, не дожидаясь ответного жеста брата, выпил.

Регулус, наконец, очнувшись, поднес свой бокал к губам и сделал глоток. Крепкий напиток обжег горло. Он сильно закашлялся и протянул бренди обратно брату. Тот смотрел на него, склонив голову набок. Вытирая выступившие слезы, Регулус повернулся к нему лицом. Так они сидели на кровати, глядя в глаза, как будто видели друг друга первый раз.

Потом Сириус опустил взгляд и протянул брату бокал обратно. Тот принял его, но пить не стал. Еще несколько минут прошло в каком-то медитативном молчании. В конце концов, Сириус встал с кровати и пошел обратно к столу с напитками. А Регулус поставил свой бренди на пол и лег на кровать. Он лежал в позе трупа, сложив руки на груди и глядя в потолок. В неверном вечернем свете Сириусу показалось, что брат и впрямь похож на мертвого. Он зажмурил и резко открыл глаза, чтобы отогнать это видение, потом плеснул остатки бренди себе в бокал и вернулся к брату. Лежа рядом, он рассматривал его лицо, темно-серые глаза, вокруг которых залегли тени от бессонных ночей, длинные черные ресницы, которым позавидовала бы любая девица, бледные тонкие губы с искусанным внутренним ободком. Они не встречались почти год, и Сириус отметил, что брат заметно изменился. Регулус сейчас казался красивее и взрослее, но и одновременно как-то беззащитнее, чем раньше. Почувствовав на себе внимательный взгляд старшего брата, он повернулся к Сириусу.

- У тебя есть ко мне вопросы?

- Только один. Реджи, ты что творишь?

Регулус отвернулся, а потом приподнялся и сел на кровати. Сириус взял его за плечи и развернул к себе лицом.

- Тебе не нравится мой вопрос? Или ответ на него?

- Мне не нравится ситуация, в которой ты его задаешь.

- А чем плоха ситуация?

- Хотя бы тем, что ты ведешь себя, как ненормальный. Врываешься сюда, срывая дверь с петель, и еще требуешь каких-то ответов.

- А давай уже отбросим эти великосветские условности и поговорим, как нормальные люди. Давно ты спишь со Снейпом?

- А что тебе даст ответ? Мы не виделись с тобой год, а не разговаривали откровенно еще дольше. Ты как-то поздно решил войти в роль моего старшего брата.

- Чтобы быть твоим братом, мне не нужно играть роль, Реджи. Я беспокоюсь о тебе. Мне совершенно не хотелось мешать тебе развлекаться. Хотя я не предполагал, что твои развлечения лежат в этой области.

- Да в какой бы они ни лежали, какое у тебя право лезть в мою жизнь?

- Сказать по правде, я подумал, что тебя тут пытают, – Сириус усмехнулся. – Мне просто в голову не пришло, что ты тут с кем-то трахаешься. Привык думать, что ты все еще маленький. Свалял дурака.

- И ты так спокойно об этом говоришь?

- А что мне теперь, волосы на голове рвать? И кстати, не уходи от ответа. Что у тебя с Сопливусом?

- Не называй его так.

- Надеюсь, ты в него не влюбился? – на лице Сириуса появилось выражение недоумения.

- Конечно, нет. Но ты все равно не поймешь.

- Это верно, мне всегда было трудно понять тебя... До меня дошли слухи, что ты вошел в круг Пожирателей смерти. Это правда? – серьезно спросил Сириус.

- Не твое дело. Ты перестал быть частью нашей семьи…

- Не заговаривай мне зубы! – рявкнул Сириус, дернув брата за левую руку и задирая на ней рукав. То, что он увидел под ним, заставило его отпрянуть. Регулус встал и расправил рубашку.

- Ты ведешь себя как неотесанный мужлан-грязнокровка! И хуже всего то, что ты уже не замечаешь этого! Во что ты превратился?

- А во что превратился ты?! – закричал Сириус, также вставая с места и шагая на брата. – Неужели ты не видишь, в какое дерьмо вляпался? Теперь ты до конца дней будешь лизать зад этому психу…

- Не смей так его называть! – перебил его Регулус, вытаскивая из кармана волшебную палочку.

- Ну и что ты теперь сделаешь? Убьешь меня? Давай, теперь тебе все можно, у тебя же есть эта модная татушка - пропуск на самые клевые вечеринки в этом сезоне! Какие заклятья нынче в моде, а братишка? Мобиликорпус? Круциатус? Или старая проверенная Авада Кедавра? Давай, врежь мне непростительным! Твой хозяин погладит тебя по твоей чистокровной головке.

- Заткнись! – закричал Регулус, уперев волшебную палочку в грудь брата.

- Давай! Убей меня, Реджи! Или отработай на мне Круциатус. Уверен, так ты отлично выслужишься перед своим хозяином! Возможно, он даже даст тебе у себя отсосать. А что, это гораздо круче, чем отсасывать у Сопливуса!

- Заткнись! – еще громче заорал Регулус, но Сириус лишь засмеялся ему прямо в лицо.

Они оба понимали, что старшему Блэку сейчас ничего не угрожает. В бессильной ярости Регулус пнул бокал бренди, стоящий на полу, и отвернулся от брата. В свете заходящего солнца пролитый напиток на паркете казался лужей крови.

Сириус перестал смеяться. Теперь он смотрел на Регулуса с тоской и сожалением, будто на тяжелобольного. Потом подошел к нему и обнял за плечи.

- Реджи… братишка, - совсем тихо сказал он. Регулус не ответил, но и не отстранился. – Знаешь, вчера мы сидели с Джеймсом и вспоминали золотые деньки. Помнишь, как ты вывел команду Слизерина в полуфинал кубка школы? Я тогда впервые в жизни болел за слизеринцев, и это была потрясающая игра!

- Не надо, Сириус!

- А помнишь, как мы устроили драку на свадьбе Малфоев?

- Не путай, это ты устроил, а не мы…

- А знаешь, Реджи, - продолжал Сириус, словно не слыша брата, - я вчера подумал, что классно будет подарить тебе новую метлу! Зашел сегодня в Косой переулок…

- Не надо, Сириус, - громче, чем первый раз, сказал Регулус.

- Почему?

- Просто оставь меня сейчас одного.

- Ты хочешь, чтобы я ушел?

- Да.

- Мы не виделись столько времени, и ты меня выставляешь? – Сириус снял руки с плеч брата и сделал шаг назад.

- Сириус, давай обойдемся без дешевых драм, просто уходи.

- Ладно, - наигранно легко сказал Сириус. – Раз тебе приятнее общество Сопливуса, я тебя оставляю.

Регулус ничего не ответил, не повернулся в сторону брата, его взгляд был рассеян и упирался в стену с фотографиями квиддичной команды Слизерина и выпуска Хогвартса прошлого года.

Когда шаги брата затихли на лестнице, Регулус подошел к столу и налил себе коньяка. Это был, пожалуй, худший день рождения в его жизни.


========== «Лаки страйк» ==========

То, что Снейп снимает квартиру в Ислингтоне, Сириус узнал случайно и задолго до дня, когда ему вздумалось навестить родные пенаты. Но после того случая с днем рождения Регулуса он, сам не зная почему, стал чаще гонять на мотоцикле именно по этому району. И однажды поздно вечером он увидел Сопливуса, только что аппарировавшего в темном проулке. Тот шел к подъезду, полностью погруженный в свои мысли. Снейп даже не сразу заметил, как к нему на мотоцикле подъехал Блэк. А когда увидел, довольно сносно изобразил презрительное спокойствие, и лишь его рука, крепко сжимающая в кармане волшебную палочку, выдала напряжение.

— Чем обязан? Следишь за мной?

— Ты меня, наверное, с собой перепутал. Ты ведь еще в школе любил шпионить, — осклабился Блэк, делая шаг в сторону Снейпа. Тот дернулся, но не отступил.

— Спрошу тогда так, чтобы ты понял. Какого дементора тебе от меня надо, Блэк?

— Да вот, мимо проезжал…

— Ну, так и проезжал бы.

— Не удержался, увидев такую красоту, — Блэк нарочито учтивым жестом указал на Снейпа, и того всего передернуло.

— Убирайся, Блэк, пока я тебя не проклял, — прошипел он.

— А может, все-таки поговорим?

— Нам не о чем разговаривать.

— Ты прекрасно знаешь, что есть. И если ты готов поделиться подробностями своей интимной жизни со всей улицей, то я не против. Так вот… — демонстративно громко начал Блэк, а потом замолчал и вопросительно посмотрел на Снейпа.

Тот развернулся и пошел в подворотню, ведущую к заднему двору старинного кирпичного дома. Блэк последовал за ним. Ему пришла в голову мысль, что тот просто сейчас аппарирует отсюда. Но Снейп, дойдя до мусорного бака, развернулся лицом к Сириусу. Он напряженно дожидался, когда тот подойдет поближе, держа волшебную палочку наготове.

— Что ты хотел мне сказать?

Стоя рядом со Снейпом, Сириус и сам бы хотел знать ответ на этот вопрос. Крикнуть Сопливусу что-то вроде «оставь в покое моего брата, грязный извращенец» сейчас казалось ему ужасно глупым. А других связных мыслей по этому поводу у него не было. Только убеждение в том, что все происходящее между Сопливусом и Регулусом в корне неправильно. Но называть вещи своими именами, признать эту связь свершившимся фактом ему было почти невыносимо. Глядя в черные глаза Снейпа, он растерял все слова, что с ним случалось крайне редко.

— Ну, так и будем стоять тут, как два школьника с одной сигареткой? — язвительно спросил Снейп.

— Кстати, неплохая мысль. Будешь? — Блэк вытащил из кармана куртки пачку «Лаки страйк». Снейп презрительно поморщился, Блэк прикурил от волшебной палочки и посмотрел в темное небо, лишенное звезд из-за низкой облачности.

— Ну, ты будешь говорить, или разбежимся и сделаем вид, что ничего не было? — нетерпеливо сказал Снейп.

Сириус повернулся и шагнул к Снейпу, почувствовав, как в грудь упирается конец волшебной палочки. Свою палочку он даже не вытаскивал.

— Ты и Реджи… — он замолчал, сделал новую затяжку и выкинул сигарету в сторону.

— Давай уже, одари меня своим бесценным мнением, не томи, а то холодно.

— Это ведь ты затащил его к Пожирателям смерти?

Снейп, видимо, не ожидал такого поворота разговора, он бросил взгляд в сторону, и Сириус увидел в его глазах, что тот просчитывает пути возможного отступления.

— Я не собираюсь тебя убивать, не дергайся. Я просто понять пытаюсь, как он умудрился вляпаться в это дерьмо. Он мой единственный брат, понимаешь?

— Если бы ты был хорошим братом, ты бы знал, что Регулуса не надо было никуда затаскивать.

— Ты сейчас говоришь о Темном Лорде или о своей койке?

— Я отвечаю на твой вопрос. То, что твои мысли так легко перескакивают с политики на секс…

— Ну, тогда поговорим о сексе? — перебил Блэк, вплотную приближаясь к Снейпу, заставляя его вжаться в стену.

— А что, любопытство разбирает? — ухмыльнулся Снейп, глядя в глаза Сириусу. И тот понял, что Сопливус в чем-то прав.

— Наш ловелас, оказывается, вкусил еще не все виды плотских наслаждений, — иронично продолжил Снейп, растягивая слова.

— Не уверен, что твоя тощая задница к ним относится, — заметил Блэк, приближаясь к Снейпу все плотнее. Тот в ответ дернулся, пнул Сириуса по ноге, пытаясь освободиться. Блэк мгновенно среагировал, схватил Снейпа за запястья, резко ударил их о стену, отчего волшебная палочка выпала из правой руки Северуса. Тот почти зарычал и стал вырываться еще энергичнее.

— Спокойно, Снейп. Я же сказал, тебе ничего не угрожает.

— Это как-то не вяжется с тем, что ты делаешь. Или ты меня так по-идиотски соблазняешь?

— А тебе не нравится?

— Знаешь, нет. Может, ты не в курсе, но нормальные люди делают это по-другому.

Блэк не знал, что ответить, но и отпускать Снейпа не собирался. Впрочем, тот перестал вырываться и смотрел на него сейчас не столько с обычной злостью, сколько с интересом. Сам же Сириус вот уже несколько минут чувствовал того рода волнение, которое случалось с ним в юности, когда он встречался со своими первыми девушками. Со временем это чувство ушло, затерлось, да и интерес пропал, перейдя в плоскость физической потребности, которую легко снимает случайный секс или мастурбация. И тут, стоя в темном переулке и прижимая к стене Сопливуса, он впервые за несколько лет вновь ощутил это волнение. Не имея привычки отказывать себе в удовлетворении своих желаний, он не собирался делать исключение и в этот раз. Сириус понял, что Снейп это почувствовал.

— Ну, что дальше, Блэк?

— А что у вас обычно бывает дальше?

— Обычно нормальные люди не делают это в подворотне.

— Предлагаешь переместиться к тебе?

— Еще чего.

— Значит, ко мне?

— Да с чего ты вообще решил, что я буду с тобой трахаться?

— С того, что у тебя член стоит, Снейп.

— У тебя тоже.

— Ну, так не я тут ломаюсь, а ты.

Повисла пауза. Блэк испытывал все нарастающее желание и еще больше навалился на Снейпа, шаря по его телу руками, стараясь проникнуть ему под мантию. Тот упирался рукой в плечо Сириуса, чувствуя под пальцами здоровые крепкие мускулы и ощущая его запах. Он тяжело дышал и сознавал, что теряет над собой контроль.

— Ну, так что, к тебе? — прошептал ему на ухо Сириус. Снейп увидел прямо перед собой темные глаза Блэка.

— Пошли.

Сириус отступил назад и тут же подумал, что Снейп может удрать. Но тот только поднял свою палочку и быстро, не оглядываясь, пошел в сторону подъезда. Блэк следовал за ним. Они поднялись на третий этаж, Снейп снял с двери волшебный пароль и зашел в темную прихожую. Сириус шагнул вслед за ним, захлопнул за собой дверь и схватил Северуса за плечо, притягивая его к себе.

— Только давай без поцелуев? — тихо сказал Снейп.

— Идет, — ответил Блэк, срывая с себя куртку.

Северус не зажег свет и на ощупь провел Сириуса в спальню. Тот повалил его на кровать, едва Снейп стянул с себя мантию. Сам Блэк разделся почти мгновенно, сказывалась большая практика быстрого секса где попало и с кем попало. Он навалился на Снейпа сверху и обнял его за плечи, ощущая под собой непривычную угловатость и твердость мужского тела. Северус был даже более щуплым, чем Сириус ожидал. Но это ощущение никак не повлияло на желание трахнуть поганца. Блэк приник к шее Снейпа и начал жадно ее целовать. Тот что-то невнятно мычал, и Сириус чувствовал, как у них обоих бешено колотятся сердца. Руки Блэка опускались все ниже, и, нащупав твердый зад Снейпа, Сириус приподнялся и раздвинул его ягодицы, стараясь протиснуть туда свой член.

— Полегче! — прорычал Снейп и стал шарить в темноте в прикроватной тумбочке. Блэк остановился и почувствовал, что тот ему положил в руку флакон с каким-то зельем.

— Это что за дрянь?

— Смазка, болван!

— Раз я болван, буду трахать тебя без смазки.

Снейп резко заехал Блэку локтем в грудь и попытался встать, но тот навалился на него всем телом. Перевес был явно на стороне Сириуса.

— Не дергайся. Я буду нежен, обещаю.

Снейп фыркнул, а Блэк, щедро полив пальцы зельем, ввел в него сначала один палец, который прошел довольно свободно, потом два. То, что Северус регулярно подставляет свой зад под член, у Сириуса не вызывало сомнений. Вскользь промелькнула мысль, что братишка его не промах.

Впрочем, сейчас Блэка больше занимал его собственный член. Сириус быстро вошел в тело Снейпа. Тот внизу тихо застонал.

— Ты как?

— Нормально.

Сириус попробовал двигаться внутри тела Снейпа. Каждое движение давало особое, незнакомое ему доселе ощущение. Он закрыл глаза и погрузился в удовольствие. Все убыстряя темп, он, казалось, погружался все глубже, ощущения становились все приятнее. Снейп под ним стонал, и Блэк подумал, что слишком придавил того к кровати. Он рванул его тело на себя и, не выходя из него, встал на пол. Снейп же стоял на кровати на четвереньках. От этой перемены позы ощущения слегка изменились, и каждый получил большую свободу действий. Блэку нравилось упираться руками в упругий зад Снейпа, чувствовать, как об него бьются его собственные яйца. Через несколько минут Блэк понял, что близок к оргазму. Его движения стали более резкими, и через мгновение он кончил, потом повалился на кровать и закрыл глаза. Когда эйфория отошла, он почувствовал, что Снейп лежит рядом с ним и дрочит. Блэк протянул руку к его члену, стряхивая с него худую ладонь Северуса. Тот отпустил свой член, и Блэк быстро и умело довел Снейпа до оргазма. Вытерев ладонь о простынь, Сириус отодвинулся и отвернулся к окну. Звезды так и не появились, улицу заполнял туман, и небо было похоже на большую мутную лужу.

Блэк услышал, как Снейп ворочается на своей половине кровати.

— Мне лень сейчас куда-то идти, — сказал Сириус, не глядя на него. — Я останусь у тебя до утра?

— Будет лучше, если ты уйдешь.

— Как скажешь.

Сириус еще какое-то время лежал, глядя в окно. В это время Снейп встал, оделся, зажег свечи и вышел в другую комнату. Оба они чувствовали неловкость и не хотели смотреть друг другу в глаза, словно бы неожиданно для себя проснулись в одной постели после хмельной вечеринки.

Когда Блэк оделся и молча вышел из квартиры, Снейп сидел у окна с раскрытым на коленях справочником британских растений.

Уже наступила ночь, фонари тускло горели вдоль домов, не справляясь с опустившимся на город туманом. Подойдя к своему мотоциклу, Блэк достал из кармана сигареты и закурил. Его посетило странное чувство, будто он перешел сегодня черту, за которой жизнь уже никогда не будет прежней. Докуривая сигарету, он постарался отбросить эту мысль. Весь его жизненный опыт доказывал, что никакой секс не способен ничего изменить. Это только вначале кажется, что девица, которая тебе сегодня приглянулась, какая-то особенная, не такая, как все. Но потом, стоит к ней подойти, заговорить, улыбнуться, сразу оказывается, что она сделана из того же теста, что и остальные. И тогда у тебя есть довольно простой выбор: идти дальше, получая свою долю плотской любви без особого интереса и неизменно разочаровываясь в конце, или отступить и не получить ничего, зато и никаких разочарований. Блэку как-то быстро надоела эта схема, поэтому последние несколько месяцев он все реже знакомился с девицами и все чаще дрочил в душе. Участвовать в жизни Ордена Феникса, устраивать облавы на Пожирателей смерти было гораздо интереснее, чем кадрить кого-нибудь на очередной вечеринке.

Если смотреть чисто внешне, со Снейпом у Блэка сработал первый сценарий: затащить его в койку было довольно просто. Этому не помешало даже отсутствие у Сириуса опыта секса с парнями. И давняя вражда тоже не помешала, как ни странно. Только вот раньше Блэка еще никто не выгонял посреди ночи так, будто он какой-нибудь мальчик по вызову. Сириус не признался бы даже самому себе, но его это задело. Он кинул взгляд наверх — окна третьего этажа были темны, вероятно, Снейп их зашторил и колдует там над своими пробирками. Представив себе эту картину, Блэк вдруг вспомнил времена, когда они со Снейпом учились в школе, как тот неизменно блистал на уроках зельеварения, в то время как они с Джеймсом валяли дурака, выводя из себя душку-Слагхорна. «Неужели уже тогда Реджи спал с Сопливусом? — отстраненно подумал Блэк. — Надо было все-таки лучше за ним следить. Беда с этим парнем».

Он выбросил сигарету в урну, сел на мотоцикл и уехал, пребывая в уверенности, что больше никогда сюда не вернется.

Из дневника Регулуса Блэка:
Несколько дней после дня рождения прошли почти впустую. Темного Лорда сейчас нет в Британии, а значит, в делах нашей организации относительное затишье. Целыми днями я, словно книжный червь, вгрызался в ту часть отцовской библиотеки, что была от меня закрыта вплоть до семнадцатилетия. Прошел целый год, но я не слишком продвинулся в том, чтобы хотя бы бегло ознакомиться со всеми фолиантами, что там хранятся. Три дня я провел над старинной рунической рукописью, посвященной темным артефактам. Оказалось, весьма интересное чтение, однако, я не могу себе представить волшебника, который на практике способен к иссечению ритуальным ножом сердца ребенка для изготовления амулета неуязвимости. Или, скажем, я не могу представить себе никого из своих знакомых, кто мог бы заняться изготовлением хоркрукса. Мне представляется это крайне омерзительным не только из-за несоизмеримости приносимой жертвы и получаемой выгоды. Сама идея применять высшую темную магию, убивать других людей лишь с целью обезопасить свою собственную жизнь, мне кажется ущербной и отвратительной. Ей может поддаться только мелкий, трусливый и невежественный человек, обладающий по несчастливому совпадению обстоятельств силами и знаниями, достаточными для проведения подобных магических операций.

И здесь я еще раз убеждаюсь в том, что магический мир, ограждая себя от грязнокровок, может обезопасить себя от таких безумцев. Ведь только человеку без роду и племени, невежде придет в голову заняться чем-то подобным. Не будучи воспитанным в понимании, что за каждое такое злодеяние волшебник расплачивается частью своей души, насылает на своих потомков родовое проклятие, грязнокровка будет экспериментировать, уходя по пути зла все дальше и дальше.

Однако я уверен в том, что ради осуществления высшей цели, ради всеобщего блага волшебник не должен ограничивать себя в выборе средств. Ведь темная магия привлекает волшебников не потому, что она темная, а потому, что она способна быстро и относительно легко дать то, что не может дать никакая другая. Именно поэтому я твердо уверен, что наша Организация, что бы о ней ни говорили, имеет право на любые меры для осуществления нашей великой цели — торжества прав чистокровных волшебников и очищения волшебного мира от пришлых, ненужных и вредных элементов, каковыми чаще всего являются грязнокровки, гоблины, великаны, вейлы и прочая мразь.

Что же касается полукровок, здесь нужно подходить более взвешенно и осторожно. Взять к примеру того же С. В нем определенно есть ущербность, доставшаяся ему от его отца-маггла, в то же время он обладает рядом достоинств, которых я не встречал и у волшебников в десятом поколении. В том же зельеварении он превосходит меня настолько, что мне даже не стыдно в этом признаться, ибо пытаться соперничать с гениями просто глупо. С другой стороны, я бы не стал доверять С. никакой руководящей должности, его место — лаборатория, технические опыты, тонкая прикладная работа, но никак не интеллектуальная деятельность в полном смысле слова. В наших разговорах я поймал его на том, что он плавает в основах (!) теоретической магии, совершенно не интересуется магической историей и политикой, при этом даже не испытывает от этого какой-то неловкости. С. интересует магия лишь в ее прикладном значении, что никогда не позволит ему стать великим ученым-магом, будь он хоть трижды гений. Однако я не могу не признать, что С. — интереснейший собеседник, и мне обидно, что из-за глупейшей выходки моего брата я потерял возможность бывать в его обществе. Никогда не думал, что напишу это здесь, но я скучаю по нему.

***
— А что это Сириус у нас сегодня молчит? — спросил Джеймс, глядя на лучшего друга.

Блэк обернулся к нему и не сразу сообразил, что ответить.

— Уж не влюбился ли ты, Бродяга? — мягко спросил Люпин, ставя кружку сливочного пива на стол.

— Как ее зовут? — тут же выкрикнул Питер.

— Эй, не наваливайтесь на него все сразу, — преувеличенно серьезно сказал Джеймс, а потом рассмеялся. — Когда ты нас с ней познакомишь?

— Э… Вот так стоит задуматься, и тебя уже женят под шумок, — хмыкнул Блэк, допивая пиво.

— Ну уж нет, мы с Лили должны пожениться первыми! — постановил Джеймс.

— Никто твое первенство не оспаривает, — успокоил его Сириус.

— И все-таки, как ее зовут, а? — спросил Джеймс.

— Кого? — наигранно удивился Блэк, и они оба рассмеялись.

— Так у тебя никого нет? — спросил Питер, подавшись вперед.

— Это у тебя никого нет, Питер, — Блэк осклабился и закурил сигарету.

Взгляд Петтигрю погас, он чуть отодвинулся назад и взял кружку с пивом обеими руками, словно загораживаясь ею от Блэка.

— И все-таки, ты какой-то странный, молчишь все время, — сказал Джеймс.

— Ну, — начал Сириус, понимая, что дальше отнекиваться будет себе дороже, — есть… одна.

— Ого, видно, дело серьезное, раз ты все слова растерял, — засмеялся Джеймс.

— Да нет, просто что-то задумался.

— О ней? — тихо спросил Люпин.

— Да вообще обо всем.

— Только не говори мне, что она тебе не отвечает взаимностью! В жизни не поверю, — сказал Джеймс, внимательно глядя на лучшего друга. Сириусу разговор не нравился, ему было что скрывать.

— Давайте еще пива закажем, а то мне что-то мало, — сказал Блэк, стараясь перевести тему. Он встал и прошел к барной стойке.

— Вы думаете, правда, Сириус влюбился? — спросил Питер.

— Почему нет? — резонно спросил Джеймс, глядя как Блэк забирает пиво у бармена.

— Мне кажется, будет лучше не задавать ему больше вопросов, а то он разозлится, — сказал Люпин, жалеющий о том, что разговор о влюбленности Блэка начал именно он.

— Думаю, ты прав, Лунатик. Захочет, сам расскажет, — согласился Джеймс.

Но Сириус, разумеется, не захотел. О таком разве рассказывают?

Все дни, прошедшие со времени их встречи со Снейпом, он почти не переставал думать о нем. Это казалось наваждением, воспоминания об их близости, об их разговоре и расставании преследовали его. Днем это раздражало, выводило из себя. Сириус курил одну сигарету за другой, пытался переключится на посторонние предметы, но все мысли рано или поздно возвращались все к тому же — к дому в Ислингтоне и к Снейпу. Ночью в памяти то и дело всплывали воспоминания о сексе с ним, и Сириус, погружаясь в них, как в Омут памяти, не выныривал, пока не кончал себе на живот. Это было похоже на помешательство, твердое решение никогда больше не возвращаться и не видеть Снейпа таяло на глазах. И вот сейчас, спустя две недели после той встречи, Сириус сидел в баре с друзьями, а мыслями и желаниями был от них далеко — примерно в десяти милях ближе к центру Лондона, в квартирке на третьем этаже, где Снейп сейчас, наверно, мешает какую-нибудь очередную дрянь в своем чертовом котле.

Сириус чувствовал, что, если он выпьет еще, то уже не сможет не пойти в тот дом. И поднося к губам очередную кружку пива, Блэк полностью осознавал, что новое свидание со Снейпом для него так же неизбежно, как ближайшее полнолуние — для Люпина. Едва допив пиво, Сириус встал.

— Я вас покидаю. Надо кое-кого навестить.

— Ее? — улыбаясь, спросил Джеймс.

— Угу.

— Передавай привет от нас, — мягко сказал Люпин.

— Непременно, — ответил Блэк и пошел к выходу.

Он представил себе выражение лица Снейпа при получении привета от Люпина и усмехнулся. Не доходя до ближайшего переулка, он аппарировал в Ислингтон. Было восемь часов вечера, на Лондон опускался сумрак, но окна на третьем этаже были темны. Сириус поднялся по лестнице и постучал в дверь. Ему никто не ответил, в квартире было тихо. Блэк еще раз постучал, а потом медленно стал спускаться вниз. Сквозь мутное подъездное окно Сириус увидел, что на улице начался дождь. Уходить не хотелось. Какая разница, где маяться ожиданием, в подъезде или в ближайшем баре? Здесь хотя бы он точно не пропустит вернувшегося домой Снейпа. Сириус прислонился к стене, согнув ногу в колене и глядя на дождь за окном. Мутные потоки воды стекали по стеклу, полностью закрывая вид на улицу. Блэк вынул сигарету и стал задумчиво вертеть ее в пальцах.

На лестнице раздались шаги, Блэк обернулся и увидел пожилого джентльмена с зонтом, поднимающегося вверх. Незнакомец окинул Сириуса неодобрительным взглядом и прошел мимо на пятый этаж. Не долго думая, Блэк обернулся собакой и лег на лестничной площадке. Так, по крайней мере, у него никто не спросит, что он здесь делает.

Спустя два с половиной часа Сириус острым собачьим слухом уловил знакомую поступь. Снейп шел по лестнице, так же ничего не замечая на своем пути, как и в прошлый раз. Но не увидеть огромного пса рядом с дверью в свою квартиру он не мог. Снейп отшатнулся, мгновенно вынул волшебную палочку и уже почти произнес заклинание, когда Блэк принял человеческий облик, улыбнулся и сказал:

— Прости, что без цветов. Ты же меня за это не проклянешь, правда?

— Блэк, ты идиот.

— А ты похож на мокрую ворону, — все с той же улыбкой сказал Сириус, глядя на капли воды, стекающие с волос и мантии Снейпа.

Тот внимательно посмотрел на Блэка, потом подошел и снял пароль с квартиры. Он не сделал пригласительного жеста и ничего не сказал, просто оставил дверь открытой. Блэку большего было и не надо.

Зайдя в квартиру, Сириус схватил Снейпа за плечи и прижал к стене в узком коридоре, ведущем в гостиную.

— Ты кроме осады других сексуальных сценариев не рассматриваешь? — недовольно сказал Снейп, освобождаясь от объятий Блэка и глядя ему в глаза. — Сейчас я хочу отлить, поесть и помыться, а потом все остальное. Ты в состоянии себя сдерживать какое-то время?

— Вполне.

Сириус прошел в гостиную, огляделся и сел на маленький диванчик, притулившийся между книжной полкой и шкафом с пробирками и прочим зельеварским инвентарем. Снейп критически посмотрел на Блэка.

— Ничего здесь не трогай.

— И не собираюсь. Для меня зельеварение закончилось на седьмом курсе Хогвартса.

— От лица всех зельеваров могу тебя за это только поблагодарить.

— Твои колкости как-то притупились. Сильно вымотался на «работе»? — иронично спросил Блэк, доставая сигареты.

— Ты всерьез думаешь, что я что-то тебе расскажу?

— Я не за этим пришел.

Они обменялись красноречивыми взглядами. Снейп снял мантию, бросил ее на кресло и пошел в ванную. Сириус закурил и от нечего делать стал оглядываться. По сути, гостиная, в которой он сидел, была мини-лабораторией. Большую часть комнаты занимал приборный стол с котлами и ретортами, несгораемый шкаф для ингредиентов стоял в углу, книги, не помещающиеся на полках, большими стопками лежали вдоль стен. «Интересно, на что он снимает эту квартиру?» — подумал Сириус, вспоминая, насколько беден был Снейп, когда учился в школе. Сунув сигарету в рот, Блэк протянул руку к лежащей на кресле мантии и пощупал ткань. Сделал он это от нечего делать: чтобы примерно оценить предмет, ему было достаточно лишь взглянуть — он вырос в богатой семье и немного разбирался в хороших вещах. Мантия была повседневной и вовсе не шикарной, но добротное сукно и хороший крой говорили, что Снейп имел неофициальные источники доходов. «Наверное, его Волдеморт спонсирует, или Малфой, что, по сути, одно и то же», — как-то отстраненно размышлял Блэк, словно бы и не состоял в организации, активно боровшейся с этими спонсорами Снейпа.

Когда хозяин квартиры вышел из ванны, Блэк докуривал вторую сигарету.

— Я знал, что ты без башки, Блэк, но не до такой же степени! — недовольно сказал Снейп, выхватив волшебную палочку и погасив заклинанием сигарету. — Ты бы еще на пороховой бочке раскуривал!

— А ты бомбы тут производишь?

— Так я тебе и сказал.

— Да мне не интересно, — примирительно сказал Блэк, с улыбкой глядя на Снейпа, который был в уже домашней мантии.

Тот принес сыр, ветчину, хлеб и бутылку какого-то вина, потом сгрудил все это на стол перед диваном. Он не предложил ничего из этого Сириусу, просто поставил два пустых бокала и сел рядом. Диван был узкий, как раз для двоих сидящих. Оба сейчас чувствовали некоторую неловкость. В таких случаях Сириус, как правило, предпочитал выпить и действовать по ситуации. Он налил вина в оба бокала. Они выпили, потом Снейп быстро съел два куска сыра с хлебом и потянулся за третьим. Неловкость нарастала, и Блэку остро захотелось либо прямо здесь завалить Снейпа, как он есть, с недоеденным сыром во рту, либо отчалить домой и напиться так, чтобы с утра ни о чем не думать, кроме спасительной гильотины или глотка чистого яда. Он вскочил, мягко обогнул стол и подошел к окну. Рука автоматически потянулась к сигарете, но он не закурил, а лишь начал вертеть ее в пальцах.

— Блэк, я не жрал весь день, устал, как домовой эльф, не мельтеши у меня перед глазами, ради Мерлина!

— Да пожалуйста, могу совсем уйти, — выкрикнул Блэк и резко развернулся, чтобы посмотреть Снейпу в глаза.

— Где дверь, ты помнишь, — сухо ответил тот и сделал себе еще один сэндвич.

— Сука, — прорычал Сириус и вылетел за дверь, бегом спустился по лестнице, выбежал во двор под проливной дождь. Он несся по улице, не замечая ни ливня, ни прохожих, которых едва ни сбивал с ног. В голове только вертелось слово «сука, сука, сука». Он сам не понимал, почему так разозлился. Пройдя пару кварталов, Блэк встал, как вкопанный посредине тротуара, и на него с разбегу налетел идущий сзади прохожий с зонтом. Тот стал извиняться, но Сириус его не слышал. Он развернулся и пошел в обратном направлении, зашел в знакомый дом, влетел на третий этаж, пнул дверь, которую Снейп еще не успел заколдовать, и ворвался в комнату. Хозяин сидел на прежнем месте все в той же позе. На его лице Блэк прочел скрытое торжество.

— Сука, какая же ты сука, Снейп, — хрипло сказал Сириус, пнул столик с закусками, навис над Снейпом и стал жадно целовать его в губы. Тот не сопротивлялся, напротив, резво стянул с себя одежду и стал расстегивать пояс на джинсах Блэка. Тот рычал от возбуждения, срывая с себя куртку и рубашку, откидывая их в сторону. Потом они оба рухнули на диван, Сириус подмял под себя Снейпа, развел его ноги в стороны и едва не трахнул с наскока. Тот заорал на него, попытался оттолкнуть, но был лишь еще крепче вдавлен в диван.

— Где эта дрянь?

Вместо ответа Снейп освободил левую руку от его мертвой хватки, и призвал флакон со смазкой невербальным заклинанием.

Блэк вошел в него быстро, не церемонясь. И Снейп не возражал, был податлив до развратности. Он закинул ноги на плечи Блэку и хрипло стонал в такт его движениям. Они быстро набрали темп, и, спустя несколько минут, Сириус рухнул на Снейпа, ощущая сладкую дрожь во всем теле, потом скатился на пол и полез в карман джинсов за сигаретой.

— На кухню иди курить, — проворчал Снейп с дивана. Сириус оглянулся и увидел, что тот лежит, раскинув ноги, и дрочит. Член у Снейпа был мощный, даже побольше, чем у него самого.

— Не охота никуда двигать, — ответил Блэк и отвернулся, продолжая крутить сигарету в руке.

— Отсоси мне, — попросил Снейп.

— Чего? — возмущенно воскликнул Блэк и вновь повернул голову к дивану.

— Это элементарная вежливость, кто трахает, тот потом отсасывает.

— Да мне дела нет до вашей пидорской вежливости, — отмахнулся Блэк и сунул сигарету в зубы. Снейп злобно хмыкнул и бросил на него презрительный взгляд.

— Ладно, давай сюда свой член, — сказал Сириус, разворачиваясь к нему. — Только чур потом я тут покурю.

— Блэк, ты идиот, — простонал Снейп, сел и развел ноги в стороны. — Здесь нельзя курить. Точка. Просто отсоси и не торгуйся, как слизеринская девственница.

— Заткнись, Снейп, — сказал Сириус и легко пихнул его в живот. Снейп не успел возмутиться, поскольку почти сразу почувствовал на своем члене прикосновение языка Блэка. Потом тот взял в рот и стал сосать, неумело, но вполне сносно. Снейпу и не надо было большего, ему вполне хватило пары минут, чтобы кончить. Застонав, он вцепился в длинные волосы Блэка и притянул его голову к своему паху, словно желая оставить в таком положении навечно. Тот вырвался, встал, с усмешкой посмотрел на закатившего глаза от удовольствия Снейпа, вышел на кухню и сплюнул в раковину.

Здесь было чисто и аккуратно, как в аптеке. Подписанные банки со всякой снедью стояли в ряд на полках, закрытых стеклянными дверцами, остальное было убрано в глухие шкафы. У окна с опущенными шторками стоял белый маггловский холодильник. И над всем этим висела большая белая электрическая лампа. Сириус пошарил взглядом в поисках пепельницы, но не нашел даже простой чашки, чтобы ее заменить. Тогда он вытащил поддон из-под большого кактуса, стоящего на подоконнике, прикурил от волшебной палочки, приоткрыл окно и оперся на стол. Выпуская дым изо рта, он рассеянно смотрел в сторону улицы. На Лондон опустилась ночь, зажглись цветные рекламы, и дождь, наконец, перестал лить. Из окна дул легкий ветерок, было приятно так стоять и ощущать прохладу на своем разгоряченном теле.

Спустя минут пять Сириус услышал шорох позади себя, обернулся и увидел, что Снейп вышел на кухню, накинув домашнюю мантию. Он протянул руку к пачке сигарет, достал одну и вопросительно посмотрел на Блэка. Тот поднес палочку и поджег. Снейп глубоко затянулся и тоже посмотрел в окно. А Сириус в это время рассматривал его самого, ему и в голову раньше не могло прийти, что Снейп курит. Тот делал это спокойно, не кашлял и не кривился, как начинающий. Его лицо сейчас вообще ничего не выражало, словно это не он только что кончил от минета, который делал ему его заклятый школьный враг.

— Опять меня выгонишь на ночь глядя? — с кривой усмешкой спросил Сириус после того, как затушил сигарету в поддоне из-под кактуса.

— Можешь спать на диване, если хочешь, — равнодушно ответил Снейп. — Я сегодня все равно уже ничем полезным заниматься не буду.

Он тоже затушил окурок, вытряхнул поддон в мусорку и вернул его на место. Потом повернулся и ушел в спальню. А Сириус не хотел уходить с кухни, он смотрел в черное небо, лишенное звезд, и почему-то думал о брате. Простояв так с полчаса, он закрыл окно и зашел в темную гостиную. Но, прежде чем лечь, Сириус заглянул в спальню — Снейп спал, свернувшись калачиком на узкой кровати, спал так, словно в его квартире не находился человек, которого он ненавидел большую часть своей жизни. Блэк почувствовал себя немного уязвленным от этой мысли и хотел даже уйти, оставив дверь нараспашку, но потом рухнул на диван, закрыл глаза и мгновенно уснул.

========== Лимит добрых дел ==========

Западный край неба еще хранил на себе отсветы кроваво-красного заката, когда на пустыре недалеко от промышленной окраины Лондона стали словно из ниоткуда появляться люди в черных мантиях. Все они были в масках и с волшебными палочками наготове. Снейп прибыл одним из первых, он каким-то шестым чувством понял, что сегодня вечером Лорд соберет свой ближний круг, и потому не планировал себе никакой серьезной работы в лаборатории и из дома тоже никуда не пошел. Вчера у него снова ночевал Блэк, на этот раз они спали в одной кровати. Снейп не выспался, никогда прежде он не проводил всю ночь в одной постели с кем-то. Его новоиспеченный любовник спал, как убитый, после двух сеансов бешеного секса с разницей меньше чем в пару часов и шести пинт пива, которые они выпили на двоих. Полночи Северус таращился в потолок и думал о том, как он докатился до такой жизни. Почему он позволяет Блэку приходить к нему, когда тому вздумается, почему трахается с ним так, словно был рожден именно для этого? И, как ни странно, в обществе бывшего школьного врага ему вполне комфортно — пока они не затрагивают острые темы, конечно. Но они и не затрагивают, пара словесных тычков под ребра в качестве легкого флирта — не в счет. Да, конечно, Блэк почему-то оказался самым желанным партнером в его жизни, но ведь она состоит не только из секса. Что будет, если кто-то из его знакомых узнает, что Снейп спит с кем-то из Ордена Феникса? Что, если об этом узнает Темный Лорд? В этом случае Северус расценивал свои шансы на выживание как минимальные. Хозяин не будет разбираться, секс тут или измена по всем фронтам, он сразу вдарит Авадой Кедаврой и тут же забудет о том, что Снейп вообще когда-то существовал. Северус даже вряд ли успеет выдать вполне правдоподобную версию о попытке шпионажа на вражеской территории — Лорд не выносит самодеятельности. Словом, было совершенно ясно, что с Блэком надо завязывать. Но, когда эта мысль в очередной раз приходила в голову, Северус поворачивался в сторону спящего рядом Блэка, смотрел в лунном свете, как его длинные черные волосы разметались по подушке, слушал его глубокое, спокойное дыхание и терял всякую решимость.

Эти мысли совершали полный оборот несколько раз за бессонную ночь, и отключился Снейп только под утро, чтобы спустя пару часов проснуться от возни Блэка рядом с собой. Потом они молча пили кофе в кухне, курили, трахались на узком диване в гостиной, потом снова курили, глядя в потолок. Блэк ушел только ближе к обеду, и у Снейпа вновь не нашлось слов, чтобы выпроводить его насовсем. Остаток дня прошел в бесполезном самокопании, и вот теперь этот вызов Лорда на безымянный пустырь, который не сулил ничего хорошего.

Снейп стоял в первых рядах и смотрел на Хозяина, мрачно глядевшего куда-то сквозь собирающуюся толпу Упивающихся Смертью. Рядом с ним на земле, в луже лежал человек, которого из-за грязи и побоев невозможно было опознать. Очевидно, намечалась прилюдная казнь. Снейпа пробрала дрожь при мысли, что из-за Блэка он сам может оказаться на месте этого несчастного.

Вскоре появился Регулус — Снейп узнал его по маске, которая у каждого Упивающегося немного отличалась от остальных. Он встал рядом, но не вплотную, как раньше. Они не поздоровались. Шеренга последователей Темного Лорда все росла, и вскоре тот заговорил. Подобные речи Снейп слышал уже не раз, за Хозяином вообще водилось устраивать показательные казни для устрашения как врагов, так и верных слуг. Но в этот раз Темный Лорд был особенно красноречив и торжественен, и вскоре стало понятно почему. Несчастный, лежащий у его ног, оказался представителем древнейшего волшебного рода МакМилланов, тем самым, который публично через «Ежедневный пророк» высказал свое презрение к идеям и методам борьбы последователей Темного Лорда. И вот теперь он поплатится за это сполна.

Для начала Хозяин решил развлечься пыточными заклятьями, и, как только МакМиллан начал выгибаться на земле в приступах невыносимой боли, Снейп бросил невольный взгляд на Регулуса. Тот дернулся вперед, пытаясь что-то сказать. Недолго думая, он затащил младшего Блэка в толпу. К счастью собравшиеся были слишком увлечены зрелищем пытки, чтобы обратить на это внимание.

— Уймись, ты все равно ничем ему не поможешь, — сквозь зубы прошипел Северус, надеясь, что его никто, кроме Регулуса, не услышал. Тот прерывисто дышал и едва держался на ногах, мыча что-то нечленораздельное.

— Успокойся, это быстро закончится, — снова пытался урезонить его Снейп, сам не веря своим словам. Хозяин любил развлечь себя пытками и не имел привычки укорачивать страдания жертв.

Крики МакМиллана уже перешли в надсадное сипение, когда Волдеморт оставил его в покое и снова стал говорить со своими последователями. Содержание его речи было вполне предсказуемым — он не позволит никому, даже самому чистокровному, перечить его воле и участь МакМиллана разделит каждый из здесь присутствующих, кто посмеет хоть на йоту отступить от своего верного служения. Снейп слушал слова Лорда вполуха, то и дело косясь на Регулуса в опасении, что тот снова попытается что-то возразить. К счастью, Блэк стоял неподвижно, словно обратился в камень, и выражение его лица под маской не было видно.

Под конец своей речи Волдеморт приказал пятерым Упивающимся, стоящим в первых рядах, закончить пытку, и те принялись швырять в несчастного все самые мерзкие заклинания, которые могли прийти им в голову. Уже через минуту МакМиллан был мертв, Темный Лорд издал короткий торжествующий смешок, поджег тело несчастного, выпустил в небо темную метку и аппарировал с громким хлопком. Спектакль был окончен, зрители и участники исчезали молча, и вскоре Северус и Регулус остались на пустыре одни.

Снейп стянул с себя маску и вытер холодный пот с лица.

— Реджи, надо уходить. Сюда с минуты на минуту прибудет Аврорат, — он указал на расползающуюся в небе Темную метку.

Регулус не ответил, по-прежнему стоял, словно не в силах пошевелиться. Снейп тронул его за плечо, снял с него маску и увидел, что по его как никогда бледному лицу текут слезы, а взгляд сфокусирован в одной точке — на догорающем трупе МакМиллана.

— Все кончено, Регулус, ты ничем бы не смог ему помочь, — снова попытался привести его в чувство Снейп. Потом он быстро оглянулся, увидел вспышку заклятия где-то в сотне ярдов от себя, схватил Блэка за руку и аппарировал.

Они свалились на лестничной площадке третьего этажа у квартиры Снейпа — для рассчета мягкой посадки времени не было.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Ногу подвернул, — не сразу ответил Регулус. Его голос был каким-то деревянным.

— Давай зайдем, а то наш маскарад может напугать соседей, — сказал Снейп и помог Блэку доковылять до квартиры. Там он зажег свечи и небольшой камин в гостиной, скинул с себя мантию и внимательно посмотрел на своего гостя.

Регулус сидел на его маленьком диване очень прямо и неподвижно. На его лице все еще читался шок, руки он положил на колени — худые и бледные на фоне черной мантии, они напоминали костяные пальцы Смерти, как ее часто изображали в старинных книгах.

— Я думаю, тебе стоит выпить, — сказал Снейп и тряхнул головой, отгоняя неприятную ассоциацию. Регулус не ответил, даже не кивнул.

Северус пошел на кухню, открыл маггловский холодильник, который достался ему от прежнего владельца квартиры, и извлек оттуда две бутылки пива, которые вчера забыл тут Сириус. Ничего крепче в доме не водилось с тех пор, как старший из братьев Блэк повадился сюда ходить — у него были особые отношения с алкоголем.

Снейп принес пиво в гостиную. Регулус молча взял бутылку, поставил себе на колено и продолжал пялиться в пространство.

— Нет, тут одним пивом не отделаешься, — констатировал Северус и направился к своей полке с зельями. — Где-то у меня тут было успокоительное…

— Не надо, — внезапно ожил Регулус, отпил из бутылки и закашлялся. — Что это за дрянь?

— Маггловское пиво, — нехотя ответил Снейп и все-таки взял с полки флакон с подходящим случаю зельем.

— Откуда у тебя эта мерзость?!

— Ну, по крайней мере, ты уже разговариваешь, — с фальшивой улыбкой сказал Снейп, избегая неудобного вопроса.

— Что это за место? — спросил Регулус, обводя подозрительным взглядом все вокруг.

— Я здесь живу уже несколько месяцев.

— А чем тебя не устраивала квартира в Хогсмите, которую ты снимал раньше?

— Да всем устраивала, только вот я и мои опыты в зельеварении не устраивали квартирную хозяйку. Магглы задают гораздо меньше вопросов.

— Так это маггловское жилище? — с отвращением воскликнул Регулус, быстро поднимаясь с дивана, словно мог от него чем-нибудь заразиться. Снейп был уязвлен такой реакцией и невольно вспомнил Сириуса, которому, в отличие от брата, вообще было плевать, где находиться, лишь бы там было с кем трахаться и что выпить. Как в одной семье могли вырасти такие разные люди, он не понимал.

В это время Регулус сделал решительный шаг в сторону выхода и тут же рухнул на пол с протяжным стоном. Северус с некоторым злорадством посмотрел на него сверху, а потом нагнулся и задрал штанину на его левой ноге. Лодыжка уже опухла — жесткая посадка на лестнице не прошла даром.

— Вот теперь ты точно вышел из шока, — сказал Снейп и вернулся к шкафу с зельями.

— Что ты за человек?! — раздраженно воскликнул Регулус. — Не можешь даже аппарировать, чтобы кого-нибудь не покалечить! Живешь в какой-то маггловской дыре! Пьешь вонючее пойло! Не понимаю, как я вообще мог с тобой связаться! От тебя одни неприятности!

— Ори, ори, станет легче, — спокойно сказал Снейп и продолжал делать вид, что ищет обезболивающее зелье, хотя оно стояло на самом виду. — Самое смешное, что это говорит мне человек, чуть не подставивший себя под Аваду Кедавру сегодня вечером. Я, между прочим, тебе дважды сегодня жизнь спас.

— Да неужели? — Регулус попытался подняться с пола, но рухнул обратно с протяжным воем и разозлился еще больше. — Может, мне еще поблагодарить тебя за это?!

— О, конечно, не в вашей блэковской привычке быть благодарными такому, как я. Мне еле удалось вытащить тебя из-под облавы авроров и заткнуть тебе рот, когда Темный Лорд карал своего врага. Видит Мерлин, я сегодня уже превысил лимит добрых дел, отпущенный скромному полукровке! Так что первую помощь ты себе окажешь сам, — саркастично отозвался Снейп, схватил с полки обезболивающее зелье и кинул его Регулусу в руки.
После этого он вышел из комнаты, прихватив с собой свою бутылку пива. Он считал, что с него было достаточно Блэков на сегодня.

Но у тех было свое мнение на этот счет.

Раздался настойчивый стук в дверь, и Северус чуть не выронил бутылку из рук. Он метнулся в гостиную, там на полу все еще сидел Регулус и вопросительно на него смотрел. Стук повторился.

— Ты кого-то ждешь?

— Нет, но твои крики могли перепугать соседей. Сиди тут молча, я сейчас, — ответил Снейп, от него не укрылось то, что Регулус вытащил волшебную палочку, словно ждал нападения. Сам Северус почему-то был уверен в том, кого увидит за дверью, и испытывал сейчас только досаду и раздражение.

Он приоткрыл дверь и тут же выскользнул наружу, чтобы нос к носу столкнуться с Сириусом Блэком.

— Я думал, тебя нет. А ты тут пьешь без меня.

Северус только сейчас заметил, что до сих пор держит в руке бутылку пива.

— Уходи, ты не вовремя.

— Устроил вечеринку, а меня не пригласил? — с напускной обидой спросил Блэк и попытался открыть дверь, Снейп тут же преградил ему путь.

— Сириус, просто уходи, — тихо сказал он, впервые назвав того по имени.

— Ты не один? У тебя… Реджи? — Блэк по его взгляду понял, что угадал. Он плюнул себе под ноги, уничтожающе посмотрел на Снейпа, развернулся и пошел вниз по лестнице. Северус еще постоял на лестнице, прислушиваясь к удаляющимся шагам. Ему показалось, что Блэк тихо матерится себе под нос. Потом он медленно зашел в квартиру, отхлебнул пива и закрыл дверь.

Регулус сидел на диване и выглядел так, словно ничего не случилось.

— И кто это был?

— Да… никто.

— Ты действительно не ставишь заглушающих чар в доме, набитом магглами?! Как ты вообще терпишь их соседство?

— Ну, ты же терпел мое соседство в слизеринской гостиной, — парировал Снейп, ставя полупустую бутылку пива на стол. Он ощутил, что вымотался и устал от обоих Блэков разом.

— Ты волшебник и твоя мать чистокровная, — с неудовольствием на лице возразил Регулус и потер ушибленную лодыжку.

— Зато мой отец маггл. И ты терпишь меня просто потому что я полезен и не болтлив. И все вы так делаете.

— Кто вы?

— Слизеринцы. Эйвери, Розье, Малфой… да и Темный Лорд тоже.

— Ты должен этим гордиться.

— Ну да, у домовых эльфов тоже есть своя гордость, — с издевкой сказал Снейп. — Надеюсь, ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы аппарировать домой?

— Думаю, да, — отрешенно сказал Регулус, и тут его лицо странно дернулось, и он зажмурился, словно внутри него что-то сломалось. Он затрясся всем телом и начал заваливаться набок.

— Эй, что с тобой? — Снейп испуганно бросился к нему, схватил за плечо, хлопнул по щеке. Регулус не реагировал и только стремительно начал бледнеть.

Снейп с мгновение стоял на месте, пытаясь понять, что делать, а потом бросился к шкафу в поисках подходящего зелья. Он уронил несколько склянок, пока трясущимися руками не извлек маленький пузырек с жидкостью жемчужного оттенка.

— Реджи, не отключайся! — Северус, как мог, разжал крепко сцепленные челюсти Регулуса и влил несколько капель ему в рот. Это как ни странно, помогло, сведенные судорогой мышцы расслабились, и Блэк теперь лежал на диване хоть и бледный, но вполне живой. Он несколько раз глубоко вздохнул, открыл глаза и бессмысленно посмотрел по сторонам.

— Ты как?

— Это так… грустно, — пробормотал Регулус. — Так ужасно, что Сайруса убили…

По его щекам потекли слезы, но лицо было расслабленным, словно у пьяного.

— Да, я понимаю, — сказал Снейп, садясь на пол рядом с диваном и закрывая глаза от усталости. Ему бы самому не мешало выпить успокоительное зелье.

— Ты ничего не понимаешь. Он же был последний в роду, — сквозь слезы сказал Регулус. — Века родословной… На нем все кончится…

— Все когда-нибудь кончается.

— Да, ты и правда не понимаешь.

Снейп не ответил. Он встал, пошел в ванную, умыл лицо, стянул с себя мантию и белье и полез в душ. Под горячими струями воды он стоял, прислонившись лбом к кафелю. Ему самому хотелось плакать, и он точно не мог сказать, отчего. Это было не первое и, он был уверен, не последнее убийство, которое он наблюдал. Северус честно мог сказать, что ему не нравилось при этом присутствовать. Но он отгонял от себя размышления на тему целесообразности или необходимости этих убийств, потому что понимал, что они ни к чему не приведут. Терзаться бессмысленно, если ты не в силах ничего изменить. В этой ситуации можно лишь сделать свое существование по возможности более комфортным и безопасным. А это значит, быстро соображать, быть полезным и не болтать лишнего. Это он усвоил еще за годы учебы в Слизерине. Общение с Мародерами добавило к этому списку необходимость быть по возможности незаметным и не лезть в чужие дела и тайны. Меньше знаешь — крепче спишь.

Он выключил воду, потянулся за полотенцем и уперся взглядом в Регулуса, который стоял на пороге и разглядывал его.

— А ты даже красивый, когда мокрый.

— Ты просто под кайфом, — возразил Снейп и намотал полотенце вокруг бедер.

— Что ты мне дал?

— Зелье утешения.

— Как в прошлый раз? — по лицу Регулуса пробежала тень страха.

— Я его доработал, и теперь оно не так бьет по мозгам, минут через пять тебя потянет в сон без сновидений.

— Значит, у меня есть пять минут?

Регулус подошел к нему вплотную и поцеловал в губы. Снейп ответил не сразу.

***

Из дневника Регулуса Блэка

Мой неудачный день рождения стал отправной точкой, откуда все пошло наперекосяк. Из-за той безобразной сцены я не виделся со С. довольно долго, соответственно, мой Эксперимент стал невозможен в силу отсутствия объекта в поле зрения. Я провел это время за разбором библиотеки и решением финансовых вопросов по просьбе моей матери, и если первое занятие было хоть и однообразным, но познавательным, то второе — хлопотным и совершенно изматывающим. Дела нашей семьи пришли в полный упадок, и всему виной, конечно, грязнокровки, заполонившие Министерство. Они напринимали законов, ограничивающих права старых семейств, лишающих их естественных привилегий. После того, как я с большим трудом уладил ряд вопросов, я еще больше уверился в необходимости нашей борьбы.

Однако вынужден тут же признаться, что мне не всегда понятны ее методы. Темный Лорд, разумеется, гениальный волшебник и стратег, но иногда от его руки гибнут и чистокровные. Буквально на днях я стал свидетелем его расправы над Сайрусом МакМилланом, и это было омерзительное зрелище, которое мне было сложно пережить еще и потому, что Сайрус входил в круг друзей моей семьи с самого детства.

Он выступил против Темного Лорда, а Лорд расправился с ним так, словно тот был не наследник древнейшего рода, а какой-то маггл. Я пытался возразить против пытки, которую устроил Лорд, но оказавшийся рядом С. не дал мне вмешаться, когда это только началось. А потом уже и я не мог вымолвить ни слова. Опуская подробности, скажу, что мёртвое лицо Сайруса я буду помнить всю оставшуюся жизнь.

У этого события было лишь одно положительное следствие — теперь мы снова общаемся с С. А значит, я снова могу наблюдать за ним и делать выводы о разнице между чистокровным волшебником и полукровкой. Вот уже сейчас я обнаружил еще одно отличие — С. не среагировал на смерть Сайруса так же, как я, он остался почти равнодушным к этому. То есть, ему и в голову не может прийти, что смерть наследника древнейшего волшебного рода во цвете лет — это трагедия несоизмеримо большая, чем просто смерть. Старые семейства можно пересчитать по пальцам рук, и потеря последнего представителя любого из них — это падение очередной опоры всего нашего общества, которое благодаря грязнокровкам и так катится в бездну. С. не в состоянии понять этого, хотя я и пытался донести до него эту мысль, он не может мыслить глобально, в отрыве от конкретики текущих событий. Это сквозило в его словах утешения. Однако я все равно благодарен ему за участие, и рад, что мы вновь общаемся.

Я заметил, что он тоже скучал по нашему общению и даже начал курить. Вся его кухня пропахла дешевым маггловским табаком (вот кто из чистокровных бы опустился до этого?), и даже простыни на кровати пахнут сигаретами и алкоголем. С. было неловко от моих вопросов, он пытался отшутиться, с утра начал менять постельное белье и отводил взгляд. Очевидно, он сам понимает, как низко пал в отсутствие общения с чистокровным волшебником, за которым ему надо все время тянуться.

***

Сириус никогда не знал конкуренции. Ему просто не было знакомо это чувство, когда сравниваешь себя с кем-то и пытаешься понять, почему кого-то предпочли тебе. Несмотря на то, что у него в отношениях с родителями все было очень непросто с самого начала, он всегда знал, что именно он — главная звезда на семейном небосклоне. Мать его обожала и душила любовью, и, даже когда родился Регулус, Сириус всегда оставался для нее первым и главным ребенком. Где бы он ни появлялся, он приковывал к себе внимание сразу, ничего особенно для этого не делая. Сириуса доставало то, что все вокруг обмирали от его красоты и не замечали, каким он был на самом деле. В детстве магия вырывалась из него, как из вулкана, он баловался и устраивал в доме магические пожары, наводнения и прочие стихийные бедствия просто от скуки. Он заставлял фамильные портреты в гостиной вращаться, чтобы те громче орали. Он не любил тишины. Мать кричала на него, присоединяясь к воплям почивших родственников, но по-настоящему не наказывала. А потом он подслушивал разговоры взрослых, где мать с гордостью говорила, что Сириус станет великим магом современности и, как минимум, министром магии, раз он и без палочки способен на такое. И это со временем начало его бесить. Он совсем не хотел воплощать чужие надежды и амбиции. Когда он поступил на Гриффиндор, опять же просто из чувства противоречия и желания позлить мать, та действительно стала его гораздо больше наказывать, оскорблять и унижать. Но Сириус знал, что Вальбурга это делает просто от мучившего ее разочарования и уязвленной гордости, при этом ее любовь никуда не делась, возможно, стала даже острее.

В школе, сразу найдя себе компанию друзей, Блэк знал, что при желании мог опередить их всех и в квиддиче, и в учебе. Но Сириуса никогда особенно не занимала наука. Ему все давалось легко, и потому он не ценил своих успехов. Буквально с первого класса его окружали поклонницы. Девчонки писали ему любовные записки, мальчишки подкарауливали, чтобы навалять и опустить с неба на землю. Но Сириус на то и был назван в честь самой яркой звезды на небосклоне, чтобы пребывать в уверенности, что если он кого-то раздражает, значит, ему завидуют, а раз завидуют, значит, он лучший.

В старших классах ему надоело обожание преданных поклонниц, и он стал искать любви недоступных. Все они сдавались под его чарами и быстро соглашались пойти с ним на свидание. Это скоро надоело, и тогда Сириус начал отбивать девушек у других парней. Поначалу это было даже весело, потому что сулило не только приз в виде секса в пустой аудитории, но и разборки с парнями в коридорах. Его несколько раз чуть не выгнали за драку и причинение увечий ученикам. Сам он отделывался парой синяков, потому что боевые заклинания ему давались лучше всех остальных. И вот к середине седьмого курса он столкнулся с тем, что его стала ненавидеть добрая половина школы. И даже Джеймс как будто начал от него что-то скрывать. Впрочем, это «что-то» было ясно, как день. Поттер стал встречаться с Эванс. Сириус знал, что они будут вместе, еще с пятого курса, когда заметил долгие взгляды Джеймса в ее сторону. И, хотя он разбил много сердец и союзов, Блэк считал дружбу священной и никогда не подкатывал к Лили, слова грубого не сказал в ее сторону.
— Ты можешь быть спокойным насчет Эванс, — бросил он Джеймсу через занавески своей кровати, когда тот тайком ночью пытался выйти из комнаты, чтобы пообжиматься с Лили в гриффиндорской гостиной.
— Эмм… — промычал Поттер от неожиданности.

— Я не буду тебе мешать. Меня, может, и считают маньяком, но я все-таки не сумасшедший и не буду отбивать у тебя Лили. К тому же она мне нравится… не в том смысле, успокойся.

Блэк сел на кровати, чтобы посмотреть на лучшего друга.

— Она, действительно, не такая как все. И потому у меня нет с ней шансов.

— Сириус, ты мог бы соблазнить даже МакГонагалл, если бы захотел, — смехнулся Джеймс.

— Это вряд ли, кошки и собаки обычно не ладят друг с другом, — Сириус заржал и лег обратно в кровать. — Иди к ней, пока она не ушла.

— Бродяга, я тебе не судья, но… — Джеймс запнулся, потому что знал, что его дальнейшие слова могут вызвать приступ ярости у лучшего друга. — Звязывай кадрить чужих девчонок, а то нам скоро…

— Хорошо, не буду, — перебил его Блэк. — Мне это уже надоело. К тому же я вчера видел Регулуса с синяком на шее и разодранным лицом.

— Наверное, Эйвери ему навалял после нашей стычки.

— Ага. Этого гада я еще достану. Но Реджи и так хреново в этом гадюшнике, не хочу осложнять ему жизнь еще больше.

— И то верно. Ну, я побежал! — сказал Джеймс и выбежал из комнаты, оставляя Сириуса с его вечной скукой и непонятно откуда взявшейся досадой.

Он сам не знал, что ему мешает жить спокойно, его всегда тянуло к неприятностям, только в экстремальных условиях он чувствовал себя по-настоящему живым. Жизнь в Хогвартсе представлялась Блэку слишком предсказуемой. Но вскоре после того, как они окончили школу, началась магическая война. И теперь он жил от битвы к битве, и от свидания до свидания со Снейпом. Только эти две вещи, каждая по своему острая и возбуждающая, давали ему те ощущения, которые наполняли его радостью жизни.

И именно Снейп дал ему понять, что он, Сириус, не единственное светило в небе. Что есть и другие, Регулус, например. Он ехал на своем мотоцикле по трассе вон из Лондона с одной лишь целью — оказаться как можно дальше, чтобы не убить их обоих. Едва не доехав до Манчестера, он остановился на обочине рядом с заправкой и мотелем. Бензин ему был не нужен, его мотоцикл ездил благодаря магии. Но в таких местах всегда водились проститутки и был бар, где легко можно было напиться до беспамятства или перепихнуться с кем-нибудь в туалетной кабинке. Он уже так делал, когда его одолевала скука или тоска. А сегодня у Сириуса на душе было настолько плохо, что он полжизни бы отдал, чтобы избавиться от этого чувства.

В баре было темно. В углу сидело несколько работяг в одежде дальнобойщиков, за барной стойкой стояла толстая женщина с искусственно выбеленными волосами, торчащими во все стороны. Сириус заказал два пива, и к нему тут же, словно появившись из темноты, подсела темнокожая девчонка в короткой юбке. Он молча дал ей пива, она улыбнулась, но Блэк уже знал, что никакого продолжения не будет. Ни эта уже слегка потрепанная красотка, ни парень в желтом комбинезоне, несколько раз демонстративно проходивший мимо него и кидающий призывные взгляды, не смогли бы заглушить ту боль, которую он испытывал.
Даже странно, почему он раньше не догадался, что Снейп спит с обоими Блэками сразу. Сириус привык к тому, что его присутствие автоматически вычеркивало из уравнения третью сторону. Потом, после того, как Блэк охладевал к объекту своей страсти, ему уже было все равно, с кем девицы утешались. Быть не единственным оказалось ужасно неприятно. Если бы Сириус верил в карму, он бы решил, что его догнало возмездие судьбы. Но он ни во что такое не верил, потому что с раннего детства видел, что зло чаще всего остается безнаказанным. Ведь прощала же ему мать раз за разом его проступки.
Опрокинув в себя пинту пива, Сириус вышел на улицу и закурил. Он посмотрел на небо, увидел полную луну, слегка затянутую облаками, и понял, куда сейчас отправится.

Из дневника Регулуса Блэка
Вчера мы с С. были в Малфой Мэноре на приеме у Люциуса и Нарциссы. Я с удивлением обнаружил, что С. вхож в их дом и бывал там не раз. Мне казалось, что лишь я мог ввести его в высшее общество, и чувствовал себя слегка уязвленным, пока не понял, что на самом деле Малфою и его окружению С. оказывает некие услуги. Они о чем-то шептались с Люциусом, когда им казалось, их никто не видит. Я заметил, что из кармана Малфоя в руки С. переместился тяжелый кошелек с монетами. С. в этот момент кивнул и что-то коротко сказал, я расслышал лишь «пришлю совой». Возможно, он варит зелья, которые Люциус не готов был покупать открыто в аптеке или заказывать у другого зельевара во избежание огласки. Или речь идет о каких-то сведениях, которые С. добывает по его приказу. Я заметил, что он часто не появляется на собраниях Пожирателей смерти, а занят какими-то другими поручениями Темного Лорда. Я лишь знаю, что именно он варит Веритасерум для допросов его врагов.

То есть С. как полукровка в доме Малфоев и среде Пожирателей смерти выступает в качестве полезного исполнителя поручений, которыми они не хотели бы заниматься сами. Это вполне вписывается в мою теорию о том, что у таких, как он, просто изначально нет шансов стать полноценными членами магического общества. Они занимают некую промежуточную позицию между домовыми эльфами и людьми. И в этой роли они действительно приносят пользу обществу. Другое дело, что я не могу себе представить разумного волшебника, которого бы устраивала такая позиция собственного отпрыска. Хотя сама мысль о совокуплении и сожительстве с магглом может прийти в голову только самым неразумных из нас.

Мои наблюдения за С. в последнее время затруднены тем, что он постоянно занят и мы редко видимся. А когда встречаемся, его мысли где-то далеко и потому мы мало разговариваем, я не могу сделать выводы об особенностях его мышления как полукровки.

Что я действительно ценю в наших с ним отношениях, так это его полное понимание своей роли рядом со мной в обществе. Когда мы с ним сошлись близко, я опасался, что он будет переходить границы фамильярности, как часто делают те, кто начинает встречаться. Меня всегда тошнило от вида целующихся парочек в Слизеринской гостиной, и даже некоторые парни позволяли себе целовать своих любовников в шею и приобнимать их при встрече у всех на глазах. На мой взгляд, это абсолютно неприемлемо. И хотя на Слизерине всегда было больше содомитов, чем на любом другом факультете (я где-то вычитал, что виной тому личные пристрастия Салазара Слизерина), я не считаю, что это нужно как-то приветствовать в общественном пространстве. И так уже в газетах и досужих разговорах мелькает мысль, что чистокровные семьи вырождаются из-за приверженности их отпрысков однополой любви и прочим половым извращениям. Это, конечно, редкая чушь, ведь все известные мне чистокровные мужчины, когда-то откровенно предпочитавшие парней, сейчас благополучно женаты, и у большинства уже есть дети. Я лично для себя тоже не приемлю другой перспективы. Семья гораздо важнее любых сексуальных предпочтений. К тому же я сам про себя не могу сказать, что мне нравятся исключительно мужчины. Сказать по правде, мне мало нравятся люди вообще. А с С. я встречаюсь только потому, что так сложилось. Мы встретились, когда оба нуждались в союзе. На его месте могла бы оказаться и девушка. Хотя не думаю, что отношения с женщиной, в особенности полукровкой, смогли бы продолжаться так долго, сколько мы общаемся с С. Мне бы просто не о чем было с ней разговаривать на протяжении двух с половиной лет. Девушки все очень хотят замуж, а я женился бы только на подходящей мне партии. К тому же женщины так эмоциональны! Я был свидетелем нескольких отвратительных сцен между разнополыми парами и могу сказать, что ничего такого для себя не хочу. Если уж женитьба неизбежна, я предпочту обзавестись семьей после нашей окончательной победы. А сейчас у меня нет времени и желания это терпеть.

С. в этом плане очень удобный партнер. Он не устраивает сцен, и мы никогда не афишировали наши отношения, я даже не уверен, что кто-то на приеме у Малфоев понял, что мы общаемся за пределами их компании. С. умеет держать дистанцию, и его лицо никогда не выдает чувств. Впрочем, он и в личном общении иногда забывает снять маску, и это его недостаток.


========== Очень хорошие новости ==========

Сириус и Ремус сидели на полу старого деревянного дома и смотрели в распахнутое окно. Начиналось ясное утро теплого дня. В руке у Блэка была бутылка пива. Ремус пил горячий чай и кутался в плед. Его знобило после недавней трансформации.

- Спасибо, что приехал ко мне. Было не так одиноко выть на Луну, – с улыбкой сказал он.

- Обращайся, – ответил Блэк. – Я вчера был как раз в настроении повыть.

- Ну, мое расписание ты знаешь, – усмехнулся Люпин. – Я всегда к твоим услугам.

- Мы что-то давно не собирались все вместе.

- Ну, у Джеймса все близится к свадьбе, и ему не до нас. Мои дела ты знаешь, а Питер…

- Мне нравится, как ты сейчас аккуратно обходишь вопрос моей занятости, – усмехнулся Блэк и посмотрел на друга.

- Просто не хочу тебя злить, – честно ответил Люпин.

- А мог бы и позлить. Может, я бы поорал, мне бы легче стало.

- Я сейчас не в том состоянии, чтобы это выдержать, Сириус.

- Прости, Ремус, – отозвался Блэк и положил ему руку на плечо.

- Ничего.

- Я, кажется, впервые в жизни влюбился…

Ремус внимательно посмотрел на Блэка. А тот глядел в окно и разговаривал со светлеющим небом, на котором была видна сейчас только его звезда.

- Я никогда не думал, что это так больно… Словно внутри тебя вдруг вырос какой-то новый орган, и он все время пульсирует и не дает о себе забыть. Мне раньше совсем не понятно было, отчего все так носятся с этим... Казалось, что они все придумывают.… Ну есть интерес, секс, ну симпатия… Или вот Джеймс и Лили – они просто созданы друг для друга. Тут все понятно, а когда тебя тянет к человеку, которого ты…

Блэк осекся, замолчал, достал сигареты и закурил.

- Я думаю, ей очень повезло с…

- А я уверен, что нет, – перебил Блэк и выпустил дым изо рта. – Я уверен, что всем было бы лучше, если бы я не полез туда, где и без меня все неплохо.

- Откуда ты знаешь? Она вообще знает о том, что ты чувствуешь?

- Я больше не хочу об этом говорить, – оборвал Блэк и встал с пола. – И, пожалуй, пойду.

- Сириус, иногда откровенный разговор помогает…

- Странно, что наш с тобой разговор не помог, – возразил Блэк и поднял свою кожаную куртку, небрежно брошенную на пол.

- Наверное, потому что он не был откровенным.

- Наверное, – спокойно согласился Сириус. – Но я пока не готов к этому.

- Спасибо, что заскочил.

- Спасибо, что выслушал.

Блэк протянул руку Люпину, крепко пожал его мягкую ладонь и вышел из дома.

Весь день Сириус маялся, его разрывало от противоречивых чувств – любви, ревности, гнева, стыда и обиды. То он думал прямо сейчас сорваться в Ислингтон и начистить Снейпу рожу, а то вдруг вспоминал их секс и ощущал прилив возбуждения, а потом представлял, как Регулус спит с Северусом, и его начинало тошнить. В середине дня он получил сову от Дамблдора, который собирал Орден в доме Аберфорта в Хогсмите, и обрадовался, что у него есть возможность отвлечься от своих мыслей.

***
Регулус услышал стук в окно и увидел сову, бьющую клювом в стекло. Он отворил засов и отцепил письмо, привязанное к ее лапе. «Выходи на улицу» – это все, что там было. Регулус выглянул в окно, внизу стоял Сириус со своим мотоциклом. Он тяжело вздохнул и приказал эльфу принести ему одежду.

- Что тебе надо? – спросил Регулус, кутаясь в мантию и недовольно глядя на брата.

- Просто хотел поболтать.

- Зачем? Ты хочешь вернуться в семью?

- Хочу, чтобы мы снова начали общаться, как братья.

- Раньше тебе хватало твоих друзей, и до меня не было никакого дела.

- Я изменился, – сказал Сириус и посмотрел себе под ноги.

- Ну, раз так, мог бы зайти в дом.

- Думаю, родителей это вряд ли обрадует.

- Это смотря что ты им скажешь.

- Я не могу им сказать ничего такого, что бы их утешило или порадовало.

- Тогда и со мной тебе не о чем разговаривать, – недовольно сказал Регулус и хотел направиться в сторону дома, но Сириус перехватил его руку.

- Реджи, я скучаю по тебе. Давай прокатимся и просто поболтаем.

- И ты будешь меня вербовать в сторонники Дабмлдора?

- Нет, если ты этого не захочешь.

- Будешь промывать мозги по поводу Снейпа? – Регулус внимательно посмотрел брату в глаза.

Сириус рассмеялся, подумав, что и сам нуждается в подобной промывке.

- Если ты помнишь, я и сам не образец морали и нравственности. Садись, я покатаю тебя на своем мотоцикле.

- Еще чего, только на эту маггловскую дрянь я не забирался.

- А ты хоть раз представь, что не все прекрасное в мире создано волшебниками. К тому же тут от магглов только форма, так легче передвигаться по Лондону, не привлекая внимания.

- Мне казалось, что ты как раз всегда хотел привлечь к себе всеобщее внимание.

- Я изменился, – повторил Сириус. – Давай, садись, я тебе покажу мои любимые места в городе.

Регулус немного поколебался, но все же согласился. Неожиданный визит Сириуса и его стремление наладить общение тронули его и пробудили давно подавленное чувство тоски по брату, ушедшему из семьи.

Ему было странно садиться на мотоцикл, его мантия не была предназначена для такого вида транспорта. Сириус завел мотор, мотоцикл резко дернулся, и Регулус рефлекторно вцепился в брата, прижавшись к нему всем телом. Он ощутил уже порядком забытый запах его волос и что-то еще, смутно знакомое. От старшего брата пахло табаком. Похожий запах в последнее время исходил от Снейпа. Это показалось странным.

Сириус ехал медленнее обычного, чтобы не напугать брата своими маневрами. Впрочем, Регулус был опытным игроком в квиддич, и вряд ли бы испугался крутых виражей. Хотя ехать по маггловским трассам, объезжая грузовики и большие красные автобусы, ему было непривычно. Они свернули на неширокую боковую дорогу и долго петляли между промышленными зданиями, окруженными заборами и сеткой. Потом Сириус свернул на пустырь перед какой-то фабрикой.

- И это и есть твое любимое место? – с брезгливостью в голосе спросил Регулус, оглядываясь по сторонам. Фабрика оказалась заброшенной, через наполовину разобранную стену были видны какие-то металлические внутренности, ржавые трубы и остатки механизмов.

- Да, мне всегда было любопытно смотреть на это и гулять по развалинам. В этом есть что-то завораживающее и мощное – все эти трубы, горы железа… – ответил Сириус и достал пачку сигарет. Он умолчал о том, что гулять по развалинам ему нравилось в образе Бродяги, в таких местах всегда было много интересных запахов и любопытных вещей. К тому же там можно было весело погонять крыс.

- Это лишь говорит о том, как низко ты пал, – выпалил Регулус, с отвращением глядя, как брат достает волшебную палочку и прикуривает от нее маггловскую сигарету. – Ты мог бы стать величайшим волшебником Британии, а вместо этого лазаешь по маггловским помойкам.

- А ты по каким помойкам лазаешь? По тем, где трупы жгут? Трупы чистокровных, между прочим.

Регулус хотел что-то возразить, но запнулся, вспомнив дымящееся тело Сайруса МакМиллана.

- Сириус, неужели ты не видишь, куда скатился? Носишь какие-то жуткие маггловские вещи, что сейчас на тебе вообще?! Ездишь на их вонючих драндулетах, даже куришь! – Регулус махнул рукой и посмотрел на брата, который оперся на мотоцикл и продолжал спокойно затягиваться сигаретой. – Я не понимаю, как тебе может все это нравиться. Наверное, мама была права, и тебя кто-то сглазил в детстве…

- Да она сама кого угодно сглазит.

- Не говори так. Самое страшное, что ты даже не видишь, как деградируешь. В прошлый раз ты сорвал мне дверь с петель, сегодня приволок на заброшенный завод, а завтра что? Будешь сношаться, как собака, у всех на глазах? Я еще могу понять, почему курят и пьют дешевое пойло Снейп и ему подобные. Снейп просто не знал другой жизни, но как это можешь делать ты, кого ежегодно вывозили на лучшие курорты мира, кто общался…

- Снейп курит? – перебил его Сириус.

- Да, начал недавно, – недовольно ответил Регулус. – Такую же маггловскую дрянь, что и ты.

Сириус весело рассмеялся. Впервые за несколько недель. Регулус удивленно на него посмотрел.

- Запах сигарет мешает целоваться?

- Ой, да пошел ты! – огрызнулся Регулус и аппарировал с громким хлопком.

Сириус загасил сигарету о подошву ботинка и бросил ее в кучу мусора. Он завел мотор и развернул мотоцикл. Блэк знал короткую дорогу отсюда до Ислинтона. Его охватила непонятная веселость, словно он услышал сейчас какие-то очень хорошие новости.

Уже минут через двадцать Блэк был на пороге квартиры Снейпа. Постучав, он не получил никакого ответа. Тогда он обернулся собакой и лег на лестничной площадке. Чутким ухом Бродяги он услышал, что в квартире кто-то есть. Заглушающие чары не действуют на животных. Пес забеспокоился и тихо заскулил, начал принюхиваться и почуял тяжелый запах: смесь гнили и химии. Бродяга стал скоблить лапами дверь, подвывать, но ему не открывали. Тогда он вновь обернулся человеком и снова постучал.

- Снейп, это я. Открывай! Я сейчас разнесу тут все к чертовой матери, если ты не откроешь.

Сириус услышал, что от его криков кто-то подошел к двери соседской квартиры. Он не хотел связываться с магглами и решил притвориться, что уходит, ведь Снейп ему так и не открыл.

Он спустился по лестнице на один пролет и замер. Спустя пару минут поднялся снова. Очевидно, там внутри творилось что-то нехорошее. И открывать ему никто не будет. А если Снейп угорел там в своей лаборатории? А если его пытают?

Сириус осмотрел дверь и понял, что на ней лежат не слишком сложные чары. Он научился вскрывать похожие, когда мать запирала его в комнате в наказание. Было понятно, что наложены они изнутри. Блэк попробовал несколько полузабытых заклинаний, и одно из них сработало.

Он прошел через темный коридор в такую же темную гостиную, где стоял сильный неприятный запах. На потухшей магической горелке дымился котел с изумрудной светящейся жидкостью. Сириус огляделся и не сразу заметил, что под приборным столом лежит Снейп. Тот закрыл лицо руками и трясся в беззвучном плаче.

- Снейп… Северус, что с тобой?!

Блэк выволок его из-под стола, взял на руки и отнес на диван. Он вызвал заклинание Люмос и посмотрел Снейпу в лицо. Тот только нечленораздельно мычал и зажмуривал глаза. По его лицу текли слезы. Сириус растерялся, он пытался его обнять, но Снейп вырвался.

- Нет, нет, пожалуйста, папа, не надо!

- Северус, это я, очнись, – Блэк вытер его слезы, а тот дернулся еще раз и завопил:

- Чтоб ты сдох, Блэк! Чтоб ты сдох, Поттер! Чтоб все вы сдохли! Отпустите меня, отпустите! Ненавижу вас! Ненавижу!

Его крики звучали надсадно, словно он уже давно так орал.

- Сев, открой глаза! – скомандовал Блэк и начал бить Снейпа по щекам. – Ты наглотался какой-то дряни и теперь несешь чушь!

Северус чуть приоткрыл глаза и тут же принялся рыдать снова, беззвучно, сотрясаясь всем телом.

Блэк в это время рванул к окнам и попытался открыть. Они не поддавались, и тогда он сломал раму на одном окне, а другое открыл с помощью магии. В комнате стало сразу легче дышать. Сириус подтащил Снейпа ближе к свежему воздуху.

- Скажи, чем тебе помочь. Или я тебя сейчас отвезу в Святого Мунго.

Снейп замотал головой, а потом прижался к Сириусу всем телом, как ребенок прижимается к матери.

- Сев, давай, я принесу тебе воды.

- Зелье, мне нужно…

- Это? – Сириус указал на дымящийся котел.

- Нет! – резко закричал Снейп и снова залился слезами, оседая на пол.

- Solacium affere, – пробормотал он, указывая на шкаф с зельями.

- Что?

Снейп не ответил, а Блэк подошел к шкафу и принялся перебирать склянки. Он нашел несколько бутылочек с этим названием.

- Тут приписано Levisticum, а тут…

- Все, я выпью все, – Снейп протянул руки, и Блэк положил ему в ладонь две бутылочки. У Северуса тряслись пальцы, Сириус открыл тугую пробку и вылил оба флакона ему в рот. И почти сразу на лице Снейпа произошла перемена. Мышцы расслабились, и он весь стек на пол, как желе.

- Эй, Снейп не отключайся! – Блэк с беспокойством начал трепать его, но тот не реагировал, а только блаженно улыбался. Сириус принес с дивана плед и подушку и подложил ее под голову Снейпа.

- Я и не знал, что ты наркоман, – Сириус сел рядом с ним и убрал волосы с его мокрого лица. Снейп, продолжая улыбаться, притянул его к себе и сказал пьяным голосом:

- Плох тот зельевар, который хоть раз не сварил себе веселящее зелье.

- А приворотное зелье ты тоже варишь?

- Бывает.

- Скажи честно, ты меня им опоил?

Снейп засмеялся и открыл глаза.

- Зачем? Ты и так без башки.

- Тогда непонятно, почему я на тебя так запал, – сказал Блэк и провел большим пальцем по губам Снейпа.

- Ты просто любишь брать чужое. А впрочем… – Северус посмотрел на Сириуса похотливым взглядом. – Раздевайся, ты ведь за этим сюда пришел?

- Ты скучал по мне?

- Очень.

И Блэк навалился на Снейпа всем телом.

***
Потом они лежали там же на полу рядом с окном, прохладный воздух врывался в комнату легкими порывами ветра.

- Зачем ты опять пришел? – спросил Снейп после долгого молчания.

- Меня к тебе тянет.

- Тогда почему не приходил целый месяц?

- Я… ревновал и злился... Мне было больно, что ты и Реджи… – Сириус замолчал.

- Ты бы хотел, чтобы я его бросил?

- Да… и нет. Мне бы не хотелось лишать своего брата единственного близкого человека.

- Ты как-то поздно спохватился.

- Да, ты прав, – грустно усмехнулся Сириус и перекатился на живот, чтобы посмотреть Снейпу в глаза.

- Ты же понимаешь, что меня могут убить из-за тебя? – хрипло произнес Северус.

- Переходи к нам, и я смогу тебя защитить.

- Очень смешно, Блэк.

- Я серьезно.

- Да и мне не до смеха, – Снейп сел на полу и закрыл лицо руками.

- Что с тобой сегодня случилось?

- Помимо того, что ты опять меня трахнул, пользуясь моей слабостью?

- Так ты сам предложил.

- Я был под кайфом.

- Если бы я не пришел, ты бы здесь уже помер.

- Не обольщайся, ты не спас мне жизнь, – злобно возразил Снейп, все так же не отрывая рук от лица. – Я бы еще повалялся на полу и пришел в себя. Надо же было мне дать такого маху!

- Ошибся в рецепте?

- Не соблюдал технику безопасности. Нельзя стоять над котлом в момент готовности, иначе вдохнешь пары отчаяния.

- Зачем ты варишь эту дрянь?

- Так я тебе и рассказал, – огрызнулся Снейп. – И вообще, тебе пора.

- Опять меня выгоняешь?

- Да, и на этот раз навсегда.

- А если я не хочу уходить? Если я хочу быть с тобой? – Блэк попытался обнять его, но тот вырвался.

- Тогда лучше сразу убей, потому что я совсем не хочу подыхать от Круциатуса.

- Переходи на нашу сторону.

- Проваливай, Блэк, – заорал Снейп и вскочил с пола. – Уходи и не возвращайся!

- Северус, я знаю, ты не хочешь, чтобы я уходил. Я пришел, чтобы остаться… остаться с тобой.

Снейп поднял тяжелый взгляд на Блэка, и тому показалось, что он пытается проникнуть в его мысли. Но Сириусу нечего было скрывать, он не сопротивлялся и спокойно смотрел ему в глаза.

- Хорошо, – тихо сказал Снейп после долгой паузы. – Но ты больше не должен здесь появляться.

- Мы можем встречаться у меня, – охотно согласился Блэк.

- И еще пару условий.

- Говори.

- Мы не будем болтать на опасные для нас темы. Ты знаешь, какие. Не будем друг друга вербовать и выпытывать секреты.

- Хорошо, – не сразу отозвался Блэк. – Но мы с тобой в неравном положении. Ты только что копался у меня в голове, я на такие штуки не способен.

- Тем хуже для тебя, – усмехнулся Снейп. – Но, если тебя это утешит, то я сейчас стараюсь не лезть в чужие секреты без острой необходимости. Приключения с твоей теплой школьной компанией меня этому научили.

- Прости. Я знаю, что тогда вел себя, как идиот.

- Не ты один. Поттер вел себя еще хуже.

- Ты нас провоцировал.

- Тем, что молча читал книгу в парке?!

- Ты всегда очень красноречиво молчал, Северус. И давай будем честными, ты частенько посылал в нас проклятия исподтишка. Конечно, нас это бесило. Впрочем, я уже извинился.

- Думаешь, этого достаточно?

- Думаю, нет. Но мы ушли от темы.

- Я что-то передумал продолжать, – Снейп отвернулся, его щеки пылали от вновь пережитого неприятного воспоминания. – Уходи.

- Северус, я знаю, что словами ничего не исправлю в прошлом. И, пока мы целый месяц не виделись… я много думал.

- Не знал, что ты умеешь, – огрызнулся Снейп, все так же не глядя в его сторону.

- Я вспоминал наше с тобой знакомство в школе. И… ты меня всегда раздражал, с первого дня. Каждую нашу стычку ты меня ужасно бесил и… волновал. Я тогда не понимал этого. А Джеймс… он это чувствовал, и потому задирал тебя. На сдаче СОВ ты сидел впереди меня, и я пялился тебе в спину весь экзамен. И потом у озера… я думал, что чем больше гадостей тебе скажу, чем больше унижу, тем быстрее меня отпустит… А Джеймса тогда занесло, и я слишком поздно его остановил. Мне стыдно за тот день.

Снейп обернулся и уставился на Блэка, сжимая кулаки, а тот, запинаясь, продолжал:

- В школе мне как будто хотелось тебя уничтожить... Ты был как моя тень, от которой я хотел избавиться. Тогда про тебя пошли какие-то слухи… что-то про секс в мужском туалете. И тут меня совсем накрыло, и я тебя отправил в Визжащую хижину к Люпину. Не знаю, о чем я думал… Что ты исчезнешь, и меня отпустит? Ты меня очень сильно волновал, но я не понимал, почему... И это больше всего бесило. Я не осознавал того, что делаю. Да и сейчас не понимаю до конца, почему именно ты... – Сириус развел руками, его щеки тоже горели. – Я только знаю, что хочу быть с тобой, что мне хорошо только с тобой, Сев. Поэтому давай, говори свои условия.

Снейп молча стал одеваться и не смотрел на Блэка. Он словно решался на что-то. Сириус тоже натянул рубашку, надел штаны и вынул пачку сигарет из кармана.

- Будешь?

- Давай.

Они вышли на кухню, Снейп приоткрыл форточку и зажег электрический свет. Он больно ударил в глаза, и от этого как будто стало окончательно ясно, что их разговор сделал явным гораздо больше, чем каждый изначально хотел. Было очевидно, что дистанция, которую они так или иначе удерживали, стала стремительно сокращаться. И это пугало и вдохновляло одновременно.

Блэк раскурил две сигареты и одну передал Снейпу.

- Нам нужен способ связи, который невозможно отследить, камины контролирует министерство, сов можно перехватить, – сказал Снейп, глядя в ночное небо.

- Мы можем писать друг другу зашифрованные послания. Например, я могу заказывать у тебя Амортенцию, – улыбнулся Блэк.

- Это все равно не выход.

- Я что-нибудь придумаю, Северус, – сказал Сириус, обнял его за плечи, поцеловал в шею и тихо прошептал в ухо. – Я сделаю все, чтобы ты был счастлив.

- Ловлю на слове, – Снейп повернулся к нему лицом. – Если ты хочешь быть со мной по-настоящему, мы должны стать равными партнерами в постели… Да, Блэк, ты правильно меня понял. Если мне нравится быть в роли нижнего, это не значит, что я вечно обязан в ней пребывать. Я такой же мужчина, как и ты.

- Я в этом не сомневаюсь.

Северус посмотрел на Сириуса долгим взглядом. Тот опустил глаза и несколько секунд пребывал в смятении.

- Я согласен.

На лице Снейпа отразились легкое удивление и торжество.

- У тебя там еще много пунктов? – немного нервно спросил Блэк.

- Только два. Мы никогда не будем обсуждать мои отношения с Регулусом. Да, он твой брат и мой друг. Мы вместе уже три года, и потому это просто не твое дело…

- Он твой любовник, – холодно перебил Блэк.

- И ты, зная это, регулярно ходишь ко мне трахаться.

- А ты так же регулярно в этом участвуешь.

- Да. Но ты сам породил эту ситуацию, поэтому просто прими ее как данность.

- Ладно, – с тяжелым сердцем согласился Сириус. – Я только об одном прошу – пригляди за ним, Сев.

- Я тебе обещаю.

- Что там у тебя осталось?

- Ты никогда и никому не скажешь о наших отношениях. И о нас с Реджи тоже. Об этом никто не должен знать.

- Я согласен. Это все?

- Да.
Сириус молча протянул Северусу руку. Тот скрепил рукопожатие. Блэк обнял его и поцеловал в губы.

- А сейчас тебе, правда, пора. Мне надо закончить с зельем.

- Это действительно необходимо?

- Ты уже нарушаешь наше соглашение, Сириус.

- Хорошо, я ухожу. Но уже совсем скоро я закажу тебе Амортенцию.

- В ответном письме я напишу, когда она будет готова.

- Я надеюсь, что ты доставишь ее лично, – сказал Сириус, поцеловал Снейпа в шею, надел куртку и вышел из квартиры.

- Аппарируй из подъезда, – бросил ему вдогонку Снейп.

- Да, мой господин, – засмеялся Блэк и закрыл дверь.

***
Из дневника Регулуса Блэка
В последнее время я все больше погружаюсь в изучение древних трактатов по магии из семейной библиотеки. Мне опять попалось описание изготовления хоркрукса. То, что бросилось в глаза на этот раз, – это описание внешних изменений, которые происходят с магом после этой «процедуры». Постепенно маг становится похож на животное, с которым у него есть некие общие свойства или тесная связь. Это происходит оттого, что раздробленная душа становится по своему «весу» меньше человеческой и приближается к звериной. В этой книге приводится пример ведьмы, сотворившей хоркрукс. Спустя двадцать лет она стала напоминать кошку, ее глаза вытянулись к вискам, а зрачок стал вертикальным. В конце жизни она утратила разум - лазала по деревьям и ловила мышей. После смерти часть ее души вселилась в кошку, и трансформировавшаяся под действием магии, стала напоминать некую химеру. Она на протяжении сотни лет держала в страхе окрестности, пока кто-то не догадался ее выследить и убить, а хоркрукс уничтожить. Кстати, древнегреческий сфинкс тоже считается таким возродившимся хоркруксом. Прочитав это, я подумал, что, несмотря на магическую силу, которая, безусловно, была у всех, кто творил хоркруксы, разум их покинул еще до сотворения этой мерзости. Потому что обрекать себя на полуживотное существование еще при жизни – безумство.
На днях я посетил дом своей кузины Беллатрикс. Был день рождения ее мужа, но это был лишь формальный повод – все разговоры были только о Темном Лорде и нашей борьбе. Меня неприятно поразила диковатая экзальтированность в ее манерах, кузина намекала на какие-то свои особо тесные отношения с Темным Лордом. Очевидно, она хотела произвести на меня впечатление. Все это происходило при ее муже, который оставался совершенно равнодушным к ее словам. Они уже очень давно женаты, и, очевидно, что это просто формальность для обоих. Если и искать корень бед старых семейств – так в этой утрате морали и чувства долга перед потомками. Впрочем, у Беллатрикс их нет. В семье шептались, что она никак не может выносить ребенка, и ее странное поведение – следствие этих неудач. Хотя я бы поменял тут причину со следствием. Потому что вечер кончился тем, что кузина вместе с Рабастаном куда-то таинственным образом удалились, а спустя полчаса приволокли какого-то маггла! Прямо в свой дом! Они пытали его на глазах у гостей и всех приглашали присоединиться. Я отказался, потому что в этой грязной шутке не было никакого смысла. Лично я не считаю, что всех магглов надо уничтожить. Я просто хочу очистить от них и их потомков магическое сообщество, чтобы благородные семейства вновь смогли занять свое законное место в нём.
Это особенно актуально сейчас, когда дела нашей семьи пришли в упадок. Родители сообщили мне, что больше не будут ездить в Давос на лечение и хотят продать дом в Швейцарии. Мать сказала, что отца уже никто не способен излечить, и все, что мы можем сделать, – это поддерживать в нем жизнь. Болезнь, которая поразила моего отца, является семейной тайной, поскольку считается, что появляется она только у волшебников, чей род скоро прервется. Поэтому ее часто так и называют - болезнь старых семейств. Я знаю, что у отца Лестранжей тоже была такая. Недуг начинается с утраты волшебных способностей, а после переходит на тело и разум. Она появилась у моего отца еще в молодости и с годами медленно прогрессировала. Но я уже не помню Ориона Блэка здравомыслящим человеком, сейчас он может только раскачиваться в кресле-качалке, глядя в одну точку. А ведь ему еще нет пятидесяти! Мать потратила огромные деньги, чтобы отсрочить неизбежное. И теперь у нас почти ничего не осталось.

Я часто думаю о том, что мир несправедлив к волшебникам так же, как и к магглам. Ведь, казалось бы, у нас столько возможностей по сравнению с ними. Магглы умирают от банальной язвы желудка или даже простуды, которые лечатся одним приемом зелья. И, тем не менее, мой отец угасает во цвете лет от недуга, который не грозит ни одному магглу или грязнокровке.

Я всегда хотел добиться справедливости для волшебников, для этого я пошел в Пожиратели смерти, но те методы борьбы, что там практикуют, никак не приближают желанный порядок, а только вносят смуту и разгорячают злые сердца. Сколько ты магглов ни пытай, пока в министерстве будут сидеть грязнокровки, они будут принимать решения и вершить правосудие. Например, наша семья потратила большие деньги на судебные издержки и штрафы, которые нам выписывали за некоторые эксцентричные поступки моего больного отца. Если бы в департаменте правопорядка сидели наши люди, как раньше, ничего бы такого не было. Старые семейства лишены прежних привилегий, заполонившие все грязнокровки вносят маггловские "поправки" в давно установленный порядок вещей и не интересуются нашими традициями. Некоторые из них даже мантии не носят! Я уверен, что, не будь этих дурных примеров, моему брату не пришло бы в голову носиться по Лондону на маггловском средстве передвижения и ходить в этой жуткой одежде. Это считалось бы позором и безумием, а не забавной шалостью, как кажется Сириусу сейчас.

В пятницу я пригласил С. в гости. Он, как всегда, пришел через камин в моей спальне, чтобы не беспокоить родителей. Они, разумеется, не знают о моей дружбе с ним. Не то чтобы я стесняюсь ее, просто для моей матери любой нечистокровный волшебник в доме – оскорбление и недопустимое пренебрежение к чистоте крови. Я все же не так консервативен.

С. пришел весь в каминной саже, у него какой-то особый талант к попаданию в грязь. В школе он вечно ходил в пятнах от реактивов на рукавах, а сейчас даже через камин нормально пройти не может. Причем это его не особенно беспокоит, что взять с полукровки? Понятия приличного поведения и внешнего вида для него чужды.

Вообще это была странная встреча, мы говорили о магии, политике, но, как только я касался методов нашей борьбы, он уходил в сторону и не высказывал своих мнений. С. словно боится, что я их кому-то донесу. Он явно не понимает, что если чистокровный волшебник приглашает к себе в дом человека и беседует с ним, то все сказанное никогда не покинет пределы гостиной. Иногда мне жаль, что рядом не равный мне партнер. Впрочем, к восемнадцати годам я понял, что ждать от жизни всего и сразу глупо. К тому же С. все-таки обладает массой достоинств. И, хотя мне не с кем сравнивать, могу сказать, он превосходный любовник. Он всегда точно знает, чего я хочу, словно бы читает мои мысли. Но его собственные мысли и желания мне все больше непонятны. С. словно закрывается от меня, будто ему есть что скрывать. Возможно, он так же, как и я, сомневается в методах нашей борьбы и ищет пути отступления. Но мои попытки поговорить более откровенно всегда упираются в стену его показной преданности Темному Лорду и нежелания навлекать на нас неприятности. Словно замалчивание проблем что-то решает.


========== Меня совратили ==========

На столе у Снейпа лежало письмо. Его принесла сова два часа назад, там было старинное медное кольцо и небольшая записка, написанная размашистым почерком.
«Мне нужна Амортенция, сегодня. Сейчас.
Reliquit Anulum».
Северус ходил по квартире, то и дело бросая косые взгляды на письмо. Несколько раз он порывался написать ответ, но каждый раз останавливался, отбрасывал перо и кусал губы. В конце концов, он отправился в ванную, принял душ, высушил волосы осушающим заклинанием и посмотрел в зеркало. На него смотрело худое бледное лицо, которое он не привык долго разглядывать. И сейчас ему бросилось в глаза то, как он некрасив по сравнению с Блэком. С обоими Блэками. Узкое бледное лицо, крючковатый нос, длинные черные волосы, которые через час после помывки становились сальными, – делали его очень похожим на мать. Северус усмехнулся своему отражению, эта кривая усмешка – единственное, что ему в своем лице нравилось. Оно превращалось из просто некрасивого в слегка зловещее. Впрочем, сейчас он улыбался скорее насмешливо. Его веселила ситуация, в которой он оказался. Это помогало отодвинуть на второй план мысль об опасности, которую она таила.

Северус оделся, подошел к шкафу с зельями, достал и положил в карман несколько бутылочек. Потом, набрав в грудь побольше воздуха, взял медное кольцо и надел на левый безымянный палец.

Его рвануло в портал и мгновенно выбросило на пол в гостиной маленького коттеджа. Снейп поднялся и огляделся, на него со всех сторон смотрели портреты незнакомых волшебников. Они тихо и неодобрительно переговаривались между собой.

- Наконец, ты пришел! – выпалил внезапно появившийся из распахнутой двери Сириус. Он бегом спустился по лестнице на первый этаж навстречу Снейпу. Тот уставился на него с кривой усмешкой.

- Ты это серьезно? – он повернул свою левую руку тыльной стороной к Блэку.

- А что, это ведь так романтично! – заржал Сириус и обнял его.

- Ну, да, и подписаться «Левый безымянный» на латыни было очень оригинально. Письмо могли перехватить!

- Но не перехватили же! Расслабься, я так рад, что ты пришел, – Блэк полез с поцелуями, но Снейп отступил назад и прошипел:

- Тут кругом портреты, с ума сошел?

- Ты параноик, Сев. Моих родственников трудно удивить.

- Я опасаюсь не их удивления, а того, что они могут разболтать о нас.

- Блэки никогда не выдают своих. Но, раз ты так нервничаешь, пойдем в спальню, у меня там нет портретов.

- А ты не церемонишься, сразу переходишь к делу.

Блэк увидел, что Снейп психует и нарывается на ссору. Он и сам нервничал, но за часы ожидания уже почти смирился, что тот не придет совсем, и теперь был радостно возбужден.

- Дорогой Северус, я рад приветствовать тебя в моем скромном жилище. Я готов показать тебе дом и сад, мой домовой эльф уже приготовил для нас обед. Кроме того, я готов предложить тебе большой выбор напитков. Я очень надеюсь, что тебе здесь понравится и ты станешь моим частым гостем.

Сириус сказал это очень учтиво и с приятной улыбкой, а потом рассмеялся.

- Можешь вести себя прилично, когда захочешь, – отозвался Снейп и тоже улыбнулся.

- Говоришь, как моя мать. Я действительно рад, что ты пришел.

Снейп ничего не ответил. Блэк взял его за руку.

- Пойдем, покажу тебе все.

Они вышли в сад, где стояли уже наполовину осыпавшиеся деревья. Поздние яблони склонялись под тяжестью крупных желто-зеленых плодов. Вдоль дорожек были высажены белые астры. Местность за пределами сада казалась дикой, дом стоял на пустыре.

- Что это за место?

- Коттедж, который я получил в наследство от дяди. Йоркшир. Довольно скучное место. Все-таки я вырос в Лондоне, для меня здесь слишком тихо.

- Мне здесь нравится, – отозвался Снейп и внимательно посмотрел на грядки волшебных растений, высаженных у забора. – Это ведь невянущий страстоцвет?

- Не знаю, – Блэк скучающим взглядом окинул сад. – Я не любил травологию.

- Это не мешало тебе получить высшие баллы по ней.

- Я сжульничал, – засмеялся Блэк, наблюдая, как Снейп срывает головки цветков и отправляет их в наколдованный контейнер.

- А еще говорят, слизеринцы – мошенники.

- Снейп, ты можешь брать здесь все, что тебе понравится. Тут много чего растет.

- Да, надо здесь потом осмотреться, – сказал Снейп, оглядывая сад, чтобы оценить, какие ингредиенты он сможет раздобыть тут.

- Пойдем в дом? – Блэку не терпелось обнять его, и тот не стал сопротивляться. Они обнялись и поцеловались.

- Ты такой красивый сегодня, – прошептал Снейп. Он схватил Блэка за лацканы щегольской темно-синей мантии и притянул к себе. Блэк был выше его на полголовы. Так же, как Регулус.

- Нарядился для тебя, – усмехнулся Блэк. – Пока ждал, чуть с ума не сошел.

- Ты помнишь все свои обещания?

- Не сомневайся, – ответил Блэк и слегка покраснел.

Дом они осмотрели за несколько минут. Это был классический английский коттедж с соломенной крышей, внутри помещались маленькая гостиная, столовая и кухня, на втором этаже – две спальни и кабинет, состоящий из большого письменного стола, кресла и книжных полок. Вся мебель была старинная и дорогая, на окнах висели массивные шторы с золотым шитьем, по стенам были развешаны картины в тяжелых золоченых рамах.

- Если буду здесь жить постоянно, все тут поменяю.

- А мне здесь нравится. Я бы хотел жить в таком месте.

- Переезжай, будем жить вместе! – весело предложил Блэк и распахнул дверь в свою спальню.

- Сначала женись, – усмехнулся Снейп.

- Запросто! Считай мой подарок обручальным кольцом, – Блэк втащил Снейпа в спальню и захлопнул дверь.

- Значит, у тебя сейчас будет первая брачная ночь.

Блэк нервно сглотнул и уставился на Снейпа.

- Ты передумал?

- Нет, но…

Северус подошел к нему вплотную и заглянул в глаза.

- Сириус, расслабься, я не собираюсь тебя насиловать. Это скорее в твоем стиле.

- Неправда.

- Да ладно! А кто на меня набрасывается каждый раз, как бешеный зверь? – усмехнулся Снейп и начал расстегивать мантию. – У тебя есть что-нибудь выпить?

- Отличная идея! – оживился Блэк и повернулся к столику с напитками. – Коньяк, огневиски?

- Налей что хочешь.

Блэк плеснул коньяка в два фужера и подошел к Снейпу.

- Не торопись, – сказал тот. – Такие вещи, как старый коньяк и секс, надо смаковать.

Северус лишь слегка пригубил напиток и поставил его на прикроватную тумбу.

- Давай так – сегодня буду вести я. Если тебе что-то не понравится, просто скажи, – предложил он.

- Хорошо.

Снейп усадил Блэка на кровать и начал его медленно раздевать. Чувствуя, что тот нервничает, Северус налил ему еще.

- Выпей, тебя это обычно расслабляет.

Тот сделал пару глотков, поставил стакан и начал раздеваться сам.

- Чертова мантия!

- Спокойно, – Снейп перехватил руку Блэка и, не торопясь, пуговица за пуговицей, расстегнул рукав, следом второй. Он освободил его от мантии и рубашки, потом медленно принялся расстегивать штаны. Блэк прерывисто вздохнул и упал спиной на кровать.

Снейп стянул с него брюки и освободил от белья его эрегированный член. Он взял его в рот и стал медленно сосать, заглатывая все глубже.

- О, Мерлин… – выдохнул Блэк и запустил руки в волосы Снейпа. Тот действовал не спеша, и ласкал его очень умело, Сириус мог бы поклясться, что это был лучший минет в его жизни. У него был богатый опыт в этом вопросе, но ни влюбленные девицы, ни чужие жены, ни проститутки не шли ни в какое сравнение с тем, что он ощущал сейчас. Снейп делал ровно то, что Блэку хотелось в данный момент, и прекращал ровно в то мгновение, когда это было нужно. Он не пытался быстро довести до оргазма, напротив, медленно подогревал в нем желание, и оно разгоралось с большей силой.

И, когда Сириус был близок к высшей точке наслаждения, Снейп остановился.

- Северус, пожалуйста…

- Нет, все только начинается, – сказал Снейп и медленно перевернул Блэка на живот. Сириус тихо застонал, когда Северус отодвинулся от него, окончательно разделся и достал из бездонных карманов своей мантии пару маленьких флаконов.

- А теперь я посвящу пару минут полезной информации, – сказал Снейп тоном лектора. Блэк застонал снова и заерзал на кровати. – Тебе как раз надо слегка остыть, а то ты того и гляди кончишь и испортишь мне все удовольствие.

Он сел рядом и погладил Блэка по спине, взъерошил ему на затылке волосы и поцеловал в основание шеи.

- Я слушаю, – сдавленно сказал Сириус.

- Как ты знаешь, природа обделила нас, мужчин, органом для любви друг с другом. У нас есть только прямая кишка, которая изначально предназначена совсем для других целей. Но, благодаря магии, и зельеварению в частности, можно сделать этот вид любви максимально приятным и почти безболезненым.

- Почти?

- Да, почти.

Он раздвинул ягодицы Блэка, тот рефлекторно дернулся.

- Тихо, Сириус, – Снейп вылил пару капель себе на пальцы и осторожно помассировал ему между ягодицами.

- Эта смазка расслабляет сфинктер, облегчает проникновение, обеззараживает и очищает от всего, что там находится… и попадает в процессе. Но она почти не обезболивает.

- Почему?

- Иначе ты не будешь ничего чувствовать. А этого нам совсем не надо. Также вынужден предупредить, что первый раз может быть неприятным, хотя я сделаю все, чтобы тебе было хорошо. Если ты попросишь, я остановлюсь. И еще – рано или поздно у всех, кто практикует такой вид любви, случаются проблемы, которые легко снимает другая мазь. Я ее тебе здесь оставлю.

- Лекция закончена? – уныло сказал Блэк.

- Да. Я знаю, это не сильно возбуждает. Но я бы много отдал за подобный разговор, когда первый раз случился со мной.

Снейп наклонился к Блэку и стал целовать его спину, потом спустился ниже и коснулся языком сфинктера. Потом проник глубже.

- Боже… Снейп… – выдохнул Блэк и заерзал на кровати. Северус погладил его по спине, сжал ягодицы, не прекращая работать языком. Сириус тихо постанывал, вцепившись ногтями в подушку. Это были ни на что не похожие ощущения, странные, стыдные, но и сладкие одновременно. Он почувствовал новую волну возбуждения, и ему хотелось, чтобы эта сладкая мука, наконец, разрешилась.

- Не торопись, Сириус, – прошептал Снейп и выдавил новую порцию смазки на пальцы. – Ты такой горячий.

Он проник пальцами глубже в тело Сириуса, и тот выгнулся дугой, приподнимаясь на руках.

- Тихо, тихо, расслабься.

- Давай, Снейп, сделай это, – прохрипел Блэк и упал лицом в подушку.

- Конечно, я это сделаю, Блэк. Но я одарен даже побольше твоего, и потому совершенно не хочу тебя порвать.

- Наплевать! Сделай это прямо сейчас!

- Ну, раз ты просишь…

Снейп медленно вошел в тело Блэка, и тот протяжно застонал и начал хватать ртом воздух.

- Все хорошо, Сириус, ты сейчас привыкнешь.

Снейп не торопился и начал двигаться очень плавно и медленно, он целовал Блэка в основание шеи и шептал на ухо:

- Боже, какой ты горячий, какой горячий…

Он увеличил темп, но двигался мягко, нависая над Блэком, который стонал в такт движениям. Лицо Сириуса стало красным, на лбу выступила испарина. Совершенно новые ощущения в собственном теле заставляли забыть обо всем, он даже не сразу понял, что его накрывает волна оргазма. Сириус застонал еще громче, а потом рефлекторно сжался и полностью расслабился.

- Ты как всегда опередил меня, Блэк, – со страстью и легкой укоризной произнес Снейп. Он на минуту остановился, давая Сириусу придти в себя.

- Давай, Сев… я хочу, чтобы ты кончил в меня.

Не выходя из его тела, Снейп приподнял Блэка на кровати и поставил на четвереньки, а сам встал на пол. Его движения стали более быстрыми. Сириус опустил голову и вытянул руки вперед, так проникновения казались еще глубже.

- Жестче, Сев… я хочу жестче…

Снейп еще увеличил темп, обхватив Блэка руками, и стал двигаться резче, их тела соприкасались с хлопающим звуком, а старинная кровать скрипела в такт их стонам. Спустя пару минут Снейп еще раз резко дернул тело Блэка на себя, судорожно вздохнул и остановился. Через минуту они лежали рядом на спине, восстанавливая сбившееся дыхание.

- Если бы мне кто-то сказал, что я буду кончать оттого, что меня трахает другой мужик, я бы его проклял, – хрипло сказал Блэк, приподнялся и нащупал пачку сигарет на прикроватном столике.

- А если бы тебе сказали, что этим мужиком будет Северус Снейп?

- Я бы подумал, что имею дело с опасным сумасшедшим, – засмеялся Сириус и прикурил сигарету. – А если серьезно, это было очень круто, Сев.

- Обращайся, – усмехнулся тот и поцеловал Блэка в плечо.

- Мне всегда чего-то не доставало в сексе, каких-то ощущений… я никогда не думал, что быть нижним может быть так… волшебно.

- А ты думал, я там под тобой благотворительностью занимаюсь? – засмеялся Северус, взял из руки Сириуса сигарету и затянулся.

- Я был груб с тобой… те первые разы. Теперь я это понимаю.

- Да… но мне это даже нравилось. В твоем исполнении. И потом я все же не был девственником. И твой напор меня заводил. Да и сейчас заводит, – Снейп перекатился на живот и положил голову на грудь любовника. Тот взял сигарету в рот, обнял и прижал Северуса к себе.

- Как ты потерял девственность?

Снейп ответил не сразу. Он снова затянулся сигаретой, выпустил дым и вложил ее в руку Блэка.

- Меня совратили.

- Кто?

- Семикурсник с факультета Райвенкло. Он обещал мне показать тайный вход в запретную секцию библиотеки. Ха, я только сейчас понимаю, как это смешно и двусмысленно звучит.

- Подонок… он тебя трахнул?

- Ну конечно. Там же, в запретной секции.

- Мразь! – Сириус с отвращением затушил сигарету и приподнялся на кровати. – За такое убить мало!

- Я сказал, совратил, а не изнасиловал.

- А в чем разница? Ты же был ребенком!

- Он тоже им был. А во сколько ты занялся сексом в первый раз, Блэк? – с ехидством спросил Снейп и тоже сел на кровати.

- На третьем курсе. Но…

- Что ты замолчал? – усмехнулся Снейп и внимательно посмотрел на Блэка.

- Я никого не насиловал. Она была старше меня.

- Значит, тебя тоже совратили, – усмехнулся Снейп и убрал с лица Блэка прядь волос. – И я даже понимаю эту девчонку. Ты уже тогда был чертовски привлекателен.

- Я тогда точно знал, что делаю. И совершенно осознанно шел на это.

- Да, тут я похвастаться не могу, – с грустной улыбкой согласился Снейп. – Я до последнего не понимал, что происходит. А когда понял, было уже как-то глупо убегать. К тому же, мне стало любопытно. Это свойство часто меня подводит.

- Это было… ужасно? – спросил Блэк и придвинулся к нему ближе.

- В целом да. Он никак не позаботился обо мне. С тех пор мне пришлось глубже изучить целительные заклинания и зельеварение. Так что плюсы у этого опыта тоже были.

- Как его зовут?

Снейп вскинул бровь и криво усмехнулся.

- А что тебе даст его имя? Он был первым, но не единственным, кого я… как ты там выразился недавно... Волновал. Мы все тогда были подростками и думали только о себе. А я выглядел достаточно одиноким и слабым, чтобы привлекать внимание тех, кто хотел развлечься без неприятных последствий.

- Кто-то из них тебя насиловал?

- Я умел отбиваться. А ты думаешь, темные заклятия я изучал из чистого любопытства? Нет, Блэк, меня никто не насиловал. Были, конечно, связи, которыми я не горжусь. Я был доверчивым и глупым. А еще я жаждал любви и дружбы. И те, кому я доверял, потом пускали обо мне грязные слухи… что вкупе с вашей теплой компанией делало мое пребывание в Хогвартсе почти невыносимым.

- До тех пор, пока ты не совратил Реджи, – тихо сказал Блэк и посмотрел Снейпу в глаза. Тот встал с кровати, прошел к столику с напитками и плеснул себе в стакан огневиски. Выпив его мелкими глотками, он поставил стакан обратно и повернулся к Блэку.

- Да, я совратил Реджи.

Блэк молчал и пристально смотрел на Снейпа. Тот стоял абсолютно голый, в его взгляде сквозило ехидство.

- Я вижу, ты хочешь поговорить об этом.

- Да. Но я дал обещание.

Снейп снова налил себе огневиски. Блэк подошел к нему и подставил свой стакан. Они молча выпили.

- Хорошо, давай проясним всё здесь и сейчас, и не будем к этому возвращаться, – сказал Северус и сел в кресло. - Да, я соблазнил твоего брата. И он был невинен. Во всех смыслах. И так же, как и я, нуждался в друге.

- У вас, слизеринцев, странные понятия о дружбе.

- Возможно, – легко согласился Снейп. – Но тем она ценнее для нас.

- И, когда ты закончил школу…

- Он приходил ко мне в гости. Я тогда снимал квартиру в Хогсмите.

- Как удобно, – саркастично усмехнулся Блэк.

- Согласен, – Снейп протянул ему свой стакан, и тот плеснул туда напиток. – Это все, что ты хотел узнать?

- Как звали того подонка? – спросил Блэк и залпом опрокинул в себя стакан огневиски.

- Сайрус МакМиллан.

Блэк подавился, начал кашлять и задыхаться. Снейп дотянулся до своей волшебной палочки и заклинанием остановил его приступ удушья. Тот сел на кровать, в его голове шумело от быстро принятого алкоголя и потрясения.

- Это… ты его убил?

- А вот об этом мы болтать не договаривались, – злобно ответил Снейп, встал и стал натягивать на себя одежду.

- Остановись, Северус. Прошу, не уходи, не разрушай этот прекрасный день! – Блэк подскочил и приблизился к Снейпу.

- Ты сам его разрушаешь своими идиотскими вопросами! – жестко произнес Снейп и отстранился. – Тебе прекрасно известно, кто убил Сайруса и за что. Строишь тут из себя святошу, а сам-то сколько девчонок в школе перетрахал?

- Они были не против.

- Да? А сколько им было лет?! И все ли они понимали, зачем ты их тащишь в кабинет зельеварения? Лиззи Эббот вряд ли было больше тринадцати, когда ты трахнул ее прямо за учительским столом. Вот уж Слагхорн бы обрадовался, узнай он, сколько спермы и крови там побывало, пока он собирает на чай свой клуб Слизней. Удивительно, как от тебя тогда никто не залетел. Впрочем, такие подробности обычно не выплывают наружу.

- Откуда ты знаешь про Лиззи? – спросил Блэк и побледнел.

- Я был там.

- Подсматривал?

- Тайком варил зелье. Твои половые опыты всегда застигали меня врасплох. Приходилось их пережидать, прячась за котлами. К счастью, ты и тогда был скорострелом, – со злостью сказал Снейп и натянул штаны.

- Ты все видел…

- И не раз.

- Мне стыдно за то, что я тогда творил, – сказал Блэк и закрыл глаза.

- Вряд ли эти слова утешили бы тех, кого ты обидел. Тогда с Лиззи мне пришлось разгребать последствия твоих действий. Девчонка меня заметила, когда рыдала там, на учительском столе, после того, как ты поскакал навстречу новым приключениям.

- Проклятье, Снейп, зачем ты мне все это рассказываешь? – Блэк опустился на кровать и закрыл лицо руками.

- Затем, что ты сам начал эту тему. Ты со своей компанией вечно ходил весь в белом. Дамблдор покрывал ваши похождения, а я постоянно представал каким-то грязным подонком с дурными наклонностями. Тебе сходило с рук очень многое, Блэк. И в тот вечер мне пришлось за тобой убирать, потому что я бы не отмылся от подозрения, что это я надругался над Лиззи. Тем более, все знали, ты был ее герой, а меня половина школы за человека не считала.

- Что там было… после того, как я ушел?

- У нее началось кровотечение. И мне пришлось его останавливать. И убирать последствия вашей «любви» в кабинете зельеварения. Лиззи была не в том состоянии, чтобы сделать это самостоятельно.

- О, Мерлин…

- Она наверняка бы загремела в больничное крыло, если бы меня там не было.

- Да ты просто герой, Снейп, – упавшим голосом сказал Блэк.

- Та пошел ты! Героика по твоей с Поттером части. Я просто хотел избежать неприятностей. Я девчонке даже память стер на прощание, чтобы она не выдала мои ночные опыты в зельеварении. Ну и потому, что мне было жаль ее.

- Снейп, ты уже тогда знал обо мне гораздо больше, чем я знаю о тебе сейчас, – хрипло произнес Сириус. На лице его был стыд и смятение.

- Тем удивительнее, что я с тобой связался, – жестко ответил Снейп и направился к выходу.

- Не надо, не уходи, Северус, – попросил Блэк, подошел и обнял его. – Я знаю, что часто веду себя как скотина. Так всегда было. Не могу вовремя остановиться. Потом сожалею, но к тому времени…

- Всё вокруг тебя в руинах.

- Да, ты прав, – Блэк сжал Снейпа в объятиях. – Но рядом с тобой я становлюсь немного лучше. Наверное, потому что люблю тебя.

Северус пристально посмотрел на него. Блэк не отводил взгляд. Наступила тишина, часы в гостиной скорбно пробили девять часов вечера.

- Останься, Сев. Я прошу тебя.

Снейп молчал, его взгляд был каким-то отстраненным, словно он взвешивал что-то внутри себя.

- Я знаю, что однажды ты разобьешь мне сердце, Блэк.

- И ты хочешь разбить мне его первым? Я сказал то, чего не говорил никому до тебя. И ты знаешь, это правда. Ты регулярно лезешь ко мне в голову за подтверждением моих слов. Неужели ты еще не понял, что я просто не умею врать? Да и не хочу. Ты считаешь, что зря связался со мной. Тебе страшно, что тебя убьют из-за нашей связи. Но у меня тоже масса проблем – ты Пожиратель смерти, и я вынужден скрывать наш роман от друзей, которые могут посчитать меня предателем. Это я еще молчу о том, как вообще отношусь к твоему хозяину. Ты любовник моего брата, и я принужден с этим мириться, хотя изнутри весь чешусь от этой мысли. И ты меня вечно бросаешь, выгоняешь, оскорбляешь, припоминаешь старые обиды и ставишь бесконечные условия. Я никогда не знаю, увидимся ли мы снова. Думаешь, только ты тут можешь испытывать страдания?

Снейп молча слушал и смотрел на голого Блэка, который сейчас развел руками в стороны, словно преграждая ему дорогу.

- Не бросай меня, Северус. Не сегодня. Не сейчас, – последние слова он сказал еле слышно. – Давай лучше поужинаем, а то мы вечно только трахаемся и ссоримся.

- С этого надо было начинать уговоры, – сказал Снейп и криво усмехнулся. Блэк подошел к нему, сжал в объятиях и поцеловал в губы.


========== Хэллоуин у Холли ==========

Из дневника Регулуса Блэка
В пятницу на собрании Пожирателей смерти, на котором Темный Лорд даже не присутствовал, заправляла всем кузина Беллатрикс. Было решено выслеживать предателей крови и устраивать на них облавы. Звучало имя моего брата как одного из претендентов, я внутренне содрогнулся, но, к счастью, было решено брать Пруэттов. Я испытал облегчение, хотя Гидеон и Фабиан тоже приходятся мне дальними родственниками. Зачем изводить чистокровных волшебников? Наша борьба ведется ради их блага, а не уничтожения. Мы должны привлекать на свою сторону все больше чистокровных, а не охотиться на них.
Эти мысли приходили мне в голову постоянно во время собрания и после, когда Беллатрикс сказала, что Темный Лорд хочет поговорить со мной лично. Дело происходило в ее поместье, и мне сначала показалось, что она меня обманывает, чтобы втянуть в какую-то свою очередную безумную выходку с расправой над магглами. Но, оказалось, действительно Темный Лорд хотел меня видеть. Мне пришлось ждать его появления не меньше трех часов, и все это время я слушал бредни Беллатрикс. Пока я сидел у камина, она ходила по гостиной, размахивая руками и славя Темного Лорда так, словно он живой бог. Она явно влюблена в него, и это, с одной стороны, понятно, с другой – отвратительно. Лично я на месте Темного Лорда не стал бы терпеть рядом с собой таких неуравновешенных, как она. Я считаю, что удел женщин – семья и бытовая магия, и уж точно не политика. От Беллатрикс в нашем деле больше вреда, чем пользы.

Когда прибыл Темный Лорд, кузина бросилась к нему, словно год не видела. И по его лицу я понял, что она его вконец достала. Он велел ей выйти и сразу наложил заглушающие чары на комнату. Из этого я делаю очевидный вывод, что он не особенно ей доверяет, и уж во всяком случае, считает Беллатрикс недостаточно разумной, чтобы участвовать в важных разговорах.

Я не буду кривить душой и скажу, что очень боялся предстоящего разговора. Само присутствие Темного Лорда в комнате внушает страх и трепет, а когда тебя просят придти на личную аудиенцию, это может испугать кого угодно.

Темный Лорд в личном общении оказался очень обаятельным собеседником. Его окружает ореол власти и силы, ему невозможно сопротивляться. На встречах в кругу Пожирателей он выглядит жестоким и бескомпромиссным. Но в личном общении кажется, что это лишь маска для толпы. На самом деле Темный Лорд – мудрый и прозорливый политик и стратег. Он сказал, что отмечает во мне много ценных задатков, которые не могут быть реализованы сейчас, когда везде властвуют грязнокровки. «Я вижу, ты кабинетный человек, Регулус, - сказал Темный Лорд, намекая на то, что я неохотно участвую в расправах над несогласными. - Это даже неплохо. Нам нужен человек незапятнанный, чтобы занять хорошую должность в обновленном министерстве магии. Что, если ты станешь самым юным в истории министром?»

При этих словах сердце мое чуть не выпрыгнуло из груди. Темный Лорд сказал, что не настаивает на том, чтобы я участвовал в облавах. Я должен больше ориентироваться на карьеру. Руквуд может оказать мне протекцию при приеме на работу в министерство. Сразу в отдел тайн меня, конечно, не возьмут, но департамент международных связей всегда ищет молодых и талантливых выходцев из чистокровных семейств, чтобы представлять Британию на международной арене. И это будет неплохая возможность вырасти в министерстве до какого-то более важного поста, не привлекая к себе лишнего внимания наших врагов.

По-моему, это блестящий план! Темный Лорд все-таки величайший знаток человеческих душ и сразу способен понять, кто и где может принести больше пользы. Возможно, Беллатрикс, над которой Темный Лорд откровенно насмехается, нужна ему для дестабилизации ситуации. Ее облавы и эксцентрические выходки не только устрашают наших врагов, но и отвлекают от проникновения в министерство тайных агентов.
В конце нашего разговора Темный Лорд попросил меня о небольшой личной услуге. Разумеется, я уверил его, что все мое имущество в его распоряжении. Мне польстило, что он обратился с этой просьбой ко мне, а не к Беллатрикс или кому-то другому знатному волшебнику.
Я не стал делиться подробностями нашей встречи с С., хотя он явно был заинтригован тем, что меня пригласили на личную аудиенцию. Когда С. пришел ко мне на следующий день, он несколько раз заводил разговоры на эту тему, но я ничего конкретного ему не сказал. Не у него одного есть тайны. С. не делится со мной, какие услуги оказывает Темному Лорду или Малфою, и я не собираюсь болтать с ним о моих делах. К тому же, из наших отношений исчезла искра, мы все больше болтаем ни о чем, пьем вино и молчим. Даже секс стал каким-то скучным. С. делает мне минет, и на этом практически все заканчивается. Когда я намекнул, что хочу от него большего, он как-то странно улыбнулся и сказал: «Страсть уходит, нежность остается». Это меня задело. Я замкнулся и молчал весь остаток вечера.
И сегодня я решил, что больше не позволю ему думать, будто зависим от его ко мне страсти. Лучше сосредоточиться на своих перспективах в министерстве. А он пусть и дальше варит микстуры в своей грязной маггловской квартире.
***
- Странно, что ты не проводишь Хэллоуин со своими друзьями, - сказал Снейп, глядя в камин. Они сидели в темноте на оленьей шкуре на полу спальни Сириуса, голые и потные от жара огня и недавнего секса.

- Я провожу его с тем, с кем хочу, – ответил Блэк и положил руку на бедро Снейпа.

- Ты уже снова хочешь? – Северус плотоядно улыбнулся и слегка раздвинул ноги.

- Я тебя всегда хочу. Ты меня все-таки приворожил, – засмеялся Блэк и положил голову на бедро любовника. – Но дай мне отдышаться и набраться сил, и я всажу тебе по самые гланды.

- Фу, как грубо, – Снейп шлепнул Блэка по голове. – Десять очков с Гриффиндора.

- О, из тебя бы вышел неплохой преподаватель!

- Я ненавижу детей.

- Тем лучше. Будешь наводить страх и ужас на первокурсников. Так и вижу тебя деканом Слизерина в окружении мелких змеенышей.

- Очень смешно.

- А я бы приходил к тебе на переменах и драл бы тебя в кладовой, – мечтательно сказал Блэк.

- Пятьдесят очков с Гриффиндора! И отработка! – сурово сказал Снейп и скинул с себя Блэка.


- Профессор, помилуйте, я уже сегодня отработал! – притворно взмолился Сириус. – У меня уже зад от ваших отработок болит!

- Он у тебя болит оттого, что ты пренебрег моими рекомендациями, Блэк. Ты же забыл про зелье, что я тебе оставил?

- Забыл.

- Сто очков с Гриффиндора! – сурово сказал Снейп, встал и пошел к кровати.

- Но, профессор, вы несправедливы! Мне просто очень сложно вместить в себя ваш огромный… объем знаний, – Сириус покатился со смеху, развалился на оленьей шкуре, раскинув руки и ноги в разные стороны. Снейп вернулся к нему, неся с собой мазь. Он шлепнул его по ноге, чтобы тот подвинулся, и Блэк перевернулся на живот и переместился ближе к огню. Северус выдавил несколько капель зелья на палец и помассировал Сириусу между ягодицами. Тот прерывисто вздохнул и закрыл глаза.

- Больше не проси меня жестко тебя трахать, – сказал Снейп и нанес новую порция заживляющего зелья еще глубже. – Надо дать тебе восстановиться. И, пожалуйста, заботься о себе. Я не хочу стать причиной твоего геморроя. И я сейчас не шучу, Блэк.

- Ты меня опять возбуждаешь, Сев, – прошептал тот и придвинулся ближе к любовнику. Он приподнялся и подмял под себя Снейпа. – Можно, теперь я вас трахну, профессор?

- Нет.

- Почему?

- Потому что ты плохо себя вел и не слушал преподавателя, – Снейп убрал с лица нависшего над ним Блэка прядь темных волос и сурово на него посмотрел.

- И как же мне заслужить прощение? Может быть, так? – Сириус спустился к паху Снейпа и взял в рот его член.

- А вы понятливый студент, – сказал Северус, раскинул ноги в стороны и позволил Блэку себя ласкать. Ощутив достаточное возбуждение, он нежно оттолкнул от себя Сириуса. – Я хочу кончить под тобой.

Он перевернулся на живот, а Блэк уже выжимал на пальцы смазку.

- Давай, Блэк, – возбужденно прошептал Снейп. Сириус быстро подготовил его и вошел почти сразу. Он начал двигаться медленно, стараясь сдержать свой напор и боясь кончить раньше Снейпа. Он лег на спину любовника, прижал его к оленьей шкуре и вколачивал в него член на всю длину. Северус стонал под ним, придавленный превосходящей его массой, и в этой тесноте, и внешней и внутренней, была какая-то особая сладкая мука. Казалось, что ему не хватает воздуха, он судорожно вздыхал, чувствовал под собой свой набухший член, и через несколько минут почувствовал, что его накрывает оргазм. Сириус, ощутив это, увеличил темп и, спустя мгновение, сам застонал и кончил.

Блэк перекатился на спину, освобождая Снейпа от тяжести своего тела. Тот глубоко вздохнул, перевернулся на бок и прижался к любовнику.

- Я люблю тебя, Сириус, – тихо сказал он. Блэк повернул к нему голову и посмотрел затуманенным взором.

- Я тоже тебя люблю, Сев, – он потянулся и поцеловал Снейпа в губы. – Я так хочу, чтобы ты был только моим.

Северус молчал и продолжал смотреть в глаза любовнику. В этих серых глазах он и без всякой легилименции видел любовь, затаенную боль и ревность.

- Прости, я опять все испортил.

- Я и так только твой, Блэк.

- Правда?

- Да. Теперь тебе, наверное, будет не так интересно со мной трахаться.

- Не говори чушь, – Сириус порывисто его обнял и поцеловал. – Ты… бросил Реджи?

- Скорее, он меня.

- Почему?

- Наверное, потому что я плохой любовник, – усмехнулся Снейп.

- Не говори чушь! – повторил Блэк и прижал его к себе. – Не хочешь – не рассказывай. Мы, в конце концов, договорились. Я только надеюсь, у тебя будет возможность приглядывать за ним. Реджи не отвечает на мои письма.

- Он перестал мне доверять.

- Как же мне хочется, чтобы вы вылезли из этого дерьма, – простонал Сириус и поднялся с пола.

- Не начинай, – предупредил Снейп, поднял с пола пачку сигарет и вытряхнул последнюю.

- Не буду, – согласился Блэк, откупорил бутылку вина и разлил по бокалам. Старое бордо было почти черным и пахло дубом и летним вечером. Он протянул Снейпу бокал, а тот, прикурив сигарету от невербального заклинания, выпустил дым в форме змеи. Блэк усмехнулся, перехватил сигарету, затянулся и выдохнул из себя призрачного пса, который погнался за змеей, и оба они медленно растаяли в воздухе.

- У тебя сигареты кончились, – сообщил Снейп и сделал несколько глотков из бокала.

- Я раньше не знал, что ты куришь.

- А я и не курил до встречи с тобой. Вернее, бросил лет в тринадцать.

- А начал во сколько? – спросил Сириус и сделал новую затяжку.

- В одиннадцать, по-моему. Стащил у отца и курил на заднем дворе.

- А я уже после школы начал со скуки.

- У тебя так все начинается, – засмеялся Северус и бросил окурок в камин.

- Кстати, у меня для тебя подарок, – сказал Блэк и взял с каминной полки резную шкатулку. Он открыл ее и извлек два небольших круглых зеркала. – Это чтобы мы могли связываться друг с другом.

- Как это работает? – Снейп заинтересованно рассматривал подарок.

- Ты называешь мое имя, глядя в зеркало, и для меня это будет вызовом, который слышу только я.

- Что-то вроде сигнальных чар?

- Да, но мы можем переговариваться через зеркало.

- Откуда у тебя…

В этот момент в окно спальни постучала сова. Сириус вскочил, открыл окно, и птица влетела с громким клекотом, сделала круг в воздухе и зависла над Блэком. Тот отвязал от ее лапы письмо и отпустил. Из открытого окна порывом холодного ветра задуло свечи, а огонь в камине, напротив, разгорелся еще сильнее. Снейп внимательно смотрел на то, как Блэк распаковал письмо и как менялось выражение его лица, пока он читал. Сначала он нахмурился, потом улыбнулся, беззвучно засмеялся и перевел взгляд на Снейпа.

- Хорошие новости?

- Да, Джеймс… – Блэк осекся и замолчал. Он отвернулся, положил письмо на стол и закрыл окно.

- Джеймс что?

- Слушай, ты не любишь моих друзей, а я твоих. Давай не будем это обсуждать, не хочу ссориться, – сказал Сириус, открыл старинный винный шкаф и достал оттуда еще одну бутылку вина. Он откупорил ее заклинанием и разлил по бокалам.

- Что отмечаем? – спросил Снейп, принимая из его руки вино.

- Хэллоуин, что же еще? – беззаботно ответил Сириус.

- И когда свадьба?

- Хватит копаться у меня в голове! – заорал Блэк и навис над Снейпом.

- Прости, не удержался. Ты очень громко думаешь, – беззлобно отозвался тот, рассеянно глядя в камин. Его лицо сейчас ничего не выражало. Блэк сел с ним рядом и внимательно на него посмотрел. Так в молчании прошло минут десять, Снейп медленно пил вино, а Сириус нервно ерзал на месте и менял позу, словно ему хотелось куда-то сорваться и убежать.

- А может, за сигаретами смотаемся?

- Куда?

- В Лондон! Тебе надо развеяться, а мне до смерти охота курить.

- Лили выходит замуж за Поттера, – без выражения сказал Снейп, допил вино и протянул Блэку пустой бокал. Тот налил ему почти до краев.

- Ты любил ее?

- Я и сейчас люблю.

- Я думал, ты любишь меня, – ревниво сказал Блэк.

- Это совсем другое, – отмахнулся Снейп, встал и потянулся к своей мантии.

- Помоги мне понять, я что-то совсем запутался, – Сириус тоже начал одеваться. Он чувствовал, что внутри него закипает злость. Только он ощутил, что Снейп теперь полностью принадлежит ему одному, и теперь это чувство снова исчезло.

- Я не готов об этом говорить, Блэк.

- Правда? И почему? Потому что тебе нравится дергать меня за веревочки? Сначала ты ставил между нами Реджи, теперь Лили. Ты просто не хочешь быть со мной по-настоящему, тебе важно играть за обе команды и чувствовать себя незаменимым.

- Блэк, что ты несешь?! – закричал Снейп и впервые с начала разговора поднял на него взгляд. – Лили – это… А, впрочем, ты ничего все равно не поймешь.

Он отмахнулся и стал застегивать мантию.

- Ну да, я же такой тупой!

- Ты не тупой, – устало отозвался Снейп. – Просто мои отношения с Лили – не твое дело.

- Снейп, ты же гей! – Блэк развел руками в недоумении.

- Я бы женился на Лили хоть сейчас, если бы она согласилась, – деревянным голосом сказал Снейп и, полностью одевшись, вылил остатки вина себе в бокал и медленно выпил. В это время Блэк надевал футболку, куртку и джинсы, бросая на него тяжелые взгляды. Он будто нарочно долго возился со шнурками в кедах, чтобы собрать волю в кулак и не заехать Снейпу по лицу. Злость внутри него разгоралась, ему казалось, что тот нарочно его выводит из себя и заставляет ревновать.

- Еще вина? – сквозь зубы прорычал он, видя, как Северус допивает свой бокал. Снейп не ответил и стоял, закрыв глаза, словно его слегка мутило от быстро выпитого алкоголя. И Блэк понял, что тому сейчас действительно очень плохо. Сириус, конечно, знал, что Снейп и Эванс дружили с детства, но их дружба окончилась еще в школе и с тех пор ее имя ни разу не всплыло в их разговорах. Поэтому он не мог предположить, что Лили действительно так важна для Северуса.

- Ты же хотел идти за сигаретами? А как насчет просто напиться? – спросил тот.

- Да запросто, – согласился Сириус. – Пошли, я тебя отвезу в мой любимый маггловский паб. Сегодня Хэллоуин, и ты в своей черной мантии сойдешь там за Графа Дракулу.


- Сириус, я жил среди магглов и знаю места, где, даже если ты придешь туда голый, всем будет абсолютно насрать, – с горечью сказал Снейп и отвернулся, словно не хотел, чтобы Блэк видел его выражение лица.

- Значит, туда-то мы и отправимся, – сказал Сириус, сгреб Снейпа в охапку и потащил на улицу. Его злость и ревность не прошли, но он всегда предпочитал действовать, а не переживать, даже если действие – это просто заливание в себя галлонов алкоголя. Несмотря на то, что Снейп был заметно пьян, он смог без труда аппарировать их в какую-то глушь рядом с большой шумной трассой. По обе стороны от нее были поля и пустыри, вдали виднелась какая-то промышленная постройка. В ста метрах от дороги стоял бывший военный ангар, переделанный под бар и клуб. Сюда съезжались хулиганы, шлюхи, сезонные рабочие с местных ферм, байкеры и работяги с химической фабрики. Недалеко отсюда была стоянка для дальнобойщиков, они тоже составляли большой процент тех, кто был завсегдатаем заведения, на котором даже вывески не было. Все эти представители социального дна собирались в полутемном и неотапливаемом ангаре, где вместо столов были железные бочки из-под химикатов, а стульев не было вовсе. Грубо сколоченные деревянные лавки свободно перемещались по периметру заведения по воле посетителей, в центре был танцпол, звук шел из огромных дребезжащих колонок, которые все равно не перекрывали гул толпы. В Хэллоуин народу здесь было много, и Снейп с Блэком не сразу смогли продраться через толпу к барной стойке.

- У тебя есть маггловские деньги? – пытаясь перекричать шум, спросил Сириус.

- У меня тут пожизненный депозит, – ответил Снейп и кивнул барменше. Та оказалась тридцатилетней худой блондинкой, которая при виде него растянулась в улыбке, обнажив гнилые зубы.

- Сто лет тебя не видно было, Снейп. Думала, ты либо в дурке, либо в тюрьме.

- Я тоже рад тебя видеть, Холли. Налей нам виски, а лучше дай бутылку.

Та молча опустилась под стойку и извлекла оттуда лучший шотландский односолодовый виски. Сириус знал в нем толк и очень удивился, что такие напитки могут быть в деревенских забегаловках.

- Ты, наконец, завел себе девушку, Сев? – засмеялась барменша, увидев, как Снейп, покачнувшись под тяжестью литровой бутылки виски, упал на грудь Блэка, а тот аккуратно поставил его на ноги. – Симпатичная!

- Мне тоже нравится. И дай моей девушке сигарет, пожалуйста.

- Лаки страйк без фильтра, - заказал Сириус, чувствуя, что начинает краснеть.

- И зажигалку, – добавил Снейп.

- Держи, дорогуша, – осклабилась барменша.

Они прошли в дальний угол бара, подальше от колонок и пляшущих людей. Сириус принес скамейку, чтобы они смогли сесть, и подкатил бочку, Снейп поставил на нее виски и стаканы. Они стали молча напиваться, Сириус курил сигареты одну за другой и с интересом поглядывал на толпу магглов, а Северус смотрел в одну точку. Быстрые танцы сменялись медленными, несколько раз мимо них проходили девицы в поисках клиентов, где-то поблизости за рядом бочек и сломанных лавок, сваленных в кучу, кто-то занимался сексом прямо на полу.

- Ты вроде раньше любил танцевать? – нарушил молчание Снейп.

- Хочешь, чтобы я тебя пригласил?

- Нет, но я бы посмотрел, как ты танцуешь.

- Я тебе стриптизерша что ли? Перестань меня бесить, я и так еле держусь, чтобы тебе не врезать, – прорычал Сириус и сплюнул на пол.

- Может, мне сейчас этого и надо.

- Не дождешься, – огрызнулся Блэк и налил себе еще выпить, хотя его уже начинало тошнить.

- Ну почему именно Поттер? Почему эта заносчивая самодовольная свинья?! – с пьяной слезой в голосе воскликнул Снейп и упал головой на бочку, стоящие на ней стаканы звякнули друг о друга.

- Так, все, мне надо отлить, – прорычал Сириус и поднялся с места. Северус поймал его за руку.

- Я с тобой.

Но встать он не мог, и Блэку пришлось его тащить на себе. Они вышли на воздух, и холод немного протрезвил их. Сириуса стошнило в ближайших кустах, а Снейп осел на кучу кирпичей, прислонился головой к стене и тихо запел:

Одо-герой в Шотландии жил,
Пас гиппогрифов и трубку курил.
Но случилась беда, заболела жена,
Вот и нету жены, только серая мгла.
И кентавр хромой стоит у ворот,
Словно видит по звездам, что
Путь дальний ждет.

Сириус вышел из кустов, сел рядом на перевернутое ржавое ведро и начал подпевать:

Вот идут они оба, а в небе гроза,
Вдруг навстречу им ведьма – косые глаза,
Отгадай, говорит, три загадки мои,
Что на свете старее гор вековых?
Это смерть, отвечал ей Одо-герой.
Что страшнее дракона, мне тайну открой?
Это смерть, снова Одо в тиши отвечал.
Что сильнее всех чар? Что острее меча?
Это смерть, снова молвил ей Одо-герой,
Обернулась тут ведьма старухой с косой.
Нет, не прав ты, волшебник,
Не узнал ты любви,
Ты души мне кусок своей отломи.
И пройдешь ты остаток пути без забот.
Только Одо-герой прут бузинный берет
И кидает проклятье в коварную смерть,
Не хотел он совсем по частям умереть.
И гроза разразилась в ту страшную ночь,
И никто ему в битве не сможет помочь.
Вот рассеялась мгла, он лежит недвижим,
А кентавр хромой по округе бежит.
Маги, ведьмы и вы, простецы, коих тьма,
Посмотрите, кого нынче смерть забрала.
Принесли его в дом, где он бегал босым,
С ним и шляпа навыроворот рядом лежит,
Разломили метлу, а бузинную ветвь
В реку бросили, где суждено ей расцвесть.
Так и будет вовек, кто-то мертв, кто-то жив,
Кто-то годы считает, любовь позабыв.
Ну а кто-то лишь тень с душой пополам,
Ты, волшебник, запомни, не рви душу сам.
Одо славный наш спит под могильной плитой,
Ты же выпей за духа его упокой.

Когда песня закончилась, Снейп и Блэк покатились со смеху. Эхо отражало и множило этот звук, словно смеялись сразу сотни волшебников, тех, что пели эту песню многие века до них. Северус привалился к груди Сириуса, на глазах его были слезы, но он продолжал смеяться.

- Моя мать на полном серьезе считает, что эта версия песни известна только в нашей семье, – сказал Блэк и прижал к себе Снейпа, давая ему возможность выплакаться, не привлекая к этому внимания.

- Ну, моя мать тоже чистокровная. Вполне возможно, мы дальние родственники.

- Да почти наверняка, – согласился Сириус и поглядел на небо. Была глубокая ночь, звезды висели над головой низко, как бывает только за городом.

- Спасибо, что терпел меня весь вечер, – сказал Снейп и вытер глаза рукавом мантии.

- Ну, начинался он вполне ничего. И мне было интересно здесь побывать. Люблю такие места.

- У тебя есть дома то антипохмельное зелье, которое я в прошлый раз приносил?

- Да.

- Тогда пойдем домой, я с ног валюсь.

Сириус поднял его с груды кирпичей, прижал к себе и аппарировал к коттеджу.

========== Рождество у Блэков ==========

Из дневника Регулуса Блэка
Вчера я встретился с Руквудом, и он представил меня начальнику Департамента международного сотрудничества. До этого я не был в министерстве магии и плохо себе представлял, какое это огромное учреждение. Меня тепло приняли и быстро предложили должность стажера. Я пока не знаю, что входит в мои обязанности, это будет известно только на следующей неделе, когда я приступлю к работе. Я предвкушаю, что с этого дня начнется моя настоящая жизнь. Все, что было до этого – лишь детские забавы. Например, тот эксперимент, которым я развлекался, пытаясь сделать из С. нормального человека. Выводы из него очевидны – полукровка никогда не сравняется с чистокровным, он всегда будет допускать досадные промахи и выдавать свое низкое происхождение.

И теперь на примере моего брата я вынужден признать, что предательство крови точно так же калечит личность волшебника. Сириус был рожден с блестящими способностями и возможностями, а сейчас он просто катится по наклонной. Не удивлюсь, если он закончит свои дни в Азкабане за какую-нибудь глупую выходку или просто разобьется на своем маггловском мотоцикле. Мне безумно грустно думать об этом, но я не могу исправить ситуацию и потому предпочитаю сосредоточиться на том, что еще можно сделать лучше.

Именно поэтому я так же умываю руки в отношении С. Я не могу привить ему чувство собственного достоинства и хорошие манеры, он так и останется лакеем у Малфоя и других знатных слизеринцев, коим был еще в школе. Недавно до меня дошли слухи, что он чуть ли не поселился в Малфой Мэноре, то и дело бывает там и варит какие-то зелья Нарциссе Малфой. Возможно, у кузины та же проблема, что и у ее сестры. Очевидно, что Малфои сделают все, чтобы обзавестись наследником, а если С. сможет им помочь, то неплохо на этом заработает. Вот еще одна плебейская его черта – погоня за наживой. У Малфоев, в отличие от Блэков, нет ни одной побочной ветви, им даже наследство оставить будет некому, чтобы сохранить фамилию. Ясно, что они отдадут С. что угодно, если Нарцисса все-таки кого-нибудь родит.
Не удивлюсь, кстати, если окажется, что С. с Малфоем связывает не только тесная дружба. Иначе отчего он вдруг так резко утратил ко мне интерес, после того, как начал постоянно бывать в Малфой Мэноре? Впрочем, в среде Пожирателей смерти ходит и другая сплетня. Эйвери вчера заметил, что Нарцисса может родить темноволосого отпрыска, на что Гойл ответил, что Малфой и в школе не был силен по половой части и вполне возможно, мог и сам пригласить С. в спальню своей жены. Все это, конечно, мерзко, и я счастлив, что никто из них не связывает мое имя с С. Все-таки это было очень дальновидно - никак не афишировать нашу дружбу.

***
В Дырявом котле было малолюдно, в неспокойные дни постоянного террора, когда то и дело поступали сведения о новых замученных и убитых, волшебники предпочитали пить дома. Но Джеймс не считал нужным устраивать свой мальчишник где-то в тихом месте, и главный бар магического Лондона он считал вполне подходящим событию местом. Для начала они употребили несколько пинт пива с бараньей ногой на вертеле. Питера быстро развезло, и он сидел, подперев щеки, что-то напевая себе под нос. Ремус, как всегда, пил мало, говорил тоже, а больше слушал веселую болтовню друзей, нарезал куски мяса и раскладывал их по тарелкам. Джеймс и Сириус обсуждали свадьбу. Счастливый жених хотел сделать невесте приятное, и многое из того, что казалось неуместным в условиях войны – фейерверк, музыканты и танцы – он все-таки решил устроить, несмотря на уговоры более благоразумных друзей. Сириус принимал активное участие в подготовке, и это именно он организовывал все излишества. Сейчас они с Джеймсом решали, как лучше рассадить гостей.

- Ремуса мы посадим с Лиззи Эббот, она ему давно нравится, - сказал Джеймс, весело глядя на Люпина. Сириус нервно поморщился, но ничего не сказал. – Мы можем посадить ее между вами, помню, она была влюблена в тебя в школе?

- Ну, тогда она точно будет висеть на Блэке, - пьяно сказал Питер.

- Это вряд ли, но я тоже считаю это плохой идеей, - сказал Сириус, стараясь не глядеть на Люпина, который всегда понимал больше, чем хотел показать.

- Я забыл спросить, Сириус, может, ты придешь не один? – с понимающей улыбкой спросил Джеймс и положил руку на плечо лучшему другу. Блэк криво усмехнулся и ответил:

- Я приду один.

- Зато уйдет не один, - заржал Петтигрю. – Разве нет?

- И уйду я тоже один, Питер, - спокойно ответил Блэк. – Все девчонки достанутся тебе, ты только смотри под стол не свались раньше, чем они захотят с тобой общаться.

- Сириус, серьезно, я не понимаю, к чему эти сложности. Ты же несколько месяцев встречаешься с кем-то? – спросил Джеймс, внимательно глядя на друга.

- Да, встречаюсь, - со вздохом сказал Блэк, вынул пачку сигарет из кармана и сунул одну в рот.

- Ты же знаешь, что можешь привести на мою свадьбу кого хочешь. Так приходи не один!

Сириус рассмеялся, затянулся и выпустил дым изо рта.

- Что в этом смешного?! – уязвленно спросил Поттер.

- Да просто представил его рожу на твой свадьбе…

- Его? Его?! – завопил Петтигрю, Люпин толкнул его локтем, но тот не унимался, таращил глаза и заливался пьяным смехом.

- Да, Питер. Его, – в голосе Блэка звучал металл. – У тебя есть что сказать по этому поводу? А у вас, ребята? Ремус? Джеймс?

Питер мгновенно притих и стал оглядываться, пытаясь найти поддержку остальных. Но те тоже пребывали в шоке и молчали.

- Тогда я пойду отолью, - сказал Сириус, поднялся и вышел из-за стола. Его не было несколько минут.

- Он сейчас пошутил? – спросил Питер.

- Думаю, нет, - тихо отозвался Ремус, глядя на дно своего стакана.

Джеймс молчал, потом, словно о чем-то вспомнил, подскочил и подошел к барной стойке. Вскоре старый трактирщик принес им свежую порцию пива и закусок. Сириус вернулся, сел на свое место, подцепил на вилку хвост саламандры и сказал:

- Предлагаю вернуться к вопросу распределения мест за столом. Итак, Лиззи Эббот будет сидеть с Люпином. Питера предлагаю посадить между сестрами Боунс, они славные. А я сяду с Грюмом, он не дурак выпить, и я буду следить, чтобы его не потянуло на подвиги.

- Звучит как отличный план! – преувеличенно радостно сказал Джеймс. – Предлагаю за это выпить!

Они выпили еще, и Питера окончательно развезло. Ремус вызвался доставить его домой. Джеймс благодарно кивнул ему на прощанье. Они остались с Сириусом вдвоем и выпили еще по кружке пива.

- Слушай, Сириус, - начал Джеймс и почесал затылок, - ты нас, конечно, сегодня немного огорошил…

Блэк криво усмехнулся и внимательно посмотрел на друга.

- Но, если проблема только в том, что ты встречаешься с парнем, то… почему бы тебе его не позвать? Если тебе это будет приятно, конечно. Ты все равно мой друг, а я довольно широких взглядов на вещи. И Лили тоже, ты же знаешь.

- Проблема не только в том, что он парень, Джеймс, - ответил Блэк. – Но я не могу тебе всего рассказать, извини.

- Он не хочет, чтобы о вас узнали?

- Совсем не хочет.

Джеймс замолчал, посмотрел на дно кружки и тяжело вздохнул.

- Мне всегда казалось, что между нами не может быть тайн. А последние несколько месяцев ты все что-то скрываешь, молчишь… И теперь ты говоришь, что встречаешься с парнем… Прости, у меня это в голове не укладывается.

- Я понимаю, - с грустной улыбкой сказал Блэк, вытащил из пачки новую сигарету и закурил. – Для меня самого это было странно. Но я привык. И, если ты действительно мой друг, тоже привыкнешь. Ну, или не привыкнешь.

- О чем ты говоришь?! – глаза Джеймса сверкнули под очками. – Мне все равно, с кем ты встречаешься. Просто я сейчас удивлен… я же думал, что знаю тебя… Сириус, у тебя же было столько девчонок!

- Наверное, их потому и было так много. Оказалось, мне нужно совсем не это, - Блэк как-то странно улыбнулся, перед глазами всплыла сцена их последнего секса со Снейпом, и он слегка покраснел. – Пойми, я тебе это рассказал не затем, чтобы шокировать. Мне просто неприятно притворяться тем, кем я не являюсь. Эти вопросы и разговоры про девушек… Я не могу тебе всего рассказать, но не хочу врать хотя бы в этом.

- Ты счастлив… с ним?

- Ну… геморроя в моей жизни прибавилось, – ответил Блэк и засмеялся, - но да, я счастлив. Как никогда.

- Я заметил, ты стал спокойнее, - с улыбкой сказал Джеймс. – Уравновешеннее, что ли. И даже пьешь как будто меньше.

- Наверное, потому что я стал чаще трахаться, - заржал Сириус и погасил сигарету. Его лицо выражало какое-то новое, незнакомое Поттеру веселье и возбуждение, в глазах мелькали задорные огоньки.

- Он хотя бы красивый? – спросил Джеймс, краснея.

- Нет, красавица в нашей паре определенно я, - Блэк начал хохотать в голос и так заразительно, что к нему присоединился Поттер. – Все, пойдем отсюда, пока я не выболтал тебе больше, чем надо. К тому же нам завтра рано вставать! Ну, ты готов стать женатым человеком, Джеймс?

Они вышли из «Дырявого котла» и аппарировали в дом Поттера, где на завтра было назначено свадебное торжество.

***
- Я в детстве не любил Рождество, - сказал Снейп, глядя на огонь в камине.

- Я тоже, - отозвался Блэк и подлил в бокалы вина. – У нас в доме собиралась толпа пожилых родственников, и все они старались меня потискать. По счастью, со временем они переключились на Реджи, он был гораздо терпеливее меня, и даже как будто наслаждался разговорами с этими старыми маразматиками. А я прятался на чердаке и заставлял Кричера приносить мне туда сладости.

Они сидели в гостиной коттеджа Сириуса за небольшим столом, придвинутым ближе к камину. Рядом стояла большая елка, которую наколдовал домовой эльф, по стенам висели гирлянды огней. Вокруг стола в воздухе парили свечи, в углу тихо пело магическое радио.

- У нас в доме никто не собирался, - сказал Снейп и придвинулся ближе к камину, поставив ноги в черных ботинках на решетку. – Мать пыталась как-то привнести торжество в наш унылый быт, но у нее плохо получалось. К тому же, родители по праздникам всегда ссорились.

- Мои тоже. Пока отец не превратился в овощ, - грустно сказал Сириус. - И потом мать начала ссориться сразу за двоих.

- Регулус не говорил, что твой отец настолько плох, - удивленно произнес Северус и внимательно посмотрел на Блэка. Тот поморщился, встал и поворошил угли в камине.

- Реджи не любит говорить о том, что не вписывается в его представления об идеальной семье Блэков. Поэтому спорю на что угодно, он никогда не говорил с тобой обо мне.

- Не говорил, - Снейп увидел, что Блэк расстроен разговором об отце, и перехватил его руку, притягивая его к себе. Сириус сел на медвежью шкуру у его ног. Северус передал ему бокал с вином и сел рядом.

- Я рад, что ты со мной сегодня, - Блэк поцеловал его в висок. Снейп повернул голову к нему.

- Спасибо, что позвал.

Они выпили вина, Блэк накрыл губами рот Снейпа и повалил его на пол.

- Поднимемся в спальню? - Северус покосился на портреты предков, висящие по периметру гостиной.

- Я их заколдовал, они никуда теперь не смогут уйти из этого дома. А значит, никому не разболтают.

- Ты уверен? – с сомнением спросил Снейп, видя, что портреты уже начали наблюдать за ними двоими.

- На все сто. Пусть смотрят, а то им, поди, тут скучно висеть.

- Ты извращенец, ты знаешь об этом? – Снейп попытался выползти из-под Блэка, но тот его удержал.

- Все Блэки сумасшедшие или извращенцы, - засмеялся Сириус и начал расстегивать на Северусе мантию. – Я тебе говорил, что один мой дядя жил с кентавром?

- Что? Серьезно?! – брови Снейпа полезли на лоб.

- Абсолютно. Вон он, - Сириус указал на большой парадный портрет волшебника с бородой, на втором плане картины был нарисован кентавр с длинными белыми волосами.

- Сириус, но как?! – спросил Снейп и рассмеялся.

- Не знаю, сам потом спроси, - ответил Блэк, продолжая раздевать Снейпа. Тот тоже принялся расстегивать пуговицы на рубашке Сириуса. Они целовались и раздевались одновременно. С того момента, как они занялись сексом впервые, прошло уже несколько месяцев, но их страсть не утихала. В дни, когда они не виделись, их мысли были только о том, чтобы встретиться снова. Зеркала, которые Сириус нашел среди вещей покойного дяди Альфарда, оказались очень удобным средством связи. Снейп настоял, чтобы они не носили их с собой, потому что это может быть опасно. Но Блэк часто пренебрегал этим правилом и пытался связаться со Снейпом в любом месте, где он был один. Виделись они пару раз в неделю и успевали соскучиться друг по другу. Блэк и не подозревал в себе такой верности, раньше его влечения хватало на пару недель, а теперь его постоянно тянуло к Снейпу. Он в тайне мечтал о том, что сможет уговорить его перейти на сторону Дамблдора, а после войны поселит у себя.

- Нет, я так не могу, они все на меня смотрят, - пожаловался Снейп, когда Блэк раздел его и целовал в грудь и живот, спускаясь все ниже.

- Ну, тогда сам не смотри на них, - отозвался Блэк и перевернул Снейпа на живот. Тот начал сопротивляться, но Сириус прижал его к полу, поцеловал в шею и сказал на ухо:

- Позволь мне эту шалость, Сев, пожалуйста. Я давно хотел проделать нечто подобное еще в доме на Гриммо.

- Больной извращенец, - тот снова попытался вырваться.

- Северус, пожалуйста, сделай это ради меня.

- Ладно, - сдался Снейп и слегка раздвинул ноги. Он слышал шелест перешептывающихся портретов вокруг, это нервировало, но ему передалось возбуждение Блэка, который торопливо шарил по карманам брошенной на пол мантии в поисках смазки. Щедро смазав пальцы, он ввел сразу два внутрь тела Снейпа, тот заерзал и развёл ноги шире. Сириус потянул его на себя, поставил на колени и вошел в него. Северус тихо застонал и лег грудью на пол, подогнув руки под себя. Блэк начал с медленных плавных толчков, а потом стал увеличивать темп. Гомон портретов усилился, отчего у Сириуса на лице появилась кривая усмешка. Он откинул волосы с вспотевшего лица, бросил взгляд на изображения почивших родственников и начал еще энергичнее двигаться. Северус не сопротивлялся, ему нравилось чувствовать себя полностью во власти любовника и позволять делать со своим телом все, что тому хочется. И сейчас он даже испытывал странное удовольствие, выставляя свой голый зад на обозрение полусотни предков Блэка.

Он спускал ему грубые толчки и секс без подготовки, даже если это потом выливалось в мелкие травмы. Их можно было легко вылечить зельем и парой дней воздержания, – чувство полностью отпущенного контроля, которое давал такой грубый секс в позиции снизу, было для него гораздо важнее. Необходимость все время все контролировать – свои слова и действия среди Пожирателей смерти, точные пропорции при изготовлении сложнейших зелий, соблюдение сроков и условий заказов, которые все больше сыпались на него как на известного зельевара – очень истощала. И только в те минуты, когда Блэк грубо трахал его на полу, в душе или на кухонном столе, Снейп ощущал, что сжатая пружина внутри него перестает давить. И это чувство психической разрядки было даже слаще оргазма.
Тем временем Блэку захотелось поменять позу, он вышел из тела Снейпа, встал и потянул его за собой. Сдернув скатерть со стола вместе с напитками и едой, он усадил туда Северуса. Тот закинул ему ноги на плечи и откинулся назад.
- Что это за безобразие? Кого он привел в наш дом?! – шумели портреты, все более раззадоривая Сириуса. Он быстро вошел в тело Снейпа и снова набрал темп. Северус стонал, закрыв глаза и поднимая зад выше, чтобы проникновения были глубже. Он ощущал свою собственную эрекцию и член Блэка внутри себя, слышал скабрезные высказывания о себе нарисованных волшебников и чувствовал, что уже близок к оргазму. Но Сириус его опередил, он несколько раз со стоном толкнулся внутри тела Северуса, вышел из него и осел на пол. Снейп приподнялся и сел, положив руку на свой член.

- Прости, я опять слишком быстро кончил, - Блэк лег на бок, приглашая его присоединиться. Северус лег рядом, и Сириус быстро довел его рукой до оргазма.

- Это мне всегда нужно больше времени, чем большинству людей, - закрыв глаза, сказал Снейп.

- Содомиты! – вдруг громко крикнул какой-то портрет, словно до этого набирался смелости сказать это. Блэк довольно рассмеялся и показал средний палец. В этот момент в окно гостиной постучала сова.

Сириус вскочил и отворил окно. В комнату ворвался холодный декабрьский ветер. Снейп поднялся и стал натягивать на себя одежду.

- Реджи решил поздравить тебя с Рождеством, - заметил он, узнав сову младшего Блэка.

- Нет, он решил поздравить тебя, - ревниво сказал Сириус и передал ему запечатанный конверт. Тот перехватил его, распечатал и, отвернувшись, стал читать.

- Что там? Признание в любви? – Блэк чувствовал, что в нем закипает ревность. Он тоже начал одеваться, стараясь не вспылить.

- Нет, - не сразу ответил Снейп. Он несколько раз перечитал записку, смял ее и бросил в камин.

- А что?

- Точно не знаю. Он просит моего совета… Дай мне бумагу, я напишу ему ответ.

- Совет в чем? – Блэк вперил в Снейпа тяжелый взгляд.

- Не знаю, он написал: «…в том, в чем ты более сведущ, чем я».

- Узнаю манеру своего брата говорить обиняками, - с досадой сказал Блэк и налил себе вина. – Ну почему у моих родственников такая дурацкая привычка портить мне Рождество?!

Последнюю фразу он произнес громко, с ненавистью глядя на портреты предков, большинство из которых демонстративно отвернулись от него.

- И что ты собираешься ему писать?

- Что приду к нему завтра, - ответил Снейп.

- А он просил сегодня?

- Да.

- Северус, это наверняка что-то срочное. А вдруг он попал в беду? – с беспокойством сказал Блэк.

- И ты хочешь, чтобы я посреди рождественской ночи сорвался к нему на помощь? – Снейп поднял бровь и уставился на него.

- Я думал, он твой друг.

- Мы перестали доверять друг другу. Скорее всего, он мне ничего толком не расскажет, даже если и впрямь в беде.

- Значит, сделай так, чтобы он тебе доверял! – заорал Блэк. – Он мой единственный брат, Моргана тебя дери!

- Стоп! – Снейп сделал предупреждающий жест рукой. – Правильно ли я понял, что ты сейчас хочешь, чтобы я восстановил свои отношения с Реджи?

- Я просто хочу, чтобы ты ему помог.

- Но по факту ты меня сейчас подкладываешь под него, ты это понимаешь, Сириус? – Снейп подошел к нему, взял его лицо в ладони и заставил смотреть себе в глаза. – Ты прекрасно знаешь характер своего брата, он не будет откровенен, если не почувствует, что может мне полностью доверять. А такое доверие всегда требует доказательств.

- Мне не нужно трахаться с Джеймсом, чтобы он мне доверял, - сказал Блэк и вырвался из рук Снейпа.

- Тебе с ним не нужно трахаться, потому что ваша дружба не началась в ванной старост со спонтанного секса под наркотиками. Не придуривайся и не равняй Поттера с Реджи, ты отлично знаешь их обоих, - с досадой сказал Снейп и застегнул на себе мантию.

- Северус, я прошу тебя, помоги ему. Можешь меня потом как угодно оскорблять и унижать. Я, наверняка, все это заслужил. Но я прошу, иди сейчас к Реджи. Если это ерунда, то возвращайся обратно. Я себе места не нахожу… Северус, пожалуйста.

- Я сделаю это только ради тебя, Блэк, - деревянным голосом сказал Снейп. Сириус порывисто обнял его и начала целовать. Северус не ответил. Он вырвался, подошел к камину и взял с полки пригоршню летучего пороха.
В доме на площади Гриммо было темно, Снейп огляделся и позвал:

- Реджи?

- Я здесь, - раздался слабый голос из глубины комнаты.

Северус достал волшебную палочку, вызвал Люмос невербальным заклинанием и, освещая себе путь, нашел сидящего на полу Регулуса. Рядом с ним лежал домовой эльф, по виду - мертвый. На глазах Блэка были слезы.

- Что случилось?

Регулус не ответил и закрыл глаза руками. Снейп подошел к нему, склонился над эльфом и увидел, что тот все-таки дышит, но поверхностно и неровно.

- Он умрет, да? – спросил Блэк.

- Ты вызвал меня лечить своего домового эльфа? – Снейп поднял бровь и уставился на него. – Я не специалист в этом вопросе. И никогда им не был.

- Он выпил какое-то зелье, - сдавленно отозвался Регулус. – Я подумал, ты сможешь помочь…

- Какое зелье?

- Я не знаю.

- А как это узнаю я? Я же не ясновидящий, - Снейп раздраженно развел руками. – Он выпил его из твоей аптечки? Из лекарств твоего отца?

- Нет.

Снейп ждал продолжения, но его не последовало.

- Безоаровый камень давал? – спросил он.

- Да, но это не помогло.

- Что вообще произошло? – настаивал Снейп, но Регулус только беззвучно плакал. – Я не смогу тебе помочь, если ты мне не расскажешь.

- Кричера заставили выпить зелье, я не знаю, какое. И вот теперь он… такой.

- Кто его заставил выпить зелье?

Регулус не ответил. Снейп терял терпение, он сверлил глазами Блэка, бросая взгляд на домовика, который сейчас опять казался мертвым.

- Сам Кричер что-то говорил? Как выглядело зелье? Что с ним происходило?

- Он… только плакал вначале… говорил что-то невнятное, про зелье и какие-то разбитые вазы…бил себя по голове…

- Это все не помогает, - недовольно сказал Снейп, склонился над домовиком, попытался открыть ему глаза, но они закатились и не реагировали на свет. И тут его осенило. Он встал, подошел к Регулусу и тихо спросил:

- Это зелье дал Кричеру Темный Лорд?

Лицо Регулуса оживилось, он посмотрел на Снейпа и испуганно кивнул.

- Заставь его выпить воды. Разбуди и заставь выпить, - скомандовал Снейп. – Пои его водой, пока я не приду.

Он исчез в камине и появился в своей квартире в Ислингтоне. Была глубокая ночь, за окном поднялся ветер, а в стекло стучал дождь. Нерождественская погода под стать такому же настроению.

Снейп глубоко вздохнул. Его раздражала и тревожила вся эта ситуация. Ему было плевать на домового эльфа Блэков, но состояние самого Регулуса внушало опасение. Если он начнет делать глупости, это может затронуть и Снейпа. Поэтому он открыл шкаф с готовыми зельями и застыл в задумчивости, хотя прекрасно знал, что ему сейчас оттуда надо взять. Вместо этого он закрыл дверь шкафа, пошел в ванную, разделся и залез в душ. Северус до сих пор ощущал на себе запах Сириуса, и ему следовало от него избавиться. Он быстро помылся, высушил волосы и надел свежую одежду, потом взял нужное зелье и отправил его в карман своей мантии. Уже возле камина он замешкался, вернулся к шкафу, тяжело вздохнул и взял оттуда еще пару флаконов.

Когда он вернулся на Гриммо, в спальне Регулуса горели свечи. Домовик лежал на том же месте, но не был уже похож на мертвого. Блэк сидел на коленях рядом с ним.

- Ты долго, - сказал он, не глядя на Снейпа.

- Ровно столько, сколько мне было надо, - недовольно возразил Снейп, достал из кармана зелье и протянул Блэку.

- Зелье утешения? – удивленно прочитал тот на бутылочке.

- Я домовиков не лечу и не знаю, как на них действуют зелья. Но это неплохо сработало на человеке в подобной ситуации.

Регулус откупорил флакон и осторожно вылил в рот Кричера жемчужную жидкость. Страдальческое выражение лица почти сразу исчезло, домовик довольно улыбнулся и открыл глаза.

- Хозяин! Хозяин Регулус спас меня! Слава хозяину! – он хотел броситься к Блэку в ноги, но у него словно не хватило сил. И он прополз на животе, уткнулся в колени Регулусу и заплакал счастливыми пьяными слезами, бормоча прославления своему господину.

- Видимо, так выглядит эйфория у домовиков, - криво усмехнулся Снейп и сел в кресло. Ему было любопытно наблюдать за действием его зелья на разных пациентах. Регулус потрясенно следил за преображением домовика, он гладил его уродливую голову и сам едва сдерживал слёзы. Наконец Кричер затих, Блэк встал, взял его на руки и вынес из комнаты. Снейп в это время быстро поднялся, оглядел бумаги на столе Регулуса и вернулся на свое место.

- Спасибо, Северус, - сказал Блэк, появляясь на пороге.


- С Рождеством, Реджи, - иронично сказал Снейп и внимательно на него посмотрел.

- Я тебя от чего-то отвлек?

- Нет, ну что ты, я просто ждал твоего письма, - с улыбкой ответил Северус, но Блэк словно не услышал в его словах сарказма.

- Я не был в настроении праздновать, - сказал он и сел в соседнее кресло у камина. – Это ведь ты сварил то зелье?

- Да.

- И Темный Лорд выбрал именно моего домовика, чтобы его испытать?!

- Я бы на твоем месте не пытался искать логики в действиях Темного Лорда, Реджи. Тебя ведь не посвятили во все детали…

- Но это просто глупая и бессмысленная жестокость! – закричал Регулус и сжал кулаки. – Какой смысл испытывать на МОЕМ домовике всякую дрянь? Зачем? Ради какой великой цели?!

- Реджи, тихо! Успокойся, - Снейп поднялся и попытался обнять его, но Блэк его оттолкнул.

- Как он мог так поступить с МОИМ домовиком?! Это мерзко, подло…

- Хватит орать! – перебил его Снейп, схватил Блэка за плечи и встряхнул. Он посмотрел ему в глаза и очень тихо сказал: – Ты до сих пор не понял, с кем связался, Реджи? Ты тут льешь слезы по домовику, который даже не умер, и не заметил, сколько людей гибнет каждый день? Открой глаза, мы на войне!

- Но причем здесь Кричер? Он мой, понимаешь? Мой! Он живет в моей семье много лет! Он растил меня! – в голосе Блэка были слышны слезы.

- Не будь ребенком, Реджи! Успокойся, пожалуйста! – Северус обхватил руками лицо Регулуса. – Хочешь, я тебе тоже дам зелье утешения?

- Да, давай, - сказал Блэк, закрыв глаза.

Снейп достал из кармана еще одну бутылочку зелья и протянул Регулусу. Тот взял и посмотрел ему в глаза.

- Ты останешься… со мной сегодня? – тихо произнес он.

- Если тебе это нужно.

- Мне это нужно, Северус, - ответил Регулус и поднес к губам флакон.

Он почти сразу осел на пол, и Снейп помог ему попасть на кровать. Северус дал ему пережить эйфорию, смахнул стекающие по лицу слезы облегчения и пьяной радости. Потом Блэк притянул его к себе и начал жадно целовать. Снейп стал быстро и сосредоточенно освобождать его от одежды, снял с него ботинки и носки. Потом быстро разделся сам. Он лег рядом с Регулусом и тот сразу же перевернул его на живот. Спустя минуту Блэк уже ритмично двигался внутри тела Снейпа. Тот тихо постанывал, но скорее от боли, чем от возбуждения. Второй грубый секс за вечер совсем не входил в его первоначальные планы. Младший Блэк, несмотря на всю свою внешнюю деликатность, в постели был таким же необузданным, как и его брат. А зелье окончательно сорвало у него все тормоза. Северус попытался расслабиться и отпустить ситуацию. Он не хотел возвращаться к Реджи, но он вернулся и теперь трахается с ним без особого на то желания. Хотя мог настоять на своем и никуда не уходить из коттеджа в Йоркшире. Он мог помочь младшему Блэку и сразу удалиться, но он опять остался. Винить в этом можно было кого угодно, но Снейп понимал, что сам создал эту ситуацию. И это осознание наполняло его чувством стыда и вины непонятно перед кем. Для него самым действенным способом избавления от таких неприятных эмоций - как раз было занятие сексом в пассивной роли, когда он позволял другому безраздельно пользоваться своим телом. Он ощущал это как самонаказание за грехи и очищение через боль, которые давали ему пережить в сексе что-то вроде катарсиса.

Он закрыл глаза и постарался сосредоточиться на своих телесных ощущениях, выбросить из головы все мысли. Когда он окончательно расслабился, выгнул спину навстречу движениям Блэка, к нему пришло настоящее возбуждение. Регулус никогда не кончал быстро, в этом отношении они были со Снейпом похожи. Поэтому Северусу хватило времени, чтобы дойти до высшей точки почти одновременно с Блэком. Тот дернулся в последний раз, застонал и упал спиной на кровать, а Снейп, не меняя позы, сжал свой член и тут же кончил.

Регулус притянул к себе и обнял его.

- Я скучал по тебе.

- Я тоже, - солгал Снейп и поцеловал его в плечо.

- Останься на ночь, не хочу быть один.

- Конечно.

Блэк удовлетворенно улыбнулся и мгновенно уснул, а Снейп еще два часа смотрел в потолок чужой спальни, размышляя, как он дошел до такой жизни. И что ему делать дальше, чтобы ситуация не стала еще хуже. Очевидно, что Реджи не стабилен, его может потянуть на глупости и за ним нужно присмотреть. И, хотя вроде как никто не знал об их связи, Снейп понимал, что в таком тесном кругу ничего не может остаться тайным надолго. А они вместе уже несколько лет. Наверняка, кто-то мог понять, что Снейп и Блэк неспроста стоят всегда рядом на собраниях. Кто-то еще со школьных времен мог знать об их связи, когда они, не особенно скрываясь, шатались по Хогсмиду вместе, или позже, когда Регулус регулярно ходил к нему в гости в квартиру над Лавкой Зонко. К тому же, никто не отменял легилименцию: если Регулус выкинет какую-то глупость, Темный Лорд легко сможет проникнуть в его голову в поисках других предателей.

Снейп прокручивал в мыслях все эти нерадужные варианты развития событий, оставляя за скобками свое так по-человечески понятное нежелание бросать Регулуса в беде. Да, Северус никогда не испытывал глубоких чувств к нему и даже изменял ему несколько раз, еще до встречи с Сириусом, но это не отменяло того факта, что он считал его близким человеком. Самым близким, после его брата и Лили.


========== Маленький грязный секрет ==========

Из дневника Регулуса Блэка
В последние дни я почти не пишу сюда, потому что, как только сажусь за дневник, мои мысли скачут с чудовищной скоростью, и я не могу ни на чем сосредоточиться. Словно в моей голове завелась стая мозгошмыгов. Либо, что чаще, у меня просто нет настроения писать.

В министерстве, оказалось, ужасно скучно работать. Вернее, как таковой работы мне не дали. Я разбираю почту, которую шлют в наш отдел на всех языках мира. Меня обучили чарам перевода, и я быстро в них поднаторел. Но, если бы я переводил и протоколировал что-то стоящее, я был бы счастлив. У меня есть склонность к методической работе, я неплохо справлялся с арифмантикой и другими точными науками. Переводить и регистрировать жалобы старых маразматиков с Ямайки у меня нет никакого желания. А я вынужден делать это изо дня в день, и медленно схожу с ума.

На Рождество ко мне приходил С. Я попросил его об одной услуге, и он мне очень помог. О сути ее я напишу в следующий раз. Не хочу касаться сейчас этой темы, потому что внутри меня не созрело еще решение. Эти метания сейчас составляют основную часть всех моих мыслей. Но даже здесь я не готов их пока озвучить.

Что говорить, мне сейчас очень тяжело. Кажется, что все, что составляло основу моего представления о жизни, вдруг стало рушиться. И я лишь пытаюсь устоять на обломках, чтобы окончательно не упасть в бездну. В этом мне помогает С. Все-таки он очень полезный друг. И хотя между нами уже нет прежней близости, его присутствие и зелья, что он мне приносит, не дают окончательно потерять рассудок. Я не согласен со многим из того, что он говорит, но все-таки эти разговоры – единственное, что удерживает меня от принятия рокового для меня решения. Я бы хотел довериться ему, теперь я ясно вижу, что он все понимает и не питает иллюзий относительно известной персоны, но что-то удерживает меня от откровенного разговора. В С. есть двойное дно. Он, как все полукровки, принадлежит двум мирам, и значит, никакому конкретно. И я не уверен, что он все не испортит. К тому же, он продолжает общаться с Малфоем, а махровее Пожирателя еще надо поискать.

Недавно я получил письмо от Сириуса. Он словно почувствовал мои колебания и писал о том, что готов сделать все, чтобы уберечь меня и вытащить из "того дерьма, в котором я оказался". Он такой наивный, думает, что в его силах меня защитить. Я-то знаю, как у нас расправляются с отступниками. Нет, если я и стану потенциальным самоубийцей, то только во имя чего-то более ценного, чем спасение собственной жизни. И уж точно не буду в это впутывать кого-то из своей семьи. К тому же, мое мнение относительно того сброда, с которым общается мой брат, никак не поменялось. Поэтому я не ответил на его письмо, как и на ряд предыдущих. Поодиночке у нас больше шансов выжить, чем вместе.

***
Сириус часто впоследствии вспоминал то короткое время, когда они с Северусом почти не ссорились – с Хэллоуина до Рождества. Этому "медовому месяцу" положило конец как раз то письмо, которое отправило Снейпа в дом на Гриммо, и снова включило Регулуса в их уравнение. Эта переменная величина, присутствуя не явно, провоцировала постоянные скандалы, которые случались до секса, после секса, а иногда и вместо секса. Им пришлось добавить еще один пункт в свое соглашение – не использовать магию друг против друга во время выяснения отношений.

При этом никто всерьез не помышлял о разрыве, проходили дни после очередной ссоры, они снова встречались в коттедже Блэка, пили вино, занимались любовью и старались не обсуждать ничего серьезного. Потому что любые разговоры сейчас могли привести к очередному скандалу. В этом молчании только поначалу чувствовалась напряженность. Потом им обоим становилось комфортно просто быть друг с другом: заниматься сексом, лежать в тишине у камина, курить и иногда навещать бар у Холли, где в грохоте дикой маггловской музыки и шуме голосов совсем не обязательно разговаривать. Но всегда наступал момент, который взрывал эту тишину – неосторожная фраза, письмо, принесенное совой одному из них, свежий номер «Пророка» с сообщением об очередном убийстве, или у Северуса начинала проявляться Темная метка, и он срывался посреди дня или ночи на зов Волдеморта. Любое такое событие вызывало целый шквал взаимных претензий, все скелеты вываливались из шкафов, Снейп и Блэк орали друг на друга и расходились, чтобы через несколько дней снова встретиться и примириться.

- Я так хотел бы жить в мире, где нет твоего хозяина, нет министерства, нет Дамблдора. Где есть только ты и я, и никто не стоит между нами, – однажды сказал Блэк, прижимая к себе Снейпа после очередного скандала и бурного примирения.

- Тебе бы тогда было неинтересно со мной, как не было интересно со всеми теми красотками, которых ты бросил. И ты бы обязательно нашел приключения на свою голову. Иначе тебе скучно.

- Ты не красотка, с тобой не скучно, – с усмешкой возразил Блэк. – А ты? Что бы делал ты, родись ты в идеальном мире? Помимо того, что женился бы на Лили Поттер?

- Эванс, – недовольно поправил Снейп и отодвинулся от Блэка. – Я бы занимался тем же самым – зельеварением, высшей магией.

- А что тебе мешало заниматься этим? Зачем было вступать в ряды Пожирателей?

- Не начинай, – предупредил Снейп, хотя обоим было ясно: новый скандал на подходе.

- Нет уж, ты мне разъясни! Получается, от жизненного идеала тебя отделяет только то, что Лили вышла замуж за нормального мужика, а не за тебя – любителя совращать парней в душевых и варить всякую отраву?

- Вам, Блэкам, легко говорить! Вы родились с серебряной ложкой во рту, а я полжизни ходил в обносках и колдовал старой палочкой своей матери! – взвился Снейп и вскочил с кровати.

- Да причем тут это?! – Блэк тоже поднялся и вперил разъяренный взгляд в любовника.

- При том, что в мире, в котором все принадлежит мажорам вроде тебя, я никому не был нужен без денег, связей и репутации. Мне даже котел купить было не на что! А сейчас я могу позволить себе ставить любые опыты. Я профессионал, а не идеалист, в отличие от тебя! – кричал Снейп, натягивая одежду.

- И ты будешь служить любому, кто даст тебе денег?!

- Да, представь себе.

- Хочешь, тогда я дам тебе денег?! – заорал Блэк. – Сколько надо заплатить, чтобы ты ушел от своего Хозяина?

- Раньше надо было предлагать! Вместо того чтобы отправлять меня на свидание к вервольфу!

- Ну, конечно, я во всем виноват! Но ведь ты же профессионал! Сколько стоят твои услуги?! Может, мне хватит, чтобы тебя купить?!

- Не хватит! – с презрением сказал Снейп, уже направляясь к выходу из спальни.

- Ну, конечно, у Малфоя денег больше!

- Вот именно! – подначил Северус, не оборачиваясь.

- А свою задницу ты тоже продаешь? Сколько Люциус за нее платит? Или это приятный бонус для богатых клиентов? – издевательски спросил Сириус.

- Заткнись, Блэк! – в ярости заорал Снейп, оборачиваясь на пороге.

- Скажи, а Реджи платит тебе за секс? Или ты все еще трахаешься с ним из любви ко мне?!

- Ты сам меня под него подложил, Блэк! – с отвращением рявкнул Снейп. – Сам умолял за ним присматривать, чтобы твой брат-слабак не попал под раздачу по собственной глупости!

- Вранье! Тебе просто нравится подставлять свой зад двум Блэкам сразу! Наверное, втайне мечтаешь групповуху устроить, да?!

- Заткнись, закрой свой рот!!! – снова заорал Снейп, вытащил свою волшебную палочку и направил ее в Блэка. Тот стоял полуголый и безоружный, тяжело дыша.

- Ну, давай, Снейп. Прекрати все это разом. Возможно, за мою смерть тебе тоже неплохо заплатят. Кузина Беллатрикс повесит мою голову над камином.

Северус посмотрел на него с яростью и обидой, развернулся на каблуках и вышел из спальни.

***
В «Кабаньей голове» было людно. Стоял холодный ветреный день, и Джеймс разливал своим друзьям горячий грог, радостный оттого, что они собрались вместе впервые со дня его свадьбы. Люпин выглядел бледным и больным – накануне было полнолуние, а Питер, напротив, был румян и как будто набрал веса. Сириус сидел молчаливый и задумчивый, что могло бы удивить друзей год назад, но сейчас стало почти нормой. Джеймс не задавал ему вопросов, но всегда пытался расположить его к откровенной беседе, которой Сириус явно избегал. Они болтали о всяких пустяках, но по взгляду Поттера Блэк понял, что у того есть новости, которыми он хочет поделиться. А Поттеру было ясно, что у Блэка не все хорошо в отношениях с его загадочным парнем и ему не стоит, во избежание скандала, задавать никаких вопросов. Сириусу было скучно обсуждать дела общих знакомых и последние матчи по квиддичу, его взгляд впервые за весь вечер оживился, когда Питер толкнул Джеймса в плечо и сказал:

- Смотри, кто там! Сопливус!

Блэк цепким взглядом выделил в толпе Снейпа, который уже его заметил и направлялся на второй этаж – туда, где над таверной была гостиница.

- Интересно, что он тут делает? – спросил Питер.

- А мне не интересно, – отозвался Джеймс и налил себе еще грога.

- Вот бы его опять повесить вниз башкой, – весело сказал Питер и посмотрел на друзей. Сириус скрипнул зубами и промолчал, Джеймс как будто совсем забыл о Снейпе, а Ремус заметил:

- Мы уже не в пятом классе, Питер.

- Давайте-ка лучше выпьем. У меня даже есть повод, – весело предложил Джеймс. - Я скоро стану отцом.
Последовали тосты и поздравления, потом разговоры опять перешли на обсуждение матчей по квиддичу, во время которого Сириус встал из-за стола и быстро направился в сторону туалета, и на пороге таверны перехватил удаляющегося Снейпа.

- С ума сошел? – прошипел тот, но Блэк накрыл его рот ладонью и втащил в уборную. Там было три кабинки, он выбрал дальнюю, толкнул туда Снейпа и запер дверь, прислушиваясь, нет ли кого по соседству.

- Ты спятил?! – повторил свой вопрос Северус, наблюдая, как Сириус достает волшебную палочку и творит оглушающие заклятия на дверь.

- Мне бы не пришлось делать это, если бы ты отвечал на мои попытки с тобой связаться, - сказал Блэк, сверля Снейпа глазами. Тот выглядел бледнее обычного и казался сильно расстроенным.

- После нашей последней встречи у меня не было желания тебя видеть.

- Прости, я наговорил лишнего.

- Твои извинения ничего не стоят, Блэк. Дай мне уйти, нас не должны видеть вместе.

- Ты же знаешь заклинание невидимости? Уйдешь под ним, никто тебя не увидит, - Блэк прижал Снейпа к двери и внимательно его рассматривал. – Что с тобой случилось? Неприятности на «работе»?

- Отстань, Блэк, мне сейчас не до тебя, - попытался отмахнуться Снейп. - Я должен идти.

- Видимо, все очень серьезно, - Блэк заглянул ему в глаза и увидел там затравленное выражение, которого раньше не замечал.

- Да, все очень серьезно, Сириус, - еле слышно сказал Снейп и как-то весь обмяк.

- Я могу что-нибудь сделать для тебя? – Блэк обхватил руками его голову и прижал к двери.

- Нет.

- Эй, Снейп, - Сириус потряс его за плечи. – Ты же знаешь, что можешь перейти на нашу сторону, я могу тебя…

- Поцелуй меня, Блэк, - перебил его Северус. В его глазах была тоска и жажда утешения.

Сириуса не пришлось уговаривать, он накрыл губами рот Снейпа, одновременно проникая рукой ему в штаны. Они продолжали целоваться, когда в туалет кто-то зашел. Северус метнул испуганный взгляд на Сириуса, а тот тихо сказал:

- Заглушающее заклятье. Нас никто не услышит.

Он снова впился губами в шею Снейпа и стал стягивать с него штаны.

- Ты спятил!

- Ты же сам этого хотел, - страстно прошептал Блэк. – Расслабься, это даже весело.

- Совсем нет.

Но Сириус рывком спустил с него брюки, встал на колени и взял в рот его член.

- Боже, Блэк, ты сумасшедший! – простонал Снейп и перестал сопротивляться. Возбуждение затуманило голову, и он подумал, что все равно ему скоро умирать, так почему бы не получить напоследок немного удовольствия? Краем сознания он выхватывал, что происходит вокруг. Вот кто-то зашел в соседнюю кабинку, спустил воду, хлопнул дверью, вышел. Потом зашел кто-то еще, дернул дверь, потом другую, послышался плеск, шум воды, снова скрип и хлопок дверью. Все это время его член был во рту у Блэка. А спустя несколько минут уже член Блэка был внутри тела Снейпа, который стоял, облокотившись на грязный сливной бачок, и тихо стонал в такт движениям своего любовника.

- Ты там уснул что ли? - спросил Джеймс, когда Блэк все-таки вернулся к своим друзьям.

- Курил на свежем воздухе, - соврал Сириус и достал сигарету из пачки.

- Ты тут такое пропустил! – воскликнул Питер.

- Что именно?

- Здесь был Дамблдор, а еще…

- Помнишь полоумную Трелони с Равенкло? – перебил Питера Джеймс и криво улыбнулся.

- Смутно.

- Ну да, ты помнишь только тех девок, с кем спал, - захихикал Петтигрю.

- Их я тем более не помню, - отмахнулся Сириус и ждал продолжения истории от Поттера.

- Она буквально пять минут назад выкатилась сюда чуть ли не кубарем. Упала с лестницы, короче. А когда все стали над ней смеяться, предсказала нам раннюю смерть.

- А… эта Трелони, - Сириус махнул рукой с зажженной сигаретой. – Помню ее. Однажды она мне напророчила, что я сяду в Азкабан.

- А ты что? – весело спросил Питер.

- Я ей тогда тоже напророчил, что она сопьется и умрет девственницей.

Друзья весело заржали, Сириус налил себе свежую порцию грога и тут же выпил. Он был доволен тем, что помирился со Снейпом, ему понравился этот спонтанный секс в туалете. Блэк не придал серьезного значения тому, что тот был сильно расстроен и даже пренебрег своими казалось бы нерушимыми принципами безопасности. Также Сириус не обратил внимания на Ремуса, который молчал весь оставшийся вечер и старался не смотреть ему в глаза.

***
- Бездарно, Снейп.

- Темный Лорд, я умоляю вас о прощении! – Северус стоял на коленях в подвале дома Лестренджей, прикрывая голову руками. Волдеморт возвышался над ним, держа в руке волшебную палочку.

- Бездарность и ничтожество, не способное выполнить ни одного поручения! – в ярости заорал он, бросив в Снейпа невербальное удушающее проклятье. Тот упал на пол, пытаясь разжать невидимые веревки, его лицо начало синеть. Темный Лорд со спокойным злорадством наблюдал его мучения, мягко обходя трясущееся в агонии тело и заглядывая в глаза, словно старался насытиться этим зрелищем.

- Что он тебе сказал?

Снейп ощутил, что заклятие исчезло, поднялся на колени и тяжело закашлялся. В глазах было темно.

- Что не возьмет меня преподавать… и знает, что я ваш верный слуга, - хрипло сказал он.

- А может, ты мне врешь, Снейп? Может, ты даже не ходил к Дамблдору? – с подозрением в голосе спросил Темный Лорд и наступил на руку Снейпа, стоящего перед ним на четвереньках.

- Повелитель, я не мог бы вас обмануть…

- Это мы сейчас увидим! Легилиментс!

В голове Снейпа как в калейдоскопе понеслись воспоминания о том вечере. Вспышками возник образ Дамблдора, с презрением глядящего на него, крик и тычки Аберфорта, темноволосая фигура в полутемном туалете и его собственные слова: «Боже, Блэк, ты сумасшедший!»

Волдеморт засмеялся холодным, презрительным смехом.

- Так вот твой маленький грязный секрет, Снейп. Вот чем ты занимаешься с этим малолеткой Блэком вместо того, чтобы исполнять мои приказы! Круцио!

Снейпа скрутило чудовищной судорогой, он выгнулся дугой на полу, казалось, каждая клетка его тела сейчас разрывалась оглушительной болью. В этот момент только одна мысль не давала ему окончательно отчаяться – его секрет раскрыт не до конца, и есть надежда, что и не будет. Надо только дать то, что отвлечет Темного Лорда от дальнейших допросов.

Когда тот вдоволь наигрался пытками, он сказал, отвернувшись от Снейпа:

- Вы оба бесполезны. И я избавлюсь от вас.

- Повелитель, Блэк помог отвлечь трактирщика, и я узнал нечто важное!

И Снейп рассказал все, что услышал под дверью гостиничного номера «Кабаньей головы» во время собеседования на вакансию преподавателя прорицаний в Хогвартсе. И даже когда Темный Лорд снова применил легилименцию, Снейп смог показать ему ровно то, что было нужно. Волдеморта уже не интересовали грязные сцены из жизни нерадивого слуги. Его волновало предсказание о нем самом и о том, кто родится на исходе второго месяца лета, чтобы свергнуть его.

***
- Надо завязывать с этим, Реджи, - слабым голосом сказал Снейп, глядя, как Блэк блюет, скорчившись на полу своей спальни. - Сколько раз ты уже принял?

Регулус не ответил, и, когда приступ тошноты прошел, щелкнул пальцами. Появился Кричер и убрал за ним. Домовик Блэков сокрушенно посмотрел на хозяина, подал трясущимися руками полотенце и стакан воды.

Снейп отвернулся и взглянул на огонь в камине. Он сидел на полу, голый и потный, плохо соображая, который сейчас час и сколько времени прошло с момента, как он ввалился в камин Регулуса с карманами, полными флаконов с зельем утешения. Сейчас пустые склянки, небрежно брошенные на пол, исчезли стараниями домовика.

После того, как он еле унес ноги из подвала Лестренджей, Снейп едва сумел аппарировать домой. Его встретил настойчивый стук в стекло – сова младшего Блэка ждала, чтобы отдать письмо. «Приходи и зелье захвати. Р.А.Б.» В другое время Снейп бы возмутился такой фамильярности, совсем не свойственной Регулусу. Но именно в этот день, после пыток Темного Лорда, пережитой боли и унижения, ему очень хотелось найти успокоение. Не то чтобы он не мог принять зелье, залечить свои раны у себя дома один или так жаждал видеть Реджи. Просто Снейп опасался мыслей, которые рано или поздно посетят его в одиночестве. О том, как презрительно говорил с ним Дамблдор, как он глупо попался с воспоминанием о Блэке, как выдал подслушанное пророчество, которое первоначально хотел сохранять в тайне. Ну и вишенкой на торте – воспоминание о пытках на каменном полу подвала дома Лестренджей, хозяйка которого, разумеется, подслушивала. Снейп понял это по злорадной ухмылке Беллатрикс, встретив ее у входной двери, когда чуть ли не на карачках полз с места своей экзекуции.

Снейп с детства привык, что вызывает у окружающих не слишком приятные чувства, поэтому к двадцати годам научился спокойно сносить презрение, неприязнь и даже ненависть по отношению к себе. То, что другого бы раздавило, его делало даже сильнее. Так ему самому казалось. Только с одним чувством Снейп не умел справляться – это унижение. Ситуации, в которых он чувствовал себя униженным, Северус никогда не мог забыть, они как язвы всегда оставались свежи и вспоминались первыми в моменты слабости. А уж если появлялась какая-то новая унизительная ситуация, то все они разом представали перед мысленным взором Снейпа и занимали все его внутреннее пространство. В такие минуты он не мог ни о чем думать, кроме как о том, до чего же он жалок. Все это рано или поздно доводило Северуса до депрессии, когда он по целым дням мог не выходить из дома и пренебрегать элементарными правилами гигиены – отказывался мыть голову, ходить в душ и менять одежду. Такие моменты случались довольно часто в подростковые годы, когда он был на каникулах в родительском доме, поэтому он не любил уезжать из Хогвартса. Школьные будни все-таки не давали ему скатиться на самое дно депрессии, когда он даже с кровати весь день не вставал. Но слава грязнули прилипла к Снейпу именно после тех периодов меланхолии, которые заставали его в разгар учебного года. И хотя унижений в школе было больше, чем дома, в Хогвартсе он был занят делом, мог колдовать и варить зелья, и это отвлекало. Наблюдая за собой, Снейп понял, что одиночество, которое он всегда любил, не помогает ему в борьбе с неприятными чувствами, а напротив, дает повод чаще расчесывать свои душевные раны. Поэтому к старшим курсам школы он выработал у себя привычку общаться с людьми, даже если они были ему неприятны. Он нашел себе компанию слизеринцев, которая всем составом потом вступила в ряды Пожирателей смерти.

Работа и общение – вот два рецепта, которые помогали Северусу удерживать себя на плаву и в школе, и сейчас. А первые симптомы начинающейся депрессии он лечит зельем утешения, которое стало для него спасением, пусть временным, от неприятных мыслей и дурных воспоминаний. Именно поэтому он еще с третьего курса постоянно ставил эксперименты по его усовершенствованию. И к двадцати годам у Снейпа было несколько рабочих формул этого снадобья на все случаи жизни – для быстрого успокоения, в качестве снотворного, для приятной сексуальной разрядки. Был и вариант для многочасового погружения в эйфорию с впадением в трансовые состояния. По сути – чистый наркотик. Его он употреблял всего несколько раз, скорее из научного интереса, потому что потеря контроля над разумом его пугала. Но у Снейпа были постоянные клиенты, которые покупали именно этот состав. Собственно, свои первые деньги он заработал именно на этом зелье, когда ради эксперимента дал попробовать его старшекурсникам на вечеринке в честь окончания школы. С тех пор он получил репутацию того, кто может исполнить любой каприз, если его можно упаковать в формулу зелья.

И вчера, после целого дня унижений и короткой разрядки в туалете с Блэком, которая обернулась еще большими неприятностями, Снейп знал, что ему нельзя сейчас оставаться одному. И что легким вариантом снотворного он не отделается. Поэтому он нагрузил карманы свои любимым составом зелья утешения и отправился на площадь Гриммо, 12, где его уже несколько часов ждал злой и нервный Регулус. Снейп молча протянул ему флакон, а второй опрокинул в себя и сразу начал раздеваться. Блэк заметил свежие синяки на его шее и исцарапанное лицо, но ему было достаточно и своих душевных мук, поэтому он последовал примеру Северуса.
То, что произошло дальше, они оба почти не помнили. Это был какой-то бесконечный марафон эйфории, секса, короткого сна и неприятного отрезвления, которое тут же прерывалось новой порцией зелья.

Снейп постепенно возвращался к реальности, и первое, что он почувствовал – это боль в самых разных частях тела. Болели стертые о ковер колени, раскалывалась голова, ныл пустой желудок. Снейп ощупал свою шею и ощутил там болезненные синяки, во рту был противный привкус лекарств. Он перевел взгляд на свой член, тот был в засохшей сперме и крови. Северус с трудом поднялся и понял, что больше всего у него болит все-таки задница.

- Блядь, - выругался Снейп и посмотрел на Регулуса, который сейчас лежал на кровати в позе трупа. – Я в душ.

Блэк вяло махнул рукой. Снейп прошел в ванную, залез туда, сел и включил воду. Помимо физической боли он практически ничего не чувствовал. Безразличие – вот что в итоге оставалось после приема Solacium afferre, чье название обещало принести утешение. И чем чаще его употреблять, во всех вариациях, тем дольше длится это тупое бесчувственное состояние. Но это лучше, чем впадать в депрессию, считал Снейп. Когда ты ничего не чувствуешь, ты не можешь совершить ошибку, которую наверняка совершишь под воздействием обиды, ревности или желания отомстить.

Он вышел из ванной, Блэк лежал в той же позе с открытыми глазами.

- Надо поесть, Реджи. Прикажи своему домовику принести нам еды.

Регулус неохотно позвал Кричера, через минуту на столике у кровати стояло блюдо с холодным мясом, сыром и хлебом, самоподогревающийся кофейник и две чашки. В это время Снейп стоял у большого зеркала и колдовал над своими ранами. Ему удалось избавиться почти ото всех следов вчерашней ночи, кроме синяков на шее. Темный Лорд был все-таки очень сильным волшебником, и раны, нанесенные его рукой, не поддавались волшебному целительству.

- Ты как? – спросил Снейп, поймав в зеркале взгляд Регулуса. Тот поднялся и налил себе кофе.

- Нормально. Что вчера было?

- Я боюсь, это было позавчера, - с досадой отозвался Северус, сел в кресло и положил себе в рот кусок холодного мяса. У него не было аппетита, но он знал, что не ел два дня и ему нужны силы. – Тебе бы тоже не мешало подлечиться, Реджи.

- Где ты был? – отмахнулся тот. - Я отправил два письма, прежде чем ты пришел.

- Где я только не был, Реджи, - неопределенно ответил Снейп. Он не хотел посвящать Блэка в череду своих неудач.

- Это сделал с тобой… он? – Регулус кивнул на синюшные пятна на шее Северуса и внимательно посмотрел ему в глаза.

- Да.

Повисла долгая пауза. Блэк медленно пил кофе, глядя в огонь камина.

- Реджи, он знает о нас…

- Что?! – Блэк повернул голову и снова вперил взгляд в Снейпа. Будь он в нормальном состоянии, а не в суточном марафоне с приемом веселящих зелий и секса, Северус бы ожидал от него более яркой реакции.

- Он увидел это в моих воспоминаниях. Прости, я не хотел этого.

- Да плевать вообще, - отозвался Блэк и снова уставился в огонь.

- Ты должен в ближайшее время как-то доказать свою преданность ему.

- Обойдется, - Регулус махнул рукой.

- Я серьезно, Темный Лорд сейчас очень зол…

- Он всегда зол, Северус, он же псих.

- Вот такие мысли от него лучше прятать. Ты же помнишь наши занятия окклюменцией?

- Что-то тебе они не очень помогли, - отозвался Регулус с кривой улыбкой.

Северус тяжело вздохнул и тоже налил себе кофе. На секунду он вновь вспомнил тот ужас, когда Темный Лорд залез в его голову.

- Я не был готов тогда… да, я дал маху. Но, если тебе есть что скрывать, Реджи…

- А смысл? - Блэк вперил в Снейпа взгляд своих завалившихся покрасневших глаз. – Я не смогу скрывать вечно то, что больше не верю в него. Видишь, я говорю это тебе открыто. Можешь донести Темному Лорду прямо сейчас.

- Смысл в том, чтобы выжить, Реджи.

- Это тебя волнует, Снейп?! Твое личное выживание? – презрительно спросил Регулус, - А что дальше? Он проживет еще сотни лет, а мы с тобой пойдем в расход, как…

- Скоро появится тот, кто его победит, - перебил Снейп.

- С чего ты решил?

- Я слышал пророчество.

- Расскажи! – Блэк мгновенно оживился, подскочил и уставился на Снейпа.

- Не буду. Я и так тебе сказал больше, чем надо. Если Темный Лорд залезет тебе в голову…

- Да, ты прав, - Блэк отвернулся от Снейпа и стал лихорадочно соображать. – Ты уверен, что это было настоящее пророчество, а не бредни шарлатана?

- Я абсолютно уверен, Реджи, - твердо сказал Северус. Он понял, что может подцепить Блэка на этот крючок и не дать ему совершить глупости. – Надо просто дожить до того момента, когда явится тот, кто победит Темного Лорда. Поэтому я прошу тебя, не делай глупости и не нарывайся. Иначе все бессмысленно…

Снейп вспомнил, что выдал пророчество Волдеморту в том числе потому, что хотел отвести его гнев от младшего Блэка. И сейчас он все больше уверялся, что это было глупое решение: Регулус сам готов подставиться под смертельное заклятье.

- Ты в министерство-то ходишь? – спросил Снейп, видя, что Блэк замкнулся и о чем-то сосредоточенно думает.

- Два дня не ходил, - машинально ответил тот.

- Прекращай это, Реджи, - серьезно сказал Северус. – Ты должен быть полезен. Или хотя бы так выглядеть.

- Да, ты прав.

- Докажи свою преданность Темному Лорду, иначе он пустит тебя в расход, - мрачно сказал Снейп, встал и начал одеваться.

- Он в любом случае пустит нас в расход, Северус, - спокойно ответил Блэк. – Ты сварил ему зелье, я дал своего домовика. Он хочет избавиться от свидетелей.

- О чем ты вообще? – нахмурился Снейп и подошел к нему ближе.

- Не важно. Ты прав в одном – пора выйти на работу. Сейчас шесть утра. И мне надо успеть привести себя в порядок.

- Хорошо, я пойду, - Снейп неуверенно посмотрел на Блэка. Тот словно принял какое-то решение.

- Да, до встречи, - бросил Регулус и скрылся в ванной, оставляя у Снейпа чувство, что его использовали и выгнали из дома, как мальчика по вызову или наркокурьера.

========== Этот дом давно пора спалить ==========

Было жарко с самого утра, и все окна в спальне Блэка были открыты настежь. Ветер трепал занавески, с улицы доносились голоса птиц и стрекот насекомых. Сириус лежал голый на кровати и курил сигарету.

- Ты однажды спалишь этот дом, Блэк, - сказал лежащий рядом Снейп, когда столбик пепла упал на подушку.

- Возможно, этот дом давно пора спалить. Мой дядя Альфард был, конечно, лучшим из нас, но в целом меня тошнит от всего, что связано с Блэками. Если бы не ты, я бы давно перебрался отсюда в какую-нибудь мансарду в Сохо.

- Вас, богатых, не поймешь, - отозвался Снейп. – А это что? Тоже прижег себе сигаретой?

Северус положил палец в красноватую выемку на плече Блэка, которую раньше не видел.

- А это тебе лучше знать, Снейп.

- Что ты имеешь в виду? – тот поднял бровь и внимательно на него посмотрел. – Ты участвовал в той бойне у дома Боунсов?

- А ты нет? – Блэк скрипнул зубами и затушил сигарету. Он почувствовал, что Снейп опять роется у него в сознании.

- Я не хожу в рейды, ты же знаешь, - с досадой ответил Снейп и закрыл лицо руками. – Сириус, я прошу, не участвуй в этих глупых стычках, тебя там убьют.

- Предлагаешь отсиживаться за котлами, как ты?

- Когда ваш Орден туда приходит, там уже все мертвы, а Пожиратели Смерти того и ждут, чтобы вы там появились. Если бы вы с такой регулярностью не пытались их переловить, они бы не устраивали столько показательных убийств, - мрачно сказал Снейп, не отрывая рук от лица. - Это все не имеет смысла, Блэк.

- А что имеет смысл? Просто так ходить на похороны каждую неделю?! – взвился Сириус. – Вы же оба с Реджи давно понимаете, что к чему! Почему же вы такие трусы и продолжаете служить этому убийце?!

- Не ори на меня, пожалуйста, Сириус. Я устал от этих разговоров, - отмахнулся Снейп, лег, подогнул ноги под себя и отвернулся от Блэка.

- Эй, Снейп, мне как-то спокойнее, когда ты вопишь на меня… чем вот так лежать, - с тревогой сказал Блэк и притянул любовника к себе. Северус перекатился на спину и посмотрел ему в глаза.

- Это должно когда-то кончиться, война не может быть вечной, - устало сказал тот.

- Мы пытаемся приблизить ее конец и уменьшить число жертв.

- А по-моему, ты просто любишь так развлекаться, Блэк. Признай, что для тебя это удовольствие – драться в магической дуэли. В этом отношении вы очень схожи с твоей кузиной Беллатрикс.

- Не равняй меня с этой сумасшедшей! – с отвращением возразил Сириус. – Лучше скажи, что с тобой происходит.

- Я просто устал от всего этого, - отмахнулся Снейп, хотя прекрасно знал основную причину своего вялого состояния. За последние месяцы они с Регулусом крепко пристрастились к зелью утешения, подавляя их общее разочарование, стыд и страх. Все их отношения теперь сводились к этим многочасовым загулам, когда они практически не разговаривали и только заливали в себя все новые порции отравы. И если Северус еще мог продержаться без зелья несколько дней, то младший Блэк требовал присылать его ежедневно. Снейп раньше никогда не пил это средство так часто, как сейчас. И теперь понимал, что последствия его постоянного употребления он недооценивал. Бесчувственность, которая возникала после того, как проходил эффект приема, сменялась еще более длительной апатией. И это состояние снова заставляло принимать зелье. Он с тоской осознавал, что загнал в угол не только себя, но и Регулуса. Слабым утешением для него служило только то, что Блэк под действием наркотика не делал глупостей: ходил в министерство и на собрания Пожирателей Смерти, где всегда молчал, глядя в одну точку.

У Северуса была еще одна причина для беспокойства – недавно он видел в Косом переулке Лили с выпирающим вперед животом. А рядом стоял гордый будущий отец. Снейп еле удержался, чтобы не послать в него проклятие. Лишь придя домой, он с ужасом понял, что их ребенок вполне может быть тем, о ком говорилось в пророчестве.
Это его настолько потрясло, что он рванул к Блэку и потребовал от него ответа, когда Лили собирается рожать. «Ты так спрашиваешь, словно можешь быть причастным к этому ребенку», - криво усмехнувшись, сказал Сириус, чем вызвал очередной скандал с хлопаньем дверьми и взаимными оскорблениями. После чего Снейп отправился в дом на Гриммо, где его встретил бледный похудевший Регулус, уже готовый к новому сексуально-наркотическому марафону.

Понимание того, что он совсем утратил контроль над своей жизнью, заставляло Снейпа еще крепче ненавидеть и жалеть себя. Он словно попал в паутину, где каждое движение лишь больше запутывает и приближает ужасный конец. Он не чувствовал в себе сил разрубить эти узы. Единственным просветом теперь были отношения с Сириусом. Только с ним он ощущал себя по-настоящему живым. Рядом с ним, пусть ненадолго, Северус не чувствовал себя мерзавцем. Поэтому он бы не отказался от этих отношений, даже понимая, что рискует жизнью. Каждый раз после свидания с Сириусом Снейп тщательно прятал воспоминания об их любви, переплетая с моментами пьяных оргий с его братом, которые ему было не стыдно показывать Волдеморту. Тот регулярно теперь лез в голову ко всем подчиненным. Северус прятал воспоминания о Сириусее, как бриллианты среди золы и пепла, в надежде, что в этой грязи их никто не станет искать.

- Вчера я выгонял богарта из столовой, - после долгой паузы сказал Сириус, лежа рядом со Снейпом. – Я видел тебя.

- Неужели я так пугающе некрасив? – с кривой ухмылкой спросил Снейп.

- Ты был в маске Пожирателя смерти. Больше всего я боюсь, что однажды убью тебя, и даже не узнаю об этом.

- Возможно, это будет не самый плохой конец для меня.

- Ты не прав, Сев, - Сириус навис над ним и заглянул в глаза. – Ты этого не заслужил.

- Откуда ты знаешь? – мрачно отозвался Снейп, вспомнив, что Темный Лорд уже начал охоту за младенцем, которому предсказано победить его. - А если я сделал что-то настолько ужасное…

- Я знаю, что ты вовсе не такое дерьмо, каким себя считаешь, - жестко прервал его Сириус. – В это сложно поверить, но ты хороший человек, Северус. И заслуживаешь любви и уважения. Если бы ты еще в школе не связался с отбросами вроде Пожирателей Смерти, то и другие нормальные люди это давно бы разглядели. Ты терпишь меня почти год, что делает тебя практически ангелом.

- Ты тоже меня терпишь, Блэк. Хотя, очевидно, тебе просто нравится мой член и задница, - попытался отшутиться Снейп и отвел взгляд.

- Твой член, конечно, весомый аргумент, - усмехнулся Блэк, привлек Снейпа к себе и заставил вновь поймать его взгляд. – Но мой член мне все-таки ближе. И, если бы дело было только в сексе… уж поверь, я нашел бы, в кого им потыкать без необходимости все скрывать и быть третьим лишним. Я люблю тебя, Сев. А значит, ты не можешь быть настолько плохим человеком, чтобы не заслужить прощения и второго шанса.

Блэк поцеловал Снейпа, и тот сразу подался к нему, пытаясь ухватиться за чувство надежды и безусловной любви, которые несли его слова. И это был самый нежный секс за все время их отношений.

Потом они лежали молча в постели, слушая звуки начинающегося дождя. Крупные капли барабанили по крыше, вдруг резкий порыв ветра поднял ворох бумаг со стола у окна, и по комнате полетели номера "Ежедневного пророка" и письма. Блэк встал, поднял свою волшебную палочку, чтобы убрать беспорядок, и поймал на лету одно из писем.

- Черт, я совсем забыл! - с досадой сказал он. – Который час?

Он бросил взгляд на часы и передумал убирать бумаги с пола.

- Сев, прости, я обещал Реджи быть сегодня в Женеве, собственно десять минут назад должен был прибыть.

- Зачем?

- А, так, семейное дело, - недовольно отмахнулся Сириус и быстро пошел в душ.

Снейп тоже стал одеваться, с любопытством глядя на бумаги, разбросанные на полу. Он увидел вчерашний номер «Пророка» с фотографией убитых Боунсов, брошенное на пол письмо от Регулуса, где тот просто написал дату, место и время встречи. Значит, братья все-таки общаются, хотя оба скрывают это от него, отметил про себя Северус. Ещё одно письмо было от Джеймса Поттера. На нем не было имени, но в авторстве сомневаться не приходилось. Снейп взял его в руки и прочитал:

«Привет, Бродяга! Вот я и стал отцом. Каково это, не спрашивай. Приезжай в пятницу к полудню на крестины. А иначе крестным малыша Гарри станет Питер. Лили шлёт тебе привет.
Сохатый».

Северус много раз перечитывал эти строчки и лихорадочно размышлял. На календаре было третье августа, а в пророчестве говорилось о конце июля. Он сейчас молился всем богам, чтобы малыш Гарри родился именно в августе.

- Читать чужие письма нехорошо, - недовольно, но без злобы сказал Блэк, вернувшийся в спальню. Он подошел к шкафу и вытащил оттуда первую попавшуюся мантию.

- Когда Лили родила ребенка? – спросил Снейп, все еще не отрывая взгляда от письма.

- Вчера или позавчера. Не помню, - ответил Сириус, обуваясь и явно думая о чем-то другом.

- Ты уверен? – Снейп подошел и требовательно на него посмотрел.

- Это не твой ребенок, Северус, - устало отозвался Блэк. – Отдай мое письмо и успокойся, наконец. У тебя паранойя или мания какая-то по поводу Лили, попей, что ли, своих успокоительных микстур.

- А ты не указывай мне, что пить! – внезапно заорал Снейп. – Просто ответь на вопрос, когда родился этот чертов ребенок?!

- Прости, мне некогда сейчас обсуждать твои заскоки, увидимся, - отмахнулся Блэк, чмокнул его в нос и исчез в каминном пламени.

***
Из дневника Регулуса Блэка
Совершенно очевидно, что чем больше я тяну, тем меньше у меня решимости и сил на задуманное. В последнее время я постоянно чувствую себя слабым и равнодушным ко всему. И я знаю почему. Все произошедшее выбило у меня почву из-под ног, и я никак не могу найти новой цели, чтобы жить дальше. Вернее, цель есть, но она толкает меня не к тому, чтобы жить, а ведет прямиком к верной гибели. И с течением времени становится все очевиднее, что это именно то, что уготовано мне судьбой.

Есть что-то роковое во всей этой цепочке событий. В мои руки одно за другим попали ее звенья – книга по темным искусствам, сведения от К. и С. и мои собственные наблюдения. Змеиные повадки и вспышки безумия Темного Лорда не оставляют сомнений. Все это вместе складывается в единую картину. И она есть только у меня, значит, именно я должен избавить мир от этой мерзости. Последнее звено указывает прямо на меня – в том проклятом месте есть инферналы. Именно их я видел большую часть своего раннего детства во сне. Это не может быть совпадением.

На днях я завершу все дела. Наша семья будет подготовлена к моему исчезновению. Остается надеяться на то, что мой брат будет достаточно благоразумен, чтобы не пустить все мои усилия книззлу под хвост. В любом случае, я сделал все, чтобы у него было больше поводов вернуться домой.

И все-таки я оставлю себе один шанс на спасение. Если зелье утешения сработает как противоядие, я смогу вернуться. Надеюсь, мое пристрастие к нему не сыграет со мной злую шутку. Впрочем, здесь я положусь на судьбу.

***
В Женеве его встретил ветер и моросящий дождь. Сириус поднял капюшон мантии и огляделся. Трактир, из камина которого он вышел, находился неподалеку от магического банка, где у него была назначена встреча. Но Блэк не был в континентальной Европе уже несколько лет, и потому плохо помнил, куда идти. Перекресток, где стоял Блэк, сейчас расходился лучами узких улиц в разные стороны, на домах были французские надписи. Он попытался спросить дорогу у прохожего, но пожилой волшебник в остроконечной шляпе лишь презрительно посмотрел на него и прошел мимо. Сириус вспомнил, что во всех франкоговорящих странах англичан не любили и делали вид, что не понимают их языка. Поэтому неудивительно, что даже во время магической войны волшебники неохотно переезжали на континент, до последнего желая отсидеться в своих домах.

Сириус огляделся. В Швейцарии вообще не ощущалось, что где-то рядом идет война. В лондонском Косом переулке половина лавок уже закрылась, а тут в волшебном квартале Женевы было людно, народ ходил степенный и довольный жизнью, с кульками, набитыми покупками. Блэк прошел через толпу в одном направлении, понял, что идет не туда, свернул в другой проулок и наконец увидел здание Швейцарского магического банка.
Там его встретил клерк и на очень плохом английском поинтересовался, что ему нужно. Сириус ответил, и его проводили в кабинет какого-то старого гоблина, который тут же указал Блэку на опоздание и велел прийти в понедельник. Все это время он говорил по-французски, а клерк перевел разговор на английский. Сириус ненавидел все, что было связано с бумажной волокитой, и сразу вспыхнул.

- Мне плевать, как вы это сделаете, я просто хочу подписать эти чертовы бумаги, чтобы мой брат получил деньги, ясно?! – орал он, еще сильнее распалясь от ледяного спокойствия гоблина. Но его крики привлекли внимание других служащих и охраны. Сириуса это не остановило, и он вновь потребовал сделать все прямо сейчас, иначе он разнесет тут все к чертовой матери. В итоге в головах швейцарцев созрела мысль, что затягивать отношения с таким неприятным клиентом не стоит, и поэтому гоблин согласился-таки принять его через два часа. Блэк выругался и хлопнул дверью.

Выйдя на улицу, Сириус обнаружил, что дождь закончился, прошел в сквер недалеко от банка и плюхнулся на сырую скамейку. Он был так зол, что даже не захотел высушить ее заклинанием. Достал из кармана сигареты и закурил. Мимо него проходили праздно шатающиеся люди – семейки с детьми, школьники, спешащие купить учебники к новому учебному году, игроки в квиддич, выходящие с новенькими метлами из магазина с броским названием «Швейцария – чемпион». Пару раз Сириус поймал на себе заинтересованные взгляды парней, женские взгляды он уже давно перестал замечать. На соседнюю скамейку сели двое мужчин среднего возраста, и по тому, как они разговаривали друг с другом, Блэк понял, что они в длительных любовных отношениях. Он смотрел с интересом, как один что-то убежденно доказывал другому на французском, а тот накрывал ладонью руку партнера, пытаясь его урезонить. В итоге они заметили взгляд Сириуса, и тот приветливо им улыбнулся. Едва ли не впервые в жизни он почувствовал зависть к незнакомым людям. Он представил себя и Снейпа в роли такой вот стареющей вместе парочки, и эта мысль не была ему противна, напротив, как-то примиряла с неизбежным наступлением зрелости. Если раньше Сириус не мыслил себя с кем-то в браке и мечтал погибнуть молодым, совершая подвиги, овеянный славой, то теперь эта идея показалась ему по-детски глупой. Впервые он подумал, что прожить долго и счастливо с любимым человеком – не такой уж плохой план на жизнь.

Он так глубоко увяз в своих мыслях, что не сразу заметил, как на скамейку рядом с ним присел Регулус.

- Хотел убедиться, что все в порядке, - сказал тот, пропуская приветствия и не глядя на брата.

Сириус оглядел его и ощутил исходящий от него странный запах.

- Эти швейцарцы заставили меня ждать еще два часа, - недовольно сказал он. – Минут двадцать осталось.

- Странно, обычно они точны, как швейцарские часы. Может, ты сам опоздал, как обычно?

- Ага, - легко согласился Сириус и снова закурил. Регулус отодвинулся от него подальше. – Паршиво выглядишь.

- Зато ты выглядишь весьма довольным. Нашел себе невесту?

- Что-то вроде того, - с усмешкой ответил Сириус и не смог удержаться от вопроса. – А как твои отношения со Снейпом?

- У меня нет с ним отношений. Я просто иногда его трахаю.

Старший Блэк поморщился. Его больно резанула эта фраза. Он посмотрел на брата, тот кутался в мантию, словно его бил озноб. Обкусанные губы были сжаты в нитку, вокруг глаз залегли глубокие тени.

- Раньше ты никогда не был таким грубым, Реджи.

- Раньше я никогда не распродавал семейное имущество, чтобы расплатиться с долгами, - с горечью ответил Регулус, все так же не глядя на него. – Странно, что ты так спокойно к этому относишься.

- Да я рад избавиться от всего, что связано с нашей семейкой. Мне этот дом в Швейцарии никогда не был нужен.

- Это было подарком для нас с тобой от бабушки и дедушки, - печально возразил Регулус. – Ты научишься ценить семейное имущество, когда останешься без всего.

- Вряд ли. Пойдем, я отпишу на тебя свою часть наследства за этот каменный склеп в горах, - сказал Блэк, встал и приобнял брата.

После долгих проволочек и оформления бумаг Сириус вышел из здания банка, изрядно обедневший.

- Ты сейчас куда? Может, выпьем… что здесь пьют в Швейцарии? – предложил он брату, оглядываясь на ближайшие заведения.

- Нет, мне надо успеть в Лондон до закрытия Гринготтса, - ответил Регулус и уже собирался аппарировать, когда старший Блэк схватил его за руку.

- Реджи, я в последний раз прошу тебя – уходи оттуда, - ему не надо было уточнять, откуда. Регулус прекрасно понял, о чем идет речь. – Я сделаю все, чтобы тебя спасти. Я твой брат и умру за тебя.

- Нет, Сириус. Я уже принял решение. А ты должен жить за меня, а не умирать, - тихо сказал Регулус, вырвал свою руку и растаял в воздухе.

Сириус печально постоял на месте, сунул в рот сигарету и направился домой. Первое, что он увидел - уже гаснущую Темную метку на фоне столба черного дыма на месте своего дома. Блэк на минуту застыл, словно не мог поверить в происходящее. Сигарета выпала изо рта. И тут на него налетел Люпин.

- Сириус, ты жив, слава богу!

Следом подбежал Джеймс и стремительно его обнял. Блэк почти не реагировал, как завороженный он глядел на змею, выползающую изо рта призрачного черепа.

- Где ты был?!

- В Швейцарии, - машинально ответил Сириус, не сводя глаз с Темной метки. – Там… кто-то был?

Он указал на горящие руины дома. Столб пламени поднимался вертикально вверх, словно поддуваемый откуда-то изнутри.

- Они убили твоего домового эльфа, - печально сказал Люпин, его лицо и руки были в копоти.

- А больше никого? – Блэк с тревогой посмотрел на друзей. Он увидел, что Грозный глаз и Артур Уизли пытаются тушить пожар.

- Здесь были братья Лестренжи и Беллатрикс, - сказал Джеймс, у него была рассечена губа, а волосы опалены огнем. – Они пришли даже без масок. Когда поняли, что у нас перевес, сбежали. Питеру сильно досталось.

- А больше никто не пострадал?

- Нет.

- А в дом вы заходили? Там никого не осталось? – с ужасом спросил Блэк и бросился на пожарище. Грюм, увидев несущегося на него Сириуса, преградил ему дорогу.

- Там уже нечего спасать, Блэк.

- А если там есть кто-то живой?!

- Нет там никого, Сириус, - Джеймс и схватил его за руку. – Даже если кто-то был, никто не выжил. Они использовали Адское пламя. Нам еле удалось сдержать огонь.

Блэк попытался вырваться, его снова остановили. Он с ужасом наблюдал, как пламя доедает второй этаж дома, крыши на нем давно не было. От его спальни не осталось ничего. Садовая мебель, которую они со Снейпом вытащили вчера из дома, чтобы выпить на свежем воздухе, обгорела до неузнаваемости. Все магические растения, высаженные вдоль стен, стали золой. Еще вчера Снейп собирал здесь какие-то ингредиенты для своих зелий и говорил, что осталась буквально неделя до начала цветения визгоперок. Дальше Блэк не пошел, от огня исходил сильный жар, и пламя ревело, не желая гаснуть, несмотря на усилия волшебников.

- Мне жаль твоего дома, Сириус, - сочувственно сказал Джеймс, все еще держась рядом с ним словно в ожидании, что тот снова полезет в огонь.

- А мне нет, - деревянным голосом сказал Блэк, отошел на пару шагов и аппарировал.

Он появился на лестничном пролете и, не удержавшись, прокатился вниз несколько ступенек. Блэк не был здесь слишком давно, чтобы помнить, где точно нужно появляться. Поднявшись и прихрамывая, он устремился к квартире на третьем этаже. Остановился рядом с дверью, но постучать решился не сразу. А потом забарабанил что есть силы.

Спустя мгновение дверь открылась, и его встретил Снейп, одетый в домашнюю мантию. Выражение лица Блэка в одно мгновение сменилось от радости и облегчения до гнева и ненависти.

- Как ты мог, Снейп?! – заорал Блэк и пинком захлопнул дверь за собой, наступая на хозяина квартиры.

- Мог что? И какого дементора ты врываешься ко мне в дом? Мы же договорились! – также разгневанно закричал Снейп и, пятясь назад, вытащил свою волшебную палочку.

- Как ты мог так поступить?!

Снейп молчал и напряженно соображал, какой конкретно его проступок мог заслужить такую реакцию.

- Я доверял тебе, а ты навел Пожирателей на мой дом! – выкрикнул Сириус и внезапно почувствовал, что в глазах у него стоят злые слезы.

- Что?! О чем ты говоришь? – потрясенно спросил Снейп и опустил свою волшебную палочку.

- А ты, оказывается, отличный актер, Северус, - с горечью сказал Блэк.

- Что произошло, Блэк? - мрачно спросил Снейп и, не долго церемонясь, заглянул в его разум. Там он увидел пылающий коттедж и Темную метку над ним. Он прикрыл глаза и медленно осел на приборный стол. – О, Мерлин…

- Жаль, что я не могу заглянуть тебе в голову так же, как это делаешь ты.

- Как ты мог подумать, что это я? – сиплым от потрясения голосом спросил Северус.

- А кто еще мог навести Беллатрикс на мой дом? Портключ есть только у тебя.

- Он до сих пор при мне, Блэк, - Снейп протянул ему свою правую руку, на безымянном пальце которой тускло блеснуло медное кольцо. – Я ушел сразу вслед за тобой. А ты наверняка не закрыл камин. Значит, туда мог проникнуть кто угодно.

- Но откуда они знали, куда идти? Что это мой дом?! – закричал Блэк.

- Я не знаю. Кто бывал в твоем доме? Кто знал его местонахождение? Как ты его вообще защищал, какие чары ставил? Тебе лучше знать, - мрачно сказал Северус и уставился на Сириуса. – Но как ты мог решить, что это сделал я? Только сегодня утром ты говорил, что я не так уж плох, а теперь обвиняешь меня…

- Я испугался, думал, ты там остался и убит, - Блэк двинулся на Снейпа и навис над ним, пытаясь прочесть в его глазах ответ на свои сомнения. - А ты сидишь здесь, как ни в чем не бывало.

- Ты бы хотел, чтобы я остался там? Тебе было бы легче поверить мне, если бы мой обгорелый труп лежал в развалинах твоего дома?

- Что ты такое говоришь?! – с ужасом сказал Блэк и порывисто обнял Снейпа, но тот оттолкнул его.

- Тогда почему первое, что пришло тебе в голову, – мое предательство?

- Я просто… просто не знаю, что думать.

- А что тут думать, Сириус? Мы на войне. Ты много раз давал бой Пожирателям смерти. И они тебе отомстили.

- И ты не знал об их планах? – спросил Блэк, снова взглядывая в глаза Снейпу.

- Ты думаешь, у них вообще есть четкие планы? – усмехнулся тот и закрыл лицо руками. – Если там была Беллатрикс, это вполне могла быть спонтанная вылазка. Она же твоя кузина и могла знать, где ты живешь.

- Это вряд ли. Иначе она бы давно туда заявилась, - с сомнением сказал Сириус и сел рядом с Северусом на приборный стол. В любой другой день Снейп бы проклял его за такую вольность.

- И ты посчитал, что я мог навести ее на твой дом. Вот как ты обо мне думаешь, Сириус, - горько сказал тот. - Я, может, и мерзавец, но не идиот. Ты всерьез считаешь, что я бы открыл ей портал в дом, набитый портретами ее родственников, каждый из которых знает, как выглядит моя задница?

- Прости меня, Северус, - Блэк встал и крепко обнял Снейпа. – Я очень за тебя испугался. Я был зол…

- А ведь я почти поверил тебе, Сириус, - безучастно перебил тот. - Поверил, что я не просто грязный Сопливус со Слизерина…

- Сев, прости меня, я был идиотом, - Блэк стал покрывать поцелуями лицо Снейпа. – Ты гораздо, гораздо лучше… Хочешь, я напишу Дамблдору? Хочешь, я поручусь за тебя?

- Я хочу… Сириус, я хочу, - еле слышно выдохнул Снейп и прижался к Блэку всем телом. – Я больше не могу оставаться среди тех, кто пришел тебя убить.

- Северус, слава Мерлину, - с абсолютно счастливой улыбкой воскликнул Сириус и жадно его поцеловал.

Снейп развёл ноги и обхватил ими Блэка, притягивая к себе. Тот быстро освободил любовника от мантии, пока Снейп расстегивал на нём штаны. Они страстно целовались, словно расстались не утром, а как минимум в прошлом году. Блэка наполнял восторг от того, что он, наконец, перетащил Снейпа на свою сторону. Ему было совершенно плевать, как его появление в Ордене оценят друзья и что они подумают о поручительстве Блэка за своего старого школьного недруга. Он чувствовал, что сбывается его самая заветная мечта, и все сопутствующие сложности казались сейчас форменной ерундой.

Снейп сам не понял, как сказал то, что сказал. Это было спонтанное решение, которое как-то сразу сняло груз с его души. Словно оно давно уже зрело внутри него, но он не позволял его росткам проникать в сознание. Последней каплей стало осознание, что Сириуса могли убить сегодня. Мысль о собственной смерти, разоблачении и пытках, тоже вполне вероятных, почему-то сейчас совсем не страшила.

Он прижимался всем телом к Сириусу, даже на секунду боясь ослабить контакт. Они так и остались на приборном столе, Снейп дотянулся до еще не убранных в шкаф пузырьков со смазкой, стоящих возле пустого котла, и раздвинул ноги. Блэк нанес зелье на свой член и быстро вошел в него. Снейп выгнулся навстречу его движению и ухватился руками за стол, стоящие на нем склянки звякнули. Сириус набрал темп, отчего вся комната наполнилась ритмичным звоном стекла и металла. Блэка это даже раззадоривало.

- Всегда мечтал так потрахаться.

- Я тоже.

Снейп лег на стол и закинул ноги Блэку на плечи. Тот стал двигаться резче, схватился за его бедра и притянул к себе, словно хотел быть еще ближе к любовнику, стать с ним одним целым. Чувствуя приближение сладкого финала, он обхватил рукой член Северуса и стал ласкать его в такт своим движениям. Через минуту тело Снейпа выгнулось дугой, он тихо застонал, а Блэк лег на него сверху, переживая свой собственный оргазм.

Вдруг откуда-то сзади послышался резкий звук аплодисментов. Он взорвал тишину и, казалось, отражался и множился эхом от стен.

- Браво, Сириус. Твоя любвеобильность вселяет в меня надежду на светлое будущее нашей семьи.

Тот вскочил на ноги, обернулся и увидел стоящего рядом Регулуса.

- Реджи… что ты тут делаешь?! – шокировано спросил Сириус.

- Могу задать тебе тот же вопрос, - холодно парировал Регулус, бросая презрительные взгляды на голого брата и его опадающий член, поджавшего под себя ноги Снейпа, потрясенно глядящего на него. – Впрочем, цель твоего визита ясна. Слушай, а если бы я трахался с мантикорой, ты бы и к ней воспылал страстью? Очевидно, да, раз ты не погнушался этим полукровкой, об которого в школе ноги вытирал.

- Заткнись, Блэк, - прорычал Снейп.

- Это ты, заткнись, блядь слизеринская! – с отвращением выкрикнул Регулус. – Так, кажется, тебя называли? Я слышал, что в твоей заднице только ленивый не побывал. Но мой брат не из ленивых, нет.

Снейп открыл рот, но словно не мог ничего сказать, слова застряли у него в горле, и он стал лихорадочно одеваться и искать волшебную палочку в складках своей брошенной на пол мантии.

- Реджи, это… - начал Сириус и осекся, встретив взгляд брата, полный отвращения и ненависти.

- Что "это"? Не то, что я думаю? – сухо рассмеялся Регулус, приблизился к приборному столу и осмотрел его содержимое. - Ты случайно проезжал мимо дома моего любовника, а он случайно наварил целый котел смазки к твоему приходу? Знатный запас! Скажи, Сев, мой брат действительно так хорош в постели? Так хорош, что ты даже дверь в квартиру забыл закрыть?

Регулус брезгливо подцепил двумя пальцами открытый флакон и запустил им в стену.

- Прекрати, Реджи, - тихо сказал Сириус, в это время Снейп уже натянул на себя мантию и взял в руки волшебную палочку.

- Вы оба просто грязные предатели, - все расходился Регулус и запустил в стену следующий флакон. – А теперь мне многое стало ясно… все эти трогательные братские письма… стыдливые взгляды… фальшивое участие… бесконечная ложь… и ради чего? Что вам мешало в открытую трахаться друг с другом?

Каждая его фраза сопровождалась полетом очередной склянки в стену, по которой зелье стекало мутноватыми потоками.

- Реджи, прости меня, - тихо сказал Сириус, опустив глаза. Рядом стоял Снейп, который молча и потрясенно смотрел, как младший Блэк разносит ему квартиру.

- А зачем тебе мое прощение? М? – Регулус заглянул в глаза брату и метнул в стену очередную мензурку. - Чтобы ты с чистой совестью трахал это грязное ничтожество? Но ведь это уже будет не так увлекательно. А больше тебе забрать у меня нечего. Ты отнял у меня любовь родителей, отравил все детство, рядом с тобой меня никто никогда не замечал. Ты лишил меня возможности завести нормальных друзей, ведь все знали, что я брат сумасшедшего Блэка, который трахает все, что движется, опозорил семью и ушел из дома. Мне пришлось решать множество семейных проблем, а ты просто самоустранился! Но тебе показалось мало, ты еще и любовника у меня отнял. И не просто отнял, невелика потеря, но трахался с ним у меня за спиной… сколько времени, Сириус? Дай угадаю? Прямо с моего дня рождения? Раньше тебе бы просто не пришло в голову интересоваться этим ублюдком!

Сириус потрясенно молчал. Пожалуй, впервые в жизни он не знал, что возразить.
Лицо Снейпа перекосила судорога досады и гнева.

- Зачем ты пришел, Реджи? – хрипло спросил он.

- Ты прекрасно знаешь, зачем, Снейп, - с отвращением рявкнул Регулус и перевернул котел, тот рухнул на пол, загремел и завибрировал. – И если бы ты не игнорировал мои письма, мне бы не пришлось все это увидеть…

- У меня нет того, что тебе нужно.

- Это мы сейчас посмотрим, - сказал Регулус, шагнул к шкафу с готовыми зельями и открыл дверцу.

- Не смей туда лезть! – заорал Снейп и направил на Регулуса свою волшебную палочку.

- Не надо, Сев, - испуганно сказал Сириус, закрывая брата от проклятия, которое Снейп едва в него не бросил. Регулус даже не обернулся, он вышвыривал из шкафа на пол все склянки, которые ему были не нужны.

- Хватит разносить мой дом, Блэк! - рявкнул Снейп, рванул вперед и попытался отпихнуть с дороги Сириуса, но тот крепко его держал. – А ты уйди!

- Где оно, Снейп? Где ты его прячешь?!

- Ты наркоман, Реджи! – с досадой крикнул Снейп, еле удерживаемый Сириусом.

- А ты шлюха! – все так же не отрывая глаз от пузырьков с зельями и вышвыривая на пол ненужные, ответил Регулус. – Где оно, Снейп?! Где?!

Он повернулся, подошел к Северусу, схватил его за мантию и начал трясти, тот вырвался, заехал Регулусу по лицу и получил такой же ответ. Сириус пытался их растащить, но ему тут же попало от обоих. После серии беспорядочных тычков и ударов они разошлись на пару шагов и стояли, тяжело дыша, с ненавистью глядя друг на друга.

- Убирайся из моего дома, Блэк. Вы оба убирайтесь!

- Не раньше, чем ты мне дашь это чертово зелье!

- Ничего ты не получишь, жалкий наркоман!

- А кто меня таким сделал? Кто сделал?! – заорал Регулус и откинул волосы с вспотевшего липкого лица.

- О чем ты говоришь? – потрясенно спросил Сириус. Он увидел, что брата трясет, как от сильной лихорадки.

- А ты не знаешь? Тебя он на эту дрянь не подсадил? – Регулус метнул разъяренный взгляд в брата, тот медленно повернул голову в сторону Северуса. – Ну, давай, Снейп, расскажи своему любовнику о наших забавах под наркотиками.

Тот закрыл глаза и зажмурился, словно бы хотел исчезнуть или хотя бы не видеть, что происходит.

- Впрочем, это уже не важно, - Регулус махнул рукой. - Разбирайтесь тут сами, мне плевать… Зелье, мне нужен всего один флакон, Снейп. Один. Дай мне его, и я уйду.

- У меня его нет, - глухим голосом сказал Северус. Регулус снова прошел к шкафу и, увидев, что тот пуст, опрокинул его на пол. Послышался оглушительный треск и звон, стекло полетело в разные стороны. Снейп дернулся и схватился за свое правое запястье, по которому быстро заструилась кровь.

- Единственный раз, когда твоя помощь была действительно необходима, ты оказался совершенно бесполезен, - с досадой сказал Регулус и направился к выходу.

- Реджи, подожди! – крикнул Сириус и, видя, что брат удаляется, быстро натянул на себя штаны, схватил мантию и выбежал из квартиры. Снейп тихо сполз по стене на пол, поднял оттуда свою волшебную палочку и наложил заклинание на дверь.

Когда Сириус вернулся спустя два часа после тщетных попыток объясниться с братом, он застал пустую квартиру, дверь была не заперта. Словно бы Снейп уложил в чемодан всю свою обстановку и вынес ее отсюда. Только на подоконнике, рядом с забытым цветочным горшком лежали зеркало и медное кольцо.

========== И вот мы снова вместе... ==========

- Что слышно от твоего Хозяина, Снейп?

Северус, сидевший напротив Блэка, проигнорировал этот вопрос. Он часто демонстративно не реагировал на его обращения в свой адрес. И остальные члены Ордена это довольно быстро поняли.

- Северус, есть что-то новое? – вежливо задал тот же вопрос Ремус.

- Ничего такого, что тебя обрадует, Люпин. Я видел Фенрира Сивого недалеко от места, где скрывается Темный Лорд. Определенно у него есть планы на таких, как ты.

- Ты уверен, что это был он? – лицо Ремуса вытянулось и побледнело.

- Абсолютно. Почуял запах крови и явился. В его стае уже появилось несколько новеньких.

- Очевидно, рано или поздно тебе придется повидаться с оборотнями, Ремус, - мрачно сказал Артур Уизли. Его жена печально вздохнула.

- Я бы уж лучше с оборотнями повидался, чем тут сидеть, - проворчал Сириус.

- Волки обычно не любят собак, Блэк, - холодно заметил Снейп. – Хочешь заняться делом – разбери хлам в своем доме, пока от него кто-нибудь не пострадал.

- А ты мне не указывай, что делать! – взревел Сириус и поднялся с места. – Главный хлам в доме – это ты!

- Заткнись!

- Сам заткнись!

- Сириус, успокойся! – пытаясь его перекричать, сказала Молли Уизли. – И Северус прав, тут действительно грязно и много опасных вещей.

Но Блэк и Снейп стояли друг напротив друга и не слышали ее слов. Их разделял кухонный стол. Но гораздо более ощутимым препятствием были взаимные претензии и обиды, которые словно призрак возникали между ними всякий раз и ощущались всеми присутствующими.

- Давайте, успокоимся, - примирительно сказал Артур. – Тому-кого-нельзя-называть только того и надо, чтобы мы все перессорились.

Снейп быстрее справился с собой и снова сел на место, приняв безразличное выражение лица. Блэк сел следом, но весь оставшийся вечер не сводил с него сверлящего взгляда.

Когда собрание окончилось, Снейп как всегда вышел первым, игнорируя вежливое приглашение Молли остаться на ужин. Блэк догнал его в коридоре, схватил за мантию и впечатал в стену. Очевидно, что ему многое хотелось сказать, но он молчал из-за присутствия в доме других людей. Он прижал Снейпа к стене и свирепо посмотрел ему в глаза, будто передавал невербальное послание.

- Годы идут, а подростковые привычки остаются, так, Блэк? – холодно сказал Снейп, словно этот налет в коридоре не был для него неожиданностью. – По-прежнему сначала нападаешь, а потом думаешь…

- Я знаю, что ты убил Реджи, - с ненавистью выпалил Сириус.

- Ты бредишь, Блэк, - с досадой сказал Снейп и оттолкнул его.

- Ты его убил! Ты убил его, потому что ты трус! Ты боялся, что он всем расскажет…

- Не смей это ворошить, - угрожающе перебил Снейп и направил свою волшебную палочку ему в лицо. – Твой брат погиб, потому что был так же никчемен и глуп, как и ты.

- Глуп, потому что доверял тебе! – заорал Блэк и с размаху врезал Снейпу по лицу, тот мгновенно сгруппировался и послал в него невербальное заклинание Ступефай. Сириус отлетел в конец коридора. Его тут же окружили ошарашенные члены Ордена Феникса.

- Никогда. Не смей. Поднимать. На меня. Руку, - злобно и с расстановкой сказал Снейп и покинул дом на Гриммо.

***
- Вы звали меня, Директор, - Снейп вошел в кабинет Дамблдора и нашел того на своем обычном месте. Альбус сделал приглашающий жест и налил ему чашку чая. Северус устроился в кресле, феникс в клетке недовольно заклекотал.

- Как продвигаются дела в обучении Гарри Поттера окклюменции?

- Отвратительно, - с досадой ответил Снейп и взял в руки чашку, хотя пить не собирался.

- Узнал что-то новое? – Дамблдор перешел на менее формальный тон и внимательно смотрел на него из-под очков.

- Ничего, все это я уже видел в его воспоминаниях и раньше.

- Держи меня в курсе дел.

Снейп молча кивнул и поставил чашку на место, полагая, что тема исчерпана.

- Есть еще кое-что, - продолжал Дамблдор.

Он смотрел оценивающе, словно размышлял, какую реакцию вызовут его дальнейшие слова.

- У меня к тебе просьба, Северус. Сейчас, когда Орден Феникса собрался вновь в доме на Гриммо, мне необходимо, чтобы кто-то мог приглядывать за Сириусом Блэком. Важно, чтобы он не наделал глупостей и не подбивал на них Гарри. Во всяком случае, я должен быть в курсе того, что происходит.

Лицо Снейпа вытянулось, он до скрипа сжал челюсти и, выдержав паузу, сказал:

- Что навело вас на мысль, профессор, что этим человеком могу быть я? Разве ваш ручной оборотень не справляется с этим?

- Что-то подсказывает мне, что у тебя больше рычагов воздействия, Северус, - Дамблдор как-то по-особому посмотрел на него и понимающе улыбнулся. Тот закрыл глаза, чтобы не видеть этого взгляда.

- Блэк всегда слишком громко думал.

- В его присутствии и ты порой становишься чуть-чуть прозрачнее, Северус, - иронично заметил директор. – Для тебя это даже неплохо. Любое живое чувство лучше душевной немоты. Поверь, я знаю, о чем говорю.

Снейп сидел молча, прикрывая глаза рукой. В его голове проносилась тысяча бессвязных мыслей, он чувствовал себя пойманным на чем-то интимном и стыдном, хотя уже давно выбросил из своей жизни все, что может опровергнуть его репутацию затворника и ненавистника людей обоих полов.

- Мне важно, чтобы Сириус был стабилен, спокоен и предсказуем. И ты тоже.

Снейп убрал руку от лица и с тоской посмотрел на Дамблдора.

- Знаете, профессор, иногда я думаю, что у вас не так уж мало общего с Темным Лордом.

- Ты находишь? – оживленно спросил Дамблдор, помешивая сахар в чае. – А мне почему-то не кажется, что Волдеморт стал бы тебя уговаривать восстановить отношения с человеком, которого ты когда-то любил.

- А если Блэк не захочет нашего… сближения? – после долгой паузы спросил Снейп, стараясь вернуть своему лицу бесстрастное выражение.

- Сделай так, чтобы захотел, это вполне в твоих силах, - ответил Дамблдор и побарабанил пальцами с длинными ногтями по столу. – Думаю, это будет полезно вам обоим. Сириусу скучно в том ужасном доме, а мы оба знаем, чем чревата его скука. И ты, возможно, перестанешь так остро реагировать на присутствие Гарри Поттера и будешь немного счастливее, чем сейчас. Право, Северус, вам с Сириусом обоим пора повзрослеть.

- Тебя меньше всего волнуют мои чувства, Альбус. Просто хочешь меня использовать. Как обычно, - в голосе Снейпа послышалась досада и горечь.

- Я предпочитаю извлекать из своих решений максимальную пользу для всех.

- А я могу отказаться исполнять твою просьбу?

- Конечно, Северус. В этом ведь особенность просьб, - с улыбкой сказал Дамблдор и положил рот лимонную дольку.

- Тогда ответь мне честно на один вопрос.

Директор криво улыбнулся, и не понятно было, то ли это приглашение спрашивать, то ли он просто морщится от лимонной кислоты.

- Ты ведь знал, что Блэк не предавал Поттеров? Знал еще четырнадцать лет назад?

- Знаешь, Северус, в любой шахматной партии наступает момент, когда приходится жертвовать ценными фигурами. В жизни я предпочитаю этого не делать. Но люди, в отличие от шахмат, гораздо менее предсказуемы в своих ходах, и мотивы их поведения часто не до конца ясны. Потому на них не всегда можно положиться. На твоем месте я бы задался другим вопросом – почему ты, зная Блэка так хорошо, поверил в его предательство? Или ты тоже игрок, как и я?

***
Северус тронул ручку двери, и она послушно открылась. И эта податливость и равнодушие дома, так легко пустившего его в комнату Регулуса, больно резанули по сердцу. Несправедливо, когда место переживает своего хозяина.
В комнате было темно. Окна из-за слоя пыли на стеклах почти не пропускали вечернего света. Впрочем, Снейп помнил все на ощупь. Книжные полки, газетные вырезки и фото на стене, старинный секретер с инкрустацией, зеркало в тяжелой раме, стул с резными ножками и скрипящим сиденьем… Снейп провел рукой по спинке, ощущая на ладони слой пыли. Он вытер руку о мантию, отодвинул стул и сел на него. Тот скрипнул, как Снейп и ожидал. Есть вещи, которые не меняются.

Осветив Люмосом поверхность стола, он нашел там фото в рамке. Красивое неулыбчивое лицо Регулуса Блэка смотрело на Снейпа серьезно и с вызовом. Северус взял фотографию в руки и поднес ближе. Регулус слегка прищурился, уголок его рта поплыл вверх, придавая его лицу надменное выражение. Именно то, которое чаще всего у него было на людях.

Последние пятнадцать лет своей жизни Снейп старался стереть из памяти это лицо. Сделать вид, что такого человека не было в его биографии. Ему вполне хватало чувства вины перед Лили, поэтому он постарался убедить себя, что уж в смерти Реджи он точно не виноват. Но сейчас, глядя в глаза этого мальчика на фотографии, Снейп, который сейчас был уже вдвое старше, снова ощутил накатывающее чувство вины перед ним. Ведь по сути Регулус был подростком, совсем юнцом, чья жизнь оборвалась, даже толком не начавшись. Снейп чувствовал свою взрослую ответственность перед ним, словно ему самому на тот момент было столько же лет, сколько сейчас.

- Я знаю, что ты не убивал его.

Позади, прислонившись к дверному косяку, стоял Сириус Блэк. Снейп поставил фотографию на место и медленно встал. Он молча смотрел, как Блэк достает сигареты из кармана, прикуривает от маггловской зажигалки, кладет ее в карман и закрывает дверь позади себя.

- И вот я снова неожиданно застаю тебя в комнате моего брата, Северус. Прямо как тогда…

- Я не смог удержаться… ведь сегодня…

- День его рождения. Как тогда, когда я застал вас здесь вместе, - грустно сказал Блэк и прошел внутрь комнаты. Он встал в паре метров от Снейпа и оперся спиной о резной столбик кровати, поддерживающий тяжелый пыльный балдахин.

- Мне не следовало сюда приходить…

- Останься, раз пришел. В кои-то веки у нас есть повод выпить вместе, - предложил Блэк и позвал Кричера. – Принеси нам вина.

Домовой эльф злобно зыркнул на хозяина, а потом с еще большей ненавистью на Снейпа и с ворчанием удалился.

- Мне пора идти, - сказал Снейп, чувствуя, что его накрывает волна противоречивых эмоций. Ему хотелось сбежать от этой лавины, и он сделал шаг в сторону двери, когда рука Блэка вцепилась в его запястье.

- Нам все равно придется поговорить об этом, Сев. Так давай это сделаем здесь и сейчас. Пора уже избавить этих несчастных от наших скандалов. А то мы все больше напоминаем разведенных родителей… умершего ребенка.

Снейп ничего не сказал, но и не сделал новых попыток уйти.

- Я знаю, что в последний раз вел себя безобразно. На меня накатило, и я перегнул палку. Прости, я не знал всей правды, - сказал Блэк и потянул Снейпа за руку, приглашая сесть в кресло рядом с камином.

- А сейчас знаешь? – спросил тот и медленно прошел на предложенное ему место. В комнате появился Кричер с графином вина и двумя бокалами.

- Убери здесь пыль, - приказал Блэк. – Сегодня день рождения твоего хозяина Регулуса. Ему бы было приятно, если бы ты хоть немного постарался для него. Молча.

Лицо домовика перекосила гримаса горя, но он исполнил приказ, одним заклинанием очистив все поверхности от пыли, и исчез, даже не поклонившись. Блэк использовал воспламеняющее заклятие, чтобы развести огонь в камине. Стало чуть светлее, но уюта в давно покинутой спальне не прибавилось. Сириус налил вина и передал бокал Снейпу.

- Нет, я не знаю всей правды, - сказал Блэк и сделал глоток темного красного вина. – Но я перестал думать, что ты убил Реджи.

- И что тебя привело к этой мысли? – спросил Снейп, внимательно глядя на Блэка

- Я прочитал его дневник. Ты знал, что Реджи его вел?

- Да, - не сразу отозвался Снейп. – И сегодня мне пришло в голову его найти.

- Я нашел его раньше. Решил воспользоваться твоим бесценным советом и разобрать хлам, - грустно усмехнулся Блэк и выбросил окурок в камин.

- И… что там было?

- Сначала расскажи мне свою версию событий, - предложил Сириус и внимательно посмотрел на Снейпа. Тот поежился, словно от холода, и уставился в пол.

- Мне нечего тебе сказать. Лично мне всегда казалось, что он совершил самоубийство. Однажды на собрании Белла сказала, что он мертв. Она увидела это на каком-то гобелене…

- Да, у них в семье есть копия того дерьма, что висит у меня в гостиной, - кивнул Блэк.

- И сначала я подумал, что его убила она. Но…

- Но?

- Оказалось, что нет. Беллатрикс посчитала, что его убил ты. И призвала всех открыть на тебя охоту.

- И что было дальше? – Сириус подался ближе к Снейпу, потому что его голос с каждым словом звучал все глуше.

- Темный Лорд тогда посмотрел на меня… - Снейп практически через силу выдавливал из себя слова. - и… я сказал, что Регулуса убил я.

Повисло гробовое молчание, прерываемое только тихим треском огня в камине.

- И почему ты так сказал?

На этот вопрос Снейп не ответил. На него была масса ответов. Выбирай любой – не ошибешься. Потому что хотел выслужиться перед Темным Лордом, использовать смерть Регулуса, которого уже давно подозревали в предательстве, для того, чтобы занять в рядах Пожирателей Смерти более прочное место. Чтобы защитить себя, ведь иметь в любовниках предателя Темного Лорда есть верная смерть. Чтобы избежать дальнейшего расследования, которое повлечет за собой новые облавы, а значит, и жертвы. Чтобы Беллатрикс не открыла персональную охоту на Сириуса Блэка, в конце концов.

- Так почему? – повторил тот.

- Потому что я считал, что это правда, - надтреснутым голосом ответил Снейп.

- И он тебе поверил?

- К тому времени я уже научился его обманывать. И Темного Лорда тогда гораздо больше занимало пророчество. Мне даже показалось, что он был рад избавиться от Реджи.

- Скорее всего, так и было, - хрипло сказал Блэк.

- Ты дашь мне почитать его дневник?

- Нет.

- Почему? – Снейп впервые за долгое время поднял взгляд на Блэка.

- Потому что там есть то, что опасно знать двойному агенту… или кто ты у нас теперь?

- Серьезно? – Северус вскинул бровь и скептически уставился на Сириуса.

- Ты, как и я, считал Реджи слабаком. А он оказался гораздо умнее и решительнее нас, Сев, - голос Блэка дрогнул. – Я отдал дневник Дамблдору.

- Зачем ты это сделал?! – Снейп медленно поднялся с места.

- Боишься, он узнает о твоих похождениях пятнадцатилетней давности? – усмехнулся Блэк. – Есть вещи гораздо важнее наших маленьких тайн, Северус.

- Ты и про нас ему рассказал, - упавшим голосом сказал Снейп и прикрыл глаза.

- Нет, зачем бы мне это понадобилось? Но не удивлюсь, если Альбус давно все знает и про нас, и про тебя с Реджи. Думаю, он читает мысли получше тебя.

- Читать мысли нельзя, можно считывать визуальные образы, - машинально поправил Снейп, словно вел сейчас урок окклюменции у Поттера. – Судя по тому, что я регулярно вижу у тебя в башке, ты совсем крышей в Азкабане поехал.

Блэк ничего на это не ответил, а только вынул новую сигарету из пачки и закурил. А Снейп медленно сел в кресло и прикрыл лицо руками.

- Регулус писал обо мне? – после долгой паузы спросил он.

- А ты как думаешь? Конечно, писал. Ты был единственным, с кем он спал за всю свою жизнь.

- Тебя волнует только эта деталь?

- Нет, но я поразился, каким чистым человеком он был, - поморщившись, сказал Блэк. – По сравнению с нами.

- Просто его занимали другие вещи. Тебе было важно присунуть свой член максимальному количеству людей, а ему хотелось добиться торжества чистокровных.

- А чего хотелось тебе, Северус? – Блэк пронзительно посмотрел на Снейпа. – Дай, догадаюсь… удовлетворял любопытство? Ставил научные опыты на людях?

Северус не ответил, он взял бокал и сделал несколько глотков.

- Как он погиб? – хрипло спросил он.

- Точно не знаю. Но он готовился к своей смерти. Он определенно знал, что делает. У него был план. Ему удалось за несколько месяцев поправить дела семьи, которые мои сумасшедшие родители расстраивали десятилетиями. Он выкачал из меня почти все деньги. В надежде, что я вернусь домой.

- Это он навел Беллатрикс на твой дом?

- Думаю, да. И, пока брат отвлекал меня в Швейцарии, кузина спалила все, что у меня осталось от дядиного наследства. Обожаю наше семейство.

- Узнаю старину Реджи. Слизеринец до мозга костей, - с гордостью и болью сказал Снейп. У него защипало в глазах, и он отвернулся.

- Он был лучше нас с тобой вместе взятых. Наверное, поэтому он мертв, а мы до сих пор топчем этот паршивый мирок, - с отвращением произнес Блэк и выбросил недокуренную сигарету в камин.

Снейп поднялся с места и медленно направился к выходу.

- Не уходи, Сев. Давай сегодня не будем играть в нашу любимую игру – ты убегаешь, я догоняю. Мы оба знаем, что ты пришел сюда не только из-за дня рождения Реджи. Я, конечно, не легилимент, но всегда чувствовал, когда человек меня хочет. А твое желание я не разучился считывать даже спустя пятнадцать лет.

Блэк встал, подошел к Снейпу и обнял его сзади за плечи. Тот не обернулся, но и не двигался.

- В прошлый раз наша с тобой связь стоила жизни нескольким дорогим нам людям, - глухо сказал он.

- Я уже отсидел за это в Азкабане, Северус. А ты, насколько я понял, немало сделал, чтобы Гарри Поттер дожил до наших дней. Тебе не кажется, что мы оба достаточно заплатили?

- Нет, мне так не кажется, - отозвался Снейп. – Сейчас на кону слишком много, и…

- Мы оба сдохнем в этой войне, ты же это чувствуешь, Северус? – перебил его Сириус. - Не можешь не чувствовать.

- Я это знаю, - спокойно сказал Снейп и медленно повернулся к Блэку. – Но я хочу, чтобы моя смерть была не напрасной. А рядом с тобой я всегда терял самообладание и здравый смысл.

- Я не буду тебе мешать в твоем героическом шпионстве, Сев. Я, как ты не раз вежливо замечал, прячусь в этом доме и никуда не выхожу. Поэтому угрозы я твоему благоразумию не представляю. И ты, по-моему, переоцениваешь мои чары. Я уже давно не так хорош, как раньше.

- Для меня ты все так же хорош, как в тот день, когда подкатил ко мне на мотоцикле, - Снейп убрал с лица Блэка поседевшую прядь, и тот притянул его к себе и жадно поцеловал.

Снейп плохо помнил, что было дальше. Как они разделись, как переместились на застеленную лишь покрывалом кровать Регулуса, как бесконечно целовались, боясь оторваться друг от друга даже на секунду. Из него лавиной хлынули все его давно сдерживаемые чувства и желания, о силе которых он даже не догадывался. И, когда он так жаждал физической близости с Блэком, тот внезапно откатился от него и сполз на пол, сел и закрыл лицо руками. Снейп медленно поднялся и посмотрел на него.

- Прости, - выдавил из себя Сириус. Северус сел с ним рядом на полу. Если бы он не был легилиментом, он бы почувствовал себя сейчас очень уязвленным. Но то, что Снейп видел в мыслях и воспоминаниях Блэка, вызывало у него только сочувствие и досаду. Никто не может заняться сексом, если у него перед глазами постоянно маячит стая дементоров. Он налил два бокала вина и протянул один Сириусу. Тот молча выпил и запустил бокал в стену, он глухо стукнулся о шелковую обивку, отлетел и с грохотом разбился о каминную полку.

Снейп приблизился, обхватил голову Блэка руками и заглянул ему в глаза. Сириус почувствовал, как из его сознания словно вытягивают что-то липкое и гадкое, к чему он так привык, что почти перестал замечать. Увидев, как лицо Снейпа перекосила гримаса боли, он разорвал визуальный контакт и отвернулся.

- Ты можешь потратить свои силы на что-то более стоящее, Сев, - хрипло сказал он.

Снейп долил себе остатки вина из бутылки, выпил и, придя в себя, сказал:

- Я пришлю тебе зелье, это должно помочь.

- Средство от импотенции? Или зелье, на которое ты подсадил Реджи? – невесело усмехнулся Сириус, пошарил на полу в поисках своих штанов и достал оттуда сигареты.

- Ты не импотент, Блэк. Просто в твоей жизни было слишком много дерьма, с которым ты не научился справляться. Тебе поможет любое успокоительное, избавляющее от навязчивых воспоминаний.

- Зелье утешения?

- Нет. В эти игры я больше не играю, - жестко ответил Снейп и потянулся к своей мантии. Блэк перехватил его руку и притянул его к себе.

- Не уходи, Сев.

Тот поцеловал его в губы, шею, ключицу, грудь, спускался все ниже. Блэк раздвинул ноги и запустил руки в волосы Снейпа, и, когда тот взял в рот его член, шумно выдохнул. Он откинул голову назад, впервые за долгое время ощущая себя по-настоящему живым. Его тело отозвалось на ласки Снейпа, и, идя навстречу этим ощущениям, Блэк окончательно отпустил то, что его так долго терзало. Дементоры больше не возвращались. Он позволил Северусу довести себя до оргазма. И, когда эйфория отошла, Блэк притянул Снейпа к себе и прошептал: «Я хочу, чтобы ты меня трахнул, Сев».

Они переместились на кровать, Блэк лег на живот и раздвинул ноги. В прикроватной тумбочке нашелся флакон со смазкой, который ждал своего часа пятнадцать лет. Северус лег на Сириуса сверху, поцеловал его загривок, стал покрывать поцелуями его спину, и, когда его пальцы проникли внутрь тела Блэка, тот рефлекторно напрягся.

- Мы не обязаны делать это сейчас, Сириус.

- Я псих, Сев, но это не значит, что я не хочу трахаться, - ответил Блэк, повернулся на спину и раздвинул ноги. Снейп потратил минуту, чтобы его подготовить, а потом медленно вошел в него. Их лица были близко, Северус видел, как расширяются зрачки Блэка, чувствовал, как бешено бьется его сердце. Он накрыл губами рот Сириуса, дал ему привыкнуть к ощущениям внутри и стал медленно двигаться. Блэк закинул ему ноги на плечи. И эти плавные движения внутри его тела заставляли Блэка по-новому ощутить свое возбуждение. Он чувствовал, что все больше оживает, что пробуждаются давно покинувшие его эмоции и ощущения. И ему хотелось этого все больше и больше. Он жаждал все более тесного контакта. И Снейп это почувствовал, плавно вышел из него, позволив ему повернуться и встать на четвереньки. Северус вошел в него сзади и двигался теперь более резко, так, как когда-то нравилось Блэку. Тот начал тихо стонать, ощущая возвращение собственной эрекции. Через несколько минут Снейп тоже застонал и остановился. Он мягко вышел из тела Блэка и лег рядом. Тот повернулся к нему лицом, и они долго лежали молча, глядя в глаза друг другу так близко, что казалось просто немыслимым, как они прожили столько лет в разлуке.

Блэк поцеловал Снейпа в губы, сел на кровати, достал сигареты и закурил.

- Ну, вот мы и снова вместе, ты, я…

- И Реджи, - добавил Снейп, глядя в тяжелый балдахин, который не раз видел над собой во время свиданий с Регулусом.

- Да, и Реджи, - согласился Блэк. – Теперь его призрак всегда будет стоять между нами.

- Не только он, - тихо сказал Снейп и тоже поднялся.

- Кричер, убери здесь осколки и принеси нам еще вина. И еды с кухни. Что есть, неси, - скомандовал Сириус.

- Как будет угодно хозяину, - прошелестел Кричер и, не сдержавшись, добавил: – Что бы сказал хозяин Регулус, видя такое? Предатель крови и грязный совратитель-полукровка оскверняют ложе моего хозяина.

Блэк ругнулся на него, а Снейп рассмеялся:

- И ведь не поспоришь, все правильно он сказал.

- Не слушай этого маразматика, - отмахнулся Блэк и сел в кресло. – Я его ненавижу, как и все в этом доме.

На столе у камина оказалась тарелка с закусками и очередная бутылка старого бордо; они, как были голые, сели в кресла и впервые за много лет посмотрели друг на друга трезвым взглядом. Без налета ненависти, взаимных обвинений, затаенной обиды или долго сдерживаемого физического желания. Снейп увидел, что Блэк сильно похудел за прошедшие годы, его здоровые рельефные мускулы, так привлекавшие его когда-то, исчезли. Сириус сейчас был жилистым мужчиной с вдавленной грудью, на которой виднелись грубые полувыцвевшие татуировки. В темных густых волосах появилось немало седины. Лицо еще хранило следы прежней красоты, но ввалившиеся глаза, выпирающие скулы и заостренный нос придавали ему нездоровый вид. Северус отметил, что никогда бы не увлекся подобным персонажем, если бы не знал его раньше. Впрочем, Снейп вообще в последние годы никем не увлекался. Он осознал, что внешний вид Блэка никак не влияет на чувства, которые он к нему питает.

Пока они молча пили вино, Блэк также рассматривал Снейпа. Он отметил, что тот раздался в плечах и груди, перестал быть щуплым мальчишкой, а стал настоящим мужчиной. Его манера держать себя стала более сдержанной и спокойной, он словно обрел большую уверенность в себе. Сириуса больно кольнула мысль, что за прошедшие годы Снейп сумел продвинуться во всех направлениях, в то время как он сам просидел в застенке, теряя разум и молодость.

- Меня мучает один вопрос, - медленно сказал Северус, внимательно глядя на Блэка.

- Меня тоже, - отозвался он.

- Почему ты не стал хранителем тайны Поттеров?

- А ты не догадываешься? – невесело усмехнулся Сириус и поставил пустой бокал на стол. – Я очень сильно пил в то время. И считал себя ненадежным хранителем. Даже Люпин уговаривал Джеймса найти более подходящего кандидата.

- Пил?

- А что тебя удивляет? С того момента, как ты меня бросил, а Реджи погиб, я не помню чётко ни одного дня. По-настоящему протрезвел я только в Азкабане.

Повисла пауза. Они оба смотрели в огонь и вспоминали прошлое.

- Я ответил на твой вопрос. Теперь ты ответь на мой, только честно, - сказал Блэк, закуривая сигарету. – Почему ты меня бросил?

- По-моему, это очевидно, - выдавил из себя Снейп, переводя взгляд на лицо Сириуса.

- Не для меня. Если на секунду забыть о смерти Реджи… нам уже ничего не мешало быть вместе.

- Мы не смогли бы о ней забыть. Даже сейчас эта смерть довлеет над нами, - возразил Снейп и снова посмотрел на Блэка. Тот прочитал в его глазах подавленную боль и вину.

- Но ты ушел до того, как стало ясно, что мой брат мертв.

- Вы тогда выясняли отношения друг с другом, а я вам был нужен просто как повод, - голос Снейпа едва заметно дрогнул. – Вы оба относились ко мне как к вашей личной собственности. Игрушке, которую вы с братом не поделили. А потом ты просто ушел, побежал за Реджи и даже не оглянулся на меня.

- Это чушь какая-то! Никто к тебе так не относился! – заорал Блэк. – Ты меня бросил именно тогда, когда больше ничего не мешало нам быть вместе. Уже тогда ты мог вступить в Орден и сражаться вместе со мной. Но ты просто струсил! А Реджи… он был моим единственным братом… я не мог за ним не побежать.

- Вы оба не считали меня себе ровней. И, как и все остальные, презирали и использовали. Только Лили относилась ко мне по-другому. И я не струсил, просто заранее знал, как со мной будут обходиться в Ордене. Так же, как и сейчас. Презирают, используют и за человека не считают.

- Снейп, ну что ты несешь?! – Блэк схватился за голову и поморщился. – Я любил тебя… ты был единственным мужчиной моего брата. Боже, да и у меня ты был единственным! Был и остаешься!

- Правда? – Северус подался вперед и внимательно посмотрел на Сириуса.

- Опять мне мозги светишь?! Параноик долбанный! – выругался Блэк и вскочил с места. – А что тебя удивляет?! Да я видеть никого не мог, когда ты сбежал. Если б не пил, то давно бы повесился! А с кем бы я, по-твоему, мог встречаться в Азкабане? Там из живых людей только Фадж за все 12 лет ко мне в камеру заглянул. А то, что от меня осталось после тюрьмы, ты сам сегодня видел. Да и кого я встречу, сидя безвылазно в этом доме?! ...И не нужен мне никто, кроме тебя!

Сириус выпалил это все почти на одном дыхании и теперь тяжело дышал, в гневе глядя на Северуса.

- Я параноик, а ты псих. По-моему, мы прекрасная пара, Блэк, - примирительно сказал тот и грустно улыбнулся.

- Нам бы это раньше понять, Сев, - ответил Сириус и притянул его к себе.

В эту ночь профессор зельеварения не ночевал в школе, а директор по этому случаю пропустил лишнюю рюмку лимонной настойки.


========== Возвращенный подарок ==========

***
— Блэк, угомонись! — ворчливо сказал Снейп, отталкивая бедром того от себя. Они лежали в кровати в комнате Сириуса. — Лучше сними эти гриффиндорские флаги и голых баб со стен, а то мне кажется, что я совратил пятиклассника.

— А ты их не совращаешь? — поинтересовался Сириус, продолжая приставать к Северусу и опуская руку ему на пах.

— Мне твоей подростковой прыти хватает, — притворно пожаловался Снейп, позволяя Блэку себя возбудить.

— И все-таки? В школе полно симпатичных парней, как ты справляешься? — ревниво спросил Сириус, продолжая ласкать Северуса рукой.

— Я не люблю детей, Блэк. И предпочитаю спать с теми, кого считаю себе равными. Впрочем, в твоей спальне я и вправду иногда чувствую себя педофилом. Сними эти жуткие плакаты!

— Ни за что! Я дрочил на них в детстве. Они мне дороги как память.

— Сентиментальный идиот! — простонал Снейп и закатил глаза.

— Сентиментальный идиот, который тебя сейчас трахнет, — прорычал Блэк и уже спустя несколько минут исполнил свою угрозу. Снейп не сопротивлялся, он уткнулся лицом в подушку и получал удовольствие. Он был рад вновь приобретенной половой активности Блэка и его жажде все время завалить его в постель. Северус мог в такие моменты получить долгожданную разрядку, которой лишал себя долгие годы. Отдаваясь Сириусу без остатка, он вновь чувствовал себя живым и молодым, выходя из роли строгого профессора и кошмара всей школы. И сейчас, в последний день пасхальных каникул, у Снейпа была возможность провести с Блэком весь день, который они практически не вылезали из постели. Словно им снова было по двадцать.

— Сев, а давай сгоняем в паб у Холли? Я так соскучился по этому месту! — неожиданно предложил Сириус, когда они лежали в кровати после секса.

— Мы и так пьем весь день, Блэк.

— Ты понятия не имеешь, как мне тут все опротивело, Сев. Я хочу куда-нибудь вырваться. Ну, пожалуйста!

— У меня сейчас сил нет ни на что, как у тебя-то они еще остались? — Снейп покосился на Блэка, который уже сел на кровати и раскуривал сигарету.

— Будешь? — предложил тот.

— Нет, я же говорил, что бросил. Лет десять уже не курю.

— Дурной пример молодежи не хочешь показывать? — усмехнулся Блэк.

— Да плевал я на молодежь, — отмахнулся Снейп. — Просто начал задыхаться. Я и так целыми днями дышу над котлами, живу в сыром подземелье в окружении вечно сопливых детей, если я еще курить буду, то загнусь, не дожив до сорока.

— Ты просто само благоразумие, Сев! — заржал Блэк.

— Будь я так благоразумен, как ты сказал, я бы с тобой не связался, — проворчал Снейп и тоже поднялся. — И уж точно не шлялся бы по странным местам вроде деревенских пабов.

— Так ты согласен?! — с восторгом подскочил Блэк и порывисто его обнял.

— Что только не сделаешь, чтобы тебя до смерти не затрахал маньяк-убийца. Я уже пожалел, что взялся лечить тебя от импотенции.

— Все, хватит болтать чушь! — крикнул ему Блэк, направляясь в ванную. — Одевайся! Навстречу приключениям!

Снейп закатил глаза и начал натягивать на себя штаны. Этого пса надо иногда выгуливать, иначе он начнет лезть на стену, подумал он.

Аппарировав к пабу у Холли, Северус словно одновременно переместился во времени. Он не был тут больше пятнадцати лет и с удивлением увидел, что здесь практически ничего не изменилось, разве что на трассе появились новые ограждения, а химическая фабрика возвела новую, более высокую трубу. Его дом в Тупике Прядильщиков был в паре миль ближе к ней, но он давно там не был, предпочитая проводить каникулы в школе. По правде сказать, он ненавидел возвращаться домой. Там он вновь чувствовал себя слабым нервным подростком, и каждый угол отчего дома напоминал ему, с какого дна жизни он вышел. В этом отношении Снейп прекрасно понимал Блэка, также ненавидящего родительский дом. Лондонское гнездо благородных Блэков только на первый взгляд было явной противоположностью развалине в Тупике Прядильщиков. Несмотря на показную роскошь, дом на Гриммо был так же пуст и холоден внутри, и так же напоминал скорее склеп, чем семейный очаг. А нелепо развешанные по его стенам полувыцветшие плакаты с девицами, как ни странно, только усугубляли это ощущение.

— Пошли, — нетерпеливо сказал Блэк и тронул Снейпа за плечо.

— Здесь надо расставить сигнальные чары, — возразил тот, оглянулся и, убедившись, что в округе никого нет, сотворил несколько невербальных заклинаний.

— Параноик, — констатировал Сириус.

— Напоминаю тебе, что ты в розыске, а министерство сейчас гораздо строже следит за применением волшебства, — сказал Снейп.

— Я не собираюсь там колдовать, я вообще не за этим в бары хожу, — заметил Сириус, подталкивая того ко входу.

— Лишним не будет.

— Параноик, — повторил свой диагноз Блэк и ввалился в паб. Снейп прошел за ним.

Народу было немного. Все-таки Пасха — семейный праздник, и даже среди не особенно добропорядочного контингента бара у Холли, большинство предпочло проводить его дома. Снейп с любопытством осмотрелся, отмечая перемены. Вместо бочек и лавок появилась легкая пластиковая мебель, колонки стали мощнее, а вдоль стены поставили игральные автоматы. За баром стояла сама хозяйка — соседка Северуса по Тупику Прядильщиков. Она сильно раздалась за последние годы и лишилась половины зубов, но по кривой усмешке в ней все еще можно было узнать прежнюю Холли. Сейчас она переговаривалась с кем-то через стойку бара и натирала посуду. Бросив взгляд на вошедших, она чуть не выронила из рук стакан.

— Ба, Блэк, ты живой! И Снейп здесь! — с пару секунд она таращилась на них, а потом расхохоталась. — Мальчики, вы снова вместе!

— Привет, Холли, — радостно сказал Блэк и порывисто обнялся с барменшей через стойку.

— Где ты был, Сири?

— Сидел в тюрьме, — спокойно ответил Блэк. Барменша ничуть не удивилась и лишь кивнула с понимающе-сочувственым видом.

— А ты, Снейп, где пропадал? Дом стоит заколоченный, тоже, что ли, сидел?

— Не, он теперь декан, профессор, уважаемый человек, не то что я, — ответил за него Блэк и покатился со смеху. Снейп криво улыбнулся.

— Хватит болтать, Блэк.

Он заказал виски и сигарет, а Сириус неожиданно достал из кармана маггловские деньги и хотел расплатиться.

— Нет, Сири, Снейпу тут всегда бесплатно, — серьезно сказала Холли. — И, раз уж он профессор, я вам еще чипсов дам.

— Очень щедро с твоей стороны, Холли, — ответил Снейп, но барменша не уловила сарказма.

— А ты преподаешь в школе для отсталых и одержимых? Ну, где ты сам учился? — поинтересовалась она.

— Именно в ней! — с восторгом вмешался Блэк.

— А этот псих учился на факультете буйнопомешанных, — проворчал Снейп, схватил Сириуса за рукав и потащил подальше от бара, чтобы тот не разболтал еще что-нибудь.

— Ты не хочешь мне ничего рассказать, Сири? — спросил Северус, делая акцент на последнее слово и разливая виски по бокалам.

— Да я тут часто зависал еще до Азкабана, — ответил Сириус и закурил. — Ой, сколько я тут накуролесил… сколько мебели поломал.

— Да здесь с роду мебели не было, — возразил Северус.

— Что под руку попадало, то бил. Дрался постоянно. Холли меня терпела только потому, что я щедро платил.

— Мажор, — презрительно сказал Снейп.

— А почему она тебе бесплатно наливает? Дай, угадаю — героически спас ее от хулиганов?

— Что-то вроде того, — неопределенно ответил Северус. В отличие от Блэка, он не был склонен к сентиментальным воспоминаниям о своем детстве и вовсе не хотел распространяться о том, что испытывал на соседях-магглах свои первые зелья, одно из которых неожиданно для него самого вылечило сестренку Холли от эпилепсии.

— А это я как раз здесь набил, — с гордостью сказал Блэк, демонстрируя татуировки на груди. — Причем, совершенно не помню, как это произошло.

— Почему не удалил?

— Зачем? Они достаточно уродливы, чтобы мне понравиться.

— Звучит весьма двусмысленно, — холодно заметил Снейп и посмотрел Блэку в глаза. — Я никогда не понимал твоей привычки упиваться своим падением и доводить себя до крайности.

— Реджи тоже так говорил, — отстраненно ответил Сириус. — Он всегда серьезно ко всему относился. Вы очень похожи.

— Рядом с тобой кто угодно будет выглядеть серьезным, Блэк, — заметил Северус. — Ты совершенно не умеешь о себе заботиться, вечно лезешь в неприятности и не думаешь о последствиях.

Блэк не ответил и погрузился в свои мысли. Ему впервые пришло в голову, что Снейп в каком-то смысле еще тогда, шестнадцать лет назад, заменил ему брата и семью в целом. Сириус вырос в кругу слизеринцев и, хотя всегда бунтовал против их ценностей, привык, что его дикие порывы всегда кто-то сдерживает. Уйдя из семьи, Сириус подсознательно искал того, кто будет держать его в берегах. В школе с этим неплохо справлялся Джеймс. А после у того началась своя жизнь, и Блэк нашел себе Снейпа с его бесконечными условиями, скандалами и попытками привить ему хоть немного ответственности. Словом, всем тем, что он получал от покинутых им Блэков. Эта мысль была неприятной, поэтому он подлил в стакан виски и опрокинул в себя.

— Признайся честно, ты вернулся, чтобы за мной присматривать? — спросил он.

Снейп одарил его тяжелым взглядом.

— Ты переоцениваешь мои душевные качества, если считаешь, что я бы стал это делать только ради тебя. Поверь, у меня есть, за кем приглядывать и по служебным обязанностям. Такие задачи никогда не доставляли мне удовольствия. И я бы попросил тебя, раз уж речь зашла об этом, не осложнять мне жизнь и не подбивать Поттера на дурацкие авантюры. Если ты думаешь, что я об этом не знаю…

Сириус злобно зыркнул на него и перебил:

— Тогда зачем я тебе?

— С юности был падок на мажоров, — попытался отшутиться Снейп.

— Ну и чем же мы тебя так привлекаем? — принял подачу Блэк, вытянул ногу и притянул Снейпа вместе со стулом ближе к себе. Он демонстративно оставил свое колено между его ног. Северус посмотрел на это, потом медленно поднял глаза.

— Ты хочешь поссориться?

— Нет, просто хочу тебя понять. И кстати, все забываю спросить, ты с кем-нибудь встречаешься? Помимо меня, — Блэк попытался придать своему голосу беззаботное выражение, но у него не получилось.

— Это так в твоем стиле, Блэк, — с кривой усмешкой отозвался Снейп. — Сначала тащить в постель, а потом задавать вопросы.

— И все же?

— Я выгляжу как человек, у которого есть на это время?

— В школе ты тоже не выглядел как соблазнитель золотой молодежи, — возразил Блэк и налил себе еще виски. — На выпускном мы с Джеймсом даже поспорили, выйдешь ли ты из Хогвартса девственником.

— Да? — холодно спросил Снейп. Он понял, что Блэку неймется учинить скандал. — Ну и кто выиграл?

— Очевидно, я. Хотя, на вечеринке ты не появился, и рассудить наш спор было некому.

— Прости, я был немного занят. Трахал твоего брата и пил эльфийское вино.

— Эльфийское вино! В Хогвартсе! У тебя неплохой вкус, Северус, — хрипло сказал Блэк и еще ближе придвинул к себе Снейпа, упирая колено ему в пах.

— Это одна из причин, почему я предпочитаю встречаться с мажорами, — Снейп плотоядно улыбнулся и откинулся на спинку стула. Он знал, как это подействует на Блэка. Тот подался вперед, упер руки в бедра Снейпа и сверлил его глазами. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут кто-то пнул их стол.

— Эй, пидарасы, совсем охренели?

Блэку только это и было надо. Он мгновенно встал и одновременно перевернул стол, отбрасывая от себя двух парней лет двадцати. Снейп остался на стуле и лишь развернулся, чтобы лучше видеть поле боя. Он накинул на голову капюшон мантии, прикрывая лицо, на случай внезапного появления авроров или полиции. В кармане он сжимал волшебную палочку.

— Ой, зря ты полез к ним, Эрни, ой, зря, — сокрушенно сказала барменша, спешно убирая бутылки и стаканы под барную стойку.

На подмогу к Эрни собралось еще полдюжины парней в костюмах строительных рабочих, они оцепили Сириуса полукругом. Блэк был счастлив, первых двух он раскидал быстро, но потом они стали нападать почти все вместе, и Снейпу пришлось вмешаться. Он сумел оттащить двоих из них стихийной магией, и те даже не поняли, что с ними произошло. Зато это понял Блэк.

— Не лезь, Снейп, — заорал он. — Я сам разберусь.

— А что твой бойфренд за тебя не заступается?! — крикнул Эрни, стирая кровь с губы. — Видать, хреново ты его трахаешь!

И тут у парня пошла ртом кровь.

— Снейп, прекрати портить мне все веселье! — снова через плечо крикнул Блэк и двинул очередному приятелю Эрни в челюсть. Драка продолжалась еще несколько минут, парни, на которых подействовала магия Снейпа, отползли первыми, но двое оставшихся продолжали драться с Блэком, чем доставляли тому огромное удовольствие. Северус отметил, что тот дерется так, словно делал это всю жизнь. Блэк был словно рожден для сражений, больших и маленьких, но злая судьба то и дело его запирала в места, где он был лишен радости битвы.

Тут Снейп почувствовал, что сработали сигнальные чары. Он вскочил с места.

— Блэк, пора уходить!

Но Блэк его не слышал: он получил стулом по голове и на мгновение оглох. Быстро придя в себя, Сириус вырвал стул у противника и ткнул им его.

— Блэк, быстрее! — Снейп метнул взгляд в сторону выхода и увидел двух министерских. Он подлетел к Сириусу и одним прикосновением отшвырнул от себя очередного драчуна.

— Уходим! — заорал он, схватился за Блэка, вынул из кармана волшебную палочку, и тут все пространство бара накрыло облако черной пыли. Она на мгновение заволокла все вокруг, а потом поднялась вверх, собралась под потолком и осыпалась мелким пеплом. Но Блэк и Снейп этого уже не увидели. Они жестко приземлились на ступеньках дома на Гриммо и ввалились внутрь.

Сириус, тяжело дыша, сделал пару шагов и сел на ступеньки лестницы. Его лицо начало отекать в местах ссадин, костяшки рук были стерты до крови, но в глазах светилось торжество. Снейп прошел на кухню, налил себе воды и сел за стол. Внутренне он был уже спокоен, но его руки слегка подрагивали. Приходя в себя, он понял, что совсем не зол на Блэка. Словно это дурацкое и совсем не обязательное приключение как-то перезарядило ему мозги и вырвало из школьной рутины.

— Чем ты по ним так мощно вдарил? — спросил Блэк, входя на кухню и раскручивая кран. Он подставил лицо под струю холодной воды, чтобы она охладила его раны.

— Массовая и стойкая потеря памяти, — ответил Северус, когда тот сел с ним рядом.

— Темная магия?

— А какая же еще? — усмехнулся Снейп.

— Я вижу, ты тоже доволен нашей вылазкой, — заметил Блэк, пытаясь согнуть быстро распухающие пальцы. На одном из них блеснуло старое медное кольцо.

— В отличие от тебя, я мог бы без нее обойтись. Но кое-что полезное в ней все-таки было. Стало ясно, что Министерство очень быстро отслеживает сейчас стихийную магию даже в местах, где не стоят чары надзора.

— Не надо было колдовать, — с досадой сказал Сириус.

— Тебе бы проломили череп. Но мне нравится, что ты хотя бы имитируешь благоразумие. Давай, я тебя подлечу.

Снейп встал и навис над Блэком. Тот упал ему головой в живот и обнял.

— Странно, что ты носишь его, — с грустной улыбкой спросил Северус, убирая ссадины на пальцах Блэка. Тот посмотрел на старое кольцо — возвращенный подарок на левом безымянном и тоже улыбнулся.

— Это все, что у меня осталось от тебя на память, Сев. Я его с того дня не снимал. Хочешь его забрать обратно?

— Нет, пусть будет у тебя. Будем считать, что оно снова мое. Мне приятно, что его носишь ты. Самому такие вещи мне сейчас носить опасно.

— Спасибо за этот вечер, Сев. Мне действительно это было необходимо.

Северус обхватил его голову руками и поцеловал в лоб.

========== P.S. Я люблю тебя ==========

Собрание Ордена Феникса началось гробовой тишиной. Все проходили, тихо садились на свои места и не решались нарушить молчание. Словно бы в доме был покойник. Но его там не было, просто последний из династии Блэков ушел оттуда пару дней назад и не вернулся. И не вернется уже никогда. Дом скорбно молчал, и даже портреты Блэков в коридоре большей частью пустовали.

Последним вошел Дамблдор и произнес короткую и, вероятно, прочувствованную речь, которую Снейп пропустил мимо ушей. Внутри него словно отключили все эмоции, и любые разговоры о чувствах для него сейчас звучали как звуки речи иностранного незнакомого языка. Снейп рассказал членам Ордена о том, что сейчас происходит в кругу Темного Лорда, как тот зол на Малфоев и, очевидно, такой прокол не сойдем им с рук. Он почти не принимал участия в обсуждении дальнейших планов, ему было не интересно рассуждать о грядущих перестановках внутри Министерства и прочей мышиной возне, там происходящей. Снейп хотел отключиться от всех и просто посидеть в тишине. Он даже не сразу заметил, что собрание окончилось. Дамблдор бросил на него сочувственный взгляд, но, достаточно хорошо зная характер Снейпа, не пытался его утешать, даже когда они оставались наедине. Директор знал, что еще с детства любые попытки утешения Северус воспринимал как публичное признание его слабости и неспособности справиться со своими проблемами. Поэтому с самого первого их разговора при подобных обстоятельствах, в день смерти Поттеров, Дамблдор вместо утешения дал ему точку приложения сил и план дальнейших действий. Очень слизеринский подход, надо сказать. В этот раз было то же самое: разговор о Малфоях и том, что можно сделать, чтоб увести Драко из-под удара.

Погруженный в свои мысли, Снейп встал последним из-за стола и медленно побрел к выходу, когда путь ему преградил Люпин. Они оставались на кухне вдвоем.

- Северус…

- Что тебе, Люпин? – холодно спросил Снейп и увидел, как тот вынимает из кармана белый конверт.

- Это тебе.

- Что это?

- Я нашел это на столе в комнате Сириуса.

Снейп оглядел конверт и увидел на нем только одну букву «С.», написанную размашистым почерком Блэка.

- С чего ты решил, что это мне?

- Я просто знаю это, Северус, - спокойно ответил Ремус, выдержав тяжелый взгляд Снейпа.

- И давно ты знаешь? – проглотив комок в горле, спросил Снейп.

- Давно.

Снейп поднял бровь и внимательно посмотрел на Люпина. Тот грустно улыбнулся.

- Вы с Сириусом оба считали окружающих глупее себя. И не брали в расчет…

- Заглушающие чары не действуют на животных, - с досадой перебил Снейп и на секунду закрыл глаза.

- И оборотней, - спокойно добавил Люпин.

- Давай сюда конверт, - рявкнул Снейп, хватаясь за письмо.

- Я благодарен тебе за то, что последние месяцы своей жизни он был счастлив, - тихо сказал Ремус и отпустил конверт. Северус, не в силах смотреть ему в глаза, вышел из кухни.

На тяжелых ногах он дошел до гостиной, встал у лестницы и поднял голову. Некоторое время поколебавшись, он стал медленно подниматься. Конверт в его руке казался пудовой гирей. И нести ее в Хогвартс, читать послание Блэка там, у него не было сил. Эту историю надо оставить там, где она началась. Он поднялся, коснулся рукой комнаты с надписью «Регулус Арктурус Блэк», словно передавая ему привет, а потом вошел в комнату его старшего брата. Здесь было темно и даже как будто сыро. Словно со дня ухода хозяина прошло не два дня, а два года.

Снейп положил конверт на стол, и теперь он светился на черной матовой поверхности, как окно в иной мир. Северус сел на стул, зажег свечу, машинально отодвинул ящик стола и нашел там несколько старых писем и фотографий. Среди прочих он увидел парное фото Сириуса и Регулуса в школьной форме. На старшем брате был колпак выпускника. Снейп не смог долго рассматривать эту фотографию, его взгляд то и дело затуманивался, и он положил карточку в карман.

Несколько посланий от Поттера, пару от Люпина он даже не стал просматривать. В глаза ему бросился конверт с почерком Лили, он открыл его и бегло прочитал. Потом прочитал еще раз. И самая светлая, детская часть его души, которая всегда была жива лишь благодаря любви к Лили, подсказала Северусу, что он не должен прятаться от своих чувств, что отгораживаться от горя бессмысленно. Его можно только прожить. «Давай, Сев, будь смелым, открой его письмо», - услышал он у себя в голове ее нежный любящий голос.

Сам того не осознавая, Северус взял в руки конверт и распечатал.

Привет, Сев!
Ты будешь смеяться, когда прочитаешь это письмо. А, может, и не будешь. В зависимости от того, вещим ли окажется мой сон. Ты уже неделю ко мне не заходишь, и я тут немного заскучал, видимо потому и снится всякое. Я просто вспомнил наш разговор и подумал, что будет обидно, если не попрощаемся. Короче, если я все-таки отправлюсь к праотцам, я тебя об одном прошу – не торопись следовать моему примеру. Не доставляй удовольствие всяким упырям вроде Волдеморта, поживи подольше, состарься и стань директором Хогвартса. По-моему, ты это заслужил. А я тебя подожду. Да, ты всегда называл меня скорострелом, я и правда всегда спешил и не умел ждать. Но, думаю, там, куда я попаду, не существует времени. Потому, если ты явишься туда без седой бороды, как у Дамблдора, я буду недоволен.

За ту неделю, что ты самоотверженно шпионил и не навещал меня, я вдруг понял, что отчаянно скучаю не только по тебе, но и по всем, кого я люблю - Джеймсу, Лили и Реджи. Да что там говорить, я даже по матери соскучился. Не той карге, что висит у нас в гостиной. Ты же понимаешь, что это ее парадный портрет. В жизни она бывала вполне себе человеком. Когда ты меня бросил, я остался без дома, без брата и без особого смысла существования, если не считать драк с Пожирателями Смерти. И тут сбылись гениальные планы Реджи – однажды, сам не знаю как, я очнулся в своей спальне на Гриммо. Пришел сюда на бровях, да и остался. Не все ли равно, куда приходить пьяным? К тому времени отец уже умер – он всегда был больше привязан к Реджи, и, хоть и выжил из ума, а смерть сына вполне смог осознать. И скончался на следующий день. Мать тут совсем помешалась, как ты понимаешь. Все Блэки психи, не только я. Ну и тут возвращаюсь я пьяный, блюю и отрубаюсь на подступах к спальне, как когда-то делал отец. Короче, с той ночи я стал для нее Орионом. Не подумай плохого, спал я в своей спальне, но во всем остальном мать обходилась со мной как с отцом. Даже жаловалась на Сириуса и советовалась, на ком его надо женить. Она давала мне зелья от похмелья и то и дело собирала чемоданы в Швейцарию. Я ей не мешал сходить с ума, а она мне. Так мы и прожили больше года, пока Поттеров не убили, а я в очередной раз не свалял дурака. Не знаю, зачем я тебе это рассказываю. Видимо, тоже схожу с ума и начинаю жить прошлым, как матушка.

Помнишь, мы как-то болтали об идеальном мире, в котором есть только я и ты? Я думаю, этот мир где-то есть. Возможно, там, куда я отправлюсь, он уже ждет нас? Там будет твоя квартира в Ислингтоне. Да, не отпирайся, этот твой продавленный диван, на котором мы то и дело трахались, гора пробирок и книг, и кактус на кухне много лет снились мне в Азкабане. Эти сны спасали меня от безумия. Ну и там будут все те, кого мы любили. Я даже соглашусь, если в одной из вариаций этого идеального мира ты будешь женат на Лили. Ведь это значит, что никто нам с Джеймсом не будет мешать валять дурака! А я, знаешь, так соскучился по веселым погоням на метле и всякой такой чепухе. Вам, слизеринцам, этого не понять. У тебя, Сев, по жизни только одна проблема – ты чересчур серьезно к себе относишься. Реджи я говорил то же самое, но он не слушал. Да и ты не слушаешь. Вы оба считаете меня легкомысленным идиотом, но тебя это всегда заводило, а брата бесило. Он-то думал, что знает, как жить, а в итоге сам первым из нас троих и ушел в лучший мир. Представляю его рожу, когда он меня там встретит. Но к тому времени, как ты решишь к нам присоединиться, думаю, Реджи поостынет. Ты же помнишь, что должен жить долго?

Словом, береги себя и Гарри Поттера. Иначе что я скажу Джеймсу и Лили? Я и так их подвел. Тебе опять придется разгребать за меня дерьмо, так ты, кажется, однажды сказал? И я тебя очень прошу, не доверяй слепо Дамблдору. Старик себе на уме и играет с нами в какие-то игры. Он много раз мог уничтожить Волдеморта одной левой, но ему нравится, чтобы массовка тоже не сидела без дела.

Все, заканчиваю. Вспомни старика, он и позовет. Надеюсь, ты никогда не прочитаешь эту чушь.
Сириус.
П.С. Я люблю тебя.

Комментарий к P.S. Я люблю тебя
На этом я закончила этот фанфик два месяца назад, прорыдав полночи в попытках дописать письмо Блэка. Но в процессе беттинга моя подруга Solli сказала: "Так жалко Сириуса, он ведь только дозрел до семьи!" И я подумала, какого черта? Это же фанфик, в конце концов. Словом, для любителей трушных финалов все кончилось на этой точке. Для тех, кто любит сцены после титров, скоро будет выложена последняя глава.

========== Эпилог ==========

Комментарий к Эпилог
Как я уже сказала в прошлом примечании, эта глава написана для любителей хэппи-эндов. Любите трушные финалы - не читайте этот эпилог))
Я благодарю всех, кто дочитал этот текст до конца. Он мне очень дорог, я очень люблю этих героев и благодарна им за то, что они вдохновили меня на возвращение к писательству.
Вокруг Снейпа сгущался туман. Он стал таким густым, что сложно было дышать. А может, его сбивчивое дыхание не было связано с туманом. Снейп помнил, что с ним случилось что-то плохое, почти непоправимое, но он не помнил, что. И это почему-то совсем не раздражало. Сейчас на него опустилось такое спокойствие, какого он не помнил прежде. Это было так странно, словно бы он всю жизнь проходил в тесной обуви, не снимая, а теперь внезапно разулся и понял, что так гораздо удобнее. Северус лежал и наблюдал, как над ним вьются серебристые нити тумана, похожие на воспоминания в Омуте памяти. Снейп просто смотрел на них, не моргая, потому что это было очень красиво. Вспомнилось, как в глубоком детстве он завороженно смотрел на снег за окном детской. Тогда его голова не была забита ничем, и это простое зрелище полностью захватывало его. И сейчас Северус тоже чувствовал себя ребенком, способным наслаждаться такими простыми вещами, как снегопад или туман. Серебристые нити тихо колыхались от его дыхания, и это было забавно. Он подул, туман слегка рассеялся перед его лицом, и он почувствовал, что уже не один. Кто-то шептал его имя совсем рядом, но в уши словно натолкали ваты, и он не мог разобрать, чей это голос. Он сделал над собой усилие, чтобы подняться. Ничего не вышло. Но теперь он видел, что над ним склоняется лицо человека. Смутно знакомого. С тихой, грустной улыбкой знакомый незнакомец что-то говорил ему.

Он почувствовал внезапную усталость и закрыл глаза. Тогда кто-то коснулся его лба, и он словно пробудился. Не открывая глаз, он поднялся и сел. Чье-то присутствие ощущалось совсем рядом, но он был сосредоточен на мысли, что внезапно забыл, как его зовут и кто он такой. И это его занимало больше, чем все остальное.

— Северус! — позвал голос. Он узнал свое имя. Оно словно пароль пробудило множество воспоминаний, большая часть из которых ему были неприятны. Снейп открыл глаза и снова увидел перед собой того человека. Он был в форме ловца слизеринской команды по квиддичу.

— Реджи…

— Привет, Сев.

— Ты жив?!

— Скорее, ты мертв. Ну, или почти мертв. Тут уж как ты решишь, — Регулус улыбнулся и положил ему руку на плечо. Снейп увидел, что сам он совершенно раздет, это его смутило, и на нем тут же появилась привычная черная мантия.

— Даже здесь не изменяешь своему стилю? — улыбнулся Регулус.

— Так… я умер?

Регулус лишь грустно улыбнулся и пожал плечами.

— А где Сириус? — спросил Снейп, а потом осекся, посмотрел на собеседника и закрыл глаза. — Прости меня, Реджи.

Он чувствовал, как его накрывает лавиной чувство вины, хотя буквально минуту назад он вообще ничего не чувствовал. В его сознание сплошным потоком хлынули воспоминания — ванная старост, голый подросток на полу бьется в судорогах и кричит, бесконечные ночи в спальне дома на площади Гриммо, запах спермы, крови, пота и зелья, крики и звон стекла, скандал и потасовка с двумя Блэками сразу и внезапно обрушивающаяся тишина после короткой фразы Бэллы: «А наш Реджи сегодня умер». Все это сплелось в один узел и терзало его изнутри, словно ему под кожу запустили клубок змей. Он даже не услышал свой стон, и пришел в себя, ощущая, что его кто-то бережно обнимает за плечи. Он поднял взгляд и увидел лицо Регулуса, спокойное и расслабленное.

— Не стоит, Сев. Я не виню тебя в своей смерти.

— Правда?

— Конечно. Честно говоря, я вообще мало что помню. Здесь воспоминания стираются очень быстро. Но ты мне напомнил об одном важном деле.

— Каком? — с трудом подавив комок в горле, спросил Снейп.

— Мой брат…

— Он здесь?

Регулус покачал головой и грустно улыбнулся.

— Он там, — Блэк показал рукой куда-то в сторону, и Снейп увидел, как туман в том направлении рассеивается. В нескольких шагах от них стала видна каменная арка, внутри нее туман был не белый, а какой-то сизый и настолько густой, что напоминал желе.

— Что это? — спросил Снейп, поднимаясь на ноги.

— Лимб. Пограничье… не знаю, как объяснить. Я не могу туда попасть, потому что уже перешел черту.

— А я?

— Ты пока нет. Твое тело еще живо, но душа покинула его, — спокойно ответил Регулус. — И ты сможешь туда войти.

— Зачем?

— Мой брат там застрял. Я не могу до него достучаться. И он там совсем один.

— Сириус там? Ты хочешь, чтобы я туда вошел? — Снейп вдруг испытал панический страх перед этой аркой, хотя, здесь эта эмоция казалась совершенно нелепой.

— Я тоже ее боюсь, Северус, — словно услышав его мысли, отозвался Регулус. — Пограничье пугает всех. И живых, и мертвых. Это очень странное место.

— Страннее, чем это?

— Тебе лучше знать, где мы, — усмехнулся Регулус. — Но я вижу, что ты начинаешь таять. Вероятно, приходишь в себя там, где оставил свое тело.

— Я еще жив?

— Судя по всему, да. И можешь вернуться. Но пока ты этого не сделал, я прошу, вытащи моего брата оттуда, — Регулус снова указал на арку. — Он не заслужил вечного заточения в лимбе.

— И… он сможет вернуться… туда? На землю? — потрясенно спросил Северус.

— Живым или мертвым, — грустно улыбнулся Регулус. — Но в любом случае, это лучше, чем остаться навсегда запертым в безвременье.

— Мне надо туда зайти?

— Зайти и позвать его. Найти и вывести из лимба. Сириус не видит оттуда выхода. А ты видишь, потому что часть тебя осталась на земле, — Регулус взял Северуса за руку и настойчиво повел к арке.

— А если я тоже не вернусь? — спросил Снейп.

— Ты всегда был смелым, Сев, — Регулус оглянулся и весело ему подмигнул.

— Не таким смелым, как ты, Реджи, — отозвался Северус, ступая одной ногой на порог.

— Вовсе нет. Выбирать смерть — не смелость. Гораздо смелее выбирать жизнь и жить, исправляя свои ошибки.

— Некоторые ошибки невозможно исправить.

— Но можно искупить, — возразил Регулус. — Вытащи оттуда этого идиота, пожалуйста. И передай ему, что я его за все простил. Его страдания — единственное, что держит меня здесь и не дает идти дальше. И ты перестань терзаться. Лили тоже давно простила тебя. Живи дальше или умри, но не мучай нас своими сожалениями. Так ты создаешь связь, которую мы не в силах порвать.

— Реджи, если ты встретишь его первым… — Снейп осекся.

— Я скажу, что ты любишь его, Сев.
И Регулус толкнул его в арку.

***
Солнце еще только вставало над городом, но уже было жарко и от воды парило. Над водой поднимался туман, окутывая старинные дома и делая все вокруг похожим на сон или мираж. Пока они гондолой добирались до пристани водного трамвайчика, в его сознании возникло воспоминание о первой поездке в Хогвартс. Он помнил величественные стены школы, казавшейся огромной маленькому мальчику в покачивающейся на волнах лодочке. Тут не было таких огромных зданий, чтобы поразить его, а может, просто он вырос и утратил способность удивляться. И, тем не менее, его посетило чувство прикосновения к чему-то таинственному, как в тот далекий день.

Он поднял глаза вверх и увидел впереди затянутый туманом изогнутый мост — один из множества соединяющих улицы через каналы Венеции. Там праздно шатались первые туристы, через пару часов их станет гораздо больше. Он рассеянно рассматривал людей, прислушивался к разноголосой и разноязыкой толпе, наводнившей этот странный, словно вышедший из сна город. Вдруг его взгляд зацепился за мужчину, стоящего на мосту вполоборота. Что-то в его манере держать сигарету показалось ему смутно знакомым. То, как он выворачивал кисть и подносил ее ко рту, откидывая с лица длинные волосы, напомнило ему о ком-то из его прошлого. Он присмотрелся, за мостом поднималось солнце, и ему было сложно разглядеть человека, свет бил в глаза, они начали слезиться. Он поднял руку к лицу, загораживаясь от прямых лучей. Мужчина на мосту что-то говорил и смеялся.

— Что с тобой, Гарри? — жена с тревогой смотрела ему в лицо. — Ты такой бледный. Как будто призрак увидел.

— Посмотри! Там! — он указал рукой в сторону моста. Она проследила взглядом за его движением и охнула.

— Снейп!

— Что? Какой Снейп? — возмутился он и замолчал, потому что тоже увидел знакомую фигуру в черном, возникшую рядом с тем первым мужчиной, с которого он не сводил глаз. Потрясенно они смотрели на то, как их бывший учитель становится у ограды моста и смотрит в их сторону. Они оба рефлекторно сделали шаг назад, прячась под крышу водного трамвая.

— Ты тоже это видишь? — хрипло спросил Гарри и ощутил руку жены на своем запястье.

— Да. Он все-таки выжил, а не просто исчез.

— А рядом с ним… это ведь…

— Да, Гарри. Я тоже его узнала.

— Но как?! Послушай, Джинни, это невозможно! Надо поговорить с ними! — он потянул её к выходу. В этот момент трамвайчик дрогнул, завибрировал и стал отходить от причала. Гарри заметался.

— Не вздумай здесь аппарировать! — тихо предупредила Джинни и на всякий случай схватила его за плечи. Он опять поднял глаза на этих двоих на мосту. Они стояли там и смеялись. Рука Снейпа лежала поверх ладони того, кого Гарри оплакал много лет назад.

— Джинни, но как?

— Не знаю, Гарри.

— Нам надо их догнать!

Он снова предпринял попытку вырваться, но рядом с ними собралось много туристов, и исчезать у них на глазах было опасно.

— Не надо, Гарри.

 — Но почему… — он не договорил. К ним приближался мост, на котором стояли эти двое. Он не мог поверить своим глазам, когда увидел, как Снейп, этот черствый и желчный человек, отравлявший ему жизнь в детстве и оказавшийся его тайным союзником, вдруг каким-то очень интимным жестом убрал прядь волос с лица его умершего несколько лет назад крестного. Этот жест сказал ему больше, чем сказали бы тысячи слов.

— Сириус! — крикнул он и тут же ощутил на своих губах ладонь Джинни. Мужчина на мосту повернул голову.

— Не надо, Гарри! — прошептала Джинни, увлекая его под крышу трамвая.

— Но почему?! — возмутился он, видя, как мост, на котором стояли эти двое, проплывает у них над головами. Он чувствовал, как по его щекам катятся слезы.

— Ты же видишь, им хорошо. Если ты подойдешь, то разрушишь то, что у них есть сейчас. Ты их прошлое, Гарри Поттер. Пусть они живут, как хотят.

Он закрыл глаза и кивнул. В лицо ему дыхнул соленый ветер, смешанный с запахом тины и сигарет «Лаки Страйк» без фильтра.

цитировать