Олдскул 3-15К;количество слов: 11036
автор: Julia_J

Прятки

саммари: — Малыш Поток, — проговорил Е Сю, и Боюань насторожился, услышав хорошо знакомые вкрадчивые нотки в его голосе, — я не дам тебе заскучать. Обещаю.
Вздохнув, Боюань наклонился за рюкзаком: до вылета оставалось всего ничего, и на приступы малодушия не было времени. Повернулся к Е Сю — тот, казалось, спал стоя, закутавшись в одеяло, словно гусеница в кокон, только босыми ногами то и дело переступал по холодному полу. Ступни наверняка ледяные, подумалось Боюаню, ещё простынет. Следующая мысль была о том, что хорошо бы сейчас провести по ним ладонями — неспешно, ощущая, как Е Сю согревается под его руками. Подняться выше, оглаживая щиколотки, колени, бёдра; коснуться их губами…

Резко шагнув вперёд, он притянул сонного Е Сю в объятья, ощутив, как тот, еле слышно вздохнув, подаётся навстречу.

— Ложись спать, — шепнул Боюань. — Я напишу.

— М-м.

Видеть его таким — расслабленным, встрёпанным, домашним — до сих пор было немного непривычно, заставляя Боюаня чувствовать что-то такое, чему он сам не решился бы дать определение. Тёплое дыхание Е Сю щекотало ухо, его голова покоилась у Боюаня на плече. Хотелось стоять так вечно.

Но у Е Сю мёрзли ноги. А сам Боюань уже почти опаздывал на самолёт.

— До встречи, бог Е.

Сообщение от Е Сю пришло парой часов позже, когда самолёт Боюаня уже приземлился в Гуанчжоу, а за иллюминатором разгорался рассвет.

«До встречи, малыш Поток.»

***

Первые три дня порадовали Боюаня привычной, без неприятных сюрпризов, рутиной. За понедельником, который от недосыпа и усталости после перелёта он провёл практически на автопилоте, последовал вторник с дополнительной парой, потом — дежурство в ночь на среду, перед которым следовало хорошенько выспаться, и очередные пары сразу после него. Словно видя усердие Боюаня, богиня Славы проявила к нему сострадание: все нужные боссы, как на подбор, возрождались в самое подходящее время, и Ручей методично собирал урожай ценных материалов. Всё шло хорошо — подозрительно хорошо, подумалось Боюаню.

Разумеется, он сглазил.

Начиналось всё как нельзя лучше. В середине ночи, когда мир «Славы» понемногу начинал пустеть — онлайн оставались лишь самые стойкие — в личку Боюаню упало сообщение от игрока по имени Звёздный водопад.

«Старший, тут босс! Тёмный жрец Магрибаш. Только что возродился!»

Тёмный жрец был боссом всего шестьдесят пятого уровня, однако дроп с него был довольно ценным: кое-какие из материалов требовались исследовательскому отделу и сейчас, спустя год после того, как потолок уровней был повышен до семьдесят пятого. Упускать такую удачу было никак нельзя.

По замыслу разработчиков, этот босс мог появиться в одном из семи ритуальных кругов, разбросанных по всей локации. Закономерности в этом не было — или, по крайней мере, пока никому не удалось её выявить. Боюань проверил координаты Звёздного водопада и подумал, что им и впрямь повезло: Магрибаш возродился в самом отдалённом из кругов, который был скрыт за горным отрогом, словно прятавшим босса от чужих глаз.

На этом везение закончилось.

Боюань, само собой, тут же отправил в «экспертный» чат лаконичное «респ Магрибаш» и координаты. Пояснений не требовалось: когда кто-то из игроков обнаруживал нужного гильдии босса, первоочередной задачей было добраться до него как можно скорее. Первым на место прибыл сам Синий мост, и вскоре за первым сообщением последовало новое:

«Никого.»

Через четыре минуты:

«Самсара, боевой маг, один. Наблюдает.»

Остальные эксперты, как раз занятые сбором отрядов, заторопились: обнаружив босса, «Самсара» непременно попробует его отобрать, и лучше бы собрать основные силы до того, как на поле битвы прибудет противник.

Ещё через пять минут:

«Сад трав, пати из десяти человек.»

И практически сразу же:

«Блядь!»

«Счастье. Сотни две.»

«!»

Последнее сообщение было уже от Изменчивой весны. Подчинённые давно привыкли к его манере изъясняться в чатах, но сейчас смысл был бы понятен даже новичку: быстрее!

Прежде остальных до места добрался Мазок кистью со своим отрядом — но и он успел увидеть лишь то, как игроки «Счастья» сносят оставшиеся у босса жалкие пару процентов здоровья, и Рассветный стрелок сноровисто собирает лут.

***

Боюань задумчиво разглядывал пустой слот, в котором ещё совсем недавно красовался сетовый пояс. Заметно скакнувшие вниз характеристики персонажа тоже не радовали. Впрочем, самым неприятным было не это.

Даже после того, как объявилось «Счастье», шансы забрать босса всё ещё оставались: вместе с оказавшимися поблизости игроками «Ручья» они успели снести боссу толику здоровья и набрать агро. Боюань даже понадеялся было, что им удастся продержаться до подхода основных сил. Их подвела разница в уровнях и опыте: все без исключения игроки из группы Боюаня были новичками, недавно перешедшими в Небесную сферу с нового сервера, и принадлежали к вновь созданному подразделению «Ручья».

«Прости, старший», — пришло сообщение от танка под ником Покоритель гор, который в критический момент растерялся и не удержал агро. Боюань только вздохнул. Ему уже не раз доводилось ходить с этим игроком в данж на сто человек, и тот выглядел довольно уверенно, постепенно завоевав место основного танка в рейде. Впрочем, требовать от новичка слишком многого не следовало.

— Гораздо интереснее, — заметил Лодка, выслушав рассказ Боюаня, — как «Счастье» умудрилось так рано до вас добраться.

— Повезло? — предположил Ледяной рассвет. — Им, в смысле.

— Да и нам, — саркастически заметил Лодка, — счастье привалило.

— Может, им позарез нужен был именно этот босс. Смотрите, даже их гильдлид прискакал.

— Совпадение, значит, — протянул Лодка. — Ну-ну.

По правде говоря, Боюань и сам был практически уверен, что всё не так просто. Для шпиона проникнуть в новое отделение было куда проще, чем потеснить ряды опытных, проверенных «старичков», и следовало ожидать, что и в его гильдии рано или поздно заведётся «крот».

Дурные предчувствия у Боюаня появились сразу же, как только Весна предложил ему возглавить новое подразделение гильдии в Небесной сфере. Вернее, не предчувствия даже — неприятные воспоминания о прошлом опыте в качестве лидера гильдии не могли не прийти на ум, но Боюань от них отмахнулся. Старший Чунь был начальником и мог попросту отдать распоряжение, однако вместо этого он просто посмотрел на Боюаня — настолько проникновенным, уставшим взглядом, что отказываться стало совестно. Весне, подумал Боюань, и так хватает забот, нечего усложнять ему жизнь своими капризами.

К тому же, на этот раз всё должно было быть по-другому. Отвращение к гильдейским междоусобицам и интригам постепенно стало не таким сильным, и Боюань заново привык к ним, смирившись как с неизбежным злом. Главная же причина, по которой мысль о руководстве гильдией вызывала у него не самые приятные ассоциации, сейчас дышала пекинским смогом, изредка кидала ему в кукушку смайлики (разумеется, в самые неподходящие моменты) и из отставки на этот раз возвращаться не собиралась. Боюань был в этом уверен. Ну, насколько можно быть хоть в чём-то уверенным, когда речь заходила о Е Сю.

— Все новички пришли с двенадцатого сервера, — произнёс он вслух, — и по рекомендации. Мы вроде как считали их надёжными.

Мазок кистью закатил глаза.

— Старина Мост…

— Знаю, знаю, — вздохнул тот, проматывая лог гильдейского чата.

По большей части в нём царил весёлый бардак. Игроки нового бранча, хоть и считались новичками по меркам «Славы», всё же провели в игре немало времени. Совместные данжи и стычки с вражескими гильдиями постепенно, как это и бывало в «Славе», сделали их хорошими приятелями. Боюань ностальгически улыбнулся: он и сам когда-то нашёл в игре хороших друзей, к которым — видимо, для вселенского равновесия — довеском шли противники, стычки, войны гильдий... И Е Сю, конечно. Отнести Е Сю к какой-то из этих категорий — подарок судьбы или наказание от неё же — Боюань затруднялся. В зависимости от ситуации он мог быть и тем, и другим, иногда — одновременно.

Шпион, напомнил себе Боюань. Работа. И хватит думать о Е Сю.

— Звёздный водопад, — он наконец добрался до нужного сообщения.

— А?

— Звёздный водопад, — терпеливо повторил Боюань, — элементалист. Первым… первой заметила босса и написала мне в личку.

— Так пробей её, — хмыкнул Лодка. — Если, конечно, это вообще «она».

— Голос женский.

— Не смеши меня. Есть же специальные проги…

— Ну, девочек в «Счастье» хватает, — заметил Мазок кистью.

— Упаси бог, — содрогнулся Боюань. — То есть я, конечно, очень уважаю Су Мучэн и Тан Жоу, но…

— Но уважать их лучше на почтительном расстоянии, — фыркнул Ледяной рассвет.

— У «Счастья» и в гильдии есть девушки.

— Вы тут о девчонках треплетесь, что ли? — Цветочный фонарь, как раз закончивший проходить данж на новом сервере, стащил наушники и, потягиваясь, откинулся на спинку кресла.

— Ага, — с серьёзной миной подтвердил Мазок под смешки остальных гильдейцев.

— Слушай, — Боюань повернулся к Фонарю, решив игнорировать начинавшийся балаган, — а что это за Звёздный водопад с двенадцатого?

— Э, вот её не трогайте!

Боюань удивлённо уставился на приятеля.

— Сестра моя, — буркнул тот. — Ей четырнадцать ещё. Даже не думай, понял?!

— Вот это старший брат! — хохотнул Мазок. — Уважаю.

— Да я и не… — начал было Боюань, но махнул рукой. — Ладно. А свой аккаунт она никому не могла отдать?

— Да нет, — озадаченно ответил Фонарь. — А что случилось-то?

Эксперты, упражняясь в остроумии, кинулись посвящать Фонаря в курс дела, а Боюань решил, что ему нужна передышка — и пара минут, чтобы всё обдумать.

***

День близился к завершению, и клубная столовая пустовала — дневная смена уже подходила к концу, а ночная ещё не подтянулась за первой порцией кофе. Боюаню это было только на руку. Он ткнул в кофемашину и, пока та с грохотом перемалывала зёрна, отвернулся к окну, задумчиво разглядывая накрывшую Гуанчжоу дымку, в которой тонули небоскрёбы, а горизонта и вовсе не было видно.

Стоило признать, что о Е Сю он подумал, едва завидев ораву из «Счастья». Мысль была насколько неизбежной, настолько же и абсурдной; по крайней мере, так Боюань сказал себе. Е Сю, в конце концов, человек занятой. Тренер национальной сборной, на минуточку. У него явно найдутся дела поважнее, чем без особой надобности шпионить во второстепенной гильдии.

«Твоей гильдии», — ехидно добавил внутренний голос.

И это тоже, возразил самому себе Боюань, ничего не значит. Соглашение, которое они заключили с самого начала, — не смешивать работу и личное — Е Сю до сих пор не нарушал. Или, по крайней мере, не был в этом замечен. У самого Боюаня это получалось гораздо хуже, хотя именно сейчас здравомыслие бы ему особенно пригодилось.

Он бездумно разблокировал телефон и открыл «кукушку» — на самом верху висела парочка голосовых сообщений от старшего Чуня, совершенно не добавлявших оптимизма, да куча смайлов в «экспертном» чате. Сообщения, которые он сам отправил Е Сю сегодня утром, так и оставалось непрочитанным.

Пара мемов, которые он выловил, листая ленту на последней лекции.

Селфи из университетского парка — в руках у Боюаня бумажный стаканчик с кофе, на котором красуется чиби-версия Мрачного лорда.

И короткое: «Я не смогу прилететь в эти выходные. Прости.»

***

Когда Боюань вернулся в гильдейскую, четыре пары глаз уставились на него выжидательно. Он не спеша устроился в кресле, пошевелил мышкой, «разбудив» компьютер, и отхлебнул кофе.

— Линлин качалась одна, — первым заговорил Фонарь, всё ещё казавшийся недовольным, — и поблизости никого не было. И она не шпион, ясно?

Боюань хмыкнул — ответ на первый вопрос, который пришёл ему на ум, он получил. Впрочем, были и другие зацепки.

— Когда я получил координаты, — начал он, — я сразу скинул их вам в кукушку. Потом — объявил сбор по гильдии.

— Прямо в гильдейском чате? — перебил Лодка. Боюань покосился на него с осуждением.

— Нет, конечно. Ты что, совсем за идиота меня держишь?

Новый бранч «Синего ручья» организацией не отличался от прочих гильдий, хоть сколько-нибудь претендующих на авторитет. Когда игроков в гильдии становилось слишком много, руководить ей в одиночку становилось невозможно; поэтому в «Славе», как и во многих играх до неё, была предусмотрена система гильдейских рангов.

— Инеевый посох, — протянул Фонарь. — Звучит знакомо, но явно ничем не выделялся. Иначе я бы его запомнил.

— Это один из лейтенантов гильдии, — пояснил Боюань. — В этот раз он был онлайн и качался неподалёку. Группы собирали мы вдвоём, и он первым в гильдии получил от меня координаты. Остальные до последнего не знали, где именно появился босс.

— Да, подозрительно, — кивнул Лодка. — А что ты сам о нём думаешь?

Боюань пожал плечами. Этого игрока едва ли можно было назвать талантливым, и экспертом ему, вероятнее всего, не стать. И всё же его навыки были немного лучше, чем у остальных новичков, а кроме того, он были понятлив, исполнителен и готов отдать «Славе» едва ли не всё свободное время.

— Не выёбывается, не тупит, хорошо работает в группе. Нормальный адекватный человек.

Остальные гильдейцы обменялись задумчивыми взглядами, Лодка кивнул, и Холодные сумерки уверенно вынес вердикт:

— Шпион!

— Так что, — язвительно усмехнулся Боюань, — кикнем его, и проблема решена?

— Какой суровый, — восхитился Мазок, — настоящий гильдлид. Старший Чунь бы разрыдался от умиления.

— А что ты предлагаешь делать со шпионом?

— Я ничего не предлагаю. Я трепещу.

Едва начавшуюся пикировку прервало жужжание. Боюань кинул на экран телефона единственный взгляд — и поспешно сцапал его; затем, стараясь сохранять невозмутимый вид, поднялся с кресла и выверенным шагом — не слишком быстро, но и не слишком медленно — направился к двери.

— Слушайте, — глубокомысленно произнёс ему в спину Ледяной рассвет, — а вот Мост у нас выглядит нормальным адекватным человеком. Может, он тоже шпион?

***

— Привет.

Голос Е Сю звучал немного приглушённо — кажется, он был на улице. Наверное, подумал Боюань, идёт домой… хотя, пожалуй, нет — погода не располагала к прогулкам. Он от души понадеялся, что Е Сю догадается вызвать такси, а сейчас просто вышел покурить.

Ах да, спустя каких-то десять минут после того, как «Счастье» спёрло у них босса.

— Чем занят?

Боюань не сразу нашёлся с ответом. Привыкнуть к наглости Е Сю у него не получалось до сих пор.

— Шпиона ловлю, — наконец отозвался он, постаравшись, чтобы его слова прозвучали как можно саркастичнее.

— О. И как успехи?

Боюань помедлил. Наверное, он мог бы спросить Е Сю о шпионе напрямую, и это сэкономило бы ему кучу времени и нервов. Однако поступать так совершенно не хотелось; это, подумалось Боюаню, как подглядывать в ответы в конце учебника, признавая, что задача оказалась тебе не по зубам. И это когда он уже напал на след!

Впрочем, говорить об этом Е Сю Боюань пока не стал, ответив уклончиво:

— Пока не знаю.

— У тебя всё получится, малыш Поток, — ободрил его Е Сю. — Знаешь, что нужно, чтобы поймать шпиона?

Тон Е Сю был абсолютно серьёзен, и Боюань — в который раз уже — на это купился.

— Что?

— Нужно думать, как шпион. У тебя ведь есть такой опыт?

— Очень смешно, — проворчал Боюань, закатив глаза — жаль, бесстыжий боже не мог увидеть.

— ...даже дважды.

— Да иди ты!

В ответ Е Сю рассмеялся, и Боюань живо представил себе, какое довольное у него сейчас должно быть лицо — точь-в-точь Чеширский кот, играющий в загадки. Хотя судя по тому, сколько на нём зарабатывают табачные компании, Е Сю скорее подошла бы роль Гусеницы.

Отсмеявшись, Е Сю замолчал. Боюань услышал, как он щёлкает зажигалкой и выдыхает дым, и в памяти всплыл запах сигарет, на какое-то мгновение показавшийся почти реальным. На смену упрямому азарту пришла досада на себя — что за ребячество, это его работа, в конце концов; и тёплая, обволакивающая нежность, поднявшая голову в тот самый момент, когда он увидел имя Е Сю на экране, — Боюань ничего не мог с собой поделать; и смутная тоска. Говорить хоть что-то расхотелось совершенно.

— Малыш Поток, — Е Сю словно ощутил перемену в его настроении, и его голос звучал мягко и немного рассеянно. — Я только прочитал твои сообщения.

— Угу, — Боюань «отмер», слегка устыдившись — Е Сю, наверное, звонил именно поэтому, а вовсе не для того, чтобы его подразнить. — У нас в понедельник сдача теории, а старик Чжан мне сегодня сказал… Ничего хорошего не сказал, в общем.

По правде говоря, Боюань и не питал иллюзий, что напишет гениальную дипломную, — не с работой и постоянными отлучками в Пекин — но в его планы всё же входило хоть как-то защититься. Однако, по словам его научного руководителя, сейчас он рисковал не справиться и с этим.

— Я пойду к нему в субботу, в четыре. Ну и на выходных ещё придётся посидеть, конечно, — вздохнул Боюань. — И, знаешь, если я буду у тебя…

Е Сю хмыкнул.

— Неудачно всё сложилось, — заметил он, немного помолчав. — Я ещё вчера хотел тебе сказать.

— Что?

— Сборы перенесли на неделю раньше.

— А-а, — растерянно протянул Боюань. — Погоди. Получается…

— Этот понедельник. Девять дней.

— Вот как.

На сборах, как объяснял до этого Е Сю, команда вместе с штатным врачом, психологом, парочкой важных шишек — и, разумется, тренером — должна была отправиться на тренировочную базу где-то в глухомани, подальше от шума, смога и журналистов. Вырваться оттуда в цивилизацию, судя по всему, не представлялось возможным. Боюань тогда как-то не придал этому значения — полторы недели, как ему показалось, не намного страшнее одной. Сейчас же он в этом сомневался.

И правда, неудачно.

— Ладно, — сдался Боюань, — я приеду. Может, всё не так страшно, и я успею всё сделать до субботы…

— Не надо.

— Е Сю…

— Малыш Поток, — мягко перебил его Е Сю, — для тебя это важно?

Боюань вздохнул. В последнее время в его жизни было как-то слишком много важного и нужного, и ему иногда казалось, что он пытается усидеть даже не на двух, а на трёх стульях. Раньше ему это худо-бедно удавалось, но сейчас выстроенный им самим ритм жизни дал осечку.

— Угу, — в конце концов честно признал Боюань. — Но…

— Тогда стоит сначала закончить с делами.

Е Сю, как обычно, был прав. Прав, но… Это означало, что они не увидятся ещё дольше, подумал Боюань. Ещё две недели.

— Ещё две недели — это не так долго. Не трагедия.

— Да, — отозвался Боюань, стараясь, чтобы его голос звучал безразлично.

Е Сю замолчал, и было слышно только, как он затягивается, а затем неспешно выдыхает дым.

— К тому же, — проговорил Е Сю, и Боюань насторожился, услышав хорошо знакомые вкрадчивые нотки в его голосе, — я не дам тебе заскучать. Обещаю.

Боюань нахмурился, переваривая эти слова — а в следующую секунду выдохнул в изумлении. Разговор с Е Сю иногда напоминал бой с Мрачным лордом: он переходил от насмешек к серьёзности, а затем вновь к ехидству столь же быстро, как переключался между формами своего знаменитого зонта, каждый раз застигая Боюаня врасплох.

«Так это всё-таки был ты», — едва не выпалил он, но в последний момент сдержался. Это никак не мог быть Е Сю. Он теперь просто физически не мог себе позволить торчать в игре чуть ли не сутками, как это делал Инеевый посох, которого Боюань счёл самым подозрительным. Но на что, в таком случае, Е Сю намекал этими словами? Или ему показалось?

Вечно с ним так, подумал Боюань. Ещё с десятого сервера. Самые невинные фразы, которые Е Сю бросал будто бы мимоходом, не придавая им значения, почему-то оказывались двусмысленными и вводили в заблуждение; а главное, как их ни истолкуй, всё равно останешься в дураках. Это же Е Сю.

Решив пока сделать вид, что ничего не знает и не понимает намёков, Боюань ответил лишь:

— Жду с нетерпением.

— Хе-хе.

Наверное, стоило возмутиться. Потребовать, чтобы Е Сю прекратил валять дурака и усложнять ему жизнь. Но Боюань, очевидно, был мазохистом — по правде говоря, ему нравилось, когда Е Сю усложнял ему жизнь самыми разными способами.

Если бы в эту минуту кто-нибудь оказался в дальнем конце коридора, у самого окна, за которым плавал в вечернем тумане Гуанчжоу, он застал бы дивное зрелище: один из пятёрки экспертов Ручья, Синий мост, или Сюй Боюань, серьёзный и сдержанный «нормальный человек» — с глупо-счастливой улыбкой на лице.

— Тогда до встречи, малыш Поток? — судя по голосу, Е Сю тоже улыбался.

— До встречи, бог Е.

Кнопку отбоя Боюань нажал с лёгким сердцем.

***

План, придуманный Боюанем, был прост и на первый взгляд показался ему, может быть, и не лишённым недостатков, но всё же неплохим. Мысли о том, что он вот-вот выведет шпиона на чистую воду, помогали продираться сквозь дебри статей и монографий. Ему даже показалось, что он справится-таки за два дня, затем купит билет на ближайший рейс до Пекина и предстанет перед Е Сю триумфатором. Тот, конечно, непременно опять скажет что-нибудь ехидное, и можно будет закатить глаза и поворчать, мол, какой ты бессовестный, бог Е, совершенно не ценишь моих трудов… Главное, впрочем, было бы вовсе не в этом, а в том, что он вновь стоял бы на пороге квартиры Е Сю, в которой не было никого, кроме них двоих, и впереди у них были бы целые сутки.

Вселенная, конечно же, ответила на оптимизм Боюаня с коварством, достойным Мрачного лорда — вечером в субботу, когда он вновь закопался в ворд, в унынии перечитывая комментарии преподавателя, ощущение собственной самонадеянности было особенно отчётливым. Е Сю в его воображении даже не стал ничего говорить, только смотрел насмешливо — мол, что, малыш Поток, думал, ты такой умный?

План по поимке шпиона тоже стал казаться дурацким, совсем наивным. Никакой шпион на него ни за что не купится, меланхолично размышлял Боюань, и, может быть, проще было бы всё же…

Да чёрта с два!

Так и вышло, что вечером понедельника Боюань, после двух суток на кофе и энергетиках сдавший-таки проклятый зачёт, на волне всё того же иррационального упрямства набирал в «Славе» ещё пару дней назад продуманное сообщение. Получателем его был элементалист под ником Инеевый посох.

Приманкой, на которую, как надеялся Боюань, должен был клюнуть шпион, стал дикий босс — из тех, которые были нужны гильдии меньше прочих.

Дикие боссы встречались в самых разных уголках Небесной сферы: в пещерах и под открытым небом, в старых локациях, рассчитанных на игроков пятидесятого уровня, и в высокоуровневых, введённых с последним обновлением. Где-то постоянно находились десятки, а то и сотни игроков, и о появлении босса узнавали все и сразу. Были и непопулярные места — и туда гильдии, претендующие на участие в сражении за такого босса, обычно отправляли соглядатаев, чьей задачей было дождаться респа и сообщить об этом лидеру.

Именно такое задание Боюань собирался поручить Посоху.

«И докладывай, если рядом будут ошиваться другие гильдии», — добавил он.

«Ясно.»

Боюань нахмурился, затем, поколебавшись, решил подлить масла в огонь.

«Чтоб ты понимал. От исследовательского недавно пришёл список материалов — судя по всему, на посох чернокнижника. Так вот из этого списка осталось выбить только пару кристаллов непроглядной тьмы. А они падают как раз с этого некроманта.»

Подошедший Лодка задумчиво хмыкнул, и Боюань вновь почувствовал себя самонадеянным болваном.

— Думаешь, перебор? — неуверенно спросил он, кинув взгляд на приятеля.

— Перебор, — согласился Лодка, задумчиво отхлебнув кофе из кружки, которую держал в руках. — Больно уж жирная приманка получается.

— Чёрт.

— Да ладно тебе. Может, и выгорит. Не бог Е же у них в шпионах, в самом деле.

Боюань покосился на Лодку недобрым взглядом.

— Ага. Конечно, — отозвался он после некоторой паузы.

— О, — ухмыльнулся Лодка, — он ответил.

Реакция Инеевого посоха, кем бы он на самом деле ни был, совершенно не казалась подозрительной.

«Всё понял, старший Мост. Сделаю!»

Боюань, вздохнув, отправил в ответ эмодзи — поднятый большой палец — и, откинувшись на спинку, крутанулся в кресле, как-то разом растеряв весь энтузиазм.

— Хрень, а не план, — проворчал он. — Как только старший Чунь согласился.

— Мы ничем особо не рискуем, — пожал плечами Лодка. — Босс, которого он будет караулить, сейчас гильдии особо не нужен. А шпиона, глядишь, и поймаем.

— А если не поймаем?

— Придумаем что-нибудь ещё.

Лодка наконец добрался до своего места. Проверил персонажа — тот преспокойно сидел в гильдхолле Ручья, дожидаясь владельца, — отхлебнул свежесваренного кофе и вновь повернулся к Боюаню.

— Откуда вдруг такой пессимизм?

Боюань вздохнул, с завистью покосившись на кружку в его руках.

— Бог Е бы на это ни за что не купился, — проворчал он будто бы в шутку.

Лодка шутки не оценил:

— Бог Е, если ты помнишь, больше не в «Счастье».

— Но он помогает им. Иногда.

— Украсть босса в битве — да. Ещё, говорят, тренирует новичков… но шпионить в гильдии! Да ещё и не в основной, а в только созданном бранче!

Лодка посмотрел на Боюаня с таким выражением, что ему захотелось сквозь землю провалиться. Его друг был, конечно, прав. Строго говоря, никаких объективных причин тратить время на заурядный шпионаж у Е Сю не было. Субъективная причина была, но рассказать о ней Лодке и остальным Боюань был пока не готов.

Не найдясь с ответом, он недовольно отвернулся к собственному монитору. В конце концов, другого плана у него попросту не было.

В игровой повисло молчание — время было уже позднее, и на дежурстве оставались только они вдвоём.

— К тому же, — продолжил Лодка, между делом собирая группу в запланированный на сегодня данж на «своём» сервере, — не забывай про сборы. Капитан Юй и Хуан Шао вроде как ещё вчера улетели в Пекин. Так что даже если бы — заметь, я говорю «если бы» — бог Е и вправду решил шпионить в «Ручье», сейчас ему было бы попросту не до нас.

— Хорошо, хорошо, я понял, — раздражённо проворчал Боюань, и ему тут же стало совестно. Лодка был ни в чём не виноват, и уж тем более в том, что у Боюаня, кажется, обнаружилась навязчивая идея.

***

Финальный босс издал утробный гул, который разработчики, очевидно, хотели выдать за предсмертный стон, и, раскидав мясистые щупальца, грузно рухнул на пол пещеры. Некоторое время стояла тишина, затем кто-то из игроков выдохнул: «Твою мать», — после чего раздались нервные смешки.

Боюань остался невозмутим — в конце концов, он ходил на Матку не в первый и даже не в сто первый раз, — однако он прекрасно помнил, какое впечатление этот данж произвёл на него в первое прохождение. С точки зрения механики он был довольно лёгким, насколько вообще мог быть лёгким данж в Небесной сфере, и у новичков оставалось достаточно времени, чтобы полюбоваться местными «красотами». Ничего, немного злорадно подумал Боюань, разбирая дроп, вот когда они побывают в той же Небесной гробнице, здешние порождения тьмы покажутся им невинными овечками, а Матка — доброй феей. В конце концов, ничего страшного в них, кроме отталкивающего вида, не было.

Закрыв окно инвентаря, Боюань вздохнул — перед Синим мостом, стоявшим у поверженного босса, выстроился ряд девичьих задниц: их обладательницы, очевидно, делали скриншоты. Зрелище, конечно, было не худшим, но Боюань, не привыкший к подобному вниманию, чувствовал себя как-то странно.

На десятом сервере, сконфуженно припомнил он, ничего подобного не было. Новые игроки, едва вступившие в мир «Славы», знать не знали о Пяти великих экспертах; к тому же, Лазурный поток, хоть и был на тот момент одним из самых прокачанных персонажей, не шёл ни в какое сравнение с Мостом, одетым в набор высокоуровневого оранжевого снаряжения. Некстати вспомнился потерянный на прошлой неделе сетовый пояс, на замену которому Боюань так и не успел выбить новый.

Мысли сами собой вернулись к охоте на шпиона. С тех пор, как он поручил Инеевому посоху караулить босса в надежде, что тот выдаст себя, прошло уже несколько дней, и пока всё было тихо. Даже слишком тихо. Боюань взглянул на список игроков гильдии — «подозреваемый» был онлайн. Не мешало бы проверить, чем он занят.

— Всем спасибо, — скороговоркой выпалил Боюань, уже прикидывая, к кому из этих двоих наведаться первым, — хорошо поработали, можете идти качаться. До завтра.

Но выйти из данжа он не успел.

— Старший Мост, а вы сейчас заняты?

Весенняя песня, узнал голос Боюань, тоже мастер меча. Она была неплохим игроком, без особого таланта, зато с лёгким характером — беззаботно болтала во время монотонных схваток с рядовыми мобами и замолкала, когда дело принимало серьёзный поворот, не мешая раздавать указания. Боюаню она нравилась, и в другое время он не отказался бы помочь ей с квестом или сходить на арену, но сейчас…

Сейчас, коварно шепнул внутренний голос, «Счастье», детище Е Сю, может быть, крадёт босса у твоей гильдии. Вот в эту самую минуту.

— Занят, — твёрдо ответил Боюань. — Очень.

— Да-а-а? — разочарованно протянула та. — Что, прямо сейчас разлогинитесь?

Боюань, как раз решивший прогуляться до Туманной долины, куда «сослал» Инеевого посоха, замешкался с ответом.

— Нет, — наконец отозвался он. — Я иду делать важный квест. Гильдейский.

— А можно мне с вами? — тут же оживилась Весенняя песня.

Именно поэтому Боюань терпеть не мог врать. Стоило давным-давно признать и смириться, что у него это получалось из рук вон плохо.

С другой стороны — какая разница, один он будет приглядывать за потенциальным шпионом или в компании хорошего человека?

— Хорошо, — вздохнул Боюань. — Идём.

— О, а что за квест? Я тоже хочу! — встрял огнемётчик, как раз закончивший примерять новые наручи.

— И я, — поддержала его хил.

— Тем более это гильдейский квест.

«Давай, старший. Мы будем паиньками.»

Боюань не поленился ответить танку закатывающим глаза смайликом. Детский сад, да и только. Некстати вспомнилось дурацкое прозвище, которым Мрачный лорд наградил его твинка в «Счастье», но Боюань поспешил отогнать эту мысль подальше. Старший Чунь, разумеется, никак не мог знать об этой истории.

«И всё же, — ехидно заметил внутренний голос хорошо знакомым вкрадчивым тоном, — он тоже поручил тебе работу няньки. Дурацкое прозвище, говоришь?»

Направляя Синего моста, за которым последовали его сопартийцы, к ближайшему телепорту, Боюань даже пожалел, что Е Сю не мог быть тем самым шпионом. Мысль о том, чтобы подобрать богу Е достойную его бесстыдства кличку перед тем, как выставить его твинка из гильдии, была невероятно заманчивой.

Впрочем, зная Е Сю, стоило ожидать, что он был бы этим только доволен.

***

Если бы «Синий ручей» и впрямь нуждался в материалах с босса из Туманной долины, Боюань — а скорее даже лично Ичунь — позаботился бы о том, чтобы отправить туда на дежурство с десяток игроков из основной гильдии, да поопытнее.

Другие боссы, конечно, тоже могли возрождаться не на одном и том же месте. Могли бродить по «своей» территории, не уходя, впрочем, очень уж далеко. Наконец, их могла увести и спрятать особенно везучая гильдия, если конкурентам не удавалось вовремя это заметить. Однако в долине помехой был ещё и давший ей название туман, из-за которого игроки уже в тридцати корпусах от себя могли различить разве что неясные силуэты и тени.

Новенькие гильдейцы, как выяснилось, были здесь впервые. Во всяком случае, некоторые из них.

— Вау, — вырвалось у огнемётчика, стоило им преодолеть ущелье, отделявшее долину от остального мира. — «Сайлент Хилл» какой-то.

— А монстры будут? — оживилась Весенняя песня. — А какие? Чур, не убивать, пока я не сделаю скрин!

— Какая же локация без монстров, сестрёнка?

— Мы пришли их бить, да? Это часть квеста?

— Нет, — ответил Боюань, слегка замешкавшись, — мобы нам не нужны. Мы только прогуляемся кое-куда, и сразу назад.

— А жаль, — вздохнула мечница. — Я бы тут побегала, место классное. И саундтрек какой! Прямо как в ужастиках.

— И чего в этом хорошего, — вполголоса пробурчала хил, Осенний ветер.

— Боишься, что ли? — прыснула Весенняя песня.

— Да ладно. Девчонке можно, — вступился за Ветер огнемётчик.

Покоритель гор отправил в чат вереницу ржущих смайликов.

— Сексисты, — фыркнула Ветер, впрочем, вовсе не выглядевшая оскорблённой. — А тебе, старина Покоритель, я это ещё припомню.

В ответ от рыцаря прилетел курящий смайлик.

Разговор затих. Группа постепенно продвигалась вглубь долины, и теперь то справа, то слева от тропы проплывали тёмные силуэты; когда игроки подходили ближе, эти силуэты превращались в скалы, сухие деревья, столбы с начертанными на них рунами и другие детали пейзажа.

— Осторожно, — предупредил Боюань. — Мобы тут атакуют…

— Вон он!

— Где?!

— ...внезапно.

Боюань проводил взглядом пару атакующих заклинаний, улетевших в туманную завесу прежде, чем он успел закончить. Стоило признать, реакция у новичков была неплохая — впереди и правда метнулась тень; правда, в ответ послышался не протяжный вой, которым отличались местные оборотни, а короткое ругательство.

Боюань тоже чертыхнулся про себя: нападать целой группой на одного ни в чём не повинного игрока, который, может быть, просто пришёл сюда качаться, не входило в его планы.

— Стоять! — рявкнул он рванувшему было вперёд рыцарю. Ответ от того пришёл моментально — видимо, боевой азарт способствовал мгновенному росту апм.

«Это Амбиции!»

Едва услышав про давних недругов, Боюань встрепенулся. Первым, практически инстинктивным порывом было последовать за Покорителем гор, чтобы добить противника. Однако после секундного раздумья он решил отступиться. В конце концов, напомнил себе Боюань, следовало осмотреться и оценить обстановку. Он, конечно, не ожидал, что босс появится именно тогда, когда они доберутся до места его возрождения; однако не мешало проверить, не ошивались ли поблизости игроки «Счастья», о которых Небесная вспышка ненароком забыл его предупредить. Поднимать шум, раньше времени заявляя о своём присутствии, было бы совершенно лишним.

— Пусть бежит, — хмыкнул он. — Успеете ещё попкшиться.

— Ну вот, — разочарованно протянула Весенняя песня.

«Какой ты скучный, старший.»

— Сначала квест, — твёрдым голосом заявил Боюань. — Потом… Потом посмотрим.

«Замётано.»

— Кстати, старший Мост, — спросила мечница заискивающим тоном, когда они уже покинули место схватки, направляясь вглубь долины. — Ты говорил, что после этого квеста свободен?

— Да? — рассеянно отозвался Боюань. Синий мост как лидер шёл немного впереди остальной группы, и он всматривался в клубы тумана, выглядывая мобов, пытаясь отогнать неприятные мысли. Туманная долина не была популярна среди игроков, с оборотней не падало ничего ценного, и сюда заходили разве что ценители лора ради длинной и нудной цепочки квестов, пройдя которую, вздыхали с облегчением. Боюань не ожидал встретить здесь игрока «Амбиций» и сейчас гадал, было ли это простым совпадением.

— Сходишь со мной на арену? У меня плохо получается пара комбо…

Обычные игроки здесь тоже бывали, так что совпадение вовсе не выглядело невероятным. Но если здесь околачивались «Амбиции», то Инеевый посох должен был написать ему об этом. Однако от него приходили лишь дежурные «всё тихо» да «никого» — Боюань даже открыл лог переписки и проверил, не пропустил ли он чего.

Но какой смысл «Счастью» покрывать «Амбиции»?

— ...а ты ведь лучший мечник «Ручья», и я была бы счастлива…

— Окей, — комбо так комбо, ему не жалко. Но сначала нужно всё-таки дойти до босса и посмотреть, кто ещё попадётся им по пути. Писать Посоху Боюань пока не хотел. Если он и правда шпион, это его только спугнёт.

— Ура!

Вокруг раздались смешки.

— Хорошо быть великим экспертом, — притворно вздохнул кто-то.

— Не завидуй так громко.

«Старший, а можно мне с вами?»

— Стоп!

Гильдейцы на редкость дисциплинированно замерли. Спрашивать, в чём дело, никто не стал: из тумана как раз показалась фигура страйкера, расположившегося на здоровенном валуне.

Ничего необычного в этом не было — игроки нередко устраивались вот так, восстанавливаясь после битвы с монстрами; правда, полоска здоровья у страйкера, вопреки ожиданиям, была заполнена. Однако насторожило Боюаня вовсе не это.

Над головой страйкера красовалась эмблема «Амбиций тирана».

Завидев их группу, тот не шелохнулся — то ли игрок отошёл от компьютера, то ли просто выжидал, что предпримут противники.

— Старший, — нетерпеливо спросила Весенняя песня, предусмотрительно понизив голос, — нам и его нельзя убить?

«Ну же, старший. Видишь, даже малышка Песня хочет крови.»

Боюань сжал зубы. Нельзя торопиться с выводами, напомнил он себе. Даже два игрока из одной гильдии могли оказаться совпадением, поспешишь — людей насмешишь, и вообще… Инеевый посох всё ещё мог работать на «Счастье». Боюаню очень хотелось в это верить — потому что он должен был вывести уже успевшего подгадить им шпиона на чистую воду.

«Идём дальше», — написал он в чат группы.

Ещё один тираниец встретился им спустя пару минут на вершине небольшого холма. Потом — у развилки, где тропа сворачивала к заброшенной деревне, в которой и обитал босс.

— Старший Мост, — невинным тоном поинтересовалась Осенний ветер, — так что там у тебя за квест? Пересчитать «Тиранию» по головам?

— Ага, — буркнул Боюань, открывая переписку с Посохом. — Найти четырёх квестовых мобов и убить их вожака.

Он помедлил, соображая, что же лучше написать, чтобы шпион выдал себя с головой. Не то чтобы в этом была необходимость — Боюань не был настолько наивен, чтобы списать четырёх подряд игроков вражеской гильдии на волю случая — но ему хотелось подкрепить подозрения железным доказательством.

«Как там у тебя, всё спокойно?» — набрал он наконец.

«Да, старший», — прилетело в ответ.

«Точно? Я видел тиранийца на выходе из локи.»

На этот раз Инеевый посох замешкался с ответом.

«Может, он просто проходил мимо.»

И следом:

«А ты тоже здесь?»

«Иду к тебе.»

Посмотрим, подумал Боюань, что ты теперь будешь делать.

Долго ждать им не пришлось.

Выскочившего из тумана страйкера узнали все. Правда, на этот раз рядом с ником не было значка гильдии — похоже, ему совсем недавно, буквально только что сказали его убрать.

Судя по всему, страйкеру надоело сидеть без движения, и он решил развлечься, прикончив парочку-другую мобов, однако не рассчитал своих сил. Теперь у него оставалась от силы четверть здоровья, а на хвосте висели два оборотня. Эти монстры умели накладывать дебафф на скорость, поэтому побег от них был сомнительной затеей. Впрочем, если бы страйкера кто-нибудь отхилил, он справился бы с ними без усилий.

Так вышло, что ближе всех к нему оказалась именно хил. И как подобает всякому приличному хилу, Осенний ветер не мешкая применила заклинание быстрого исцеления.

Кастовалось оно практически мгновенно, и у Боюаня в голове мелькнуло лишь «какого чёрта» — а затем золотое сияние окутало одного из оборотней, которого страйкер успел изрядно покромсать.

— Эй, какого чёрта?! — возопил страйкер.

— Прости, — без малейшего сожаления в голосе извинилась Ветер. — Промахнулась.

Это прозвучало так издевательски, что Боюань, не сдержавшись, рассмеялся — а вслед за ним и остальные гильдейцы. Невозмутимыми остались лишь сама Ветер да танк, который микрофоном не пользовался в принципе — от него в чат прилетела целая вереница ржущих смайлов.

— Ах ты…

Страйкер рванул вперёд.

Шансов у него, разумеется, не было, и он не мог этого не понимать; впрочем, снести обидчикам хоть немного здоровья перед тем, как вернуться на точку возрождения, было хоть каким-то утешением.

Синий мост и Покоритель гор успели первыми — атака страйкера так и не достигла хила, и через пару секунд всё было кончено.

Боюань вздохнул. Своё доказательство он получил в тот самый момент, когда они наткнулись на этого игрока во второй раз: теперь гильдейского значка у него над головой не было. Это могло означать только одно — Инеевый посох, узнав, что гильдлид лично заявился проверить, как у него дела, поспешил предупредить сообщников. Он и в самом деле оказался шпионом.

Вот только не «Счастья», а «Амбиций тирана».

Вообще-то это было не так уж плохо. Да что там, просто отлично: ему и в самом деле удалось вывести вражеского шпиона на чистую воду. Если бы не одно «но» — Боюань совершенно точно знал, что где-то в его гильдии остался ещё один, и поиск придётся начать сначала.

Надо будет отчитаться старшему Чуню о сомнительном успехе своей затеи, а затем хорошенько всё обдумать. Ещё раз вспомнить, как разворачивалась та битва за босса. Поговорить с Лодкой — тот всегда давал дельные советы. А пока можно отвлечься и заняться своими делами. Вот хотя бы на арену сходить с новичками.

«АМБИЦИИ АТАКУЮТ СИНИЙ РУЧЕЙ!»

Боюань обалдело уставился на чат гильдии.

— Нах… В смысле, зачем? — вопросил он вслух, не выругавшись лишь потому, что Осенний ветер всё-таки была девушкой.

«Молодец, сестрёнка!» — это, конечно, был Покоритель гор.

— Но ведь так и было, старший. Этот страйкер ведь был из «Амбиций», да? Я его запомнила.

Положа руку на сердце, возразить Боюань не мог — сказанное хилом было чистой правдой. Но ведь проблема была вовсе не в этом!

«Отбой», — поспешно написал он в гильдейский чат.

В ту же самую секунду появилось новое сообщение — на этот раз в мировом чате и от танка.

«СИНИЙ РУЧЕЙ АТАКУЕТ АМБИЦИИ!»

Набор координат прилагался.

— Блядь! — на этот раз Боюань не выбирал выражения. Если сейчас сюда сбегутся тиранийцы со всей локации — а он не сомневался, что их здесь было куда больше четырёх, то есть пятерых, считая Посоха — то их маленькой группе не поздоровится.

«Ты обещал, старший.» И курящий смайлик.

— Когда это? — изумился было Боюань — а в следующую секунду вспомнил.

«Замётано.»

Строго говоря, это не было обещанием — тогда его мысли были заняты шпионом, и ему не хотелось спугнуть того, ввязываясь в ненужную драку. Но сейчас шпион был раскрыт. Квест был пройден.

Так почему бы, собственно, и не устроить небольшую заварушку?

***

К счастью для гильдейцев «Ручья», на призыв незнакомого игрока в глобальном чате откликнулись не все тиранийцы. Самые умные распознали провокацию; самые осторожные решили дождаться команды от лидера; кому-то было лень, кто-то отошёл от компьютера. Но нашлись и невнимательные, любопытные или просто заскучавшие игроки, которые тут же направились по названным Покорителем координатам.

Их набралось немного. Всего-то человек двадцать.

К тому времени, как они добрались до места, Боюань успел подыскать неподалёку прекрасное место для засады — нависавшую над тропой скалу, на которой сразу же расположились стрелки и хил. Туман, который игроки обычно считали помехой, на этот раз стал их союзником: он отлично скрывал притаившихся гильдейцев от глаз противников, давая им преимущество неожиданности.

Потеряв всего троих, Боюаню с группой удалось перебить почти всех пришедших по их душу «тиранийцев» — несколько человек отступили, когда стало ясно, что «Ручей» берёт верх.

Схватка была яростной, но недолгой, и Боюань даже немного пожалел, что всё закончилось так быстро. В душе всё ещё плескалось разочарование и недовольство собой, и ужасно хотелось их на ком-нибудь выместить, а игроки вражеской гильдии подходили для этого как нельзя лучше. Однако он прекрасно понимал, что побеждённые игроки «Амбиций» едва ли остались довольны таким приёмом и наверняка скоро вернутся с подкреплением.

— Уходим, — бросил он, направляя Моста в сторону выхода из долины.

Гильдейцы, всё ещё воодушевлённые победой, разочарованно застонали. Возражать, впрочем, никто не стал — даже танк, затеявший эту авантюру, послушно последовал за ним раньше остальных. А ведь этот игрок неглуп, подумалось Боюаню. Он почти ожидал, что Покоритель возмутится и потребует продолжить веселье.

У самого Боюаня же оставалось ещё одно приятное дело. Открыв окно гильдии, он с мстительным удовольствием кликнул по нику «Инеевый посох» и нажал «Исключить». На десятом сервере он, пожалуй, ещё написал бы Холодной ночи — посмотреть, как бесится закадычный неприятель, было весьма заманчиво — но в Небесной сфере предпочёл воздержаться и оставить это удовольствие Изменчивой весне, а сам сосредоточился на игре.

Он понимал, что уйти так просто им не дадут.

Они свернули с тропы, когда навстречу им выскочила небольшая, с дюжину, группа тиранийцев; по команде Боюаня рассредоточились, чтобы уйти от "ледяного дождя", который скастовал вражеский ведьмак; и снова собрались, подобно косяку рыб, уходя от яростной атаки милишников. Впереди всех нёсся бессовестный танк, то и дело сбиваясь на шаг и вновь переходя на бег; этот странный ритм, впрочем, не сильно сказывался на его скорости, а вот запас сил экономил прилично. Остальные пытались не отставать, но получалось так себе. Группа постепенно растягивалась в цепь, и Боюань слегка притормозил, прикрывая отстающих — мечницу и хила, которая каким-то чудом умудрялась кастовать исцеление то на одного, то на другого игрока.

— Офигенный квест, старший! — восторженно выпалила Весенняя песня, когда они пробежали последний поворот, и впереди показалось ущелье, где их уже дожидалась родная гильдия, слетевшаяся на призыв лидера. В восторге мечница рубанула ближайшего к ней противника — им, по иронии судьбы, оказался тот самый страйкер. Тот не остался в долгу, нанеся ей пару ударов в ответ; Песня, ойкнув, метнулась назад, а Боюань поспешил применить «Сияние падающего клинка», сбивая врагов с ног.

В следующую секунду их накрыло взрывом бомбы, запущенной лаунчером «Амбиций».

Неожиданно даже для самого Боюаня Мост пережил эту атаку, сохранив последние крохи здоровья. В следующий миг его окутало золотое сияние исцеляющего заклинания — Осенний ветер подоспела как раз вовремя, а из-за её спины уже рванули вперёд согильдейцы, которым тоже не терпелось принять участие в битве.

— Охрененно, — выдохнул Боюань, переводя дух, пока хилы восстанавливали его здоровье до максимума.

Осенний ветер рядом с ним одобрительно хмыкнула, покосившись на истаивающее в воздухе тело мечницы, для которой атака лаунчера стала фатальной — очевидно, та отправилась к точке респа.

— Куда веселее арены, правда?

***

Адреналин от погони и битвы между гильдиями, в которую охотно ввязались и другие эксперты обеих гильдий, схлынул, оставив лёгкую усталость и ощущение правильности, хоть совершенно неуместное. Шпион «Счастья» никуда не делся, и Боюань пока не представлял, как его вычислить.

Вечерняя смена осталась позади, с делами было покончено, и внезапно он обнаружил, что ему совершенно нечем себя занять. Обычно в это время самолёт из Гуанчжоу как раз заходил на посадку в Пекине; когда же он добирался до квартиры Е Сю, время как будто исчезало — каждый миг был значимым, наполненным, важным. Подобно каплям воды, они сливались в полноводную реку, и разделять её, загоняя в узкие рамки часов и минут, казалось Боюаню едва ли не кощунством.

Сейчас же он словно очутился в пустыне.

Вечер сменился ночью, и общежитие постепенно затихало — бодрствовали лишь несколько гильдейцев, дежуривших в ночную смену, да «совы», которые привыкли ложиться спать под утро. Мазок кистью, с которым Боюань делил комнату, был, напротив, жаворонком и сейчас беззаботно дрых — на зависть самому Боюаню, который, кажется, напрочь сбил себе режим. Полчаса назад ему казалось, что он уснёт раньше, чем доберётся до кровати — вот просто опустить голову на стол и отключится до самого утра — однако, стоило ему пожелать Е Сю в «кукушке» спокойной ночи и припасть наконец к подушке, как сон мгновенно куда-то улетучился.

Поворочавшись с боку на бок, он сдался и снова полез в телефон. Вбил в поисковик «китайская сборная», пролистал выпавшие первыми официальные страницы самой сборной и Альянса, команд и спонсоров. Вэйбо кипел: фанаты обсуждали обновлённый состав, то и дело ругаясь из-за любимчиков, делились «инсайдами» один нелепее другого — Боюань даже заскринил парочку, чтобы показать потом Е Сю. Из-за сборов все матчи сдвинулись на неделю вперёд, и фанаты не жалели нерастраченной энергии на сплетни и ругань.

Е Сю, даром что он был скорее тренером, чем действующим игроком, досталась изрядная доля внимания. Даже сейчас, когда он ушёл в отставку, интернет-войны между его поклонниками и хейтерами не утихали. Вспоминали невероятный апм в финальном матче с «Самсарой», возраст, более чем солидный для про, тактическое мастерство — и, конечно, единственного и неповторимого Мрачного лорда. В том, что его появление на арене мирового чемпионата сделало бы матчи ещё интереснее, не сомневался практически никто.

Боюань улыбнулся, вспоминая середину восьмого сезона. С того времени, как на вновь открывшемся сервере появился никому не известный эксперт, которого гильдлиду «Синего ручья» захотелось заполучить себе, прошло без малого три года. Эти годы были богаты на открытия и потрясения: низвергнутый бог «Славы» ураганом пронёсся по десятому серверу и Небесной сфере, возглавил созданную с нуля команду, триумфатором вернулся на про-сцену, завоевав свой четвёртый кубок, а затем ушёл в отставку, лишь чтобы пару недель спустя возглавить национальную сборную. Теперь, когда десятый сезон остался в прошлом, всё больше и больше отдаляясь от здесь-и-сейчас, все эти события могли бы показаться чем-то нереальным, почти что легендой, сюжетом для новеллы — если бы не сам Е Сю, настоящий донельзя, в чём журналистам и всему игровому сообществу предстояло убедиться не далее чем в понедельник, на пресс-конференции по итогам сборов.

И хотя три года назад Боюань едва ли мог представить, что в итоге выйдет из знакомства с Мрачным лордом, того самого эксперта он в итоге всё-таки заполучил, пусть даже в рядах «Синего ручья» Е Сю по-прежнему не было. По крайней мере, насколько Боюаню было известно — о твинках Е Сю он имел лишь самое смутное представление, но после того, как краем глаза увидел, как тот играл за рыцаря из «Амбиций», его не удивило бы уже ничего.

Инеевый посох, который зависал в «Славе» едва ли не круглые сутки, оказался шпионом — но другой гильдии, не имевшей отношения к «Счастью». А среди полусотни гильдейцев из нового бранча, участвовавших в битве за босса неделю назад, были и такие, кто играл по часу, а то и по полчаса в день. Это мог бы себе позволить даже вечно занятый бог «Славы», хотя сейчас, конечно, Е Сю и так есть чем заняться, но всё же…

Чёрт, да кого он обманывает?

Боюань вопреки здравому смыслу хотел, чтобы шпионом «Счастья» оказался именно Е Сю. Конечно, в этом случае проблем у него бы только прибавилось — как и боссов, украденных «Счастьем». Но в то же время ощущение, что Е Сю, может быть, совсем рядом — пусть и только в мире «Славы», пусть Боюань понятия не имел, под какой из масок тот спрятался — от этого ощущения становилось легче. Лучше.

Это были мысли, неподобающие игроку «Синего ручья» и ответственному гильдлиду, но Боюань не спешил их прогонять.

В кукушке контакт «Мрачный лорд» был оффлайн. Боюань промотал чат на пару часов и несколько сотен сообщений назад — Е Сю жаловался на надоевший режим, которому на сборах уделялось особое внимание, и насмехался над Хуан Шаотянем, чтобы подразнить Боюаня, а он делал вид, что на это ведётся. Е Сю отправлял фотографии своего стола с горами распечаток, потом ворчал на свой смартфон, который, по его словам, упорно отказывался переключаться на фронтальную камеру, но в конце концов отправил-таки селфи — тёмное и немного смазанное, но, по мнению Боюаня, лучше любой фотки из многочисленных киберспортивных журналов: оно было сделано для него, и только для него.

«Не спишь, малыш Поток?»

Сообщение пришло, когда Боюань в очередной раз залип на этой фотке — телефон в его руках зажужжал так внезапно, что он едва его не выронил. Мрачный лорд снова был онлайн. Боюань отправил ему в ответ скептический смайлик.

«Это не мне завтра вставать в семь утра.»

Е Сю ответил не сразу, то набирая сообщение, то снова его стирая. Пару лет назад фраза «Мрачный лорд печатает...» стоила бы Боюаню немало нервных клеток — а может быть, не только ему, но и всему «Синему ручью». Пару месяцев назад он бы умирал от любопытства и волнения, гадая, что бог Е выдаст на этот раз — какую-нибудь особенно ехидную колкость, очередную авантюру или что-то непривычно серьёзное, откровенное, личное, что выбивало из колеи похлеще, чем любые козни Мрачного лорда. Сейчас же не было места ни страхам, ни сомнениям — Боюань испытывал лишь бесконечную нежность и немного предвкушения.

Сообщение, впрочем, так и не пришло. Вместо этого телефон гулко зажужжал входящим вызовом. Чертыхнувшись, Боюань скатился с кровати и как был, в пижамных штанах и футболке, выскочил в коридор. Ему уже довелось узнать, что разбуженные в первом часу ночи жаворонки страшны в гневе.

— Ты меня избаловал, — голос Е Сю звучал одновременно насмешливо и как-то растерянно, и Боюань поперхнулся уже готовым сорваться с языка возмущением. — Не могу уснуть.

— Я подарю тебе дакимакуру с Мостом, — проворчал Боюань, впрочем, уже совершенно беззлобно. Он вообще разучился сердиться на Е Сю — да и то сказать, никогда этого толком не умел.

— Ловлю на слове.

Кухня общежития, как и следовало ожидать в такой час, была темна и пуста — Боюань щёлкнул выключателем и, щурясь после полумрака коридора, включил чайник и нараспашку открыл окно. Ночь была тёплой даже по южным меркам, пахло уличной гарью, морем, немного цветами; Е Сю же, включив видеозвонок, устроился в уютном гнезде из одеяла, предусмотрительно примостив пепельницу и пачку сигарет на прикроватной тумбе. Было тихо и хорошо, по-особому уютно — так, как бывает только ночью, и можно было представить, что их не разделяют сотни километров, что Е Сю сидит чуть ли не в соседней комнате, и стоит сделать пару шагов, и можно будет прикоснуться к нему. Сгрести в объятья, уткнуться в шею, водя ладонями по спине, забраться под футболку.

Боюань выдохнул, закрыв глаза. Ещё немного, сказал он себе. Через неделю всё это станет реальностью.

Говорить о "Славе" не хотелось. Говорить не хотелось вообще ни о чём, только всматриваться, пока глаза не заболят, в экран смартфона. Но цифры на часах недвусмысленно намекали, что завтра кое-кто будет страдать, если не уснёт в ближайшие пятнадцать минут, и Боюань, помолчав немного, начал рассказывать — всё, что приходило в голову. Дурацкую шутку, которую услышал от одногруппника накануне утром. Планы на рождественскую вечеринку в гильдии.

Е Сю слушал не перебивая, лишь иногда вставляя комментарии — в своём духе, разумеется — и Боюань видел, как его внимательный взгляд постепенно затуманивается, становится сонным и расфокусированным; наконец Е Сю прикрыл глаза, словно отключившись на мгновение, и тут же вскинул голову, осоловело моргая. Боюань рассмеялся:

— Ложись уже спать. До завтра.

Е Сю, вопреки его ожиданиям, не торопился с ответом, внезапно посерьёзнев.

— У тебя всё хорошо, малыш Поток?

— А? — растерялся Боюань. — Ну… да?

Ещё один задумчивый, допытывающийся взгляд — а затем Е Сю зевнул, расслабляясь, и улыбнулся.

— Хорошо. Спокойной ночи.

Боюань наблюдал за тем, как он, пристроив телефон на тумбе, потянулся выключить ночник; затем, судя по шорохам и тихому вздоху, лёг, так и не отключив звонок. Какое-то время было слышно лишь едва различимое дыхание; затем Е Сю завозился, устраиваясь поудобнее, и засопел уже громче, явно провалившись в сон. Ещё несколько мгновений Боюань с умилением прислушивался — а затем, ухмыльнувшись пришедшей в голову мысли, встал, стараясь двигаться как можно тише, чтобы не разбудить Е Сю, и осторожными шагами направился в игровую.

Едва залогинившись в «Славу», он открыл окно гильдии — поздним вечером пятницы онлайн всегда был высокий, и почти все его подопечные были в игре. Серыми были лишь несколько ников. Боюань на всякий случай ещё раз посмотрел на экран телефона — Е Сю совершенно точно крепко спал; затем перевёл взгляд на имя гильдейца, которое сразу привлекло его внимание.

Покоритель гор был оффлайн.

***

Ошибки быть не могло. Боюань с практически стопроцентной уверенностью мог заявить, что рыцарь под ником Покоритель гор и был тем шпионом «Счастья», которого он вот уже неделю пытался вычислить. И дело тут было не только в Е Сю: сейчас, задним числом, он припоминал то, что раньше могло показаться незначительной мелочью, однако из таких мелочей, как из кусочков паззла, складывалась ясная картина.

Покоритель гор никогда не общался голосом, предпочитая набирать сообщения в чате. Это было не так подозрительно, как могло бы показаться — без микрофона обходились многие игроки по самым разным причинам. У кого-то были маленькие дети, кто-то играл из шумного клуба, кто-то просто стеснялся — в целом, гильдия с пониманием относилась к таким вещам. К тому же, рядовым игрокам возможность общаться голосом была не так уж нужна: говорить им приходилось не в пример меньше, чем экспертам, которые водили группы в данжи и рейды на боссов.

Покоритель гор на первый взгляд не отличался выдающимися навыками — стабильный середнячок, может быть, выше среднего; однако пару раз Боюань видел, как в критической ситуации у него внезапно взлетала скорость рук или шли в дело особо удачные навыки. Это, впрочем, могло объясняться простым совпадением.

Были и другие детали — совершенно необъективные. Покоритель был рыцарем, совсем как тот самый Непревзойдённый суперкрасавчик, да и ник лишь немногим уступал тому в напыщенности. И в целом было в нём что-то такое, что можно было бы назвать — бесцеремонностью? нахальством? Или же, подумал Боюань, бесстыдством.

Разумеется, этого было недостаточно, и он не собирался действовать сгоряча. На следующее утро он первым делом спросил о подозрительном рыцаре его бывшего гильдлида на новом сервере.

— Хмм, — протянул Цветочный фонарь задумчиво, — в целом, нормальный тип. Вроде как идейный, фанат кэпа и бога Хуана. Если не брешет, конечно.

Боюань невольно фыркнул — кажется, он нежданно-негаданно нашёл отличный повод для подколок.

— Правда, он какой-то…

— Какой? — немедленно насторожился Боюань.

— Да хрен знает. Нестабильный? Невезучий? — Фонарь раздражённо пожал плечами. — Бывает с ним иногда, возьмёт и накосячит на ровном месте. Хотя было и такое, что босса забирали потому, что он вывозил, не давал перебить агро.

— Ясно, — хмыкнул Боюань.

— Думаешь, он? — с любопытством спросил Фонарь. — Но ты вроде говорил, что твои до последнего не знали координаты босса?

Это был хороший вопрос. Последний, на который Боюаню требовалось получить ответ, чтобы наконец поставить точку в этой истории.

«Сестрёнка, — написал он Звёздному водопаду, — а ты уверена, что когда увидела Магрибаша, рядом никого не было?»

Та помедлила с ответом.

«Вроде никого.»

Боюань нахмурился. Где-то должен был быть подвох, что-то такое, чего он не учёл. Е Сю мог быть самым хитрым и бесстыдным богом, которого видел мир «Славы», но читать мысли или видеть на расстоянии он пока не научился. Ведь не научился же?

— Если бы этот Покоритель играл за ниндзя, — заметил Лодка, — я бы сказал, что он был в стелсе.

— А может, — вклинился Мазок кистью, — твоя сестра была афк?

— Думаешь, я идиот и не спрашивал? — огрызнулся Фонарь.

— И что, босс появился прямо на её глазах?

— Нет, — медленно проговорил Боюань, — кажется, она выразилась по-другому.

Под любопытными взглядами приятелей он отправил Водопаду ещё одно сообщение.

«Можешь рассказать подробно, как было дело?»

— Это было неделю назад, — вздохнул Лодка. — Я бы не особо надеялся.

Однако его скептицизм не оправдался. Звёздный водопад прекрасно помнила, как, выполняя квест, забрела, как ей тогда казалось, к чёрту на куличк. Как поговорила с неписем, стоявшим на почтительном расстоянии от ритуального круга. Как заглянула в журнал, чтобы разобраться, что делать дальше — буквально на полминуты, а когда закрыла его, увидела совсем рядом фигуру в капюшоне с внушающим трепет черепом на полоске здоровья.

— Получается, — подытожил Мазок, — в эти полминуты туда мог заглянуть кто угодно. Хоть всё «Счастье».

— Ну конечно, — проворчал Фонарь, закатив глаза. — Вот именно в это время.

— А я бы не удивился. Зная этих…

Боюань не слушал. Сейчас его интересовал ответ на единственный вопрос.

«А ты не знаешь, кто-нибудь ещё из наших делал этот квест примерно в то же время?»

«Кажется, кто-то был. Мы ещё какое-то время бегали вместе, а потом он отстал, я ушла вперёд… Вроде какой-то танк. У него ещё ник был дурацкий.»

«Покоритель гор?» — педантично уточнил Боюань, впрочем, уже зная ответ.

«Точно! А откуда ты знаешь, старший?»

— Бинго, — ухмыльнулся Мазок.

— Надеюсь, в этот раз он не окажется шпионом какой-нибудь Травы.

— Очень смешно, — огрызнулся Боюань. Теперь, когда его подозрение подтвердилось, он на миг ощутил удовлетворение, даже гордость — но спустя миг они схлынули, словно их и не было.

От шпиона в рядах гильдии не приходилось ждать ничего хорошего. Они уже потеряли одного босса только в Небесной сфере, и кто знает, сколько их ещё по милости Е Сю «Счастье» увело у «Ручья» на двенадцатом сервере. Как следовало поступить с Покорителем, было очевидно, и приятели уже уставились на экран, ожидая, когда он кикнет шпиона из гильдии — разве что попкорн не приготовили. Боюань же ощущал себя так, словно они с Е Сю всё это время играли в прятки: он мог испытывать азарт, злость, раздражение, любопытство — с Е Сю у него никогда не получалось оставаться равнодушным и сдержанным — но сейчас игра была окончена. Он победил, но пора было идти домой, даже если хотелось играть дальше.

Ребячество, да и только.

«”Счастье”, — мстительно написал Боюань в личку Покорителю, — должно “Ручью” босса.»

Он почти ожидал в ответ привычный курящий смайлик, однако на этот раз наглость Е Сю била все рекорды.

«Мог бы и оставить меня в гильдии.»

«Чтобы ты и дальше воровал у нас боссов?»

«Ты ведь всё равно меня вычислил.»

— Пиздец, — прокомментировал Фонарь, по-прежнему заглядывавший в экран через плечо Боюаня. — Они там что, все такие наглые, как бог Е?

Боюань невольно улыбнулся. История со шпионом благополучно разрешилась, а всё, что так хотелось высказать наглому богу «Славы», он сможет сказать лично уже совсем скоро.

***
Остаток недели прошёл до отвращения обыденно. "Синий ручей", включая возглавляемый Боюанем бранч, ввязался в дюжину схваток за диких боссов и вышел победителем из доброй половины. План по редким материалам был выполнен с избытком. Всё было тихо и мирно, и Боюань поймал себя на том, что почти скучает по незримому присутствию Е Сю.

Нечто подобное он испытывал ещё на десятом сервере. После того, как Мрачный лорд, учинив настоящий хаос на новом сервере, отбыл в Небесную сферу, Боюаню показалось было, что вот теперь-то он вздохнёт с облегчением; однако воцарившийся мир больше напоминал сонный покой заросшего ряской болотца — только круги на воде напоминали о брошенном в него камне имени бога Е.

Боюань никогда не считал себя мазохистом, но именно тогда он впервые ощутил это странное желание, сродни тому, что заставляет мотылька лететь в огонь. Е Сю же тогда шёл дальше, не останавливаясь и не оглядываясь на всё, что оставлял позади.

Ничего общего с настоящим, одним словом. Боюань тряхнул головой, прогоняя наваждение — однако окончательно прогнать неожиданно нахлынувшей уныние не удалось, и ему оставалось лишь запастись терпением. Сборы уже почти закончились, во вторник Е Сю вернётся домой, и уже в выходные они встретятся снова.

Ледяной магистр Валанир возродился в понедельник вечером, в самый неудачный момент, который только можно было представить. Изменчивая весна командовал элитными отрядами, которые изо всех сил пытались удержать Шанна, босса семьдесят пятого уровня — на него претендовали сразу несколько гильдий. Холодные сумерки и Мазок кистью были заняты в данжах, и выдернуть их оттуда посреди прохождения означало свести на нет усилия нескольких сотен человек и принести в жертву дроп с финальных боссов. Ледяной рассвет как раз недавно сдал смену, и его телефон был недоступен.

Так и вышло, что из всех пяти великих экспертов «Ручья» относительно свободен был только Синий мост весеннего снега, находившийся, правда, на другом конце Небесной сферы. С самого начала, когда в «Ручье» только узнали о появлении Валанира, за него уже успели сцепиться «Самсара» и «Цветочная долина». Направляясь к Хрустальному замку — локации, где обитал босс, — Боюань не питал особых надежд. Вполне могло оказаться, что к тому моменту, как на место прибудут хоть сколько-нибудь существенные силы «Ручья», босса уже заберёт одна из гильдий, оказавшихся там раньше. Попытаться, впрочем, всё равно стоило.

Разумеется, об этом подумали и в других гильдиях. На крыше замка, которая служила боссу точкой возрождения, собрались отряды ещё пяти гильдий, не меньше. Сил вступить в прямое противостояние с «Долиной» или «Самсарой», впрочем, не хватило бы ни у кого, и гильдиям оставалось лишь наблюдать за схваткой, не вмешиваясь в неё и ожидая оплошности одной из сторон. На всякий случай Боюань постарался расположить отряд «Ручья» поближе ко входу на узкий мост, ведущий к заснеженному уступу в отдалении — для этого им пришлось потеснить совсем мелкую кучку игроков «Сада трав». Те едва ли были рады давним противникам, но свару предпочли не устраивать.

У босса оставалась ещё половина здоровья, и, судя по всему, до исхода битвы было ещё далеко. Большую часть сил «Самсара» тратила не на на убийство босса, а на оборону от «Долины» — гильдия, не считавшаяся серьёзным соперником, неожиданно стянула на Валанира значительные силы. Про-игроков, насколько мог судить Боюань, не было. На шум подтянулись «Амбиции», «Туманный замок», «Сад трав»... и «Счастье», конечно. Правда, пока Боюань разглядел лишь одного игрока ближе к противоположной стороне площадки — остальных наверняка не было видно из-за сражения в самом её центре. Не может же быть…

Игрок «Счастья» подбежал ближе, и Боюань убедился — может.

Разумеется, это был никто иной, как Покоритель гор.

Другие гильдии не обращали на одиночку никакого внимания. Если бы вы знали, мрачно подумал Боюань, ощущая подзабытое было предвкушение пиздеца.

«Что ты тут делаешь?» — не удержавшись, написал он в личку Покорителю. Тот замер, крутнувшись на месте — и, видимо, увидел Синего моста.

«Пришёл вернуть вам босса, что же ещё?»

Боюань обалдело уставился на короткую строчку, осознавая масштабы бесстыдства собеседника. Один-единственный рыцарь среди сотен игроков сильнейших гильдий… Впрочем, это же был Е Сю.

Это был Е Сю, и он ожидал, что Боюань вот так возьмёт и поведётся?

С другой стороны, мелькнула шальная мысль, а что он теряет? Если оставить всё как есть, то босса им, вероятнее всего, не видать. Чтобы у «Ручья» появился хоть какой-то шанс, Боюаню следовало что-то предпринять — но пока он не мог придумать, что именно. У Е Сю же, судя по всему, был план. Или ещё не было, но когда это его останавливало?

В паре шагов от того места, где стояли Мост и подбежавший к нему Покоритель, взорвался на сотни осколков прилетевший от босса ледяной шар — оба поспешно перекатились, уходя от урона. Битва становилась всё яростнее.

«Ну же. Доверься мне. Сейчас или никогда.»

А ещё, по правде говоря, Боюаню было жутко любопытно, что такого Е Сю устроит на этот раз. Кажется, он и правда был немного мазохистом.

«Что нужно делать?»

В ответ прилетел смайл, изображавший поднятый вверх большой палец, а затем деловитое: «По моей команде выносите МТ “Долины” и второго танка “Самсары”.»

Боюань нахмурился. Прямо сейчас агро босса удерживал рыцарь из «Самсары», и убийство танка главного конкурента только упрочило бы их позиции. Это имело хоть какой-то смысл, если танк «Самсары» доживал последние секунды — но откуда об этом было знать Е Сю?

Если, конечно, у него не было глаз и ушей в самой «Самсаре».

— Твою мать, — восхищённо выдохнул Боюань, одновременно отбивая короткое «ок» Покорителю и отдавая распоряжения своей группе.

«Три.»

«Два.»

«Один.»

«Сейчас!»

Дальше всё произошло в мгновение ока.

Оба танка погибли почти одновременно, с разницей едва ли в пару секунд: игрока «Долины» бросился атаковать не только «Ручей», но и вся «Самсара», явно ожидавшая такого поворота событий. Чего они точно не ожидали, так это того, что их собственный второй танк падёт немногим позже, а следующим в очереди агро окажется одиночка, на которого поначалу и внимания никто не обращал.

Отдать следующую команду Покоритель уже не успевал, но Боюаню она и не требовалась: священники «Ручья» сосредоточили все усилия на Покорителе гор, спасая того от верной смерти. Рыцарь же, с неожиданной ловкостью — по крайней мере, неожиданной для тех, кто не знал, чьи руки направляют этого персонажа — уклонился от пары прицельных заклинаний, метнулся в сторону, не дав сбить себя с ног, и со всей прыти устремился к мосту. Боюань кинулся следом; за ними, напрочь игнорируя других игроков, потянулся босс, за боссом — священники и дамагеры. Собственные танки «Ручья» выскочили на мост последними, отрезая путь остальным гильдиям.

Побег был настолько быстрым и эффектным, что Боюань невольно рассмеялся в голос. Он понятия не имел, как Покорителю удалось, не привлекая к себе внимания, набрать достаточно агро, чтобы утащить босса, был ли это заготовленный план или гениальная импровизация, но, чёрт возьми, сейчас это не имело никакого значения.

Между тем замок вместе с вражескими гильдиями оставался всё дальше. Волна адреналинового восторга пошла на спад, сменившись неясной тревогой.

Агро по-прежнему висело на Покорителе гор, и останавливаться тот, по-видимому, не собирался. Это было и понятно — сражаться на узкой ледяной тропе было бы чертовски неудобно. Впереди же их ждал утёс с просторной площадкой, где будет несложно расправиться с боссом, попутно отбиваясь от конкурентов. Это был хороший план, и омрачало его только одно.

Боюань нахмурился. Е Сю ведь не станет?..

«Доверься мне».

Утёс приближался, и на нём «Ручей» могло ждать что угодно. Например, «Счастье». Прямо-таки грандиозное.

— Ты ведь хотел отдать нам этого босса? — осторожно поинтересовался Боюань, отгоняя дурное предчувствие.

Никакого ответа.

— Е…

— Прости, малыш, — наконец отозвался танк, впервые за всё это время голосом, — у этого старшего другие планы.

Боюань застыл.

***

Он с самого начала не особенно надеялся, что «Ручью» удастся забрать этого босса. Это была авантюра чистой воды, и в любых других обстоятельствах Боюань ни за что бы на неё не решился. Не поверил бы никому другому, кроме Е Сю. Иррационально, нелогично, безумно — но Е Сю был для него особенным, ещё задолго до чемпионата, до их первой встречи в реале, до того, как Боюань вообще осознал, что именно испытывает к богу «Славы».

Но оказалось, что бога «Славы» здесь и не было. Шпионом «Счастья» оказался не Е Сю — Боюань успел пообщаться с остальными, чтобы по одной реплике узнать бывшего капитана «Дождя», а ныне — отставного игрока «Счастья», Вэй Чэня.

Е Сю, очевидно, и правда был занят, и ему было некогда тратить время на шпионаж в какой-то там гильдии.

«Ещё две недели — это не так долго. Не трагедия.»

Е Сю нет рядом. И не было — всё это время.

Синий мост, следуя отданной парой секунд ранее команде, по-прежнему бежал прочь от замка, лишь на шаг отставая от Покорителя гор. Остальные плелись позади, всё сильнее отставая.

Боюань нажал клавиши не раздумывая, не надеясь, что сможет хоть что-то изменить, почти инстинктивно. «Сияние падающего клинка» сбило рыцаря с ног буквально на мгновение, но этого мгновения хватило Валаниру, чтобы скастовать ледяной шторм — и Синего моста, Покорителя гор, а заодно несколько священников, оказавшихся слишком близко, буквально смело в пропасть. Боюань успел ещё подумать, что оно и к лучшему — Мост, конечно, погибнет, но не выживет и Покоритель, а это значило, что агро окажется на ком-то из танков оставшихся позади гильдий. На пути у него по-прежнему оставался отряд «Ручья», и ребята, если постараются, ещё могут…

Тут он осознал, что что-то не так.

Рыцарь и священники по-прежнему падали, уменьшаясь на глазах. Синий мост же словно завис в воздухе, и, покрутив камерой, Боюань понял, в чём дело: за его спиной раскрылись белоснежные крылья, удерживавшие его над пропастью.

«Осторожнее, малыш Поток.»

***

Безумная авантюра, вопреки ожиданиям Боюаня, в итоге обернулась успехом. «Ручью» удалось заполучить босса, и пусть сразу после этого им пришлось столкнуться с поджидавшим их «Счастьем», в схватке с которым пала едва ли не половина отряда, Боюань ни о чём не жалел. Синий мост битву пережил: Осенний ветер с поистине божественной аккуратностью следила за тем, чтобы у него оставался приличный запас здоровья.

Позже, уже ночью, после раздачи слонов и разбора полётов, торжественной сдачи дропа в гильдейское хранилище и разговора по душам со старшим Чунем, Боюань в одиночестве сидел в комнате отдыха, уткнувшись в телефон. Он понятия не имел, что написать Е Сю. Хотелось сказать очень многое, но сообщения в «кукушке» для этого совершенно не годились, и видеозвонок — тоже.

«Ты ведь мог бы вытащить Покорителя», — отправил он наконец.

«Мог бы.»

«Тогда босс достался бы “Счастью”.»

«Да, — согласился с ним Е Сю. — Достался бы. Но имеет уставший старый бог право на маленькие причуды?»

Старый бог, умилённо подумал Боюань, ну надо же. Хтоническое чудище, от имени которого вздрагивают видавшие виды гильдейцы и половина Альянса в придачу.

«К тому же ты так храбро кинулся за стариной Вэем. Я даже немного позавидовал.»

Внезапно Боюаню стало неловко — за накрывшее его разочарование, за глупые мысли, за игры в прятки и ребяческое желание одержать в них победу. Хотя, если подумать, он и сейчас не чувствовал себя проигравшим.

«Я думал, что это ты», — смущённо сознался он, ожидая насмешки. Е Сю, впрочем, оказался на удивление сдержан. Всего-то один ржущий смайлик можно было не считать.

«Просто я… очень соскучился.»

На этот раз Е Сю молчал долго. Боюань успел заглянуть в другие чаты, пролистать новые сообщения, совершенно не вникая в их смысл. Когда же рядом с ником «Мрачный лорд» вновь появилась единичка — одно новое сообщение, внутри не оказалось ни слова. Только билет на самолёт из Пекина в Гуанчжоу.

Его расписание Боюань помнил наизусть. Е Сю приземлится здесь, в Гуанчжоу, рано утром, и за иллюминатором будет разгораться рассвет.


В конечном счёте в этой игре выиграли они оба.

цитировать