Ориджиналы 3-15К;количество слов: 4551
автор: Tigerrat

417 Expectation Failed

саммари: Остерегайтесь подделок, не покупайте андроидов на рынке
примечания: Автор выгуливал кинки, сквики и штампы. Открытый финал.
предупреждения: принуждение, увечья, элементы технофилии

Технорынок был странным местом: стоял на отшибе, и даже время здесь как будто потеряло ход, закрутилось петлёй. Огороженные углепластиком павильоны, навесы из прорезиненной ткани, старые грузовые контейнеры стояли неровно; проходы делались то уже, то шире, вели то на оживлённые, свободные от лавок пятачки, то в пропахшие мочой и тухлятиной тупики. Когда-то площадка была засыпана гравием, и теперь он хрустел под ногами, втоптанный в серо-рыжую глинистую пыль.


Фил сам не был уверен, зачем пришёл. Зону, где торговали электроникой для челноков, он отыскал быстро, да толку-то. Про технорынок справедливо говорили, что купить здесь можно что угодно, кроме того, что нужно. Здесь торговали запчастями настолько старыми, что маркировка на них давно стёрлась, если вообще была. Самопальными блоками управления, насчёт которых никто не поручился бы, что они не откажут в самый неподходящий момент. Списанной рухлядью, по здравому размышлению, годящейся только на лом. Уникальными приборами и артефактами, неведомыми путями протащенными мимо таможни. Собранными, что называется, на живую нитку андроидами и пиратскими копиями дорогих систем искусственного интеллекта.


Здесь было всё, что не купишь на электронных торговых площадках: нестандартное, ненадёжное, незаконное. Иногда баснословно дорого, иногда почти даром. Почти всегда ― с расчётом, что покупатель сам доведёт покупку до ума, починит, доработает, приладит куда ему надо. С треть лавок торговала инструментом, крепежом, кабелями, болванками, реактивами и ингредиентами.


Панель управления взамен разбитой и сгоревшей Фил мог бы заказать, не выходя из дома. Его челнок был стандартным и ещё не старым, в редком магазине или на торговой площадке под комплектующие для него не отведён целый раздел.


Стоила панель так, словно была отлита из чистого родия. В здравом уме Фил никогда бы не купил такую ради починки видавшего виды челнока. Проще загнать свою развалюху и купить новый ― сразу и с панелью, и со всем прочим. Фил бы непременно так и сделал, будь у него деньги.


Он всё ещё надеялся, хотя сам знал: пустое. Восстановить челнок не получится, надо продавать, оседать на планете и обустраиваться в новой жизни. В одиночку без ноги особо-то и не полетаешь. Тем более ― на драндулете, из которого только что гайки и заклёпки в полёте не сыпятся. Всё, отлетал своё. Оба отлетали ― и челнок, и хозяин.


Но Фил цеплялся за призрачную надежду, кружил по технорынку, искал, спрашивал, торговался. Может быть, если найти вторую сломанную панель, обойдётся она недорого, а из двух уже можно собрать… как-нибудь. Последние полтора года были хоть выбрось, может ему наконец повезти?


Ряды электроники давно кончились, Фил прошёл мимо аварийных и безнадёжно устаревших челноков, годящихся только на запчасти. Внутри неприятно скребло: он не хотел бы увидеть свой на этой свалке. Слишком много пережито вдвоём, такой отдавать ― как руку или ногу отрезать. Фил споткнулся о крупный камень и пошатнулся. Собственная нога поехала в сторону, протез ― скомпенсировал толчок. Фил стоял враскорячку, но на ногах. Он ненавидел эту высокотехнологичную железку. Особенно за то, что вечно его выручала.


Попади он вовремя на Землю, здесь бы постарались восстановить раздробленную голень и выломанное колено. Биосинтез творит чудеса, как пишут в рекламных буклетах, а у Фила тогда была приличная страховка. Но он влетел в метеоритный поток в самой жопе мира и пять дней дрейфовал в неуправляемом челноке, транслируя S.O.S. по всем каналам.


Его подобрал рудовоз, из-за сбоя в системе навигации отклонившийся от маршрута. Фил говорил себе, что должен быть благодарен парням, дотащившим его до Колонии Сигма. И самой колонии, чьи законы позволяли за здорово живёшь оказать полноценную помощь чужаку. Твердил упрямо, цеплялся за эту мысль.


Потому что иначе пришлось бы признать, что он жалеет. Лучше б сдох в открытом космосе в разбитом челноке, но всё ещё человеком из плоти и крови, всё ещё капитаном и хозяином самому себе.


Колония Сигма была… особой. Фил не любил вспоминать об этом. Он улетел оттуда, как только смог, и вот уж о чём не пожалел ни разу. Они с Сигмой друг другу не подходили. Тогда ещё были деньги, и он мог позволить себе целый отсек попутного транспортника, чтобы забрать челнок. Тогда ещё казалось, что деньги будут всегда, стоит придти в себя, починить челнок и вернуться в космос.


Фил притормозил, сообразив, что забрёл куда-то. Огляделся в попытке понять. Кажется, здесь не столько продавали, сколько покупали: вокруг теснились контейнеры скупщиков ― лома, краденого, вышедшего из строя, всего на свете. Сохранившие вид вещи были разложены на стеллажах и прямо на земле.


Фил шёл вдоль ряда, высматривая знакомые очертания панели управления, пока не уткнулся в сооружение из трёх больших контейнеров, слепленных воедино. На пороге сидела хорошенькая девица в неприлично откровенной одежде, только что сиськи наружу не вываливались, а из-под короткой юбки виднелось кружево нижнего белья.


Фил оторопело уставился на неё. Вот уж чего не ожидал. Это вообще что такое?


― Вы хотите продать или купить андроида? ― спросила девица.


― У меня нет андроида, ― помотал головой Фил. ― Я…


― У нас большой выбор восстановленных андроидов по низким ценам. Есть отличные модели, ― она подмигнула, и неестественность её мимики стала вдруг очевидна, ― вроде меня.


Она была отвратительной моделью. Хорошую Фил видел на Сигме. Тогда он ещё пытался смириться с протезом, выходило скверно. Хирург-механик, лечащий врач Фила, подсел к нему, положил руку на искусственное колено и сказал: «Послушайте, Фил, может быть, это поможет. Представьте, что вы могли бы выбирать: вы хотели бы, чтобы вашим брачным партнёром были я или Элис?» ― он кивнул на красотку-администратора.


Хирурга звали Мэтт, он Филу в самом деле нравился. Не настолько, чтобы застрять с ним на Сигме, но всё же.


«А что, вы хотели бы оказаться в постели с кем-то, у кого нога на батарейках? ― криво усмехнулся Фил. ― Тогда я не против».


«Я работал с вашим протезом, он очень хороший, ― серьёзно ответил Мэтт. ― Это не тайна вообще-то: я в детстве гулял вблизи рудника, когда там шли взрывные работы. У меня часть ободочной кишки полимерная и разъём для подключения фаллоимитатора вместо члена. Ничего не имею против ноги на батарейках».


Фил старался держать лицо, Мэтт был неплохой парень. Но от нарисовавшейся картинки тошнило. Фил метнулся взглядом к Элис. Та стояла у терминала, быстро пролистывала какую-то информацию. Пышная причёска закрывала большую часть экрана. Фил предпочитал парней, но оценить отличную женскую фигуру мог.


«Она андроид, ― негромко сказал Мэтт. ― Лучший спец по базам данных в клинике. И знает анекдотов больше, чем весь остальной персонал вместе взятый. Мы встречались одно время, потом… думаю вот предложить ей начать всё сначала. Нам было хорошо вместе».


Тогда-то и стало понятно, что на Сигме Филу не место. Да ещё законы на Сигме драконовские: косой взгляд в сторону андроида или киборга может стоить денег, должности, карьерных перспектив и бог знает чего ещё. Двинулись они на своих железках, вот что.


Девица с технорынка не шла ни в какое сравнение с Элис, но всё же была привлекательной. Фил постарался отстраниться от того странного факта, что сейчас с ним разговаривал фактически товар. Предлагал сам себя.


Он зашёл в лавку просто потому, что устал, солнце пекло, а в лавке был кондиционер. Андроиды оказались, к счастью, по большей части отключенными. Они были живописно рассажены повсюду: на стульях и низких полках, длинных скамейках вдоль стены, просто на полу. Волосы, глаза, кожа всех цветов ― от бумажно-белого до чернильно-фиолетового с золотым проблеском. Любой пол, включая гермафродитов, любые рост и комплекция.


Кажется, создание андроидов-гермафродитов под запретом. Значит, кустарная доработка. А так и не скажешь.


Фил прошёлся взглядом по андроидам-парням. В последнее время ему было не до того: на бордельных шлюх жалко денег, а просто познакомиться и предложить секс ― не с такой же ногой. Сейчас он вспомнил Мэтта и задался вопросом, срослось ли у того с Элис. Для парня без члена и куска живота андроид ― отличный вариант.


Для парня без ноги ― тоже, проворчал внутренний голос. В неприятных вещах он бывал чертовски прав. Борделями такого рода Фил брезговал, а покупать официально в личное пользование ― дорого.


Девица тараторила, перечисляя характеристики разных моделей. Откуда-то вынырнул приземистый полноватый тип ― хозяин лавки. Фил бездумно шарил глазами по ладным телам и выставленным напоказ причиндалам. Здешние андроиды были предназначены явно не в уборщики.


― Есть модели NaturalSkin, ― гордо объявила девица тем временем, махнув рукой куда-то в угол, ― и даже с гуморальным контролем!


Хозяин лавки подошёл ближе и изобразил приветливую улыбку. Постучал пальцем по торчащему из нагрудного кармана терминалу, давая понять, что с оплатой проблем не будет, будь у Фила хоть карта, хоть чип.



На обратном пути с технорынка Фил тащил на себе бесчувственное тело и досадливо прикидывал, какую дыру в его бюджете оставит эта покупка. Андроид был без регистрации, приходилось выдавать его за подвыпившего приятеля-человека.


Но он был роскошный. Новый бы стоил как челнок, новый же. Рослый, хорошо сложенный, не слишком широкий в кости, как сказали бы о человеке. Стянутые в хвост тёмные волосы открывали высокий лоб и аккуратные уши. Мягкая тёплая кожа казалась бархатистой на ощупь, на шее и запястьях проступали и пульсировали синеватые жилки, а крепкие, с редким волосками бёдра были созданы для того, чтобы раздвинуть их коленом и толкнуться членом в скользкую от смазки дырку.


Попользовались им вдоволь: на коже остались царапины и потёртости, в нескольких местах стояли заплатки из кожи тона на два темнее, на сочленениях биопластик заметно отличался по фактуре. И всё равно рядом с ним остальные казались дешёвыми куклами.


Фил понял, что не уйдёт из лавки с пустыми руками, когда услышал цену. Так везёт раз в жизни, и то не всем. Но пропал по-настоящему ― когда оттянул веки. На него смотрели глаза, абсолютно неотличимые от человеческих. Может быть, глаза спящего или трупа, но не стеклянные кукольные. Фил любил хорошие вещи. Он хотел этого андроида, как давно не хотел ничего.


Спустя три часа после того, как втащил андроида в съёмную комнату, Фил осознал три вещи. Во-первых, он купил незарегистрированного андроида, и теперь его придётся прятать или маскировать под человека. Но раз человеческих документов у андроида тоже нет, то всё-таки прятать. Постоянно, двадцать четыре на семь. Фил остро пожалел, что не летает сейчас: в космосе было бы проще, там ты сам хозяин и себе, и летательному аппарату.


Во-вторых, он купил дорогого андроида, а не секс-куклу. Его нельзя просто включить кнопкой и загрузить программу. Даже чтобы вернуть его в бодрствующее состояние, пришлось повозиться. Руководство по эксплуатации явно знавало лучшие дни, похоже, текст прогнали через машинный переводчик, а потом несколько раз меняли кодировку, отчего некоторые фразы превратились в бессмысленный набор символов. Часть картинок была дана ссылками на внешние источники и безвозвратно потеряна. Гуморальный контроль… чёрт, кто решил, что это круто? Ничего не происходило мгновенно, всё время приходилось чего-то ждать.


А в-третьих, это был андроид с искусственным интеллектом. Его нельзя выключить и поставить в шкаф, пока не нужен. Фил с отстранённым весельем подумал, что купил соседа по комнате. Кого-то, кто будет ходить из угла в угол, шариться в сети, брать из холодильника свои питательные смеси, тыкать кабелем в розетку.


У Фила сто лет не было соседей. Он летал один и с людьми пересекался лишь при погрузке-разгрузке в космопортах. Теперь, когда он застрял на планете, люди были повсюду ― и при этом их не хватало. Не было ни настоящего одиночества, ни настоящего общения. Андроид… может, это был неплохой компромисс.


Ему пришлось дать имя. Фил был не из тех, кто даёт имена технике, он и челнок предпочитал звать по заводскому номеру. Но к андроиду нужно как-то обращаться. Хотел сперва назвать его Дигом, потом представил это «диг-диг-диг» и сказал:


― Айзеком будешь.


Андроид кивнул. Он был неестественно послушным. От человеческой внешности в сочетании с исполнительностью робота делалось не по себе. Андроиды ведь способны на собственные мысли, разве нет?


Фил едва дождался вечера, велел андроиду вымыться (провести дезинфекцию или что им там положено) и потащил в постель. Господи, как он хотел! Лапал андроида всюду, щипал и выкручивал соски, мял задницу, сгребал в кулак и оттягивал яйца. От одной мысли, что не надо сдерживаться, можно прикусывать, шлёпать, сгибать в любую позу, стояло каменно.


Андроид вяло барахтался, подставлялся послушно. Фил думал, что забыл узнать, сойдут ли потом царапины и засосы, но всё же оставил несколько на внутренней стороне бедра. Метки андроида не портили, только разжигали Фила сильней.


Андроид пах мылом, потом и чем-то лекарственным. Фил вжал его в постель с наслаждением. Собрал в пригоршню волосы и прикрыл им контактную панель на шее, чтоб не портила вид. Тяжело опёрся рукой на распластанные плечи и велел:


― Зад задери и ноги шире.


Навилось смотреть, как качается от каждого движения налитой член андроида, как выставлены напоказ яйца. Как обнажается дырка, если растянуть в стороны ягодицы.


С ходу портить покупку Фил не хотел. Щедро зачерпнул маслянистую смазку и шлёпнул между ягодиц. Андроид вздрогнул и задёргался, пытаясь перевернуться.


― Фил…


― Что такое? Встань поустойчивей, будет жарко. ― Фил думал, что будет быстро и нисколько не нежно. Так, как самому хочется. Как позволил бы редкий партнёр-человек.


― Авторизация, ― пробормотал андроид и вздохнул. ― Без авторизации не получится.


Точно, это было в руководстве. Фил попытался подключить учётку сперва по памяти: положил пальцы на затянутый тонкой кожей сканер и одновременно приставил к смазанной дырке член. Андроид напрягся, задышал неровно. Дырка сомкнулась.


Фил с досады саданул ладонью по торчащему заду и пошёл за руководством. У него давно всё упало, он сбился и перестал считать попытки раскрыть проклятую дырку. Должно быть, где-то в самом начале накосячил, а потом включилась защита.


― Эй, ― потряс он андроида за плечо, ― сколько должна быть пауза, чтоб тебя отпустило? До утра хватит?


Андроид сопел в простыню.


― Не поможет.


― То есть? ― не понял Фил.


― Авторизация никогда не удаётся. Брак, наверное.


Фил так и сел на развороченную постель.


― А почему сразу не сказал? Что я тут как идиот…


― Ты бы не поверил, ― андроид неуклюже дёрнул плечами. ― Никто не верит, пока сам не убедится.


Твою ж мать. В этом он был, конечно, прав. А Фил, стало быть, как последний идиот позарился на цену и купил чемодан без ручки: хороший, только пользоваться нельзя. И, в отличие от официального магазина, на технорынок вернуть не получится. Разве что сдать в утиль за гроши.


Вот же попал. Как будто первый раз на технорынке.


Он обернулся: андроид по-прежнему стоял как поставили ― прижав плечи к постели и задрав зад, широко расставив колени. Со следами прежнего использования, тонкими полосками на крестце и по верху ягодиц, с оставленными Филом царапинами и засосами, он был всё так же хорош.


― У тебя есть режим сна? ― буркнул Фил. Дёрнул простыню, расправляя.


― Да, ― настороженно, как показалось, ответил андроид.


― Вот и уйди в него до утра. Завтра будем разбираться.


Андроид тихо вздохнул и совсем по-человечески завернулся в одеяло на краю кровати.



Назавтра разобраться не получилось. Фил ещё несколько раз попытался авторизоваться по инструкции. Потом дождался, пока андроид выйдет из секс-модуса и расслабится, сунул ему в дырку пальцы и снова активировал секс-модус. Пальцы сжало какой-то хренью так, что едва не переломало.


Фил попробовал вставить вместо пальцев рукоять отвёртки. Провозился не меньше часа, пытаясь разболтать запирающую конструкцию. Андроид тяжело дышал и издавал какие-то звуки ― слышно было плохо, глушила подушка.


― Ты же не можешь всё время зажиматься! ― Фил развернул отвёртку, насколько получалось. ― Если тебя весь день держать или два? Перегрузить твою защиту. Отрубится?


У андроида подрагивали бёдра. На заднице темнели отпечатки ладони ― Фил психовал, не сдержался несколько раз. Но по руководству проверил: следы должны сойти за несколько дней. Всё-таки андроид был не одноразовый.


― Не надо, ― попросил тот как-то жалобно, ― пожалуйста. Хочешь, я ртом? В глотке защиты нет.


Фил хотел его по-всякому, так и эдак. И крутить, вгоняя член то в зад, то в горло. И чтоб все дырки были наготове, принимали как по маслу.


― Ещё успеется, ― покачал он головой и тронул отвёртку: ― Всё, расслабься, вытащу.


Три дня ушли на попытки воспользоваться инженерными кодами и сбросить настройки. Перепрошить, на худой конец.


Андроид опускал голову и подставлял контактную панель обречённо. Впивался пальцами во что-нибудь и тихо всхлипывал время от времени.


― Отключить тебе интеллектуальные ресурсы? ― предложил Фил. В конце концов, он не был садистом. Даже по отношению к машине.


― Пожалуйста, лучше так. ― Андроид пригнул голову сильней, выставляя панель. ― Я стерплю.


На третий день вечером Фил напился, отхлестал андроида по щекам, пока они не стали красными и горячими, и спустил раза три ему в горло. С утра было странно стыдно. Фил старался не сталкиваться с андроидом. За обедом предложил ему куриный бульон вместо питательной смеси.


Андроид согласился тихо, просто молча кивнул и жадно выпил бульон. Его рвало минут пятнадцать, а потом он ещё часа полтора то ли приводил себя и санузел в порядок, то ли прятался от Фила.


Фил перечитал руководство ещё дважды. Если оно не врало, андроид должен был принимать натуральную пищу без вреда для себя. Фил налил бульона в стакан на треть и выдал андроиду, когда тот показался.


― Пей медленно. Растяни на час.


Час спустя пустой стакан стоял на столе. Андроид сидел, прижав руки где-то в районе человеческого желудка. В санузел не бежал. Фил налил ещё бульона и полез в сеть ― искать способы решить проблему с авторизацией.


Проблема оказалась известной. Не то чтоб распространённой, но не уникальной. Фил листал форумы и статьи, просматривал видеоруководства. Из того, что он ещё не пробовал, действенным считалось перегрузить перцептивную систему андроида и в этот момент пройти защиту. Защитный механизм, конечно, при этом выходил из строя, но Фил уже был согласен и на это. Толку с того, что твоего андроида никто другой не сможет поиметь, если ты и сам не можешь?


Не очень понятно только, как это реализовать. От химического или термического ожога останутся следы, подать электричество ― электроника сбоить начнёт. Бить его, что ли?


Андроид подошёл со спины с пустым стаканом, заглянул через плечо и равнодушно сказал:


― Обычно порют. Только тебе одному сложно будет.


Фил закрыл глаза. Представил, как ложатся на светлую кожу широкий ремень или тонкий хлёсткий кабель. Как дрожит и ёрзает андроид, поджимает зад. Как болтается сморщенный член и съёживаются яйца.


Может быть, он бы не отказался от такого 3D-порно. И чтоб стоны и крики со стереоэффектом. Но он не хотел делать это с собственным андроидом. Не для того же купил дорогую модель, в конце концов!


― Чувствительность нельзя отключать, ― напомнил он. ― Ты же выть от боли должен, чтоб сработало.


― Ну да, ― кивнул андроид, ― в том и смысл. Может, до тебя слабо били, потому не получилось.


Понимание ошпарило кипятком. Фил схватил андроида за плечи, развернул и швырнул на стол, обнажил зад. Тонкие полоски. Незажившие рубцы или удары, рассекшие кожу. Кто-то уже пытался, когда не вышло ― сдал в утиль. А потом снова всё сначала и по кругу. А потом Фил купился на хорошую цену.


Андроид шевельнулся, расставил ноги шире, устойчивей и остался лежать грудью на столе, покорно подставив себя. Волоски на крестце словно бы приподнялись, следы Филовой ладони выцвели и пожелтели. Испорченные участки кожи выглядели совсем как шрамы.


Фил думал, как там сложилось у Мэтта с Элис. Она же собственность клиники, верно? На неё можно подать заявку или что? Или у них на Сигме не так?


― Вот что, Айзек, ― Фил заставил себя выговорить имя, ― должен быть способ. Иди в кровать, спи или что ты там делаешь. Мне надо подумать.



Наутро он одел Айзека, чтоб выглядел как человек, и потащил в космопорт. Челнок всё ещё стоял там, мёртвый и бесполезный, и деньги за парковку день за днём летели в трубу. Фил прошёл мимо ангаров и повёл андроида к ремонтным мастерским.


Большой автопогрузчик не вписался в поворот, попятился, груз опасно накренился. К погрузчику уже бежали, оранжевые жилеты персонала стекались со всех сторон. Фил засмотрелся на несостоявшуюся аварию, а когда обернулся ― с андроидом было что-то не так. Не в порядке.


― Эй, ― Фил дёрнул его за рукав, ― в чём дело?


― Зачем мы идём в мастерскую? ― Губы у андроида были почти белые и в глазах что-то. Фил не разбирался в андроидах. У андроидов, даже очень дорогих, не должно быть таких глаз.


― Посмотрим, что у тебя внутри, ― бодро ответил он. ― Может, задницу твою распломбируем наконец. А то я её ещё даже не пробовал, но уже скучаю.


Фил заткнулся, осознав, что сыпет грубостями, как с человеком. Как если бы андроид мог смутиться или засмеяться, перестал бы таращить глаза с огромными зрачками и кусать помертвевшие губы.


― Не… ― сказал андроид так тихо, что за шумом космопорта слышно его не было, только губы шевелились, ― не надо.


― Пошли, не стой столбом. ― Фил потянул его за руку и больше не оглядывался. Он не сошёл с ума ― стоять на пути погрузчиков и спорить с техникой.


Не сказать, чтобы Арчи был рад визиту. Он вышел хмурый, на ходу вытирая руки промасленной ветошью.


― Что такое? Нашёл панель? ― спросил вместо приветствия.


Фил красноречиво развёл руками и подтолкнул вперёд себя андроида ― поблекшего, неживого, но не как хорошая кукла, а как зомби или что-то вроде того.


― Четырехсотит постоянно, можешь посмотреть, в чём дело?


Арчи закатил глаза:


― Мне тут ещё до ночи трахаться. Не в том смысле, в каком хотелось бы. Только твоих секс-кукол не хватает. Отведи его в сервис, ― посмотрел на скривившегося Фила и понятливо махнул рукой: ― Ладно, тащи сюда. Посмотрю по-быстрому. Ты уверен, что он для секса? Лицо как… я у наших из управления такие видел. Да не у людей! Башка в управлении только у андроидов варит.


Он взял андроида за плечо крепко, но не грубо. Вот за это Фил его и любил: Арчи мог браниться как сапожник, бить морды и ломать столы в пивнушке, но с техникой обращался бережно, как новорожденного младенца на руки брал. Андроид не сразу сдвинулся с места: запнулся, споткнулся, но в конце концов пошёл. Фил плюхнулся на какой-то ящик и вытянул обе ноги ― живую и протез. Он не спал полночи, обдумывая ситуацию, и теперь глаза слипались.


Спустя полчаса Арчи вышел с каменным лицом. Один. Сухо бросил:


― Отойдём. ― А когда Фил свернул с ним за угол, взял за грудки, втолкнул в крохотную подсобку и спросил: ― Во что ты влип, Фил? Это дело пахнет не дерьмом. Даже не палёной жопой, а похуже.


― Господи, Арчи, я купил его на технорынке! ― попытался оправдаться Фил, хотя вины за собой не чувствовал. ― Ты что, незарегистрированного андроида первый раз видишь?


― Не первый, ― согласился Арчи. От его тона по спине шёл холодок. ― Я и торговлю людьми не первый раз вижу, Фил. Но от тебя не ожидал.


― Ну вот, ― выдохнул Фил, и вдруг до него дошло. Вспомнил огромные перепуганные глаза. Побледневшие губы. Мягкую, будто настоящую, кожу.


Неуверенно схватился за стену и осел на пыльный пол.


Этого не могло быть. Он же не мог не заметить!


― У него контактная панель, ― пробормотал беспомощно. ― И биопластик.


― А у тебя нога на батарейках, ― добил Арчи.


Тошнило хуже, чем тогда, на Сигме. Фил уткнулся в ладони. Он не мог спутать человека и… На Сигме он уже спутал Элис. Мэтт ведь говорил, предупреждал.


― Я его бил, ― сказал, будто исповедовался тут, в подсобке при мастерской. Будто Арчи мог отпустить ему грехи.


― Уходи, Фил, ― сказал Арчи. ― Надеюсь, ты не врёшь. Но всё равно уходи, пока я не вызвал полицию. Если найдёшь панель…


― Не найду, ― оборвал его Фил и понял, что это правда. Ни хрена он не найдёт и не починит.


― Если найдёшь панель, ― договорил Арчи, ― поищи другую ремонтную бригаду.



― Послушай, ― сказал он андроиду… Айзеку на выходе из мастерской Арчи, ― я не знаю, что с тобой делать. Но разбирать тебя никто не будет, ясно?


Врал. Всё он знал, просто не решался себе признаться.


Айзек опустил голову ниже ― то ли кивнул, то ли глаза спрятал, не понять. На обратном пути молчали. На одежде остался жирный след от пальцев Арчи, Фил чувствовал себя грязным весь, изнутри и снаружи.


Чем кормят людей, у которых только половина внутренностей своя, Фил не знал. Приготовил питательную смесь, раз уж раньше от неё плохо не было, развёл ложку картофельного пюре в полустакане тёплого бульона. Поставил на стол и то, и другое ― на выбор. Самому кусок в горло не лез.


― Я не знал! ― рявкнул на притихшего Айзека. ― Мог бы сказать сразу. Какого чёрта вообще… как это получилось?!


― Пожар. ― Айзек съёжился и превратился из крупного парня в забитого мальчишку. ― Я работал в большой бордельной сети, а потом попал в пожар.


― А я попал в метеоритный поток и обзавёлся искусственной ногой, ― огрызнулся Фил, как будто его в чём-то винили, ― но не оказался на технорынке и не изображаю из себя андроида.


― За чей счёт нога? ― в голосе был слабый оттенок интереса. Фил за него уцепился, как за соломину.


― Дело было на Сигме.


― А я был не на Сигме. Продать нас как андроидов было рентабельно. Поначалу мы дорого стоили, это теперь… ― он обвёл торс руками. Видимо, имел в виду шрамы и следы трансплантаций.


― Ты мог сбежать.


― Куда? ― Айзек выпил свой коктейль и цедил теперь бульон с картошкой крохотными глотками. ― Ты знаешь, сколько стоит обслуживание всех систем?


― Есть медицинская страховка, ― возразил Фил, уже понимая, что не выиграет этот спор и даже совесть не успокоит. ― Есть программа помощи андроидам с высоким уровнем интеллекта.


― Только страховка не покроет протезирование, а в программе помощи андроидам не любят живых людей.


Фил промолчал. В чём-то он сейчас понимал тех андроидов с их нелюбовью.


Вечером он пил снова. Намеренно, целенаправленно ― не так, чтоб до беспамятства, а чтоб не тряслись мерзко руки и не тошнило, когда смотрел на Айзека. Чтоб не ныла культя и мир виделся словно за стеклом, не слишком близко.


Айзек пришёл в одной расстёгнутой рубашке с закатанными рукавами, с влажными после душа волосами, спокойный.


― Хочешь трахнуть меня в рот? ― спросил и облизал губы. Нормального, слава богу, цвета. Даже не искусанные. ― Можешь бить, если нравится. Если раскрытой ладонью, следы сойдут быстро.


Фил хотел, ещё как. Вогнать по самые яйца, до горла, и чтоб Айзек давился и причмокивал губами. Может быть, хлестнуть по щеке, чтобы порозовела, а может ― чтоб сама, от желания, чтоб румянец тёк на шею, красил светлые плечи.


Велеть держать ноги вместе и, если уж нельзя в дырку, трахать ложбинку между ягодиц, вставлять между стиснутых бёдер.


Раскрыть чёртову дырку языком, потому что никакую защиту на это не поставишь. Целовать, лизать, прикусывать кожу. Насадиться ртом на член так, чтоб самому задохнуться.


Фил думал, Мэтт не стал бы подавать никакую заявку, даже если бы мог. А может, и не мог на этой их двинутой Сигме. Просто подошёл к Элис и предложил встречаться снова. Он же так и сказал: встречаться. Согласилась она или отказала? И почему отказала, Мэтт отличный парень. Если б Фил затащил его в постель, дал бы трахнуть себя той штукой, что вставляется в спецразъём. Из любопытства или если бы Мэтт захотел.


Думал, что на члене у Айзека не стоит никакая защита, недаром при продаже его советовали использовать как актива.


Что это не то же самое, что у Мэтта с Элис; и не потому, что Айзек ненастоящий андроид, а потому что Мэтт ― настоящий мужик. Головой думает, а не членом, руки без спросу не распускает.


― Спать иди, ― отрезал Фил и одним глотком допил остатки виски. ― Завтра много дел.


Написал письмо Мэтту. Вышло сумбурно, но исправлять не стал. Проверил адрес и быстро нажал «Отправить».


Когда-то он думал, что рано или поздно его потянет на Сигму, потому что там проще с такой ногой. А сейчас на Земле было тошно с такой головой. С пониманием, что кто-то поступил по-скотски с живым парнем, попавшим в пожар. Кто-то другой пытался сломать защиту всеми средствами и оставил шрамы. Он сам пытался и зашёл куда дальше, чем следовало. Кто-то выучил парня предлагать себя, позволять себя бить, терпеть и не кричать громко.


В комнате было темно, Фил надеялся не встретить собственный взгляд в зеркале.


Не будь они на Земле, не окажись Айзек без прав, денег и документов ― хоть взглянул бы на Фила? Или нашёл бы свою Элис с её базой анекдотов, своего Мэтта с его искренним восхищением хорошими протезами? Фил бы не поставил на себя и ржавой гайки. Особенно после всего.


Арчи взял трубку не сразу, выругался сонным голосом и наконец сказал:


― Фил, мы же договорились.


― Нет, не то, ― перебил Фил. ― Я продаю челнок, можешь помочь? Мне нужны деньги, два билета до Сигмы и человеческие документы.


В трубке послышался шумный выдох и повисла долгая пауза.


― Билет туда и обратно? ― переспросил Арчи, когда Фил уже думал, что связь оборвалась.


Фил сглотнул, закрыл глаза и помотал головой, как будто его могли видеть.


― Два билета в один конец. И документы на имя Айзека… сам придумай фамилию.


Alex Ogenskaia2021.10.17 11:27
Текст про секс с андроидом, который внезапно пошел не по плану. В целом, наверно, и понравилось, и сквикнуло одновременно. Вероятно, потому что сама ситуация этически дерьмовая, и автор это прекрасно понимает. Но, кстати, сквикнуло меня несколько раньше. В общем, своеобразный текст, от меня лайк.
Tigerrat2021.10.17 13:43
Alex Ogenskaia, спасибо за отзыв! ❤️
читать дальшеАвтор, конечно, сначала писал, потом думал. Но мне кажется, сквичность нарастает, потому что нарастает сходство Айзека с человеком, а отношение к нему Фила не меняется. Фил не то чтоб совсем сволочь, его иногда можно прошибить, но так-то он не очень хороший человек, имхо.
RaiMex2021.10.28 12:20
Душевная история, понравилась, и у Фила все же есть совесть. Мне показалось, что больше, чем от отсутствия секса, он страдает от одиночества. Возможно, Айзек его шанс что-то изменить в своей жизни в лучшую сторону.
Tigerrat2021.10.29 13:07
RaiMex, спасибо за отзыв! ❤️
читать дальшеМне показалось, что больше, чем от отсутствия секса, он страдает от одиночества. Возможно, Айзек его шанс что-то изменить в своей жизни в лучшую сторону.
Фил должен быть очень сильно дезадаптирован - он выпал из привычного уклада жизни, у него изменилось тело, изменился круг общения и доступные возможности. При этом он долгое время делал вид, что всё в порядке, вот-вот удастся вернуть себе старую жизнь, от чего дезадаптация только усиливалась. Одиночество - одна из составляющих этого клубка проблем.
Я бы ставила скорее на Мэтта - без всякой романтики. Мэтт мне видится таким человеком, который из альтруизма или идейных соображений может возиться с бывшим пациентом и помогать ему освоиться.
С Айзеком, на мой взгляд, потребовалось бы пройти довольно большой путь, чтобы вывести отношения к чему-то нормальному.
Tigerrat2021.11.06 03:58
jolis, большое, хоть и запоздалое спасибо за отзыв! 🌹
читать дальшеЯ для себя вижу эту историю несколько иначе, но Барт сказал: «В морг!» — значит в морг. :) Что читатель в тексте прочёл, то и правда.
История, конечно, не про жопу, и я очень рада, что это отчётливо считывается.
синяя резинка2021.11.06 12:37
Очень крутая, тяжелая прошибающая история. Первоначальное сочувствие к Филу быстро испаряется, потому что видишь, что он из тех, кто побоится мучить человека только из-за уголовного кодекса, а с игрушкой ничего, можно. Но что-то человеческое в нем все-таки есть, иначе его бы не проняло. В этой истории наивно рассчитывать на любовь в будущем, но главное, что он вывезет бедного Айзека на Сигму, и тот получит помощь. Очень хорошая там должна быть цивилизация, с равенством людей, киборгов и андроидов.
Tigerrat2021.11.08 02:21
синяя резинка, спасибо! ❤️
читать дальшеглавное, что он вывезет бедного Айзека на Сигму, и тот получит помощь
Да! Это такой прагматичный ХЭ для Айзека: у него снова будут нормальные гражданские права и социальные гарантии — то, собственно, чего он лишился при пожаре.

Для любви я, если честно, не вижу почвы: у Фила свой кризис в голове, у Айзека — свой трындец по всем фронтам. Им обоим не до любви пока, и они друг о друга даже не успели ничем зацепиться. Так что соглашусь.
Лис Алисы2021.11.08 17:01
Ох какой 3,14здец в самом хорошем смысле слова Оо

Автор, это, конечно, вроде как в первую очередь кинковый текст - но вы умудрились в него запихнуть немного антиутопии, немного научной фантастики и нефиговый философский вопрос в том, что есть человек и что есть человечность.

Очень, очень понравилось. Круто, правда.

Интересно, на Сигме есть специальные психологи, особенно те, что для людей с особенными протезами и специфическими травмами? Неплохо бы, если бы да. Потому что если починить мозги и отношения - все остальное тоже можно починить. И челнок, и будущее.
Tigerrat2021.11.10 05:02
Лис Алисы, спасибо за такой развёрнутый отзыв! ❤️
читать дальшеэто, конечно, вроде как в первую очередь кинковый текст - но вы умудрились в него запихнуть немного антиутопии, немного научной фантастики и нефиговый философский вопрос в том, что есть человек и что есть человечность.
Ой, а мне как раз казалось, что это наскоро, но всё-таки в основном про человеков, а кинком немножко сверху присыпано. Тема не новая, конечно, из числа вечных.
Интересно, на Сигме есть специальные психологи, особенно те, что для людей с особенными протезами и специфическими травмами?
Если считать, что на Сигме достаточно развитое общество (а иначе бы у жителей не было таких социальных гарантий), то и какой-то уровень психологической помощи и социальной реабилитации должен быть. Чинить мозги тут явно нужно обоим, хотя сломаны они по-разному.

Спасибо! ♡( ◡‿◡ )
цитировать