Азиатские новеллы и дорамы 3-15К;количество слов: 8538
автор: чиф
бета: Allcyona

Дом с привидением

саммари: «Долина призраков» - передача о домах с привидениями. «Долину призраков» собираются закрыть, потому что за два сезона ничего стоящего они не нашли, но директор канала даёт Вэнь Кэсину и его команде последний шанс.
— За два сезона вы так и не смогли найти и заснять ничего сверхъестественное. Какая на хер «Долина призраков», если в ней призраков кот наплакал?

Вэнь Кэсин вздохнул.

Протестовать было бессмысленно: на стороне Е Байи, директора канала, была правда и здравый смысл. Программа Кэсина называлась «Долина призраков», он был автором идеи и ведущим на протяжении двух сезонов, они объездили половину Китая, но каждая их история становилась историей разоблачения обмана. За сверхъестественным туманом всегда прятались людские ошибки и преступления. И популярности и рейтинга «Долине призраков» это не прибавляло.

— Но мы ищем! — взвилась Гу Сян. — Если бы призраки были на каждом углу, какой был бы смысл в нашей передаче?!

— Да, — торопливо закивал Цао Вэйнин. — Директор Е, я изобрёл новое оборудование, типа рации, оно будет улавливать…

— Да-да, — отмахнулся Е Байи. — Мне всё равно.

— Ты нас закрываешь? — спросил Вэнь Кэсин, прищурившись.

Гу Сян и Цао Вэйнин вскочили на ноги в едином порыве. Кэсин был почти готов признать, что эта парочка создана друг для друга.

— Нет, я…

Дверь в кабинет неожиданно с грохотом распахнулась. На пороге стоял самый красивый человек, какого Вэнь Кэсин видел в своей жизни, и его совершенно не портила невнятная щетина и сомнительный выбор одежды. За ним махала руками Гао Сяолянь и почти кричала:

— Вам сюда нельзя! Вы!..

Незнакомец её проигнорировал, хмуро уставившись на Е Байи.

— Чжоу Цзышу, я же сказал, что ты уволен, — вздохнул тот, вставая из-за стола и подходя к нему ближе. — Чего пришёл?

— Разобраться, — коротко ответил Чжоу Цзышу и вдруг взмахнул рукой. Вэнь Кэсин даже не сразу понял, что случилось. Вот Е Байи стоял к ним спиной, а вот повернулся, держась руками за горло. Из его рта хлынула кровь, а потом она же заструилась по пальцам. А потом он просто упал лицом вниз.

Цао Вэйнин и Гу Сян закричали и одновременно прыгнули друг другу в объятия, а Вэнь Кэсин остался сидеть на своем месте, с ужасом наблюдая, как к носкам его белых кроссовок текут алые струйки.

В кабинете вдруг повисла оглушающая тишина.

Вэнь Кэсин поднял глаза на Чжоу Цзышу и на покрытый кровью нож в его руках. И, когда тот шагнул в их сторону, встал между ним и Гу Сян.

— Друг, тебе нужно успокоиться, — Кэсин очень постарался улыбнуться. — На старика плевать, но ты ведь не будешь убивать девчонок?

Чжоу Цзышу замер, будто обдумывая его слова.

А потом на полу вдруг зашевелился Е Байи.

— «Плевать»?! — возмущённо воскликнул он, поднимаясь. — В каком это смысле плевать?! Мог бы хоть сделать вид, что ты потрясён моей трагической гибелью, мелкий засранец.

Вэнь Кэсин чуть не сел мимо стула.

Всё ещё ругающийся Е Байи прошёл к своему месту, на ходу отрывая фальшивую кожу и вытягивая трубочки и мешочки с искусственной кровью.

— Какого? Хуя? — спросила Гу Сян. Очень вежливо, учитывая все обстоятельства.

— Знакомьтесь, — махнул рукой Е Байи. — Это Чжоу Цзышу, он мастер по спецэффектам и в новом сезоне присоединится к вашей команде. Будет отвечать за сверхъестественные силы.

— Что? — глаза Цао Вэйнина стали круглыми-круглыми. — Вы хотите, чтобы мы лгали зрителям? Так нельзя!

— Поучи меня ещё. Кэсин, ты-то понял?

— Понял, — Вэнь Кэсин внимательно изучил Чжоу Цзышу и решил, что все внешние данные его полностью устраивают. — Или спецэффекты, или все мы ищем новую работу.

— Тебя, так и быть, отправлю вести прогноз погоды, — закатил глаза Е Байи.

— Щедрое предложение. А с мастером Чжоу я могу делать всё, что мне захочется? — Вэнь Кэсин широко улыбнулся и посмотрел на Чжоу Цзышу своим самым роковым взглядом. На который тот ответил мрачной рожей и дёрнувшимся уголком губ. Да, Кэсин был вполне готов с этим работать.

— В пределах разумного, — сказал Е Байи. — А теперь все кыш, идите ищите себе новый дом с привидениями, в котором нет привидений.

— Вообще-то мы уже… — начал было Цао Вэйнин, но Гу Сян просто схватила его за руку и потянула за собой к выходу.

Вэнь Кэсин же подошёл к Чжоу Цзышу и протянул ему ладонь.

— Ни с кем ещё так впечатляюще не знакомился, — сказал он с улыбкой. — Надеюсь, поливать меня искусственной кровью вы не будете, я её не люблю.

Чжоу Цзышу хмуро кивнул и пожал его руку.

— Буду, если понадобится, — предупредил он.

Вэнь Кэсин жалобно вздохнул и сжал пальцы на руке Чжоу Цзышу чуть сильнее. Ладонь была аккуратная и маленькая, тонкокостная и приятная на ощупь. Кэсин бы с удовольствием поднёс её к губам и поцеловал.

— Я кому сказал проваливать? — влез в их разговор Е Байи.

Он отвлек Вэнь Кэсина на мгновение, но этого Чжоу Цзышу хватило, чтобы вырваться и исчезнуть за дверью.

— Он может грохнуть тебя по-настоящему, если перегнёшь, — предупредил Е Байи, но Вэнь Кэсин только беспечно пожал плечами вместо ответа.

Он очень любил трудности.

*

Вместе с собой Чжоу Цзышу привёл тощего подростка, чьи ножки-палочки явственно подгибались под весом непонятного оборудования. В общем, Вэнь Кэсин решил усыновить его в первые же секунды знакомства.

— Чжан Чэнлин, мой помощник, — пояснил Чжоу Цзышу и с сомнением посмотрел на Чжан Чэнлина.

Вэнь Кэсин широко улыбнулся и представил всех по очереди: Цао Вэйнин отвечает за примочки для поисков привидений, Гу Сян — второй режиссёр, Хань Ин — оператор, Се-эр тут для красоты, а он сам, Вэнь Кэсин, одновременно режиссёр, сценарист и ведущий.

— К тому же я потрясающе готовлю, — добавил он в самом конце.

— Я продюсер, — сказал Ван Се и недовольно посмотрел на Вэнь Кэсина.

— Должность для галочки, тебя даже на собрание к директору Е не позвали.

— Когда-нибудь я отравлю тебя, а потом сниму передачу про твой дом, — пообещал Ван Се.

— Да-да, — закивал Вэнь Кэсин. — Ты всё только обещаешь.

— Может, перейдёте к делу? — спросил Чжоу Цзышу и вскинул свою точёную бровь. Ну что за красавец! У Вэнь Кэсина руки чесались затащить его в постель и выяснить, что скрывалось под всеми этими слоями спортивной одежды.

— А-Сян, сяо Нин, ваш выход.

Гу Сян кивнула и вскочила, словно едва могла усидеть всё это время от нетерпения. Вэнь Кэсин ласково ей улыбнулся.

— Про этот дом мало кто знает, и…

— Плохое начало, — поморщился Ван Се. — Можно хоть раз выбрать что-то известное?

— Это сейчас, — тут же кинулся на защиту Цао Вэйнин. — Тринадцать лет назад там бесследно исчез человек.

— И?

— И… всё, — Цао Вэйнин смутился и посмотрел на Гу Сян. Та кивнула и нажала на пульт, включив презентацию на экране.

Двухэтажный кирпичный дом на фотографии был старый, обвитый с одной стороны плющом.

— Французский квартал Шанхая, — пояснила Гу Сян. — Единственный дом, который можно было купить практически за бесценок. Жильцы жаловались на странные звуки и женский голос, который предлагал им загадать любое желание. Несколько человек до сих пор в психиатрических клиниках: их желания сбылись, но совершенно не так, как они рассчитывали. Тринадцать лет назад из дома в спешке съехал очередной хозяин, и примерно в то же время на соседней улице поселился Вэй Ин.

Гу Сян щелкнула пультом и на экране появилась фотография широко улыбающегося юноши.

— Студент-первокурсник. Он только поступил в университет и переехал из Юньмэна в Шанхай, к старшей приёмной сестре. Она не знает, кто рассказал ему про дом, но Вэй Ин… был очень любопытным. Судя по воспоминаниям его друзей и соучеников, его интересовала мифология, и пройти мимо такой загадки он не смог.

— И исчез. Но почему ты думаешь, что это как-то связано с домом? — спросил Вэнь Кэсин. — Иногда первокурсники в большом городе просто связываются с плохими людьми.

— Да, вот только его однокурсник был уверен, что он пошёл в тот дом. В котором нашли огромное идеально круглое пятно крови без брызг и других следов, а вот тело — нет.

Вэнь Кэсин с сожалением посмотрел на фотографию юноши. Такой юный и хорошенький, вся жизнь впереди. Остался бы жив, вполне мог работать с ними или быть конкурентом с соседнего телеканала.

— Годится, — сказал Ван Се. — В этот раз вы даже поработали.

Гу Сян скорчила рожу в ответ.

— Разрешение на съёмки у владельца получили?

— Ну… — Гу Сян и Цао Вэйнин переглянулись.

— Нет? Я слишком рано вас похвалил.

— Владелец согласен. На самом деле, это он нас и пригласил. Он… тот самый одногруппник, который первым забил тревогу.

— Подожди. Он купил дом, в котором бесследно исчез его приятель? — Вэнь Кэсин вытаращил глаза.

— Недавно, — Гу Сян немного нервно кивнула. — На психа он не похож.

— Ну да, — с сомнением протянул Вэнь Кэсин. — Что думаешь, а-Шу? Я ведь могу называть тебя а-Шу?

Чжоу Цзышу недовольно поморщился и сказал:

— Нет, не можешь. История хорошая. Я смогу залить тебя искусственной кровью по самую макушку.

Вэнь Кэсин отодвинулся подальше, раньше времени ощутив фантомную тошноту. И как а-Шу мог быть одновременно таким красивым и таким бессердечным?

— Тогда работаем, — сказал Ван Се.

*

В реальности дом выглядел ещё обычнее, чем на фотографии. Никакой зловещей ауры, ни одного намёка на то, что здесь когда-то случались ужасные вещи. На крыльце стоял мужчина, чью красоту немного портило застывшее ледяное выражение лица.

— Слишком много потрясающих людей, моё сердце не выдержит, — пробормотал Вэнь Кэсин и широко улыбнулся, заметив, что Чжоу Цзышу на него покосился. — Конечно, с а-Шу никто не сравнится.

Гу Сян со стоном закатила глаза и первая полезла из их старенького фургончика на улицу. Чжоу Цзышу раздражённо поморщился и натянул кепку поглубже, спрятавшись от взгляда Вэнь Кэсина.

Что ж, это было весьма печально, но Кэсин всегда стремился радоваться мелочам, поэтому в отсутствие божественного лица жадно изучил выставленную на обозрение восхитительную задницу, которую господин Чжоу никак не смог бы спрятать, выходя из машины.

— Гэ, познакомься, — позвала Гу Сян. — Это господин Лань, Лань Ванцзи, хозяин дома.

Вэнь Кэсин очень вежливо улыбнулся. Весь его опыт с владельцами подобной недвижимости подсказывал: в первые минуты вести себя нужно очень профессионально и тактично. И, естественно, попытаться угадать, к какой категории они относятся: к тем, кто искренне верит в сверхъестественное, или к тем, кто пытается скрыть тёмные делишки.

Лань Ванцзи медленно кивнул. Выражение его лица нисколечко не изменилось.

— А-Сян сказала, что вы были знакомы с…

— Вэй Ин мой друг, — сказал Лань Ванцзи тоном, подразумевающим, что использование прошедшего времени в этой ситуации неуместно.

Вэнь Кэсин решил, что им стоит прояснить этот момент прямо сейчас.

— Зачем вы нас пригласили? — спросил он.

— Я хочу знать правду.

Лань Ванцзи ответил так быстро и чётко, будто прокручивал эту мысль в своей голове раз за разом все эти годы.

Вэнь Кэсин вздохнул.

— Простите, я передумал. Не думаю, что сейчас удачное время, — сказал он и покосился на всю свою команду, стоящую сейчас в рядок у фургона с одинаково отпавшими челюстями. Ну почти всю. Чжоу Цзышу вот просто стоял и внимательно смотрел. — Нам лучше найти другой дом.

Без трагичной истории любви, которую нельзя будет показать на телевидении. Уж разбитое-то сердце Вэнь Кэсин чуял, как акула кровь, спасибо детству у тётушки Ло в её доме для несчастных девиц, переживших домашнее насилие.

— Гэ! — Гу Сян с вытаращенными глазами начала дёргать его за рукав. — С ума сошёл? Я ведь уже договорилась!

Лань Ванцзи смотрел всё с тем же выражением лица.

— Сначала попытайтесь узнать правду, — сказал он, — а потом можете снимать что захотите.

— Дадите нам письменное разрешение? — вскинул брови Вэнь Кэсин.

— Да.

— Подпишите соглашение о неразглашении?

— Да.

— И всё будет по моему сценарию с вот его спецэффектами?

Лань Ванцзи взглянул на Чжоу Цзышу всё тем же нечитаемым взглядом и снова кивнул.

— Да.

— Хорошо. Сегодня мы установим всё оборудование и пару дней будем наблюдать за активностью. Если ничего не обнаружим…

Лань Ванцзи молча развернулся и принялся открывать дверь. Это в какой-то степени тоже можно было принять за ответ.

*

Всё в доме прямо-таки кричало о необходимости ремонта. Дизайн комнат в последний раз обновляли году эдак в тысяча девятьсот тридцатом. Обои местами пожелтели, а местами отсырели и отклеились от стен, краска облупилась, половицы и двери скрипели, так что невозможно было пройти из одной комнаты в другую и остаться незамеченным.

Большую часть дня Цао Вэйнин, Хань Ин и Вэнь Кэсин развешивали по комнатам камеры и оборудование для обнаружения призрачной активности. По крайней мере, Вэйнин утверждал, что он всё усовершенствовал и ни один дух не уйдёт незамеченным.

— А это что? — Вэнь Кэсин постучал по прибору, висевшему на ремешке у него на шее.

— Передатчик для общения с призраками, — бодро отозвался Цао Вэйнин. — Я думаю, что они общаются на других частотах, которые не воспринимает наш слух. Точнее, воспринимает как шум, крик или даже звон, похожий на звон цепей. А с помощью этой штуки мы сможем вступить с ними в контакт.

Вэнь Кэсин переглянулся с Хань Ином. Тот пожал плечами и прикрепил в противоположный угол комнаты ещё одну камеру.

Из них всех только Цао Вэйнин по-настоящему, всей душой верил в потустороннее. Гу Сян и Ван Се могли посоревноваться в уровне циничности, Хань Ин утверждал, что мёртвые лучше слишком живых участников реалити-шоу, оператором в которых он был до «Долины призраков», а сам Вэнь Кэсин… он не был ни в чём уверен. Он в семь лет вдруг стал тем самым мальчиком, родителей которого убили, но никто не верил в его версию произошедшего, ведь она так сильно отличалась от общепринятой.

Вэнь Кэсину нужна была эта передача, чтобы доказать самому себе, что его воспоминания были настоящими. Не плодом воображения впечатлительного ребёнка, мозг которого решил таким образом справиться с невероятным стрессом.

— Гэ? — из рации донёсся голос Гу Сян. — Камеры работают нормально. Остались только чердак и подвал.

— Чем занимается а-Шу? — спросил Вэнь Кэсин.

— Сидит на кухне с помощником и ничего не делает, — тут же пожаловалась Гу Сян. — Я спросила, какого хрена, а он сказал, что всё установит, когда мы наиграемся.

Другими словами, Чжоу Цзышу не верил. Что ж, это увеличивало процент скептиков в их дружном коллективе до восьмидесяти трёх целых и тридцати трёх сотых. Если, конечно, не брать в расчёт Чжан Чэнлина, в чьём официальном трудоустройстве Вэнь Кэсин сомневался.

— Ну что, разделимся? Кто в подвал?

Вэнь Кэсин спросил это просто для того, чтобы увидеть, как подпрыгнет на месте Цао Вэйнин, и рассмеялся, когда тот и правда подпрыгнул.

— Вэнь дагэ!

— Да-да, правила безопасности, которые ты же и придумал.

— Минимум по двое! — на всякий случай в сто двадцать восьмой раз повторил Цао Вэйнин.

— Да-да, мы трое неразлучны, а-Сян и Се-эр караулят господина Ланя, а прекрасный а-Шу с малышом сидят на кухне. Все неукоснительно следуют правилам. А теперь берите всё необходимое и давайте наверх, оставим подвал на сладкое.

На месте призрака Вэнь Кэсин ни за что бы не поселился в подвале. К чему этот излишний драматизм, когда ты можешь выбрать любое другое помещение в доме?

Любое, если это не чердак, понял Вэнь Кэсин, когда они поднялись. Всё вокруг — и пол, и коробки, и комод, и тусклое зеркало в явно антикварной раме, и старинный детский велосипед — покрывал слой пыли в палец толщиной.

Вэнь Кэсин поспешил вытащить и надеть маску, чтобы всем этим не дышать.

— Миленько, — сказал он. — Ходите осторожно, а то я сейчас так красочно представил, как под нами проламываются эти гнилые доски.

Хань Ин и Цао Вэйнин одновременно замерли. А потом так же одновременно двинулись вперёд. Справились они профессионально и быстро, Вэнь Кэсин только попросил подвинуть одну из камер с тепловизором так, чтобы была видна поверхность зеркала.

— Видим вас хорошо, — отозвалась Гу Сян из рации.

Вэнь Кэсин повернулся лицом к объективу, спустил маску на подбородок и показал ей язык. Гу Сян тут же захихикала, как в детстве.

— Теперь вниз.

Туда, где тринадцать лет назад обнаружили то самое пятно крови.

*

— И как здесь работать? — мрачно спросил Хань Ин.

Вэнь Кэсин кашлянул и посмотрел на количество оставшихся камер. Для этого похожего на лабиринт подвала их было явно маловато.

— Можем оставить по одной в спальнях на втором этаже? — предложил он. — И почему господин Лань не удосужился об этом рассказать. А-Сян?

Почти минуту в рации раздавалось только шипение, потом Гу Сян ответила:

— Господин Лань говорит, что не был в подвале. На плане дома он показан единым помещением.

— Восхитительно, — хмыкнул Вэнь Кэсин. — Кто ещё сейчас подумал о том, что в каждой из этих дополнительных стен находится по истлевшему скелету?

— Я об этом не думал, — после заминки сказал Хань Ин. — А теперь вот думаю, спасибо тебе большое.

Цао Вэйнин просто молча таращил на него глаза.

— Можем разобрать кладку и убедиться, — с широкой улыбкой предложил Вэнь Кэсин. — Исключительно в научных целях.

— Господин Лань говорит, что если ты серьёзно, то он спустится и поможет, — вдруг сообщила Гу Сян.

И Вэнь Кэсин чуть не ударил себя по лбу. Вот идиот. Естественно, спустится и поможет, ведь тело его «друга» так и не нашли. Каковы шансы, что его кости все эти годы покоились за одной из этих стен?

— Давайте сначала… используем наши традиционные способы, — сказал он. — А потом уже перейдём к вандализму. Тем более что все стены выглядят одинаковыми. Ну… нет ощущения, что их возводили в разное время.

Это было правдой. От этого они казались ещё более жуткими, словно тут одновременно десяток человек похоронили, но говорить о таком вслух Вэнь Кэсин уже не стал. Не хватало ещё, чтобы хозяина дома погребло в собственном подвале, когда он начнёт ломать стены.

*

В итоге пришлось-таки снять часть камер сверху и перенести в подвал, но, несмотря на все приложенные усилия, несколько слепых зон в нём всё равно осталось.

— Финансирование ограничено, — развёл руками Вэнь Кэсин, когда все собрались в детской на первом этаже, где разместили мониторы и пульт. — Наш дорогой продюсер лизал зад господину директору без должного энтузиазма, так что придётся работать с тем, что есть.

— В следующий раз уступлю эту честь тебе, — невозмутимо отозвался Ван Се, всегда готовый поддержать шуточку ниже пояса.

— Спасибо, обойдусь, — Вэнь Кэсина передёрнуло. — Я нашёл единственную любовь и больше не могу принимать участие в разврате.

Он подмигнул Ван Се и, заметив ошеломлённое выражение лица Чжан Чэнлина, вдруг вспомнил, что сегодня с ними ребёнок, и поспешил вернуть беседу на рельсы профессионализма.

— Итак, господин Лань? Готовы рассказать нам свою историю?

Тот едва заметно вздрогнул и поднял на него глаза.

— Сейчас? — выдохнул он. Ледяная маска невозмутимости вдруг треснула, и Вэнь Кэсин с удивлением понял, что они плюс-минус ровесники. Лань Ванцзи если и был старше тридцати, то совсем ненамного, но из-за холодной сдержанности казался кем-то вроде бессмертного небожителя.

— Да. Чем раньше, тем лучше. Вы ведь смотрели «Долину»?

— Да.

Лань Ванцзи то ли на вопрос ответил, то ли на интервью согласился. Вэнь Кэсин решил считать это комплексным ответом.

— Тогда вперёд. Хань Ин поставил камеру в гостиной.

Лань Ванцзи очень медленно встал.

*

— Грим? — предложила Гу Сян, но Вэнь Кэсин только отмахнулся.

— Оставь нас вдвоём.

Сейчас был очень ответственный момент. Нужно было решить, с какого вопроса начать. Одна ошибка — и человек закрывался, словно моллюск в ракушку.

— Расскажите, как вы познакомились с Вэй Ином? — спросил он.

Лань Ванцзи глубоко вздохнул и уставился в точку поверх его плеча.

— Мой дядя преподаёт в университете. Мы с Вэй Ином встретились на его лекции в первый день обучения. Я… он показался мне… раздражающим.

Лань Ванцзи замолчал. Вэнь Кэсин так не любил людей, из которых информацию нужно было вытягивать клещами.

— Но потом вы подружились?

— Нет, — коротко ответил Лань Ванцзи и снова замолчал.

— Вы можете не рассказывать, если не хотите, — предложил Вэнь Кэсин. Иногда это работало: говоришь человеку, что он может ничего не рассказывать, а потом только успеваешь менять карты памяти в камере.

Вот только с Лань Ванцзи не прокатило.

— Ты в него влюбился? — спросил Вэнь Кэсин в лоб.

Лань Ванцзи на мгновение прикрыл глаза, а потом посмотрел прямо в камеру и спокойно сказал:

— Да. Я полюбил Вэй Ина. Навсегда.

Сердце Вэнь Кэсина заныло от жалости. Если и было в этом мире что-то, во что он по-настоящему верил, то это была любовь.

— Каким он был? — мягко спросил он.

Лань Ванцзи снова прикрыл глаза. И наконец-то начал говорить.

*

— Нам никогда не разрешат пустить это в эфир, — тихо сказала Гу Сян, когда Вэнь Кэсин устроился рядом с ней на краешке спального мешка, который она предпочла всей пыльной мебели в доме. На её скрещенных в позе лотоса ногах стоял макбук, и Кэсин взглянул на экран, ожидаемо обнаружив запись интервью с Лань Ванцзи.

— А почему, ты думаешь, я сразу хотел уехать? — спросил он.

Гу Сян вздохнула.

— Ничего, — подбодрил её Вэнь Кэсин. — Если есть дорамы про чистую и светлую дружбу родственных душ, почему бы и нам не попробовать? Так, чтобы все девчонки страны рыдали.

— Либо получится, либо нас всё-таки закроют, — фыркнула Гу Сян.

— Есть ещё шанс, что твой бесполезный ухажёр и правда найдёт призраков.

— Он мне не ухажёр! — Гу Сян тут же залилась краской и возмущённо застучала кулачком по плечу Вэнь Кэсина.

— Ну-ну, — рассмеялся он. — Не дерись.

— Не болтай глупостей!

Вэнь Кэсин хмыкнул, но давить не стал. Если Гу Сян хотелось делать вид, что никто не замечает их с Цао Вэйнином влюблённых взглядов, пусть себе развлекается. Лишь бы это не мешало работе. Кэсин не был против служебных романов в целом, а в одном служебном романе в частности был весьма заинтересован.

— Но получилось хорошо, — сказала Гу Сян, отматывая на тридцать секунд назад, чтобы снова пересмотреть, как Лань Ванцзи рассказывает о том самом вечере. — Может, и получится смонтировать это в дружбу. Добавим сестру, ещё пару-тройку друзей. Может, кого-то из милиции?

— Можно попробовать, — кивнул Вэнь Кэсин, хотя обычно представители любых государственных структур крутили пальцем у виска, узнав название их передачи.

— Угу. Вот только никто из них не согласится.

— А с сестрой ты связалась?

— Да, обещала завтра приехать. Но сказала, что в дом не зайдёт.

— Её можно понять, — Вэнь Кэсин вздохнул. Он и сам поступал так же.

— Там есть ещё приёмный брат, младший. Но он трубку бросил, когда я позвонила.

— И такая реакция вполне объяснима.

Вэнь Кэсин попытался представить, что бы сделал он, если бы смог жить нормально, без этой передачи и поисков, а потом пришёл бы какой-то человек и попытался влезть в его историю. Сделать из смерти близкого человека шоу. Пожалуй, Вэнь Кэсин мог бы и по физиономии съездить, а не просто положить трубку.

— Да, — вздохнула Гу Сян и посмотрела на стол с двумя мониторами, на которые шли сигналы со всех установленных камер.

Кэсин тоже взглянул.

Цао Вэйнин и Хань Ин зачем-то нацепили тёмные очки в помещении и разглядывали главную спальню на втором этаже, Чжоу Цзышу и Чжан Чэнлин что-то делали с камином в гостиной, а Ван Се и Лань Ванцзи разглядывали кладку тех самых стен в подвале.

— Надо как-то уговорить его поехать домой, — сказал Вэнь Кэсин.

Гу Сян фыркнула в ответ.

— Вряд ли получится. Видел, с каким выражением лица он сказал нет?

— Угу, — Вэнь Кэсин вздохнул. — Поставь флажок вот здесь, это нужно обязательно включить.

Гу Сян кивнула, и они оба склонились над макбуком, отмечая самые важные места. Так и просидели минут сорок, пока в комнату не вернулись Цао Вэйнин и Хань Ин.

И почему-то застыли на пороге, уставившись на стену поверх их голов.

— Э-э-э, а-Сян, Вэнь-гэ?

— Что у вас опять случилось? — удивился Вэнь Кэсин. — Только не говорите, что что-то сломали.

Он снова посмотрел на мониторы, но все камеры исправно работали, ни один сигнал не пропал.

— Т-там, — Цао Вэйнин показал пальцем чуть выше их.

— Это Чжоу Цзышу сделал? — спросил Хань Ин.

Вэнь Кэсин и Гу Сян одновременно повернули и задрали головы, обнаружив на стене прямо над своими головами кровавую надпись «УБИРАЙТЕСЬ». Кэсин был на сто процентов уверен, что её тут не было, когда он садился на пол.

— Впечатляюще, — сказал он. — Мой а-Шу — настоящий мастер своего дела. Интересно, это такая проявляющаяся со временем краска?

Вэнь Кэсин поднялся и развернулся к стене, чуть ли не носом прижался, пытаясь разглядеть подсказку, а потом принюхался. На удивление искусственная кровавая надпись пахла вполне настоящей кровью.

— Он, походу, псих больной, — сообщила Гу Сян, дотронувшись до одной из черточек кончиком пальца.

— «Похоже», — машинально поправил Вэнь Кэсин.

— То есть с психом больным ты согласен?

— Меня всегда восхищали люди с изюминкой, — улыбнулся он.

— Вэнь-гэ, — позвал Цао Вэйнин, — а вдруг это не он?

— А кто ещё?

— Ну, — он сделал непонятный жест руками, — знаете. Призраки.

Гу Сян закатила глаза и шлёпнула его ладонью по груди.

— Давайте просто посмотрим запись, — очень дипломатично предложил Хань Ин.

— Вперёд, — кивнул Вэнь Кэсин.

Хань Ин сел за стол, щелкнул по нужному окошку записи, увеличив его на весь экран, а потом отмотал примерно на час назад и включил ускорение. Стена была чистой, Чжоу Цзышу несколько минут подпирал её спиной, явно вместе со всеми смотря интервью, потом отошёл, исчезнув в слепой зоне, мимо туда-сюда прошли почти все присутствующие, потом Гу Сян развернула спальник и устроилась с макбуком, пришёл Вэнь Кэсин. Стена всё ещё была чистой. Они поговорили, посмотрели в сторону мониторов, снова поговорили, склонили головы, и… прямо над ними, словно кто-то водил по стене испачканной кровью рукой, начала появляться надпись.

УБИРАЙТЕСЬ.

Цао Вэйнин тут же вытащил один из своих приборов для измерения паранормальной активности и принялся водить им по стене. Гу Сян достала откуда-то упаковку влажных салфеток и с примерно таким же энтузиазмом начала тереть ими свой несчастный указательный палец.

Вэнь Кэсин поднёс ко рту рацию, зажал кнопку связи и очень спокойно сказал:

— Прошу всех вернуться в детскую. Сейчас.

*

— Это не я, — сказал Чжоу Цзышу. — У меня была такая идея, но без проявляющихся букв. Я собирался написать что-то специальным водоотталкивающим составом и пустить по стене искусственную кровь.

— Как чудесно, — искренне восхитился Вэнь Кэсин.

— Мой прибор не видит ничего подозрительного, — разочарованно признался Цао Вэйнин.

— Ты в него батарейки вставить не забыл? — спросил Хань Ин.

— Вы что, сейчас намекаете, что здесь реально живёт привидение? — нахмурился Ван Се. — Мы так не договаривались.

— Я точно вставил в него батарейки. Блин, в смысле он на аккумуляторе, заряд полный.

— А-Шу, а что ещё ты для нас придумал?

— В моём контракте нет никаких пунктов про привидения.

— Может, его потрясти? — предложила Гу Сян, отобрав прибор из рук Цао Вэйнина. Тот испуганно вздохнул, но протестовать не решался.

— А-Шу, а ты...

— Господин Лань?

Чжоу Цзышу пришлось повысить голос, чтобы перекрыть гвалт. И только тогда Вэнь Кэсин обратил внимание на то, что Лань Ванцзи с ужасом в глазах смотрел на стену с надписью.

— Это… почерк Вэй Ина, — сказал он спустя несколько очень тихих секунд.

— Вот ведь дерьмо, — выругалась Гу Сян.

*

— Уезжаем, — сказал Ван Се.

— Ну уж нет, — возразил Вэнь Кэсин, чувствуя как покалывает в пальцах от нервного возбуждения. Они впервые своими глазами увидели что-то потустороннее. Был, конечно, шанс, что это Лань Ванцзи зачем-то дурил им головы, но тогда человеку стоило вручить все награды за актёрское мастерство разом. — Ты, конечно, можешь уехать. Кто-то ещё?

Чжоу Цзышу кивнул и положил ладонь Чжан Чэнлину на плечо. Что ж, этого стоило ожидать.

— Пусть заберёт вот его.

— Шифу! — Чжан Чэнлин впервые подал голос. — Я останусь с тобой.

Чжоу Цзышу недовольно поморщился.

— А-Шу, ты сам не хочешь уехать? — решил на всякий случай уточнить Вэнь Кэсин.

— Мне заплатят, если я уйду?

— Вряд ли.

— Тогда я останусь, — Чжоу Цзышу вдруг улыбнулся. — Не каждый день можешь побывать на мастер-классе у призрака.

Вэнь Кэсин едва не рассмеялся. Возможно, это тоже было нервное. Но происходящее никак не помешало его мозгу отметить, что улыбка у Чжоу Цзышу была так хороша, что колени подгибались.

— Господин Лань, а вы…

— Здесь Вэй Ин.

В голосе Лань Ванцзи звучала железобетонная уверенность.

— Тогда давайте все дружно скажем Се-эру «пока-пока» и вернёмся к работе.

— Ну уж нет, — Ван Се вдруг скрестил руки на груди и уселся за стол. Вспомнил, наверное, что здесь пахло не только опасностью, но и высокими рейтингами. А возможно — даже какой-нибудь премией. Другими словами, способом доказать папочке, что Се-эр не бесполезен.

Вэнь Кэсин закатил глаза, а потом посмотрел на Цао Вэйнина.

— Ну, Цао лаоши, вот и настал твой звёздный час.

Вэйнин вдруг как будто стал выше ростом. А может, всё дело было в восхищённом взгляде Гу Сян, но впервые на памяти Кэсина он заговорил чётко и уверенно, раздавая всем разные приборы из своего рюкзака и объясняя, для чего был нужен каждый из них.

Не солнечные очки, а оборудование, помогающее увидеть энергетический след. Радио-рация для разговоров с призраками, детекторы уровня паранормальной активности, две металлические палки, достав которые, Цао Вэйнин покраснел и поспешил их спрятать.

— Крест и святая вода? — предположил Хань Ин. — Защитные талисманы?

— Устав партии? — поддакнул Чжоу Цзышу с невозмутимым выражением лица, и Вэнь Кэсин снова едва сдержал смех, смело добавив в копилку изумительных достоинств этого красивого, сурового, но доброго в глубине души мужчины всратое чувство юмора.

— Я против суеверий, — сказал Цао Вэйнин Хань Ину, а потом неуверенно посмотрел на Чжоу Цзышу.

— Я понял намёк, можешь не продолжать, — отозвался тот.

Гу Сян очень выразительно посмотрела на Вэнь Кэсина и одними губами произнесла: «Всё-таки псих больной».

Кэсин был с ней категорически не согласен и в качестве жеста доброй воли был почти готов предложить прекратить поддразнивать её недобойфренда. Если, конечно, она перестанет оскорблять любовь всей его жизни. Вот только озвучивать подобное в ближайшие недели, а то и месяцы не стоило. Слишком уж велик был шанс, что крест, святую воду, молитвы на латыни, защитные талисманы и прочие суеверные инструменты используют по отношению к нему для изгнания демона.

*

— Снимай Лань Ванцзи, — тихо сказал Вэнь Кэсин Хань Ину. Если что-то случится, именно его реакцию нужно получить.

Ван Се, Гу Сян и Чжан Чэнлин остались в детской наблюдать за происходящим. И Чжоу Цзышу тоже. Вэнь Кэсин посмотрел на него один-единственный раз, а тот просто кивнул в ответ. Никто из его команды такого уровня взаимопонимания так и не достиг. Конечно, если появится призрак, Чжоу Цзышу вряд ли сможет защитить Гу Сян и Чжан Чэнлина, но Кэсину почему-то всё равно стало спокойнее.

Он, Цао Вэйнин и Хань Ин вместе с Лань Ванцзи отправились обходить дом вместе со всеми приборами. И кому-то здесь это явно не понравилось. Стоило им дойти до парадной лестницы, как замигал свет, а по окнам забарабанили ветки деревьев, которых снаружи совершенно точно не росло.

— Вэй Ин всегда был таким недружелюбным? — спросил Вэнь Кэсин, чтобы хоть немного разрядить обстановку.

— Это не Вэй Ин.

— Вы ведь говорили, что он здесь, — вскинул брови Цао Вэйнин, чуть приподняв один наушник, присоединённый к радио для призраков.

— Но это — не он.

Лань Ванцзи говорил очень уверенно, но что-то подсказывало Вэнь Кэсину, что это было ничем не подтвержденное предположение. Лань Ванцзи просто очень хотел верить в то, что его Вэй Ин никак не мог ему навредить.

Но они-то ему не были представлены!

— Цао лаоши, как дела с показателями?

— Пусто, — разочарованно отозвался Цао Вэйнин. — Я поставил всё на максимум, но… пусто.

Что-то царапнуло в мыслях Вэнь Кэсина. Он затормозил, уставившись перед собой, а потом сказал:

— А если попробовать на минимуме?

Цао Вэйнин непонимающе моргнул.

Хань Ин от нечего делать стал снимать их всех, переводя объектив с одного на другого.

— Я просто подумал… Что, если ты пытаешься найти их слишком сильно? Знаешь, сложно увидеть одну каплю, если ты уже в море.

Цао Вэйнин кивнул и закрутил регуляторы. И когда сила работы пробора упала до минимума, тот вдруг ожил и засветился всеми цветами радуги, а стрелка на экране детектора бешено замоталась из стороны в сторону, словно пыталась вырваться за пределы обозначенных значений.

— Никогда такого не видел, — звенящим шёпотом сказал Цао Вэйнин.

А потом они услышали звук шагов наверху. Тяжелые, слишком тяжелые для живого человека.

— Хань Ин, — не своим голосом позвал Вэнь Кэсин.

— Я снимаю, — отозвался тот так же глухо.

И тут на верхней площадке появилась она.

*

— Ущипните меня, — попросил Вэнь Кэсин. От происходящего голова шла кругом. По ступеням к ним медленно спускалась… статуя? Она одновременно была каменной и не была материальной, чуть светилась и смазывалась при каждом движении. Огромная, выше любого из них примерно на метр, с застывшей улыбкой на лице.

Вэнь Кэсин спустил очки на нос, и она исчезла.

Надел — и появилась.

— Нам не пора бежать? — спокойно спросил Хань Ин, продолжая снимать.

Прозрачная, светящаяся и каменная женщина продолжала идти к ним, шаг за шагом.

Вэнь Кэсин уже открыл рот, чтобы скомандовать тактическое отступление, когда перед ней вдруг появилась ещё одна смазанная фигура. Пришлось приглядеться, чтобы разобрать: это был человек. Это был призрак.

— Вэй Ин, — едва слышно выдохнул Лань Ванцзи.

Цао Вэйнин, который всё это время молча подкручивал своё призрачное радио, наконец смог поймать потустороннюю частоту, и из динамика вдруг раздался юношеский голос.

— Ты не посмеешь его тронуть.

Женщина холодно расхохоталась в ответ.

— Ты проиграл, — сказала она, и от её голоса все волоски на теле встали дыбом. — Желание было загадано и озвучено, теперь его душа моя. Моя, моя, чтобы съесть. А ты иди прочь!

— Нет! — Вэй Ин не сдвинулся с места. — Его ты не получишь.

— Вэй Ин, — повторил Лань Ванцзи, словно не мог поверить своим глазам и ушам.

Он совсем не обращал внимания на нависшую над ним угрозу. Стоял на месте, будто приклеенный, не собираясь никуда уходить. И это было плохо. Очень плохо.

Вэнь Кэсин шагнул вперёд, схватил его за локоть и потянул на себя.

— Надо уходить, — рявкнул он. — Ты не слышал, что она собирается сожрать твою душу?!

— Желание было загадано, — повторила каменная женщина. — Я покажу тебе правду.

— Нет! Лань Чжань, беги! — Вэй Ин вдруг расплылся перед глазами, а потом оказался прямо перед Лань Ванцзи. — Ну же! Беги! Бе… ги… УБИРАЙСЯ.

Призрачное радио в руках Цао Вэйнина вдруг задымилось и пошло помехами, пока не смолкло. Он выругался и, вытащив из кармана отвёртку, принялся что-то быстро крутить.

— Вэй Ин, — снова повторил Лань Ванцзи, будто забыл другие слова. — Вэй Ин здесь, я никуда не уйду.

— Вот только тяги к самоубийству сейчас нам и не хватало, — закатил глаза Вэнь Кэсин и силком потянул его назад, подальше от призраков и смерти. — Ваша смерть в эфире, конечно, повысит нам рейтинг, но…

Он вдруг задохнулся. Горло словно сжали огромные каменные пальцы, эта огромная женщина, оказавшаяся неожиданно слишком близко, подняла его над полом. Вэнь Кэсин замахал руками и ногами, пытаясь оттолкнуть её, но хватка на горле стала сильнее, перед глазами поплыли тёмные круги, а в ушах всё звучал неразбочивый крик. Крики.

Все вокруг него вопили.

Каменная женщина вздрогнула и отбросила его в сторону. Вэнь Кэсин ударился о стену, а потом упал на пол. От резкой боли в груди хотелось взвыть, но он всё ещё не мог толком вздохнуть. На шее ощущалось ледяное прикосновение призрачной руки.

— Гэ! — крик Гу Сян он узнал бы из тысячи, сотни тысяч.

— Не трогай, — кто-то дёрнул её назад, а потом тёплые ласковые ладони осторожно ощупали его. — Эй, лао Вэнь. Ты как?

— Где? — прохрипел Вэнь Кэсин. Чжоу Цзышу помог ему сесть и позволил опереться о себя. — Где она?

— Чжоу дагэ, что ты сделал, чтобы её отогнать? — спросил Цао Вэйнин.

Чжоу Цзышу поморщился и продолжил свой осмотр. Ощупал грудь Вэнь Кэсина со столь тщательным вниманием, что тот почувствовал, как начали гореть щёки. А потом ласковая ладонь так надавила на ребро справа, что заставила вскрикнуть от боли.

— Сломано, — сообщил Цзышу.

— Мог бы и понежнее, — простонал Вэнь Кэсин.

— Гэ, ты в порядке? — взволнованная Гу Сян тянула к нему руки, но не решалась прикоснуться.

— Всё хорошо, а-Сян.

— Чжоу дагэ, — не унимался Цао Вэйнин. — Ты её убил?

— Не неси чушь, — сказал Чжоу Цзышу и дёрнул Вэнь Кэсина наверх, поставив на ноги. — Я кинул в неё те металлические палки из твоего рюкзака. Сам скажи, что они сделали.

Цао Вэйнин вытаращил глаза и зашевелил губами, словно строчки из книжки вспоминал. Вэнь Кэсин заметил на полу свои упавшие очки и уже собрался осторожно за ними наклониться, но Чжан Чэнлин оказался проворнее.

— Спасибо, — улыбнулся Кэсин. — Тебе повезло, а-Шу, у тебя очень почтительный ребёнок.

Чжоу Цзышу хмыкнул в ответ.

Вэнь Кэсин огорчённо изучил трещину на стекле, но очки на нос всё-таки надел и огляделся. Тут же снял их к чертям, потому что Лань Ванцзи и Вэй Ин стояли близко-близко. Живой и мёртвый, такие очевидно влюблённые, что становилось не по себе.

Лучше уж было не смотреть.

И тут Цао Вэйнин в голос воскликнул:

— Демон! Демоны боятся железа!

— Восхитительно, — Вэнь Кэсин тяжело вздохнул. — А где Се-эр?

*

Ван Се не отзывался.

Вэй Ин не мог ничего рассказать и стоял рядом с Лань Ванцзи, ожидая, пока Цао Вэйнин починит перегоревшее от напряжения оборудование.

Вэнь Кэсин кидал взгляды на Чжоу Цзышу и думал, насколько сейчас удачный момент пообещать, что за спасение своей жизни он готов расплатиться любым способом, но предпочтительнее собственным телом?

Чжоу Цзышу взгляды старательно игнорировал, снова отстранившись на безопасное расстояние.

Наверное, стоило пока промолчать, чтобы сотрясение мозга не добавили к его диагнозу.

— Кажется, готово, — сказал Цао Вэйнин, и все притихли.

Сначала из динамиков раздавался только шум, треск и едва различимый за помехами шёпот, а потом голос Вэй Ина зазвучал чётко.

— Она скоро вернётся. Вам всем надо уйти. Уходите, уходите. УБИРАЙТЕСЬ.

— Сначала расскажи, что она такое, — сказал Вэнь Кэсин.

— Нет, — Вэй Ин упрямо мотнул головой, и на мгновение его силует расплылся. — Если расскажу, желание Лань Чжаня исполнится и она съест его душу.

— Но твою не съела, — заметил Чжоу Цзышу. — Ты как-то смог её обмануть?

Вэй Ин не ответил, что тоже можно было считать за ответ.

Он обманул. Остался запертым с этой демонессой в одном доме на тринадцать лет. И сейчас гнал их прочь, чтобы никто из них не пострадал. Пришедшая в голову Вэнь Кэсина мысль была довольно циничной, но первая серия нового сезона с этой историей обещала быть космической.

— Уходите, — снова сказал Вэй Ин. — Лань Чжань, уходи.

Лань Ванцзи и с места не двинулся.

Вэнь Кэсин решил на всякий случай следить, чтобы рядом с ним не было никаких острых или опасных предметов.

— Ты понял, как её победить? — спросил Чжоу Цзышу.

Силуэт Вэй Ина снова будто пошёл рябью.

— Ты это и пытался сделать? Уничтожить её? — предположил Вэнь Кэсин.

И Вэй Ин… исчез.

Ладонь Лань Ванцзи зависла в воздухе на том месте, где он стоял секунду назад, и Вэнь Кэсин отвёл взгляд. Слишком уж это было… личным.

*

— Он мог сделать тот кровавый круг сам, — сказал Чжоу Цзышу и, когда на него дружно уставились все присутствующие, пояснил: — В крови есть железо. Ну и круг. Разве это не что-то магическое?

Цао Вэйнин согласно кивнул.

— И что нам делать? — спросила Гу Сян. — Тоже нарисовать по кругу? Так ему это не помогло.

Или помогло?

У Вэнь Кэсина от всего происходящего начиналась мигрень. Ещё и Ван Се бесследно исчез. И лучше бы сбежал, бросив их тут, чем стал закуской для демонессы.

— Гэ, тебе надо в больницу, — хмурая Гу Сян дотронулась ладошкой до его лба. — У тебя жар.

— Я прекрасно себя чувствую, — улыбнулся Вэнь Кэсин. — Давайте подумаем ещё. Кто-нибудь видел в доме что-то необычное? Эта дама словно из камня сделана, а я как-то читал историю про статую из храма, которая превратилась в девицу и соблазнила монаха.

— А потом съела? — с любопытством уточнил Чжан Чэнлин.

— Что за кровожадность в столь юном возрасте? — рассмеялся Вэнь Кэсин. — Нет, она просто...

— Тогда это не наш случай, — перебил его Чжоу Цзышу и закатил глаза. — Но ты прав. Она словно сделана из камня. Может стоит где-то в доме?

— Не видел ничего похожего, — Вэнь Кэсин задумался. — Разве что на чердаке, там полно хлама. Но… чёрт. Господин Лань, куда собрался?!

Вот только Лань Ванцзи решил его проигнорировать и продолжил подниматься по лестнице.

— Так, ладно, — быстро сказал Вэнь Кэсин. — А-Сян, забирай Чэнлина и оба на улицу.

— Ну уж нет, — хором ответили они и первыми рванули вслед за Лань Ванцзи. А за а-Сян, конечно, побежал Цао Вэйнин.

От возмущения у Вэнь Кэсина челюсть отвисла.

— А-Шу, ты видел?! — спросил он.

— Да, — коротко кивнул тот и тоже пошёл.

Вэнь Кэсин строго посмотрел на Хань Ина и в камеру.

— Напоминание для себя из будущего, — сказал он, обращаясь к гипотетическим зрителям, — всех уволить и найти новых послушных сотрудников.

Хань Ин едва слышно хмыкнул в ответ.

*

— Это не поможет. Не спасёт. Уходите. Убирайтесь. Прочь, прочь. Бегите прочь.

Снова появившийся Вэй Ин выглядел безумным неприкаянным духом, словно что-то влияло на него. Не хотело, чтобы он им помогал.

А рядом с таким Вэй Ином от Лань Ванцзи тоже было мало толку.

— Тут тоже ничего, — Гу Сян закрыла очередной пыльный сундук и оглушительно громко чихнула.

— И у меня.

— А я нашёл что-то… странное, — сказал Чжан Чэнлин.

Вэнь Кэсин заглянул поверх его плеча в старый чемодан и тут же решил, что забудет эту находку как страшный сон.

— Она скоро придёт, скоро. Скоро. Бегите. Бегите. Бегите, покуда есть силы, и… Лань Чжань.

Голос Вэй Ина вдруг прозвучал так жалобно, что все разом вздрогнули.

— Да, Вэй Ин? — очень ровно и тихо отозвался тот.

— Где я?

Краешек губ Лань Ванцзи дёрнулся, и на его лице отразилась настоящая, ничем не прикрытая агония.

— Уходи, — снова сказал Вэй Ин, не дав и пары мгновений, чтобы ответить. — Уходи.

— Я никуда не уйду. Я останусь с тобой.

Вэй Ин затряс головой и снова исчез.

*

— Она нас боится, потому что нас много, — сказал Вэнь Кэсин и запнулся. Продолжил: — Мы знаем, кто она такая. Мы её испугали.

— Я так не думаю.

— А-Шу слишком пессимистичен.

— Лао Вэнь слишком много фантазирует.

Они встретились взглядами, и по венам Вэнь Кэсина словно потёк жидкий огонь.

— Если бы она не боялась, мы бы уже были покойниками. Думаю, если тринадцать лет жить впроголодь, бок о бок с душой, которую не можешь сожрать, это вредит самооценке и критическому восприятию.

— Хочешь подыскать демону подходящего психолога? — спросил Чжоу Цзышу.

— Хочу, чтобы… м-м-м! — Вэнь Кэсин моргнул, во все глаза уставившись на зажавшего ему рот ладонью Цзышу.

— Давай ты не будешь загадывать желание, хорошо?

Вэнь Кэсин кивнул.

Точно. Заболтался и совсем забыл, что в этом доме нельзя так опрометчиво бросаться словами.

— Гэ! — громко позвала Гу Сян из другого угла комнаты. Она держала в руках зонтик-трость как оружие и была готова использовать его не по прямому назначению. — Зеркало!

Вэнь Кэсин и Чжоу Цзышу поспешили подойти. Мутная зеркальная поверхность будто шла рябью, а за ней, в отражении, была точно такая же комната. Такие же коробки и чемоданы, такой же слой пыли на полу и вещах. Только их не было. Ни одного. Ни бледного Цао Вэйнина, ни хмурой Гу Сян. Не было Чжан Чэнлина, Лань Ванцзи, Чжоу Цзышу и Вэнь Кэсина. Вместо их отражений за стеклянной поверхностью в точно такой же комнате стояла каменная женщина, а прямо за ней — Вэй Ин. Бледный и измученный, но словно бы… живой?

*

— Я желаю, чтобы ты отпустила Лань Чжаня, — голос Вэй Ина звучал так глухо. — Его слова не считаются, его душа не твоя.

— Нет, — Лань Ванцзи шагнул к зеркалу, и они все, за исключением Хань Ина, который никак не мог выпустить камеру, повисли на нём с четырёх сторон, чтобы остановить.

Мысли в голове Вэнь Кэсина скакали как бешеные. Лань Ванцзи загадал узнать правду, но призрачная душа Вэй Ина демонессе показалась слаще? Она их боялась? Она хотела сначала расправиться с давней помехой, а потом приняться за свеженький ужин?

— Сначала он, потом ты, — сказала демонесса.

— Вэй Ин, — позвал Лань Ванцзи. — Мы должны сражаться с ней. Вместе.

И бледный, тусклый, почти чёрно-белый Вэй Ин вдруг поднял голову и словно стал ярче.

— Разбей зеркало, — приказал он. — Сейчас.

Лань Ванцзи не послушается, Вэнь Кэсин был в этом уверен. Но вот Чжоу Цзышу принимал решения очень быстро. Пара секунд: он отпустил Лань Ванцзи, схватил из ближайшего открытого сундука попавшуюся под руку тяжёлую шкатулку и сразу же запустил её в зеркало. Раздался звук разбитого стекла, вокруг полетели осколки, а в опустевшей раме застыл человек. Не призрак, Вэнь Кэсин спустил очки на нос, чтобы проверить.

Вполне материальный на вид Вэй Ин в облаке чёрного дыма, который расплывался, полз по комнате неотвратимой приливной волной.

— Один я не смог, — едва слышно сказал Вэй Ин.

— Что нам делать? — спросил Чжоу Цзышу.

— Найти её, пока она не выбралась.

Вэнь Кэсин проследил за взмахом его руки и понял, что Вэй Ин говорил про осколки зеркала.

— Мы смогли запереть её внутри. Но если она сбежит, никто уже нас не спасёт.

— Можно вопрос? — Вэнь Кэсин просто не мог промолчать. — Мы потом очень быстро сделаем всё, что ты скажешь, но прямо сейчас мне нужно задать вопрос, иначе я умру от любопытства.

— Да? — Вэй Ин, понятное дело, смотрел только на Лань Ванцзи.

— Ты живой?

Он вздрогнул, моргнул и нахмурился, провёл ладонями по своему телу.

— Я… не умирал? Лань Чжань, ты чего это начал костюмы носить? Дядя Лань ввёл дресс-код?

Лань Ванцзи молча сгрёб его в объятие.

— Подождите, кто-то решил, что я умер?

— За тринадцать лет у людей могли появиться такие ничем не обоснованные мысли, — пробормотал Вэнь Кэсин, а потом посмотрел на Хань Ина. — Ты ведь это всё снял?

— Может, уже разберёмся с демоном? — вкрадчиво спросил Чжоу Цзышу, глядя в один из осколков зеркала. — Она не кажется довольной.

Вэй Ин с явной неохотой отстранился от Лань Ванцзи, присел на корточки и осторожно перевернул осколок с демонессой зеркальной гладью вниз. Поднялся и зачем-то взял из сундука старинную куклу.

— Идёмте, — сказал он. — А вы, кстати, кто?

Вэнь Кэсин представился.

Вэй Ин вытаращил на него глаза, споткнувшись на месте, но довольно быстро взял себя в руки и продолжил идти вниз.

— Ты все годы провёл в зеркале? — спросил Цао Вэйнин с таким ошарашенным видом, словно ему в прямом эфире открывались все тайны вселенной одна за другой. Чжан Чэнлин шёл рядом с открытым ртом и выглядел не лучше.

— Я немного не рассчитал силы, — сказал Вэй Ин, — пришлось спрятаться.

— Откуда ты знаешь, что делать? — прищурилась как всегда подозрительная Гу Сян.

— Это просто… — Вэй Ин явно смутился и бросил быстрый взгляд на Лань Ванцзи, — что-то типа семейного бизнеса. Мои родители, они… ну вы поняли...

— Дай угадаю, — хмыкнул Чжоу Цзышу. — Это был твой первый раз?

Вэй Ин дёрнул плечами и снова посмотрел на Лань Ванцзи.

— Зато теперь я понял, почему они всегда говорили, что каждому человеку нужен спутник в Ночной охоте. А я в детстве считал, что мама романтична.

— А почему мы видели твой призрак, если ты жив? — не унималась Гу Сян.

— Есть специальные талисманы для астральной проекции.

— Талисманы действуют?! — судя по экстазу в голосе, к Цао Вэйнину спустился боженька и исполнил все мечты.

— Правильные талисманы, — уточнил Вэй Ин и распахнул дверь в подвал.

— А что за тема с зеркалами? — спросила Гу Сян.

— Тебе в детстве сказок не рассказывали? Зеркала очищают от скверны и отпугивают нечисть. А если заманить демона внутрь и разбить зеркало, то он будет блуждать в осколках отражений. Рано или поздно выберется, но време…

Весь дом словно вздрогнул, а потом раздался яростный вой. Поверхность стен пошла рябью и натянулась, показывая силуэты людей. Они кричали и тянули руки, пытаясь их достать. Одна дотянулась до Цао Вэйнина, но Гу Сян с визгом стукнула по ней зонтиком. Потом примерно так же Чжоу Цзышу отбил Чжан Чэнлина.

— Что делать? — спросил Лань Ванцзи.

— Разбей, — Вэй Ин сунул ему в руки куклу. — Я пока всё подготовлю.

Под этими словами он имел в виду, что проведёт карманным ножом по ладони и нарисует кровавый круг. Тот самый, без брызг и следов, над которым ломали голову господа милиционеры. Под фарфоровой оболочкой и ватной сердцевиной в кукле оказалась небольшая статуэтка. Вэй Ин отобрал её, быстро нарисовал несколько иероглифов собственной кровью, а потом поставил в самый центр круга.

Стены дома вокруг них дрожали, грозя рухнуть в любой момент. Крик демонессы ввинчивался в уши, так что за бесконечным воплем Вэнь Кэсин начал разбирать слова.

— Я сожру вас, — грозила она, — ваши тела, ваши души, вас всех. Всех, всех!

Вэй Ин прикрыл глаза и что-то едва слышно сказал.

Статуэтка раскололась и начала плавится в крови, словно в кислоте. Вопль стал нестерпимо громким, со стен и потолка от тряски падали кирпичи, а потом…

Всё стихло.

И Вэй Ин покачнулся и упал прямо в объятия Лань Ванцзи.

*

Когда все они, грязные и усталые, выбрались через завалы на улицу, их почти оглушил шум и ослепили огни. Вся улица была в машинах с мигалками: милиция, скорая, даже пожарные. Толпа зевак и толпа журналистов. Посреди всего этого хаоса стоял Ван Се и на кого-то орал.

Остановился, только когда их заметил.

И тут же сделал вид, что совершенно не волновался.

— Удрал, да? — спросил Вэнь Кэсин.

— Я вышел, чтобы позвонить директору Е и рассказать об этой ситуации, — Ван Се вскинул подбородок. — И потом не смог попасть обратно. И милиция не смогла. С тараном. Какого чёрта там произошло?

— Тш-ш-ш, — Вэнь Кэсин прижал палец к губам. — Неразглашение до выхода передачи.

Ван Се недовольно нахмурился, и Вэнь Кэсин похлопал его по плечу.

Они были живы, и ему до сих пор в это не верилось.

— Иди сюда, — Чжоу Цзышу, прекрасный и красивый, восхитительный просто Чжоу Цзышу больно схватил его за локоть и потащил за собой.

— А-Шу, так грубо со мной обращаться можно только после свидания, только в постели и только по предварительной договорё…

— Заткнись и садись.

Чжоу Цзышу намного аккуратнее усадил его за ступеньку машины скорой помощи и сказал, обращаясь к подошедшему врачу:

— У него сломано ребро. И что-то с головой.

— Всё в порядке с моей головой, — запротестовал Вэнь Кэсин, но никто не обратил на это внимания. Пришлось расслабиться и прикрыть глаза. — Только не уходи, а-Шу.

Чжоу Цзышу вздохнул, но не двинулся с места, так что Вэнь Кэсин решил считать это своей победой.

Они были живы.

Чжоу Цзышу стоял рядом. Так близко, что можно было дотронуться. Цао Вэйнин и Гу Сян целовались у крыльца, Ван Се говорил с каким-то чиновником и елейно улыбался, Чжан Чэнлин и Хань Ин что-то пересматривали на крохотном экране камеры, а Лань Ванцзи и Вэй Ин…

— Простите, это ведь вы ведущий «Долины призраков»? — спросила у них молодая женщина в светло-фиолетовом костюме. — Мне сказали, что вы.

— Да, это я, — Вэнь Кэсин кивнул и попытался встать, но Чжоу Цзышу не позволил.

— Мне звонила ваша помощница. Меня зовут Цзян Яньли… В этом доме снова что-то случилось?

— Сестра Вэй Ина, — выдохнул Вэнь Кэсин. Это не было вопросом, но Цзян Яньли всё равно вежливо кивнула. — Обернитесь и посмотрите в сторону кустов справа.

Цзян Яньли обернулась, посмотрела и тихо вскрикнула, прижав ладонь ко рту.

Вэй Ин всё равно услышал. Или почувствовал, но тоже обернулся и встретился с ней взглядом. Улыбка, появившаяся на его лице, была способна затмить солнце. Он подпрыгнул и заорал во всё горло:

— Цзецзе!

Они кинулись друг к другу в объятия, встретившись где-то на середине пути.

Вэнь Кэсин вздохнул и снова прикрыл глаза.

— Надеюсь, Хань Ин снимает, а не прохлаждается. Такой трогательный момент обязательно надо запечатлеть. Поднимет нам рейтинг.

Чжоу Цзышу фыркнул, осторожно стёр слезу с его щеки и предложил:

— Давай я отвезу тебя домой?

Вэнь Кэсин был совершенно не против.

— И приглядишь за мной, потому что человека со сломанным ребром и сотрясением мозга нельзя оставлять в одиночестве?

— Не наглей.

— Ты ещё так плохо меня знаешь.

*

Серия про таинственное исчезновение юноши из дома во Французском квартале так и не вышла в эфир. К директору Е приехали люди в неприметных костюмах и изъяли все записи, настойчиво посоветовав поискать привидений в другом месте. А ещё лучше — выбрать другую тему для передачи.

Вэнь Кэсин мог их понять — партия боролась с суевериями и излишней религиозностью, и это благородное дело существенно усложнила бы новость о том, что демоны реальны.

— Вот гады, — ругалась Гу Сян, а новый бойфренд ей поддакивал.

— Расследование таинственных преступлений — это почти наш профиль, — смеялся Вэнь Кэсин в ответ. — По крайней мере, два сезона это у нас получалось лучше, чем искать привидений.

— Вот гады! — Гу Сян мотнула хвостом. — Найду я им «таинственное преступление»!

— Второе пришествие непримечательных людей в костюмах наш телеканал может не пережить, — предупредил её Вэнь Кэсин и поспешил уйти. Не было такого бегства, которое нельзя было назвать тактическим отступлением!

Тем более что его уже ждал Чжоу Цзышу.

А их обоих — Лань Ванцзи и Вэй Усянь. Владелец сомнительной недвижимости и чудесно найденный младший брат трагически погибшего тринадцать лет назад Вэй Ина. По крайней мере, такова была версия людей в костюмах. Дыры в этом сюжете они мастерски игнорировали.

— Ну и как живётся с новым именем? — спросил Вэнь Кэсин, когда они устроились за столом в ресторане.

Вэй Усянь рассмеялся в голос. Он вообще оказался очень смешливым, неугомонным и живым. Неудивительно, что Лань Ванцзи в него по уши втрескался.

— Почти привык, но иногда не отзываюсь, — сказал Вэй Усянь. — Лань Чжань называет меня по-старому, чем совершенно не помогает.

— Вэй Ин — это Вэй Ин, — отозвался Лань Ванцзи.

И Вэй Усянь сияюще заулыбался в ответ. Вэнь Кэсин надеялся, что со стороны они с Чжоу Цзышу выглядели такими же отвратительными, и что-то ему подсказывало: да. Вот только там, где у этой парочки были благоухающие сады любви, у них таился ужас многодетного брака.

— Что с лицом? — спросил Чжоу Цзышу.

И Вэнь Кэсин чуть было нервно не рассмеялся. Всё-таки он был прав, они с а-Шу были родственными душами.

— Подумал вдруг, что в отпуск надо уехать в горы, где связи нет, — сказал он. — Оставим Чэнлина на а-Сян, а-Сян на Цао диди, а всех их вместе — на Хань Ина.

Чжоу Цзышу вскинул бровь, но комментировать не стал.

Вэй Усянь вот излишком такта не страдал и щедро посыпал рану на душе Вэнь Кэсина солью:

— В горах можно встретить столько разной нечисти, — радостно сказал он. — Вот, например, на горе Тайшань…

Вэнь Кэсин внимательно слушал, серьёзно кивал и даже порывался записывать.

Никогда ведь не знаешь, с кем можешь столкнуться.
Elhen2021.10.06 18:11
Чудесная история, спасибо!
MoriJanir2021.10.13 10:20
Отличная история, прочитала с большим удовольствием! Причем читала несколько дней в несколько приемов, когда были минутки свободного времени, и не захотелось дропнуть, хотелось возвращаться - думаю, это говорит и о хорошо выдержанном темпе повествования, и о завлекательных сюжетных крючочках:) было интересно, что там с этим домом и получится ли снять передачу (ох, надеюсь, ее все же не закроют после такого:))
Персонажи получились здорово, пока читала - перед глазами стояли лица актеров из обеих дорам. (немного только удивили роли в сюжете для Е Байи и Се-эра... ну, наверное, надо же было куда-то их вставить в модерне... и все равно их камео порадовали)
Очень трогательный момент был в конце, когда появляется Цзян Яньли (жаль, до Цзян Чэна так и не дозвонились, интересно, что бы он сказал:))
Понравились про борьбу партии с излишней религиозностью и суевериями и что дом не просто так в европейском стиле, а это именно Французский квартал в Шанхае. Часто в модернах мир - это просто какая-то где-то современность в вакууме, а тут яркие узнаваемые детали, рисующие картинку именно Китая.
В общем, было здорово, спасибо!
цитировать