автор: Iced_Mind

Соблазнительный опоссум и другие звери

номинация: Ориджиналы 15К+
тип работы: текст
количество слов: 15241
предупреждения: Присутствуют ненормативная лексика и смена сущности
саммари: Если жизнь дает тебе лимон - делай лимонад.
Но что делать, если жизнь дает тебе... хвост?
Птенчик

Сентябрь, кажется, был совершенно не в курсе, что он — не лето. Температура уверенно держалась не ниже двадцати пяти градусов по Цельсию, временами подбираясь к тридцати. Воздух пах расплавленным асфальтом, теплой землей и травой с газонов. Впрочем, так прошла всего неделя, вскоре обещали дожди.
Не то чтобы Джерри был большим поклонником прохлады, но от одуряюще жаркого лета у него уже ехала крыша. И сохли татуировки, на которые уходила прорва увлажняющего крема. От обилия солнца его смуглая кожа приобрела еще более темный ореховый оттенок, а жесткие каштановые волосы слегка выгорели и отливали рыжиной. Зато зеленовато-серые глаза теперь выделялись особенно ярко. Очень выигрышное сочетание — бронзовая кожа и светлые глаза в окружении пушистых ресниц. Девчонок это сводило с ума похлеще любой жары. И не только девчонок.
Говорят, что мулаты, как правило, рождаются красивыми — и Джерри это правило подтверждал. Прекрасная стройная фигура, чувственные губы, даже ногти на руках самой приятной формы.
Стоило ему заявиться на любую вечеринку — и он не оставался без внимания. Так что и в этот раз он был уверен: его ждет прекрасный вечер. Самое начало учебного года, первый уик-энд. Соберется толпа первокурсников и первокурсниц. Джерри уже успел приметить среди них несколько круглых задниц и очаровательных мордашек.
Дом, в котором сегодня устраивали вечеринку, принадлежал Элли Парсонс, более чем благополучной студентке-третьекурснице. То есть, конечно, не ей лично, а ее родителям, но они то ли уехали в отпуск, то ли доченька каким-то образом уговорила их сегодня отдать дом на растерзание. Громко играла музыка, со стороны бассейна слышались пронзительные радостные вопли и плеск воды, со всех сторон к дому стекались девушки в легкомысленных нарядах и парни, одетые лишь отчасти более прилично. Рядом с домом было припарковано несколько автомобилей, один — прямо на газоне.
Джерри мысленно порадовался, что пришел пешком. Машину не приткнуть, да и не выпьешь толком. В полиции тоже не идиоты работают. Самый сезон ловить перепивших студентиков.
В дверях он столкнулся с самой Элли. Она ураганом вылетела из дома, крича:
— Убери тачку с газона, Питер! Ты совсем придурочный?
Питер, успевший сделать пару шагов от машины, заорал в ответ:
— Да ничего не сделается твоему газону, Элли, детка!
— Отцу это скажи! Он тебя на удобрения пустит! — рявкнула она. Хорошенькое круглое лицо раскраснелось. В остальном она выглядела потрясно, как всегда — светлые волосы, спадающие на золотистые от загара плечи, миндалевидные глаза, губки бантиком, шортики, едва прикрывающие круглую задницу. С этой задницей Джерри успел познакомиться поближе еще на первом курсе и теперь невольно разулыбался.
— А ты чего скалишься? — буркнула Элли, следя, как Питер переставляет машину.
— Рад тебя видеть, — Джерри обнял ее за плечи и ткнулся губами в пахнущие лавандой волосы.
— Ой, не дури мне голову. Иди, там первокурсников полный бассейн, — отмахнулась Элли, но улыбнулась. — Ты же не ради меня пришел.
— Исключительно ради нашей большой и чистой дружбы, — с чувством произнес Джерри, не переставая улыбаться.
— Видала я твою дружбу. Почаще носи ее к венерологу, — она ткнула его кулачком в плечо и побежала дальше по дорожке. — Питер, я оторву тебе голову! Правым колесом весь газон перепахал, сволочь!
Джерри усмехнулся и пошел в дом. В доме сегодня разливали яблочный пунш, изрядно сдобренный не то водкой, не то еще чем-то, столь же крепким. Родители у Элли принадлежали ко второму поколению русских эмигрантов, а потому знали толк в алкоголе. В общем, это была чудо, а не девушка. Если бы Джерри имел привычку задерживаться в чьей-то постели дольше, чем на неделю, кто знает, во что бы вылилась их давняя дружба.
Джерри налил себе пунша и повертел головой в поисках новых лиц. Мимо него протиснулась длинноногая красотка в таком коротком мини, которое при всем желании нельзя было назвать даже пеньюаром. Джерри хотел было увязаться за ней, но тут к чаше с пуншем приблизился незнакомый парень в черном. На нем красовались темные джинсы, плотно обтягивающие стройные ноги, легкомысленная майка с глубоким вырезом почти до середины груди, и пиджак с укороченными рукавами. Джерри невольно задумался: а не жарковато ли мальчику в таком наряде?
«Мальчик» одарил Джерри долгим оценивающим взглядом и потянулся за половником. Тот не мог не отметить изящество, с каким двигались его тонкие руки. Но половник не передал. Вместо этого сам наполнил еще стакан и протянул парню.
— Джерри, — представился он, улыбаясь уголком рта.
Тот смерил его еще одним долгим взглядом и схватился за бокал.
— Ты сегодня здесь барменом подрабатываешь? Отлично, спасибо.
— Боюсь, птенчик, не могу тебя обслужить, — протянул Джерри, не выпуская стакан. — Ты ведь первокурсник? Значит, тебе еще слишком рано пить такие напитки.
— С чего ты взял, что я — первокурсник? — парень вскинул тонко очерченные черные брови. Джерри мог бы поклясться на журнале «Космополитен», что мальчишка их подводит. Так же, как и глаза.
— У меня талант. Я знаю всех красавчиков универа. И тебя бы я заметил, — Джерри улыбнулся чуть шире.
Воспользовавшись тем, что Джерри отвлекся, парень выдернул бокал из его пальцев, расплескав пунш на скатерть. Впрочем, уже и так не слишком чистую.
— Составляешь список? — усмехнулся незнакомец, облизывая облитые пуншем пальцы. Длинные и изящные, как он сам. Джерри скользнул взглядом по фигуре собеседника и нашел ее еще более соблазнительной при ближайшем рассмотрении. Хотя больше всего его завораживали глубокие голубые глаза на остром «птичьем» лице. Не то чтобы он был романтиком. Как правило он предпочитал круглую грудь или тугую задницу, но какая-то неуловимая гармония в лице этого парня буквально завораживала. Очень красивый мальчик. Очень экзотичный — и очень красивый.
— Это почти научный труд, — отозвался Джерри, почти не задумываясь. — Дипломная работа. Большой сборник самых соблазнительных парней университета. С разделами. Хочешь узнать свой?
Голубые глаза внимательно уставились в лицо Джерри. Взгляд парня казался совершенно непроницаемым и Джерри никак не мог понять, имеет ли его флирт хоть какой-то успех? А может, парень просто натурал? Хотя какой натурал наденет майку с таким вырезом? Но парень вдруг улыбнулся. Кокетливо и со значением:
— Но для себя ты выделил в нем отдельную главу, не так ли?
— Я на титульной странице, — хохотнул Джерри и сделал щедрый глоток пунша. Водки в нем было больше, чем всего остального. Значит, Элли сама готовила. Золотой человек. — А тебя бы внес в раздел самых чарующих глаз. Но только если скажешь свое имя.
— Нэйтан, — отозвался тот и тоже отпил из бокала. Довольно лихо для первокурсника и крепости напитка. — Значит, мне повезло говорить с королем сегодняшнего бала?
— Я скорее серый кардинал, — усмехнулся Джерри. К столику то и дело подходили, началась толкотня. В толпе Джерри заметил Стивена, который закатил ему истерику на прошлой неделе. Как правило у Джерри не было проблем с обиженными партнерами, но проколы случаются у всех. Примерно раз в полгода он нарывался на кого-то чувствительного или бывал неверно понят, и тогда выгребал неприятностей по полной. Его обливали кофе, рыдали под окнами, даже били. Обманутая в лучших чувствах одноклассница как-то закидала их дом сырыми яйцами, а какой-то разочарованный парень расколотил его машину битой. Элли не раз предупреждала, что когда-нибудь в своих поисках легкого секса он наткнется на мага, и тот превратит Джерри в фаллоимитатор.
— И я предпочитаю менее людные места. Выйдем к бассейну? — предложил он, беря Нэйтана за локоть.
Тот не стал возражать. Возле бассейна клубились девчонки в купальниках, кто-то взасос целовался на ближайшем шезлонге, но у дальнего его края было довольно пустынно.
— Ты хочешь утопить меня и спрятать труп в мусорном баке? — хохотнул Нэйтан, когда они огибали трамплин для прыжков в воду. Губы его блестели от пунша. Джерри чувствовал, как Нэйтан прижимается ближе. Кажется, интуиция все-таки его не подвела.
— Пока рано, — серьезно ответил Джерри, медленно соскальзывая ладонью ему на талию. Жаль, что родители Элли так и не поставили джакузи на улице. Было бы здорово уединиться там. Но зато в доме полно свободных комнат наверху, если Нэйтан окажется сговорчивым. — Не любишь плавать?
— Терпеть не могу. Если люди действительно вышли из воды, то я к ним не отношусь.
Нэйтан остановился, залпом допил пунш и поднял голову, заглядывая Джерри в глаза. Они встретились взглядами, Нэйтан порозовел, но глаз не отвел.
— Я тебе нравлюсь? Или ты слишком трезв для подобных вопросов?
Джерри немного опешил, но вида не подал.
— Ну почему, я с самой встречи опьянен тобой, — усмехнулся он, прижимая Нэйтана немного ближе. Он был ниже Джерри на полголовы и уже в плечах, но сложен не менее гармонично. Джерри с удовольствием забросил бы эти стройные ножки себе на плечи.
— То есть, — Нэйтан достал из кармана мобильник и посмотрел на экран, — уже целых пятнадцать минут? Это впечатляет.
— Это была любовь с первого взгляда, — протянул Джерри и погладил его поясницу сквозь пиджак. — Ты слишком потрясный. Кто бы устоял? Смеешься над моими чувствами, сердцеед.
Нэйтан в самом деле рассмеялся и прижался немного ближе. Прядь темных волос, выбившаяся из куцего хвостика, упала ему на лицо.
— Я бы, конечно, предпочел завоевать сердце короля, но так и быть, кардинал — это тоже неплохо.
— Мечтал стать королевой бала, принцесса? — прошептал Джерри и коснулся губами его лба. От Нэйтана пахло мятой и чем-то теплым, древесным.
От бассейна послышался визг и кто-то громко плюхнулся в воду. Джерри почувствовал мелкие брызги на своей щеке.
— А ты — против? — лукаво прищурился Нэйтан, забрасывая руки ему на шею, и привстал на цыпочки, чтобы слизнуть со щеки Джерри каплю воды. Тот обернулся и поймал его губы своими. У них оказался сладкий яблочный вкус. Прежде, чем Нэйтан успел возмутиться такому стремительному развитию событий, Джерри прижал его к себе, протиснув колено между ног. По телу разливался жар. То ли в пунше все же было слишком много водки, то ли в самом Нэйтане было что-то такое, что кружило голову.
Нэйтан ахнул ему в губы, прижимаясь всем телом, что-то плюхнулось в воду с тихим плеском, кажется, это Нэйтан выронил бокал в бассейн. Они целовались так, будто у каждого в запасе было несколько лет воздержания. Поцелуи Нэйтана были может и не столь умелы, как у самого Джерри, но отличались пылкостью и энтузиазмом.
— Остыньте, парни, — прозвучало совсем рядом и кто-то с силой толкнул Джерри в бок.
Он сделал несколько неловких шагов, пытаясь удержать равновесие на краю, но все же пошатнулся и полетел в бассейн, так и не выпустив Нэйтана из объятий.
Они ухнули в теплую воду и та тут же сомкнулась над их головами. На мгновение падение оглушило обоих, но уже секунду спустя Джерри услышал рядом громкое:
— Джер… бырл-бырл-бырл!..
И Нэйтан испуганно двинул его ногой в колено, барахтаясь в воде.
— Сссука, — прошипел Джерри, отплевываясь. Вокруг бассейна собрались студенты, хохоча и что-то выкрикивая. В этой толпе он успел заметить светлую макушку Стивена, стремительно удаляющегося от бассейна. Вот поганец. Ничего, они еще побеседуют…
Здесь было глубоко, до дна не достать, а малыш Нэйтан продолжал испуганно бултыхаться. Джерри, глубоко вдохнув, нырнул и, стараясь не попасть под новый удар коленом, обхватил его за талию, приподнимая и подталкивая к бортику. Пара мгновений — и Нэйтан уже цеплялся за край бассейна. Джерри вынырнул, отдуваясь и похлопал его по плечу:
— Порядок?
Нэйтан закашлялся, выплевывая воду:
— У-у, трах… кхе-кхе… траханные мудаки!
Джерри хихикнул. «Траханные» — это как раз про Стиви. Он подсадил Нэйтана, помогая выбраться из бассейна. Потом вылез следом. Одежда облепила тело, в ботинках булькало. Кто-то протянул ему полотенце, но толку с этого не было никакого.
— Лучше выпить дайте! — прокашлял он.
— Что, не нахлебался? — донеслось из толпы и все заржали. Джерри тоже хохотнул. Нэйтан стащил свой модный, но теперь испорченный пиджак, и молча трясся, обнимая колени. От его дерзкого вида не осталось и следа.
«Реветь бы не начал тут перед всеми», — вдруг мелькнула мысль у Джерри. Он набросил ему на плечи полотенце и взял протянутый кем-то стакан с пивом. Сделал большой глоток, смывая привкус хлорки во рту. Толпа вокруг них рассасывалась. Шоу кончилось.
— Иди сюда, птенчик, — мурлыкнул он, обнимая Нэйтана и вынуждая подняться на ноги. — Пошли в дом.
Тот беспрекословно повиновался. Они поднялись на второй этаж, оставляя за собой лужицы воды, словно два утопленника из фильма ужасов. Наверное, Элли это не понравится, но пока ее нет, можно не переживать. В первой из комнат, в которую хотел зайти Джерри, уже кто-то сладострастно стонал, дверь второй была заперта. Кажется, это спальня родителей Элли, а вот третья оказалась свободной, Джерри толкнул дверь увлекая Нэйтана за собой.
— Урод-ды! Ненавиж-жу! — простучал зубами «птенчик». Джерри его реплику никак не прокомментировал, только молча допил пиво и поставил стакан на комод. Кажется, они нашли комнату для гостей, судя по полному отсутствию хоть каких-то личных вещей. Он заглянул в ящики комода, потом в ванную, где нашелся банный халат и полотенце. Халат бросил Нэйтану.
— Раздевайся, птенчик…
В дверь стукнули и тут же ее распахнули. На пороге стояла Элли.
— Джерри, твой след тянется от самой… — она запнулась и внимательно посмотрела сначала на Нэйтана, потом на Джерри. — Ты вроде трезвый.
— Я не собирался купаться, а стал жертвой покушения! Радость моя, у тебя найдется сушилка для вещей или еще какие-то блага цивилизации?
Она закатила глаза и закрыла дверь. Джерри, фыркнув, принялся стаскивать с себя мокрую футболку.
— Раздевайся, — подбодрил он Нэйтана. — Или мне помочь?
Нэйтан бросил на него острый взгляд и, кажется, набрал в лёгкие воздуха, чтобы огрызнуться, но вместо этого только закашлялся.
Джерри стащил брюки и белье, обернул полотенце вокруг бедер. Не то чтобы его смущало присутствие Нэйтана, но тот пока что явно утратил игривое настроение. Однако всё-таки разделся. Джерри, с самого начала отметивший идеальность его фигуры, снова в этом убедился. Но полюбоваться не успел, Нэйтан натянул халат и, дрожа, уселся на край кровати. Джерри мысленно вздохнул. Сраный Стиви все же умудрился испортить ему вечер.
Он сгреб вещи Нэйтана и свои собственные и скомандовал:
— Жди здесь!
Не дожидаясь возражений, вышел в коридор. Уже на лестнице он снова встретил Элли. Она окинула его мрачным взглядом, будто просканировала. Джерри развязно улыбнулся.
— Странно что ты не вышел вообще без всего, — проворчала Элли, забирая у него вещи. — Такая возможность саморекламы. Сушилка внизу, сами потом заберете.
— Спасибо, птенчик! — крикнул ей вслед Джерри. Мимопроходящая девчонка, по виду — первокурсница, хлопнула его по заднице.
— Отличные кубики, — прокомментировала она, ткнув пальцем в его пресс и рассмеялась. Джерри фыркнул. А вот Нэйтана не впечатлило, кажется, ни то, ни другое.
Он спустился на первый этаж, нашел на столе среди бутылок на столе одну более-менее полную, пару чистых стаканов и снова вернулся в комнату. Нэйтан при виде Джерри встрепенулся и вскочил на ноги. Халат распахнулся, являя взору Джерри все то, что он не успел рассмотреть ранее. Нэйтан понял это слишком поздно, покраснел, но запахивать его обратно не стал. Наоборот, приблизился, покачивая бедрами, и вздернул нос к потолку.
— Я принес нам погреться, — Джерри поставил бутылку и стаканы на комод, — но ты, я смотрю, уже горяч.
Не оборачиваясь, он запер замок, другой рукой обнимая Нэйтана за талию. Кожа у него была холодная, но очень нежная.
— Хочешь, я и тебя согрею? — прошептал Нэйтан, прижимаясь ближе. Рука Джерри скользнула ниже, поглаживая упругие ягодицы. — Но я бы выпил немного… чтобы стало веселее.
— Да, сейчас, — прошептал Джерри, склоняясь к нему и касаясь губами шеи. Его самого алкоголь мгновенно перестал интересовать. Тело и без того охватил жар, полотенце приподнялось, выдавая его энтузиазм. И с каждой секундой он становился все сильнее. От возбуждения пересохло в горле. Джерри провел по прохладной коже языком, прижимая Нэйтана еще ближе и жадно поглаживая спину и бедра. Нэйтан снова обнял его за шею, громко вздохнул и потерся о его пах, стянув полотенце.
— А ты уверен, что ты — кардинал, а не король? — шепнул Нэйтан, прихватывая мочку Джерри губами. — Мне нравится твой скипетр…
Джерри рассмеялся.
— Так его еще никто не называл! — он увлек Нэйтана за собой, повалив на кровать. Перекатившись на постели, Нэйтан оказался сверху. Джерри потянул за воротник дурацкий халат, Нэйтан выскользнул из рукавов и бросил его на пол.
— Расскажи, что тебе нравится, мой король? — мурлыкнул он, устраиваясь на бедрах Джерри и потираясь животом о его член. — Но не просто так, а по-особенному нравится… Если ты понимаешь о чем я.
— Я лучше покажу, — прошептал Джерри. У него стояло так, что было почти больно. Так что на эксперименты или долгие прелюдии особенно не тянуло. Хотелось взять Нэйтана поскорее. Но вряд ли тот останется доволен, если его просто выдерут в задницу.
Джерри прижал его к себе и снова опрокинул на постель, прижав руки к покрывалу, чтобы не дергался. Нэйтан, не растерявшись, обхватил его бедра ногами. Он улыбался, и ясные голубые глаза уже не казались такими чистыми и невинными. От прикосновения к его коже Джерри пробирала дрожь.
— Хочу тебя, как чокнутый, — признался Джерри хриплым шепотом и приник губами к его шее. Нэйтан вздрогнул всем телом и тихо простонал сквозь зубы:
— Скажи это ещё раз…
— Хочу тебя, птенчик, — прошептал Джерри, прежде чем прихватить губами его мочку. Ему нравилось, с какими жаром Нэйтан отзывается на малейшую ласку. Он был немного зажат, как все первокурсники, но в то же время не походил на девственника. Хотя те обычно и не велись на нагловатый флирт Джерри.
Разгоряченный, он покрывал поцелуями прохладную, белую, как фарфор, кожу, сквозь которую просвечивали голубоватые венки. Нэйтан казался хрупким, как искусно сделанная кукла, и это только сильнее заводило Джерри. Он не был сторонником грубости и боли, в постели становился нежным, как Ромео. Он целовал Нэйтана, где только мог дотянуться, ласкал языком, поглаживал, дразнил. Особое его внимание привлекла небольшая татуировка внизу живота, примерно посередине между пахом и пупком: полураскрывшийся цветок лотоса. Нэйтан застонал в голос, когда Джерри провел по ней языком.
Презервативы и смазка валялись неподалеку, и Джерри сгреб их, не прерывая своих ласк.
— Расслабься, птенчик, — прошептал он, выдавливая на пальцы прохладный гель.
— Я… я тебе не птенчик! — охнул Нэйтан, шире разводя колени и прогибаясь навстречу ловким пальцам Джерри.
— Мне звать тебя Принцессой? — прошептал Джерри со смешком. Он задыхался от охватившего его возбуждения. Было сложно сдерживаться, не всадить Нэйтану сразу два пальца по самые костяшки, а растягивать медленно и нежно, снова и снова целуя худые бедра.
— Я согласен… — тонкие длинные пальцы комкали простыни, Нэйтан кусал губы, но его испытывающий взгляд не отрывался от лица Джерри, словно провоцируя на нечто большее. — На должность… официального… ох, мать твою!.. Фаворита!
Джерри рассмеялся, вводя еще один палец, и снова пощекотал языком татуировку.
— Не самое милое постельное прозвище, — прошептал он, двигаясь быстрее и глубже.
— Это пока я… еще не отравил теб…
Нэйтан застонал ещё громче, обрывая фразу на полуслове и запрокидывая голову. Темные кудри разметались по простыне, на бледных щеках играл румянец. Он был чудо как хорош, этот храбрый мальчик, пытающийся дерзить Джерри даже в постели. Пусть и совсем недолго.
— Мне продолжить, принцесса? — Джерри натянул презерватив, любуясь распростертым под ним Нэйтаном.
Тот приподнялся на локтях, облизывая губы. Голубые глаза потемнели до морской синевы.
— А ты с таким стояком хочешь пойти и поискать кого ещё трахнуть?
Джерри снова фыркнул и прижался к его губам целуя глубоко и жадно. Ему на мгновение показалось, что он слышал в голосе Нэйтана звенящие нотки испуга. Но по лицу было неясно, сколько в этом правды.
— Тогда запрыгнешь сам? — прошептал Джерри, оторвавшись от его губ, и усаживая Нэйтана к себе на бедра. Тот не растерялся. Тонкие пальцы, обхватившие его член, казались холодными даже через презерватив.
Ещё немного смазки и Нэйтан уже пристраивался сверху, полуоткрыв рот и трогательно заломив очерченные черным брови. Делал он это откровенно неумело, но старательно. Джерри подхватил его под ягодицы, осторожно придерживая.
— Не спеши, птенчик. Расслабься, так нам обоим будет приятнее…
Нэйтан громко застонал, упираясь ему в плечи, но продолжал насаживаться, покачивая бедрами. Искусанные в кровь губы блестели алым в свете лампы.
— Тшш, — прошептал Джерри, не то Нэйтану, не то самому себе. Внутри все горело от нетерпения. Он давно не хотел кого-то так сильно. А вот Нэйтан, кажется, нервничал куда сильнее, чем пытался показать. Его бедра были напряжены, ягодицы сжаты. Так он только сделает себе больно.
— Кажется, мой скипетр великоват для тебя? — усмехнулся Джерри и осторожно опустил Нэйтана на постель. Нашарив подушку, он подсунул ее под бледную задницу. — Поцелуй меня, и я покажу тебе, как с ним обращаться.
Нэйтан повиновался, жадно впиваясь губами в рот Джерри. Тот ощутил привкус железа на языке, но возразить не успел: Нэйтан обхватил его руками за шею, застонал, целуя глубже. Увлекшись поцелуем, он заметно расслабился, и Джерри тут же этим воспользовался, входя медленно, но уверенно. Нэйтан удивленно застонал ему в рот, и Джерри чуть не хихикнул — дыхания не хватило. Только прошептал:
— Не больно?
— Ещё… — выдохнул Нэйтан, притягивая его ближе и двигая бедрами навстречу. — Ещё… Хочу тебя! Хочу…
Кажется, мальчик совсем потерял голову. Впрочем, Джерри не возражал. Они быстро забыли о всякой осторожности, не сдерживая ни стонов, ни движений. Нэйтан целовался до укусов, которые тут же торопливо зализывал, а Джерри вбивался в него, жадно и глубоко, шепча какие-то пошлости.
Все закончилось гораздо быстрее, чем обоим бы хотелось. Они упали на кровать, тяжело переводя дыхание. Джерри тут же вспомнил о бутылке, к которой они так и не притронулись. Нэйтан все ещё лежал, бесстыдно раскинув ноги, и смотрел в потолок, будто искал на нем созвездия или ответы на сакральные вопросы. Джерри погладил его по бедру и, поднявшись, снова коснулся губами татуировки. Живот Нэйтана был испачкан его же спермой.
— Хочешь выпить, принцесса? — предложил Джерри, встав с постели и уже наполняя свой бокал. В бутылке оказался джин, причем весьма дешевый. Но какая разница, если завтра суббота?
— Конечно, кто же откажется от такого галантного предложения? — фыркнул Нэйтан, перекатываясь на живот. При виде его задницы, у Джерри снова защекотало в паху. Вернувшись, он сел на край постели и медленно погладил Нэйтана по спине, скользнув к пояснице, а потом — на задницу с красноватыми отметинами его пальцев. Интересно, сколько раз ему нужно, чтобы насытиться этим мальчиком.
— Держи, мой сладкий, — Джерри передал ему бокал.
— Ты уверен? — снова фыркнул Нэйтан и вместо того, чтобы взять бокал, отпил из рук Джерри, нарочно коснувшись языком пальцев. — Ещё ведь не пробовал.
Джерри фыркнул и провел пальцем по его влажным губам.
— Никак не угомонишься, да, принцесса? — прошептал он со смешком.
— Я — на солнечных батарейках, — Нэйтан сделал попытку поймать палец Джерри губами, но промахнулся. — А потому заряд почти что вечен!
Джерри рассмеялся, одним глотком допил свой джин и прижался к губам Нэйтана.
— Я тебя сейчас еще раз трахну, — шепнул он между поцелуями. — Ты еще неделю сидеть не сможешь.
— Придется прогуливать лекции? — мурлыкнул Нэйтан, ткнувшись губами Джерри между ключиц. — Ты меня отмажешь?
— Чтобы потом деканат трахнул меня? — рассмеялся Джерри. — На профессоров моя власть не распространяется, принцесса.
— А жаль, — Нэйтан потянулся за бутылкой, едва не свалившись с кровати, и отпил прямо из горлышка. — Придется искать другие пути. Или больше не трахаться с тобой сегодня…
Джерри криво усмехнулся и погладил его по бедру. Голубые глаза смотрели на него с легким вызовом.
— Это твое право, птенчик, — отозвался Джерри, помедлив. Вечеринка еще не кончилась. Ни принуждать Нэйтана, ни уговаривать, он не собирался.
— А ты больше не хочешь? — Нэйтан протянул руку и погладил Джерри по животу, не пытаясь, впрочем, опуститься ниже.
— Не привык никого уламывать, — прямо сообщил Джерри и забрал у него бутылку, чтобы тоже сделать глоток.
— А кто просит уламывать? — Нэйтан сел, отводя волосы с лица. — Я с тобой флиртую, человек-скипетр.
Джерри поморщился.
— Тогда слушай, как надо: «Твой скипетр стоит недели пропущенных лекций, мой король», — он сделал еще глоток джина.
— Может быть, стоит и двух, — по губам Нэйтана скользнула лукавая улыбка. — Я с одного раза не разобрал.
Он придвинулся ближе, погладил Джерри по бедру.
— Или ты хочешь, чтобы я умолял тебя?
— Может, немножко, — широко усмехнулся Джерри и, поставив бутылку на пол, снова повалил Нэйтана на кровать. Через полчаса голубоглазый малыш Нэйтан, порядком вымотанный их упражнениями, уже тихо посапывал, уткнувшись носом в подушку.
Судя по звукам, долетавшим с улицы, вечеринка продолжалась. Джерри тоже чувствовал усталость, но это была приятная, сытая усталость человека, который получил, что хотел. Поднявшись с постели, он укрыл Нэйтана халатом, выбросил использованные презервативы и даже наскоро ополоснулся под душем, после чего спустился вниз, снова обмотав бедра полотенцем. Хотелось есть и, может быть, еще выпить.
У лестницы он столкнулся с Элли. Она широко улыбалась, глаза пьяно блестели.
— Ты все еще не избавился от этой тряпки? — она прицельно щелкнула его по паху, заставив внутренне похолодеть от такого бесцеремонно посягательства. Элли же рассмеялась, довольная легким испугом на его лице.
— Хочешь мне в этом помочь? — тем не менее усмехнулся Джерри, выразительно вскинув брови. Элли снова расхохоталась:
— Нет, пупсик, я — пас. Да и вряд ли у тебя снова встанет. Вы так стонали на весь дом, что если бы не музыка, уже бы полиция примчалась.
Джерри самодовольно улыбнулся.
— Не недооценивай меня…
— Ой, не надо этого дешевого маркетинга, — весело отмахнулась Элли. — Шмотки твои уже высохли, наверное. Пошли потанцуем.
— Я тебя найду, — с этими словами он спустился в подвал, а хозяйка дома упорхнула на улицу, где у бассейна кружилось несколько парочек. Многие устали скакать и орать, так что включили музыку потише и теперь обнимались с теми, с кем сблизил их алкоголь и юношеские гормоны.
Одежда и правда успела высохнуть, хотя и оказалась порядком измята. Бросив полотенце в корзину для белья, Джерри почти бегом поднялся обратно в гостиную. Выпивка кончалась, но он нацедил себе виски и даже нашел горсть соленых орешков. На диване шумно, с причмокиванием, целовались, пока рядом на полу группа ребят во что-то играла, то и дело разражаясь громким хохотом.
— Джерри, го к нам! — окликнул кто-то, но тот лениво качнул головой и пошел к бассейну. Найти Элли оказалось несложно. Она от души отплясывала в кругу собравшихся и когда Джерри протолкался через толпу, поманила его к себе. Джерри с удовольствием присоединился. Они весело облапали друг друга в жарком латинском танце, пока Элли не вытащила в круг свою подружку Нэнси. После этого девчонки оказались целиком увлечены друг другом, а Джерри заскучал. Виски кончился, тело наполняла приятная истома. Самое время сворачивать вечеринку.
Кажется, так считала по крайней мере половина собравшихся. Люди потянулись к выходу. Джерри махнул Элли рукой и тоже вышел из дома, едва не столкнувшись с Питером. Тот казался на удивление трезвым и даже каким-то хмурым.
— Домой не подбросишь? — спросил Джерри, хлопнув Питера по плечу. Тот поднял на него мрачный взгляд. — Ты чего такой кислый?
— Нэнси, — только и вздохнул Питер. За подружкой Элли он ухлестывал уже второй год, но ему еще ни разу не обломилось.
— Питер, она — лесби, отвали от нее, — уверил его Джерри, направляясь к машине. Газон у правого переднего колеса и правда был взрыт. Папаша Элли будет в бешенстве. Наверное.
— Да нууу, — жалобно протянул Питер, — с чего ты взял, блин?
— Питер. У меня есть глаза. И мозги. Перестань думать головкой и осмотрись, — посоветовал Джерри, усаживаясь на переднее сидение.
Питер раздраженно сплюнул на испорченный газон и тоже сел в машину.


Крыса

Вторую половину дня следующей пятницы Джерри встретил в кафе неподалеку от учебного корпуса. Пары кончились, в зале было людно, но не слишком. Студенты галдели, играл легкий джаз. Настроение было отличным. Джерри развалился на диванчике за столом у окна и потягивал кофе со льдом. Скоро уже сезон тыквенного латте начнется, а из меню до сих пор не ушел фраппучино. А все жара. Прямо над столиком гудел кондиционер и после душной аудитории университета это было блаженством. Джерри умиротворенно щурился, лениво размышляя о завтрашнем барбекю.
Оно обещало быть вкусным — Питер отлично жарит мясо на углях — и насыщенным иными плотскими утехами, компания собиралась не столь большая, как на прошлой неделе, но очень приятная. Он уже начал мечтать о говяжьем стейке, как вдруг на соседний диванчик приземлился темноволосый парень со смутно знакомым лицом.
— Привет, Джерри! — улыбнулся он.
Тот улыбнулся в ответ, но имя в голове не всплывало. Кажется, какой-то первокурсник.
— Привет, — протянул Джерри, делая еще глоток кофе. Он машинально отметил довольно фривольную майку, открывающую не только ключицы, но и грудь до середины. Была бы такая маечка на Анджеле, у нее бы вывалилось все содержимое лифчика.
— Как дела? — полюбопытствовал парень, подпирая рукой подбородок и наклоняясь вперед, чтобы заглянуть Джерри в глаза.
— Отлично. Как сам?
Голубые глаза были ужасно знакомые. В голове, наконец, щелкнуло. Принцесса. Джерри невольно улыбнулся шире.
— Пока не соблазнил короля?
— Работаю над этим, — парень загадочно улыбнулся и накрутил на палец выбившуюся из «хвостика» прядь. — Может быть, составишь мне компанию?
— В соблазнении? — Джерри удивленно вскинул брови. — Что-то вроде загонной охоты?
— Вроде того, — парень, имени которого Джерри все никак не мог вспомнить, кивнул с самым невозмутимым видом. — Находим короля, ловим, потом кто-то держит, а кто-то… кхм… соблазняет. Самое главное: не соблазниться вместо короля самому.
Джерри расхохотался, запрокинув голову, и похлопал его по лежащей на столе ладони.
— Непременно провернем, птенчик. На охоту — только с тобой.
В этот момент к столику подошла Анджела — симпатичная первокурсница с кожей цвета молочного шоколада и ультра-короткой стрижкой, которая придавала ей немного потусторонний вид, словно у эльфа. Эти же мысли навевал сарафан с цветочным принтом.
— Привет, давно ждешь? — она погладила Джерри по волосам и обернулась к Нэйтану. — А это кто?
— Да так, приятель, — Джерри перехватил ее руку и поцеловал костяшки пальцев.
Громко заскрежетал отодвигаемый стул. Джерри почти не обратил на это внимания, занятый нежными пальчиками Анджелы. Она была очаровательна, как шоколадное мороженое и наверняка на вкус была не хуже.
— Приятель, значит? — выпалил «птенчик» на полтона громче, чем хотелось бы Джерри в идеале. — Как интересно! И подружились мы в прямо в постели?
Джерри обернулся, досадливо хмуря брови. Вот только очередной истерики ему не хватало. Стиви до сих пор не успокоится, теперь еще и этот…
— Ну так, немного поладили, — отозвался он. — Не ори.
Анджела тоже нахмурилась:
— Это твой бывший?
— Вроде того.
Тут Джерри вдруг вспомнил, что парня зовут Нэйтан. Не то чтобы его в самом деле волновал этот факт, но с другой стороны, теперь его можно послать поименно. И вот сейчас Нэйтан некрасиво пошел красными пятнами, чего как-то не ожидалось от парня с такой бледной кожей.
— Ничего, — выпалил он, развернувшись к девушке, — не переживай, завтра ты тоже станешь «бывшей», у Джерри это быстро. Правда, Джерри?
Джерри закатил глаза, сжимая пальцы Анджелы. Теперь она сбежит и завтра на барбекю он пойдет один. А среди приглашенных — ни одной новой физиономии.
— Нэйтан, давай без истерик. Ты же не думал, что я на тебе женюсь? — спросил он, не понижая голоса. К разговору все равно уже прислушивались.
— Я много о чем не думал. — Нэйтан немного снизил тон, красные пятна на его лице сменились бледностью, ноздри гневно раздувались. — Например, что ты, Джерри, самая настоящая крыса! И останешься ею, пока действительно не женишься. По любви. Понял?
Джерри прыснул.
— Птенчик, ты перегрелся. Посиди под кондиционером, остуди голову. Пойдем, Энджи, — он взял девушку за локоть и повел к выходу, не оглядываясь. На самом деле веселья он не чувствовал. Внутри кипело раздражение.
— Ты такой горячий, Джерри, — мурлыкнула Анджела, как только они вышли на воздух, и нежно прошлась острыми ноготками по его предплечью. — Даже мальчишки драться за тебя готовы. Это тааак заводит. Покажешь и мне, чем ты так его впечатлил, мм?
Джерри улыбнулся, обнимая ее за талию. Это была хорошая идея. Разрядка ему не помешает.
— Даже не знаю, — протянул он, — а вдруг ты тоже такая впечатлительная, как этот чудик, и потом станешь меня преследовать?
Анжела рассмеялась и покачала головой.
— Ты меня за школьницу принимаешь? Пойдем, соседки до завтра не будет…
И они направились в сторону общежития. Джерри даже мысленно поблагодарил Нэйтана. Если бы не его истерика, неизвестно, захотела бы Энджи так стремительно переходить к главному.
Привычно прошмыгнув мимо коменданта, Джерри поднялся за Анжелой на второй этаж. В общежитии было не слишком людно — на выходные ребята разъехались. Мало кому хотелось сидеть в комнате, пока держится летняя погода. Так что целоваться они начали еще в коридоре, не рискуя с кем-то столкнуться. А раздеваться — как только за ними захлопнулась дверь.
Энджи абсолютно точно не была школьницей в этих вопросах и целовалась так яростно, что абсолютно трезвый Джерри почувствовал себя слегка навеселе. Живот свело приятной судорогой, предвещавшей яркое удовольствие, стоило ему только залезть Энджи рукой под платье. В паху стало жарко и тесно. Джерри потянул вниз ее трусики и вдруг почувствовал, как живот скрутило, но ничего приятного и волнующего в этом уже не было. От неожиданности и боли на глазах выступили слезы. Джерри отшатнулся и хватанул губами воздух. Легче не стало.
— Ты чего? — удивилась Энджи, пытаясь заглянуть ему в лицо.
— Я… — прохрипел Джерри, — я сейчас!
Он выскочил из комнаты, прижимая ладонь к животу. Кожу покрыл холодный пот. Внутри него творилось что-то страшное. Джерри ввалился в ванную и закрыл за собой дверь. По телу прокатилась горячая волна, окончательно сбивая эрекцию. В глазах потемнело. Джерри зажмурился, пытаясь ухватиться за край раковины, но он ускользнул из-под руки, мир покачнулся и исчез.
— Джерри! — в дверь громко стучали. — Джерри, ты там в порядке?
Джерри открыл глаза. Он лежал на полу, но в остальном все, кажется, прошло.
— Я сейчас! — отозвался он, но Энджи проигнорировала его слова, продолжая тарабанить в дверь.
— Джерри, отзовись! Джерри, твою мать!
— Да здесь я! — рявкнул Джерри, но получилось удивительно пискляво. Он кашлянул и попытался встать. Ничего не вышло. Он так и остался где-то на уровне пола. Ванная казалась какой-то нереально огромной, просто чудовищной. Он зажмурился. Может быть, ему в кофе подмешали какую-то наркоту? Джерри понятия не имел, зачем и каким образом это могло произойти, но это предположение хотя бы все объясняло. И пока он под кайфом, то просто не может подняться на ноги, вот и все.
— Джерри! — Энджи тарабанила в дверь. — Какого хрена?
— Энджи, мне нехорошо, — прохрипел он и еще раз попытался встать, все так же безуспешно. Он опустил взгляд, но не увидел своих отличных стройных ног в обтягивающих джинсах. Только четыре цепкие лапы, типа крысиных. Это было настолько невероятно, что на какое-то время Джерри даже забыл о пытающейся выбить дверь Энджи. Просто сидел и рассматривал свои новые конечности.
«Это какая-то реально мощная дурь», — подумал он отстраненно.
К лапам полагался хвост. Только куда толще и солиднее, чем у любой крысы. Он пощупал лапами лицо, но вместо него ощутил лохматую вытянутую морду.
«Нихера, кроет…»
И тут дверь все же открылась, являя запыхавшуюся, раскрасневшуюся Энджи, а рядом — какого-то здоровяка.
— Ребята, мне плохо, — пробормотал Джерри, ошарашенно улыбаясь.
Но никто его не слушал. Энджи вдруг отскочила и завизжала так, что у Джерри заложило уши.
— Крыса! Мать твою, это крыса! Аааа! Убери ее, господи, Том!
А Джерри вдруг обрёл не только лапы и хвост, но и крылья. И взлетел в воздух. Но через секунду от боли в заднице понял, что это просто его держат на весу за хвост.
— Да это не крыса, а опоссум! — радостно объявил Том, рассматривая находку. — Не ори. Они хорошие!
И тут заорал уже Джерри. Он попытался вывернуться, но Том держал его крепко. Энджи тоже продолжала верещать, а Джерри все никак не просыпался от этого кошмара.
— Убери, убери его! Что он там делал? Как он туда забрался?
— У тебя окно открыто, — Том попытался перехватить Джерри поудобнее, но тот извивался, как бешеный. — Ай, да не вертись ты!
Джерри вдруг понял, что с него хватит. Силы разом кончились и он обвис, как мертвый.
«Это пиздец», — только и вертелось у него в голове. И что такого трипа у него за всю жизнь не было ни разу.
Кажется, его куда-то несли, но Джерри не был в этом уверен, пока вдруг не очутился мордой в траве.
— Беги, малыш, — нежно просюсюкал голос Тома. — И больше не попадайся Энджи, она — истеричка!
— Сам такой! — не осталась в долгу Анджела.
— Да вы оба ненормальные! — заорал Джерри, но они не обратили никакого внимания и, переругиваясь, пошли к общежитию. Это было ожидаемо. Потому что ненормальным здесь был только он. Джерри с отчаянием взглянул на свои крошечные крысиные — то есть, опоссумовые — лапки. Его затрясло от ярости.
— Аааааааааа! — бессильно заорал Джерри и помчался по траве, задрав пушистую голову. Его трясло от гнева. Но вместо ора у него выходил только какой-то противный поросячий визг. Невыносимо хотелось проснуться. Джерри даже пару раз перекувыркнулся через голову, в надежде, что это как-то поможет, но увы. Тогда он со всей дури укусил себя за хвост, но это было так больно, что он снова заорал.
— Ой, смотри-смотри, опоссум! — послышался девичий возглас откуда-то сверху. — Что он тут делает?
— Орет, — меланхолично отозвался мужской голос. — Не мешай ему.
Джерри снова заорал и на всех парах влетел в заросли папоротника. Его обуревал гнев, но он понятия не имел, как справляться с этим, будучи опоссумом. Почему это случилось? Почему именно с ним? Чем он заслужил такое? Джерри плюхнулся на живот.
«Проснись! Проснись!» — повторял он, скребя лапами землю. Ничего менялось.
— Аааааааа! — в отчаянии заорал Джерри и снова рванул вперед, едва не сбив с ног какую-то девицу в мини-юбке. Та взвизгнула и с воплем: «Крыса!» — бросилась бежать.
Тут у Джерри в голове будто что-то щёлкнуло. Да так, что он замер.
«Ты, Джерри, самая настоящая крыса! И останешься ею!..» — прозвучал в памяти гневный голос Нэйтана.
Его прокляли, прокляли!
Разумеется, он слышал о колдунах. Кто про них не слышал? О них даже в школе предупреждали, где-то после опасности брать конфеты у незнакомца и переходить дорогу в неположенном месте. Мать с детства пугала его, что нельзя связываться с магами, мол, превратят в лягушку и будешь квакать до конца жизни. Но ведь настоящие маги были так редки! За все свои двадцать три года он не встречал ни одного. То есть — раньше не встречал.
— Аааааааааа! — зашелся Джерри яростным воплем. Ему хотелось прыгнуть на Нэйтана и трясти, трясти, пока тот не превратит его обратно. Ох и врезал бы он ему. Принцесса?! Нет, черт, это настоящая злобная колдунья!
— Ты посмотри, какой. Что это с ним? — прозвучал над Джерри женский голос. — Может, у него что-то болит?
— Душа! Душа у меня болит! — заорал Джерри, попытался цапнуть протянутую к нему руку и припустил в кусты, гордо задрав хвост.

План был прост: найти Нэйтана и заставить его снять проклятье. Джерри несся вперед, высокие травинки хлестко били по лицу, то есть, теперь уже морде. В крови кипел адреналин. За его жаром Джерри не сразу осознал простую вещь — он понятия не имеет, где Нэйтана искать.
Они виделись на вечеринке у Элли. А потом — в кафе. Джерри даже не знает, что Нэйтан изучает. И уж тем более — где живет.
«В кафе!», — тем не менее решил Джерри. В обычной ситуации до него было всего пятнадцать минут неспешной прогулки, но с его нынешними размерами Джерри порядком запыхался, пока оказался у цели. Возле кафе толпились студенты. Джерри прошмыгнул мимо, направляясь прямо к дверям, пока не задел недавно обретенным хвостом чью-то ногу.
— Мамочки, какая гадость! — охнул над ним громкий голос и тут же рядом кто-то взвизгнул.
— Дрянь какая, что он тут делает? Тодд, убери его!
— Да чем я его уберу? Успокойся.
В этот момент кто-то открыл дверь и Джерри шмыгнул внутрь. На него обрушился целый водоворот настолько сильных запахов, что закружилась голова, и Джерри едва успел юркнуть под ближайший столик, пока на него не наступил чей-то кроссовок. Он шлепнулся на холодный пол, шумно дыша. Кажется, пронесло. Осталось всего лишь найти Нэйтана.
В кафе было людно, так что Джерри попытался рассмотреть собравшихся из своего укрытия. Но видно было в основном ноги, бедра и задницы, а не лица. Прежде он бы порадовался неожиданно открывшемуся ракурсу, но сейчас было не до того. Цокая коготками по холодному кафелю, Джерри перебирался из-под одного стола под другой, пока вдруг кто-то не стукнул его веником. От испуга у Джерри заколотилось сердце. Он заметался и тут же снова схлопотал веником.
— Кыш! Кыш! — приговаривал громкий голос, настойчиво пихая его в бок.
Джерри возмущенно завопил:
— Да что ты творишь, урод! Эй! Прекрати!
Но только снова схлопотал веником поперек спины. Получалось не столько больно, сколько обидно. И страшно.
— Прекратиии, ссюка! — взвизгнул Джерри, пытаясь спасти задницу от нового тычка веником, запутался в лапах и кубарем выкатился в открытые двери кафе. Оглушенный и разозленный, он вскочил и ринулся в траву, тихо ругаясь себе под нос. Если бы сейчас кто-то попытался остановить этот мохнатый комок гнева, то остался бы не только без веника, но и без пальцев.
Немного успокоившись, Джерри обнаружил себя на университетском дворе. У кого-то еще продолжались занятия, у кого-то — только закончились. На зеленом газоне тут и там сидели студенты, группками и по одному, болтая, поедая сэндвичи и лениво листая учебники. Солнце клонилось к закату, но все еще было очень тепло. От нагретой за день земли шел сухой жар.
Джерри потрусил по газону, выискивая среди студентов Нэйтана. В то, что мага-недоучку он может так и не встретить, Джерри просто не верил. Отказывался верить. Но пока его видно не было. Попадались знакомые лица. У одного из раскидистых деревьев, только начавших сбрасывать листву, лежал Стиви, пялясь в небо. Джерри обежал его стороной. В то, что Стиви узнает его в таком виде, он не верил, но все равно опасался какой-нибудь подставы.
А если это он? Может, это Стиви его превратил? Он ведь тоже психованный. И до сих пор зол на Джерри, хотя тот ничего ему не обещал. Нет. Надо начать с конца. А именно — с Нэйтана. Самого свежеобиженного. И откусить ему… этот самый конец, если не согласится превратить Джерри обратно.
Джерри перебежал открытую часть поляны и снова нырнул в какие-то кусты, названия которых не знал, в кустах обнаружился Питер, который валялся прямо на траве и, кажется, спал, накрыв голову учебником. От него исходил знакомый аромат, который Джерри узнал бы в любом состоянии, — виски.
Кажется, у кого-то тоже была непростая неделька. Джерри и сам бы с удовольствием выпил. Это была просто лучшая идея за день. Нужно было так поступить еще утром — просто завалиться дома с бутылкой виски, никуда не ходить, ни с кем не говорить и ни в кого потом не превращаться. Но теперь вернуться домой было невозможно. И дело даже не в том, что ключи от комнаты исчезли вместе с джинсами и его собственным телом. Но даже заберись он в дом, соседи тут же вышвырнут его вон. А Марк может и вовсе пристрелить. Он вообще немного чокнутый. И не слишком любит животных.
Джерри подкрался поближе к Питеру. Тот ровно сопел в учебник и опасности не представлял. Его рюкзак валялся рядом. В нем всегда была припрятана фляжка виски. Когда-то Джерри стыдил Питера за начинающийся алкоголизм, но сейчас это было ему только на руку. Или на лапу. Если только Питер не вылакал все подчистую.
Не долго думая, Джерри нырнул в темные недра рюкзака. Внутри изрядно воняло табаком, а еще его явно давно не стирали, но сейчас Джерри не волновали подобные вещи. Фляжка нашлась довольно быстро и там внутри что-то смачно булькало. Джерри цапнул ее зубами за цепочку и полез обратно, но тут у него так сильно защекотало в носу, что он просто не смог сдержаться и оглушительно чихнул. Перепуганный, что разбудил Питера, Джерри рванул на свет, не выпуская драгоценный груз. Питер в самом деле пошевелился и сел, но Джерри со всей доступной ему скоростью припустил обратно в кусты, не дожидаясь возможности поприветствовать приятеля. Фляжка многообещающе булькала.
Для верности он пробежал еще несколько футов до следующих зарослей и только там притих. Никто его не преследовал. Окрыленный своей удачей, Джерри пристроился у корней и попытался открутить пробку. Но его маленькие лапки явно не были предназначены для таких тонких манипуляций.
— Нееет, — прошипел Джерри, отчаянно цепляясь за скользкую от его слюны крышку. — Ну пожалуйста! Ну давай же!
Крышка не поддавалась. Запищав, Джерри вцепился в нее зубами.
— Сюююка!
Но хотя такой прием тоже не имел особого успеха, Джерри не отступал. Зубы заныли, но душа ныла сильнее. Помогая себе лапами, ему все же удалось расшевелить крышку. Пахнуло живительной влагой. Джерри уперся задними лапами в землю, передними обхватил фляжку и, вцепившись зубами в крышку, потянул на себя. Что-то громко хрустнуло. Оставалось только надеяться, что это были не зубы. А в следующее мгновение пробка с глухим «чпок» вылетела из горлышка. В морду Джерри плеснуло виски. Он облегченно слизнул капли с шерсти и чуть не выпустил фляжку.
— Нет-нет-нет, родная! — испуганно пискнул Джерри, прижимая драгоценный сосуд к себе. Он еще никогда не был так рад выпивке.
— За твое здоровье, Питер! — хихикнул он себе под нос, заливая виски в пасть. Пить было неудобно, но совершенно восхитительно. После пары глотков во всем теле появилось покалывающее тепло, земля под задницей покачнулась и поплыла.
— Чтоб ты сдох, Нэйтан! — провозгласил Джерри следующий тост и сделал еще глоток. Фляжка все же упала, заливая его виски, но Джерри тут же пристроил морду так, чтобы ловить вытекающие капли языком, а затем принялся облизывать мокрую от выпивки шерсть. Но делать это было тем затруднительнее, чем сильнее качалась земля под его пушистым задом. Кажется, в этот момент он впервые прочувствовал, что ему не врали в начальной школе на уроках географии, и Земля действительно вращается вокруг своей оси. Джерри громко икнул, поднял лапу, чтобы облизать ее, но тут же уронил голову на траву. Фляжка покатилась в сторону.
— Н-ниухад-ди! — возмутился Джерри и приподнялся, пытаясь ее остановить, но тут же резко устал и снова лег, наполовину высунувшись из-под куста.
По всему телу разливалось восхитительное тепло, которое не раздражало, а привносило в невыносимость бытия некий приятный элемент. Джерри покосился в небо, а потом закрыл глаза. Он обязательно найдет Нэйтана и всыплет ему по первое число. Только для начала немножко поспит.
Сквозь сон Джерри почудилось, будто кто-то бережно поднимает его с земли и еще осторожнее несет куда-то на руках. Пожалуй, так трогательно к нему не относились со времен младенческого возраста и то, Джерри был не уверен. В памяти всплыло умное слово «сублимация», но Джерри не помнил, что оно означает, особенно после половины фляги виски.
— Не бойся, малыш, с тобой все будет хорошо, — донесся до него ласковый голос, а потом Джерри снова погрузился в сон.

Опоссум

Проснувшись снова, Джерри обнаружил себя в темноте. Было тепло и даже довольно удобно. Пахло бумагой и печеньем. Голова более-менее прояснилась, только очень хотелось есть. Джерри пошуршал, пытаясь устроиться комфортнее и в то же время — разобраться, где он и что с ним. Вряд ли это опоссумовый рай. Через несколько минут он нащупал молнию и смог немного ее расстегнуть, чтобы высунуть наружу нос. Судя по всему, он сидел в чьем-то рюкзаке. Или же путешествовал по воздуху в сгустке тьмы. Но первое было вероятнее. Выпрыгивать отсюда казалось безумием, так что вместо рискованных выходок, Джерри принялся изучать содержимое рюкзака. В пластиковом пакете на самом дне обнаружилось полпачки имбирного печенья и горсть соленых орехов. Закуска скрасила его путешествие, и когда рюкзак открылся, Джерри успел собрать языком последние крошки.
— Ну вот мы и приехали, — донесся до него подозрительно знакомый голос. Рюкзак наконец-то перестал трястись и Джерри опустили на пол. Или на землю, он так и не понял. — Ты как там, малыш?
Не успел Джерри вспомнить, где слышал этот голос, как над рюкзаком склонилась физиономия Нэйтана! Пока Джерри хлопал глазами, Нэйтан сунул в рюкзак руку, пытаясь подцепить Джерри под пушистый бок.
— Рруки убррал, ссюка! — рявкнул Джерри и попытался тяпнуть Нэйтана за палец, для доходчивости.
— Твою мать! — Нэйтан отдернул руку и шлепнулся на задницу от неожиданности. Вид у него был совершенно растерянный.
— Расколдовывай меня, засранец! — Джерри высунулся из рюкзака. Лапы ещё держали нетвердо и пришлось покрепче цепляться за ткань, чтобы не свалиться.
Нэйтан моргнул, сделал попытку встать, но только отполз подальше, пока не уперся спиной в стену.
— Что сделать?
Джерри замер. Нэйтан его понял! Никто не понимал, а он — пожалуйста! Значит либо он — юный доктор Дулиттл, либо — тот самый маг. Бинго!
— Сними свое сраное проклятье, Принцесса!
Нэйтан моргнул. Его лицо вытянулось, по нему словно прошла волна, страх сменился удивлением, а потом Нэйтан проговорил:
— Джерри?
— Да, черт тебя возьми! — Джерри выпрыгнул из рюкзака. Получилось неловко из-за подкосившихся лапок, но хвост помог удержать равновесие. Не такая уж бесполезная фигня, оказывается. — Давай, возвращай все, как было!
Нэйтан вдруг громко хрюкнул. Не успел Джерри порадоваться, что, может быть, он из солидарности решил превратиться в свинью, как Нэйтан громко расхохотался:
— Крыса! А-ха-ха-ха-ха! Ты правда стал крысой!
Если бы Джерри мог покраснеть, он бы именно это и сделал. Но он мог только гневно заорать и прыгнуть Нэйтану на грудь.
— Ссюка! — он вцепился когтистыми лапками в его майку. — Не смешно! Нихрена, блять, смешного!
Но вместо того, чтобы испугаться, Нэйтан заржал еще громче, опрокидываясь на спину:
— А-ха-ха-ха-ха! Крыса!
— Грррр, — Джерри хотелось отгрызть ему наглый острый нос, но вместо этого он схватил его лапами за подбородок, пытаясь заставить посмотреть в глаза. — Ты, маленький недотраханный засранец, преврати меня обратно!
— А что, в таком виде… ха-ха… траханье тебя уже не… ик!.. устраивает? — Нэйтан аж икать начал от смеха. В голубых зенках Джерри не увидел даже намека на раскаяние. — Ты можешь попробовать на кошках, а-ха-ха-ха!
— Преврати меня назад, иначе клянусь, ты будешь пить кофе с крысиной мочой до конца своих дней!
— То есть, — Нэйтан перестал ржать, взял опоссума подмышки и поднял на вытянутых руках, заглядывая в лицо, — ты собираешься жить у меня вечно и гадить в мой кофе?
Джерри зыркнул на него со всей ненавистью, на которую был способен.
— Ты не имеешь никакого права превращать людей в кого попало! — заорал он, но из-за писклявого дребезжащего голоска звучало неубедительно. — Боюсь представить, что ты сделал с учителем, поставившим тебе неуд, если такой чувствительный!
— Ты не поверишь, но подобное со мной впервые, — Нэйтан поставил Джерри на пол и встал, отряхивая брюки на заднице, которая даже сейчас, в столь бедственном для Джерри положении, не утратила своей привлекательности. Хотя в данный момент Джерри предпочел бы куснуть ее как следует.
— Ты не поверишь, со мной тоже! — Джерри оббежал Нэйтана так, чтобы снова видеть его лицо. — Давай, ты достаточно меня унизил, колдуй обратно!
— Извини, — хохотнул Нэйтан и развел руками, глядя на него сверху вниз. — Но я понятия не имею, как это сделать.
— Чего?! — заорал Джерри и на одной только силе ярости, вскарабкался по его штанине вверх, с удивительной ловкостью цепляясь за одежду перебрался на плечо. Джерри даже сам не понял, как это сделал, в голове билось только «я набью ему морду!». — Ты!!! Ты! Недоучка! Превращай меня обратно! — он цапнул Нэйтана когтями за ухо, чтобы заставить повернуться. — Быстро!
— Эй, блять, полегче! — Нэйтан попытался сбросить его на пол, но Джерри держался крепко и норовил тяпнуть мелкого говнюка еще и зубами. Нэйтан схватил Джерри за шкирку, пытаясь оторвать от себя, но тот и не подумал так легко сдаваться. Ткань пиджака громко затрещала.
— Скотина! — рявкнул Нэйтан, пытаясь оторвать лапы Джерри от одежды. — Я работал все лето, чтобы купить этот сраный пиджак!
— Да мне насрать! — заверещал Джерри. — Я его тебе еще и обоссу! Превращааай! — затянул он истошно, пока Нэйтан старался отцепить его от себя.
Наконец, его лапки все же разжались. На ткани пиджака осталась только пара мелких зацепок. Джерри, разочарованный, уставился на держащего его Нэйтана.
— Мне больно! — заявил он с укором. — Это — жестокое обращение с животными. Изверг.
— Мне тоже было больно, между прочим, когда… — Нэйтан запнулся и постарался сменить тему. — Жестокое обращение будет, когда я выброшу тебя на мусорник и делай что хочешь потом.
— Что хочешь? — осклабился Джерри. — Я бы на твоем месте не разбрасывался такими словами. Не могло тебе быть больно. Я был максимально аккуратен в ту ночь. А если было — чего сразу, блин, не сказал?
Нэйтан хотел было опустить Джерри на пол, но тут же взвился, будто Джерри действительно укусил его за жопу:
— Не могло быть больно? Ах ты, скотина хвостатая! Что ты вообще об этом знаешь? Только и думаешь, небось, куда присунуть свой… скипетр! А ну полезай обратно в сумку! Зачем я только вообще тебя подобрал? Дурная манера спасать каждую встречную зверюгу!
С этими словами он направился к сумке, вознамерившись засунуть Джерри обратно. Но Джерри вырывался и крутился так отчаянно, что удержать его в руках стало почти невозможно.
— Неееет! — запищал он. Нэйтан больно в него вцепился, пытаясь ухватить поудобнее. Джерри взвыл и с силой впился зубами в его руку.
— Ай! — Нэйтан разжал пальцы, и Джерри звонко шлепнулся на пол. Нельзя было терять ни минуты. Он вскочил на лапы и, пока Нэйтан, не опомнился, бросился бежать вглубь квартиры. Мебели в ней было преступно мало, но, наконец, Джерри увидел диван и юркнул под него, забившись в самый дальний угол. Здесь валиками каталась пыль, но такая ерунда его не волновала. Самое главное — Нэйтан его не достанет.
Некоторое время он лежал в пыли, пытаясь отдышаться. Слышно было, как Нэйтан ходит по квартире, ругаясь вполголоса. Кажется, он поминал нехорошими словами маму Джерри, прекрасную и ни в чем не повинную женщину, а также самого Джерри, в самых разнообразных комбинациях с животными. Лежа на грязном полу, Джерри думал о том, что ему делать дальше. В то, что Нэйтан не способен снять собственное проклятье, не верилось. Скорее он просто все еще зол и хочет поглумиться над Джерри. Что ж. Значит, нужно сделать так, чтобы ситуация перестала доставлять ему удовольствие.
Джерри прикрыл глаза, воображая, что как только Нэйтан ляжет спать, он нагадит ему в туфли, погрызет пиджак, над которым сопляк так трясется, и может быть таки тяпнет за задницу, но это уже стоит оставить напоследок, потому что этим он точно обнаружит свое присутствие.
Но Нэйтан не спешил ложиться спать. Он походил туда-сюда ещё немного, потом начал чем-то греметь. Джерри открыл глаза и высунулся немного вперёд, пытаясь рассмотреть, что делает Нэйтан. Тот заглядывал под шкаф и усиленно шурудил под ним шваброй.
— Вылезай, паскуда хвостатая!
Джерри тут же забился назад, надеясь, что длины ручки не хватит, чтобы его достать. Вся эта история становилась опаснее с каждым часом. Он теперь слишком мелкий, Нэйтан запросто может пришить его этой шваброй. Поразмыслив, Джерри высунулся снова: Нэйтан перетряхивал вещи, сваленные на стуле. Убедившись, что на него не смотрят, Джерри в три прыжка пересек комнату, открыл нижний ящик комода и юркнул туда. Закрыть его изнутри оказалось сложнее, но Джерри догадался подтолкнуть ящик хвостом, а потом быстро подтянуть его внутрь. Комод мягко закрылся, стало темно.
Джерри прислушался. Нэйтан ещё долго ходил по комнате, чем-то гремел и ругался, но Джерри сидел тихо, как его мышиный тезка. Наконец, все стихло. Джерри вздохнул и немного расслабился. Нужно выждать ещё чуть-чуть, пока Нэйтан уснет, а потом он устроит ему Варфоломеевскую ночь…
В комоде было тепло и темно, приятно пахло кондиционером для белья, Джерри пригрелся и едва не начал дремать, как вдруг его разбудили громкие звуки. Спросонья он даже не понял, что происходит. Слышались какие-то странные возгласы, перемежающиеся ритмичными шлепками и протяжными стонами.
Но уже спустя пару секунд его осенило: «Да он там с кем-то трахается что-ли?!». От возмущения Джерри подскочил и стукнулся головой о верхний ящик. Значит, он тут прячет свой крысиный хвост, а Нэйтан наслаждается жизнью? Ну уж нет! Джерри чуть-чуть приоткрыл ящик и прислушался.
— О, да! — тут же донёсся до него сладострастный мужской стон. — Сильнее! Ещё сильнее!
«А меня он так не умолял, паршивец!» — возмутился Джерри мысленно.
— Ещё! О, да! Да, детка! — вопил кто-то. Все это сопровождалось шлепками, темпу которых мог позавидовать отбойный молоток.
«Да это же порнушка!», — осенило Джерри и на душе сразу стало спокойнее и светлее. Кроме того, открывался простор для диверсий, пока Нэйтан занят. И начать можно было прямо с комода.
Ящик, в который Джерри забрался, оказался забит джинсами и брюками. Вдохновляемый хорошо поставленными и крайне нереалистичными стонами и влажными шлепками, Джерри перебрал весь доступный гардероб. Да так старательно, что устала челюсть. После чего очень осторожно выбрался из комода и юркнул под заваленный вещами стул.
Стоны в порно сменились сладострастными завываниями и Джерри невольно позавидовал энтузиазму актера. В комнате было темно. Нэйтан наверное на диване, удовлетворяется под эти вопли. Надо же, Джерри не ожидал, что его заводят подобные вещи.
«Дрочит поди, смакуя, что превратил меня в крысу. Извращенец!».
Распереживавшись о такой несправедливости, Джерри перегрыз первый попавшийся под лапы провод, выпавший из кучи одежды, под которой он прятался. И только потом сообразил, что провод мог быть подключен к сети. От страха у него вспотел хвост.
«Нет-нет, никаких проводов. Где там его любимый пиджак?..» — Джерри осторожно высунулся из-под стула, осматриваясь.
В то же мгновение ему в глаза ударил луч света.
— Ах вот ты где, засранец! — послышался голос Нэйтана, и Джерри услышал, как тот коршуном спрыгнул на пол. Заметавшись, Джерри с воплем снова ринулся под диван, едва не угодив Нэйтану под ноги. В крови бешено бурлил адреналин. Джерри чувствовал себя почти камикадзе, бесстрашно бросающимся на врага. Или все же не столь бесстрашно.
Вспыхнул свет. Порнографические вопли прекратились. Джерри услышал шаги Нэйтана.
— Ну все, теперь я тебя точно достану, скотина хвостатая! — и Джерри услышал, как противно заскрипели ножки отодвигаемого дивана. Он заверещал, едва не попав под одну из ножек, и выскочил наружу. От ужаса его трясло. Нэйтан схватил его за мохнатые бока, прижимая к полу. Пискнув, Джерри ощутил, как сознание быстро заволакивает темнота, и отключился, подтянув под себя лапки.
Сколько он провалялся без сознания, Джерри не знал. Очнулся он от сладкого фруктового запаха, щекочущего ноздри, повел носом и фыркнул.
— Ты живой! — радостно воскликнул голос Нэйтана над ним и Джерри вдруг почувствовал, как его поцеловали в щеку. В первые мгновения подумалось, что вся это ерунда с превращением ему просто приснилась, и на самом деле он уснул в доме Элли после секса с Нэйтаном. А потом ощутил, как шевельнулся его хвост. И совсем не тот, что с самого рождения рос у него спереди.
— Неееет, — простонал Джерри, зажмуриваясь, и подергал себя лапами за усы.
— Джерри? — Нэйтан гладил его от головы к спине, как будто вовсе не он обзывал Джерри «мохнатой тварью» и прочими нехорошими словами. — Скушай персик, он сладенький… Я его даже порезал. Только не помирай больше, ладно?
— В жопу себе засунь свой персик, — пробурчал Джерри, закатывая глаза. — Превратил меня в ручную крысу, маг-недоучка.
В животе заурчало от голода. Джерри протянул лапу в направлении сладкого запаха, нащупал что-то продолговатое и упругое, сунул в пасть. Было вкусно. Это оказался виноград.
— Персики в жопу обычно не суют, — Нэйтан снова погладил Джерри по шерсти, — это в персики… кхм… Ну ты понял. Хотя лично я… не пробовал.
Джерри перевел на него заинтересованный взгляд.
— Да ты извращенец, — протянул он, запихивая в рот еще виноградину. — Но это останется между нами, если ты прямо сейчас превратишь меня обратно.
— С этим… ну… проблемы, в общем, — Нэйтан поерзал на полу. Джерри заметил, что он одет в шёлковую пижаму, тоже черную. Вот позер мелкий, а? — Я правда не знаю, как тебя расколдовать.
Джерри уставился ему в глаза. Наверное, в его новом обличье это выглядело не слишком впечатляюще, но он все же долго сверлил Нэйтана взглядом.
— Ты шутишь.
— Нет…
— Скажи, что ты шутишь! Я что, теперь на всю жизнь останусь в таком виде? Ты издеваешься надо мной, Принцесса!
— Джерри… — ответный взгляд Нэйтана был полон раскаяния. — Это случайно получилось. Я не знаю, как. Я был очень зол на тебя и…
— Преврати меня! — Джерри вскочил и с самым решительным видом оперся на колени Нэйтана лапами. — Давай! Никаких отговорок!
— Если хочешь… завтра мы можем съездить к моему наставнику. Может быть, он что-то подскажет или сможет тебя расколдовать?
— Что-то мне не нравится твой тон, — пробурчал Джерри и слез на пол. Настроение совсем испортилось. Перспектива всю оставшуюся жизнь бегать на четвереньках становилась все ближе. — Тогда с самого утра. Надеюсь, твой наставник — маг поспособнее тебя.
— Конечно! — просиял Нэйтан. — Он обязательно нам поможет, я уверен!
Джерри только вздохнул, посмотрел на персик, лежащий на блюдечке, и сказал:
— Пить хочу. Где моя вода?
— Ой, извини, сейчас принесу! — спохватился Нэйтан, вскочил и убежал на кухню, шлепая босыми ногами по полу.
Джерри проводил его взглядом и снова взглянул на персик. Есть больше не хотелось. Он вскарабкался на кучу вещей и, повозившись, устроился там в некотором подобии гнезда. В голову лезли невеселые мысли. Что будет, если это недопроклятье недомага не сможет снять его наставник? Неужели ему придется провести всю жизнь в таком виде? И сколько будет длиться эта «вся жизнь»? Как положено человеку или же — опоссуму? Сколько вообще живут опоссумы? Джерри вздохнул и зарылся носом в нэйтановскую футболку. Было отчаянно жаль себя. Но усталость победила и вскоре он уснул.

Индюк

Проснулся Джерри от лёгкой щекотки, будто кто-то дышит ему в щеку. Сквозь сон он пробормотал что-то вроде: «птенчик, перестань!» и попытался перевернуться на другой бок, но у него не получилось. Тогда он открыл глаза и понял сразу две вещи: во-первых, он все ещё оставался опоссумом, а во-вторых, рядом спал Нэйтан, уткнувшись носом в его шерсть. Нэйтан обнимал его поперек тушки, словно подушку или край одеяла. За окном уже светало.
Первым порывом Джерри было куснуть Нэйтана за палец. Превратил его непонятно во что, и спит себе спокойно. Еще и с обнимашками лезет, извращенец. Кроме того, Джерри не помнил, как оказался на кровати. Нэйтан сам его перетащил?
— Зоофил проклятый, — прошипел Джерри себе под нос, но кусаться не стал. Просто осторожно вылез из-под руки Нэйтана и мягко шлепнулся на пол. Пожалуй, в его ненышнем пребывании был только один плюс — можно было легко высвободиться из чужих объятий.
Джерри рысью подбежал к миске с водой, полакал оттуда, обнюхал уже несвежий персик, фыркнул и решил разведать территорию. Раз уж он находится в квартире Нэйтана, стоит этим воспользоваться. Он заглянул в кухню, нашел в миске на столе пару яблок и методично их обгрыз. Посчитав завтрак оконченным, Джерри снова вернулся в комнату. Нэйтан продолжал спать.
В комоде ему уже нечего было делать, потому Джерри избрал объектом для исследований шкаф, дверца которого оказалась соблазнительно приоткрытой.
Первым, куда добрался Джерри, был ящик с бельем. В большинстве своем ничем не примечательным. По крайней мере, так решил Джерри, пока вдруг под очередной стопкой боксеров не обнаружил маленький пакетик, из которого выглядывало нечто кружевное. Заинтригованный, Джерри потянул на себя тонкую ажурную веревочку и замер от восторга. Это оказались стринги. Женские, разумеется. Хотя, судя по размеру, все же нэйтановские. Джерри расхохотался, но из пасти вырвался только отрывистый писк. Его настолько воодушевила находка, что во второй ящик Джерри нырнул, как археолог в древнюю сокровищницу. Там оказалось несколько толстых черных свечей, пара наручников, тюбик смазки, резко пахнущий ванилью, и здоровенный узловатый корень. Силиконовый, судя по всему. И на батарейках.
— А ведь ты настоящий извращенец, птенчик, — прохихикал Джерри, вспоминая их почти пуританский секс в доме Элли. Оказывается, можно было так с ним не нежничать. Но кто же знал, кто же знал. Оставалось только отыскать, скажем, маску мазохиста и после Нэйтан не отмоется до конца жизни. Правда, для этого ещё необходимо, чтобы Джерри смог понимать кто-то ещё.
Он как раз примеривался, как залезть в самый верхний ящик, но вдруг дверца шкафа распахнулась и до Джерри донёсся возмущенный вопль Нэйтана:
— Эй! Что ты тут делаешь?!
— Узнаю тебя поближе, — хихикнул Джерри, подцепив хвостом край кружевных стрингов. — Уверен, тебе очень идет эта штучка.
— Надо же, ещё вчера даже говорить со мной не захотел, а сегодня уже роешься в моем белье! — Нэйтан сцапал трусы, багровея не то от гнева, не то со стыда. — И да, они мне очень идут, только ты этого никогда не увидишь!
Джерри охватила ярость.
— Ты, наверное, страшно гордишься тем, что уничтожил мою жизнь! — рявкнул он (довольно пискляво).
— А ты думаешь, что принес мне только счастье? И неземное блаженство? — Нэйтан гневно запихал трусы обратно в ящик и уставился на Джерри, раздувая ноздри. — Благодетель секс-просвещения!
— А я не нанимался приносить кому-то счастье! У меня член, а не волшебная палочка! И я по крайней мере не изуродовал тебя на всю оставшуюся жизнь, гребанный ты извращенец!
— А что, были прецеденты кого-то изуродовать? — не остался в долгу Нэйтан.
— Ах ты поганый!.. — заорал Джерри и прыгнул на него с полки. Нэйтан отшатнулся, но Джерри яростно вцепился в его пижаму. — Ты! Ты!..
Нэйтан взвизгнул, крутнулся, пытаясь стряхнуть разъяренного опоссума. Джерри, который и так едва держался, соскользнул, отчаянно уцепился за край пижамных штанов, которые тут же поползли вниз, открывая бледные ягодицы.
— Ссюка!! — пискнул Джерри и от души вцепился в задницу зубами.
Нэйтан заорал и треснул Джерри по уху. Тот разжал зубы от неожиданности, громко шлепнулся на пол и тут же снова попытался прыгнуть на Нэйтана.
— Отвали, пидор мохнатый! — тот отшатнулся, хватаясь за укушенное место. — Ты мне жопу прокусил, идиот!
— Я тебе еще и уши отгрызу! — прошипел Джерри, но броситься больше не пытался. Он вдруг почувствовал себя совершенно опустошенным. — Сам ты идиот. Маг-недоучка. Заживет твоя жопа.
Он со вздохом сел на пол рассматривая свой длинный лысый хвост. А вот ему, кажется, предстоит остаться крысой.
Нэйтан хлюпнул носом и, хромая, выбежал из комнаты, держась за пострадавшее место. Джерри даже не проводил его взглядом. И чем он заслужил все это говно, которое с ним происходит? Ведь ничего плохого он не делал. Ему было хорошо, его партнёрам — вообще замечательно! И никто не жаловался. Ну, кроме Стиви. И, может быть, ещё пары человек. Но это же не повод вот так с ним поступать! В конце концов, разве не для того существуют случайные связи на вечеринках? Когда через пару часов после знакомства вы уже оказываетесь в постели. Разве не в этом смысл?.. Чему здесь обижаться? Он никогда никого не обманывал, не клялся в любви, ничего не обещал. Он просто хотел тепла и был рад поделиться своим.
К глазам подкатили слезы. Чтобы не рыдать на полу, Джерри забрался в нижний ящик комода, свернулся в клубок и бесшумно разрыдался, обнимая свой лысый уродливый хвост. Горючие слезы капали на погрызенные вчера джинсы и что-то подсказывало Джерри, что Нэйтан не обрадуется, когда обнаружит столько испорченной одежды. Но ему уже было все равно.
— Джерри! — донёсся до него голос Нэйтана спустя какое-то время. — Ты где? Вылезай, давай!
Джерри вытер морду о ближайшие брюки и открыл ящик.
— Поедем к твоему наставнику? — спросил он, не спеша вылезать наружу.
— Поедем, — ноги Нэйтана в просторных спортивных штанах приблизились к комоду. — Лезь в корзину.
Только сейчас Джерри увидел большую корзину для пикника, стоящую на полу. С одной стороны крышка была откинута. Примерно такую же его бабушка использовала, когда возила кота к ветеринару. Джерри замутило. Но поддаваться страху значило остаться опоссумом навсегда. Он шустро забрался в корзину и свернулся на дне клубком, надеясь только, что Нэйтан не станет проверять комод прямо сейчас. На дне Нэйтан заботливо постелил мягкое полотенце, как и все белье, пахнущее лавандовым кондиционером. Как будто ему было не наплевать.
— Ехать довольно долго, — донёсся до него наставительный голос Нэйтана. — Постарайся, пожалуйста, не орать и не кусаться. Если вдруг почувствуешь, что тебе плохо — просто тихо скажи. Хорошо?
«Какой ты, блять, заботливый!», — хотелось прошипеть Джерри, но он только кивнул. А уже через несколько минут уснул, уткнувшись носом в полотенце.

Проснулся он от резкого приторного запаха, который его звериный нос чуял в два или три раза сильнее, чем человеческий. Джерри чихнул и потер лапой нос. Что это может так вонять? Не успел он ничего сказать вслух, как крышка корзины приоткрылась и в нее заглянул Нэйтан.
— Ты как, нормально? Учитель согласился принять нас. Только нужно немного подождать.
Джерри не ответил. Только высунул любопытный нос из корзинки и понял, что Нэйтан действительно ебанутый, если ходит в подобные заведения.
Они находились в просторном полутемном помещении, удушливо воняющим благовониями. Играла тихая мелодичная музыка. Где-то вдалеке слышались голоса, но с такого расстояния нельзя было разобрать ни слова.
— Теперь понятно, почему ты даже собственное проклятье снять не в состоянии. Тебя учит какой-то шарлатан! — возмущенно прошипел Джерри и вылез из корзины, осматриваясь.
— Залезь обратно, пожалуйста! — всполошился Нэйтан, попытался присесть, но зашипел и снова выпрямился. — Нельзя, чтобы тебя кто-то увидел!
Но не успел он закончить фразы, как к ним подпорхнул незнакомый юноша в весьма легкомысленном наряде из полупрозрачного шелка. Как будто он только что сбежал из гарема падишаха. К слову, белье на нем тоже было полупрозрачное.
— Нэйтан! — воскликнул он, всплеснув руками и присел над корзинкой. — Какой сюрприз! А кто это тут у тебя?
— Руки убери! — не очень-то приветливо отозвался тот. — Я к Учителю.
— Весьма одаренный мальчик, чего ты его так? — отметил Джерри, рассматривая «мальчика» в районе паха. Он попытался улыбнуться, но вспомнил, что его очаровательная улыбка утрачена. — Привееет! Возьми меня на ручки! — и он протянул к парню лапы.
— Ути, прелесть какая! — «мальчик» проигнорировал возмущение Нэйтана и подхватил Джерри на руки. — Смотри, он как будто все понимает!
Нэйтан закатил глаза.
— Вот он откусит тебе что-нибудь жизненно важное, будешь знать! — пригрозил он вполголоса. — Нечем станет перед Учителем трясти.
— А тебе что, завидно? — хихикнул «мальчик», поглаживая Джерри между ушами. — Ты свое уже оттряс. Нечего другим завидовать!
Поглаживание оказалось довольно приятным. Джерри с готовностью поставил под руки мальчика еще и пузо.
— Так те трусишки — часть твоего послушничьего одеяния? — спросил он у Нэйтана. — А дилдак?
— А дилдак я для тебя припас, только вот опробовать не довелось! — прошипел Нэйтан и попытался отнять Джерри у мальчишки.
— Чего? — опешил тот и разжал руки от неожиданности.
— Я не с тобой разговариваю! — отрезал Нэйтан, сунул Джерри подмышку одной руки, второй схватил корзинку и стремительно направился прочь. Кажется, даже об укушенной заднице позабыл от злости.
— Эй! Ты куда? А учитель? Эй! — заорал Джерри, испугавшись не на шутку.
— Да не ори ты! — шикнул Нэйтан, крепче прижимая к себе опоссума. — Я никуда не ухожу. Просто от дебила этого хочу отвязаться. Лапы распускает, а ты и рад на его конец попялиться, да?
— Других возможностей ты меня лишил! — возмутился Джерри и попытался устроиться поудобнее. — Знаешь, все думают, что ты чокнутый, когда ты вот так со мной болтаешь.
— А то я, блять, не знаю!
Нэйтан добежал до противоположного конца залы, остановился перед античной статуей полуобнаженной девы, подсвеченной красноватым светом лампады, чтобы перевести дыхание. Джерри чувствовал, как он дрожит всем телом от злости. Ему казалось, еще чуть-чуть и у него самого хвост начнет дымиться.
— Евнух долбанный! — бормотал Нэйтан, продолжая трястись. — Напялил свои идиотские тряпки и думает, что если помашет хуем перед Учителем, так ему все Скрижали Мироздания откроются! Бездарь тупой!
«Кто бы говорил», — подумал Джерри, но вслух этого произносить не стал. Кажется, учитель Нэйтана тоже кинул. Что за карма у парня?
— Вообще безвкусно смотрится его костюмчик, — меланхолично заметил Джерри. — Такое надо тоже уметь носить. Чтобы не выглядеть, как дешевый хентай.
Нэйтан вдруг перестал дрожать и перехватил Джерри под живот, чтобы заглянуть ему в глаза:
— Ты правда так думаешь?
Ответить Джерри не успел. В зале прозвучал оглушительный удар гонга и громогласный голос произнес:
— Нэйтан Купер! Учитель ждет вас!
Нэйтан вздрогнул и как-то сжался, но уже через мгновение глубоко вздохнул, распрямил плечи, вскинул голову.
— Идем, все будет хорошо, — сказал Нэйтан, а Джерри не понял, он успокаивает его или себя.
Они пересекли залу, прошли через арочные двери, похожие на вход во дворец какого-то султана, и очутились на просторной террасе под куполом. В самом ее центре журчал прохладный фонтан, полускрытый за горшками с неизвестными Джерри яркими цветами. А немного поодаль от фонтана, на ворохе разноцветных подушек восседал худощавый мужчина, на вид лет пятидесяти. Он сразу не понравился Джерри, даже раньше, чем он успел это осознать. Что-то слащаво-приторное было в этом с ног до головы ухоженном субъекте с крючковатым носом и полными губами. Одет он был, как ни странно, не в пеньюар или кружева, а в самое простое кимоно, какие носят монахи в китайских фильмах. Но все равно производил на Джерри отталкивающее впечатление.
— Нэйтан, какой приятный сюрприз! — всплеснул руками Учитель, как только они вошли и двери за ними бесшумно закрылись. — Неужели ты решил снова вступить на Путь Магии, мой мальчик?
— День добрый, Учитель, — Нэйтан слегка поклонился, продолжая держать Джерри подмышкой. — Простите, что отвлекаю вас от дел, но у меня чрезвычайная ситуация.
— Ну что же, сядь поближе, дитя мое, и расскажи мне о своей проблеме, — Джерри почудилось, будто по полным губам Учителя проскользнула похабная улыбка, но тут же исчезла.
— Только не говори, что этот хмырь — и есть учитель, — прошептал Джерри севшим голосом. Надежды вернуть себе прежнюю смазливую мордашку и длинный член стремительно таяли. — Нэйтан, скажи, что это шутка! — взмолился он.
— Заткнись! — так же шепотом велел ему Нэйтан. — Ты хочешь превратиться обратно или нет?!
Он плюхнулся на подушку рядом с Учителем и заискивающе улыбнулся.
— Простите, Учитель, нужно было перекинуться парой слов с моим… опоссумом.
На физиономии наставника мелькнуло какое-то странное выражение. То ли брезгливости, то ли отвращения, но так же быстро исчезло, как и улыбка. Джерри подумалось, что для Великого Мага он как-то паршиво владеет собой.
— Ну-ну, Нэйтан, я слушаю, — подбодрил Великий Маг, которого Джерри уже окрестил про себя «Напыщенным индюком» или просто Индюком. — Ты же не думаешь, что у меня много времени? Я и так сделал исключение ради тебя, ведь ты уже не состоишь в нашем Ордене.
— Простите, Учитель, — Нэйтан вцепился в шерсть Джерри, продолжая держать его на руках, как кота или небольшую собачку. — В общем, тут такое дело… Дело в том, что этот опоссум… на самом деле — человек.
— Здрааас-те, — протянул Джерри, глядя на старого мага. Он уже понял, что пропал, и пытался примириться с этой мыслью. Его заколдовал идиот, которого обучал другой идиот. Положение безнадежно. Боги, как вы могли наделить магией таких кретинов?
Нэйтан явно волновался, но все-таки пересказал Индюку историю превращения Джерри. Учитель дослушал все до конца, не перебивая, а стоило Нэйтану закончить, как он молвил, все так же мерзковато улыбаясь:
— Хочешь сказать, малыш, что ты был влюблен в этого… молодого человека, а он посмеялся над твоими чувствами? И потому ты его проклял?
Нэйтан снова крепче вцепился в шерсть Джерри. Да так, что тому стало больно. Но Джерри сдержал возмущенный писк, ожидая ответа Нэйтана. Однако тот молчал.
— Ты меня не знал даже до того вечера, какая влюбленность? — наконец произнес Джерри.
Нэйтан покраснел, но продолжал молчать.
Индюк поднялся со своего места, подошел к Нэйтану и погладил его по волосам. Нэйтан вжал голову в плечи.
— Теперь я понимаю, почему ты отказался проходить последний обряд посвящения, — задумчиво произнес Индюк, продолжая поглаживать Нэйтана, как кота. — А жаль, я иногда тоскую по твоему послушническому наря… кхм… то есть, рвению к знаниям.
— Учитель, расколдуйте его, пожалуйста, — прошептал Нэйтан, не поднимая головы. — Пусть он станет человеком.
Джерри замер. Сердце стучало так сильно, что казалось, все его маленькое тельце вибрировало. Он ни секунды не верил, что этот мерзкий старый Индюк, который любит окружать себя полуголыми молоденькими мальчиками, способен снять проклятье. Но все же ждал, что он ответит. Ждал подтверждения своих страхов.
Индюк протянул холеную руку и церемонно возложил ее на голову Джерри, после чего закрыл глаза и некоторое время молчал. Джерри едва удержался, чтобы не цапнуть его за палец.
— Я не могу снять проклятие, — наконец меланхолично отозвался Индюк, и Джерри показалось, будто его сердце провалилось в преисподнюю. — Потому что ты, Нэйтан, завязал его на ограничивающем условии. Именно так и работают проклятия. У тебя была сильная эмоциональная привязанность, магический дар, пусть и в зачаточном состоянии, и ты правильно произнес слова. Теперь твой дружок станет человеком, только когда выполнит условие. Что ты там сказал, вспомни?
Нэйтан еще ниже опустил голову и шмыгнул носом:
— Я сказал… он будет крысой, пока не женится по любви…
«Ну, пиздец,» — подумал Джерри, медленно закипая. Пальцы Индюка едва касались его шерсти, словно ему было противно. — «Что за сраный цирк?».
Индюк наконец убрал ладонь с головы Джерри, чтобы идиотски всплеснуть руками:
— Ну, значит, все просто замечательно складывается! Вам просто нужно пожениться!
— Как?! Я — крыса, не заметил? Волшебный ты кретин! — взорвался Джерри. — Пожениться? Пожениться?! Кто станет венчать крысу, старый маразматик! Ебанутый! Он ебанутый, Нэйтан! Унеси меня отсюда, а то я за себя не отвечаю! — верещал он и даже попытался таки цапнуть ускользнувшую руку.
Нэйтан вскрикнул от неожиданности и попытался заслонить Индюка от праведного гнева Джерри. Зубы опоссума чиркнули по предплечью Нэйтана, но ухватить Индюка не успели.
— Простите… Простите, Учитель, он не в себе! — Нэйтан вскочил, пытаясь удержать извивающегося ужом Джерри.
— Это он не в себе! Старый ублюдок! Да какой ты маг? Пугало! — еще некоторое время орал Джерри, но быстро выдохся. Его трясло. Навалилось жуткое ощущение беспомощности. Пооравшись, он устало обмяк на руках Нэйтана. Казалось, ничто уже не сможет сделать его жизнь хуже. Хотя какая это жизнь? Так, существование…
— Очень нервный опоссум, — донёсся до него голос Индюка.
Нэйтан снова задрожал. Он почему-то не уходил, не спешил уносить Джерри из этого идиотского храма. Почему-то остался стоять.
— Учитель, — в голосе Нэйтана послышалось отчаяние. — Ну… может быть, есть какой-то другой способ? Может быть, если вы не можете его расколдовать, то сможет Верховный маг? Или… не знаю… я пройду Посвящение и тогда смогу сам?
— Дитя… — в голосе Индюка послышались снисходительные нотки. — Я ведь уже объяснил тебе, как это работает. Проклятье снимется только в том случае, если выполнить ограничивающее условие. Точка. Но если вдруг ты снова решишься встать на Путь Мага, знай, я всегда жду тебя…
— Блять, пошли отсюда! — снова вскипел Джерри и подергал Нэйтана за палец. — Пошли, ну! Слушать его больше не могу. Где ты только нашел такого клоуна?
— Простите… до свидания… — сдавленно пробормотал Нэйтан и едва ли не бегом поспешил прочь из зала. Джерри снова болтался у него подмышкой и подумал, что кошачья корзинка была не такой уж и плохой идеей.
Нэйтан выбежал обратно в залу. Джерри только раскрыл рот, чтобы напомнить про корзинку, как к ним снова подскочил тот юный эксгибиционист в прозрачных тряпках.
— Что, Учитель отказался принимать тебя обратно? Даже крыса твоя не помогла? — злорадно выпалил он.
— Ой, блять, только тебя тут не хватало! Покажи нам чудеса магии и исчезни нахрен! — первым отозвался Джерри. Жаль, что его вербальные ухищрения пропали даром, прозвучав обычным невнятным подвыванием для всех, кроме Нэйтана.
— Свали нахрен, а? Мудозвон… — огрызнулся Нэйтан, решительно направляясь к корзине.
Но Мудозвон явно не был удовлетворен таким поворотом событий.
— Ничего! — он засеменил следом, потрясая прозрачным шелком. — Когда я пройду Посвящение, обязательно расскажу тебе, как это было!
— Да уж избавь от подробностей, — выпалил Нэйтан, хватая корзинку. — Да меня эта крыса лучше ебала, чем…
— Подожди, этот старый Индюк хотел тебя трахнуть? — сообразил Джерри и попытался извернуться так, чтобы заглянуть Нэйтану в глаза. — Эй! Это и есть посвящение? Черт, надо было обоссать ему кимоно…
— Джерри, помолчи, пожалуйста. Дома поговорим, — отрезал Нэйтан и, прежде чем кто-либо успел ещё что-то сказать, вылетел за дверь храма.
Джерри послушно умолк, снова устроившись в недрах корзинки. В голове роился миллион мыслей и он думал их всю дорогу обратно. Прежней ярости он уже не чувствовал. Скорее усталость. Попробуй тут не устать, когда окружен идиотами со всех сторон.

Тыква

Кажется, Джерри даже задремал, пока мерное покачивание автобуса не сменилось неровной походкой Нэйтана. Потом хлопнула входная дверь: одна, вторая и Джерри снова почувствовал знакомый запах квартиры Нэйтана. Покачивание прекратилось — корзинку поставили на пол, но открывать не спешили и тогда Джерри сам высунул наружу любопытный нос.
Нэйтан лежал ничком на диване. Плечи его вздрагивали от беззвучных рыданий. Джерри осел обратно. Подумал, бесшумно выбрался из корзинки, запрыгнул на диван. Нэйтан не обратил на него никакого внимания. Волосы, скрученные в пучок на затылке растрепались. Вместо привычных стильных нарядов на нем была серая толстовка и мешковатые штаны. Джерри только сейчас обратил на это внимание.
Помедлив, он лег Нэйтану на плечо, вытягивая из пучка все новые и новые пряди и перебирая их лапками.
— Знаешь, — произнес он после паузы, — вообще-то мне полагается рыдать, а тебе — меня успокаивать. Как думаешь?
— Можешь лечь и порыдать рядом, — невнятно отозвался Нэйтан, не поднимая головы. — Места — навалом.
Джерри фыркнул. Волосы у Нэйтана были мягкие. Наверное, если бы он их распустил, они бы очаровательно завились вокруг его головы, как у ангелочка. Бывают ангелочки-брюнеты? Джерри не был уверен.
— Значит, этот старый хмырь хотел тебя трахнуть? — спросил он через некоторое время.
— Он всех хочет трахнуть, — Нэйтан снова всхлипнул, но немного тише. — И все это называется пафосным словом «Посвящение»!
Он вывернул руку, чтобы погладить Джерри по мохнатому боку. Дальше в этом положении Нэйтан дотянуться не мог.
— А я ему так верил… Что беготня в этих похабных тряпках укрепляет силу духа и раскрепощает сознание! Сначала мне даже нравилось с какой жадностью на меня смотрели он и его прихвостни. Я ведь правда… раскрепостился, благодаря… Пока не узнал, что надо ему отдаться. Иначе не станешь магом. Ну да, как же.
Джерри прищелкнул языком и сам удивился получившемуся звуку.
— Где ты вообще откопал этого дешевого клоуна? Фрик-шоу вроде давно запрещены, — протянул он и прибавил, не дожидаясь ответа: — И тряпки у него безвкусные. В тех стрингах и наручниках ты бы смотрелся лучше.
Нэйтан фыркнул, очень осторожно выпутал волосы из лапок Джерри и сел, вытирая лицо рукавом толстовки.
— А ты можешь быть милым, если захочешь. Я всегда это знал, — он погладил Джерри по голове. Очень нежно, как фарфорового.
— Надеюсь, теперь ты жалеешь, что превратил меня в крысу, — осклабился Джерри. — Тебе бы на курсы управления гневом походить, а не к этому идиоту. Дар в зачаточном состоянии… Мозг у него в зачаточном состоянии.
Нэйтан поднял на него покрасневшие голубые глаза, полные слез.
— Я жалею. Прости меня, Джерри. Я… я не хотел, чтобы так вышло.
— А уж я-то как не хотел! — Джерри упал на диван рядом с ним и обнял свой лысый хвост. — Мне казалось, мы здорово провели время. Что тут такого обидного?
Нэйтан опустил взгляд, но ничего не ответил. Только его руки беспокойно теребили шнурок от толстовки, словно хотели выдрать его с корнем и повесить на ближайшую люстру. А может быть, Джерри это просто показалось.
— Эй! — не отстал Джерри. — Тебе что, правда было плохо?
— Нет, Джерри, — отозвался он каким-то чужим, изменившимся голосом. — Мне было хорошо. Лучше, чем всем остальным. И я… решил, что… Может быть ещё лучше.
Джерри помолчал, рассматривая белый потолок. Он вспоминал жар, с которым отдавался ему Нэйтан тем вечером. Его улыбку в кафе, пока не пришла Энджи. Все это было слишком… слишком для короткого знакомства.
— Почему ты сказал, что «всегда знал», что я могу быть милым? — спросил он наконец.
— А ты не понимаешь? — грустно усмехнулся Нэйтан, продолжая мочалить шнурок. — Ну да, куда уж тебе, человек-мотылек. Ты наверно и не представляешь, что такое безответные чувства.
— Блин, да какие чувства, мы были знакомы один день! — возмутился Джерри и вдруг подумал: «Хорошо, что он не превратил меня в мотылька. Те вроде вообще живут сутки».
Нэйтан усмехнулся ещё печальнее. И поднялся с дивана.
— Извини, Джерри, на трезвую голову я не могу об этом говорить.
Он поспешно вышел, из кухни донесся звон посуды, какое-то бульканье и возня. Джерри вздохнул и положил голову на диван. Паршиво все как-то складывалось и Джерри понятия не имел, каким образом это исправить.
Нэйтан вернулся спустя несколько минут. В руках он держал бутылку текилы, стакан и блюдечко. А еще сжимал под мышкой такой-то темный предмет, только Джерри не смог разглядеть, что это.
— Выпьешь? — Нэйтан сел на диван рядом, поставил блюдечко возле Джерри.
Тот невольно фыркнул.
— Какой ты заботливый, — ухмыльнулся он и сел. — Давай.
— Да, ты многое потерял между прочим, — невесело отозвался Нэйтан, разливая текилу.
Они выпили. Быстро и по-мужски, без тостов. Да и какие тут могли быть тосты? В голове слегка помутилось, по телу разлилось приятное тепло. Джерри облизнул усы. Будучи опоссумом, он пьянел гораздо раньше, чем обычно. Нэйтан налил еще и снова быстро выпил, отставил стакан. Джерри зевнул и не вовремя вспомнил, что они ничего не ели сегодня.
— Смотри, — сказал Нэйтан и сунул Джерри под нос что-то резко пахнущее кожей. Это оказалось портмоне. А в нем — вложенная фотография. Оттуда на Джерри угрюмо пялился нескладный рыжеватый подросток в очках. Его лицо украшала россыпь прыщей, а взгляд — как у типичного заучки — неприязненный и немного испуганный. Одет он был во что-то бесформенное и мешковатое.
— Это кто, твой бойфренд? — предположил Джерри, бросив короткий взгляд на фото. Кажется, выпивки ему хватит, иначе он вырубится через пару фраз. Он отодвинулся от блюдца.
— Нет, Джерри, — вздохнул Нэйтан. — Это я.
Джерри сцапал портмоне и снова уставился на фото. Перевел взгляд на Нэйтана. Затем — снова на фото.
— Нет, — слабо возразил Джерри.
— Да.
— Черт тебя возьми…
Приглядевшись, Джерри признал, что они и правда похожи. Но весьма отдаленно. Слишком зажато держался подросток на фото. Слишком затравленный взгляд. Да и еще прыщи отвлекают на себя все внимание. Скорее бы Джерри предположил, что это — младший брат Нэйтана. Этакая паршивая овца в семье. Хотя его семьи он и вовсе не видел.
— Ох-ре-неть, — выдохнул Джерри.
— Вот я потому и ношу с собой это фото, — вздохнул Нэйтан, снова подливая себе текилы. — Чтобы помнить, как я стал тем, кем являюсь сейчас.
Джерри скептически хмыкнул.
— Хочешь сказать, это твой Волшебный Индюк умудрился превратить… тыкву в принцессу?
— Что-то вроде того, — фыркнул Нэйтан. — Кстати, забавно, что ты упомянул тыкву, ведь познакомились мы с тобой на прошлый Хэллоуин…
— И ты был в костюме фонаря-Джека? Тогда не удивительно, что я тебя не помню. Подожди, ты серьезно? Когда?
Нэйтан пьяно рассмеялся. Правда, Джерри показалось, что ему не особенно весело.
— Хочешь сказать, что ты бы действительно запомнил… вот это? — он ткнул пальцем в фото. — Брось, даже мне противно на него смотреть. А я знаю толк в мужской красоте…
Джерри потер лапами свою усатую морду и снова потянулся к блюдцу.
— Ладно, я — поверхностный мудак, который дальше красивой мордашки не видит, — произнес он, нервно дернув хвостом. — Но не будь я таким красавчиком, ты бы тоже на меня не взглянул.
— Мне всегда нравились самые красивые парни в классе, — признался Нэйтан. — Или самые харизматичные. В общем, такие, которые не смотрят на кого-то вроде него.
Нэйтан ткнул пальцем портмоне, но промахнулся и попал в блюдечко Джерри.
— Ой, извини…
— Значит, у нас есть кое-что общее. Давай за это выпьем, — усмехнулся Джерри. И вдруг добавил: — А я был толстым. Лет до пятнадцати. Как бочка.
— Да, ну! Врешь! — Нэйтан удивленно уставился на Джерри. — В жизни не поверю!
— Прости, у меня нет с собой фотки, чтобы это доказать, — буркнул Джерри. — Я такое в кошельке не ношу. Но задница у меня была просто космических масштабов. На физкультуре в школе — вечное посмешище. У меня через 15 секунд бега начиналась одышка, — он содрогнулся. — Родителям было похер. Если бы школьная медсестра не надавила на отца, наверное, так бы и мучился. И ты бы тоже меня не запомнил. Мало ли вокруг толстых остряков?
— А что сделал отец? — поинтересовался Нэйтан, посмотрел на мокрый от текилы палец и задумчиво его облизнул.
— Отвел меня, наконец, к врачу. Гормональный сбой. Таблетки, потом спорт. И получился красавчик, которого ты превратил вот в это, — Джерри ткнул себя в пушистое пузо. — На выпускных фото я был уже конфеткой. Даже успел оторваться в последний учебный год. Если бы родители спохватились раньше… — он махнул лапой и снова присосался к блюдцу.
Нэйтан поднял бутылку, посмотрел на нее так, будто видел в первый раз, и глотнул из горлышка.
— А моим вообще было насрать, как я выгляжу и где шляюсь. Деньги давали на учебу — и на том спасибо, — Нэйтан ссутулился, глядя куда-то в пол. — Но знаешь… Ты мне понравился не за шикарную задницу. То есть, за нее тоже, но…
— Но ты рассмотрел за ней мою трепетную душу, — насмешливо предположил Джерри.
— И твой длинный… хвост, — Нэйтан ткнул в хвост пальцем.
— Ха-ха! — Джерри нервно отдернул его в сторону. — Не думал, что моя карьера Дон Жуана завершится так быстро.
— А ты прям карьеру строишь, да? Звездочки на фюзеляже и все такое? И никогда не хотелось нормальных отношений? Ни разу?
— Пфф, нет, спасибо. Я на отношения с детства насмотрелся! — покачал головой Джерри. Блюдце опустело и он придвинул его Нэйтану. Тот молча подлил еще. Немного помолчали.
— Значит, у меня не было никаких шансов тебя завоевать, да? — грустно спросил Нэйтан.
Джерри поднял на него взгляд.
— Зачем оно тебе? Это же сплошной головняк. Кто-то вечно недоволен, скандал на скандале. Не жизнь, а ежедневные выяснения: кто больше неправ и кто сильней страдает.
— Но ведь есть и положительные стороны, разве нет? Когда просто сидишь рядом с человеком и на душе как-то… тепло. Или он подхватывает тебя, когда ты спотыкаешься, не видя ничего вокруг, а тебе становится так хорошо, как никогда в жизни…
Джерри непонимающе глянул на Нэйтана, но тот только рукой махнул:
— Да что тебе рассказывать, ты ведь все равно не вспомнишь.
— Что не вспомню?
Нэйтан отхлебнул из горлышка, нервно провел рукой по волосам, а потом вдруг погладил Джерри по спине.
— На той вечеринке у меня кто-то украл очки. А я ничего без них не вижу, одни сплошные расплывчатые силуэты. Я был первокурсником, почти никого не знал. И ужасно растерялся, понятия не имел, как вообще оттуда выбраться. Ходил, натыкаясь на стены. Надо мной ржали. Пока случайно не налетел на тебя.
Джерри нахмурился. В голове всплывали обрывки воспоминаний, смутные и путанные.
— Это ты был Висельником? — предположил он. Лица он не помнил, но на прошлом Хэллоуине был какой-то первокурсник с обрывком петли на синей шее. Приятель Стивена стащил у него очки и посчитал это отличной шуткой.
— Точно, — хмыкнул Нэйтан, отставляя бутылку на пол и ложась на спину, так что его лицо оказалось совсем рядом с мордочкой Джерри. — А ты меня спас. Отвел на диван. Нашел мои очки. И на прощание посоветовал купить линзы. Мол, их гораздо сложнее украсть. Хороший, кстати, был совет, спасибо тебе. Он стал моим первым шагом к будущей метаморфозе.
Джерри улыбнулся. Комната слегка покачивалась на волнах выпитого алкоголя.
— Так Индюк сказал правду? Ты был в меня влюблен?
Нэйтан перевернулся на бок, положил ладонь под щеку и посмотрел на Джерри долгим проникновенным взглядом. Джерри пошевелил усами.
— У Индюка есть множество недостатков, но ложь в их число не входит. Она портит ему карму, понимаешь ли. На следующий день, когда я попытался подойти к тебе в универе и поблагодарить, ты посмотрел на меня, как на идиота. И я понял, что таким, как есть, никогда не смогу добиться твоего внимания. Вот и вся история, Джерри.
— А потом ты превратил меня вот в это. Очень поучительно, — Джерри откинулся на спину, снова уставившись в потолок. — Знаешь, я правда не думал тебя обидеть. Наверное, я что-то и правда делал не так, но мне казалось, я избегаю больших проблем. Для всех.
— Я же уже извинился, — сконфуженно пробормотал Нэйтан. — Я не хотел превращать тебя… Ни во что. Даже не знал, что могу это сделать. Просто сильно разозлился. И хотел, чтобы ты понял, насколько мне было плохо.
— Да уж, ощутил в полной мере, — проворчал Джерри.
— А знаешь… — вдруг подскочил Нэйтан, но его занесло и он едва не грохнулся лицом в блюдечко с текилой. — Хочешь, я попрошу Учителя провести свадебный обряд? Юридически он ничего не значит, конечно, но тогда условие проклятья исполнится и может быть, ты станешь человеком! Правда, для этого мне придется пройти Посвящение, потому что для обряда хотя бы один из молодоженов должен быть магом, но… Ну хрен с ним, потерплю как-нибудь.
Нэйтан возбужденно уставился на Джерри. Глаза у него были совсем пьяные, но все такие же чертовски голубые.
«Интересно, это линзы или все-таки его настоящий цвет?» — мелькнуло у Джерри в голове.
— Пройти Посвящение — то есть переспать с этим старым куском индюшатины? — переспросил он с ужасом. — Надеюсь, ты это не всерьез.
— Я не хочу, чтобы ты был крысой. Или опоссумом. Или чем угодно еще по моей вине. Ты… славный, Джерри. Красивый и веселый. И даже укусил только один раз после всего этого. Ну… пусть не любишь меня, но ведь ты и не должен, верно?
Речь Нэйтана становилась все более невнятной. Он снова лег рядом с Джерри, прикрыл глаза, но не переставал бормотать.
— Я хочу, чтобы ты был человеком, Джерри. — Нэйтан протянул руку и коснулся мордочки Джерри кончиками пальцев. По его телу прокатилась теплая волна, заставив вздыбится каждый волосок. — Пусть и не со мной.
— А уж я-то как хочу! Но это — последний вариант, понял? Должны быть другие способы. Я вообще твоему Индюку не верю, — Джерри тоже зевнул и свернулся клубочком. — Не надо тебе с ним спать, птенчик.
— А с тобой? — бормоча, Нэйтан придвинулся ближе, сгреб Джерри поперек тушки, обнимая, и ткнулся носом в теплую шерсть. Джерри не ответил. Он уже крепко спал.

Джерри проснулся от жажды. Во рту пересохло, он попытался сглотнуть и чуть не ободрал себе горло. Жмурясь от утреннего солнца, Джерри привстал и потер глаза. Голова была тяжелой, но по крайней мере не болела. Рядом спал Нэйтан. Джерри потянулся и попытался осторожно перебраться через него так, чтобы не разбудить, но рука предательски подломилась, и он ткнулся губами в шею Нэйтана. Тот пошевелился, что-то пробормотал сквозь сон и на талию Джерри, обнимая, легла теплая рука.
— Птенчик, пусти, — прошептал Джерри со смешком и вдруг замер. Никакого хвоста он больше не чувствовал. Да и комната перестала быть такой невероятно огромной. Вместо лап он снова видел свои привычные руки, покрытые татуировками.
Сердце застучало так, что Джерри чуть не оглох от грохота крови в ушах.
— Нэйтан, птенчик! — вскрикнул он и от души поцеловал Нэйтана в щеку. — Ты это сделал!
— Что я сделал? Не ори, башка раскалывается… — пробормотал тот, не открывая глаз. А Джерри вдруг понял, что ему хочется поцеловать Нэйтана снова. И он не стал в этом себе отказывать: коснулся губами острого подбородка, уголка рта, пока не приник к губам. Нэйтан застонал, крепче сжимая объятия, и, кажется, только спустя мгновение проснулся.
— Джерри! — он попытался вывернуться от поцелуя, обхватил лицо Джерри ладонями, восхищенно всматриваясь ему в глаза. — Ты — человек!
— Удивительная наблюдательность! — рассмеялся Джерри. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким счастливым. Восторг искрился в нем, как пузырьки в шампанском. Джерри снова обнял Нэйтана за шею и упал на постель, укладывая его сверху. — Я снова человек, Нэйтан! — и он с чувством поцеловал мага в нос.
Нэйтан недоверчиво уставился на него, но слезать не торопился. Наоборот, кажется, прижался сильнее. Джерри чувствовал, как быстро бьётся его сердце.
— И ты… не хочешь меня побить? Или ещё что-то такое?
Джерри только снова рассмеялся.
— Я хочу побить твоего учителя! "Тебе надо на нем жениться, бла-бла-бла..." Но после. Сначала я мечтаю принять ванну и позавтракать, — он никак не мог перестать улыбаться. — Не хочешь выпить кофе где-нибудь в городе?
— Хочу, я ужасно голоден, — Нэйтан запустил пальцы в волосы Джерри и нежно их погладил. Кажется, он получал не меньше удовольствия от процесса. — А еще у меня здесь огромная ванна. Ты, как пострадавший, можешь купаться первым. А я приготовлю что-нибудь на завтрак.
Джерри покачал головой.
— Завтрак будет в городе. Я приглашаю тебя на свидание, дурень.
— Свидание? — Нэйтан обалдело уставился на него. — Меня?
— Нет, блин, твоего ручного Индюка, — Джерри снова рассмеялся. — Но если не хочешь, я не настаиваю…
— Хочу! Только я переоденусь и… — Нэйтан проворно скатился с дивана, вскочил на ноги и понюхал толстовку. — Ой, и помыться бы тоже не помешало.
Джерри фыркнул.
— Где у тебя полотенца? — спросил он уже на пути в ванную. На душе было светло и радостно, а будущее виделось ему в самых ярких красках.
— Там под умывальником шкафчик! — крикнул Нэйтан и что-то громко скрипнуло, открываясь. Насвистывая, Джерри запер дверь в ванную и принялся раздеваться, с удовольствием рассматривая себя в зеркале. Никаких больше крысиных лап и вездесущей шерсти. Никакого лысого хвоста.
Барбекю он уже пропустил, но сколько он их уже видел — считать замучаешься. А впереди еще целое воскресенье. Можно сводить Нэйтана в кино или покататься по окрестностям. Он довольно милый парень. Только бы научился контролировать гнев. А то Джерри совсем не улыбалось при любом недоразумении превращаться во что попало. Но не успел он как следует задуматься об этом — из комнаты послышался истошный вопль Нэйтана:
— Джерри, крыса ты недоделанная! Кто погрыз все мои джинсы?!
Ялира
Дома поговорим. — отрезал Нэйтан

запятая



Очень плохой текст, чудовищный, меня захлёстывает возмущение, это просто ни в какие рамки, я так смеялась, что разбудила соседей, и кто теперь будет нести за это ответственность?!!
Если честно, я правда с большой опаской отнеслась к этой работе, потому что она начинается с того, как персонаж описывает сам себя. Фикбук приучил меня, что так в 99% случаев начинают плохие авторы. А потом ещё и описание идеальных задниц и идеального партнёра с фарфоровой кожей в лучших традициях худших любовных романов, и я уже ничего не ждала… А потом случилось что-то невероятное. Всё это перевернулось с ног на голову и стало осмысленным, потому что, оказывается, у нас здесь не типичный сладкий слэш, а Халиф-аист. Одна из моих самых любимый в детстве сказок, где самовлюблённый герой оказывается наказан за свою самовлюблённость и перевоспитывается в конце. В общем, страшно кинковая для меня штука. Вообще я уверена, что есть какая-то сказка, которая ближе к вашему тексту, но сейчас не могу её вспомнить.
Очень классная история очень ярко написанная. Я нигде не спотыкалась взглядом, наоборот, не заметила, как пролетели 15к слов. Лёгкий, живой, интересный язык. Отлично выдержан фокал Джесси — его образ с первых же фраз встаёт перед глазами. Этакий гордый поверхностный красавчик, который, на самом деле, просто сохранил у себе внутри толстого слабого мальчика, и теперь пестует свои комплексы, прыгая из одной постели в другую. Мне кажется, именно поэтому он боится серьёзных отношений, боится к кому-то привязаться. Потому что всё ещё чувствует себя неуверенным и подсознательно ждёт, что кто-то больно ткнёт его в мягкое беззащитное пузико. Чувство юмора у него (то есть у вас) прекрасное, многие фразы остались в памяти и до сих пор заставляют меня улыбаться. Сюжет захватывающий — события развиваются динамично, я смотрела их как клевое кино. Очень живо представляется и вечеринка, и Джесси, бегающий в траве и бухающий из фляжки (боже, это так тупо и так мило, Джесси, ты невероятен)), и страшная мстя, с которой опоссум носится по дому Нейтана, впиваясь в его одежду, и жуткое-пошлое убежище того мага-шарлатана… Мысли Джесси с его желанием всех за жопы покусать — шикарны. Вот то чувство, когда ты читаешь текст, но не обращаешь на это внимания, потому что он звучит и ощущается. Я давно так не хохотала,«сюка» мой фаворит — это полный ярости писк всё ещё стоит в ушах. И Нэйтан тоже очень приятный парень. Мне было его безумно жалко в той сцене в кафе, когда мудак-Джесси даже его имя не мог вспомнить, поэтому наблюдать за справедливым возмездием было вдвойне приятно. Правда, я не совсем поняла, почему магия в конце принимает их примирение за «жениться»… но, может, магия просто ощущает будущее, а в будущем они правда поженятся? Мне кажется, они отличная пара. И у них много общего. Они оба ищут тепла и прячут от других своё мягкое уязвимое пузико ;) В любом случае, Джесси теперь придётся трижды думать, прежде чем говорить или делать глупости, если он не хочет постоянно превращаться в крысу. Вообще я удивлена, что здесь ещё нет восхищённых читателей, потому что в этом тексте есть всё, что обычно любят: и харизматичные персонажи, и волшебство, и веселый приятный язык, и юмор. Может, дело в описании, после которого не ждёшь такую классную историю? Не знаю. Но, в любом случае, спасибо за прелестную сказку и за торжество добра, справедливости и моногамии. Мне жуть как понравилось!)
(у вас нет заклинания для успокоения соседей?)
цитировать