Ориджиналы 3-15К;количество слов: 4801
автор: GrimReader

Птенчик

саммари: История про то, как один глупый мальчик сотворил себе кумира.
Скрипнула дверь, и в теплое нутро постоялого двора вошли двое путешественников. За порогом властвовала слякотная темень, капли дождя стучали по крыше, слышные даже сквозь шум голосов. А в сумраке зала витал запах жареных свиных потрошков, терпкого сидра, горячего хлеба и пирогов с капустой.
Они скинули мокрые плащи, под которыми была простая добротная одежда: кожаные штаны и рубахи, опоясанные ремнями, на которых болтались во множестве амулеты и мешочки с травами. И если старший в этом облачении смотрелся естественно — с этой его рыжей бородой, спутанными вихрами, коренастый и смуглый, то спутник его казался слишком тонким, почти изящным, и одежда будто висела на нем мешком. От долгих скитаний его русые волосы выгорели до белизны, а нос усеяли веснушки.
Путники оглядывались в попытке найти хоть один свободный стол, как вдруг на весь зал прогрохотало:
— Лиро! Старый друг!
Кричал мужчина, сидевший за самым удобным столом: недалеко от очага, но рядом с окном. Несмотря на облачение, больше подходяще воину, он фонил силой и был обвешан амулетами. Спихнув с колен подавальщицу, он уставился на вошедших, как охотничий пёс на дичь.
— Мать твою, уходим! — старший из пары схватил спутника за руку и готов был сбежать. — Найдем другой трактир.
Но мужчина уже поднялся со своего места, легко, будто на нем и не было брони, и пошел в их сторону.
Обычных магов считали дохляками. Если монстр дотопал до мага — кончился тот маг. Первым заклинанием, что они учили в своих школах, была короткая телепортация за спину врага, а вторым — портал в безопасность.
Единицы осваивали не только науку плетения магических формаций, но и бой на мечах. Так что встретить мага, который носил меч, было большой редкостью. Такие обычно занимались истреблением нечисти и звались охотниками, хотя, конечно, ничего общего не имели с теми мужиками, что подбивали дичь из луков.
— Лиро, Лиро, — радостно начал охотник, подойдя к ним. — Сколько лет мы не виделись? Десять?
Старший, которого он называл Лиро, протянул руку и ответил на рукопожатие, выругавшись себе под нос.
— А что это за милый юноша с тобой? — спросил мужчина.
— Мой ученик Тален, — неохотно представил Лиро спутника.
— Нашел-таки свое место в жизни! Делиться светом знаний — весьма благородное занятие.
Странное дело, хоть слова мужчины были вежливыми, после них хотелось утереться, будто в лицо плюнули. Может, дело было в недобром прищуре или чересчур восторженных интонациях.
— Куда уж мне до твоего благородства.
Лиро не купился на льстивые речи, голос его был неприветливым, но мужчина в ответ только улыбнулся, что сделало его лицо весьма привлекательным, несмотря на высокую переносицу и темные, глубоко посаженные глаза. Весь его облик отдавал дикостью, это чувствовалось и в выпирающих надбровных дугах, и в тяжелой челюсти, покрытой щетиной.
— Да что же мы стоим! Разделите со мной трапезу.
— Мы пойдем дальше, тут все занято. Рад был повидаться, — сказал Лиро с едва сдерживаемой злостью.
— В такую хмарь вы не найдете пустого трактира, — продолжал говорить охотник, добродушно улыбаясь. — Вы меня нисколько не стесните, не бойтесь.
Он повел их за собой и первым сел за стол, похлопав по соседнему стулу.
Тален с беспокойством поглядывал на наставника.
— Что ж это я! — воскликнул мужчина. — Ведь даже не представился твоему спутнику.
Лиро дернулся, словно готов был бегом бежать из трактира. Не успел он остановить назойливого знакомца из прошлого, как тот продолжил:
— Феникс, — назвался он и протянул Талену руку.
Растерянный ученик глупо посмотрел на предложенную руку, поднял взгляд на улыбающееся лицо, а потом так вцепился в ладонь, что Феникс поморщился. Встряхнув пару раз сомкнутыми руками, они отпустили друг друга, и Тален робко схватил наставника за рукав.
— Учитель, — едва слышно обратился он. — Это правда Феникс? Тот самый? Почему вы не говорили, что знакомы?
— Ох, он всегда был скромником, — нагло вклинился Феникс, пока Лиро стоял, сжимая кулаки. — Не стал бы кричать на каждом углу о нашей дружбе, чтобы не привлекать завистливые взгляды. Но с учеником Лиро я рад буду подружиться.
— Подружиться, — онемевшими губами повторил Тален. — Да я вами восхищаюсь! — воскликнул он, голос понемногу набирал силу. — Слышал и про Чудовище из Чернильных Болот, и про ведьму Южной долины, — он говорил все быстрее, словно испугался, что Феникс вот-вот уйдет, так и не узнав, что Тален — его самый ярый поклонник. — Про двух мантикор, что вы в одиночку убили на заставе. И… И про кошмарного оборотня, который нападал на деревню в Палых Соснах!
Феникс сначала удивленно распахнул глаза, а потом с большим воодушевлением принялся слушать перечисление своих заслуг.
— Мне рассказывали, что вы снесли голову каменному троллю, на которого не действовали формации. И Лютого Волка тоже вы убили! — с придыханием продолжал его юный почитатель.
Он не обращал внимания, что наставник все сильнее тянет его за рукав. Глаза его горели, а голос дрожал от нервного возбуждения.
— Тален! — не выдержал Лиро. — Вздумал сдавать экзамен по фениксоведению? Заткнись уже и сходи лучше потолкуй насчет комнат. А я позабочусь об ужине.
Феникс посмеивался, глядя на зардевшегося ученика. Стыдясь своего напора, тот прикрыл ладонью рот, будто вопросы вот-вот посыпятся дальше, как грибы из прохудившейся корзины. Не смея ослушаться учителя, Тален коротко поклонился и умчался к хозяину таверны.
— Тоже, что ли, взять себе такого птенчика под крыло? — спросил Феникс, стоило Талену отойти подальше, и его добродушная улыбка сошла на нет.
— Ублюдок, — сквозь зубы процедил Лиро. — Постельную грелку ищи в борделях.
— Ай-яй-яй! Что за порочный у меня друг. Как тебе такие грязные мысли в голову приходят? — Феникс говорил с таким искренним негодованием, что человек посторонний тотчас бы принялся обличать недостойного наставника Лиро.
— Скотина ты, а не феникс. Я с тобой шесть лет ютился в ученической спальне. Все твои уловки, все твои мыслишки поганые знаю наперечет. Держись подальше от моего ученика.
— А если и правда я решил остепениться? Бороду вот отпущу, как ты, — Феникс важно огладил подбородок, будто и правда примерялся, каково это: жить с бородой. — Пойду, поклонюсь ректору да и стану других учить. Надо же свои исключительные знания передавать. Даже ты со своим смехотворным уровнем стал наставником.
— Пусть мои формации только третьего порядка, но это не мешает мне видеть чужие ошибки и учить стратегиям. Все это я могу и без голой силы. Учитель не только вдалбливает в головы азы плетений, к твоему сведению.
— Пф, — отмахнулся от него Феникс. — Я многое повидал. Кому как не мне учить?
— Ты ничего не смыслишь в обучении, — разъярился Лиро. — Захотел бы — не смог передать свои умения. Видел я, как ты сражаешься. Любому, у кого уровень ниже шестого, твои приемы бесполезны. Природа одарила такой силой самого тупого мага столетия. Горе какое, — он сел наконец и бахнул кулаком об стол. — Ты используешь магию как дубину вместо того, чтобы плести паутину и загонять в нее нечисть.
— Вот еще, сидеть часами в засаде, а потом сбегать, чуть что пойдет не по плану. Сам трать на это время. И вообще, кто знает, может, твой Тален еще ко мне захочет перейти? Он мне понравился. Такой застенчивый кролик, — Феникс подпирал ладонями щеки, рассматривая фигурку у стойки, делая вид, что яростные взгляды Лиро ему не мешают. — Люблю рагу из кроликов.
— Феникс, я ведь тоже магистр, хоть ты и забыл. Этот мальчик под моей опекой, — сказал Лиро, вперив яростный взгляд в собеседника.
— Мальчик? Ты и правда возомнил себя дохуя мудрым наставником? — небрежно спросил Феникс. — Ему сколько? Двадцать один, раз он отправился в путешествие.
— Какое тебе дело, достаточно ли он взрослый? Не для тебя я эту мандрагору растил.
— Неужто для себя? Ох ты и старый развратник.
— Да ты старше меня! — невольно вскрикнул Лиро, а потом понял, что сморозил Феникс, и зарычал от отчаяния.
— Я молод душой, а ты пердишь, как старый дед. Моя крошка, мой цветочек, — пропищал тот. — В конце концов, если он захочет со мной перепихнуться, кто ты такой, чтобы его останавливать? Он так рад встретить своего героя.
— Попробуй только его обидеть, сучий потрох, — пригрозил Лиро.
Обстановка накалялась. В глазах Феникса светилось недоброе веселье, тогда как Лиро побледнел от злости и был готов к атаке.
— Обидеть? Да он готов из штанов выпрыгнуть при виде меня, — Феникс откинулся назад, делая глоток из своей кружки.
— Он восторженный юнец. Купился на обёртку, — с горечью сказал Лиро.
— Люблю восторженных юнцов! — наклонившись к нему, Феникс прошептал: — Они с таким усердием ублажают меня, — он увернулся от удара и кликнул подавальщицу. — Эй, — Феникс пощелкал пальцами, и обиженная им служаночка подошла, надувая сладкие губки.
— Подавай нам, чего у вас там самое сытное есть на кухне, — повелел он, и девушка умчалась исполнять заказ. — Тощий он больно. Сначала накормлю, а потом выебу.
— Сука, я тебя предупреждаю…
— Не кипятись, эту ночь я с вами, а потом разойдемся. Срастется сегодня — хорошо. Нет, ну и ладно. Некогда мне за ним бегать.
Феникс допил свое пиво и, стукнув кружкой, спросил:
— Забыл узнать, вы тоже идете на демона-поглотителя?
Лиро нахмурился.
— Мы с Таленом возвращаемся в школу; он закончил путешествие, и я точно не поведу его на монстра высочайшего уровня. Совет магов ведь уже собрал отряд. Зачем вмешиваться? Завтра, самое позднее, в конце этой недели они его уничтожат.
— Я люблю оставлять их с носом, — самодовольно сказал Феникс. — Пока они раскачиваются, я прихожу, валю монстров, забираю трофеи и награды от жителей.
— Такой же мудак, как и прежде.
— Да ладно, заплатить мне или целой ораве дармоедов? Люди рады, что я делаю им скидку.
Пока они говорили, перед ними начали появляться подносы с угощениями. Пироги, птица, даже горшочки с ароматным рагу из баранины.
Феникс облизнулся, но взгляд его был прикован к Талену — тот едва не бежал обратно. Видно, боялся, что герой в любую секунду встанет и уйдет.
Тален сел рядом с Лиро, который сверлил Феникса тяжелым взглядом, и постарался покрепче сжать губы — боялся, что слюни потекут на заставленный угощениями стол.
— Лиро говорит, что вы едете домой, — Феникс с понимающим видом поймал смущенный взгляд Талена и пододвинул ему горшочек. — А тут ведь завелся опасный монстр. Не хотите присоединиться ко мне?
Не успел Тален рта раскрыть, как Лиро хлопнул по столу и прорычал:
— Уймись, падла!
Тален вздрогнул. Никогда его наставник еще не был в такой ярости. Порой он думал, что Лиро и вовсе не умеет гневаться. Наставник всегда терпеливо объяснял ему науку магических плетений, не повышал голоса и даже не наорал на него, когда он с другими учениками сбежал ловить Туманного Призрака на болота.
— Народ страдает, Тален! — Феникс не обратил внимание на крик Лиро. — Стонет под пятой проклятого чудища. Маги сидят высоко, что им до мучений простого люда? — его голос дрожал от негодования, но во взгляде светилась насмешка. — И как вам совесть позволит пройти мимо?
— Наставник! — Талена так вдохновила речь Феникса, что он с горящими глазами приготовился упрашивать Лиро присоединиться к праведному походу.
— Еще слово, и я запечатаю твой рот, — взяв себя в руки, сказал Лиро. — Посижу в тишине, а ты останешься без ужина.
Тален обиженно замолк и взялся за еду, даже не спросив разрешения.
— Наговорился? А теперь жри молча, — обратился Лиро к Фениксу.
Но легендарный герой, сильнейший маг этого столетия и просто красавец не обратил на его слова никакого внимания. Он принялся есть, не переставая укорять их.
— Засиделись вы в своих пыльных классах. Вот я брожу то тут, то там. Слушаю народные стенания и помогаю понемногу.
— Редко увидишь такую заботу о людях, — не удержался Тален, утирая губы. Феникс проследил за его движениями с чрезмерным вниманием. — Вы для них правда герой.
— А для тебя? — спросил тот с лисьей улыбкой.
Тален раскрыл рот, но так и не смог подобрать слов.
Они все же доели в тишине, и Феникс поднялся первым, а за ним подскочил Тален. Он мялся, будто хотел что-то сказать, но первым заговорил охотник:
— У меня с собой трофей с последнего боя. Пришлось хорошенько поработать мечом, чтобы добыть голову химеры. Пошли ко мне, заодно расскажу, как я ее уделывал.
— Наставник, пойдемте, пожалуйста! — взмолился Тален.
— Твоему учителю это будет неинтересно, он же книжный червь, — влез Феникс, не успел Лиро и рта раскрыть. — А вот тебе, я вижу, любопытен бой на мечах, не только эти вялые магические ловушки.
Видно было, что Талена задел тон Феникса, и он сел на место, нахмурившись.
— Спасибо, но если наставник не хочет, то и я не пойду.
Феникс цыкнул расстроенно.
— Ну, как знаешь. Я остановился в третьей. Если надумаешь, приходи хоть ночью, я ложусь поздно.
Он подмигнул и отправился наверх.
Стоило ему уйти, как за столом повисла напряженная тишина.
— Я так давно хотел с ним встретиться, — робко подал голос Тален. — Наставник, завтра мы разъедемся по разным сторонам. Плевать на диковинки, я просто хочу поговорить с ним.
— Тален, — вздохнул Лиро. — Если ты пойдешь к нему, тебя постигнет самое большое разочарование в жизни.
— Как это может быть? Думаете, он не сможет удивить меня своими трофеями?
— Какие, к черту, трофеи! — взорвался Лиро. — Наивный, он там хуй из штанов достанет, а не голову химеры тебе покажет.
Тален крякнул от удивления. Его глаза размером сравнялись с плошками на столе.
— Что вы такое говорите… — он подскочил с места.
— Он так ведьм цеплял ещё с первого года обучения. Если на кого западал, так всеми правдами и неправдами, безо всякого стыда тянул в койку. А на тебя он запал. Блядун проклятый.
Лиро схватил ученика за рукав.
— Не ходи.
— Если вы ошибаетесь, наставник, я всю жизнь буду жалеть, что не пошел.
Рука Лиро разжалась.
— Все его слова дели на два. А ещё лучше затыкай уши, чуть этот брехун откроет рот, — он опустил голову, будто на нее давил непомерный груз. — Ладно, постоять за себя ты сможешь, я предупредил.
Тален поклонился и чуть ли не бегом направился к лестнице. Сердце стучало в такт шагам, и он все боялся, что сейчас его окликнут и заставят вернуться на место.
У комнаты Феникса он выдохнул пару раз и только потом постучал. Дверь распахнулась в ту же секунду, будто его караулили.
— Тален! — на лице Феникса была самая обаятельная улыбка из его набора.
На нем не было уже брони, ворот рубахи распахнут, а с волос стекали тонкие струйки воды, пропитывая светлую ткань.
— Заходи скорее, не студи комнату.
Внутри стояла бочка с водой, а сам Феникс будто уже готовился ко сну.
— Вы уж простите, что я так... — начал Тален, неловко переминаясь с ноги на ногу.
— Ничего, — низким голосом успокоил его Феникс. — Раздевайся, вода еще горячая.
— Простите? — осекся Тален, а его уже потянули его к бочке, ослабляя завязки на рубахе. Он изо всех сил вцепился в шнурок, выпутываясь из хватки.
— Я... Поговорить... Пришел, — выдавливал он между рывками.
— Да разве мы с тобой не наговорились? Давай потом, я люблю поболтать, лежа в койке после хорошего траха.
Горячие руки на его плечах вели себя все наглее, Феникс прижимал его к себе и пытался поймать губы.
Бах! Комнату осветила голубоватая вспышка, и Феникс затряс обожженными руками.
— Ну ты чего, не ломайся, — сказал он, будто успокаивая дикое животное. — Когда ещё доведётся лечь под живую легенду?
Тален отступил к выходу, лицо его искривилось.
— Ты такой пугливый, — рассмеялся Феникс. — Сам же пришел, куда теперь собираешься?
Но его несостоявшийся любовник уже распахнул дверь.
— Не привык так сразу? — примирительно начал Феникс. — А хочешь, я стану твоим наставником? Лиро — слабак. Чему он тебя научит? — крикнул он вслед.
Тален, уже за порогом, обернулся и прищурился.
— Мой учитель — самый лучший, — проговорил он с непонятной обидой. — Он и правда видит вас насквозь.
Дверь захлопнулась, и разъяренный парень скатился по лестнице, не помня, как делал шаги.
Вернувшись к наставнику, Тален сел за стол и выхватил кружку с пивом из его рук. Вкус бы премерзкий, как раз такой, чтобы вымыть из памяти гнусную сцену.
Он жадно глотал горькое пойло и прятал за глиняными боками красные щеки и влажные глаза.
Лиро молчал.

* * *

Петух во дворе еще только сонно прогуливался, когда Лиро и Тален вышли из трактира и начали навьючивать своих лошадок. Обычно болтливый ученик молчал и щурил опухшие глаза, то и дело потирая гудящую с похмелья голову.
— Давай вернемся, поспишь еще хоть пару часов.
— Нет! — вскрикнул Тален и тут же зажмурился, переживая приступ тошноты. — Нет, — сказал он тише. — Поскорее уже уберемся отсюда.
Они оба понимали, от чего или, скорее, от кого бежит Тален.
Лиро вздохнул по-стариковски и запрыгнул на свою тощую гнедую кобылку.
Казалось, Тален задремал в седле, пока они неспешно продвигались по тракту, и Лиро не собирался его тревожить. Гадская встреча еще долго будет аукаться им обоим. Но он обязательно поговорит, объяснит все Талену, когда тот выспится и немного придет в себя.
Солнце светило вовсю, когда за спинами раздался неистовый стук копыт.
Лиро прикрыл глаза и попытался взять себя в руки, потому что новая волна ярости уже ударила в его сдержанность.
— Ох, какое совпадение, — беззаботно провозгласил Феникс, поравнявшись с парой путников. — Логово демона как раз на этом пути.
Тален встрепенулся, осоловело моргая, и тут же выпрямился в седле, будто ему в глотку засунули меч.
— Не решились еще ехать со мной?
— Меня всегда поражала твоя возмутительная способность ссать в лицо человеку, приговаривая, что ты помогаешь ему умыться.
Феникс на секунду растерялся, осмысливая неожиданную похвалу, а потом расхохотался.
— Ну ладно, Лиро. Ты дуешься, что ли? Видишь, никто твоего ученика не обидел. Такой сам кого хочешь обидит.
— Решил сдохнуть под демоном? Вперед! Но не впутывай в это нас. Если даже совет магов не послал одиночку, а собирает целый отряд, там не средней руки монстр.
— Совету не до сражений, бумагомараки проклятые. Сам знаешь, они ничего не смыслят в битвах. Одна политика на уме. А еще у них там великий маг завелся. Они все разобраться не могут, то ли зад ему лизать, то ли прогнуть под себя.
Феникс легко сбросил маску добродетельного героя и теперь, не стесняясь окружающих, искренне поливал грязью всех неугодных.
— Боишься, что маг этот затмит тебя, вот и лезешь на рожон? Феникс, ты хуже тупого подростка.
Охотник посмурнел.
— Его оценили на шестой уровень. Опасно близко ко мне. Но этот выскочка еще не пробовал крови, так что я его раздавлю. А вот вы можете примазаться к моей славе, если поможете.
— Не так ты и уверен, что завалишь этого демона.
— Лишние руки не помешают, — Феникс обворожительно улыбнулся.
— Лишнее мясо, ты хотел сказать. Как удачно: пока демон будет доедать нас, ты быстренько пошинкуешь его мечом.
— Ой, что за наветы? Лиро, ты мой друг, я тебя никогда не подставлю.
— Засунь язык в жопу и проваливай. Только идиот купится на твои дешевые уловки.
— Ну ты и трус, Лиро. Хотя чего еще от тебя ждать, — Феникс тут же сменил тон. — Тален, а ты что скажешь?
Тот посмотрел на него с ненавистью.
— Не хочу слова о тебя пачкать, — выплюнул он и пришпорил коня.
— Ах, как легко эти фиалки обижаются, — закатил глаза Феникс. — Ты растил Талена в тепличных условиях, — насмешливо сказал он, глядя в спину удаляющемуся всаднику. — Скоро выпуск, он выйдет в большой мир, и его там так натянут, что он будет вспоминать меня с теплотой. Займись уже его закаливанием, придурок.
Лиро ни за что бы не признался, что Тален и правда порой был слишком наивным, но надеялся, что в путешествиях тот понемногу разберется в хитросплетениях человеческих отношений. До этого он десять лет провел в стенах школы, конечно, будешь тут плоховато разбираться в людях.
— Он чистый душой, справедливый. Для тебя это всегда было синонимом глупости и беспомощности. Но Тален не слабак. Если он ищет в людях хорошее и готов помогать бескорыстно — это делает его только сильнее. А ты — глупый павлин, который только и может, что распускать хвост. Тален со временем сам разберется, кому можно доверять, а вот ты навсегда останешься куском говна.
— Твои слова ранят мою черную душу! — патетично воскликнул Феникс.
— Пока ты пил, трахал баб и стяжал сокровища, он рос и умнел. У него все впереди, и я буду рядом, чтобы отогнать таких чудовищ, как ты.
— Звучишь как его мамаша.
— Я и правда заменил ему родителей, так что просто отвали. Найди другое развлечение, по-человечески тебя прошу.
Феникс притих и вроде даже стал смотреть серьезно.
— А не тот ли это мальчишка? — прищурился он. — Неужели меня память подводит и прошло двенадцать лет?
— Не подводит тебя память, — сказал Лиро с досадой. — Тален весьма одарен и закончил обучение раньше срока.
— Ха! Так и знал, что из него выйдет толк, — сказал Феникс с такой гордостью, будто он Талену отец родной. — Он сейчас выглядит как одуванчик, я и не признал. Десять лет назад он смотрел на меня волком. И стоило сегодня заглянуть в его злые глаза, я сразу почувствовал, что уже видел их. Удивительно, тогда, оставшись в разоренной деревне, он тут же попытался спереть у меня кошель и увести лошадь. А ведь я ему помогал! Хорошо, что у меня все зачарованное. Ох я и высек его тогда.
Феникс помолчал.
— Так значит, у него нашли силу?
— Постой, ты привел его в школу, даже не зная, маг он или нет? — Лиро аж натянул поводья от возмущения, и его лошадка недовольно всхрапнула.
— Да плевать я на это хотел! Не разбираюсь я в этих потоках, куда там надо смотреть, — пробурчал Феникс; он проехал чуть вперед и Лиро видел только его профиль. — Это ж не собаке под хвост заглянуть. Привел и привел, не среди трупов же его было бросать.
— Неужели тебе все эти годы не было интересно, что с ним стало? — спросил Лиро, подъехав к нему.
— Я думал, что он в воры пошел, честно говоря, — тихо сказал Феникс. — Ты что, его заколдовал?
— Забота и уважение творят чудеса, — проворчал Лиро.
— Да уж, — помрачнел Феникс. Ему от наставника перепадали только затрещины.
— Он десять лет ждал, все хотел встретиться с тобой. Победы твои... Тален им радовался как своим. А ты, говнюк, потащил его в койку, — Лиро сплюнул. — Видеть твою рожу паскудную не хочу.
Он пришпорил коня и присоединился к кипящему от злости ученику.

* * *

— Вы, оказывается, все это время знали друг друга, — в голосе Талена звучала горечь.
Они устроили привал на поляне, в стороне от тракта. Солнце зашло, и свет давал только жарко горящий костер. Они проделали весь путь в молчании, но этот разговор больше не мог ждать.
— Хотел я сразу рассказать, каков Феникс на самом деле… — вздохнул Лиро и уселся у костра. — Но ты с таким жаром говорил о его подвигах... Изучал все битвы, разбирал повадки монстров, с которыми он сражался. Я решил придержать это знание до выпуска, — с тяжелым сердцем проговорил он. — Феникса в мешке не утаить, вы бы встретились. Но я не... Я был не прав. Воспользовался твоим обожанием этого придурка.
— Бросьте, наставник. Я глупец, раз думал, что такие люди бывают. Навоображал ни пойми чего. Мне сейчас так стыдно, — Тален со стоном опустил голову на сложенные руки.
— Я знал, рано или поздно ты поймешь — не тот он герой, каким ты его представлял. Да только я не хотел отбирать у тебя радость ожидания, — Лиро помолчал немного и добавил: — В конце концов, одно доброе дело Феникс точно сделал. Просто не думай о нем больше, — сказал он и неловко потрепал Талена по голове.
Тот только вздохнул. Встреча его фантазий и реальности напоминала долгожданную свадьбу, на которой жених поднял покрывало с головы невесты и увидел под ним уродину. Хотя первая злость прошла, в его сердце словно застряла заноза, которая не давала Талену спокойно дышать.
Тишина между ними не продлилась долго. Что-то бухнуло так, что по земле прошла дрожь. Потом раздался рев, и небо окрасилось алым от вспышки.
Они подскочили, и Лиро тут же схватил Талена за рукав.
— Не дергайся. Это не наш бой.
— Что, если он не справится? — спросил Тален, глядя вдаль; его зрачки расширились от испуга, дыхание стало частым, будто он только что бежал.
— Ну и пусть подыхает, — проворчал Лиро, а сам нахмурился и тоже посмотрел в ту сторону, в которой деревья качались и падали.
— У него и правда седьмой уровень?
— А ты как думаешь? — с досадой спросил Лиро.
По округе разносился рев, словно огромное раненое животное искало своего обидчика.
С земли поднялся столб пламени, он устремился в небеса, будто разворачивая гигантские крылья, а потом это огненное создание ринулось вниз и раздался взрыв, от которого их обоих качнуло, а уши заложило от мощного гула.
— Вот и последний туз в его рукаве, — прокричал Лиро. — Демонический феникс. Сейчас либо он, либо его. В любом случае, все закончится, и хвала богу, а то у меня от этого грохота аж зубы ноют.
В воздухе разлилась звенящая тишина, а потом рев повторился, и сразу целая купа деревьев рухнула.
— Ну, пиздец, — констатировал Лиро.
— Наставник! — Тален схватил его за руки и потащил туда, где раньше виднелись вспышки. Теперь оттуда доносились только вой и грохот, и не видно было света магических всплесков.
— Ну уж нет, — вскрикнул Лиро и уперся ногами, тормозя бестолкового ученика. — Если его не смог завалить Феникс, нам там точно делать нечего. Давай спать.
— Как можно спать? Даже если он мерзавец, но живой же человек!
Бросив упертого наставника, Тален подхватил сумку с артефактами и зельями. Миг, и на его месте осталась только пустота. А через мгновение силуэт Талена уже виднелся в гуще леса, гораздо ближе к месту схватки.
— Умрёшь — на выпускной не приходи! — проорал Лиро ему вслед и схватился за голову.
А потом кинулся к седельным сумкам и принялся доставать лечебные травы.
Пока наставник костерил его на все лады, Тален совершил еще несколько прыжков и выскочил к месту схватки.
Темная туша демона выглядела как оплавленная свеча. У него не хватало руки вместе с половиной грудной клетки, но это совсем его не смущало. Второй рукой он пытался схватить Феникса; его хвост с костяными наростами бил по земле, мешая уворачиваться от атак.
Последним заклятием Феникс выжег подчистую резерв и теперь не в силах был сбежать.
Меч разил монстра снова и снова. Но хвост устремился прямо в грудь Фениксу, и в то же время оставшаяся рука демона обрушилась на него сверху.
Он не мог избежать сразу двух атак, так что выбрал спасение головы. Шип пробил броню, но скользнул по ней перед этим и остался внутри. Удар был такой силы, что Феникса отбросило от демона, и тому пришлось тащиться, прихрамывая, к своей жертве.
Паника нашептывала Талену соблазнительные пути отхода, но вместо этого он закончил расставлять огненные ловушки и рванул прямо к монстру, подхватывая раненого Феникса.
Последним усилием он совершил ещё один скачок, и их перенесло за круг из печатей. Тален проверил, что демон все ещё внутри, и вылил остатки сил в ловушки. Огненный купол вспыхнул над демоном, а потом полусфера схлопнулась, и рев сменился тонким визгом. Визг все длился, пронзая уши, а потом остался только вой агонизирующего монстра. Но и он быстро смолк.
— Какого хера? — прохрипел первым делом Феникс, пытаясь подняться. — И ты таскаешься за слабаком третьего уровня?
Он цеплялся за шип в груди и дрожал от боли.
— Чуть не сдох, а все туда же. Уже принялся мериться магическими резервами, — с раздражением проговорил Тален и толкнул раненого обратно на землю. — Дай гляну, — приказал он, отнимая руки Феникса от шипа.
Кровь кипела, пальцы тряслись, но он ощупал броню, убедился, что шип ушел влево, не задев ни сердце, ни легкое.
Маги от такого не подыхают.
Он влил в рот Фениксу исцеляющее зелье, и тот выдохнул с облегчением.
— Тот, кого ты называешь слабаком, научил меня этим плетениям, — со злостью продолжил Тален. — Пока ты тратишь силы впустую, я могу опутать ими хоть десяток демонов.
— Слишком сложно, ничего я в плетениях не понимаю. Лупил меня наставник нещадно, но все без толку, — зелье начало действовать, затуманивая сознание, и Феникс принялся нести всякую чепуху. — Я даже третий уровень не вытягивал, — сказал он сквозь тяжёлое дыхание, сплевывая кровь. — Поэтому в гильдию магов меня не взяли. Вот и пошел по миру, зарабатывать себе имя как мог.
— А ведь был бы непобедимым, если бы и навыки, и уровень силы совпадали.
Феникс бросил попытки встать и обессиленно распластался по земле.
— Природа постаралась сохранить равновесие, а то вы все охуели бы от меня.
— Да, вот только ублюдком ты стал по своей воле, — не сдержался Тален.
Он не видел больше в Фениксе героя, это правда. Но тот не был жалким, даже пронзенный шипом насквозь. Просто человек. Глупый, корыстный, смелый и отчаянный.
— Давай вытащи из меня эту штуковину, а то слишком непривычно. Обычно пронзаю я, — Феникс рассмеялся хриплым смехом и снова сплюнул кровь.
— Привыкай быть побежденным. Я ведь в этом году становлюсь полноправным магом.
Феникс моргал, молча глядя на Талена.
— Так это ты! — наконец он сложил два и два. Не зря Лиро звал его тугодумом. — Совет уже на говно изошел, что сопляк в девятнадцать лет на шестом уровне и готов идти в мир. Ох они и боятся за свои места. Там ведь нет никого выше пятого. Ты знал?
Руки Талена споро вскрывали броню, слова Феникса он игнорировал.
— Девятнадцать лет... Лиро прав, ты ещё мальчишка. — Феникс протянул окровавленную руку и провел по его полной нижней губе. Тален дернулся, уворачиваясь от прикосновения. — Когда мой птенчик оперится, он станет настоящим красавцем.
Действительно, лицо Талена пока еще было мягким, но на нем наметились острые скулы. Плечи обещали стать шире, да и рост наверняка прибавится.
— Ты даже на смертном одре будешь соблазнять черта, который придет по твою душу, — возмущенно фыркая, сказал Тален и снял наконец нагрудник, раскроив его вокруг шипа.
— Я буду ждать ангела. Такого как ты.
Тален зарычал от злости и дернул шип, заставляя болтливого охотника заткнуться. Феникс закричал, но быстро справился с болью. Лицо его покрылось испариной, и сам он дрожал, но продолжал улыбаться.
— Ох, повезло мне наткнуться на праведника. Лиро хорошо тебя воспитал, — сказал он мягко.
— Я не праведник, — мрачно сказал Тален, отбрасывая шип и заливая в рану очередное зелье. — Знаю, на моем месте ты уселся бы ждать отряд магов, чтобы они нашли меня побежденным. Насладился бы моим позором. Думать противно, что я поведу себя так же. Не хочу ничего общего с тобой иметь.
Феникс почему-то промолчал, и Тален с тревогой вгляделся в его лицо: не собрался ли он тут помирать ненароком?
Но тот смотрел на него без насмешки, с тоской.
— Все, теперь и сам справишься, — сказал Тален твердо.
Он подобрал свою сумку и поднялся.
Феникс дернулся было, чтобы схватить его за руку, но тот увернулся и пошел прочь.
— Ты мне нравишься, птенчик! — прокричал он ему в спину.
Тален, не оборачиваясь, показал ему средний палец.
— Дороги ещё сведут нас, — сказал Феникс, тяжело дыша, и пробормотал себе под нос: — Я уж постараюсь.
Alex Ogenskaia2021.10.15 07:58
А знаете, интересная история. Она выглядит частью цикла, частью чего-то более крупного, но и сама по себе она любопытная и такая... честная. Хорошо! Я бы ещё что-то почитала из этого мира.

— Меня всегда поражала твоя возмутительная способность ссать в лицо человеку, приговаривая, что ты помогаешь ему умыться.
Ах:)
Ну и выбор выпуклый вышел:)
GrimReader2021.10.15 08:06
Alex Ogenskaia, спасибо! И эта история писалась в свое время на конкурс, поэтому были ограничения по времени и объему, но желание дописать все то, что я вижу за рамками конкретно этого рассказа, оно есть)
А Феникс такой. Скотина и меняться не собирается. Не люблю, когда герои по щелчку забывают весь свой жизненный путь и становятся лапочками.
Alex Ogenskaia2021.10.15 08:16
GrimReader, да, было бы здорово еще что-то прочесть:) Интересно это все:)
цитировать