Азиатские новеллы и дорамы 15К+;количество слов: 49738

Смузи и медитация по утрам

саммари: Обычный китайский студент Ван Ибо едет в горы с друзьями, надеясь просто отдохнуть на каникулах. А вместо отдыха его ждут встречи и воспоминания из прошлой жизни. Ах да, и еще муж. (От актеров здесь только имена, которые мы взяли, чтобы было проще. В характеры актеров мы даже не пытались попасть.)
предупреждения: Отклонения от канона, Современность, Реинкарнация, Частичный ООС, AU
Глава 1, в которой Ван Ибо просыпается в 5 утра
Глава 1, в которой Ван Ибо просыпается в 5 утра
Ван Ибо не помнил, что ему снилось. Вряд ли что-то хорошее, потому что проснулся он резко, словно на него плеснули водой, сел на кровати, вглядываясь в полумрак комнаты. Сквозь неплотно задернутые шторы пробивался сероватый свет раннего утра.
— Приснится же такое, — пробормотал Ван Ибо. После сна голос был хриплым и самому показался чужим.
Он посмотрел на часы — половина шестого утра, каникулы… Ну да, самое время вскочить. Но спать уже не хотелось. К подушке, казалось, прилипли остатки того неприятного сна, да и одеяло обвивалось вокруг ног как-то подозрительно, словно пыталось удержать и затянуть обратно.
«Молодец, так и до паранойи недалеко», — похвалил себя Ван Ибо. Друзья наперебой обсуждали кто депрессию, кто эмоциональное выгорание, и только он был возмутительно здоров психически. Это даже ненормальным иногда казалось. Зато теперь будет чем похвастаться.
Ван Ибо пошел умываться. Остальные еще спали, и в арендованном домике было зловеще тихо. Как в фильмах ужасов, когда все замирает перед появлением зловещей хтони.
Ван Ибо фыркнул. Нет, обстановка-то была самая подходящая. Пять студентов, арендованный коттедж в горах… И пусть арендовали его в фирме, а вовсе не у загадочного владельца, все равно — кто сказал, что злодейское зло не может жить в таких домах?
«Может, отзывы предыдущих постояльцев?» — напомнил себе Ван Ибо и зевнул. Бояться в шестом часу утра, когда при этом легли в четыре, как-то не очень получалось.
Из зеркала смотрела сонная и пока что помятая физиономия. Ван Ибо поплескал в лицо холодной водой, стряхивая остатки сна. «Лань Чжань, имя в быту — Лань Ванцзи», — мелькнула в голове отчетливая мысль. Ван Ибо попытался вспомнить, откуда внезапно всплыло это имя. Кто-то из авторов отзывов так подписался? Или так звали агента, отдававшего им ключи? Хотя вряд ли тот бы стал представляться двумя именами, так уже миллион лет никто не делал.
— Значит, приснилось! — объявил себе Ван Ибо и пошел на кухню разбираться, как тут готовят кофе.
Кухня была просторной и символически отделялась от гостиной перегородкой с раздвигающимися дверями. Судя по всему, готовили здесь не часто и закрывали их тоже редко. В гостиной большую часть места занимал стол, так что стулья жались вокруг него, как цыплята вокруг курицы. На почетном месте у стены, экраном к двери располагался телевизор. Здесь штор на окнах не было, так что ничего не мешало любоваться светлеющим над горами небом. Солнце еще не забралось так высоко, но явно было уже где-то на подходе.
«Кстати да, — напомнил себе Ван Ибо, — мы же на сегодня уже маршрут утвердили…» Так рано вскакивать после бессонной ночи было сущим идиотизмом. С другой стороны, остальные наверняка проспят и все планы придется перенести на завтра. Так что — какая разница.
Еще через час Ван Ибо заскучал. Он уже разобрался с местной гейзерной кофеваркой, выпил три чашки кофе и прочитал все новости за вчерашний день. Заняться было категорически нечем, так что теперь тянуло разбудить друзей и таки вытащить их на маршрут. Садистские намерения удалось задавить не сразу.
Ван Ибо сунул телефон в карман и вышел на улицу.
Хотя солнце уже встало, воздух все еще приятно бодрил, не хуже зимнего. Хотя шел третий месяц лета, Ван Ибо почудился запах снега. Он сунул руки в карманы ветровки и зашагал по пустой улице, с обеих сторон застроенной низкими одноэтажными домами вроде их собственного. Дома друг от друга отделяли небольшие дворики и стены, поросшие плющом или виноградом. В общем, чем-то ползучим, с плотными зелеными листьями. Городок медленно просыпался. Пока на улицах были только местные, которые торопились на работу, но скоро должны были подняться и туристы, и тогда тут станет тесно, зарябит в глазах от ярких курток и рюкзаков, а в магазинчиках вообще станет не протолкнуться.
«Имя в быту Лань Ванцзи».
Ван Ибо тряхнул головой. Фраза крутилась в голове, как строчка из надоедливой песни. Ван Ибо отодвинул ее подальше и ускорил шаг.
Город был небольшой. Местных, может, тысяч десять жителей, остальные — туристы, приезжающие за альпинизмом, пешими прогулками, сплавами по реке на бамбуковых плотах и прочими туристско-спортивными развлечениями. Ван Ибо относился к этому философски. Что ж делать, всем отдыхать надо! А подальше в глушь они и своей компанией заберутся — если, конечно, друзья таки соизволят встать!
Телефон зазвонил, когда Ван Ибо отмахал уже пару километров и подозревал, что такими темпами скоро совсем за город уйдет.
— Ну, и куда ты пропал с утра? — защебетала Цзыи. — Мы поспорили, украли ли тебя инопланетяне или ты сам пошел топиться с горя.
— Угадала, как раз с речного дна отвечаю, — засмеялся Ибо. — Сейчас, водоросли с ушей отряхну и вернусь. Надеюсь, вы уже приготовите что-нибудь на завтрак!
— Вот еще! — фыркнула девушка. — Не для того нужны каникулы, чтобы готовить! А в городе поесть негде?
Ван Ибо честно осмотрел улицу, где только начинали открываться магазины, и пожал плечами:
— Не хочу тебя расстраивать, но ничего круглосуточного я тут не вижу. Так что…
— Ладно, потерпим! — решила Цзыи. — В общем, приходи давай!
День постепенно входил в правильное русло: завтрак в городе, сплав на плотах вместо запланированной прогулки. «Все равно проспали, — пожал плечами Юйчэнь, — надо, чтобы день хоть чем-то запомнился!» Чжочэн предложил забить на пешие маршруты и взять в аренду велики, чтобы покататься вдоль реки. Об этом ругались полвечера и все-таки договорились завтра идти пешком, а велосипеды оставить на третий день. Неприятный сон окончательно забылся, вот только имя нет-нет да всплывало в памяти. «Лань Чжань, имя в быту…» Ван Ибо раз за разом отгонял его, как надоедливую мошку, смотрел на реку, болтал, а оно возвращалось раз за разом, и уже не казалось ни странным, ни чуждым. Может быть, этот Лань Чжань был даже приличным человеком. Пусть себе вертится в голове, не мешает.

Раннее пробуждение дало свои плоды вечером: ближе к девяти глаза у Ван Ибо начали слипаться. Он кое-как досидел до конца ужина, отмахнулся от предложения Чжочена сыграть во что-нибудь и ушел в свою комнату. Там не раздеваясь упал на кровать и успел подумать только о том, что больше не будет вставать в такую рань, прежде, чем провалился в сон.
На этот раз кошмар был четким, словно отрывок из фильма ужасов: он шел по полю, затянутому не то туманом, не то дымом, стараясь не смотреть под ноги и каким-то шестым чувством понимая, что увидит, если опустит взгляд. Неизвестно откуда слышный звук флейты, пронзительный, резкий, внушал необъяснимую тревогу. Ван Ибо оглянулся по сторонам, но в дыму так и не увидел того, кто играл. Зато звуки флейты стали громче, теперь Ван Ибо словно понимал, что она говорит: «поднимайтесь, вам есть кому отомстить за вашу смерть, вы знаете, кто заставил вас здесь сражаться…»
«Перестань! — Ван Ибо закричал, но голос будто растворялся в воздухе. — Вэй Усянь, хватит!»
Поздно. Внизу что-то зашевелилось и Ван Ибо все-таки опустил взгляд. Человек, лежащий на земле, совершенно точно был мертв, но это не мешало ему скрести руками по земле. Ван Ибо отшатнулся, наступил на что-то, что хрустнуло под ногой — даже думать не хотелось, что! За лодыжку вдруг схватили, дернули…
И он проснулся мокрым от пота, с колотящимся сердцем.
«Никаких ранних подъемов и ужастиков» — подкорректировал данное себе обещание Ван Ибо и посмотрел на часы. Было чуть за полночь — вся ночь впереди, можно еще пятьдесят кошмаров увидеть…
Он вышел на кухню и залпом выпил стакан холодной воды. По полу тянуло, кто-то забыл закрыть окно и в доме было зябко — все-таки горы, это вам не жизнь на побережье. Ван Ибо выглянул в окно. Круглый диск луны плыл по небу, ни тумана ни облаков, обычная ночь, спокойная и безмятежная. От этого не то чтобы на душе полегчало, но можно было включить скептика и напомнить себе, что обычная жизнь и сянься — это разные вещи. Он вернулся в спальню, снова забрался под теплое одеяло, но перед тем, как лечь, вбил в поисковик «Вэй Усянь». Первые две страницы поисковика на разные лады предлагали приправу усяньмянь и дальше искать смысла не было.
На следующее утро Ван Ибо проснулся в 5.26. Это уже смахивало на издевательство со стороны его организма. То есть вот так весь день проводишь на свежем воздухе, до кровати доползаешь без задних ног — и чего, где здоровый крепкий сон?
«На пары бы так вставал!» — мысленно дал себе подзатыльник Ван Ибо и пошел всех будить. Все равно собирались встать пораньше, чтобы успеть на маршрут до дневной жары — вот и встанут, и будильник не нужен!
— Дай поспать! — Цзыи закрылась одеялом с головой и кинула в Ибо подушкой.
— Ну еще полчасика? — Чжочэн даже не открыл глаза.
В комнате у Сюань Лу оказалось пусто, и Ван Ибо даже не стал соваться к Юйчэню. Получилось бы совсем неудобно, а Сюань Лу ему всегда нравилась. Не как девушка, конечно, а то кто б ей дал у Юйчэня ночевать! Просто нравилась.
— Вы — ленивые и нелюбопытные задницы! — сообщил Ван Ибо из гостиной, постаравшись, чтобы было слышно во всем доме. — Я ушел гулять один, и вам же хуже!
Он вышел из дома, посмотрел на дорогу. «Лань Чжань, имя в быту Лань Ванцзи», — вернулась уже привычная мысль. Ван Ибо хмыкнул. Мир до восхода солнца казался странно серым, словно присыпанным пылью, и состоял, кажется, сплошь из теней и силуэтов. Гулять по нему не тянуло, к тому же Ван Ибо уже вчера насмотрелся и сомневался, что сегодняшнее утро будет чем-то отличаться от вчерашнего. Те же люди пойдут на ту же работу, откроются те же магазины, те же тетушки в парке займутся утренней зарядкой… Последняя мысль понравилась. Не присоединиться к тетушкам, конечно, а самому позаниматься. Здоровый образ жизни — это хорошо, это отлично даже. И еще смузи с морской капустой на завтрак приготовить.
Ван Ибо представил себе это и решил, что к настолько здоровой жизни еще не готов. Хватит и зарядки, а потом — кофе, новости и прочие прелести нормальной жизни. Спортом Ван Ибо особенно не увлекался, но когда-то занимался тайцзи и был уверен, что какие-нибудь формы все-таки вспомнит… Ну, или нет, но какая разница — двор закрыт со всех сторон, друзья спят, смеяться над ним будет некому.
Ван Ибо тряхнул головой, отгоняя дурацкие комплексы. Пускай смеются, если хотят, он и сам с ними посмеется, и нечего создавать проблемы на ровном месте. Что-то внутри продолжало требовать идеальности, Ван Ибо загнал это поглубже, встал, выпрямил спину и опустил руки. Начало — собственно, дыхание — он еще помнил и надеялся, что дальше тело вспомнит что-нибудь само.
Видео он посмотрел потом, на кухне, за первой чашкой кофе, и убедился, что вспомнил где-то половину. Другую заменил на какую-то отсебятину и добавил растяжки то ли из йоги, то ли из балетного класса. Зато взбодрился даже без кофеина. «В общем, завтра повторить и продавать видеоуроки, — смеялся про себя Ван Ибо. — Сейчас это модно, да еще, может, и заработать получится!»
А там и друзья начали просыпаться.
На маршрут они все-таки вышли, хотя и позже, чем планировали, и даже добрались до знаменитой дырявой скалы. Огромная гора, поросшая лесом, вдруг проваливалась в середине гигантской аркой, и если приглядеться, можно было разглядеть на ней несколько крошечных с такого расстояния человечков — тренирующихся альпинистов. Ван Чжочэн рвался посмотреть поближе, но это значило еще километров пять пешком, а уже и так пора было возвращаться, если они хотели успеть до темноты. В горах темнело быстро.
— А я говорил, надо было велики брать, — ругался Чжочэн на обратном пути. К вечеру становилось прохладнее, но усталость уже успела накопиться, так что всем хотелось ныть, ругаться и в душ. Впрочем, даже девчонки держались. — Давайте завтра поедем, хватит уже кросовки стаптывать.
— Давайте, — согласилась Мэн Цзыи. — А послезавтра в пещеру со статуей Будды, и вот туда — пешком!
— Ибо, а ты чего молчишь? — подтолкнула его локтем Сюань Лу. — С обеда от тебя ни слова не слышала!
Ван Ибо пожал плечами. Видимо, действительно устал, и болтать как-то не тянуло. «Лань Чжань, имя…»
— А что говорить-то? Идем себе и идем, если так продолжим, то к семи в городе будем, — заставил себя выговорить он.
— Отлично, живой и без солнечного удара, — резюмировала Сюань Лу и переключилась на Цао Юйэчэня.
Ван Ибо обрадовался, что его оставили в покое.
Когда они добрались до города, оказалось, что на набережной столпился народ, а на самой реке виднелись лодки спасателей и работали аквалангисты.
— Да парень один утонул, — объяснил один из зевак. — То ли без жилета был, то ли что, но с плота упал — и с концами. Вот, ищут!
— Турфирме конец, — посочувствовала Цзыи.
Ван Ибо посмотрел на зеленоватую речную воду и на секунду показалось, что у берега, шевельнулось что-то темное. Хотя скорее всего это были просто водоросли, которые раскачивало течение. Поужинали тоже в городе, на соседней улице, не обращая внимания на водолазов. Впрочем, на закате те тоже свернули работы, порычали лодочными моторами и уплыли себе. Видимо, собрались продолжить поиски завтра. Зеваки тоже разбрелись, поняв, что больше ничего интересного не будет. На открытой веранде, где сидели Ван Ибо и его друзья, зажглись бумажные фонари. С темнотой стало прохладнее, так что пригодились и куртки, весь день дожидавшиеся своего часа в рюкзаках.
Ван Ибо глотнул пива и отодвинул бутылку. То ли оно испортилось, то ли что, но вкус показался неприятным и каким-то протухшим. Пришлось заказать чай. Музыка играла вроде и негромко, чтобы звучать только фоном, но тоже раздражала. И текст, и сама мелодия были пустыми и неправильными. Все вообще было не так, как надо.
— Пойду спать, — объявил Ван Ибо, вставая.
— В такую рань? — удивился Юйчэнь. — Да что с тобой сегодня?
— Ну, я вообще-то тоже устала, — поддержала Цзыи. — Целый день пешком по такой погоде… Да и к местному климату еще привыкнуть надо, так что, Ибо, ты подумай, может, тебе завтра отдохнуть лучше, а то еще заболеешь!
Ван Ибо кратко поблагодарил и пошел в их дом. Он не стал объяснять, что чувствует себя до странного хорошо, и даже усталость после прогулки уже давно прошла. Понадобилось бы — еще столько же отмахал и не жаловался бы.
Перед тем, как повернуть к коттеджу, дорога какое-то время шла вдоль реки. Мимо спешили по своим делам прохожие; об утонувшем уже и думать забыли, а многие и вовсе не знали. Ван Ибо ненадолго остановился на берегу. На набережной горели фонари, но сама река казалась непроглядно черной. Казалось, стоило задержаться и сделать что-то для мертвого… «Опомнись! — одернул себя Ван Ибо. — Тут люди с аквалангами полдня работали и ничего не нашли, а ты разве что компанию утопленнику составить можешь. Марш спать уже, следующая серия кошмаров ждет!»
Он почему-то не сомневался, что этой ночью его снова ждет туман и невидимые руки, хватающие за одежду, но страшно почему-то не было. Наоборот, новую «серию» даже хотелось посмотреть, как будто это было чем-то действительно важным, работой, которую за него никто не сделает.
Сны не подвели. В этот раз был не туман, огонь. Горело все, что могло: крыши домов, деревья, повозки, кажется, даже люди. Впрочем, то, что не могло, полыхало тоже. Пламя облизывало каменные стены и не думало гаснуть. Где-то за спиной звучала флейта, так ровно и отчетливо, словно играющему не мешали ни жара, ни дым. И горящие люди шли вперед, размеренно и равнодушно, и в их мертвых глазах отражался огонь.

Глава 2, в которой на Ван Ибо нападает здоровый образ жизни
Глава 2, в которой на Ван Ибо нападает здоровый образ жизни
Наутро часы показывали 5.17. Ван Ибо уже не удивился. В конце концов, если падать в кровать в десятом часу, к пяти утра вполне высыпаешься, даже пожаловаться не на что. Пришлось снова начинать день с тайцзи. Здоровый образ жизни подкрадывался на мягких лапах. Смузи из морской капусты начинал маячить в обозримом будущем вполне реальной угрозой.
Даже кофе не хотелось. Ван Ибо из принципа выпил целую чашку, но никакого удовольствия это не доставило. С одной стороны, это, конечно, было хорошо. Долой кофеин, алкоголь, соль, сахар, мясо и все остальное, наносящее непоправимый вред организму. С другой стороны, Ван Ибо никогда не слышал, чтобы здоровый образ жизни нападал на кого-то сам. К нему обычно люди стремились, а он еще уклонялся и уворачивался.
Так что происходило что-то странное, но воевать и бороться с собой за право выпивать и не спать до трех утра было бы глупо. Новые привычки, в общем, не очень-то мешали…
Так думал Ван Ибо ровно до того момента, пока не пришло время собираться на прогулку. Шорты для велоспорта у него с собой были. Отличные шорты, черные, с яркими кислотно-зелеными вставками, которые он купил всего-то в прошлом сезоне и еще долго выбирал. Сейчас Ван Ибо не согласился бы их надеть даже если бы ему за это приплатили. Стоило только представить себя на улице в таком виде, и все. Хотелось спрятаться под кровать или стать невидимкой. «Не сходи с ума! — одернул себя Ван Ибо. — В чем еще кататься-то?»
Увы, новоявленная шортофобия логике не поддавалась.
«А что ты тогда наденешь?» — воззвал к здравому смыслу Ван Ибо.
Здравый смысл промолчал, шорты симпатичнее не стали. Ван Ибо раздосадованно запихал их обратно в рюкзак. Кажется, самое время было обратиться к врачу, но с чем?! У него даже голова не болела.
— Ну чего, ты собрался? — заглянул к нему Чжочэн.
— Нет. Знаешь, я не поеду, наверно.
— Все-таки заболел? — расстроился друг. — Так, может…
— Нормально, — отмахнулся Ван Ибо. — В смысле, все нормально, не надо за меня волноваться. Я сегодня здесь побуду, а завтра посмотрим, хорошо?
— Так, может, и нам остаться?
— Вот еще, — Ван Ибо заставил себя улыбнуться. — Как раз романтичная прогулка получится, на две парочки. Почти двойное свидание!
— Ага, теперь скажи об этом Цзыи, — покраснел Чжочэн и ушел. Видимо, и правда заторопился на свидание.
Ван Ибо сел на край кровати и задумался. «Вэй Усянь», — всплыло в голове свеженькое имя. Ну, хоть что-то новое по сравнению с привычным уже Лань Чжанем. Увы, предъявить доктору все еще было нечего. По крайней мере, того, что лечилось бы аспирином, а не смирительной рубашкой и психушкой.
«Надо уже брать себя в руки», — подумал Ван Ибо и дал зарок не ложиться раньше двенадцати. Надо же с чего-то начинать!
«Надо найти Вэй Ина», — явилась в ответ непрошенная мысль. Ван Ибо постучал кулаком по лбу. Не помогло.
— Я его уже искал, — сказал он вслух. — Вчера, в интернете. И если его там нет, то точно нет нигде.
От этого почему-то стало грустно. Ван Ибо обозвал себя дураком и отправился гулять. В конце концов, какая разница, где сходить с ума — дома или на свежем воздухе.
В этот раз в центр города он не пошел, свернул на первую попавшуюся боковую дорогу и зашагал вперед, куда-то в горы. Заблудиться он не боялся — телефон заряжен, навигатор есть, так что никаких проблем не предвиделось. Быстрая ходьба еще и позволяла прогнать мрачные мысли, хотя бы на какое-то время. А то сидя дома Ван Ибо уже начинал думать о Стивене Кинге и о том, не откапывали ли здесь где-нибудь космический корабль. И если да, то не пора ли им всем бежать, пока они тоже в пришельцев не превратились.
Сюжет был такой заезженный и такой стандартный, что Ван Ибо окончательно успокоился. А потом и вовсе забыл об этой идее, потому что дорога неожиданно закончилась у ворот.
То есть, наверно, когда-то раньше эти два белых каменных столба по обе стороны были воротами. Сейчас, конечно, не уцелело ни створок, ни дверных петель, а сами камни поросли мхом и изрядно раскрошились. За ними дорога плавно шла в гору, и если приглядеться, то можно было увидеть или скорее угадать очертания ступеней.
Ван Ибо припомнил список местных достопримечательностей. Развалины старых городов в них не значились. С другой стороны, шел он недолго, всего-то — Ван Ибо посмотрел на телефон — часа полтора. Значит, эти развалины рядом с городом, о них должны знать… Может, они просто никому не интересны и тут уже давно ничего не осталось? В любом случае, можно было посмотреть и поближе.
Он пошел по остаткам лестницы. Настроение понемногу становилось сентиментально-философским. Хотелось думать всякие шаблонные глупости вроде: «Вот раньше здесь жили люди, а теперь от них не осталось и следов, и так же когда-нибудь будет и с нами…» Ван Ибо сам над собой посмеялся и ускорил шаг. Лестница привела к бывшей жилой части этого поселка. Ее можно было угадать по квадратам, оставшимся от разрушенных домов — деревьев на них было меньше, а травы больше, — и по когда-то проложенным здесь дорожкам. Понятно, почему туристы сюда не ходили, от поселка остались лишь призрачные тени.
Ван Ибо пошел вперед, казалось, что там должно быть что-то интересное. И предчувствия не подвели — скоро он вышел на берег узкого ручья. Ниже по течению он расширялся, превращаясь в заводь с обрывистыми берегами и прозрачной водой. А еще там впереди стоял человек. Ван Ибо было видно только его спину — белая футболка, широкие плечи, короткая стрижка. Если у него с собой и были какие-то вещи, то лежали внизу на камнях, и разглядеть их с места Ван Ибо было невозможно. Он замер, не решаясь сделать очередной шаг. Видеться с кем-то не было настроения. Если к этому незнакомцу подойти, с ним придется здороваться. А вряд ли и его это обрадует — не зря же он забрался в такую глушь один.
Ван Ибо осмотрелся и прислушался. Нет, топота группы не было слышно. Только вздыхал ветер в соснах на склонах и журчала вода, переливаясь по камням. Несмотря на то, что совсем рядом был еще один человек, душу охватывал странный покой и умиротворение. Ван Ибо запрокинул голову, глядя в небо. Солнце спряталось за очередным облаком, долину накрыла тень, и мгновенно остывший воздух снова запах снегом.
Ван Ибо поежился, отвлекаясь, а когда снова глянул на другого туриста — тот уже тоже смотрел на него.
— И вот что странно, — негромко сказал турист, словно продолжая начатый раньше разговор, — я никогда не могу найти дорогу сюда, если иду с кем-то. А вы?
У него было приятное лицо, красивое даже, и голос, который хотелось слушать. Ван Ибо все-таки сделал шаг вперед.
— Не знаю, я еще не пробовал.
— Если все-таки попробуете, может, расскажете о результатах? — улыбнулся турист. Улыбка у него тоже была приятная. — Мне очень интересно, как все-таки работает местная магия.
— А это прямо магия? — уточнил Ван Ибо, подходя ближе. — Юевый шаг, даосские заклинания, все такое?
— Понятия не имею, — развел руками турист. У его ног лежал спортивный синий рюкзак. Видимо, он понимал, что ходить по горам уж совсем без вещей не стоит. Это вам не в городе до ближайшей закусочной бегать. — К своему стыду должен признаться, что не очень хорошо разбираюсь в этих вопросах. Даже не понимаю, почему это место делает для меня исключение.
Ван Ибо пожал плечами. Сказать по теме было нечего, да и идея с их избранностью снова смахивала на какой-то дурацкий сериал.
Туриста его молчание не смутило.
— Лю Хайкуань, — представился он. — Профессор, здесь провожу отпуск.
— Ван Ибо, студент.
— Рад познакомиться, — профессор тепло улыбнулся. Как будто не незнакомого парня увидел, а минимум племянника, любимого.
Ван Ибо не был уверен, что тоже рад.
— Вы здесь впервые? — продолжил расспрашивать профессор Лю.
Ван Ибо кивнул.
— Один или с семьей?
— С друзьями, — Ван Ибо снова поежился от налетевшего порыва промозглого воздуха и спросил: — Вам не холодно?
— А, вы тоже это чувствуете? — еще больше обрадовался тот. — Нет, знаете, пожалуй, я уже привык. Да и после того, как я нечаянно искупался в этом источнике… — Лю Хайкуань смущенно улыбнулся. — В общем, не советую даже пробовать — вода ледяная.
Ван Ибо задумчиво покосился на неровные камни на берегу. Кажется, когда-то там был удобный спуск прямо в заводь.
— Зато чистая, — заметил он.
— Да, — профессор Лю кивнул. — Можно сказать, лечебная. Я после этого купания даже не простудился, хотя переодеться было не во что. Хотя я последнее время вообще не болею.
В его тоне Ван Ибо услышал практически свое собственное сожаление о том, что ему не с чем пойти к врачу. Видимо, у профессора это началось раньше?
— А вы здесь давно?
— Неделю назад приехали, — Лю Хайкуань смотрел на Ван Ибо чуть прищурившись, видимо был близорук. — Вы мне кого-то напоминаете…
— Кого-то из студентов? — предположил Ван Ибо из вежливости.
Тот покачал головой:
— Нет, не думаю.
«Точно близорукий! — решил Ван Ибо. — Еще и без очков!»
Тетушка, когда забывала очки дома, не узнавала на улице никого из знакомых или, наоборот, путала с ними незнакомцев.
— Проводить вас до города? — предложил он из вежливости. — Вряд ли вам стоит ходить здесь одному, а то еще снова споткнетесь.
— Когда я пытался привести сюда друга, мы заблудились и вернулись ни с чем, — профессор Лю улыбнулся. — Тем же вечером я снова без проблем нашел дорогу.
— А что ваш друг?
— Даже не удивился. Он вообще… — на губах профессора появилась задумчивая и мечтательная улыбка. Ван Ибо был готов поспорить, что этот самый друг — барышня.
— Уже ничему не удивляется, — закончил фразу профессор Лю.
— Например, подъемам в пять утра, — не удержался Ван Ибо.
— Ну, к этому быстро привыкаешь, становится даже удобно. Погодите, у вас тоже? И давно?!
— С приезда сюда. — Пожалуй, самый первый кошмар тоже можно было считать. — Три дня уже.
— Как интересно, — протянул профессор Лю. — Значит, дело не в этом месте, раз вы попали сюда впервые только сейчас, а у меня изменения начались раньше… Может, с вами что-то случилось перед поездкой? Встретили кого-то загадочного?
— Инопланетян? — усмехнулся Ван Ибо. — Клоуна с красным шариком?
— С таким же успехом можно встретить небожителя, — улыбнулся профессор.
— Да, я бы заметил.
— И никаких несчастных случаев с вами или вашими знакомыми? — осторожно уточнил профессор.
Ван Ибо задумался.
— За пару дней до поездки, я немного ошпарил руку паром из рисоварки, но вряд ли это считается, да?
— Пожалуй…
— А у вас?..
Профессор Лю виновато улыбнулся.
— Был несчастный случай, но не думаю, что он имеет к этому отношение. Тот человек не видит это место.
Ван Ибо кивнул, понимая, что, кажется, профессор Лю тоже ничего ему не объяснит. А тот подобрал рюкзак и, ловко перепрыгивая по камням, вышел обратно на тропинку.
— Пойдемте до города вместе? А по пути все обсудим. Какие еще странности вы заметили?
Ван Ибо пошел с ним рядом, старательно прогоняя от себя мысль, что это почему-то кажется привычным и правильным. Вот так идти бок о бок, рассказывать ему все, доверять… «Эй, не вздумай влюбиться в мужика только за то, что у вас общие привычки! — оборвал себя Ван Ибо. — Этого он точно не поймет… Или наоборот, это будет даже удобно. Тьфу, нет, ни за что!»
— Ну, я стал раньше вставать, — сказал он, разгоняя подальше компрометирующие мысли. — Соответственно спать тоже падаю в девять. Не хочется выпивать…
Он хмыкнул.
— В общем, пожаловаться не на что. Разве что на сны?
— А что снится? — с живым интересом спросил профессор Лю.
— А вам?
Ван Ибо как-то был не готов рассказывать про толпы ходячих мертвецов. Это было слишком банально, профессор Лю наверняка ему посоветует смотреть на ночь меньше американских ужастиков, и будет прав. Хотя вот про флейту, может быть, и стоило сказать.
— Мне? — профессор Лю оглянулся на белые каменные столбы, которые они как раз прошли, но даже не замедлил шага. — Разное. Иногда дом. То есть, во сне я знаю, что это мой дом, хотя на самом деле на мою квартиру это похоже мало, сами понимаете. Во сне дом — это свет, чистый горный воздух, ледяная вода, запах снега и белые рукава и ленты. Это спокойные и хорошие сны, мне они нравятся. Иногда снится огонь и мертвые люди, идущие в него. Я знаю, что они мертвые, и боюсь — обычно за того человека, который ведет их в бой. Еще иногда мне снится храм… И эти сны я люблю меньше всего.
— Огонь и мертвецов я как раз сегодня видел, — кивнул Ван Ибо. — И еще там звучала флейта.
— Дицзы? — уточнил профессор Лю. — Просто в, так сказать, боевых сценах мне слышатся именно ее звуки.
— Не знаю… Я плохо отличаю их на слух.
— Тогда я скину вам записи. Послушаете и утром скажете, хорошо?
Ван Ибо кивнул. Казалось вполне естественным обменяться с профессором Лю номерами телефонов и контактами в вичате, рассказывать ему свои сны и остальные странности. Или просто идти рядом и молчать, потому что и это с профессором Лю было как-то до странного удобно. «Только не влюбляться в мужчин, только не влюбляться в мужчин!» — пинал себя Ван Ибо всю дорогу. Лю Хайкуань не сбивал с мыслей и молчал.
— А имена вам не мерещатся? — уточнил Ван Ибо, когда они вошли в город и зашагали по узкой улице. — Потому что у меня их два, то есть, четыре, но принадлежат они явно двум людям.
— Официальные и личные имена? — профессор понимающе кивнул. — Да, мне это знакомо. И кто же является вам?
— Кто-то по имени Лань Чжань, — признался Ван Ибо. — Но я его не видел. Только помню фразу: «Лань Чжань, имя в быту Лань Ванцзи». И Вэй Усянь, он же Вэй Ин. Мне кажется, он…
— Чем-то вам дорог? — участливо спросил профессор Лю.

Глава 3, в которой на Ван Ибо нападает кое-кто еще
Глава 3, в которой на Ван Ибо нападает кое-кто еще
Ван Ибо остановился, как вкопанный. Вообще-то он хотел сказать совсем другое, а профессор Лю так бесцеремонно подвел все к тому, что ему могут нравиться мужчины! Неужели заметил его взгляды?
— Нет, — отрезал Ван Ибо. — Я думаю он — тот, кто поднимает мертвецов.
— Я тоже так думаю, — серьезно сказал профессор. — А высокое тело без головы, но с саблей вы случайно не видели?
— Если бы я такое увидел, я бы, может, и не проснулся! — признался Ван Ибо. — Как будто ходячих мертвецов мало…
Профессор грустно улыбнулся и вдруг коснулся его плеча.
— Простите, а сейчас вы видите то же, что и я?
Он кивком указал куда-то в проулок между начинающихся застроек. Ван Ибо не сразу понял, что смотреть надо не на дома, а на того, кто ковылял к ним. Это был парень, лет двадцати, не больше. В джинсах, расстегнутой ветровке — мокрой, как заметил Ван Ибо, с растрепанными торчащими в разные стороны волосами. Кроссовка у него была только одна, левая, а босая ступня пестрела мелкими царапинами или порезами. Кровь из них не текла. Ван Ибо готов был под присягой подтвердить, что парень вообще мертвый. И все-таки это не мешало ему целеустремленно приближаться к ним.
— Профессор?.. — Ван Ибо глянул на своего спутника.
— Не может быть? — как-то не очень уверенно предположил тот.
— Не может, но есть!
Мертвец шел. Глаза у него были черные, движения — неловкие и скованные, словно тело не совсем слушалось. Ван Ибо понимал, что уже пора бы испугаться и убежать, но не получалось.
— В разные стороны! — предложил профессор Лю, прыгая куда-то вправо. Ван Ибо кивнул и отскочил влево.
Он, конечно, слышал про чудодейственную силу стресса. Но до этого как-то и не догадывался, что стресс помогает в один прыжок взлететь на крышу ближайшего дома и удержаться на черепичном скате так же уверенно, как и на асфальте до этого. С крыши дома напротив на него озадаченно смотрел профессор Лю. Зомби внизу переводил взгляд с одного на другого и, кажется, не мог выбрать, чьи мозги ему больше хочется.
«Как это у нас получилось?!» — спросил взглядом Ван Ибо.
«Да я сам в… недоумении!» — молча пожал плечами профессор Лю.
Зомби решил, что мозги ученых должны быть вкуснее и полез за ним.
— Профессор, вам помочь? — Ван Ибо решил, что такие вещи лучше спрашивать вербально.
— Вряд ли у вас есть с собой дробовик, да? — профессор отошел к противоположному краю крыши. — Хотя вот там такая хорошая бельевая веревка, может, докинете мне?
Веревка была натянута внизу, во дворике, от зомби ее отделяла надежная каменная стена, так что Ван Ибо даже в теории не смог найти повода отказаться. Кроме того, он хоть и не знал, что профессор Лю планирует делать с веревкой, но почему-то не сомневался, что все получится. Страшно все еще не было.
Он перебрался с крыши на стену, потом спрыгнул во двор. Узлы на веревке поддались не сразу, казалось, он провозился с ними не меньше получаса, а потом еще столько же времени карабкался обратно. Но когда он снова оказался на крыше, зомби еще только разминался — подпрыгивал на месте, с каждым разом все выше и выше. Профессор Лю дождался, пока мертвец в очередной раз взлетит вверх, и невозмутимо огрел рюкзаком, сбивая, как жука в полете. Зомби сел на землю и закрутил головой, приходя в себя.
— Профессор Лю?
— Ой, давай просто по имени! — улыбнулся тот. — Бросай веревку.
Ван Ибо свернул ее в клубок и перебросил через улицу. Профессор Лю поймал, размотал, вытянул, наматывая конец на руку, и обычная нейлоновая веревка вдруг сверкнула металлическим блеском. Ван Ибо все еще не понимал, что именно собирается делать профессор, но откуда-то изнутри поднималось убеждение, что все как раз правильно и так, как должно быть.
Мертвец снова поднялся, покрутил головой — и веревка обвилась вокруг его шеи, как будто была кнутом в руках ковбоя. А ведь вряд ли обычную веревку без груза на конце можно было бросить так… Впрочем, по сравнению с живым мертвецом это уже не удивляло. Дальше случилось тоже вполне ожидаемое. Профессор Лю дернул веревку, как будто подсекал рыбу, и голова мертвеца отлетела в сторону, выскальзывая из петли, гулко ударилась о стену дома и упала. Труп затих и, кажется, умер окончательно. Самым странным было то, что Ван Ибо даже не затошнило.
Они оба спрыгнули вниз. Тело лежало посреди улицы, голова — под стеной. Все еще открытые глаза теперь стали белесыми, как, наверно, и полагалось трупу. Ван Ибо в этом не очень разбирался.
— Профессор, как думаете, может такое быть, что мы с вами сошли с ума и совершили убийство?
— Может, — не стал обнадеживать его профессор Лю. — Но не знаю как вы, а я до сих пор вижу на нем водоросли и какие-то подозрительные пятна, и кровь из него не течет. Значит, он как-то попал сюда из реки, и вряд ли его кто-то принес.
— Может, мы вчера его и утопили? — предположил Ван Ибо. — Хотя я не мог, у меня алиби.
— Это во сколько было? — уточнил профессор.
— Часа в четыре, — прикинул Ван Ибо.
— Тогда у меня тоже, — с облегчением выдохнул профессор. — Я в это время… — он вдруг смутился и добавил скомкано: — Был занят.
«Точно с женщиной» — решил Ван Ибо и решил не расспрашивать. Может, она чужая жена, а тут они тайком отдыхают вместе. Отличное место для романтического отпуска, вон Чжочэн и Юйчэнь это сразу поняли, и только он, как дурак, приехал один.
— А как мы объясним полиции, откуда мы тут взяли утопленника? — вздохнул Ван Ибо. — Да еще и без головы.
— Никак, — решил как взрослый ответственный человек профессор Лю. — Нас тут вообще не было. Пусть сами что-нибудь придумают.
— Не по-людски как-то, — засомневался Ван Ибо, глядя на зомби. — Он же все-таки человек… Был.
Профессор Лю тоже посмотрел на него в задумчивости.
— Да, ты прав. Благовония воскурим. Полиция это точно не сделает.
И они, в самом деле, пошли в местный храм, и Ван Ибо понял, что сходить с ума в хорошей компании куда приятнее.

Друзья вернулись вечером — веселые, довольные и слегка обгоревшие на солнце. Ван Ибо даже позавидовал немного, хотя знакомство с профессором Лю того стоило. Про мертвеца Ван Ибо старался не вспоминать.
— Ой, жаль, что ты с нами не поехал! — Мэн Цзыи рухнула на ближайший стул и опустила голову на руки. — Сто пять километров отмахали, я сейчас просто умру.
— Тогда я первая в душ! — тут же сориентировалась Сюань Лу и скрылась в ванной.
Чжочэн пошел к холодильнику, Ван Ибо поставил чайник.
— Ужинать снова в городе? — спросил он.
— Только не это! — запротестовала Цзыи. — Я отсюда ни за что не встану, хоть убей!
— Ладно, — согласился Ван Ибо. — В смысле, не надо умирать, я могу сходить и принести что-нибудь на всех. Пойдет?
— Спаситель ты наш! — просияли и Юйчэнь с Чжочэном, и Ван Ибо отправился за едой.
Он был уверен, что после того, что было днем, просто обязан теперь бояться ходить по улицам. А еще — вглядываться в переулки и чуть что взлетать на крыши, как шальной кот. Но нет, на прохожих он реагировал нормально, и не тянуло никого задушить и оторвать голову. Что бы ни происходило с ним и с профессором, на психику это влияло только в хорошем смысле.
На реке снова работали аквалангисты. Зрители наблюдали.
Ван Ибо озадаченно уставился на все это, потому что не найти на пустой улице труп — это… ну, в такие чудеса он не был готов поверить. Или мертвец опять ушел, на этот раз унеся свою голову подмышкой?
— Что, снова вчерашнего утопленника ищут? — спросил Ван Ибо у оказавшейся рядом тетушки в розовых штанах.
— Нет, — та даже не отвела взгляд от реки. — Один из спасателей утоп, теперь пытаются найти уже его. Что творится-то, а?
Кажется, ее это только восхищало. Ван Ибо понял, что стоит таки купить дробовик.
И, пожалуй, профессора Лю, то есть, Хайкуаня, тоже надо было об этом предупредить.
Ван Ибо зашел в магазин и, взяв корзинку, набрал его номер.
— Что-то случилось, Ибо? — Хайкуань ответил сразу, и по голосу было понятно, что он немного встревожен. Почему-то его в этот момент очень легко было представить: чуть вытянувшееся лицо, озабоченно приподнятые брови, белая лента на лбу. Лента? Ван Ибо потряс головой отгоняя дурацкий образ.
— Нет, со мной все в порядке, — сказал он, продвигаясь между рядов с продуктами. — Просто хотел рассказать, что снова видел аквалангистов на реке. Говорят, один из них утонул.
Пауза в ответ была очень выразительной. Видимо, Хайкуань вспоминал, где оставил веревку.
— Я понял, — наконец сказал он. — Спасибо, что предупредил. И ты тоже береги себя.
Ван Ибо улыбнулся, вспомнив прыжки по крышам. Как оказалось, инстинкт самосохранения у него работал на все двести процентов.
— Если что — я знаю, что делать.
— Если что — сразу звони, — тоном старшего брата сказал Хайкуань. — В любое время, даже ночью.
Ван Ибо представил и понял, что если его не убьет очередной ходячий мертвец, то придушит спутница Хайкуаня. Перспектива была так себе.
— Надеюсь, что ночью я буду спать, — честно сказал он и встал в конец очереди к кассе. Потом заглянул в корзинку и сам с себя удивился. Оказалось, за время разговора он автоматически накидал в нее то, чему предстояло стать ужином: рис, дайкон, тофу и огурцы. Пришлось вернуться и за нормальной едой: чипсами, лапшой, пивом… В душе Ван Ибо был против, но подозревал, что друзья таки скажут спасибо.
Спать он снова отправился в десять, правда, на этот раз остальные разошлись в то же время, видимо, действительно устали. В кровать Ван Ибо ложился с тем чувством, с которым обычно включаешь новую серию сериала.

На этот раз не было ни огня, ни дыма, словно война обошла это место стороной. Он шел по заброшенному саду и почему-то чувствовал себя совершенно спокойно. Ночной пейзаж был безмятежным, Ван Ибо слышал шорох травы под ногами, редкое стрекотание цикад, где-то далеко пел соловей, подгоняя рассвет.
О том, что это все-таки кошмар, напомнила вышедшая из-за дерева фигура. Определенно, она принадлежала красивому мужчине, хоть у него и отсутствовала голова. Но Ван Ибо успел оценить и широкие плечи и мощный торс перед тем, как повторить свой головокружительный прыжок и оказаться стоящим на ветке одного из деревьев.
«Лань Чжань», — позвал кто-то совсем близко. Безголовое тело вряд ли могло слышать, но все равно развернулось на голос. В руке у него появилась широкая сабля, и даже Ван Ибо в его странном спокойном настроении она казалась угрожающей. «Лань Чжань, куда ты пропал?» — снова донесся голос. За деревьями мелькнул силуэт — кто-то стремительный, в черно-красных одеждах.
Тогда действительно стало страшно. Ван Ибо потянулся за оружием, ладонь сжалась вокруг рукояти меча, потому что защитить того, кто его позвал, было важнее всего, даже важнее справедливости, на которую безголовый был вправе рассчитывать.
«Ну спасибо, профессор!» — Ван Ибо уже привычно проснулся, как будто его выдернули из сна, как рыбку из воды, и сел на кровати. В спальне было слишком темно для пяти утра, и Ван Ибо потянулся за телефоном. Двенадцать ночи, спать еще и спать…
В мессенджере было несколько новых сообщений от Лю Хайкуаня. «Отправляю музыку, как обещал, послушай перед сном, ладно? 1. дицзы 2. сяо 3.гуцинь, просто так, вдруг понравится».
«Может, и стоило. Может, спалось бы лучше», — согласился про себя Ван Ибо и полез в рюкзак за наушниками. Пока он распутывал провод, ему вспомнилось, как блестела веревка в руках Хайкуаня. Ибо не знал, что именно тот делал, но почему-то был уверен, что повторить будет несложно.
А ведь где-то плавал мертвый спасатель. Ван Ибо представил себе, как зомби в гидрокостюме выбирается на берег, и понял, что это на самом деле может происходить у реки прямо сейчас. Он вздохнул, включил свет и начал одеваться. Пропустить такое Ибо просто не имел права.
Никого из друзей его возня не разбудила. Он вышел из дома под звуки дицзы, чувствуя себя персонажем новеллы. Только меча не хватало, и это даже огорчало — им рубить голову зомби точно было бы удобно.
Город еще не спал, но был уже близко к этому. Закрылись все маленькие магазинчики, в половине кафе погасили свет и закрыли двери, хотя в оставшихся людей еще хватало. Ван Ибо мельком оглядывал попадающихся навстречу прохожих, но все встречные пока что были самыми нормальными живыми людьми. Шли, в основном, компаниями или парочками, о чем-то болтали друг с другом. «Может, спасатель и не вылезет?» — помечтал Ван Ибо, но неизвестно откуда взявшаяся ответственность требовала проверить.
Запись дицзы закончилась, в наушниках заиграл гуцинь. Он звучал приятнее, хотелось даже повторить. Нет, играть на нем Ван Ибо никогда не учился, но если представить под руками струны…
Он все-таки пропустил момент, когда на дороге перед ним появился одинокий прохожий. Шел он тоже к набережной, то есть не от реки, и скорее всего не был утопленником, но по спине Ван Ибо стекла капля холодного пота. Эти плечи, обтянутые худи, он точно ни с чем не перепутал бы. Правда, в этот раз у мужчины была голова.
«Тебе кажется, — попытался убедить себя Ван Ибо. Еще позавчера он бы вообще решил, что сошел с ума, но сегодня на это сослаться уже не получалось. — Мало ли на свете похожих людей?» Логика намекала, что, конечно, таких хватает, но при условии, что все они ходят в один и тот же тренажерный зал и качаются по одинаковой программе. «Интересно, а профессор Лю бы его узнал?»
Ван Ибо притормозил за углом, выключил музыку и перехватил телефон в руку, чтобы удобно было фотографировать.
Его «объект» явно не подозревал, что за ним могут следить. Он спокойно шагал по набережной (Ибо чувствовал себя идиотом, следя за ним с противоположной стороны улицы и маскируясь в тени домов), потом остановился, сунув руки в карманы, и какое-то время смотрел на воду, словно любовался отражениями фонарей в реке. Ван Ибо уже почти собрался подойти и предупредить, что задерживаться тут не стоит, тут труп может вылезти, но незнакомец его опередил. Он небрежно вытащил одну руку из кармана и что-то бросил в воду. В темноте промелькнула голубая вспышка, потом на поверхности реки засветились иероглифы, начертанные в стиле синшу. Или цаошу? По крайней мере, прочитать их было совершенно невозможно.
Ван Ибо прижался к стене дома, надеясь, что незнакомец не станет оглядываться, и переключил телефон на запись видео. А то ведь даже Хайкуань не поверит… Вода вскипела, поднялась гейзером, разбивая печать, и мужчина тут же кинулся туда, красивым таким прыжком, как обычно делают в фильмах мастера боевых искусств.
В темноте было плоховато видно, но, кажется, гейзер сопротивлялся, пытался оплести человека и утянуть на дно. Тот же держался на поверхности легко, как водомерка, и рубил тянущиеся к нему потоки мечом, который сам собой появился у него в руках. Понять, кто выигрывает, было невозможно, и Ван Ибо начал было уже подумывать, не стоит ли вмешаться и ему, но тут река все-таки успокоилась.
Мужчина переместился на берег, встряхнулся, отжал рукава. Под светом фонарей блестела мокрая сабля.
Профессору Лю совершенно точно стоило увидеть эту запись.
Ван Ибо отступил назад, пока его не заметил незнакомец. Сейчас он был полностью уверен, что остаток ночи можно не тратить на патрулирование берега — мужчина все сделал за него.

Глава 4, в которой Ван Ибо знакомит всех с профессором Лю
Глава 4, в которой Ван Ибо знакомит всех с профессором Лю
Утро началось почти привычно в 5.15. Спорить с организмом желания уже не было. Ван Ибо вышел на кухню, заварил себе чая и выглянул в окно. В панике бегающих по улицам людей не было видно, значит, ночь в самом деле прошла спокойно.
Он еще раз пересмотрел видео на телефоне. Видно было так себе, например, если выложить куда-нибудь в сеть, то обязательно найдутся умники, которые скажут, что это фотошоп, но Хайкуань должен поверить.
«доброе утро :)» — написал ему Ван Ибо.
Ответ пришел сразу же:
«И тебе! Чем занимаешься? Зарядка или медитация?»
«О_о еще и медитация?! Нет, меня пока на это не тянет!»
«Так это пока!» — оптимистично откликнулся Хайкуань, и Ван Ибо с ужасом понял, что его действительно тянет сесть поудобнее и погрузиться в глубины подсознания. Или куда там надо погружаться?
«зачем ты мне это сказал?!» — Ван Ибо добавил обиженный смайлик и написал следующее сообщение: — «хочу тебе показать одно видео, может, встретимся днем?»
Хайкуань почему-то долго не отвечал, и Ван Ибо, оставив телефон на столе, ушел во дворик. Медитировать.
Когда он вернулся, профессор Лю уже определился с ответом. «Сегодня я хотел провести день с другом, отменять все слишком неудобно. Может, пообедаем все вместе?»
«где и во сколько?» — только и уточнил Ван Ибо. Он не знал, захотят ли его друзья пойти или нет, но в любом случае ему-то от них было бы вполне удобно сбежать, оставив парочки без пятого лишнего.
Хайкуань прислал ссылку, уточнил: «Тебе будет удобно встретиться здесь в три?»
Кафе оказалось недалеко от злополучной реки. Если даже пойти гулять с друзьями, то к этому моменту можно затащить их пообедать. Или, в самом деле, уйти одному.
«Ок» — напечатал он. Потом подумал, решил, что такому ответу не хватает вежливости, стер и написал: — «да, я приду. до встречи».
Итак, какой-никакой план на день складывался: встретиться с Хайкуанем, показать видео, принести водички, если он тоже узнает тело… Если нет, извиниться, что пошел к реке, не позвав его.
А если да? Искать незнакомца по всему городу?
Вряд ли он сильно обрадуется, если они пристанут к нему с расспросами. Может, вообще рассердится, а у него, между прочим, сабля! А у них бельевой веревки — и той нет…
«Надо купить струны» — вдруг осенило его, и он добавил в свой мысленный список дел поиски музыкального магазина.
Друзья начали просыпаться после восьми и по одному сползаться в гостиную. На спортивные подвиги сегодня никого не тянуло.
— Почему мы не выбрали пляжный отдых? — вздохнул Юйчэнь, гипнотизируя взглядом чашку с кофе. — Лежать бы сейчас под зонтиком, потягивать коктейль…
— Потому что ты сам сказал, что «это банально и скучно, а каникулы надо провести так, чтобы запомнилось», — Цзыи со стоном вытянула ноги и предложила: — А давайте сегодня никуда не полезем? Максимум — по городу погуляем. Медленно!
— А давайте, — поддержал ее Ван Ибо. — Я как раз собирался предложить. В общем, вчера я кое с кем познакомился…
— О, и сегодня готов променять спорт на свидание? — понимающе заулыбался Чжочэн. — И кто она?
— Вообще-то не она, а он, — Ван Ибо полюбовался на лица друзей и уточнил: — Профессор Лю Хайкуань, очень интересный человек, и зря вы о нас такое думаете. И вообще, он тут не один, он с другом придет.
— Еще сложнее не думать, — призналась Цзыи.
— Может, это женщина друг? — предположила Лу.
— Может быть, — не стал спорить Ван Ибо.Он и сам это подозревал.
— Теперь понятно на кого ты променял прогулки с нами! — проворчал Чжочэн.

Стоило им войти на открытую террасу кафе, как Цзыи с Лу восторженно охнули.
— Я бы тоже с таким погуляла! — шепотом призналась Цзыи, когда Хайкуань помахал им рукой, пристав из-за столика.
— В смысле?! — обиделся Чжочэн. Юйчэнь сочувственно потрепал его по плечу: смирись мол, и признай чужое совершенство. По крайней мере Ван Ибо понял его именно так.
А Ван Ибо опешил по другой причине. Рядом с Хайкуанем сидел парень. В смысле — не женщина! Собственные намеки на «кое с кем познакомился» разом перестали казаться смешными. Если Хайкуань действительно решил тут уединяться не с чужой женой, а с мужчиной… «То мне-то какое дело?» — оборвал себя Ван Ибо и подошел к столу, готовясь всех всем представлять. Друга Хайкуаня звали Чжу Цзаньцзинь, и он был студентом из того же университета, где преподавал профессор Лю. А еще он был милым и обаятельным, нравился буквально с первого взгляда, а когда улыбался — у него на щеках появлялись ямочки. По ним Ван Ибо его и узнал. Они уже виделись в день приезда, когда вспомнили, что в арендованном доме вряд ли будет еда и успели забежать в магазин до закрытия. Друзья уже ждали на улице, а Ван Ибо задержался у автомата, чтобы купить газировки. Забирая банку, он нечаянно толкнул проходящего мимо парня с картонным пакетом в руке. Из пакета посыпались и раскатились по полу яблоки.
«Извините», — Ван Ибо наклонился снова, подбирая ближайшие.
«Ничего страшного» — парень тоже наклонился, собирая яблоки одной рукой — вторая была полностью закрыта плечевым бондажем. Ван Ибо прикинул, куда его толкнул, и по всему вышло, что как раз в плечо.
«Простите, мне правда жаль».
Парень поднял на него взгляд и замер, растерянно моргая.
«Не стоит извинений», — наконец, улыбнулся он. Щеки у него были, как две булочки мантоу, в которые ткнули пальцами — такие были ямочки.
«Ван Ибо!» — позвала его Цзыи, заглядывая в магазин.
«Иду!»
Он торопливо закинул яблоки в пакет, еще раз извинился и вышел.
В тот вечер вкус газировки впервые показался Ван Ибо слишком насыщенным и химическим.
Сейчас Цзаньцзинь безмятежно ему улыбался, словно и не помнил о той встрече в магазине. Ван Ибо тоже решил пока промолчать.
— Говорят, здесь отлично готовят гречневую лапшу, — тем временем очаровывал компанию Хайкуань. — Мы доверились слухам и решили заказать. Так что возьму на себя смелость посоветовать и вам.
Ван Ибо придвинул к себе меню — красный заламинированный листок с лаконичным перечислением блюд. Есть не хотелось, хотелось отдать уже Хайкуаню телефон, включить видео и, главное, посмотреть на его реакцию. Собственно, ради этого Ибо встречу и предложил.
— А где здесь можно руки помыть? — спросил он вслух.
— Пойдем, покажу, — понял намек Хайкуань.
Оставалось постараться не задерживаться слишком долго, чтобы Цзаньцзинь не начал ревновать. «Хотя, может, они просто друзья?» — для порядка поправил себя Ван Ибо, но сам в это не очень-то поверил.
— Так что случилось? — спросил его Хайкуань, когда они убедились, что больше в туалете никого нет.
Ван Ибо прислонился к раковине и протянул знакомому телефон.
— Вот. Вечером мне не спалось — снился, кстати, безголовый мужик с саблей! — так что я пошел погулять. И увидел у нас в городе того же мужика, но с головой. Сабля тоже была.
Хайкуань побледнел, но нажал на кнопку воспроизведения.
— Эта печать призывает зло, — заметил он, не отрывая взгляда от экрана. — Надпись в стиле цаошу, неплохая каллиграфия…
— Дальше тут не очень видно, — продолжил Ван Ибо. — Но вода явно за ним охотилась. А теперь самое интересное.
— Вижу, — Хайкуань сжал губы, глядя, как мужчина с саблей выходит под свет фонаря. — Ты прав, это он мне снился.
— И он существует на самом деле. Как и ходячие мертвецы и речные духи, или что там плавало, — Ван Ибо вздохнул. — Главный вопрос — что со всем этим делать нам?
— Не знаю, — вздохнул Хайкуань и потер лоб. — Надо подумать. И нам пора возвращаться, пока наши друзья нас не потеряли.
Он самую малость ошибся: Цзаньцзинь встретил его таким ревнивым взглядом, что Ван Ибо даже стало неловко. И за три минуты наедине в туалете, и за прошлые мысли, чего уж!
Хотя может ему просто неловко было остаться с чужой компанией. Особенно с Чжочэном, ревнующим Цзыи.
— А вы здесь часто бываете? — улыбалась Цзаньцзиню она.
— В третий раз, — Цзаньцзинь снова продемонстрировал ямочки на щеках.
— Мне очень нравится это место, — сел с ним рядом Хайкуань.
— А вы приезжаете вместе? — с легким разочарованием спросила Цзыи.
— Профессор Лю собирает здесь материалы для исследования, — ответил за Хайкуаня Цзаньцзинь. — Я помогаю, по мере сил.
— А в какой области ведете исследования? — уточнил Юйчэнь.
— Я ищу и собираю древние тексты, — охотно ответил Хайкуань, и разговор сразу стал абсолютно нормальным и благопристойным. Готовили в ресторанчике отлично, чай тоже был ничего, так что обед затянулся.
Потом Хайкуань предложил прогуляться.
«На развалины поселка?» — мысленно предположил Ван Ибо, бросая на Хайкуаня полный подозрения взгляд.
Профессор взгляд перехватил и кивнул с улыбкой: «Именно. Посмотрим, что получится».
Ожидаемо получилась всего лишь хорошая прогулка по неширокой горной дороге в тени крон деревьев и лиан. Ван Ибо был уверен, что вот-вот впереди покажутся сглаженные временем белые столбы, но за каждым новым поворотом дороги оказывался только еще один кусок леса. Потом дорога вообще пошла вниз, возвращаясь обратно к реке.
— Кажется, нам снова не удалось найти твой заброшенный город, — заметил Цзаньцзинь. Его услышали не все, к тому времени компания уже растянулась длинной гусеницей. Ван Ибо шел рядом с Хайкуанем и Цзаньцзинем, за ними — Юйчэнь и Сюань Лу. В конце шагали, увлеченно ругаясь, Чжочэн с Цзыи.
— Что за город? — заинтересовался Юйчэнь.
— Подозреваю, несуществующий, — очаровательно улыбнулся Цзаньцзинь. — Потому что Хайкуань может найти его только в одиночку.
— Я тоже там был, — вступился Ван Ибо. — Собственно, мы там и встретились.
— Как интересно, — судя по тону, Цзаньцзинь не был удивлен. — И что же, ты тоже был сейчас уверен, что мы идем туда?
Ван Ибо молча кивнул. Почему-то он все меньше доверял этому парню, и чем более дружелюбным он казался, тем меньше нравился.
— Интересно, — кивнула Сюань Лу. — А что за город? Что там?
Хайкуань взялся рассказывать, с его-то опытом преподавателя, привыкшего объяснять что угодно, это труда не составляло. Ван Ибо слушал краем уха, любовался игрой солнечных лучей, проникающих сквозь ветки деревьев, и вдруг заметил, что дороги под ногами больше нет. Шли они теперь, кажется, по сухому руслу ручья, по крайней мере, под ногами были мелкие камушки и обкатанные водой валуны.
Он остановился.
— Когда это мы успели свернуть?
Хайкуань тоже замер, оглядываясь по сторонам. Выглядел он спокойным, но Ван Ибо без труда читал в его позе подозрение и готовность защищаться.
— Да, ты совсем нас заговорил, Хайкуань! — улыбнулась Цзыи. Ее голос казался неественно громким и неправильным среди окружающей тишины. — Как мы теперь будем отсюда выходить?
— Да просто вернемся обратно, — покровительственно заметил Чжочэн. Цзыи толкнула его локтем в бок. — Вряд ли мы ушли так уж далеко от дороги!
Потянуло холодом. Не чистым запахом снега, к которому уже привык Ван Ибо, наоборот, чем-то затхлым, подвальным — или запахом морга, где на блестящих столах ждут вскрытия замороженные трупы. Цзаньцзинь поморщился.
— Лучше идти вперед, — предложил он. — Мне кажется, этот ручей должен был впадать в реку, так что если идти дальше, мы точно к ней выйдем.
— Да и вообще, заблудиться — это же почти приключение, — согласилась Сюань Лу. Вот она, кажется, не замечала ничего странного.
Ван Ибо пожалел, что не успел зайти в магазин за струнами. Интересно, сгодились бы шнурки от кроссовок или нет?
— Почти — потому что в любое время можно посмотреть по навигатору где мы? — засмеялся Юйчэнь. — Ну что же, не будем портить приключение, пойдем наугад.
«Иди последним, — взглядом предложил Хайкуань. — Мало ли что».
Ван Ибо кивнул и перестроился, пропуская мимо себя Чжочэна с Цзыи. Он был согласен, что опасность может оказаться с любой стороны. Хотя природа выглядела идиллически мирной. Все так же светило солнце, идти по крупным сухим камням было легко и приятно, и все-таки то затылка, то виска иногда касался затхлый холод, словно нечто кружило вокруг них, выбирая момент.
Яркую одежду они все заметили издалека. Человек лежал ничком, лицом вниз. Желто-зеленые подметки кед яркими пятнами выделялись на светло-коричневых камнях, желтая парка казалась нестерпимо яркой.
— Ой, — ахнула Сюань Лу и вцепилась в плечо Юйчэня. — Это кто?
Парень медленно завозился и сел. Волосы у него казались слипшимися, на щеке темнела запекшаяся кровь. А еще на нем были солнечные очки, которые он поправил неловким жестом. Ван Ибо был уверен, что если их снять, глаза у этого человека окажутся черными и пустыми, мертвыми.
— Помогите, — выговорил он. Его хриплый голос казался полным песка. — Наша группа, там… Я покажу.
— Идем, — шагнул к нему Ван Ибо.
— Лучше я, — Хайкуань мельком на него глянул и добавил взглядом: «Я с этим дольше живу». — А вы оставайтесь здесь.
— Да всем идти надо, вы чего? — удивился Чжочэн. — Вдруг там кого нести понадобится.
— И вообще, хватит играть в приключение, пора вызвать спасателей, — Юйчэнь потянулся за телефоном, повел пальцем по экрану, набирая номер.
— Так что произошло? — Цзаньцзинь попытался подойти к мертвецу, Хайкуань удержал его за плечо.
— Надо идти, — повторил покойник. — Туда, остальные там.
— Сейчас пойдем, — Хайкуань приблизился к нему сам, протянул руку, помог встать. Мертвец поднялся на ноги, неуверенно покачиваясь. — Сейчас ты покажешь нам дорогу, да…
Он неуловимым жестом смахнул очки с носа мертвеца. Тот взревел, и на человеческий голос это уже походило мало. Девчонки завизжали, а труп бросился на Хайкуаня. Тот легко отбросил его в сторону, под низко склонившиеся ивы.
— Вы все умрете! — рыкнул мертвец напоследок и бросился бежать.
— Беру на себя! — Хайкуань бросился за ним.
Ван Ибо понял, что на него ложится охрана оставшейся компании.
— Что это было-то?! — ахнула Цзыи. — Вы его глаза видели? Может, у него бешенство? Я даже не знаю…
— Линзы? — предположил Ван Ибо. — Может, они тут ролик снимают, или что…
— Надеюсь, профессор выдаст им воспитательных п… нотаций, — заметил Чжочэн. — Так ведь реально заикой остаться можно.
— Кстати, а где Цао Юйчэнь? — заметил Цзаньцзинь, очень резко по сравнению с его обычной манерой речи.
— Только что тут был, спасателям звонил, — принялась оглядываться по сторонам Сюань Лу. — Куда он, правда?.. Юйчэнь?
— Если ты ушел в кусты, хоть отзовись! — потребовал Чжочэн. Ответом была тишина. — Мистика какая-то!
— Так, — Цзаньцзинь почему-то смотрел только на Ван Ибо, — сейчас вы все вместе пойдете его искать. Держитесь рядом, лучше прямо за руки, а то мало ли что. А я останусь здесь и подожду Хайкуаня, мне с моей рукой только по зарослям и шариться, конечно.
Ван Ибо подвох чувствовал. Но найти Юйчэня до того, как он пополнит собой ряды мертвецов, было важнее.
— Договорились, — согласился он и тоже достал телефон.
— Что ты собираешься делать? — Цзыи ударила его в плечо. — Нашел время для сэлфи!
Ван Ибо тем временем ткнул в последний контакт в списке вызовов. Если он все правильно понял, то было абсолютно все равно, на какой номер звонить.
Из динамика донеслось два коротких гудка, потом их сменил голос. Такой же холодный и напоминающий о морге, он звал за собой, и потеряться в нем было легче легкого. Вот только Ван Ибо чувствовал ту границу, на которой нужно держаться, чтобы идти за ним. Пусть голос верит, что поймал еще одну жертву, а сам Ибо очнется, когда будет нужно, это он тоже знал.
— Куда ты? — кто-то тронул его за плечо.
— Просто идите за ним! — бросил кто-то еще.
А потом все вокруг превратилось в калейдоскоп листьев и камней, древесных стволов и пятен света. Ван Ибо шел быстро, в лицо то и дело прилетали ветки, а одной рукой он не успевал отводить их с дороги. Второй он прижимал к уху телефон и пока не хотел этому сопротивляться. Им надо было найти Юйчэня.
Ван Ибо выронил телефон, когда врезался в друга. Голос в голове тут же затих, давая осмотреться. Они все стояли у обрывистого склона, резко уходящего вверх. Здесь было прохладно, и тени от камней и деревьев накладывались друг на друга, превращая день почти что в вечер. И еще на фоне камня парило нечто дымчатое, серебристое, растянувшее во все стороны ниточки-паутинки, так в них путались и деревья, и Юйчэнь, и сам Ван Ибо тоже.
— Что это за хрень? — спросила Цзыи сзади.
— Оптическое явление? — не очень уверенно предположила Сюань Лу.
— Сами пришли, сами… — зашептал уже знакомый Ван Ибо голос. — Всех съем, всех высушу, а заклинателя на потом оставлю, он сильный, вкусный…
Больше всего серебристый сгусток походил на паука-переростка, но говорил, а не просто пытался сразу сожрать. Это почему-то казалось важным.
— Ты был человеком раньше?
— Глупый, глупый, — забормотал «паук». — Был, не был… Я давно бросил это жалкое тело, теперь у меня сколько угодно новых тел.
— Готов поспорить, ты забыл свое имя, — бросил Ван Ибо.
Сгусток потемнел, словно в серебристой дымке появились два условных глаза.
— Что тебе за дело до моего имени?
— Должен же я знать, за чью душу предстоит молиться вечером.
— Глупый, глупый человек, — снова завело свою песню существо и вдруг замолчало. В воздухе перед ним засветилась неоново-голубым очередная нечитаемая надпись, и серебряные нити начали темнеть и сворачиваться, как волос над огнем. Один миг — и от существа осталась лишь крохотная черная точка. Потом исчезла и она.
Ван Ибо торопливо заозирался по сторонам, но мужчина с саблей, если он тут и был, нигде не показывался. Юйчэнь тряхнул головой:
— А где это мы, ребята?!
— Ты в порядке? — кинулась к нему Сюань Лу.
— Не могу поверить, что мы это видели, — одновременно говорил Чжочэн. — Можете меня убить, но по-моему это был самый настоящий призрак!
Ван Ибо промолчал. В том, что это был призрак, он не сомневался. Но вот кто его изгнал?! В этот раз незнакомого мужика с саблей поблизости не наблюдалось.
— Я тоже так думаю, — кивнула Сюань Лу. — Когда Ибо с ним говорил, меня прямо мороз по коже продрал, смотрите, до сих пор мурашки!
Она протянула руки к Юйчэню, и тот прижал ее к себе.
— Нечего бояться, он исчез, я рядом…
Ван Ибо снова промолчал, что рядом он был и тогда, когда призрак его себе подчинил.
— А как же профессор Лю? — спохватилась Цзыи. — И Цзаньцзинь? Вдруг на них тоже что-нибудь напало?
— Вернемся и узнаем, — пожал плечами Ван Ибо. — Но думаю, с ними все в порядке.
Хайкуань с Цзаньцзинем в самом деле ждали их на том же месте, откуда призрак их увел. Хайкуань обвел их встревоженным взглядом, но увидев, что компания не убыла, с облегчением выдохнул.

Глава 5, в которой Ван Ибо узнает, почему нельзя фотографировать призраков
Глава 5, в которой Ван Ибо узнает, почему нельзя фотографировать призраков
— Профессор Лю! — воскликнула Сюань Лу. — Вы ни за что не поверите, с чем мы столкнулись!
— Там такое было! — поддержал и Чжочэн. — Дымчатое и разговаривало. По-моему, это был призрак!
Юйчэнь молчал, Цзыи почему-то тоже только ковыряла носком кроссовки мелкие камушки и не спешила высказываться.
— Вот как? — поднял брови Хайкуань. — Никогда не слышал ни о чем подобном. И где он сейчас?
— Исчез, — сказал Ван Ибо ровно. — Рассеялся, как и положено галлюцинации. Думаю, мы все перегрелись на солнце, вот нам и показалось.
— Но ты сам с ним разговаривал! — Чжочэн посмотрел на него, как на предателя родины и партии и кандидата на расстрел. Ван Ибо не устыдился. Не то чтобы он был жадиной и хотел все чудеса себе, нет. Просто друзей надо было беречь хотя бы до тех пор, пока они тоже не начнут медитировать в пять утра. А потом могут и про призраков правду узнать. А еще про ходячих мертвецов и безголовых (иногда) мужиков с саблями.
Хайкуань кивнул, словно прочитал мысли и был с ними полностью согласен.
— Да, бывает и не такое, — согласился он. — Хорошо, что солнце уже опустилось пониже, вряд ли нам грозит еще что-то подобное. Но в город все равно лучше вернуться побыстрее.
— Да, — согласился Цзаньцзинь. — От жары что только ни примерещится!
И он начал историю про свою то ли бабушку, то ли прабабушку, к которой повадились ходить лисы, как она считала, оборотни. Потом, правда, оказалось, что это была шайка воров, которым старушка честно выставляла угощение каждый вечер, а они за это выли под окнами.
Заслушались все. О странном парне в темных очках даже речь не зашла, а Ван Ибо понял, за что Хайкуань ценит своего друга. Пожалуй, теперь он и ему начинал нравиться.
Впрочем, объясняться с компанией все равно пришлось. Когда вечером они собрались в гостиной вокруг стола, рядом больше не было таких полезных новых знакомых, так что Ван Ибо остался один против чужого любопытства.
— Так, — начал Чжочэн, — вы же не будете отрицать, что все это очень странно?
— Что именно? — Сюань Лу созерцая закипающий чайник. — Я хочу сказать, мы все это видели, но я не знаю, что именно мы видели.
Ибо молчал и искал предлог, чтобы сбежать. Хотя скорее всего любое его поведение бы сейчас показалось подозрительным.
— Призрака! — отрезал Чжочэн. — Оно было живое. В смысле, не живое, а разумное. И братец Ибо поддерживал с ним диалог.
— Я был уверен, что говорю с духом дедушки, — и не подумал признаваться Ван Ибо. Цзаньцзинь с его сказками оказался очень вдохновляющим. — Хотя сейчас я понимаю, что никакого дедушки там не было.
— Ты спрашивал, как его звали при жизни, — отвлеклась от телефона Цзыи. — Ты что, не помнишь, как звали деда?
— Кажется, я собирался убедиться, что передо мной именно он.
— И что, похож? — Цзыи и развернула к нему телефон. — На дедушку?
На фотографии во всей своей призрачной красе серебрилась паутина на фоне склона горы и нечеткий сгусток в центре. Из людей в кадр попал разве что край руки Юйчэня.
— Ничего себе, — Ван Ибо покачал головой, пытаясь удержать невозмутимое лицо. — Может, там пар из-под земли бил? Или я даже не знаю что!
— А может, таки привидение? — Чжочэн тоже заглянул в экран.
А Ван Ибо не сразу, но заметил, что фотографии не просто хранятся в телефоне, а еще и опубликованы на странице Цзыи.
— Ты выложила это в сеть?!
— Естественно! — фыркнула девушка. — Вдруг кто-то еще видел что-то похожее и сможет это объяснить? И вообще, люди должны знать, что им угрожает.
Ван Ибо тоже знал. Стоило ждать в гости мужчину с саблей.
— Пойду позвоню Хайкуаню, — сказал Ибо вслух. — И фотографии ему отправлю, вдруг им с Цзаньцзинем тоже интересно.
— И спроси его, что он видел! — спохватилась Сюань Лу, насыпая листья чая в заварочный чайник. — Интересно же.
На пятой ложке Юйчэнь отнял у нее заварку и пресек попытки добавить перец или корицу, так что Ван Ибо со спокойной душой вышел на улицу. Звонить оттуда было удобнее, но он все равно ограничился сообщением:
«Цзыи выложила фотографии призрака *ссылка* буду ночью встречать гостя»
Хайкуань ответил сразу же:
«Спи. Я похожу вокруг и покараулю.»
«не хочу тебя утруждать»
Наверняка Хайкуань мог провести ночь и куда более приятно, но как именно — Ван Ибо предпочитал не думать.
«Это не труд. Я сам хочу с ним увидеться, кроме того, тебе придется объяснять друзьям, почему ты будешь спать днем. А у меня Цзаньцзинь». И он правда добавил к сообщению влюбленный смайлик. Три штуки.
Ван Ибо закатил глаза, но написал ответ:
«если ты правда хочешь, то спасибо»
«Не за что :)»
Ночью ему снился Лю Хайкуань в сногсшибательном синем ханьфу и прической с гуанем. Как и подобало благородному мужу древности (ну, или персонажу псевдоисторического фэнтези) он сидел за гуцинем и очень технично, на уровне профессионального музыканта, играл что-то. Сам Ван Ибо сидел напротив и слушал. Вечность спустя у чего-то появилось название — песнь очищения сердца, и тогда Ван Ибо проснулся, понимая, что помнит все ноты и готов хоть сейчас повторить по памяти. Увы, рядом не было ни одного гуциня, гитара осталась дома, часы показывали пять утра.
Ван Ибо взял телефон, сообщений от Хайкуаня не было.
«???»
Ответ пришел сразу.
«И тебе доброе утро. Нет, я никого не видел»
«тогда иди спать. пост принял»
«Пост сдал», — отчитался Хайкуань.
Ван Ибо проверил страницу Цзыи. Просмотров и лайков у фотографий призрака хватало, хотя звездой он пока явно не стал. Видимо, человек с саблей не мониторил интернет или вообще не знал о его существовании. Раз уж у него сабля, а не пистолет с пулеметом.
С другой стороны, если бы он ездил на танке, с ним точно было бы сложнее справиться.
Утро пошло своим обычным порядком — зарядка, медитация, зеленый чай. Ван Ибо уже не ждал никаких сюрпризов от своего подсознания, но оно все-таки смогло удивить. Потому что странности оказались заразными.
Друзья сходились в гостиную задумчивые и озадаченно молчаливые. За завтраком никто не обсуждал планы, ели молча, и хотя Ван Ибо чувствовал себя комфортно в такой обстановке, все равно это было слишком странно.
— Такое ощущение, что вы все дружно не выспались, — заметил он.
Цзыи опустила взгляд на чашку, Сюань Лу уставилась в окно, Чжочэн подтянул к себе телефон и сделал вид, что ему очень интересно, что там пишут. И только Юйчэнь сказал:
— Да у меня из-за вчерашних галлюцинаций и сны были соответствующие. Полный бред какой-то.
Девушки и Чжочэн разом на него посмотрели.
— Что, и у тебя тоже? — спросила Сюань Лу.
— И у тебя? И у тебя? А что тебе снилось?! — закидали они друг друга вопросами. Ван Ибо пожалел о предыдущей тишине.
— Мне снился поселок, — сказал Чжочэн. — Такой, знаете, у реки: причалы, лодки, невысокие дома. И все это в огне, и тела кругом и вообще мрак такой, что удавиться хочется…
— Ужас какой, — сочувственно погладила его по плечу Сюань Лу. — Ну, это же просто кошмар, да?
Чжочэн промолчал, Ван Ибо тоже и сделал вид, что у него в чашке такой вкусный чай, что не оторваться.
— Нам хотя бы разный бред снился, — с облегчением сказала Цзыи. — Потому что я вот во сне спорила с каким-то наглым придурком из-за грядок. Я ему доказываю, главное, что редька растет быстрее, а Вэй Ин все равно картошку притащил сажать, ну не бред ли?!
Чай попал не в то горло. Ван Ибо закашлялся, лихорадочно пытаясь придумать, как расспросить ее про Вэй Ина и не вызвать подозрений.
— Звучит прямо, как будто вы женатики, — наконец, сказал он.
— Вот еще! — фыркнула Цзыи. — Если бы у меня был муж, я бы это точно помнила.
— А у меня во сне был жених, — подхватила тему Сюань Лу. — Который меня не любил и вообще смотрел, как на мусор. Помню, мы с ним шли где-то по лесу, а мне так и хотелось сбежать… Хотя сейчас я бы ему лучше по башке дала.
Юйчэнь почему-то потер голову.
— А меня вообще убили, — сказал он мрачно. — Помню, стоит передо мной мертвец, и руки у него по локоть в моей кровище. И флейта еще фоном играет, бррр…
— Бедненький, — Сюань Лу погладила его по плечу.
— Эй, я тоже кошмары смотрел, а меня никто не жалеет, — возмутился Чжочэн.
— Могу заварить успокоительный сбор, — предложила Цзыи. Чжочэн погрустнел и отказался.
— Да, все-таки призраки плохо влияют на психику, — резюмировал Юйчэнь. — Прямо даже есть не хочется.
— А помедитировать? — коварно предложил Ван Ибо.
— Пока тоже нет, но идея интересная, — даже не засмеялся Юйчэнь.
Ван Ибо понял, что надо брать дело в свои руки. В конце концов, у него все это уже дольше, а он ведь держится. А они по одному сну посмотрели и раскисли сразу!
— Так, доедайте и собирайтесь, — скомандовал он. — Нас ждет пещера с Буддой, и вообще у нас каникулы. Хватит сидеть и страдать…
«Ночью еще успеете», — хотелось добавить ему, но он все-таки не стал.
— А ведь и правда, — Сюань Лу озадаченно взъерошила волосы. — Я как-то и забыла про каникулы. Хотела весь день тут просидеть, может, суп приготовить…
— Не надо! — содрогнулся Чжочэн. — Вспомни, что у тебя получается вместо яичницы!
— А я все равно приготовлю!
— Я готов это съесть, — вызвался Юйчэнь.
— Любовь зла, — прокомментировала Цзыи. — Но мне кто-то говорил, что от температуры при расстройстве желудка хорошо помогает иглоукалывание.
— Намек понял, пошел одеваться!
И они, в самом деле, пошли смотреть статую Будды. Славилась она, в основном, размерами, хотя про чудеса и исцеления на некоторых сайтах тоже упоминали. Для Ван Ибо главным чудом оказалось то, что они не встретили по пути ни одного мертвеца.
Хайкуань написал ближе к обеду.
«У вас все хорошо?»
«да, мы ушли в горы, а вы?»
«Прогулялись по набережной. Утопленников нет.»
«тут тоже все нормально», — отчитался Ван Ибо. На фоне вчерашних приключений прогулка казалась даже скучноватой, хотя он придумал, как себя развлечь. Как оказалось, мысленно играть на гуцине, во всех подробностях представляя каждое движение пальцев, очень даже занимательно. Так что дорогу и туда, и обратно он не очень-то заметил, упражняясь в воображаемом музицировании.
А когда они вернулись домой, их уже ждали.
— Привет! — девчонка лет четырнадцати встала с их порога. — Где вы ходите столько времени?! Я вот тут уже добрых два часа жду!
— И зачем? — только и спросил Юйчэнь.
Ван Ибо просто с подозрением смотрел на гостью. Кажется, она была живая, хотя и светло-голубые, почти белые глаза выглядели странновато. В основном — девочка как девочка: волосы собраны в два хвоста, белая рубашка и клетчатая юбка, кажется, от школьной формы… Летом. Зачем-то.
— У меня кот в ваш дом убежал, а у вас заперто! — с возмущением объявила девочка. — Я уж стучала-стучала, а вы не открываете!
— Так через стену бы перелезла, — предложил Ван Ибо.
— А толку?! Там тоже закрыто все…
Девочка поняла, что сказала лишнего, и уставилась себе под ноги.
— Думаешь, твой кот мог пролезть в запертый дом? — спросила Сюань Лу.
— Эта тварь все может! — отозвалась девочка с таким чувством, что Ван Ибо разом поверил в существование кота.
— Ну, пойдем посмотрим, — предложил он.
Юйчэнь отпер дверь, и девчонка, ловко проскочив мимо него, ввинтилась в дом первая.
— Кис-кис! — она осматривалась по сторонам, но не так, как человек, который пытается что-то найти. Скорее так оглядываются, когда ждут нападения, но не знают откуда. — Выходи уже, зараза, не устраивай цирк!
— Мяу.
Кот появился из той половины дома, в которой располагались спальни и ванная, вальяжно потянулся на пороге, демонстративно поточил когти об дверной косяк. По размерам он немного не дотягивал до рыси, черная шерсть лоснилась, глаза были карие, морда — наглая. Определение «тварь» подходило ему как нельзя более точно.
— Нашелся, — с сожалением признала девочка, а Ван Ибо почему-то захотелось проверить комнату — не пропало ли что. Уж слишком криминальным выглядел кот.
— Вот и хорошо, — кивнула Цзыи. — И все-таки интересно, как он в дом пролез? Может, кто окно не прикрыл? Чжочэн, ты?
— А чего сразу я? Это Ибо у нас теперь за здоровый образ жизни и свежий воздух!
— И окно я закрыл, — отчитался Ван Ибо, поглядывая на девочку и кота. Они почему-то не спешили кидаться друг другу в объятия и воссоединяться, как хозяйка и безнадежно потерянный питомец. Хотя кошки в этом плане всегда были менее выразительны, чем собаки.
— Все хорошо, что хорошо кончается, — намекнул Юйчэнь. Девочка ответила непонимающим взглядом, и ему пришлось уточнить: — Тебя родители не потеряли?
— Неа, — махнула рукой девчонка. — Они в командировке и вообще… Кстати, еда у меня дома тоже кончилась, может, чаем напоите?
— Можем позвонить в социальную службу, — предложил Ван Ибо.
Кот довольно хрюкнул.
— Ой, ну и ладно, — девочка махнула рукой и вытащила откуда-то, возможно, из-под юбки, бордовую книжечку удостоверения: — Офицер Чэнь Чжосюань, Теневой департамент. Кто из вас вчера сталкивался с призраком?
— Я же говорил, что это была не галлюцинация! — обрадовался Чжочэн. Потом с сомнением посмотрел на девочку: — А ты точно офицер? Что-то не очень похоже.
— Да точно, точно, — махнула рукой девчонка и разом стала выглядеть как-то постарше. — Я специально маскировалась, чтобы сначала с вами поговорить и дом осмотреть. А то вдруг вы тут одержимые или вообще мертвые. В нашей работе всякое бывает.
Ван Ибо готов был ей поверить. Но вот совсем доверять мешал один момент — лично он никогда раньше не слышал про такой департамент. Да и про призраков, в общем, тоже. Так что возникал вопрос — если Теневой департамент борется с нечистью, то что он потом делает со свидетелями?
— Хорошо, — сказал он вслух. — Вы убедились, что мы живы и в порядке. Что с нами будет дальше?
Офицер Чэнь махнула ресницами и изобразила непонимающий взгляд.
— Что будет? Возьмем у вас показания, найдем призрака и устраним, а что?
Кот сидел на полу и ухмылялся.
— Ладно, мы вам все расскажем, — согласился Ван Ибо. — Вчера мы все впятером пошли погулять после обеда.
Он очень надеялся, что его никто не перебьет и не упомянет про Хайкуаня и Цзаньцзиня. На друзей он даже не смотрел.
— Потом Юйчэнь решил позвонить и вдруг свернул в лес и куда-то пошел. Мы, конечно, бросились за ним и пришли к этому… призраку, как вы говорите. Кажется, он пообещал нас убить, но я не очень хорошо помню, что он говорил, все было слишком странно. Потом он вдруг почернел и как будто сгорел, если такое вообще возможно. Это все.
— Понятно, — офицер Чэнь кивнула, задумчиво накручивая на палец прядь волос, потом повернулась к коту: — Коллега, а пригласи сюда братца Цзияна, а Сун Ланю скажи, что он нам пока не нужен. У нас тут допрос, а не задержание.
Кот вышел. Ван Ибо задумался, дрессированный ли он или тут что посложнее. Офицер Чэнь улыбнулась всем скопом:
— Надо оформить показания, как полагается. Вы же не против?
— А есть шансы? — вздохнула Цзыи. — К тому же, скрывать нам нечего.
Сюань Лу молча поставила чайник и заглянула в холодильник:
— Так, есть яйца, остатки лапши, тофу, остатки свинины…
— Да доставай все, — предложил Чжочэн и пошел ей помогать, объясняя на ходу: — Извините, офицер, мы только с прогулки, и очень есть хочется. Может, те, кого вы не будете допрашивать, пока поедят?
— Да, и мне тоже все-таки чаю налейте, — кивнула офицер Чэнь.
Ее коллега пришел в костюме и при галстуке и разом перевел ситуацию из легкого сюрреалистичного бреда в официальное русло.
Первыми на допрос увели Цзыи и Сюань Лу, разведя их по разным комнатам. Кот остался на кухне — то ли приглядывал, чтобы потенциальные преступники не сговорились, то ли надеялся стащить что-нибудь из еды.
Ван Ибо решил, что молчать все время тоже будет странно.
— Никогда не слышал про Теневой департамент, — заметил он. Кот закрыл глаза лапой, посидел так и принялся умываться.
— Я тоже, — кивнул Юйчэнь. — Но теоретически… Если призраки есть, ими же должен кто-то заниматься?
— А я проверил уголовный кодекс, — вступил Чжочэн. — Там нет статьи за общение с призраками.
— В гражданском поищи, — предложил Юйчэнь.
— Лучше медицинский справочник, — сказал Ван Ибо. — Раздел психиатрии.
— Ой, да ну вас, — обиделся Чжочэн, но снова уткнулся в телефон. — Между прочим, тут в комментариях у Цзыи пишут, что это место вообще стремное и пугающее и неудивительно, что тут водится нежить.
— Недовольные всем туристы, — пожал плечами Юйчэнь. — Вряд ли те, кто действительно видел призраков, могут об этом написать, — добавил он зловеще.
Ван Ибо готов был поклясться, что кот на этих словах довольно зажмурился.
Вообще он любил животных, но эту тварь хотелось выгнать из дома, и чтоб никогда не вернулся. А то как-то слишком уж живо вставали перед глазами байки о котах, которые душат хозяев.
В гостиную вышла допрошенная первой Сюань Лу. Судя по ее мечтательному взгляду, допрос удался.
— Ну что, нас не расстреляют? — спросил Юйчэнь.
— Да я как-то не уточнила, — Сюань Лу пожала плечами. — Офицер Сун Цзиян просто душка и такой вежливый. Кстати, просил заходить следующего.
— Пойду, — кивнул Ван Ибо. — Может, мне он тоже понравится.
— У тебя то профессор, то вот офицер, — хохотнул Юйчэнь. — Смотри, на скользкую дорожку ступаешь!
— Так с ними же несерьезно, — пошутил Ван Ибо. — Я вообще жду свою единственную и неземную любовь.
Кот изобразил, что его тошнит. Его хотелось пнуть, но это могло оказаться нападением на сотрудника спецслужб при исполнении. Да и когти у котяры впечатляли.
Офицер Сун действительно оказался душкой.
— Еще раз добрый день, — улыбнулся он, когда Ван Ибо зашел к нему в комнату Сюань Лу. — Чтобы не было недоразумений, скажу сразу, мы вас опрашиваем только потому что хотим как можно подробнее выяснить все, что произошло, и предотвратить нападения на других людей.
— Понятно, — согласился Ван Ибо, но все равно решил не сдавать Хайкуаня — во-первых, чтобы не вызывать подозрений. Во-вторых, — а вдруг офицер таки врет?
— Тогда, пожалуйста, назовите ваше полное имя и дату рождения.
Ван Ибо отвечал, заставляя себя даже не вспоминать о Хайкуане и Цзаньцзине. Не было их там, и точка. Они пообедали вместе с ними, а на прогулку не пошли, именно так все и случилось.
То ли самогипноз удался, то ли офицера не очень-то интересовали другие свидетели, но куда больше он спрашивал про призрака — как выглядел, что говорил, почему исчез.
— Не буду скрывать, — сказал офицер Сун под конец беседы, — есть у нас подозрение, что здесь работает какой-то заклинатель, и он вашего призрака и уничтожил. Вот только есть один вопрос — не он ли его призвал, понимаете?
— Нет.
— Может быть, этот заклинатель просто ставит опыты. Пробует свои силы, — пояснил офицер Сун. — Вы не замечали ничего подозрительного?
Ван Ибо замечал и еще как замечал! В день приезда он встретился с Цзаньцзинем — и ему в ту же ночь начали сниться всякие странные вещи. А Чжочэн, Цзыи и остальные? Да, им сны приснились после встречи с призраком, но и с Цзаньцзинем они познакомились в тот же день!
Оставалось задать Хайкуаню пару вопросов и выяснить, когда он познакомился со своим замечательным нелюбопытным другом. Перекладывать это на спецслужбы Ван Ибо не хотел.
— Кроме призрака — не замечал, — пожал плечами он.
— Хорошо, подпишите здесь, — согласился офицер Сун. — И пригласите следующего, если моя коллега с ними еще не закончила.
— Ну что? — спросил Юйчэнь, когда Ван Ибо вышел из комнаты. — Ты уже тоже по уши влюблен?
Сюань Лу фыркнула и демонстративно отвернулась к окну. Чжочэн прикрывался телефоном, как щитом. Похоже, Ван Ибо повезло пропустить сцену ревности.
— А как же, — согласился он. — Теперь твоя очередь, сильно не влюбляйся только — со спецслужбами лучше не связываться!
Юйчэнь закатил глаза, но добровольно пошел допрашиваться.
— А Цзыи еще не вышла? — удивился Ван Ибо. — Ее что, до сих пор не отпустили?
— Я думаю, еще кто кого допрашивает! — вполголоса сказал Чжочэн. — Это же Цзыи!
— А что я? — сурово спросила та, некстати открыв дверь.
Офицер Чэнь за ее спиной и правда выглядела не очень жизнерадостно.
— Кто следующий? — спросила она.
— Давайте, я, — снова вызвался Ван Ибо. Интересно было, какими методами допрашивает девчонка.
Кот вдруг возмущенно зашипел, будто кто-то невидимый наступил ему на хвост.
— Вас уже допрашивали, — сурово посмотрела на Ван Ибо офицер Чэнь. — Так понравилось, что еще хочется?
— А вдруг я с вами вспомню то, что не вспомнил с офицером Суном?!
— Я верю, что вы были честны и рассказали все, что знаете! — отрезала девушка и махнула Чжочэну: — Заходите.
Ван Ибо взял крекер и заварил чай. Чувствовал он себя почему-то так, словно ждал вызова к стоматологу. Вот сейчас эти офицеры выйдут — и что дальше сделают?
Цзыи удаляла фотографии.
— Оказывается, информацию о настоящих призраках нельзя публиковать, — мрачно объясняла она. — Вот если бы я лично это нарисовала и придумала историю — тогда можно. А если на самом деле, то нельзя! Ну где вообще логика у этих людей?!
— А про заклинателя, который мог призрака призвать, вам рассказали? — спросил Ван Ибо, откидываясь на спинку стула. Впрочем, в этой позе он продержался недолго и снова сел прямо. Видимо, его здоровый образ жизни автоматически подразумевал хорошую осанку.
— Ага. Рассказали, — кивнули девушки. — Но у нас ведь нет таких знакомых. Даже завалящего даоса нет.
— К сожалению, — согласился Ван Ибо и, пока кто-нибудь случайно не упомянул профессора, сменил тему: — Может, фильм потом посмотрим? Ну, вечером. Не имеет смысла уже идти ужинать, все равно все поели.
— Ужастик какой-нибудь, — хмыкнула Цзыи.
Ван Ибо посмотрел на кота и не стал предлагать «Кладбище домашних животных».
Вскоре вернулись Чжочэн, Юйчэнь и оба офицера.
— Благодарим за сотрудничество, — улыбнулся Сун Цзиян. — Рады вам сообщить, что, скорее всего, вы стали случайными жертвами призрака…
— В смысле, не стали, — поправила офицер Чэнь.
— В смысле, в его появлении вы не виноваты, — выбрал формулировку ее напарник. — А теперь небольшая формальность на прощание.
Он подбросил в воздух листок бумаги. Ван Ибо успел заметить черные и красные иероглифы, но тут бумага вспыхнула и сгорела, не оставив даже пепла. А он понял, что не может пошевелиться.

Глава 6, в которой к Ван Ибо приходит муж
Глава 6, в которой к Ван Ибо приходит муж
— Начнем, наверно, с барышень? — предложила офицер Чэнь. Тон у нее был легкомысленный, но это ни капли не успокаивало теперь. Ван Ибо даже голову повернуть не мог, что там, даже моргнуть не получалось! Он смотрел на то место, где горел листок, на холодильник и край окна, а хотелось-то посмотреть на офицеров, понять, что они там делают с другими!
Кот мяукнул — на редкость хрипло и противно, словно специально старался.
— Лучше бы помог, — мягко заметил офицер Сун. Кот фыркнул.
Ван Ибо старательно цеплялся за эти звуки, они были единственным, что не давало провалиться в теплое забытье. Проще было бы позволить телу отключиться, но он продолжал держаться, сам не зная зачем.
— Ты странно себя ведешь сегодня, — заметил офицер Сун. — Дело-то простое…
— Ага, Ичжоу тоже так говорил, — хмыкнула офицер Чэнь. — И как на него орал шеф?!
— Думаешь, не стирать им пока память, а сначала про реку расспросить? Так вряд ли после обездвиживающего талисмана они будут сотрудничать так же охотно.
— Это уж точно! В общем, стираем. Ну, и понаблюдаем за ними пару дней, может, к ним кто-то еще привяжется.
Ван Ибо не хотел лишаться воспоминаний. И уж тем более не хотел, чтобы офицеры узнали о Хайкуане. Он, конечно, не был тем заклинателем, которого искали офицеры, но Хайкуаню Ван Ибо все равно безотчетно доверял, а новые знакомые нравились ему куда меньше. Особенно кот!
Ван Ибо сделал глубокий вдох: сопротивляться чарам было все равно что плыть во сне — когда ты словно вязнешь в чем-то плотном, ненастоящем. Попробовал сжать ладонь в кулак — получилось!
Кот снова издал противный гортанный звук, от которого мороз продрал по коже, но зато и в голове стало яснее.
— Ну что ты? — повернулся к коту офицер Сун. — Хватит ругаться, лучше объясни нормально.
Кот снова заорал, по ощущениям будто помянув по матушке всех присутствующих.
— Я пожалуюсь на тебя шефу! — топнула ногой офицер Чэнь.
«Идиоты,» — говорил взгляд кота. Он прыгнул на Ван Ибо, но тот успел отскочить в сторону, окончательно стряхивая с себя чары.
Обернуться офицер Сун успел, увернуться — уже нет. Учитель по тайцзи любил цитировать Ян Чэнфу и часто повторял: «можно сдвинуть десять тонн усилием в два грамма», но впервые Ван Ибо понял, как это выглядит в буквальном виде — от его удара офицер Сун отлетел в сторону и впечатался спиной в стену. В следующий момент на Ван Ибо снова прыгнул кот, растопырив лапы и распушив шерсть так, что казался раза в три больше. Когти впечатляли. Ван Ибо закрылся от него стулом, который потом отбросил — вместе с вцепившимся в него котом. Офицер Чэнь подкинула в воздух очередной талисман, и уже Ван Ибо пришлось уклоняться от то ли сети, то ли клетки из светящихся нитей. Почему-то сильно не хватало меча.
— Вызывай помощь! — крикнула девушка напарнику — или все-таки коту? — и выхватила новый талисман. Ван Ибо понять не успел, ему и так пришлось отпрыгивать в кухню, закрываясь дверью от слепящей вспышки. Потом полыхнула еще одна, и на кухне появились двое. Первый — странно бледный с синими ручейками вен, одетый в черные джинсы и куртку. В одной руке он держал меч и флейту, в другой — бумажный пакет, какие дают в булочных. Второй был еще колоритнее. В джинсах и футболке с рисунком в виде черепа, он отличался длинными, до пояса волосами. Собранные в небрежный хвост ярко-красной резинкой, они все равно выглядели ухоженными, как дорогой косплейный парик. У этого в руке была только белая чашка стандартного образца, как бывают в сетевых кафе.
— Шеф! — выдохнула офицер Чэнь. — У нас тут заклинатель, возможно, темный.
— Да ладно? — удивился длинноволосый, обернулся, разглядел сидящих за столом и выронил чашку. — Это же… где вы всех их нашли?!
— Вы их знаете? — опешила офицер Чэнь.
Ван Ибо это тоже казалось странным. По возрасту шеф Теневого департамента вполне тянул на студента, но Ибо совершенно точно не помнил никого похожего у них в университете. Хотя лицо шефа все-таки казалось до странного знакомым.
— Да уж знаю! Вэнь Нин, это ведь они же, скажи? Кстати, а почему они тут сидят и не двигаются?! Что вы с ними сделали?!
— Шеф, — офицер Сун тоже поднялся на ноги. Кота он держал на руках, а тот норовил лизнуть его в щеку. — Это же стандартная процедура стирания памяти, вы сами регламент составляли. Сначала обездвижить свидетелей с помощью талисмана, потом стереть память.
— Не надо им ничего стирать! — отрезал начальник. — Того, что надо, они все равно не помнят… А-Цин, немедленно снимай заклинание.
— Меня зовут Чжосюань, шеф, — вздохнула девушка и достала еще один талисман. — Могли бы и запомнить…
— Я и запомнил, — начальник засмеялся, и даже его бледный коллега неуверенно улыбнулся.
— А с заклинателем что делать тогда? — спросил офицер Сун. — Тоже память не стирать что ли?
— А кто из них заклинатель?
— Видимо, я, — Ван Ибо вышел из кухни и остановился, опасаясь подходить слишком близко. А то еще припомнят, как он тут с ними обошелся! — Только я не заклинатель вообще.
— Лань Чжань?!
Ван Ибо смотрел на этого парня, понимал, что видит его в первый раз в жизни, и все равно знал его лицо до последней черточки. Как он хмурится, когда задумывается; как смеется — и как прячет за смехом настоящие чувства; каким опасным он бывает, если угрожать его близким, и как сложно заставить его смутиться, почти невозможно, если честно…
— Вэй Ин.
— Лань Чжань, ты вернулся, наконец-то!
В следующую секунду Вэй Ин уже обнимал его, и Ван Ибо знал, что ничего правильнее и быть не может. Он и сам прижал к себе этого парня, утыкаясь лицом в смоляные пряди, и хотел бы, чтобы так было всегда. Но жизнь продолжалась.
— Ребят, мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит? — раздраженно спросил Чжочэн. — Где вообще написано, что свидетелей можно заколдовывать?!
— Ну совершенно не изменился! — довольно выдохнул Вэй Ин в плечо Ван Ибо. — Ладно, отпусти меня, мне надо выполнять свою начальственную работу. Хотя так бы от тебя и не отрывался лет сто. Как ты вообще мог не возвращаться столько времени?!
Ван Ибо понятия не имел, как ему за это оправдываться.
— Если вы тут главный, так, может, объясните, почему нам надо память стирать? — вступила Цзыи.
— И она такая же! — умилился Вэй Ин. — Я так понимаю, в этой жизни они все-таки поженятся?
— Подожди, — попросил Ван Ибо. — Я что-то ничего не понимаю. Ты что, знал нас в прошлой жизни?
Вэй Ин высвободился из его рук и отступил на шаг, оглядывая Ван Ибо с головы до ног.
— Что за вопросы? Ты что, не помнишь меня?
— Ну, если честно, то нет…
Вэй Ин кивнул. В лице он не изменился, но Ван Ибо видел — в нем словно лампочку выключили.
— Логично, — согласился он. — Все-таки ты умер. После этого обычно вообще не возвращаются, по большей части. У меня вон двое сотрудников мертвецы, но тебя бы я все-таки таким не хотел видеть.
— Спасибо, наверно, — вздохнул Ван Ибо.
А Вэй Ин уже развернулся к остальным, сходу наводя порядок:
— Сюэ Ян, хватит лизаться с даочжаном, смотреть противно! Даочжан, успокой своего кота, потом найдите Сун Ланя и можете возвращаться в офис. А-Цин, с тебя отчет и доклад о том, как вы сумели не опознать пробуждающегося заклинателя. Вэнь Нин, давай за бутылкой, нам всем надо выпить и отметить встречу! Кстати, Лань Чжань, ты пьешь?
— Бросил, — пожал плечами Ван Ибо.
— Как приятно, что некоторые вещи все-таки не меняются!
— Да вы издеваетесь?! — возмутилась Чжосюань. — Как отправлять меня на задание, так я не маленькая, а как выпить после тяжелого трудового дня!..
— Вас победил необученный заклинатель! — снова напомнил ей Вэй Ин. — Опустим, что это был Лань Чжань — его бы вы в принципе не одолели, — но сам факт!
— Строго говоря, он нас еще не победил, — заметил Сун Цзиян, гладя кота. — Но шансы у него были.
— Небольшие, — честно признался Ван Ибо. — Я сам толком еще не знаю, что умею.
— Тогда тебя ждет много сюрпризов! — улыбнулся Вэй Ин, и от его улыбки стало так тепло, словно Ван Ибо уже выпил.

— Ну, — сказал Чжочэн, когда купленное Вэнь Нином вино было, наконец, разлито по бокалам, и они собрались за столом, где теперь было тесновато для семерых. — Теперь-то мы уже можем узнать, что случилось?
Вэй Ин сидел рядом с Ван Ибо так, что их колени касались друг друга, но больше не пытался его обнять. Последние минут пятнадцать, пока Вэнь Нин бегал в ближайший магазинчик за спиртным, он суетился, до самого ухода выговаривал то Чжосюань, то коту, какие они растяпы, ходил кругами по комнате, крутя в пальцах флейту, и бросал на всех такие взгляды, будто воссоединился с потерянной семьей. На всех, кроме Ван Ибо, с которым он теперь словно бы боялся встретиться взглядом. Зато Ван Ибо смотрел и нисколько не собирался этого скрывать. Ну и пусть он почти ничего не помнил о нем в прошлом, какая разница, что там было, если он сейчас рядом?
Вэй Ин посмотрел на Чжочэна с Сюань Лу и улыбнулся. Эту улыбку Ван Ибо тоже понимал так ясно, как будто Вэй Ин прямым текстом говорил: «я так рад вас видеть, что не знаю, как это передать».
— Как вы знаете, судьбу человека определяют три жизни: прошлая, настоящая и будущая, — сказал он. — И вот по поводу будущей ничего не скажу, но насчет прошлой могу всем прояснить. Как-никак, я вас всех знал. И пережил.
Он потянулся за бокалом, но Ван Ибо подвинул его ему раньше, чем Вэй Ин договорил. Они, наконец, встретились взглядами, и тот снова улыбнулся. «Спасибо, — говорила улыбка. — Ты снова понимаешь меня без слов».
— Мгм, — смутился Ван Ибо.
— Вы не шутите? — спросила Цзыи. — Вы правда нас знали?
— Ты была моей сестрой, — пояснил бледный Вэнь Нин негромко. — Одной из лучших целительниц нашего клана.
— Оу… — Цзыи растерянно отхлебнула из бокала. — А почему я в этой жизни учусь на юриста?
— Видимо, медицины тебе хватило, — пояснил Вэй Ин. — И своей смертью ты заработала себе карму получше, хотя знаешь, я девятьсот лет тебе хотел сказать, что ты была неправа, когда так ушла! Мы могли решить вопрос как-то иначе.
— Ничего не понимаю, — развела руками Цзыи. — Но вообще я уверена, что поступила правильно.
Вэй Ин засмеялся, а Сюань Лу спросила:
— А это вообще нормально, что вы нам все это рассказываете? В смысле, нам разве можно это знать?
— Я как главный специалист по паранормальному не имею ничего против, — пожал плечами Вэй Ин. — Но если кто-то не хочет слушать, этот человек может выйти.
Не ушел никто.
— И как бы начать? — Вэй Ин обвел всех взглядом. — Когда-то давно…
— В далекой-далекой галактике… — подсказал Чжочэн.
— Вроде того, но на самом деле у нас в Китае были ордена заклинателей.
— А где они сейчас? — недоверчиво спросила Цзыи.
— Об этом потом! — не позволил себя сбить Вэй Ин. — Мы с вами жили в одно время, принадлежали к одному поколению и, конечно, были знакомы. Так что ты, — он указал на Чжочэна, — был моим шиди, а потом стал главой ордена Юньмен Цзян. Звали тебя Цзян Чэн, в быту Цзян Ванъинь… Кто бы знал, как я давно не говорил это имя! Тебя убили на ночной охоте в почтенном возрасте восьмидесяти пяти лет, увы, бывает.
— Был главой клана и умер. Отличная биография, — кивнул Чжочэн.
— Остальное вспомнишь потом, — подсказал Ван Ибо. — Сны — это как раз фрагменты нашего прошлого, как я понимаю.
— И ты молчал?!
— Доказательств не было.
Вэй Ин накрыл руку Ван Ибо своей, погладил, и такое прикосновение показалось совершенно правильным. Больше того, стало бы обидно, если бы Вэй Ин это не сделал.
— Потом мне все расскажешь про сны, ясно?
— Да, расскажу все, что хочешь… — согласился Ван Ибо. От Вэй Ина не хотелось ничего скрывать, ему явно можно было доверять так же, как и Хайкуаню, или даже еще больше. Зря что ли во сне было так важно его защитить?
Вэй Ин засмеялся:
— Ловлю на слове! Учти, фантазия у меня богатая.
— Флиртовать будете позже, — перебил Юйчэнь. — То есть, когда я видел во сне кого-то с руками в моей крови — это как раз мое прошлое было?
— Простите, господин Цзинь, я сожалею, — повинился Вэнь Нин. — Я был неправ, что убил вас.
— Чего?! — Юйчэнь вскочил из-за стола, даже не удивившись странному имени. — Ты меня убил?!
— Ну да, — развел руками Вэй Ин. — Хотя вообще-то убил не он, а я, он просто приказы выполнял. Извини, мы были неправы.
— Слов нет вообще! — Юйчэнь плюхнулся на свое место и залпом допил бокал. Ван Ибо заподозрил, что вина ради такого дела купили маловато.
Вэй Ин перевел взгляд на Сюань Лу.
— А ты была моей шизце и сестрой Цзян Чэна. Тебя звали Цзян Яньли, и лично я все еще считаю, что ты зря вышла замуж за Цзинь Цзысюаня. Тебя тоже убили, кстати, не я, но из-за меня. Прости.
Он сделал большой глоток вина и надолго замолчал.
Ван Ибо увидел, как Юйчэнь встретился взглядом с Сюань Лу и смущенно улыбнулся. Похоже во сне он видел не только свою смерть…
Ван Ибо не стал спрашивать о себе. Не хотелось так вот при всех, в двух словах слушать свою биографию. С другой стороны, что Вэй Ину еще было делать? Делиться детскими воспоминаниями, которые больше никто не помнит? Портреты показывать? Да это если их вообще рисовали и если они уцелели за столько лет!
— Ну, допустим, мы получили перерождение, — первой не выдержала Цзыи. — А почему мы раньше ничего не помнили о прошлом?
— Мне тоже очень хотелось бы это знать! — кивнул Вэй Ин. — Я подозреваю, что могло заставить вас всех вернуться в этот мир именно сейчас. Это вещь безобидная и к делу, в принципе, не относится. Но вот почему возвращаются воспоминания — этого я не понимаю.
— И что нам тогда делать? — спросил Чжочэн.
— Да ничего. Спать идите. Может, со знанием имен и сны более подробными станут. Утром расскажете.
Ван Ибо посмотрел на Вэй Ина, не зная, как задать интересующий вопрос. Не решил бы он с его богатой фантазией, что ему что-то не то предлагают!
— А вы к нам утром придете специально про наши сны послушать? — уточнила Цзыи.
— Нет, мы остаемся жить у вас, — сообщил Вэй Ин, совершенно невозмутимо. — Лань Чжань, пустишь в свою комнату?
— Там только одна кровать, — предупредил Ван Ибо.
— И что?
Ибо понятия не имел, как теперь смотреть на друзей. Впрочем, им явно было не до того, чтобы переживать, с кем он спит. Им со своими-то жизнями разобраться бы!
— А брата моего куда? — не успокаивалась Цзыи. — Не то чтобы я не любила родственников, но делить с ним кровать я не собираюсь!
— Мне не надо, — скромно улыбнулся Вэнь Нин. — Я вообще не сплю, я же… ну, мертвец, в общем.
Никто уже не удивился.
— Понятно, — согласился Юйчэнь. — То есть, вы здесь ночью посидите? Я тогда, пожалуй, лучше дверь изнутри запру, а то мало ли что.
Вэй Ин умиленно посмотрел и на него тоже.
— Павлин. Ну прямо как живой, надо же! А Вэнь Нину лучше во дворе посторожить, — решил он. — А то вдруг еще какая-то нечисть решит полакомиться вкусными заклинательскими душами.
Последнее Вэй Ин сказал так задумчиво, будто это была далеко не первая причина их охранять.
— Нежить или мужик с саблей? — прямо спросил Ван Ибо.
— Ван Ичжоу? — удивился он вроде бы искренне. — А ты и его встречал?
— Мельком видел, — уклончиво ответил Ван Ибо.
— Разгоню всех, — пообещал Вэй Ин. — Вообще не умеют работать ни на выезде, ни со свидетелями! Это наш сотрудник, — пояснил он. — Когда-то тоже был нашим общим знакомым.
— Дай угадаю, — поднял руку Чжочэн. — Его тоже убили, и он недавно переродился и все вспомнил.
— Почти угадал, — кивнул Вэй Ин. — Только штука в том, что он, кстати, как и Сун Цзиян и Чэнь Чжосюань, ничего не помнит.
— Везет им! — вздохнул Юйчэнь.
Вэй Ин залпом допил оставшееся в бокале вино и хлопнул в ладоши.
— Если больше ни у кого не осталось вопросов, то не пора ли нам спать? — он демонстративно посмотрел на часы и присвистнул: — Лань Чжань, десятый час. Срочно в кровать — тебе вставать в половину шестого!
— Мгм…
«Понимающее» молчание друзей было настолько ощутимым, что Ван Ибо в самом деле захотелось спрятаться в спальне.
— Ой, я тоже так устала, — первой сжалилась Сюань Лу и изобразила зевок.
— Тяжелый был день, — согласился с ней Юйчэнь.
— А ночь будет еще тяжелее, — вполголоса добавил Чжочэн. — Ай… Цзыи!
Та сделала вид, будто это не она его пнула. Остальные сделали вид, что поверили в это.

Ван Ибо зашел в комнату, закрыл дверь и понял, что не знает, что делать дальше. Как-никак он собирался провести ночь с незнакомым парнем, который мало того, что знал его в прошлой жизни, так еще и какой-то большой начальник. А сам Ван Ибо всего лишь студент, да еще и не самый лучший. И комната в арендованном доме мало подходила для приема таких гостей. Вон и дверь поцарапана, и свет мог бы быть поярче, и одеяло синтетическое, явно не натуральный пух… И за все это было очень стыдно.
Ван Ибо обернулся к гостю, собираясь извиниться. Но тот и не думал придираться к обстановке, наоборот, он уже сидел на кровати, скрестив ноги, и заплетал косу.
— Садись рядом, я подвинусь, — предложил он. — Вместе помедитируем.
— Эм… Я вроде утром уже.
— Мало! — Вэй Ин на секунду стал похож на строгого наставника, но сразу же передумал и улыбнулся: — Ладно, успеешь еще. Тогда к демонам медитацию, давай сразу трахаться.
Ван Ибо прижался спиной к двери. Он подсознательно догадывался, что такое предложение может случиться. Более того, в принципе, он не был и против… Но не так же сразу!
— А может, хоть познакомимся толком?!
Вэй Ин фыркнул. Кажется, он действительно развлекался и не притворялся.
— Ой, ты бы видел свое лицо! Что, решил, что я сейчас на тебя наброшусь и стребую супружеский долг за все девятьсот лет? Нет, хоть мои подчиненные и называют меня тираном, я все-таки не он. И я вполне могу подождать, пока тебе что-нибудь из нашего прошлого приснится.
— А есть что? — уточнил Ван Ибо и все-таки тоже сел на кровать рядом с Вэй Ином.
— Ну, шестьдесят восемь лет брака. Каждую ночь. Подумай сам.
— Ой е…
Ван Ибо считал себя современным и раскованным человеком, который не стесняется обсуждать любые темы. Но у Вэй Ина и вовсе совести не было. И…
— Серьезно, шестьдесят восемь лет?! И мы там что-то еще могли под конец?
— А то, — Вэй Ин растянулся на кровати поверх одеяла и закинул руки за голову. Задравшаяся футболка открывала узкую полоску живота. Ван Ибо почему-то засмотрелся. — Мы же с тобой заклинателями были, бессмертия добивались. Так что ты в свои сто лет не слишком отличался от себя нынешнего, по внешности, я имею в виду. Заклинательские способности мы пока в расчет не берем.
Ван Ибо представил себя заклинателем почтенного возраста, но без полагающихся мудрому учителю бровей, бороды и морщин. Зато с таким же почтенным по годам, но совершенно бесстыжим мужем.
— И что, правда каждую ночь?
— Нет, — Вэй Ин засмеялся. — Иногда пропускали, конечно. Мало ли, то война, то нежить, то собрание какое. Нет в жизни совершенства, увы.
«Увы», — мысленно согласился Ван Ибо. Вэй Ин и не подумал подвинуться, поэтому теперь прижимался бедром к его бедру. Отодвигаться было неловко — будто бы Ван Ибо застеснялся, а стыд куда-то делся, вместе с остатками приличия.
Когда он засматривался на Хайкуаня, это, пожалуй, можно было просто списать на внешность. В конце концов, всем нравятся красивые люди, все на них заглядываются! Просто так смотреть на Вэй Ина как-то не получалось. Он встретился с ним взглядом и улыбнулся, и Ван Ибо точно знал, что губы у него мягкие, если их поцеловать. Кожа на шее — чуть солоноватая, если провести по ней языком, а ниже… мрак, в общем!
Ван Ибо зажмурился до пятен перед глазами.
— Лань Чжань, — негромко позвал Вэй Ин. — Не бери близко к сердцу, это все когда было… Не хочешь, не будем.
«А если хочу?» — снова мысленно спросил его Ван Ибо.
Он все-таки открыл глаза и посмотрел на Вэй Ина, который теперь не лежал, а сидел, и лицо которого было так близко, что даже тянуться не надо, бери и целуй. Ван Ибо не решился. Мало ли, вот так поцелуешь, а потом окажется, что этим уже и продолжение пообещал! И тогда придется… Он заставил себя отвернуться. Вэй Ин хмыкнул.
— Знаешь, раньше ты напивался с одной чашки вина, а потом устраивал такое, что мне до сих пор вспоминать приятно, — сказал он. — А теперь выключай свет и снимай штаны.
— Что?!
— А ты что, одетым спать собираешься? — Вэй Ин бессовестно ржал.
Ван Ибо очень хотелось кинуть в него чем-нибудь тяжелым, но он не был уверен, что с начальниками из спецслужб так можно.
Он встал, щелкнул выключателем, и в первую минуту показалось, что в комнате стало непроглядно темно. Глаза быстро привыкали, и Ван Ибо, не боясь споткнуться, вернулся на кровать. К Вэй Ину.
Тот возился, стягивая джинсы. Возможно, только их, а может — и все остальное. Ван Ибо очень постарался об этом не думать.
— Я понимаю, что ты — другой человек, с другими вкусами и привычками, — внезапно серьезно сказал Вэй Ин. — И еще я вижу, что иногда ты смотришь на меня, как на незнакомца, а иногда — совсем как раньше. Так что…
«Если захочешь заняться сексом, я всегда за», — мысленно додумал за него Ван Ибо, но Вэй Ин сказал совсем другое:
— Так что если тебе самому страшно от того, как ты меняешься, я могу только посочувствовать. Помочь, к сожалению, не смогу.
— Мне не страшно, — признался Ван Ибо. — Мне очень странно. Вся эта прошлая жизнь… Кстати, а кто меня убил?
Говорить о чем угодно было лучше, чем думать, что вот уже прямо сейчас надо ложиться в постель с Вэй Ином. И, может, что-то там делать. Он снял штаны.
— Откуда ты знаешь, что убили? — уточнил Вэй Ин. Если судить по его тону, можно было подумать, что он рецепт пиццы обсуждает, а не смерть мужа, вроде как любимого. — Вспомнил?
— Статистика подсказывает, — объяснил Ван Ибо и сел на кровать, нашаривая одеяло. Вместо него попалась нога Вэй Ина. Чтобы вернуться к мысли, пришлось очень сильно постараться. — По-моему, никто из нас не умер своей смертью.
— Да. Время такое было, до пенсии доживали нечасто и далеко не все. Ну, и пенсии-то появились сильно позже.
Ван Ибо наконец нащупал одеяло. Надо было ложиться, но как-то не получалось. Он даже в детстве с друзьями в одной кровати не спал, хватало места, чтобы не тесниться. Сейчас, наверное, можно было бы лечь на полу…
— Ты долго будешь возиться? — шепотом спросил Вэй Ин. — У тебя режим, помнишь?
В его голосе отчетливо слышался смех. Ван Ибо махнул одеялом, в отместку накрывая его с головой.
— Лань Чжань! — глухо возмутился тот. — Что за недостойное второго нефрита поведение?
— Кого? — изумился Ван Ибо и залез под одеяло.
Вэй Ин тут же подкатился к нему. По счастью (или к сожалению) на нем осталась надета футболка.
— Вы с братом были самыми достойными молодыми людьми из всех заклинателей, — на ухо сообщил он. Ван Ибо требовалась вся сила воли, чтобы просто лежать, будто ничего не происходит. — Вас звали: два нефрита Гусу Лань. Очень достойный ты был спутник, не то что я.
— Зато я умер, а ты нет.
— Это я да, — согласился Вэй Ин и все-таки устроился рядом, на боку, положив одну руку под голову, а вторую — на грудь Ван Ибо, словно боялся, что тот сбежит прямо без штанов. — Вторую тысячу лет вот разменял недавно.
От этого будничного сообщения становилось как-то не по себе. По-хорошему Вэй Ину было место в музейной витрине, с подсветкой и табличкой «Заклинатель, возможно, глава клана, 10 век н.э.» Лежать с таким антиквариатом в одной кровати было, пожалуй, так же странно, как прийти в Лувр и там вытереть руки о «Мону Лизу».
— Поздравляю, — выдавил Ван Ибо.
Вэй Ин хмыкнул:
— И девять десятых этого срока я дожидался тебя. Сначала было скучно, но в конце двадцатого века изобрели интернет и порносайты. Дожидаться стало веселее.
— Мы же не будем обсуждать с тобой порно прямо сейчас?!
Не то чтобы тема была неприятной. Но выключенный свет, одна кровать и одно одеяло на двоих, наконец, почтенный возраст Вэй Ина как-то намекали, что от необдуманных слов стоит воздержаться — пока что.
— Ладно, обсудим потом, — пообещал Вэй Ин. — Кстати, я там нашел пару интересных идей, так что напомни мне к ним вернуться.
Похоже, в ближайших перспективах он не сильно сомневался. Ван Ибо, в общем, тоже был не против.
— Хорошо, — согласился он. — А сейчас?..
— Сейчас спать, — Вэй Ин поерзал, устраиваясь поудобнее и почти прижавшись лицом к его плечу. — По этому я тоже скучал.
Ван Ибо коснулся ладони, лежащей у него на груди.
— Доброй ночи, Вэй Ин.
Тот сжал его ладонь в ответ.
— Доброй ночи, Лань Чжань.

Глава 7, в которой Ван Ибо проводит ночь, как тысячу лет назад
Глава 7, в которой Ван Ибо проводит ночь, как тысячу лет назад
Вопреки пожеланию ночь сложно было назвать доброй. В очередной кошмар Ван Ибо провалился, как в ледяную воду. На этот раз не было ни горящих домов, ни живых мертвецов, только три десятка людей в белом напротив, и один в черном — за спиной — которого надо было защитить любой ценой. Вэй Ин. Старейшины хотели, чтобы он ушел сам. Его — Ван Ибо это помнил — всегда учили их уважать: не сидеть, если старшие стоят, быть почтительным даже в мыслях, чтобы не было искушения стать непочтительным на словах. Он долго с этим справлялся, он давно привык, и все-таки сейчас ни правила, ни воспитание не могли заставить его отступить. Вэй Ин… Какой вообще смысл жить, если не можешь помочь единственному человеку, которому эта помощь действительно нужна?! «Вы его не тронете».
— Вэй Усянь, какого хрена?!
Ван Ибо рывком сел, просыпаясь, и понял, что последняя фраза ему не приснилась. А еще — что они больше не одни.
— Цзян Чен… — почему-то в тоне Вэй Ина было только умиление, а вовсе не нормальная злость любого человека, которого разбудили посреди ночи. — Вот зря ты так к нам врываешься все-таки, мало ли что ты мог здесь застать. Но я все равно рад тебя видеть. Так что случилось?
А еще он и не подумал вставать, так и лежал на боку, подперев голову рукой, и казалось, не переживал и вовсе.
Чжочэн помолчал. Выражение его лица было трудно различить в темной комнате, но дышал он хрипло, будто втягивал воздух через преграду из невысказанных слов.
— Золотое ядро! — выпалил он после паузы. — Какого гуя, Вэй Ин?!
— Так вот что тебе приснилось, — Вэй Ин вроде бы даже обрадовался. — А-Чен, ты, конечно, можешь сердиться, но знай, потом ты все-таки сказал мне спасибо. Когда тридцатилетие Цзинь Лина отмечали.
— И какого хрена ты всегда прав?!
Чжочэн пнул кровать, которая отозвалась жалобным треском.
— И почему меня это так бесит?!
— А это из прошлой жизни, — снова пояснил Вэй Ин. — Твой характер никто не назвал бы милым и уживчивым, но в клане тебя любили.
— Я! Не! Хочу! Таким! Быть! — Чжочэн сопровождал каждое слово пинком по кровати. — Не желаю становиться этим идиотским главой Цзян! Не хочу это помнить! Это другая жизнь, так почему я должен?!
— Так, — теперь Вэй Ин говорил серьезнее. — Лань Чжань, включи свет, пожалуйста. А-Чен… Чжочэн, тебе действительно надо успокоиться. Я помогу.
Ван Ибо щелкнул выключателем, зажмурился, пытаясь привыкнуть к свету, но одно успел заметить — то, как Чжочэн смотрел на Вэй Ина со смесью ненависти и надежды. И от этого становилось страшно.
«А хочу ли я быть Лань Чжанем?»
— Сосредоточься на дыхании, — тем временем говорил Вэй Ин. Он встал за спиной Чжочэна, положил руки ему на плечи. — Сейчас станет легче.
Ван Ибо стоял у стены и теперь просто смотрел. Как пальцы Вэй Ина легко и привычно находят акупунктурные точки, как он встряхивает головой, отбрасывая лезущие в глаза волосы. Коса у него растрепалась, и ее хотелось заплести заново — а перед этим еще расчесать, долго, вдумчиво, перебирая волосы пальцами.
«Чье это желание? Мое или его?»
Если подумать, Ван Ибо никогда не замечал за собой склонности к мужчинам. Первый, кто ему понравился, был Лю Хайкуань, но и то, это было уже после того, как начались сны.
— Да, так точно лучше, — уже более ровно заметил Чжочэн. — Спасибо.
— Эффект временный, — Вэй Ин похлопал его по плечу. — Но посмотрим, что дальше будет. В смысле, вдруг с другими воспоминаниями придет и опыт?
— Мне хочется тебя убить, — улыбнулся Чжочэн.
— Вряд ли получится.
— Господин Вэй, у вас все в порядке? — снаружи к окну прижался Вэнь Нин. — Помочь надо чем-нибудь?
— Мне тоже интересно, что тут случилось? — в спальню без стука зашла Цзыи. За ее спиной стояли заспанные Сюань Лу с Юйчэном, видимо проснулись из-за шума. — Чжочэн, в чем дело?
Чжочэн не ответил, но по щекам у него заходили желваки. Судя по всему, сон о Золотом ядре был не единственным. Он шагнул к Цзыи, сжал ее за плечи и встряхнул.
— Ты вообще помнишь, что случилось с тобой? — Чжочэн смотрел так, что Ван Ибо без труда догадался: печальная статистика не обошла в прошлой жизни и Цзыи. То есть, как тогда ее звали — целительницу Вэнь. Чжочэн не дождался ответа и прижал ее к себе.
— Эй, мы тут не одни вообще-то! — запротестовала та.
— Да наплевать.
— Дурдом! — закатил глаза Юйчэнь и скрылся из вида.
Сюань Лу посмотрела ему вслед, потом еще раз на Чжочэна с Цзыи и тоже куда-то ушла. Молча. Ван Ибо позавидовал обоим, у него возможности сбежать или там подышать в пакет, как делают в американских фильмах, не было. Хотя ему тоже хотелось, чтобы его кто-то встряхнул, обнял и сказал, что ему делать дальше. Или хотя бы прописал волшебных таблеточек, после которых все увиденное оказалось бы затянувшимся и многоуровневым кошмаром. Если уже даже Чжочэна пробрало практически до истерики, а у него ведь даже не объявилось мужа, который ждал его девятьсот лет и смотрел так, будто Ван Ибо просто обязан был кинуться ему на шею, как герой тайского лакорна!
— А-Чен, у тебя своя комната есть, идите уже отсюда, — предложил Вэй Ин и закрыл дверь за последними ночными визитерами. Он обернулся к окну, за которым все еще маячил скромный мертвец. — Вэнь Нин, у нас все хорошо…
Вэнь Нин кивнул и вдруг прыгнул вперед, разбивая стекло и рыбкой влетая в комнату. За рамой мелькнула металлически блестящая нить.
— Было хорошо. Вот только что было, — мрачно подвел итог Вэй Ин. — Что случилось-то опять?
— Напали, — лаконично объяснил Вэнь Нин.
— Отлично! Меч, флейту… и где мои штаны? Лань Чжань, а ты куда?!
Ван Ибо, который уже успел сделать пару шагов к окну — что было не так уж и легко с учетом разбитых стекол! — вдруг понял, что Вэй Ин подхватил его на руки. Как невесту, честное слово!
— Сиди тут, — Вэй Ин осторожно плюхнул его на кровать и укрыл одеялом. — Вэнь Нин, охраняй! А с гостем я сам разберусь.
Это было странно, до слез на глазах мило и нелепо, и одновременно хотелось расцеловать Вэй Ина и провалиться сквозь землю, чтобы больше не участвовать в этом фарсе.
Вместо этого Ван Ибо просто взял телефон.
— Подожди убегать и надень штаны.
Он нашел в списке контактов номер Хайкуаня. Профессор ответил сразу:
— Ибо, у вас там…
— Знаю, — согласился Ван Ибо. — Заходи, не бойся. Это вроде как свой мертвец.
— Надо же, как интересно, — одобрил Хайкуань и уже через секунду заглянул в окно. — Мне жаль, что из-за меня такое получилось. Я оплачу ремонт.
— Цзэу-цзюнь! — обрадовался Вэй Ин и поприветствовал Хайкуаня церемонным поклоном. — Рад вас видеть.
Тот на мгновение замер, всматриваясь в его лицо, а потом произнес не то вопросительно, не то утвердительно:
— Вэй Ин.
— Вэй Ин! — дверь снова распахнулась, явив возмущенного Чжочэна. — Что вы тут крушите?!
— Все нормально, я все улажу! — Вэй Ин одной рукой отмахнулся от него, другой подтянул штаны и широко улыбнулся Хайкуаню:
— Вы меня помните! — обрадованно сказал он и повернулся к Ван Ибо: — Ну вот почему все меня помнят, кроме тебя?
— Хайкуань с этим дольше живет, — и ревновать и обижаться было самым глупым в такой ситуации, но видимо в этот момент в голове снова проснулся Лань Чжань — чтоб ему провалиться со своими сложными чувствами посреди ночи!
— И я видел вас во сне, — добавил Хайкуань. — Рад встретиться… — он замялся, но добавил: — вживую.
«И без толпы ходячих мертвецов», — мысленно добавил Ван Ибо.
— А вы тоже участник всего этого группового психоза? — влез Чжочэн. — Соболезную!
Хайкуань улыбнулся в ответ. У него вообще очень здорово получалось передавать улыбкой целый спектр эмоций. Вот сейчас это было вежливое согласие с пониманием и толикой сочувствия. Ван Ибо аж зависть брала.
— Цзэу-цзюнь, мы так и будем говорить через окно? — первым смутился Вэй Ин, хотя было сложно поверить, что он вообще на это способен. — Вэнь Нин, пропусти гостя, как полагается.
— Не нужно, не нужно, — покачал головой Хайкуань. — Мне просто не спалось, я решил убедиться, что здесь все в порядке и по недоразумению принял вашего друга за нежить… Мне очень жаль, что так получилось.
Чжочэн посмотрел на осколки стекла на полу, потом встретился взглядом с Ван Ибо, набрал воздуха в грудь, но вместо раздраженной тирады только с шумом выдохнул и махнул рукой:
— Знаете что… пойду я спать! И если меня еще кто-нибудь разбудит — я точно всем ноги переломаю!
Вэй Ин посмотрел на него, как любящая мать, на глазах которой единственный отпрыск сказал первое слово.
— И вот что, — добавил Чжочэн, перед тем, как выйти из комнаты, — там на кухне Лу что-то варит, кажется — суп. Пробовать не советую!
Он с грохотом захлопнул за собой дверь. Ван Ибо посмотрел на осколки на полу, на Хайкуаня за окном и понял, что раньше жил очень скучно. Вот то ли дело заклинатели тысячелетней давности!
— Еще раз прошу прощения, что побеспокоил, — Хайкуань не торопился уходить. — Но ответьте мне на один вопрос, господин Вэй. Вы-то как давно все вспомнили?
— Я и не забывал. В смысле, не перерождался, — улыбнулся Вэй Ин. — Так что снюсь вам именно я, надеюсь, не в кошмарах.
— Понимаю… Понимаю, что сейчас не самое подходящее время для разговора, но, может быть, мы могли бы встретиться завтра? Мне о стольком хочется вас спросить!
— Мне вас тоже! — только что не потирал руки Вэй Ин. — Где и когда?
Ван Ибо запретил себе думать, что эти двое как-то уж слишком друг другу рады, и пошел искать веник. Он пока не очень представлял, что они будут делать с разбитым окном, но хотя бы осколки с пола можно было убрать.
На кухне пахло горелым, а Сюань Лу стояла у плиты и смотрела в кастрюлю так, словно там был эликсир бессмертия или смертельный яд. Пробовать это она явно побаивалась.
— О, а вы что тут делаете?
— Мы? — Ван Ибо оглянулся, обнаружил за спиной Вэнь Нина и даже не удивился. — Вряд ли меня стоит охранять в доме.
Мертвец улыбнулся и развел руками, словно говоря «А мало ли что?»
— Понятно, — Ван Ибо достал из стенного шкафа веник и совок.
— Господин Вэнь? — тем временем заговорила Сюань Лу. — А попробуйте суп? Мне во сне рецепт приснился, я приготовила, а пробовать как-то опасаюсь. Вам хуже уже не будет, правильно?
— Увы, вкусы я тоже очень слабо различаю. Прошу прощения! — отказался Вэнь Нин, и Ван Ибо сбежал с кухни, пока рискнуть не предложили уже ему.
В спальне было прохладно, из разбитого окна тянуло сквозняком, уже привычно пахло снегом и подступающей зимой. Вэй Ин валялся на кровати поверх одеяла и крутил в руке черную флейту с красной кисточкой. Хайкуаня уже не было.
— Если что, это был твой брат, — объяснил Вэй Ин. — Господин Лань Сичэнь, Цзэу-цзюнь, глава ордена Гусу Лань… И он тоже почему-то много всего помнит. Ты видишь тут логику?
— Вижу, — Ван Ибо принялся подметать с пола стекло. Вэнь Нин собирал крупные осколки, порезаться он явно не боялся. — У Хайкуаня есть друг, Чжу Цзаньцзинь. Я встретился с ним в день приезда сюда, и мне начало сниться прошлое. Мои друзья встретились с ним вчера, и сегодня утром уже рассказывали о снах. Осталось узнать, когда с ним познакомился Хайкуань.
Почему-то говорить это Вэй Ину было очень легко. Ван Ибо был уверен, что новый знакомый (или таки правильнее называть его мужем? бывшим мужем? своим вдовцом?) точно подскажет что-нибудь дельное.
Осколки звенели, перекатываясь по дощатому полу, собирались в колючую сверкающую горку.
— Чжу Цзаньцзинь? А как пишется? Хотя сам найду, через Цзэу-цзюня, — Вэй Ин отложил флейту и взял мобильный телефон. — Так, фотографии есть? Ага…
— Что, тоже старый знакомый? — уточнил Ван Ибо, уже не удивляясь. Вэнь Нин подошел и тоже глянул на экран.
— Ляньфан-цзунь, — резюмировал он. Очередное прозвище мало что говорило Ван Ибо, но приятно было, что его теория уже в чем-то подтверждается.
— Он тоже из наших?
— Тоже, — согласился Вэй Ин, что-то печатая. — Был побратимом твоего брата, а еще главой клана Цзинь и Верховным заклинателем, какое-то время.
— А потом его убили, — предположил Ван Ибо.
— Конечно, — усмехнулся Вэй Ин легкомысленно. — Кстати, твой брат и убил.
— Вашу мать! — Ван Ибо чуть не выронил совок. — Мы там вообще в прошлом нормально жили?! Ну хоть иногда, чисто для разнообразия?
— Посмотри вокруг, — Вэй Ин широким жестом обвел комнату, явно включая в этот жест и дом, и весь город. — Вот примерно такое «нормально» у нас и было!
Ван Ибо промолчал и пошел выбрасывать стекло.
На кухне Сюань Лу отмывала пригоревшую кастрюлю.
— Отрава какая-то получилась, — объяснила она. — Ничего, завтра куплю продуктов и еще попробую!
— Звучит угрожающе.
— Да. Есть будете вы.
— Я не буду, меня Вэй Ин защитит, — засмеялся Ван Ибо.
— Кстати! — Сюань Лу даже кастрюлю отложила. — А у вас с ним что?!
Ван Ибо пожал плечами. Откровенничать о своей личной жизни почему-то не хотелось.
— Пока что разбитое окно и визит Хайкуаня. Посмотрим, что еще успеет до утра случиться.
— Да я не об этом!
— А я — об этом, — усмехнулся Ван Ибо и снова ушел к себе, то есть к ним.
Теперь Вэй Ин дожидался его один.
— Отправил Вэнь Нина искать, чем пока закрыть дыру, — объяснил он. — И запретил ему отламывать крышку у стола из гостиной, хотя он и собирался. Пусть лучше соседей грабит, чем ваши вещи ломает, так?
— Наверно, — согласился Ван Ибо и решительно выключил свет. До пяти утра оставалось часа четыре, и это время он однозначно собирался спать. Даже если придет Вэнь Нин и будет заколачивать разбитое окно досками.
Ван Ибо представил это и фыркнул, забираясь под одеяло к Вэй Ину. И ладно, лежать вдвоем было теплее. Даже жарко, пожалуй. Вэй Ин закинул на него ногу, устраиваясь поудобнее.
— Завтра обедаем с Цзэу-цзюнем, — заметил он мимоходом. — И его друг тоже будет. Так что отдыхай, день будет веселый.
— Видимо, как в старые добрые времена?
— Разумеется!

Ванцзи проснулся как обычно, когда час тигра сменялся часом кролика, и сразу встал, не позволяя себе задерживаться в кровати. Разреши себе одну слабость, и другие потянутся за ней, как поле зарастает сорной травой или дом — паутиной. Сорняки следовало выпалывать вовремя, от слабостей — избавляться.
Иначе разве можно считать себя достойным человеком?
Сам Ванцзи имел все шансы таким вырасти.
Он оделся — разумеется, без помощи слуг или — тем более! — служанок. Женская и мужская половина в Гусу вообще были строго разделены. Впереди ждала утренняя медитация с братом. А-Хуань вставал еще раньше и к приходу Ванцзи успевал сходить и поприветствовать дядю, написать несколько писем, отдать поручения адептам клана. Ванцзи хотел быть похож на него, быть настолько же безупречным, но он понимал, что едва ли получится. Слишком тянула вниз его тайна, слишком много в мыслях было раздражения, страха, еще чего-то, что так сложно было назвать и точно нельзя было ни с кем обсудить.
Медитации спасали от этого ровно до того, как Ванцзи входил в учебную комнату и видел чужую спину, небрежно собранные волосы, расслабленную до неприличия позу. От этого внутри поднималась горячая волна, с которой не помогали справиться никакие медитации и никакие уговоры.
Брат вышел ему навстречу, улыбнулся спокойно и безмятежно.
— Ванцзи.
— Старший брат.
Его вежливый поклон был и данью хорошему воспитанию, и способом защиты одновременно. Ванцзи не хотел, чтобы А-Хуань о чем-то его спрашивал. И отвечать тоже не хотел бы.
— Идем, — старший брат тронул его за плечо. — Хороший сегодня день, правда?
— Мгм.
Солнце вставало над тренировочной площадкой, высушивало утреннюю росу. Они с братом сидели друг напротив друга, и Ванцзи чувствовал, как циркулирует по телу энергия. Краем внимания чувствовал брата — его тепло, ровное движение его силы. Если бы с одним из них что-то было не так, другой понял бы и помог. Они были друг у друга и должны были быть всегда. И Ванцзи вовсе не стоило заглядываться на учеников из других кланов. Они что, как приехали, так и уедут. У каждого — свой путь, свой дом, свои ценности. А некоторые вообще по ночам вино пьют, а потом на уроках дремлют!
Чтобы отогнать от себя образ нахала, пришлось хорошенько сосредоточиться. А солнце поднималось выше, согревало волосы и щеку, почему-то только одну. Ванцзи пошевелился, повернул голову, окончательно сбрасывая сосредоточение, и открыл глаза.
Над ним был потолок, в темноте казавшийся серым. Щеку грело дыхание лежащего рядом человека. Ванцзи пошевелился, сел, выскальзывая из-под одеяла, и Вэй Ин тут же поднял голову.
— Что, уже пять? Встаем, да? А может, еще хоть пару минут поваляемся?
Ванцзи молча на него смотрел, не веря в происходящее. Они с этим человеком не могли оказаться в одной кровати. Вэй Ин не мог говорить так с ним. Где вообще они находились?
— Ладно, понял, не надо так укоризненно молчать! — тем временем болтал Вэй Ин. — Ну прямо как раньше! Ты сначала в душ или на тренировку? Как ты это обычно делаешь? Я готов присоединиться.
В душ? Ванцзи вспомнил комнату, белую ванну, стекающую на голову воду — теплую, а вовсе не ледяную. Свет — электрический, а не свечи и масляные лампы.
— Погоди, — выдохнул Ван Ибо. — Мне надо понять… Кто я вообще?
Вэй Ин сел, не сводя с него взгляда.
— Сколько тебе лет? — спросил он.
— Шестнадцать. Нет, подожди! — Ван Ибо закрыл лицо ладонями. Перед глазами стояли улыбающиеся лица родителей и родственников, праздничный торт, свечи… — Мне двадцать. Пятого августа исполнилось, — торопливо заговорил он, пока это не затмили чужие воспоминания. — Родители оплатили в подарок поездку. Скоро возвращаться на учебу. Меня зовут Ван Ибо, я родился в Лояне…
— Тихо, тихо, тихо, — на запястья легли чужие горячие ладони, легко сжали, и Ван Ибо почувствовал, что наконец может вдохнуть полной грудью. — Чего ты так распереживался? В наши шестнадцать лет все так спокойно было, ни войны, ни смертей…
Ван Ибо опустил руки и открыл глаза. Вэй Ин мгновенно изменился в лице, так, что если бы он не успел увидеть встревоженно сдвинутые брови, то купился бы на беззаботную улыбку.
— Ну как, лучше уже?
— Мне снились Облачные глубины, — Ван Ибо не стал отвечать на вопрос, который, и дураку понятно, был риторическим. — Утро, медитация со старшим братом и… Я действительно был им. Тем, кем ты меня называешь.
Имя не хотелось произносить даже мысленно. Уж слишком своим оно теперь казалось. Ван Ибо вспоминал горы, утро, теплую улыбку А-Хуаня — и пусть это мало походило на его нынешнюю жизнь, все равно, это тоже когда-то было настоящим.
— Я же вам говорил, — Вэй Ин не торопился вставать, сидел рядом, держал за руки. А Ван Ибо вспоминал его в ланьши в белых одеждах и солнечной яркой улыбкой и не мог не восхищаться им сейчас. — Интересно, как остальные переживут? Как думаешь, надо послать Вэнь Нина в аптеку за успокоительным?
— Для меня — точно не надо, — ответил Ван Ибо ровно. О том, что только что показал себя слабым, он уже жалел. Хотя говорили же, что не надо стесняться своих чувств… Или нет? Всегда говорили, что нельзя идти на поводу у эмоций, а лучше не чувствовать ничего неправильного. Излишняя радость или горе — одинаково недопустимы. — У меня точно сейчас извилины в морской узел завяжутся. Почему этому Лань Чжаню надо столько места в моей голове?
— Потому что его там не было совсем, — объяснил Вэй Ин, тоже очень спокойно. — А теперь есть, и да, старые воспоминания тоже надо куда-то деть. Они перекрывают собой твои собственные или нет?
— Откуда я знаю?
Ван Ибо привалился спиной к изголовью кровати, Вэй Ин устроился рядом. Слишком близко, недопустимо… «Мы только что всю ночь проспали вместе, — попытался воззвать к логике Ван Ибо. — И вообще вроде как в браке!» Правила приличия неохотно сдались.
— Давай проверим. Вспоминай школу. За кем ухаживал, какие оценки по алгебре были, чем в столовой кормили?
— И кто бы мог подумать, что заклинатель знает слово «алгебра»? — пробормотал Ван Ибо.
— Так я эти годы прожил, а не в анабиозе провел, — Вэй Ин взъерошил ему волосы. — И не болтай, а лучше вспоминай.
— А ты не командуй!
— Между прочим, я — последний действующий старейшина ордена Гусу Лань, и тебе надлежит меня уважать и слушаться. Так что делай, что говорю!
Ван Ибо даже не нашел, что возразить. Хотелось разве что спросить, как Вэй Ин выбился в старейшины и что случилось с остальными, но это можно было и потом. А пока — школа. Не тот класс, где дядя — какой еще дядя? — с возвышения зачитывал правила, а другой: доска, электрические лампы, учительницы, в основном, женщины, что совершенно нормально и привычно. Новый телефон в подарок за хорошее окончание года. Велосипед. Урок физкультуры и драка в раздевалке после баскетбола.
— Вроде помню.
— Вот и молодец.
Вэй Ин поцеловал его — в кончик носа, чуть ли не как любимого кота. Ван Ибо даже отшатнулся от неожиданности, врезался затылком в стену, и от этого в голове окончательно прояснилось.
— Пошли медитировать, — сказал он вслух. — Хотя бы я вспомнил, как это правильно делать.

Глава 8, в которой Ван Ибо идет смотреть кроликов
Глава 8, в которой Ван Ибо идет смотреть кроликов
Ближе к семи утра до Ван Ибо донесся шум из дома: отголоски возмущенных криков, которые, к счастью, долетали до сада совсем неразборчиво, и звон разбитой посуды — увы, напротив, очень четкий. Сосредоточиться на медитации под такой аккомпанемент никак не получалось.
Ван Ибо открыл глаза и прислушался.
— Это А-Чен с Вэнь Цин, — прокомментировал Вэй Ин. Он не пошевелился и не открыл глаз, сидя в идеальной сиддхасане. — Им есть что обсудить.
Будто подтверждая его слова, до них донесся звон еще одной разбитой посудины.
— Надеюсь, в прошлой жизни не он ее убил?!
— Нет. Но, скажем так, не слишком мешал другим.
— Мгм…
— Что? — Вэй Ин открыл один глаз и посмотрел на него вопросительно приподняв бровь.
— Ты уверен, что они не переругаются насмерть, когда все вспомнят?
— Это ведь осталось в прошлом. Для них — буквально в прошлой жизни, — серьезно сказал Вэй Ин и выпрямил ноги, садясь удобнее. — Понимаешь… Мы были очень молоды тогда, самоуверенны, напуганы, и сделали кучу ошибок, которые хотели бы исправить, но уже не имели такой возможности. Для всех лучше принять то, что было, но не думать об этом, потому что иначе каждый будет перед кем-то виноват.
— И я тоже?
— Ты — исключение, — отрезал Вэй Ин и расплылся в улыбке. — Ты был идеален.
Слышать это оказалось не так уж лестно, как хотелось бы. Попробуй-ка добейся идеальности заклинателя, жившего тысячу лет назад!
Ван Ибо не успел ничего сказать, потому что в сад почти бегом влетел Юйчэнь и заявил:
— Подвиньтесь, кажется, мне теперь тоже нужна медитация!
Хотя места на газоне было полно, он плюхнулся на траву между ними.
— Между прочим, это твой зять, павлинчик, — напомнил ему Вэй Ин. — Ты бы привыкал к нему заново, что ли!
Юйчэнь посмотрел на него осуждающе и закрыл глаза, видимо, собираясь отрешиться от всего мирского раз и навсегда.
Ван Ибо, наоборот, встал.
— Пойду посмотрю, осталась ли еще посуда. От этого зависит, где мы все будем завтракать.
На кухне, как ни странно, был почти порядок. Несколько разбитых тарелок вполне можно было не считать. А еще там была только Сюань Лу с половником, который в ее руках почему-то смотрелся вполне серьезным оружием.
— Все просто с ума посходили, — вздохнула девушка, падая на стул. — Представляешь, Юйчэнь сказал, что ему надо подумать и разобраться в своих чувствах. Ну не козел ли?
— Не грусти из-за павлина, шицзе, — Вэй Ин сел с ней рядом. — Во-первых, он все равно тебя любил. Во-вторых, хочешь я пойду и ему морду набью? Ну, или можем в тюрьму отправить по фальшивому обвинению…
— Половником стукну, — ласково улыбнулась ему Сюань Лу.
— Понял, сами разберетесь.
Ван Ибо заварил чай — молча, разговаривать при чужих не хотелось. «Идиот, какая она тебе чужая, вы со школы дружите!» Как обычно, ощущениям было плевать на логику.
Ван Ибо мысленно отвесил себе подзатыльник.
— Ну, а тебе сегодня что снилось? — спросил он девушку.
Она смутилась, разглядывая стол:
— Да так, всякое… В общем, я не очень запомнила. А тебе?
— Утро в Облачных глубинах, — говорить о таких личных вещах приходилось через силу, но все-таки как-то получалось. — При этом меня там вообще не было, в смысле, я полностью был этим Лань Чжанем, так что я проснулся и долго понять не мог, кто я вообще такой.
— И меня это тоже ждет потом, да? — Сюань Лу обреченно уставилась на половник. — И буду я, значит, древнекитайской домохозяйкой… Мама меня убьет!
— У нее мама — активистка феминистического движения, — пояснил Ван Ибо для Вэй Ина. Тот пожал плечами с видом человека, повидавшего уже все, что только можно:
— Это еще ничего. Потом госпожу Юй вспомнишь и сама убедишься. Эх, и как же я по вам всем скучал, вы бы знали!

О каких-то общих экскурсиях в этот день уже и речь и не заходила. Ван Ибо собирался на обед с Хайкуанем, остальные разошлись по городу — даже не парочками, а вообще по одному. Вэнь Нина отправили охранять Сюань Лу.
— Цзян Чена мне тоже жалко, — объяснял Вэй Ин потом, — но с ним мы все-таки подольше общались. А шицзе совсем молодой умерла. Не хотелось бы повторения.
— Ты все-таки ждешь, что на нас кто-то нападет? — уточнил Ван Ибо.
— Ну, мало ли что. Тут вон то водяная пучина с гулями, то призрак.
Говорил Вэй Ин спокойно, объяснял совершенно логично, но Ван Ибо не оставляло ощущение, что ему рассказывают далеко не все. Кажется, раньше Вэй Ин тоже так делал, и с такими же честными глазами.
— Мне точно ничего больше не надо знать?
— Мы же об этом уже говорили. Лучше будет, если ты вспомнишь все сам.
— Есть риск свихнуться раньше.
— Медитации нам всем помогут, — еще беззаботнее улыбнулся Вэй Ин.
Налетевший порыв ветра как в кино растрепал ему волосы. Не хватало только эффекта слоумо до сходства со сценой из дорамы про заклинателей. Ван Ибо протянул руку и отвел с его лица прядь волос, словно полоской маркера перечеркнувшую щеку.
Вэй Ин закрыл глаза, и улыбка на секунду превратилась в болезненную гримасу. Но уже в следующий момент он снова принялся балагурить:
— Лань Чжань, такие ласки у всех на глазах! Что люди подумают?
— Плевать.
Настроения дурачиться и изображать что-то не было. Хватило буквально секунды — когда Вэй Ин стал тем человеком из снов, которого так хотелось защитить, чтобы понять: здесь в настоящем Ван Ибо оказался ничуть не менее влюблен, чем тот, пока еще чужой Лань Чжань.
— Тогда давай сбежим, пока твой брат не пришел?
Вэй Ин вроде бы и смеялся, но предложение почему-то прозвучало вполне серьезно. Ван Ибо даже чуть не согласился. Дома было бы точно удобнее, чем здесь, на открытой веранде кафе, среди туристов, где с соседних столов то и дело слышалась иностранная речь, а на Вэй Ина бессовестно глазели считай все.
— Поздно.
Хайкуань и Цзаньцзинь уже шли к ним, обходя других гостей и официантов.
— Прошу прощения, мы, кажется, опоздали.
— Ну что вы, Цзэу-цзюнь, это мы пришли раньше, — улыбнулся Вэй Ин. — Дома не самая уютная обстановка, все вспоминают прошлые жизни, а это, оказывается, делает людей излишне нервными. Я и подумать не мог, что это такое сложное дело!
Ван Ибо захотелось его стукнуть. Или укусить — за шею, так, чтобы на светлой коже остался красноватый отпечаток зубов, а Вэй Ин бы стонал, смеялся и требовал перестать.
Ван Ибо посмотрел на Хайкуаня, и ему стало стыдно. Нашел время для эротических фантазий называется!
— Так ты не шутил? — Цзаньцзинь повернулся к Хайкуаню. — Ты, правда, вспомнил прошлую жизнь? А молодые люди — видимо, экстрасенсы?
На нем сегодня была рубашка с принтом из золотых рыбок, правая рука все так же была в лангете, а в голосе слышалось недоверие, которое он даже не трудился скрывать. Непохоже было, что и в Цзаньцзине воплотилась душа древнего заклинателя.
— Куда экстрасенсам до меня, — улыбнулся ему Вэй Ин. — Да вы садитесь, заказывайте, за едой и разговор лучше пойдет.
— За едой вообще запрещено разговаривать, — Хайкуань произнес это шутливо, и Вэй Ин с готовностью рассмеялся:
— Как же, как же, помню это правило! И еще не есть больше трех мисок риса… Сколько раз я это в свое время переписал, до сих пор ведь не забыл.
— Кстати, я не видел стену правил в настоящем. Что с ней случилось, не знаете, господин Вэй?
— А как же! Я и разрушил, когда… — Вэй Ин глянул на Ван Ибо. — На твоих похоронах, в общем. Я был расстроен.
— Стена правил? — Ван Ибо переспросил, просто чтобы не молчать, но перед глазами уже стояла плита из белого мрамора и выбитые на ней слова. Он точно это видел когда-то.
— Была у вас такая.
— Была, — согласился Хайкуань. — Как-то неуважительно вы обращаетесь с достопримечательностями, господин Вэй!
Цзаньцзинь крутил в руках меню и явно меньше всего интересовался его содержимым.
— Вы это серьезно? Хотите сказать, что там, — Цзаньцзинь кивком головы указал примерно в сторону гор, — в самом деле есть поселок?
— То, что от него осталось, — кивнул Вэй Ин. — Как вы понимаете, там уже довольно долго никто не живет.
— Но почему никто не может туда попасть? — в голосе Цзаньцзиня едва-едва слышалась усмешка, словно он говорил: «если как следует надавить на логику, от ваших фантазий ничего не останется».
— В каждом ордене были свои способы защитить земли от случайных или нежелательных гостей, — развел руками Вэй Ин. — Барьер на землях Гусу Лань до сих пор действует.
— И как же тогда вы туда прошли? — Цзаньцзинь сделал большие глаза. — Мне бы страшно хотелось увидеть место, о котором так много говорит профессор Лю.
— Очень просто, — сказал Ван Ибо. Понимание пришло само собой. — Барьер до сих пор настроен так, чтобы пропустить меня и старшего брата.
— Лань Чжань, — расплылся в довольной улыбке Вэй Ин. — Как приятно, когда ты все понимаешь. О! Ичжоу, Ичжоу, мы тут! — замахал рукой он.
Хайкуань обернулся к выходу и изменился в лице. Хотя Ван Ибо было гораздо интереснее следить за реакцией Цзаньцзиня, гадая, в самом деле он впервые видит этого человека или настолько искусно притворяется. Но на лице у того читалось только вежливая заинтересованность.
А к ним приближался «человек с саблей». То есть, днем он, конечно, был без сабли, обычный парень лет двадцати пяти, приятный, красивый даже. И Ван Ибо мог сразу сказать, что он тоже сейчас окажется их знакомым из прошлой жизни.
— Добрый день, — Ичжоу сел на свободный стул. — Извините, задержался.
— Ничего, — Вэй Ин махнул рукой. — Я тебя вовремя никогда и не ждал. Цзэу-цзюнь, узнаете побратима?
— Кто и кого? — обреченно уточнил Ичжоу.
Хайкуань вздохнул:
— Господин Вэй, может быть, вы сможете называть меня нынешним именем? А то, боюсь, всех запутаете.
— У шефа плохая память на имена, — Ичжоу махнул рукой. — Он всем в отделе прозвища придумывает.
— Наоборот — у меня отличная память! — наигранно обиделся Вэй Ин. — И за тысячу лет не забываю! Итак, к нам присоединился глава ордена Цинхе Не, Чифэн-цзунь, Не Минцзюэ! Глава Не, твои побратимы — Цзэу-цзюнь и Лянфан-цзунь, разреши вас снова познакомить.
— Очень рад, — кивнул Ичжоу и открыл меню. Видимо, с Вэй Ином он работал давненько и привык уже ко всему.
— Не помнит, — пояснил Вэй Ин. — И спешит потратить командировочные.
— Ну да, — подтвердил Ичжоу и помахал официантке, чтобы подошла.
Цзаньцзинь потер виски кончиками пальцев:
— Господин Вэй, как-то вы странно гадаете все-таки. Ни час, ни день нашего рождения не спросили, а уже всю прошлую жизнь готовы рассказать. Как-то… не очень верится.
— У меня свои методы! — в ответ глянул на него Вэй Ин. — Итак, вот вы в прошлой жизни были мужчиной. Родились в борделе у певички от знатного человека, но впоследствии достигли высокого положения и убили своего отца. Потом побратима. А потом другой побратим убил вас. И мне вот не верится, что вы, господин Мэн, ничего не помните,
Цзаньцзинь пожал плечами:
— Может, вы и придумали хорошую историю, но чем вы ее можете доказать?
— Я тоже это помню, — вздохнул Хайкуань. — Фрагментами, из снов… И долго думал, что ты просто похож на того, кто мне снился.
Ван Ибо уставился в стол. Присутствовать при таких разговорах было все еще неловко, но к теме «кто кого убил в прошлой жизни» он, кажется, понемногу начинал привыкать.
— Не просто похож! — наставительно поднял палец Вэй Ин. — Я абсолютно уверен, что душа Лянфан-цзуня воплотилась в господине Чжу.
— Даже если и так, то что? — пожал плечами Цзаньцзинь. — Вряд ли это касается меня теперешнего!
— А что у вас с рукой?
— Сломал, до сих пор болит. А что, нельзя?
— Я думал — отрубили, — Вэй Ин улыбнулся — одними губами, глаза у него остались настороженными и внимательными. Ван Ибо засмотрелся. — Но сломать — тоже ничего, конечно. Давно пострадали?
— В мае, — неохотно ответил Цзаньцзинь. — А это важно?
— Все может быть важно, когда расследуешь такое дело.
— Вы еще и частный детектив помимо гадателя?
— Да если бы! — Вэй Ин выложил на стол удостоверение. Официантка глянула и ушла за заказом так быстро, словно ее унесло сквозняком. — Никакой самодеятельности, все строго официально.
— Однако… — Цзаньцзинь почесал в затылке, с озадаченным видом рассматривая удостоверение. — Выглядит настоящим. И что же… придется признать все эти прошлые жизни за правду? Если уж даже до расследования дошло.
— Придется, — подтвердил Вэй Ин. — Так как вы пострадали?
— Мы с группой студентов ездили на экскурсию в горы, — Хайкуань придвинулся ближе к своему другу и, Ван Ибо мог бы поспорить, под столом положил руку ему на колено. — Наш автобус попал под оползень и перевернулся. Я отделался сотрясением мозга, Цзаньцзинь вот руку сломал.
Вэй Ин кивнул и продолжил заваливать вопросами: что видели перед оползнем? что сразу после? когда именно начались сны у профессора Лю и точно ли Чжу Цзаньцзинь уверен, что ему ничего не снится?
Ичжоу невозмутимо пил чай, и Ван Ибо ему даже в чем-то завидовал. Казалось, Вэй Ин знал что-то, о чем не знали они все, и теперь искал следы этого в чужих ответах. Возможно, дело было в определенном человеке? Ван Ибо чувствовал, что Цзаньцзинь нравится ему все меньше. Уж слишком подозрительным было то, что он до сих пор ничего не помнил! Или это была просто зависть? Пожалуй, он согласился бы лучше сломать руку, чем видеть все эти сны и делить голову с древним заклинателем. Куда лучше было бы ни о чем таком и не знать и просто так в отпуске встретить Вэй Ина, влюбиться и волноваться из-за какой-нибудь банальной ерунды.
— Ну, что ж, кажется, у меня больше не осталось вопросов, — Вэй Ин откинулся на спинку стула, задумчиво глядя на Цзаньцзиня.
Тот с облегчением выдохнул и украдкой бросил взгляд на Хайкуаня. Улыбнулся и…
— Хотя нет, осталось еще кое-что! — словно бы спохватившись, сказал Вэй Ин.
Улыбка стекла с лица Цзаньцзиня.
— Может хватит? — устало спросил Хайкуань. — Мы в самом деле рассказали все, что знаем.
— Не волнуйтесь, Цзэу-цзюнь, — улыбнулся ему Вэй Ин. — У меня действительно закончились вопросы. Но есть предложение. Как насчет того, чтобы вместе сходить и посмотреть на Облачные глубины?
— Это совершенно бессмысленно, — Цзаньцзинь уже даже не изображал улыбку. — Профессор Лю не один раз безуспешно пытался провести меня туда. И вы сами сказали, что на территории ордена… как вы сказали? Гусу? Действует защитный барьер.
— Думаю, на этот раз он вас пропустит, — Вэй Ин поигрывал между пальцев неразломленными палочками. Ван Ибо пару раз моргнул — настолько четким было ощущение, что в его руке флейта.
— Почему вы так в этом уверены? — Цзаньцзинь выдержал его взгляд, как человек ищущий правды. Но Ван Ибо с каждой минутой верил ему все меньше.
— Потому что защитный барьер последним обновлял я, — пояснил Вэй Ин. — И я могу разрешить вам пройти.
— Везде-то вы успели, — заметил Цзаньцзинь без удивления. — Может, вы дадите мне разрешение, а проверим мы позже? А то у нас еще были планы на сегодняшний день. Завтра, например? Или это тоже необходимый следственный эксперимент?
— В общем-то, нет, — Вэй Ин встал из-за стола. — Лань Чжань, пойдем, прогуляемся тогда вдвоем. Глава Не, можешь возвращаться домой. Что делать — ты знаешь.
— Всегда бы такие задания давали, — довольно кивнул Ичжоу. — Есть да спать, у нас даже кот в отделе больше работает.
— Тоже грехи прошлой жизни искупает, — пояснил Вэй Ин. — Ну, всем до встречи! И не надейтесь так просто от меня избавиться.
— Рад был повидаться, господин Вэй, — вежливо попрощался Хайкуань. Цзаньцзинь даже притворяться не стал.

— Что думаешь? — спросил Ван Ибо, когда они вышли из ресторана и отошли на приличное расстояние, чтобы точно никто не подслушал.
— Думаю, что не верю я этому Цзаньцзиню. Вот вроде бы и обычный парень, а у меня все равно такое чувство, что с Мэн Яо разговариваю, — Вэй Ин вздохнул и взял Ибо под руку, прислоняясь к его плечу. — А он был тем еще скользким типом! Проверим, что Ичжоу приснится. И пропустит ли барьер Чжу Цзаньцзиня, если я дам допуск Мэн Яо. И вообще я устал и хочу на ручки.
— Ты это серьезно? — Ван Ибо не удержался от смеха. — Тебе тысяча лет, не забыл? И ты заклинатель и большой начальник.
— Ой, подумаешь, — засмеялся и Вэй Ин. — Одно другому не мешает. О, а давай мороженого купим?
— А потом?
— А потом пойдем в Гусу, настраивать защитный барьер. Кстати, и тебя научу. Думаю, у тебя уже получится, — Вэй Ин отпустил руку Ван Ибо, сворачивая к ближайшему магазину с яркой вывеской.
Ван Ибо шагнул за ним. Можно сказать, план его полностью устраивал. И научиться настоящим заклинаниям, в самом деле, было интересно, и от мороженого отказываться не собирался, хотя, как оказалось, у Вэй Ина и тут был план. Он выбрал ванильный рожок и по пути облизывал его с большим знанием дела. Ван Ибо старался не смотреть, но все равно поглядывал то и дело. Вэй Ин улыбался, если встречался с ним взглядом, и выглядел совершенно довольным жизнью.
К белым каменным столбам они вышли без малейших затруднений, даже не понятно, как в прошлый раз умудрились не найти.
— Вот здесь мы впервые и увиделись, — пояснил Вэй Ин тоном экскурсовода. — Мы пришли на обучение, ты шел из города. Красивый такой… И такой зануда, ты не представляешь!
— Представляю, — Ван Ибо вздохнул, вспоминая свой сон. — Вряд ли я был таким уж хорошим собеседником.
— Зато посмотреть всегда приятно, — утешил его Вэй Ин. — А вот барьер, видишь?
Ван Ибо кивнул. Если не знать о барьере, то можно было легко пропустить едва заметное глазу прозрачное, как стенка мыльного пузыря, колебание в воздухе.
— И вид не портит, скажи? — засмеялся Вэй Ин. — Думаю, поработаем над ним на обратном пути, а пока погуляем?
— Мгм, — Ван Ибо шагнул к нему ближе и поймал за ладонь.
— О, — протянул Вэй Ин. — Считаем это первым свиданием?
— Мы вместе спали, — напомнил Ван Ибо.
— А что это меняет? — удивился Вэй Ин.
— И правда…
Благодаря последнему сну Ван Ибо уже знал, как это место выглядело раньше, помнил врата для гостей, которые раньше охраняли адепты клана, и мощеные светлым камнем дорожки.
— Ты часто сюда возвращаешься? — спросил Ван Ибо.
— Когда приходит время обновить барьер, — ответил Вэй Ин. — Примерно раз в десять лет. Обычно в апреле.
— Значит, если бы не фото призрака, мы бы здесь не встретились? — мечте о тихой и спокойной встрече, кажется, просто не суждено было воплотиться.
— Выходит, так, — согласился Вэй Ин. — Но наш Департамент в любом случае проверяет все загадочные истории. И знаешь, мне кажется, что пятеро заклинателей, пробудившихся разом, так или иначе нашли бы способ о себе заявить. Опять же нежить к вам бы потянулась, так что точно встретились бы, не переживай.
Ван Ибо кивнул, принимая к сведению. Хотелось спросить, когда Облачные глубины были заброшены. Хотелось проверить, осталось ли что-нибудь от каменных стен минши. Хотелось взять Вэй Ина за руку и навсегда уйти отсюда.
— Почему ты оставил барьер?
Вэй Ин запрокинул голову, подставляя лицо солнцу.
— Понимаешь, в жизни должно быть хоть что-то святое и неизменное. По-моему, место, где похоронен любимый человек, подходит для этого как нельзя лучше.
— Я? В смысле, Лань Ванцзи? — без удивления понял Ван Ибо. Ну да, должны же его были где-то похоронить. — Навестим мою могилу?
— А ты хочешь? — посмотрел на него Вэй Ин. Пусть он и улыбался, но глаза у него подозрительно блестели. Ван Ибо представил, как Вэй Ин приходил сюда каждые десять лет. В апреле… Видимо, подгонял свои визиты под праздник цинмин. Обновлял барьер, может, приносил на могилу цветы или сжигал ритуальные деньги — и все это время помнил о нем.
— Нет.
— Вот и хорошо, — кивнул Вэй Ин. — Пойдем, я тебе лучше кое-что другое покажу.
Ван Ибо сжал его ладонь в своей.
— Веди, куда хочешь.
— Куда хочу — рано, — отозвался Вэй Ин и потянул его за собой. Они повернули к цзинши, сейчас там был просто еще один кусок луга, поросший травой с редкими вкраплениями синих цветов. «Горечавка», — вспомнил Ван Ибо.
Вэй Ин не остановился и повел его дальше, туда где издалека виднелись заросли бамбука.
— А что там?
— Это тебе не снилось? — усмехнулся Вэй Ин. — Сейчас сам увидишь, тебе понравится!
Ван Ибо готов был поспорить, что ему что угодно понравится больше, чем его же, то есть, Лань Чжаня, могила. Так что спорить было не о чем. Но Вэй Ин все-таки смог его удивить, когда наклонился и поймал в высокой траве крольчонка.
— А вот и они! — объявил он. — Твои кролики. Ну, то есть, не те самые, за которыми ты ухаживал — сам понимаешь, сколько их тут новых с тех пор вывелось! — но, как видишь, до сих пор живут в Гусу. Можно сказать, последние коренные жители.
Ван Ибо засмеялся, забирая кролика из его рук.
— Надеюсь, они не заклинатели?
— Этот вряд ли, слишком юный, — с серьезным видом сказал Вэй Ин. — А вооон тот, похожий на твоего дядюшку, — он указал на кролика, меланхолично жующего что-то в нескольких шагах от них, — этот может быть.
Кролики не боялись. Скорее всего здесь, за защитным барьером они вовсе никогда не видели людей и даже не подозревали о существовании другого мира. Ван Ибо сел на траву, скрестив ноги, и кролик устроился у него на руках, обнюхивая пальцы.
— Заклинательские кролики. Это так…
— Мило? — подсказал Вэй Ин.
— Странно! Еще более странно, чем все остальное.
— Это был наш секрет.
Вэй Ин сел рядом, потом и вовсе лег, положив голову на бедро Ван Ибо. Кролик принялся обнюхивать его волосы и, кажется, собирался попробовать их на вкус. Ван Ибо пересадил его в траву. Кролик попрядал ушами и лениво пошел к остальным.
Было тихо, тепло и как-то невероятно спокойно. На траве лежали резные тени от бамбука, изредка они шевелились — когда ветер касался плотных темно-зеленых листьев, но и этот звук быстро снова затихал. Вэй Ин лежал с закрытыми глазами, наверно, думал о чем-то. Можно было и спросить, но Ван Ибо почему-то просто нравилось смотреть на него, отмечая и длинные ресницы, и темные брови, и губы, словно созданные, чтобы их целовать.
Почему-то мысль о том, чтобы целоваться с другим парнем — нет, только с Вэй Ином! — больше не вызывала ни паники, ни недоумения. «И все-таки, кто из нас этого хочет?» — спросил себя Ван Ибо, пытаясь разобраться в своем вдвойне загадочном внутреннем мире. По логике выходило, что это как раз желание Лань Ванцзи. С другой стороны, Ван Ибо тоже не был против. «А если нас обоих это устраивает, то точно надо сделать!» Хотя, возможно, стоило еще поинтересоваться мнением Вэй Ина.
— Спишь? — Ван Ибо тронул его за плечо.
— Нет, — Вэй Ин открыл глаза, которые казались синими из-за отражавшегося в них неба. — Просто лежу и мне просто хорошо.
— Тогда лежи дальше.
— Я же тебе экскурсию обещал, и барьер еще, — Вэй Ин сел, потягиваясь, и Ван Ибо поймал его за талию, притягивая к себе вплотную.
Вэй Ин обнял его в ответ с такой готовностью, будто только этого и ждал. Хотя, почему «будто»? Ждал.
— Я почти ничего не помню, — предупредил Ван Ибо. — И не собираюсь становиться таким занудой, как был. Чтобы вот это все: вставать на рассвете, медитировать, целомудренность блюсти… И еще я не против выпить. И читать не люблю.
Вэй Ин выразительно поднял брови.
— Даже не знаю, как мне с этим смириться.
— Как-то придется, — выдохнул Ван Ибо и быстро чмокнул его в губы, пока сам не успел задуматься. Отстраниться уже не получилось — Вэй Ин подхватил его под затылком и вместе с ним повалился в траву. Поцеловал не спеша, с чувством и знанием дела — шестьдесят восемь лет опыта, как-никак… Ван Ибо постарался и ответил, чем мог, так что вскоре это стало похоже на увлекательное — и чего уж скрывать? волнующее! — состязание. Пока Вэй Ин не остановился и не приподнялся, опираясь на локоть и глядя ему в глаза.
— Ты же помнишь, что я однажды уже умирал? — вдруг спросил он.
Ван Ибо растерялся, хотел подняться, но Вэй Ин свободной рукой прижал его за плечо к земле. Улыбнулся, словно говорил: «ну куда теперь-то убегать?», и Ван Ибо остался лежать под ним, чувствуя себя очень глупо. Не каждый день от поцелуев с тобой вспоминают о своей смерти!
— Мне тогда повезло довольно быстро вернуться обратно, — продолжил Вэй Ин. — Наверное, для тебя прозвучит жутко, но один человек пожертвовал мне свое тело. Так что когда-то я был другим человеком. Выглядел иначе, голос был другой… Но ты меня все равно сразу узнал. И я сначала думал, как у тебя это получилось, а потом боялся, что не смогу узнать тебя, когда встречу. Или, что уже не узнал — все-таки тысяча лет прошла.
Он коснулся пальцами щеки Ван Ибо, едва ощутимо — чуть щекотно — очерчивая скулу. Добавил тише.
— Зря боялся. Ты такой же, как был. И целуешься так же.
Наверно, это нужно считать комплиментом, но Ван Ибо почему-то стало не по себе. Возбуждение понемногу проходило, и вспоминать о том, что они только что тут делали с Вэй Ином — а кролики, между прочим, смотрели! — тоже теперь было странно. Хотя и хотелось бы повторить, в более подходящей обстановке, конечно.
— Я… ну, рад слышать, в общем. Было бы обидно, если бы я разучился, а целоваться — вещь нужная…
Ван Ибо не знал, что сказать. К счастью, с ним был Вэй Ин, для которого такой проблемы вовсе не существовало.
— Было бы обидно, да, но не долго. Тогда бы я стал для тебя строгим учителем и всему бы обучил. А еще заставил бы сдавать экзамены каждый день.
— А если бы я не сдал? — Ван Ибо тоже уже смеялся.
— Переписывал бы правила Гусу. Стоя на одной руке. За плохой почерк — переписывать дальше, пока не научишься.
— Да ладно?
— А ты как думал? Ваш… наш… в общем, орден Гусу Лань был страшно праведен и страшно суров!
Ван Ибо залюбовался таким Вэй Ином — смеющимся, все еще раскрасневшимся после их недавних поцелуев и, определенно, счастливым. Пожалуй, можно было признать, что Ибо в него все-таки влюбился.

Глава 9, в которой Ван Ибо ревнует к Лань Чжаню
Глава 9, в которой Ван Ибо ревнует к Лань Чжаню
В коттедж они вернулись затемно, но там и без них никто не скучал. Чжочэн и Юйчэнь помогали Сюань Лу с ужином, в стороне Цзыи втыкала иглы в стоящего перед ней Вэнь Нина. Иглы были правильные, для акупунктуры, но вот одежду с пациента, наверно, стоило бы все-таки снять. Или хоть иглы продезинфицировать!
— Не переживайте, господин Лань, мне не страшны микробы, — Вэнь Нин пожал плечами. — Да и сестра быстро учится.
— Руки-то помнят! — кивнула Цзыи и загнала еще одну иголку ему в шею ближе к затылку.
— До этого ты меня два раза убила, — заметил Вэнь Нин. — В смысле, убила бы, будь я жив.
— Тоже полезный навык. Эх, не перевестись ли мне на медицину?
Вэй Ин тем временем выставлял на стол бутылки с вином.
— Разучились здесь, конечно, выпивку делать, — заметил он. — Вот то ли дело раньше, никогда не забуду вкус Улыбки императора! Шицзе, а что это вы готовите?
— Суп, — пояснил вместо нее Чжочэн. — Со свиными ребрами и корнями лотоса. Что-то я сомневаюсь, что из этого получится что-то дельное.
— Да ты что?! — судя по возмущению Вэй Ина, Чжочэн только что покусился на святое. — Это был не просто суп, это… символ нашей семьи, вот! Павлин, думаю, только ради этого и женился. Ну, и еще потому, что наша шицзе была самой красивой и воспитанной, но это до него дошло не сразу. А вот суп — это он сразу понял.
— Это мне еще не снилось, — наотрез отказался Юйчэнь. Зелень он резал с таким видом, словно представлял перед собой на доске Вэй Ина. — И хватит называть меня павлином!
— Терпи! — в один голос посоветовали остальные. Ван Ибо к этому хору тоже присоединился, и может поэтому они не сразу услышали звонок мобильного. А когда Вэй Ин достал телефон из кармана, вызов уже оборвался.
— Это Ичжоу, — посмотрев на экран, Вэй Ин поднял взгляд на Ван Ибо. — Надеюсь, это не очередная жалоба на кота…
Он поднес телефон к уху и тут же отдернул подальше: «Вэй Ин, какого гуя творится?!» услышали, кажется, все присутствующие.
— Братец Ван, незачем так кричать на шефа, — протянул Вэй Ин и поманил Ван Ибо за собой в спальню. — Успокойся и расскажи, что там у тебя случилось?
Ван Ибо закрыл за ними дверь, и Вэй Ин перевел звонок на громкую связь.
— Все как ты и говорил, — голос Ван Ичжоу звучал глухо, но, к счастью он больше не кричал. — Я видел зал в каком-то дворце, кучу убитых людей, и того парня, с которым ты меня познакомил — все в ханьфу, разряженные, как в дораме! — и я, как дурак, в таком же!
— Подожди, — перебил его Вэй Ин. — Когда ты это видел?
— Да вот только что! — тот снова повысил голос. — Я уснул на обратном пути в поезде. А тут это! Ты бы хоть сказал, что эта сволочь меня пытала!
— Ну, это не худшее, что с тобой тогда случилось, — оптимистично заверил его Вэй Ин.
— Вот спасибо, — саркастично отозвался Ван Ичжоу. — Прямо камень с души упал.
— Просто лучше тебе быть готовым к тому, что ты увидишь и более неприятные вещи.
Ван Ичжоу промолчал, и Вэй Ин с беспокойством спросил:
— Чифэн-цзунь? Эй, братец Ван, ты там? Все нормально?
— Да, — нехотя ответил тот. — Вернее есть кое-что еще…
Вэй Ин нахмурился, и пальцы, сжимающие телефон, побелели.
— Что-то случилось?
— Я облажался, — кажется, без особого раскаяния, скорее раздраженно, признался тот. — Когда проснулся, не сразу понял, где я и что кругом.
— Так, — протянул Вэй Ин. — Надеюсь, никто не пострадал?
— Кроме поезда — никто…
— Что?!
— Меня пытали! — напомнил Ван Ичжоу с вызовом в голосе. — Я открываю глаза — а рядом куча людей, что, мол, я кричу?! Ну я спросонья и отпрыгнул. В окно.
Вэй Ин закрыл глаза ладонью и вздохнул:
— Лучше бы это была жалоба на кота. Полагаю, мне не стоит и надеяться, что ты просто открыл окно и вылез?
— Я его выбил. Вместе с частью стены. Кажется, после этого кто-то назвал меня Халком…
Вэй Ин помолчал, недовольно хмурясь, потом пожал плечами:
— Ну, выбил и выбил! Саблю поди тоже выхватил?
— Угу.
— И ладно! — легко отмахнулся Вэй Ин. — В конце концов, так и должно было случиться, чего я еще ждал… Ты только вот что, больше вне дома не спи и вообще лучше до моего возвращения в офисе поживи, а то мало ли что!
— В офисе — кот, — напомнил Ичжоу. Судя по его тону, это была проблема похлеще цунами, наводнения и приезда родственников в одном флаконе. Загадочное «мало ли что» волновало его куда меньше.
— Отлично, скажи ему, что я велел тебя охранять, на всякий случай. Будет себя хорошо вести — в следующей жизни все-таки родится человеком.
— Сам скажи, передаю ему трубку, — ответил Ичжоу. Следом раздалось ехидное «мяу». Вэй Ин повторил и ему.
Сюэ Ян с сомнением фыркнул в ответ.
— Вот и договорились, — резюмировал Вэй Ин. — А теперь пойдем выпьем!
Ван Ибо посмотрел на него с сомнением и даже для верности поймал за плечо, удерживая в комнате.
— Вэй Ин, ты уверен, что все в порядке? Может, тебе куда-нибудь нужно? Ну, твоего сотрудника, например, спасать?
— Лань Чжань, — Вэй Ин заулыбался, накрывая его руку своей. — Вот что-что, а умным ты всегда был, это не изменилось!
Пожалуй, это стоило понимать как косвенное признание.
— То есть, ты о чем-то умалчиваешь? — Ван Ибо сделал паузу, подбирая выражения. Вэй Ин кивал в такт его словам. — Не хочешь говорить о какой-то проблеме, которая существует и сейчас и которую усугубил этот… Чифэн-цзунь?
Имя вспомнить так и не удалось, зато прозвище само прыгнуло на язык. Ван Ибо не успел заменить его на что-то более адекватное и остался недоволен собой. Он же не собирался выражаться так, как стал бы Лань Чжань. Ну, то есть, как сам бы он стал тысячу лет назад.
— Все так, — без колебаний подтвердил Вэй Ин. — И ты уж извини, дорогой, но тебе я пока тоже ничего не расскажу. Это дела Департамента, а у нас государственная тайна, допуск секретности и все такое. Вам об этом знать пока рано.
— Зараза ты, — вздохнул Ван Ибо. Обидеться толком не получалось. Зато хотелось затащить Вэй Ина в кровать и хоть так ему объяснить, что не обо всем можно молчать. Как говорится, не доходит через голову — дойдет через другое место…
Ван Ибо тряхнул головой, отгоняя от себя образ раскрасневшегося Вэй Ина, выстанывающего его имя.
— Ты вроде выпить предлагал?
— А как же! Разве я могу оставить своих старых друзей без сказки на ночь? А они вряд ли согласятся это слушать без выпивки.
— Вот и пойдем, — согласился Ван Ибо и сбежал первым. О том, что им с Вэй Ином предстоит ночевать в одной кровати, он старался не думать. Вчера, до того, как они целовались на траве в Гусу, это было намного проще…
— О, суп все-таки получился! — просиял Вэй Ин, как только вошел в столовую и увидел ждущую его тарелку. — Вы, судя по всему уже попробовали? И как?
— Внезапно — отлично, — одобрил Чжочэн. — Я уже согласен признать, что от памяти о прошлой жизни есть польза.
— Расскажи это моему сотруднику, который только что разнес вагон, — хмыкнул Вэй Ин и взялся за ложку. — Шизце, ты божественна! Я такого супа сто лет не ел… Ой, преуменьшил нечаянно. В общем, после твоей смерти никто больше так не готовил!
— Ешь молча, — автоматически выпалил Ван Ибо, не успев прикусить язык.
— И я тебя люблю, — отозвался Вэй Ин. — В общем, я буду есть, вы пить, а потом с меня сказка на ночь.
— И кого в ней убили? — уточнила Сюань Лу.
— Никого! — пообещал Вэй Ин. — Это будет история о времени без войны. О том, как мы все были живы, молоды и собирались на охоту на горе Байфен.
Название показалось смутно знакомым, и Ван Ибо поспешил тоже налить себе супа, пока еще осталось. Стоило признать, какие бы мастер-классы не проходила Сюань Лу во сне, работало это отлично. Суп получился потрясающий.
А Вэй Ин уже начал рассказывать историю о том, как все кланы заклинателей собирались на состязания, чтобы показать свое мастерство и что уж там, слегка похвастаться. И вот что странно, Ван Ибо все больше казалось, что он действительно это помнит — парадные одежды, нервничающего коня, с которым, впрочем, он справляется. Ветер, треплющий длинные пряди волос. Вэй Ина с лентой на глазах и свое беспокойство за него. Иногда казалось, что Ван Ибо видит все со стороны, словно смотрит интересный фильм. Иногда он помнил даже ощущения и запахи, а главное — чувства, не имеющие никакого отношения к охоте и ее азарту. Чем бы ни занимался на охоте Лань Чжань, интересовала его явно не нежить. И, главное, Ван Ибо сейчас полностью его понимал. Хотя и не сказал бы, что отдал все за то, чтобы вернуться в то время — ему и настоящее нравилось! — но увидеть Вэй Ина таким беззаботным и своим ровесником — хотел бы. А то ведь тысяча лет разницы — это не то, от чего можно легко отмахнуться!
Суп закончился первым, за ним подошел к концу рассказ Вэй Ина. Последним закончилось вино, которое допили в молчании.
— Все равно в голове не укладывается, — первым не выдержал Чжочэн. — Ну какой из меня глава клана? Я даже Конфуция не читал.
— Отличный, — заверил его Вэй Ин. — Ну, последние лет пятьдесят был, про первые годы не скажу. А сейчас кланов нет и вообще можно не беспокоиться. Решишь стать заклинателем — место в Департаменте всегда найдется, у вас всех теперь отличные связи, — он гордо указал на себя и допил остатки вина из своего бокала. — А сейчас, не пора ли нам баиньки, Лань Чжань?
Ван Ибо, конечно, уже начинало потихоньку клонить в сон, но от этого вопроса, с потрясающей бесцеремонностью опять заданного при всех, весь сон слетел.
Цзыи с Чжочэном выразительно переглянулись и не требовалось читать мысли, чтобы понять, о чем они думают.
— Меня зовут Ван Ибо.
Должно быть, это прозвучало слишком резко и холодно, потому что лицо Вэй Ина вытянулось.
— Конечно, — сказал он. — Я помню.
— Давай я помогу тебе убрать со стола? — торопливо спросил у Сюань Лу Юйчэнь и подхватил их бокалы. Он никогда не любил встревать в чужие скандалы.
Ван Ибо хотелось сказать — вот тоже при всех! — что он останется собой, несмотря на прошлое и все воспоминания, что у него другие привычки — вот пустой бокал с вином в подтверждение! — что он не ребенок, чтобы ложиться спать в десятом часу… Но внутренний голос говорил, что от этого он только выставить себя перед друзьями дураком, а ругаться в целом бессмысленно, надо решать проблемы, как взрослые люди.
— Идем, — встал из-за стола он. — Спасибо за ужин, сестричка Лу.
— Ой, не благодари! — отмахнулась та. — Вот вернемся домой, и я еще что-нибудь приготовлю для вас!
— С меня вино! — пообещал Вэй Ин, уходя за Ван Ибо в спальню.
Дверь закрылась за спиной, и с щелчком замка пропали остатки желания ругаться. Вэй Ин сел на край кровати, включил ночник и посмотрел на него снизу вверх.
— Я понимаю, — сказал он. — Ты это ты, и не обязательно ты сейчас должен хотеть быть со мной. Извини, если раздражаю тебя, просто после поцелуев на лугу мне показалось…
— Вздор! — перебил его Ван Ибо, и Вэй Ин умолк, растерянно глядя на него. — Ты меня не раздражаешь. И я хочу быть с тобой.
— Тогда в чем проблема?
Будто на этот вопрос было так уж легко ответить! Ван Ибо, конечно, читал всякие психологические статьи — о том, как правильно выражать несогласие с чужим мнением, использовать «я-высказывания» и всякое такое. Но сейчас это все казалось бесполезной мишурой на фоне главного.
— В том, что ты хочешь быть с Лань Чжанем!
— А разве ты — не он?
Вэй Ин озадаченно склонил голову к плечу. Выглядел он при этом таким милым и растерянным, что тянуло забить на все и просто извиниться, и пусть считает, кем хочет!
— Нет, — выговорил Ван Ибо через силу. — О чем я пытаюсь тебе сказать уже столько времени! Я — это ведь не только душа твоего мужа, это еще и мои воспоминания, личность, в конце концов, а для тебя это все как будто и не важно.
Он одернул себя. Следовало говорить «мне кажется, что…» Или нет, «меня расстраивает, что ты называешь меня…» Хотя нет, следовало вообще молчать и просто не отзываться на Лань Чжаня, пока Вэй Ин не назовет правильно. Последний вариант почему-то понравился больше других.
— Оу… — Вэй Ин взъерошил волосы, помолчал, потом кивнул: — Ладно, ты, наверно, прав. Ты — Ван Ибо, студент двадцати лет, и… Я тебе все равно нравлюсь?
— Нравишься.
— И звать тебя надо… — Вэй Ин улыбался, широко и пакостно. — Ибо? Бо-ди? Диди? Дорогой? Муженек? Самый сексуальный парень в мире?
Ван Ибо не видел себя со стороны, но судя по тому, как горели уши, покраснел он уже весь, возможно, до самой макушки. У Вэй Ина точно не было ни стыда, ни совести!
И это возбуждало.
— Я завтра выберу, — пообещал Ван Ибо, прижимая ладони к щекам.
— А как мне обращаться к тебе ночью? «Эй, парень, вставь мне уже»?
— Вэй Ин!
Ван Ибо не поленился подойти к кровати, чтобы взять подушку и стукнуть тысячелетнего заклинателя прямо по лохматой голове. Тот в ответ обнял его за пояс.
— Вот и попался.
— И не имею ничего против, — сознался Ван Ибо. Вэй Ин прижимался щекой к его боку, и это было волнующе. Помимо воли думалось, куда еще он мог бы вот так прижаться, и… Это ведь прилично — требовать минет с человека, который в пятьдесят раз старше, чем ты? — Только мне надо раздеться, наверно?
— Это уж само собой, — Вэй Ин сам расстегнул ему джинсы. Ван Ибо не попятился только потому, что замер на месте от удивления. Он от души надеялся, что хоть мысли бессмертный старейшина не читает. А то было бы совсем неловко! — Остальное в одежде неудобно будет, уж поверь! А обходиться одними поцелуями — это даже для здоровья вредно.
— Эм… почему?
— Потому что… ты раздевайся, раздевайся! В общем, когда-то давно в одном городе жили-были парень с девушкой…
Ван Ибо стянул джинсы и покосился на ночник. Наверно, стоило его выключить, но как же тогда смотреть на Вэй Ина, который уже снимал футболку?
— Надеюсь, эта история не про кого-то из нас?
— Нет! И вообще я ее из книжки стянул, — Вэй Ин кинул футболку на пол. У него была светлая кожа, широкие плечи и пресс, при виде которого тянуло то ли умереть от зависти, то ли купить пожизненный абонемент в тренажерный зал. Словом, само совершенство. — Парень, конечно, в девушку влюбился, она в него тоже, и как-то раз нашли они укромный уголок в саду… Но, как говорится, пчела едва успела попробовать нектар, как пришли родственницы искать девушку, и парню пришлось бежать. Два месяца они не могли увидеться. Парень заболел и потерял аппетит…
Джинсы Вэй Ин бросил рядом с футболкой. Ван Ибо поднял и сложил. Откровенно глазеть на почти раздетого своего мужа все-таки было неловко, а тут хоть какое-то занятие.
— Его родственники вызвали лекаря, и тот прописал продолжить прерванное дело, а то ведь так и умереть можно от неудовлетворенности желаний, — Вэй Ин вроде бы и не смеялся, но в голосе все равно звучал смех. — А тут как раз девушка с матерью поехали в монастырь на богомолье, и тамошняя настоятельница за приличные деньги взялась устроить свидание.
— Так-так? — Ван Ибо тоже сел на кровать, и Вэй Ин обнял его со спины, сжимая его бедра своими коленями, и продолжил уже совсем на ухо:
— Парень с девушкой встретились и вступили в любовную битву, но поскольку парень был болен и слаб, то там он и умер.
— Да ну тебя! — Ван Ибо откинул голову назад, на плечо Вэй Ину, и закрыл глаза. Так было куда удобнее чувствовать, как чужие руки гладят его плечи и грудь. Он, конечно, собирался исправиться и перестать быть бревном, но пока и так было слишком хорошо.
— Чистая правда, — сообщил Вэй Ин и поцеловал его в шею. — Девушку хотели посадить за убийство, но потом передумали и посадили только настоятельницу. А девушке и ее матери дали по двадцать палок и отпустили.
— Им-то за что?!
— За распутство, — засмеялся Вэй Ин и перебрался Ван Ибо на колени. — Которым надо заниматься правильно, вовремя и в меру, чтобы вреда здоровью не было, а польза — была.
— Понял, — сказал Ван Ибо и погасил ночник.

Открывать глаза не хотелось, несмотря на то, что солнце давно заливало светом комнату и согревало лицо. Ночью они с Вэй Ином дважды вступили в любовную битву и уснули глубоко заполночь. Теперь веки были тяжелыми и совсем не хотели открываться, но он заставил себя сесть и протянуть руку за налобной лентой, но на привычном месте ее не оказалось. Вместо этого пальцы коснулись чего-то прохладного, незнакомого на ощупь. Он распахнул глаза и удивлением увидел фонарь странной формы и незнакомого материала… да и обстановка меньше всего напоминала родной дом. Хорошо хоть Вэй Ин никуда не делся, привычно попытался уложить его обратно в постель и сонно пробормотал:
— Ван… Ибо, если ты так хочешь быть собой, то не подскакивай на рассвете! Имей же немножечко совести.
Ван Ибо с силой растер лицо ладонями, приходя в себя. Сон, опять сон… видно то, что у них было с Вэй Ином пробудило соответствующие воспоминания. Пока еще малознакомый, но крайне вредный Лань Чжань, будто бы хвастался, гад, или того хуже — пытался убедить, что быть им намного приятнее!
Ван Ибо не собирался сдаваться так просто. Хотя во сне все было намного интереснее, чем в реальности, где они с Вэй Ином обошлись руками, это было ничем не хуже. А может вообще лучше, потому что вспоминая подробности Ван Ибо вообще с трудом представлял, как Вэй Ин такое выдерживал, да еще и каждую ночь.
Ван Ибо сжал зубы, поправил подушку и снова лег, назло Лань Чжаню с его правилами. Вэй Ин тут же прижался к нему ближе, перекинув через него ногу и стянув на себя одеяло. Ван Ибо не стал его отбирать — и так было жарко.
Лань Чжань оказался не только хвастливым, но и обидчивым: следующий сон оказался далеко не настолько волнующим, как прошлый.
— Проваливай!
Вэй Ин лежал на голой земле, не в состоянии даже подняться на ноги, но это не мешало ему пытаться оттолкнуть Ванцзи.
— Уходи!
И сколько бы он не вливал в него духовные силы — лучше не становилось.
— Проваливай!
Ванцзи еще не знал, чем это кончится, а Ван Ибо — помнил. И старейшин и то, как отбивался от них, и что тогда он так и не смог спасти Вэй Ина.
Из сна он вынырнул усилием воли, чувствуя, как заполошно колотится сердце, и на чем свет стоит, кляня Ванцзи — мало ему воспоминаний, теперь они еще и повторяются!
— Что? — сонно спросил Вэй Ин, не поднимая голову. — Все-таки утро?
— Я его ненавижу, — сообщил Ван Ибо.
— Ммм? Кого именно?
Вопрос прозвучал так буднично, что стало понятно — у Лань Чжаня в прошлом был вполне приличный список таких людей.
— Лань Ванцзи.
Вэй Ин помолчал, потом пробежался пальцами по груди Ван Ибо, оставляя теплые прикосновения и щекотные мурашки.
— Зря. Себя надо любить.
Ван Ибо посмотрел на черную макушку своего… ну, может, еще не мужа, но парня — уже точно. «Возлюбленного», — поправил он себя. Может, слово и было излишне пафосным и отдавало мелодрамой и всякими романчиками, но ситуацию отражало точнее всего. Расстаться с Вэй Ином Ван Ибо уже не согласился бы ни за что. Какие бы глупости Вэй Ин не говорил.
— Ты хочешь сказать, что забыл наш вчерашний разговор?
— Ну, как бы я мог, диди? — засмеялся Вэй Ин ему в плечо. — Ты — не Ванцзи, конечно, мы же договорились. Но вот он — это совершенно точно ты. С чем бы сравнить, чтобы ты понял? Ну… Как если бы на нитку от старых бус надели новые бусины. Бусы другие, но основа — та же. И вообще, мог бы спасибо сказать, что только одну прошлую жизнь вспомнил! Там до Лань Чжаня наверняка должен был быть какой-нибудь праведный монах, потому что чем еще заслужить такое рождение, как не добродетелями в прошлой жизни?
Ван Ибо не удержался от смешка. Мало что могло быть абсурднее, чем обсуждать праведных монахов в семь утра в кровати со своим парнем. Или он просто еще не привык?
— Давай вставать, — предложил Ван Ибо. — Нас ждет медитация и… еще что-нибудь?
— Обязательно! — пообещал Вэй Ин. — У нас расследование, помнишь? Надо же понять, как Мэн Яо умудрился пробудить вас всех и при этом не вспомнить ничего о себе. Где-то этот парень нам врет, вот и будем искать — где именно!
— Вот и отлично, займемся, — согласился Ван Ибо.
О своих внутренних проблемах он собирался подумать позже. Может быть, все как-нибудь решится само?

Глава 10, в которой Ван Ибо становится стажером
Глава 10, в которой Ван Ибо становится стажером
Во дворе все места уже были заняты. Юйчэнь, Сюань Лу, Цзыи и Чжочэн сидели, скрестив ноги и закрыв глаза, кому где понравилось — на газоне или прямо на плитке. Всходило солнце, заливая все силуэты золотистым светом. С каменной стены, отделявшей двор от улицы, за всем этим печально присматривал Вэнь Нин.
— Господин Вэй, — негромко поздоровался он. Медитирующие даже не отвлеклись.
— Что у нас? — Вэй Ин кивнул, что должно было заменить приветствие.
— Ичжоу попал в новости, конечно. Сверху звонили, требуют разобраться. Они еще не знают, что это наш сотрудник…
— И не узнают, — согласился Вэй Ин. — Отправь на место преступления А-Цин с котярой, они выглядят самыми безобидными. А если за ними кто-то попробует проследить — Сюэ Ян почует. Что еще?
— В офисе все тихо. Ичжоу прислал отчет о сне, будете смотреть?
— Что там? В двух словах?
— Он учил драться брата. Вспомнил много нового про свою саблю.
— Напиши ответ и пошли его медитировать, — усмехнулся Вэй Ин. — Пусть следует нашему примеру. Бо-ди, чего стоишь?
— Государственные секреты подслушиваю, — пояснил Ван Ибо.
— Как же я мог так неосторожно их обсуждать при всех, — Вэй Ин сокрушенно покачал головой и сел на землю. — Придется объявить себе выговор, Вэнь Нин, запиши в календарь.
— И премии его лиши, — посоветовал Ван Ибо, садясь напротив.
— Меня нельзя лишать премии, мне мужа содержать надо!
Ван Ибо в очередной раз покраснел и замолчал. Он не хотел, ни за что не хотел расставаться с Вэй Ином. Но и совместную жизнь с ним тоже как-то не очень представлял. И об этом тоже надо было подумать потом.
Медитация давалась все проще. Ван Ибо уже точно знал, что такое духовные силы и что с ними делают. Из воспоминаний Лань Ванцзи знал даже, что ими можно поделиться с другими заклинателями. Теперь ему сильно не хватало гуциня, потому что «не практиковаться в игре на гуцине запрещено». Белая стена правил то и дело всплывала перед мысленным взглядом, позволяя разглядеть отдельные фрагменты: «запрещено носить звенящие украшения», «запрещено упоминать Вэй Усяня»… Ван Ибо даже головой тряхнул от неожиданности.
Чужих воспоминаний в ней становилось уже слишком много!
— Тебя что, упомянули на стене правил Гусу Лань?!
— Ага, — довольно отозвался Вэй Ин. — Дядя ваш. Отдельным правилом. Я прямо даже польщен был, такая честь! Но правило все равно потом соскоблили. Как меня не упоминать, если я к вам переехал?
Ван Ибо вздохнул и встал. Настроение медитировать закончилось окончательно.
— Пойду что ли завтракать.
Остальные за столом уже допивали чай. Кофе в это утро даже не пахло, зато в центре стола стояла большая тарелка с баоцзы. Судя по тому, что булочки до сих пор остались, или они были несъедобными, или сначала их было еще больше.
— А кто готовил? — уточнил Ван Ибо. — Сюань Лу, тебе очередной рецепт приснился?
— Уж лучше бы рецепт! — вздохнула девушка. — Молитвенные бдения у гроба мужа не хочешь?
— Не хочу! — отказался Ван Ибо.
— Я тоже не хотела…
— А мне дядюшка снился, — вставила Цзыи. — После этого мы с А-Нином и пошли баоцзы готовить, спать как-то совсем настроения не стало.
— Да, дядя у нас был… впечатляющий, — согласился Вэнь Нин. — Да вы не бойтесь, я хорошо готовлю!
— Это я знаю, — Вэй Ин подтянул к себе тарелку. — Хотя специй все-таки мало кладешь.
— Это вы с ними перебарщиваете, господин Вэй!
Ван Ибо включил кофеварку и начал насыпать кофе. Потому что хрен этому Лань Чжаню, а не зеленый чай!
— И на меня свари, — попросил Вэй Ин. — Ну что, какие у кого планы на день?
— В час у нас встреча с агентом, — первым ответил Юйчэнь. — Выселяемся, сдаем ключи, а поезд вечером.
— Ой! — спохватилась Цзыи. — Уже? А я еще вещи не собрала!
— Не беспокойся, сестра, — откликнулся Вэнь Нин. — Я сейчас все сложу.
— Нет уж, я лучше сама! — Цзыи бросила недопитый чай и сбежала к себе.
Ван Ибо разлил кофе на две чашки и сел рядом с Вэй Ином. Он совсем забыл, что сегодня у них заканчивается отдых, со всеми этими мистическими проблемами думать о реальных было совершенно некогда.
— Тогда мы как раз успеем кое-куда сходить, — кивнул Вэй Ин. — Да, Бо-ди?
— Мгм, — говорить за завтраком совершенно не тянуло.
— Вот и отлично, — потер руки Вэй Ин. — Мне написать или это ты сделаешь?
Ван Ибо молча достал телефон и набрал сообщение Хайкуаню:
«если не затруднит, Вэй Ин хотел бы встретиться с вами у границы»
— Время укажи, — тот не стесняясь заглянул в его переписку. — Скажем, через два часа. Лучше бы пораньше, но дадим им время собраться, да?
Ван Ибо дописал время.
В ответ пришло короткое: «конечно» и три улыбающихся смайлика.
— Вот хороший он человек, — с набитым ртом сказал Вэй Ин. — По нему я тоже скучал.
— Прожуй, тогда говори, — не выдержал Ван Ибо.
Вэй Ин снова посмотрел на него с умилением, и он прикусил язык. Надо было и дальше молчать.
— Кстати, пока мы не разъехались по домам, я хотел спросить, — сказал Юйчэнь. — Это теперь навсегда? Все эти сны, медитации по утрам, суп?
— Чем тебе не нравится суп моей шидзе? — прищурился Вэй Ин.
— Всем нравится, — ответил Юйчэнь твердо, как на приеме в комсомол, на вопрос, как он относится к политике партии в целом и в частности, к товарищу Мао Цзэдуну. — Так как?
— Не знаю, — пожал плечами Вэй Ин. — Вы первые, к кому возвращаются воспоминания. По хорошему вас увезти бы в департамент, понаблюдать, мало ли что…
«Поохранять» — мысленно добавил Ван Ибо.
— Нет, спасибо, — отрезал Юйчэнь.
— Ты еще не знаешь от чего отказываешься! — обиженно протянул Вэй Ин. — Я же тебя не в Цишань Вэнь на перевоспитание отправляю. Ты только представь, — подался он к нему, — какие теперь у вас будут связи.
Ван Ибо кашлянул. Вэй Ин тут же сел, как положено и даже выпрямив спину.
— Подумай, — шепнул он.
— Мы уже купили билеты в Ланьчжоу, — холодно сказал Юйчэнь. — Я уже предупредил родителей, что познакомлю их со своей девушкой.
— И мне даже не пришлось бить тебе из-за этого морду! — всплеснул руками Вэй Ин. — Ладно, согласен признать, что в этой жизни ты лучше, чем в прошлой! И все-таки вот не хочется мне вас отпускать.
— Созвонимся, — отмахнулся Чжочэн. — Не навсегда же разъезжаемся.
— Это да, — согласился Вэй Ин, но как-то задумчиво и без энтузиазма. Ван Ибо и подсказок было не нужно, чтобы понять — эта перспектива его парня не устраивает совсем.
— Почему ты не хочешь их отпускать? — спросил он, когда они вдвоем шли в Облачные глубины. Дорога была уже привычной, призраки рядом не ходили, так что все смахивало на обычную утреннюю прогулку, когда выходной и спешить никуда не надо.
— Так нежить же, — объяснил Вэй Ин легко. Видимо, это было наименьшей из проблем, вот он и сознавался так просто. — Они все отлично чуют энергию, а у вас ее сейчас — хоть отбавляй. А знаний, как ее применить, нет. Считай ходячие закусочные получаются!
— Как-то не очень радует.
— Чему же тут радоваться? — резонно спросил Вэй Ин и помахал рукой появившимся из-за деревьев Хайкуаню с Цзанцзинем. — Цзэу-цзюнь, Ляньфань-цзунь, а вот и мы! Вы не заждались?
— Нисколько, — со сдержанной, но холодной улыбкой ответил Цзаньцзинь.
— Мы совсем недавно пришли, — тоже улыбнулся, но значительно теплее Хайкуань. — Решили подождать вас здесь, для чистоты эксперимента.
— И очень правильно, — кивнул Вэй Ин. — К тому же в компании и прогулки приятнее.
— Зависит от компании, — с той же деланной улыбкой заметил Цзаньцзинь. Кажется, он нервничал. Ван Ибо чего-то такого и ожидал и был бы благодарен Вэй Ину, если бы тот предупредил его, чего ждать, если Цзаньцзинь пройдет барьер.
— Нам с вами с компанией точно повезло, — отбил выпад Вэй Ин. Цзаньцзинь бросил быстрый взгляд на Хайкуаня, и он мягко спросил, положив руку ему на здоровое плечо:
— Идем, А-Цзань?
— А что делать, — вздохнул он. Со стороны могло показаться, что Цзаньцзинь просто не хочет в который раз участвовать в этом эксперименте, но Ван Ибо теперь не мог не думать о том, что он притворяется. — Вряд ли господин Вэй согласится оставить нас в покое.
— Конечно, не соглашусь! — хохотнул Вэй Ин. — Помните Чифэн-цзуня? Так ему теперь тоже фрагменты из прошлой жизни снятся, как раз после встречи с вами.
— Вряд ли это преступление, — мягко заметил Хайкуань.
— Согласен. Не преступление, но загадка, и мне очень хочется с ней разобраться.
Хайкуань только улыбнулся в ответ. Насколько Ван Ибо его понимал, это значило «делайте, как вам удобнее, хотя я бы предпочел, чтобы вы просто оставили нас в покое».
Ван Ибо ему сочувствовал. Но разобраться тоже хотелось.
До Облачных глубин шли почти без разговоров, и дорога показалась длиннее, чем обычно. Пару раз Ван Ибо вообще казалось, что они свернули куда-то не туда, но очередной изгиб дороги все-таки вывел их к старым белым столбам.
— Ого! — удивился Цзаньцзинь. — Так оно все-таки существует?!
— Я же говорил, — подтвердил Хайкуань хмурясь. Зато Вэй Ин выглядел довольным.
— А почему бы ему и не существовать, господин Цзинь Гуанъяо?
— Это что, тоже я? — уточнил Цзаньцзинь. — Господин Вэй, вы могли бы как-то только одним чужим именем меня называть, а то я запоминать не успеваю!
— Как скажете, — легко согласился Вэй Ин. — Какое вам больше нравится?
— Чжу Цзаньцзинь, — не задумываясь ответил тот. — Итак, что скажете, я уже виноват раз смог сюда пройти или вы продолжите эксперименты?
Хайкуань молча положил руку ему на плечо.
— Не стоит так волноваться, — протянул Вэй Ин. — Мы ведь сами пытаемся разобраться, что происходит и почему вы оказались в самом центре этой загадочной ситуации. Давайте пройдем дальше, а там посмотрим, может вы все-таки что-то вспомните, попав в Облачные Глубины?
Он приглашающе указал на проход между белых столбов.
Цзаньцзинь дернул уголком губ и выскользнул из-под успокаивающей руки Хайкуаня.
— Хорошо, если вам так хочется…
Он решительно зашагал по дорожке и вдруг с размаха налетел на барьер у самих столбов.
— Ну, знаете, об этом могли бы и предупредить! — обернулся он, потирая лоб.
Ван Ибо перевел взгляд с него на Вэй Ина — тот смотрел на Цзаньцзиня в полном изумлении.
— Этого не может быть! — заявил он. Сам в несколько широких шагов преодолел расстояние до столбов, прошел между ними и обернулся к Ван Ибо.
— Лань… гэгэ, подойди сюда!
Ван Ибо также легко, не встретив ровно никаких затруднений прошел через барьер.
Цзаньцзинь смотрел на них с едва заметным самодовольством.
— Теперь вы мне верите?
— Попробуйте еще раз, — потребовал Вэй Ин.
— Извините, у меня не железный лоб, — Цзаньцзинь постучал кулаком по барьеру, как по стеклянной двери — Ван Ибо даже ожидал услышать стук, но его не было.
— Но вы же видите ворота? — требовательно спросил Вэй Ин.
— Теперь вижу, — согласился Цзаньцзинь. — Но пройти все равно не получается.
— Думаю, дело в том, что нас здесь намного больше — тех, кому вход открыт, поэтому мы смогли провести Цзаньцзиня сюда, — Хайкуань подошел к нему и снова встал рядом, как страж. — До сих пор все было иначе: или посторонних было слишком много или я проходил один.
Цзаньцзинь бросил на него быстрый взгляд.
— Или мы были вдвоем, — мягко добавил Хайкуань. — Видимо, такое соотношение тоже не работает.
— Ладно, — Вэй Ин кивнул с озадаченным видом. — Тогда попробуем так.
Он коснулся пальцами барьера, провел по невидимой плоскости, добавляя нового человека, которому разрешено входить в Облачные Глубин в любое время. Ван Ибо уже знал, как это делается. Вчера они точно так же добавляли Мэн Яо.
— Ну, господин Чжу, пробуйте теперь, — распорядился Вэй Ин.
Парень с тяжелым вздохом протянул руку, нащупывая преграду, не нашел и сделал шаг вперед. Потом еще один.
— Странно.
Он все-таки прошел между столбами.
— Я мог бы поклясться, что тут только что было стекло. Или что-то еще.
— Защитный барьер, я же говорил, — отозвался Хайкуань. — Господин Вэй, вы довольны экспериментом?
— Вполне! Становится все страньше и страньше, а я очень люблю удивляться, — согласился Вэй Ин. — Вы тут погуляйте, если хотите, а мы пойдем. У нас поезд вечером, а кое-кто еще вещи не собрал…
«Это ты о себе?» — очень хотел спросить Ван Ибо, но он прикусил язык. Устраивать такой спектакль при старшем брате и его друге не тянуло, а в том, что получится именно спектакль, Ван Ибо не сомневался. И когда с Вэй Ином бывало иначе?!
— Не буду прощаться, — поджал губы Цзаньцзинь, — потому что не сомневаюсь, что вы мне еще позвоните.
— Будьте уверены, господин Чжу.
«И ты звони», — прочитал Ван Ибо во взгляде Хайкуаня и кивнул в ответ.
«Обязательно».
Уже на пути обратно в город он вспомнил одну вещь.
— Слушай, а вчера это же я имя Мэн Яо добавлял, а ты только следил… Может, я просто ошибся? Ты не проверил, там это имя вообще было?
— Во-первых, ты не ошибся, — отозвался Вэй Ин. — Во-вторых, конечно, я не проверил. Или ты считаешь, что у защитного барьера есть база данных и реестр всех пользователей?
Ван Ибо покачал головой. Вчера, когда он имел дело с барьером, тот больше всего походил на зеркало, в котором нужно было представить отражение «гостя», но для Вэй Ина дело могло обстоять и по-другому. В конце концов, тот просто обязан был уметь больше и разбираться лучше!
— То есть, добавить имя можно, а удалить — нельзя?
— Почему, можно удалить… Ох уж эта компьютерная терминология! — Вэй Ин задумчиво сорвал лист с куста у дороги, растер в пальцах и выбросил. — В смысле можно также представить образ и запретить вход конкретному человеку, хотя по умолчанию нельзя всем.
Ван Ибо кивнул, принимая объяснения. Наверняка для того времени технология (хотя можно ли так говорить о заклинании?) была вполне себе передовой и надежной, да и работал барьер до сих пор.
— То есть, если Чжу Цзаньцзинь не прошел, как Мэн Яо, а мы с братом отлично обошлись и пропусками из прошлой жизни, — значит, это другой человек с его внешностью?
— Вот и я о том же думаю, — кивнул Вэй Ин. — Надо будет за ним последить… Кстати, а что ты делаешь сегодня вечером?
Было, конечно, совсем некстати, но все-таки тему ему сменить удалось. Ван Ибо уже и сам задавался тем же вопросом.
— Ну, я думаю, что еду домой к родителям на остаток каникул…
— А забей? Что ты там один тихо с ума сходить будешь. Поехали лучше со мной в Пекин?
— Потому что с ума сходить лучше под твоим присмотром и с пользой для дела? — уточнил Ван Ибо, не удержавшись от сомнительного юмора.
— Именно! — с готовностью согласился Вэй Ин. — Возможно, я даже смогу тебя оформить как нового стажера…
Ван Ибо фыркнул, но задумался, прикидывая, хватит ли вообще оставшихся денег на такую поездку.
— А что, стажерам у вас платят?
— Обычно дают почетную грамоту, но для тебя сделаем исключение, — пообещал Вэй Ин. — Так что, я тебя уговорил?
Ван Ибо вообще-то и так уже почти согласился. Вот так взять и разъехаться в разные стороны и не видеться до следующих каникул — это даже представлять себе было неприятно. Тем более если во сне будет продолжать сниться всякое из прошлой жизни. Но Вэй Ин сам первым сказал слово «уговорить».
— Вот уговаривать меня ты даже не начинал еще! — засмеялся Ван Ибо. — Почетная грамота и звание стажера — это отлично, но как-то совсем не соблазнительно.
— Ах та-ак? — протянул Вэй Ин и зашептал на ухо такое, от чего Ван Ибо не только в Пекин — в Арктику бы поехал, не думая.
Словом, надо было сдавать билет.

В коттедж за вещами они зашли как раз вовремя, чтобы Вэй Ин успел пообщаться с агентом и объяснить ему, что и окно, и посуда пострадали во время оперативных мероприятий, и счет за них он может прислать в Теневой департамент, правительство все оплатит, конечно. Хотя агенту лучше дойти до начальства и уточнить, может, они патриоты и готовы сотрудничать бесплатно. Агент пообещал выяснить и очень неискренне предложил всем приезжать еще. Вэй Ин пообещал заглянуть как-нибудь, чем добил несчастного сотрудника окончательно.
— Злоупотребляешь служебным положением? — хмыкнул Чжочэн, почему-то — одобрительно.
— Регулярно, — кивнул Вэй Ин. — Ты не представляешь, как это помогает решать проблемы с жильем, документами и вредными соседями.
— Кажется, я хочу у тебя работать.
— Так езжай с нами, — оживился Вэй Ин. — Оформлю тебя тоже стажером.
— Тоже? — переспросил Юйчэнь, глядя на Ван Ибо.
Он не ответил, а Вэй Ин вообще сделал вид, что его не услышал.
— Через полгода переведем в младшие сотрудники, получишь удостоверение, считай — все устроено!
— Нет, спасибо, — засмеялся Чжочэн. — Я лучше сначала диплом получу. Зря я что ли учился?
Улыбка Вэй Ина немного потускнела.
— Ладно, но если что, в Департамент я всегда вас возьму, даже тебя касается, павлинчик. А пока… — Вэй Ин похлопал себя по карманам и выудил из одного из них мешочек вроде тех, в которые заворачивают подарки в ювелирных. Вот только вытряхнул он оттуда не украшения, а целую гору амулетов.
— Так, смотрите, — принялся перебирать и сортировать их он. — Это отпугивает живых мертвецов, это призраков, вот эти тоже пригодятся… Носить с собой, не терять, потеряете — сразу пишите мне, если не хотите стать приманкой для всякой нечисти. Но вообще хорошо бы вам хоть немного старые навыки вспомнить и уметь защищаться.
Цзыи взяла один из амулетов, повертела в руке, хмыкнула.
— Чувствую себя своей сумасшедшей тетушкой. У нее дома везде амулеты прилеплены.
— Может, она не такая уж и сумасшедшая, — вздохнула Сюань Лу. — Вдруг она тоже помнит свою прошлую жизнь, только никто ей не сказал, что это правда?
— Ну… Я могу посмотреть на амулеты тетушки и сказать, рабочие они или нет, — заметил Вэнь Нин негромко. — И если да, то будем разбираться с ее прошлой жизнью. Если нет — сбегаем ей в аптеку.
— По-моему, ты лучший брат на свете, — просияла Цзыи.
Ван Ибо мысленно с ней не согласился. Лучший брат был, конечно же, у него, хотя в этой жизни Сичэнь… то есть, Хайкуань явно предпочитал своего друга и обязанностям, и здравому смыслу. И, возможно, его даже было пора спасать.
Ван Ибо посмотрел на Вэй Ина, но спрашивать ничего не стал. Не при всех. Пусть сначала раздаст амулеты, поулыбается всем, обнимет на прощание, а поговорить они могут и потом. В этой жизни у них на все хватит времени.

В итоге они уехали раньше всех, на вечернем скоростном поезде из тех, что если по скорости и уступали самолетам, то совсем немного. Вэй Ин взял места в бизнес-классе и только отмахнулся, когда Ван Ибо предложил вернуть деньги за свой билет:
— Служебные расходы, дорогой мой, оплачивает государство. А ты — многообещающий одаренный сотрудник, когда я им тебя покажу, они наверняка будут в восторге.
— Они — это кто? — уточнил Ван Ибо, сдаваясь.
— Они! — Вэй Ин показал на потолок вокзала, явно имея в виду какое-то высокое начальство, вплоть до Председателя включительно.
— А может, не надо меня пока им показывать? Я даже на гуцине еще не вспомнил, как играть, не говоря обо всем остальном!
— Ничего, разберешься! — оптимистично пообещал Вэй Ин. — Сначала не спеша повспоминаешь, потренируешься, а потом я тебя им покажу.
Как вскоре оказалось, предсказатель из него был не самый лучший. Прямо сказать, вообще никакой.
В Пекине удалось спокойно пожить ровно три дня. Да и то, спокойным это Ван Ибо мог назвать только по сравнению с остальными событиями, а так — переживаний хватало.
Начать с того, что вечером позвонила мама.
— Слушай, сын, а ты во сколько завтра приезжаешь?
Ван Ибо в это время сидел в такси в Пекине, плечом к плечу с Вэй Ином, и домой точно не собирался. И, наверно, он бы позвонил и предупредил — в конце концов, он всегда был внимательным сыном! — если бы не чертов Лань Чжань, который не привык отчитываться родителям.
— Я… — Ван Ибо отвел телефон от уха и посмотрел на экран на фотографию мамы. Память пыталась подсунуть совсем другое лицо, и Ван Ибо тряхнул головой, отгоняя чужие воспоминания. — Слушай, мам, я тут с одним парнем познакомился, и он позвал меня в гости. В Пекин. Я ведь вам дома ни за чем не нужен?
— Да у нас все отлично, — заверила мама слегка озадаченно. — А что за парень? А деньги у тебя есть или перевести?
— Денег хватит, — Ван Ибо для начала решил ответить на самый легкий вопрос. Потому что рассказать про Вэй Ина в двух словах было невозможно. — На гостиницу не надо тратиться, друг предложил у него пожить…
— На еду тоже, — заметил Вэй Ин негромко и прижался ближе, словно для того, чтобы тоже по телефону поговорить. Но вот класть руку на бедро для этого было совсем не обязательно! — И на экскурсии не надо, я тебе сам все покажу.
— Ну вот, — Ван Ибо сглотнул, пытаясь говорить ровно. — Так что все отлично, мам, гуляю на свои, у вас даже занимать не буду.
— Осторожнее там! — предупредила мама зачем-то. Хотя казалось бы, столица — это вам не городок в горах, где то в реке тонут, то с обрывов падают. В большом городе разве что машина может сбить, но дорогу-то Ван Ибо давно научился переходить.
— Конечно, мам.
— И звони хоть иногда!
— Конечно.
— И фотографии присылай!
— Обязательно.
Еще пятнадцать минут ушло на заверения, что все точно-точно хорошо. К счастью, мама не стала еще раз спрашивать, кто такой Вэй Ин. Ван Ибо точно не смог бы на этот вопрос ответить. Разговор закончился почти одновременно с поездкой.
— А вот и главный офис Теневого департамента! — объявил Вэй Ин, когда они вышли из такси.

Глава 11, в которой Ван Ибо получает первое задание
Глава 11, в которой Ван Ибо получает первое задание
— Ты уверен?
Ван Ибо скептически осмотрел девятиэтажный жилой дом. Пожалуй, жилье здесь было не самым дешевым — двор был огорожен и в нем даже красовалось какое-то подобие парка из газона, кустов и нескольких чахлых деревьев. Окна горели почти везде, за ними иногда мелькали человеческие силуэты.
— А то я не знаю, — засмеялся Вэй Ин и за руку потянул Ван Ибо к подъезду. — Верхний этаж наш. И еще крыша, там можно тренироваться, утром сам увидишь, тебе понравится.
— Медитировать?
— Это тоже можно, — согласился Вэй Ин, заходя в лифт. — Но вообще я говорил о полетах на мечах.
— Мгм, — удивился Ван Ибо. Он, конечно, накрепко усвоил, что любая правдивая информация о сверхъестественном сразу исчезает из интернета, но чтоб люди видели такое и не обсуждали?!
— С амулетами, конечно, — угадал его мысли Вэй Ин. — Отводишь посторонним взгляд и летай себе.
— Мне кажется, машина удобнее. А лучше мотоцикл, — возразил Ван Ибо, старательно затыкая внутреннего Лань Чжаня.
— Это ты просто летать не пробовал, — засмеялся Вэй Ин. — А мне страшно нравилось летать на твоем мече, — вкрадчиво добавил он.
Ван Ибо почувствовал, как краснеет.
— Скажи, что это не эвфемизм.
— Не скажу, — ухмыльнулся Вэй Ин. — Мы, в конце концов, культурные люди и знаем, как пошлить, не называя вещи своими именами.
— Хм, — Ван Ибо подергал его за рукав футболки. — А считается ли это за обрезанный рукав?
— Считается, — кивнул Вэй Ин. — Хочешь, прямо сейчас докажу?
Ван Ибо не успел ничего сказать, а он уже нажал на кнопку остановки лифта.
— Да ладно?! — Ван Ибо рассмеялся — потому что как еще на такое реагировать, он не знал. Тысячелетний заклинатель правда хочет заниматься такими вещами в лифте? В двух шагах от своей кровати?! Если подумать, это возбуждало. Ван Ибо сам шагнул вперед, прижимая Вэй Ина к стенке лифта, наклонился к его уху, шепнул:
— А как же камеры?
Вэй Ин поддался, прижался к нему в ответ, втираясь пахом в бедро. Ему эта ситуация тоже нравилась, и это было очевидно.
— Камеры здесь работают на меня. Кто нас видит — так это мой дежурный сотрудник… Ну, еще Ичжоу и, наверно, Сюэ Ян. Пусть завидуют.
Ван Ибо не был готов к таким вот порнодемонстрациям, но не удержался и поцеловал Вэй Ина, тем более тот и сам с готовностью впился в его губы. А потом снова запустил лифт.
— В кровати продолжим!
— Бесстыдник, — шепнул ему на ухо Ван Ибо, и это явно был привет от Лань Чжаня, который третьим лишним лез в их отношения. «Он — это я», — попытался уговорить себя Ван Ибо. Внутренний и воображаемый Лань Чжань только бровь поднял в ответ на это, причем одну и так высокомерно, что было понятно — лично он Ван Ибо в качестве своей реинкарнации не одобряет. Не дорос он, так сказать, до нужной безупречности.
— Девятый этаж, — объявил лифт и распахнул двери.
— Пошли! — Вэй Ин снова сцапал Ван Ибо за руку и потянул за собой.
Лестничная площадка казалась обычной. Под потолком горел энергосберегающий светильник, блестели таблички с номерами на типовых дверях квартир. Ничто здесь не намекало на присутствие официального учреждения.
— Маскируетесь? — уточнил Ван Ибо.
— А то ж! — вместо карточки Вэй Ин приложил к ближайшей двери талисман. — У нас вообще-то есть официальный кабинет в здании администрации, мои там по очереди дежурят и принимают просьбы от населения… А тут у нас тайная штаб-квартира, она же — бункер на случай атомной войны или нашествия демонов. В общем, выдержит все, даже если остальное здание рухнет.
— И ты здесь живешь?
— И живу тоже, — кивнул Вэй Ин.
За дверью оказался обычный коридор, какой мог бы быть в нежилой квартире, где еще нет ни мебели, ни вещей, ни ряда обуви у входа, только песочного цвета обои и ламинат на полу.
— Да, здесь не разувайся, — кивнул Вэй Ин. — Пошли, я живу в дальнем конце этого лабиринта.
На лабиринт планировка, в самом деле, смахивала. Когда-то тут явно были обычные квартиры, но потом их объединили между собой, так, что любая комната соединялась минимум с двумя другими. Талисманы на косяках намекали, что просто так тут не побегаешь. Некоторые комнаты стояли пустыми. В одной нашелся кожаный диван и телевизор, в другой — кулер, микроволновка и холодильник, но обои и пол везде были одинаковыми. Ван Ибо подозревал, что тут можно неделю ходить кругами и не заметить.
— И магический барьер есть?
— А то как же, — согласился Вэй Ин. — Без него в таком доме вообще никак. Знаешь, сколько раз к нам пробовали прорваться соседи — то сахара занять, то мы их заливаем якобы. А бабушка Сяо с четвертого этажа даже мойщиков окон нанимала, чтобы они тайком через окна нас фотографировали. Люблю бабуль с фантазией…
— Что, можно начинать ревновать? — уточнил Ван Ибо. — Не было ли у тебя с ней страстного романа полвека назад?
— Я порядочный обрезанный рукав! — Вэй Ин тоже смеялся. — С тех пор, как получил это тело, женщины меня больше не волнуют. А с тех пор, как стал бессмертным, так вообще…
Снизу донеслось неодобрительное фырканье, и Ван Ибо увидел уже знакомого кота.
— Добрый вечер, господин Сюэ.
Кот озадаченно моргнул, потом кивнул и лениво прошел мимо ноги Ван Ибо, слегка коснувшись черным лоснящимся боком.
— Можешь считать, что ты ему понравился, — пояснил Вэй Ин. — С ним редко общаются, как с личностью, так что он это ценит.
В ответном фырке кот явно высказал неодобрение таким разбазариванием секретов.
— Ну, кто у нас сегодня на дежурстве? — уточнил Вэй Ин.
Сюэ Ян лениво мяукнул два раза.
— Только Ичжоу и ты? Ну ладно, я верю, что наша защита устоит, если что, — Вэй Ин кивнул. — Поэтому мы можем идти в душ и спать с чистой совестью.
Судя по тому, как мечтательно он произнес слово «спать», Вэй Ину не удавалось вдоволь поспать минимум полгода. Или он все-таки подразумевал что-то совсем другое. Ван Ибо и не собирался возражать.
— Была б у тебя совесть, шеф, ты бы меня тут не запер, — вышел им навстречу Ичжоу, подтягивая пижамные штаны.
— У тебя было задание спать и вести дневник снов. Как успехи?
— Сплю, — хмуро отозвался Ичжоу. Круги под глазами намекали, что задание начальства он выполняет спустя рукава. Ван Ибо даже понимал почему.
— Мало спишь, может, снотворного выпить?
— Хочешь, чтобы я совсем свихнулся? — угрюмо спросил Ичжоу.
Кот в углу издал странный кашляющий звук.
— А эта скотина еще и ржет надо мной, — обиженно протянул Ичжоу.
— Так коты спят от четырнадцати до восемнадцати часов в сутки, — пожал плечами Вэй Ин. — Учись у профессионалов.
— Я лучше побуду любителем. Ну, правда, я уже не могу смотреть на эту войну!
— Я не виноват, что твоя прошлая жизнь была несколько однообразна, — развел руками Вэй Ин. — Ладно, разрешаю выпить кружку кофе и не спать до завтра. Но из офиса не выходи, новость про Халка еще вовсю обсуждают, пусть хоть немного уляжется, а то еще во что-нибудь вляпаешься и мне придется лично идти отмазывать тебя там, — он показал пальцем вверх.
— Спасибо, шеф! — Ичжоу просиял и приободрился. Видимо, то ли у него действительно не задалась прошлая жизнь, то ли выносить это в больших количествах было сложнее. — Вот добрый ты у нас, никогда не добиваешь…
— Только немного ногами пинаю, — согласился Вэй Ин. — И потом на трупах покойных сотрудников прыгаю.
— Эм? — уточнил Ван Ибо осторожно.
— Не обращай внимания, любовь моя, обычный корпоративный юмор, — отмахнулся Вэй Ин. — На самом деле я очень отличный начальник, оставайся у нас, не пожалеешь. Чифэн-цзунь, подтверди!
— Не верь! — посоветовал Ичжоу. — Шеф мне тоже много чего обещал, когда из полиции переманивал…
— Ой все! — Вэй Ин ухватил Ван Ибо под руку и потащил за собой. — Чаю хочешь? Думаю, нет, но мало ли вдруг… Лично я уже хочу тебя раздеть и затащить в кровать, но если ты настаиваешь на ужине…
— Я ни на чем не настаиваю, я пытаюсь в себя прийти, — ни капли не соврал Ван Ибо. От этой квартиры (офиса? секретного штаба?) оставалось впечатление нереальности, словно после укуренного артхаусного фильма или сумбурного сна. Тут было вовсе не до еды или чая, и даже то, что Вэй Ин только что не в лицо сотрудникам сказал, что они идут заниматься тем, от чего частные клиники берутся лечить электрошоком, уже как-то совсем не смущало.
— Да, отдохнуть тебе тоже надо, — согласился Вэй Ин с сожалением и остановился перед очередной дверью. От остальных она отличалась тем, что вместо талисманов на ней красовалась надпись: «Обитель бессмертных. Стучать только если: 1. напали демоны; 2. звонит Председатель; 3. привезли пиццу».
Ван Ибо невольно засмеялся. Вэй Ин кивнул.
— Да, когда живешь так близко от работы, подчиненные пытаются сесть на шею в любое время дня и ночи. А когда я ухожу в отпуск, то и вовсе оставляю здесь какое-нибудь проклятие, главное — самому потом не забыть снять.
Он толкнул дверь, и она сразу открылась. Видимо, вообще была не заперта.
Ван Ибо зашел вслед за ним и остановился на пороге, слегка разочарованный. Он и сам не знал, чего ждал от жилища Вэй Ина. Память почему-то снова подсовывала пещеру, с камнями вместо стола и лежанки и прудом, полным крови. Здесь же оказалась обычная квартира. Тот же ламинат, те же обои, что и в остальном офисе, разве что здесь на стенах висели рисунки, и комнаты не соединялись друг с другом в общий лабиринт. А так — аккуратно, чисто, довольно обычно.
— Вот здесь уже можно разуваться, — заметил Вэй Ин. — Пойдем, покажу тебе тут все. Хотя особенно смотреть нечего — это кухня, тут ванная, там спальня. Это кабинет, но ты пока лучше туда не ходи. Там много всяких опасных штук, и мне не хочется их перекладывать и прятать.
— Слушай, может, я и не заклинатель, как был раньше, но и не ребенок! — возмутился Ван Ибо. — Нельзя — хорошо, договорились, не пойду. Никаких проблем.
— Не дуйся, — Вэй Ин прижался к нему плечом. — Давай я лучше найду тебе полотенце и покажу, как включать душ.
— Что, думаешь, с этим я тоже сам не справлюсь? — усмехнулся Ван Ибо.
— Вообще не справишься. А еще я очень боюсь, что ты там утонешь, так что я лично останусь за тобой присмотреть.
Вэй Ин вроде бы и смеялся, но обнимал так, что становилось понятно — он не хочет ссориться и выяснять отношения, он просто хочет, чтобы они были вместе. Ван Ибо в ответ притянул его к себе.
— Искусственное дыхание не забудь сделать, когда спасешь.

В общем, жилось в офисе не так уж и плохо. Уже через день Ван Ибо более-менее выучил, как находить там гостиную и, собственно, рабочую зону — с мониторами, компьютерами и прочей электроникой. Она, кстати, была недалеко от входа и все стены там были обвешаны дополнительным слоем талисманов.
— Техника безопасности, — охотно объяснял Вэй Ин, когда проводил экскурсию. — Во все эти электрические штуки охотно вселяются духи и призраки, так что пользуемся, но с осторожностью. А вообще лучше меча и талисманов ничего еще не придумано, уж поверь, я пытался.
— А всякие там магнитные ловушки и прочее?
— Научно-фантастическая фигня! Чем сложнее прибор, тем легче духу в него вселиться.
Ван Ибо вспомнил, как призрак перехватывал их звонки, и кивнул.
— Понимаю. И удивлен, почему у тебя тогда вообще телефон есть!
— А как я буду тогда картиночки с котиками в интернете смотреть? — изумился Вэй Ин.
— Взрослый человек, — напомнил Ван Ибо. — Бессмертный заклинатель.
— Да, но котики! — пожал плечами Вэй Ин.
Имеющийся кот его явно не вдохновлял, да и в общем Ван Ибо это понимал: один раз машинально потянувшись его погладить, он чуть не остался без руки. Вэй Ин потом добрых двадцать минут выговаривал коту, что выгонит его из Департамента без выходного пособия. И без Сун Цзияна. Последнее напугало кота куда сильнее: остаток вечера он не высовывался, а потом принес под дверь спальни взятку в виде дохлой крысы. Впрочем, может это, наоборот, была угроза.
Привыкнуть к коту в виде штатного сотрудника было не просто, но в целом это вписывалось в общее безумие. Где еще сотрудник спит на рабочем месте, например, да еще и жалуется на это?
Правда, собственные сны тоже не слишком радовали. Лань Чжань расщедрился на кошмары, и Ван Ибо в первую же ночь в офисе увидел горящие Облачные глубины, черепаху-губительницу и очередное поле сражений. Одна радость, что это случилось не дома у родителей, а под боком у Вэй Ина, который тут же и успокоил и… утро, в общем, вышло более добрым, чем ночь.
Еще пара дней, и жизнь в офисе вовсе начала ему нравиться. Утро обычно начиналось с медитации на крыше, потом Ван Ибо мог заниматься, чем хочется, — играть на гуцине, учится летать на мече или фехтовать с Вэй Ином или Ичжоу, ну, или просто смотреть кино или играть во что-нибудь на телефоне. Последние два занятия, если честно, уже не очень цепляли. Ванцзи явно не был любителем позалипать в сериалы, и Ван Ибо это передалось в полной мере. Так что кино годилось только на самое начало вечера, когда они уходили к Вэй Ину, включали фильм… и Ван Ибо потом ни разу не мог сказать, чем же то кино закончилось. Лично для него все заканчивалось Вэй Ином, и это было отлично.
А еще у Вэй Ина оставались свои секреты. Например, он таки разрешил Ичжоу выходить из офиса, вернее, сам начал выгонять его в бары по вечерам. А потом и сам уходил — якобы в магазин, но Сюэ Ян понимающе ухмылялся в усы: «Шпионит».
Было похоже на то, что Вэй Ин подозревает Ван Ичжоу в связях с вражеской разведкой или чем-то похуже.
Ван Ибо тоже не разрешалось одному гулять по Пекину. «Сладкий, разве я тебе уже надоел?!» — ужасался Вэй Ин и не отпускал даже в сквер около дома. Ван Ибо пытался представить, как он вернется в университет с таким конвоем, но воображение отказывало. Представить Вэй Ина на лекциях он не мог.
И, наверно, все эти странности уже давно стоило бы обсудить, и Ван Ибо каждый раз обещал себе, что завтра-то уж точно спросит, но каждый раз откладывал. Пока ночью не зазвучал государственный гимн.
Момент был самый неподходящий. Вэй Ин лежал под Ван Ибо и обещал точно умереть, если Ван Ибо не перестанет. Опыт подсказывал, что обращать внимание на его слова в такие моменты вообще не стоит, и потом муж будет только доволен. Но вот гимн все-таки был неподходящим музыкальным сопровождением.
— Стой! — уже серьезно потребовал Вэй Ин. — Телефон дай!
Мобильный, собственно, и искать не пришлось — он и так лежал рядом на столе, светя экраном и наводя на патриотические мысли, потому что на заставке красовался флаг Китая. У Ван Ибо возникли подозрения.
— Начальник Теневого департамента слушает! — отозвался Вэй Ин так официально, как будто не лежал в кровати без одежды.
— Вот именно! — раздалось из трубки. — Чем вы вообще там занимаетесь, господин Вэй, когда у меня тут такое!
— Какое? — Вэй Ин сел и зашарил по полу в поисках одежды. Ван Ибо кинул ему трусы и, подумав, тоже начал одеваться. Голос звонящего показался ему смутно знакомым. — Опишите проблему подробнее, господин Председатель.
— Призраки! — рявкнул Председатель. — Прямо у меня дома! Куда вообще смотрит ваш Департамент!
— Буду через пять минут, — спокойно пообещал Вэй Ин и вопреки неторопливому тону вихрем бросился к шкафу, одеваясь и объясняя одновременно. — Вы их только не бойтесь. На самом деле, они не способны причинить вред людям, могут только пугать. Ну, или нашептывать всякое, но вы не соглашайтесь и не верьте. Вы один дома?
— Понятия не имею! Кажется, за дверью кто-то ходит, но я что-то не хочу идти смотреть.
— И правильно! — Вэй Ин натянул китель. Ван Ибо автоматически отметил погоны, кажется, майорские, хотя стоило уточнить в интернете. Наизусть он их не знал. — Не открывайте двери и вообще лучше стойте, где стоите и не делайте лишних движений. Мало ли что окажется иллюзией. Не кладите трубку.
— Я и не собирался! Знаете, господин Вэй, когда мне приносили ваши отчеты…
Вэй Ин тронул экран, отключая микрофон со своей стороны и приглушая звук. Теперь голос Председателя доносился фоном, и Ван Ибо казалось, что его вот-вот должен прервать диктор программы новостей.
— Одевайся! Идешь со мной! — бросил Вэй Ин и умчался в офис, командуя на ходу: — Мы на вызов, там у нас Председателя убивают! Ичжоу, из офиса ни ногой, даже если под окном будут расчленять детишек! Сун Лань, ты можешь выйти, но действуй по плану. Лань Чжань, ты собрался? Сун Лань, дай ему пиджак, все-таки к Председателю идем. Гуцинь возьми! Сяо Синчэня вызовите, пригодится! Где мой меч? Котэ, если что, звони! Ну все, ты готов, отправляемся!
Ван Ибо только успел выйти в гостиную, как его впихнули в чужой пиджак, сунули в руки гуцинь, а Вэй Ин обнял его и активировал талисман перемещения.
И разом стало темно.

Глава 12, в которой Ван Ибо охраняет Председателя
Глава 12, в которой Ван Ибо охраняет Председателя
— Отлично, как в старые добрые времена, — засмеялся Вэй Ин и снова включил звук у телефона. — Председатель, мы у вас в квартире.
— Идите в кабинет, — кашлянув, отозвался его собеседник. — Я там.
— А как его найти? — уточнил Вэй Ин. — Мы, кажется, в холле.
Ван Ибо попытался осмотреться, но вокруг была только темнота, слишком непроглядная для городской квартиры. Разве что здесь не было ни единого окна или вообще они были под землей? Второе казалось более вероятным, потому что в квартире пахло сыростью и плесенью… как тогда, рядом с призраком.
Их присутствие он чувствовал рядом — как будто чужие взгляды, невесомые прикосновения к плечам и волосам, шепот, на самой грани слышимости, который не разобрать и не сложить в слова.
— Не слушай их, — Вэй Ин прижался к его плечу и показался обжигающе горячим и живым. — С призраками так не разговаривают.
— Мгм. То есть, да.
Он знал, что Вэй Ин прав, и знал, что делать. Чужие воспоминания было поднялись в голове, но Ван Ибо решительно отпихнул их подальше. Он хотел оставаться собой — пока это возможно.
— Что? — спросил Председатель.
— Простите, я это не вам. Я с сотрудником.
— Нашли время поговорить!
Теперь Ван Ибо понимал, почему Председатель злится. Он оказался один, в квартире с призраками, и, конечно, боялся, но не мог показать свой страх. Пожалуй, Ванцзи был готов его уважать… Ван Ибо тряхнул головой. Конечно, он уважал главу страны, что еще за дурацкие мысли!
— Идите по коридору, вам нужна вторая дверь, — сказал Председатель. — Мне выйти вам навстречу?
— Не нужно, мы сами! — бодро пообещал Вэй Ин. Он вообще выглядел веселым, словно азарт побеждал давящую атмосферу квартиры. Шел быстро, и призраки не смели заступать ему дорогу. — Раз дверь, два дверь, Председатель, мы заходим. Если вы вооружены — не стреляйте!
Он потянул на себя дверь, потом толкнул, но та даже не шелохнулась, словно примерзла к косякам.
— Дешевые трюки! — хмыкнул Вэй Ин. — Председатель, если вы у двери — отойдите подальше, мы ее выбьем.
— Выбивайте, меня не заденете.
— Дорогой, сделаешь? — улыбнулся Вэй Ин.
Ван Ибо кивнул. Это он уже умел. Духовную силу надо было собрать в ладони, а потом просто ударить. Ничего сложного — если у тебя есть Золотое ядро и ты умеешь пользоваться духовной энергией. Если бы не Лань Чжань, Ван Ибо не научился бы этому и за пятьдесят лет.
Дверь разлетелась щепками, словно под нее подложили гранату.
— Председатель, все в порядке? — Вэй Ин шагнул в комнату первым.
Там тоже не горел свет. Темными контурами проступали шкафы, письменный стол, кресла. Ван Ибо даже не сразу заметил человека, а когда заметил — порадовался, что в квартире темно. Вряд ли ему удалось бы удержать невозмутимое выражение лица при виде Председателя, сидящего под столом.
— Очень разумно, — одобрил Вэй Ин, подавая Председателю руку и помогая выбраться. — Мы тут немного кидались вещами, так что… С вами все в порядке?
— А сами-то как думаете! Хотя ваши слова о том, что призраки не могут причинить мне вред, меня и успокоили…
— Еще бы, я для этого и сказал.
— То есть, они могут?!
— Еще как!
Ван Ибо все еще стоял у двери и чувствовал, как сгущается рядом что-то темное и злое. Призраки, видимо, все решили собраться здесь, раз уж им так любезно открыли. К сырости и гнили теперь примешивался отчетливый запах крови.
— Лань Чжань, займешься? — предложил Вэй Ин.
Ван Ибо почувствовал себя первоклашкой, которого вызвали к доске на показательном уроке и предложили перед гостями школы решить квадратное уравнение. Вэй Ин просто издевался или хотел, чтобы Ван Ибо позорился по крупному и сразу перед толпой призраков и главой страны?! А ничего посмешнее он придумать не мог?!
С другой стороны, Ван Ибо знал, как с этим справиться. Вернее, почти знал. Сначала ушло беспокойство. В самом деле, ничего сложного тут не было. Ну, агрессивные призраки, да — и что? В первый раз что ли?
Он сел, положил на колени гуцинь и коснулся струн. Зазвучал привычный, знакомый до последней ноты Расспрос.
— Что это? — спросил Председатель. — Минутка народной культуры?
— Техники ордена Гусу Лань, — отозвался Вэй Ин мечтательно. — Они заклинали с помощью музыки. Правда, здорово?
В его тоне Ванцзи услышал искреннее восхищение и усмехнулся — про себя. Чужие слова не мешали и не отвлекали, он знал, что делает.
«Я здесь», — отозвался призрак.
«Сколько вас?»
«Много».
«Зачем вы здесь?»
Ответы посыпались сбивчивые и разные: «Убить Председателя! Восстановить демократию! Месть! Он должен умереть! Не знаю, зачем я здесь. Нас привели, чтобы мы убили, тогда он нас отпустит!»
«Вас могу отпустить я», — сыграл Ванцзи.
Призраки притихли.
«Сначала Председатель должен умереть», — ответил один.
«Нет», — отрезал Ванцзи.
Он не угрожал, не говорил им, что еще может сделать этой музыкой. Если не помогает успокоение, используют уничтожение. И рассеять эти души ничуть не сложнее, чем отпустить на перерождение.
«Отпусти нас. Мы согласны, мы хотим уйти».
Это тоже было несложно. Ванцзи играл Освобождение, повторяя его раз за разом. Пальцы болели, и эта боль удивляла, хотя иногда он вспоминал, что только недавно начал тренировать снова. Новая жизнь, новое тело… Все это было немного странно, и сосредоточиться сейчас на этих мыслях не получалось. Нужно было просто играть, до тех пор, пока не исчезло ощущение, что призраки здесь. Призыв. Расспрос. Тишина в ответ.
Ванцзи опустил голову, закрыл глаза, давая себе передышку. Пусть он и привык это делать, уставать он все равно мог. Ничего, несколько вдохов — и он придет в себя.
«Лань Чжань», — позвали струны. Он поднял взгляд и увидел Вэй Ина. Тот сидел напротив, улыбался, изящные пальцы лежали на струнах.
«Я люблю тебя».
Воспоминание навалилось внезапно. Тринадцать лет, которые он играл Расспрос в пустоту, не получая никакого ответа. Звал — Вэй Ина, а тот ответил только сейчас, тысячу лет спустя.
Дыхание перехватило, воздух льдом застывал в груди. Ван Ибо тряхнул головой, раскашлялся.
— Дорогой, ты в порядке?! — Вэй Ин схватил его за руку, сжал запястье, как в тисках. — Что случилось?
Ван Ибо покачал головой.
— Ничего, все в порядке. Просто отвык играть так долго.
— Да уж! — Вэй Ин поцеловал его в кончики пальцев, как-то разом снимая саднящую боль. — Вот поэтому у нас и заставляли тренироваться играть каждый день, хотя завтра тебе явно стоит сделать передышку…
Где-то рядом щелкнул выключатель, и под потолком загорелся плоский светильник. Председатель в пижаме смотрел на них неодобрительно. Ван Ибо заметил, что тот выглядит не таким непоколебимо здоровым, как по телевизору — вон и морщины, и волосы поредели, — но быстро устыдился. Человек только что такое пережил, а к нему еще придираются! И потом, глава страны есть глава страны. Надо уважать.
— Я впечатлен, — сообщил Председатель. — Это действительно было… хм… впечатляюще.
— Я рад, — душевно улыбнулся ему Вэй Ин и встал. — Может, чаем нас угостите?
— Что?!
— А вы уже точно готовы лечь спать снова?
Председатель опустил взгляд, разглядывая пол с вниманием, которого он явно не стоил.
— Вы правы. Не готов.
— Вот и я о том же, — согласился Вэй Ин.
— Пойдемте на кухню, — предложил Председатель со вздохом. Ночные гости явно радовали его не больше, чем призраки.
Ван Ибо взял гуцинь подмышку и подумал, что такого завершения вечера и представить себе не мог — даже в самом что ни на есть фантастическом сне. Мало того, что он только что побыл Лань Чжанем — полностью, оставив себя только воспоминанием, да и то на самом краю сознания! — так еще и такое вспомнил. Тринадцать лет. Всего тринадцать, потому что Вэй Ину пришлось ждать девятьсот. Как он с ума-то не сошел за столько времени?
А Вэй Ин словно не подозревал о его мыслях. Помогал Председателю достать чашки, пока тот наливал воду в чайник. Кухня, кстати, была самая обычная, без всяких там флагов и правительственных телефонов на видном месте. Ван Ибо дал себе мысленный подзатыльник за стереотипность мышления и устроил гуцинь на диванчике. Сам стоял рядом, не зная, что делать — стоять? садиться? провалиться сквозь землю?
— Господин Вэй, — заговорил Председатель, — а как вы объясните то, что призраки вообще оказались в моей квартире? Разве ваши защитные талисманы не должны были их остановить?
— Очень хороший вопрос, — согласился Вэй Ин без капли смущения. — Я посмотрел, талисманы на месте и работают. Значит, призраки пришли не сами, их вам принесли. Кто-нибудь заходил вечером?
— Понятия не имею. Я вернулся поздно, часов в одиннадцать… — Председатель теперь разглядывал закипающий чайник. — Наверно, днем заходила помощница по хозяйству. Конечно, ключи есть у охраны и шофера.
— Надо проверить, все ли они живы и не одержимы ли. Я займусь с утра, — пообещал Вэй Ин.
— А сейчас почему нет?
— Лучше утром, — улыбнулся Вэй Ин уклончиво. — Не переживайте, мы вас без охраны не оставим. Ни один призрак и рядом не пролетит.
— Да уж пожалуйста! — ворчливо согласился Председатель и, подумав, достал из кухонного шкафчика пачку шоколадного печенья. Ван Ибо окончательно почувствовал себя персонажем абсурдной комедии. С призраками и то было как-то проще! — И когда вы уже подстрижетесь, господин Вэй?
— Никогда, господин Председатель! — Вэй Ин тряхнул растрепавшимся хвостом. — Я же вам говорил, что длина волос зависит от внутренней энергии заклинателя, так что все равно отрастут обратно за день, смысл зря ножницы тупить.
Ван Ибо ничего такого не помнил, но возражать не стал. Вообще прикидываться мебелью было куда комфортнее.
— И все равно ваша прическа с формой не сочетается, — Председатель налил кипяток в прозрачный чайник, чайные листья закружились в воде.
— Но вы сами возражали против ханьфу…
Вэй Ин осекся, вытянул из кармана зажужжавший телефон, глянул на экран и активировал амулет перемещения.
— Лань Чжань, охраняй! Я вернусь!
Ван Ибо мысленно схватился за голову. Если до этого ему казалось, что хуже быть не может, так вот — пожалуйста, стало! Мало того, что Вэй Ин кинулся навстречу неизвестной опасности. Ладно, пусть он был к этому готов и у него был план, но отпускать его одного все равно было неправильно! Так еще и Ван Ибо остался наедине с главой страны, с которым они даже не были представлены! И что делать в такой ситуации?
«Сказали же — охранять», — заметил Лань Чжань, островок непоколебимости и спокойствия среди окружающего хаоса.
Ван Ибо решил брать пример.
— И что это было? — уточнил Председатель.
— Не знаю, — Ван Ибо решил не вдаваться в подробности и свои смутные подозрения. Если Вэй Ину надо, сам все расскажет и отчет напишет. А так — лучше молчать.
— Понятно, — Председатель устроился на диване, налил две чашки чая и одну подвинул Ван Ибо. — Садись что ли, бери пример с шефа, он везде как дома.
— Благодарю, — Ван Ибо сел напротив. Пить не хотелось. Хотелось позвонить Вэй Ину и спросить, все ли у него хорошо. Впрочем, телефон Ван Ибо не взял.
— Значит, твоя фамилия Лань? — уточнил Председатель. — Давно работаешь в Департаменте?
— Я стажер пока что.
Говорить про то, что вся стажировка длится три дня, тоже было лишним.
— А Лань… Фамилия из прошлой жизни. В этой я Ван.
— Так… — Председатель потер пальцами виски. — Мало мне того, что в Департаменте два ходячих мертвеца и кот в сотрудниках, а в начальниках — девятый бессмертный. Так теперь еще и это!
Ван Ибо сочувственно промолчал и решил не говорить, о том, что друзья — и старые и новые — тоже начали вспоминать прошлые жизни.
— Значит, Ван?..
— Ван Ибо.
Председатель кивнул.
— Ну, ты хоть выглядишь прилично, — он задумчиво побарабанил пальцами по столу. — Если хорошо себя покажешь, можно будет подумать о переходе в охрану правительства. Сам понимаешь, кота на эту должность не возьмешь. А твой начальник стричься по уставной форме не согласен.
Ван Ибо подумал, что тоже стоит отпустить волосы, а то такие перспективы пугали больше, чем Лань Чжань в голове.
— Я буду стараться, — пообещал он без лишних подробностей.
Председатель кивнул. Без Вэй Ина, который мог легко болтать с кем угодно и о чем угодно, разговор как-то не клеился. Председатель в молчании допил чай, Ван Ибо к своей чашке даже не притронулся.
— Пойду спать все-таки, — решил Председатель, вставая. — Дела на завтра еще никто не отменял. А ты?..
— У двери могу покараулить, — предложил Ван Ибо. — Хотя сейчас здесь нет нечисти, я бы заметил.
Караулить сон Председателя у его кровати как-то не тянуло. Ван Ибо уже почти смирился с фактом, что ввалился в квартиру главы страны посреди ночи, но посещать еще и спальню — уж точно было лишним!
— А и покарауль, — согласился Председатель. — Не могу сказать, что боюсь… Но с кем-то вроде тебя поблизости точно будет спокойнее. Кресло в гостиной можешь взять.
— Не нужно, спасибо, — отказался Ван Ибо. — На полу медитировать удобнее.
— Эм… Ну тебе виднее, — не стал спорить Председатель. — Хочешь сидеть на полу — сиди, конечно. Но потом не говори, что я тебя заставил!
Кажется, это было шуткой, поэтому Ван Ибо улыбнулся. А потом и правда сел на пол у двери и занялся медитацией. Потому что чем еще, если телефон забыл, а переживать, как там Вэй Ин, было бы слишком нервно.
И все-таки новых гостей он почувствовал сразу. Чужие яркие ауры маячили рядом, снаружи. Где-то еле слышно постучали в окно. Ван Ибо вышел в гостиную. За окном в свете фонарей парили на мечах Сун Цзиян и Сун Лань. Выглядело сюрреалистично, но Ван Ибо им открыл.
— Привет! — Цзиян спрыгнул с меча на пол и улыбнулся. Сун Лань маячил рядом молчаливой мрачной тенью. — Мы пришли тебя сменить, так что спускайся, такси внизу.
Ван Ибо кивнул.
— А что в офисе?
— Все живы, — успокоил его Цзиян. — Ичжоу не в себе, но сам увидишь, когда приедешь. Внизу ждет такси и Сюэ Ян. Шеф поручил ему тебя охранять, отнесись ответственно.
— Попробую.
— Подвезти тебя вниз, чтобы не будить Председателя и не спрашивать, где у него ключи?
— Спасибо, — засмеялся Ван Ибо. — А там можно нормально приземлиться? А то, мне кажется, таксист будет очень удивлен, если мы свалимся на него с неба!
Сун Цзиян покачал головой.
— Поверь, он сейчас вряд ли вообще способен удивляться!
Ван Ибо не поверил, а зря. Машина с включенными фарами ждала чуть в стороне от ворот жилого комплекса. Если бы кто-то мельком заглянул в окно — умилился бы, потому что у водителя на коленях лицом к нему сидел большой черный кот и мурлыкал. Ван Ибо случайным прохожим не был и пригляделся. Водитель смотрел на кота, как на террориста, который приставил к его виску автомат и обмотал поясом со взрывчаткой. А его мурлыканье походило на скрежет затачиваемого ножа.
— Доброй ночи.
Ван Ибо сел на заднее сидение и осторожно устроил на коленях гуцинь.
— Адрес я не знаю, но, думаю, вы и сами помните, куда ехать.
Сюэ Ян фыркнул и перескочил с водителя на соседнее кресло. Тот перевел дыхание:
— А я еще думал, что люблю котиков!
— Я тоже, — сочувственно кивнул Ван Ибо. — Я тоже…

Глава 13, в которой Ван Ибо общается с Не Минцзюэ
Глава 13, в которой Ван Ибо общается с Не Минцзюэ
Конечно, Сун Цзиян сказал, что все живы, но не сказал, что целы, и это давало воображению разыграться в не самых приятных фантазиях. Внутренний Лань Чжань молчал, приходилось самому себе объяснять, что с опытом Вэй Ина ему ничего не страшно, но получалось откровенно плохо. Ван Ибо успокоился только увидев Вэй Ина у подъезда. Тот стоял, подпирая стену спиной и поигрывая в пальцах флейтой — Ван Ибо уже знал, что это не самый лучший признак. От форменного кителя он уже успел избавиться, но рубашка с галстуком оставались все те же.
— Гэгэ, — прочитал Ван Ибо по губам, и Вэй Ин отлип от стены и торопливо подошел к такси, не забыв при этом окинуть взглядом улицу вокруг и даже посмотреть на небо.
— Все нормально? — Ван Ибо вышел из машины под торопливое напоминание таксиста: «Кота не забудьте!» Кот ответил басом что-то явно нецензурное и выпрыгнул в открытое окно.
— Сюэ Ян, молодец, — устало кивнул Вэй Ин. — Получишь грамоту за сопровождение ценного объекта.
— Еще бы, такая зверюга! — согласился таксист и поскорее отъехал, пока не попросили еще кого-нибудь перевезти.
Ван Ибо взял Вэй Ина под локоть и тот прислонился к его плечу. Потом сам потянул к подъезду.
— Пойдем домой, гэгэ.
Ван Ибо шагнул за ним и только тогда увидел усыпавшие площадку вокруг дома осколки стекла.
— Что здесь случилось?
— Демонстрация силы, — лаконично ответил Вэй Ин и затащил его в дом. Света в холле не было и они пошли по лестнице, подсвечивая себе фонариком в телефоне.
— Ты цел? — не смог не спросить Ван Ибо.
— Не волнуйся, — фыркнул Вэй Ин и тут же признался: — Просто два амулета мгновенного перемещения за день — это… многовато. Поговори со мной, а то я на ходу усну?
— Понести тебя? — предложил Ван Ибо.
— Чтобы меня кот засмеял?
— Пусть попробует.
— Ладно кот, — Вэй Ин в темноте нащупал его руку и сжал ладонь. — Вот если бабушка Сяо увидит…
— Та, с четвертого этажа, с которой у тебя был страстный роман? — уточнил Ван Ибо.
— Ага… Эй, какой еще роман?! Ты забыл, от чего нас отвлек звонок?
— Может, это как раз она из ревности призраков вызвала? — предположил Ван Ибо. — И пришла тебе стекла бить.
Лань Чжань все еще осуждающе молчал, но Ван Ибо не хотелось спрашивать прямо. Хотелось, чтобы Вэй Ин сказал сам, что вообще происходит и перестал, наконец, отговариваться тем, что рано об этом знать. А еще хотелось все-таки взять его на руки, чтобы не смотреть, как он еле переставляет ноги от усталости — и это бессмертный заклинатель!
— Или пенсией недовольна, поэтому напала на… сам знаешь кого. Хорошая версия, мне нравится, — согласился Вэй Ин.
— Лампочки в подъезде тоже она перебила?
— Это просто электричество отрубилось, — вздохнул Вэй Ин. — Слишком много магии вокруг было.
— Надо было на распределяющий щиток тоже амулеты повесить, — серьезно предложил Ван Ибо.
— Интересная теория, надо будет попробовать… Эй, что ты делаешь?!
— Четвертый этаж прошли, дальше можно и на руках, — пояснил Ван Ибо. — Поэтому не отбивайся и держи гуцинь и телефон, а то как загремим в темноте вниз по лестнице.
— Можно подумать, ты в темноте не видишь, — фыркнул Вэй Ин, но отбиваться не стал, наоборот, обнял за шею и прижался щекой к плечу. — Мой муж все-таки самый лучший.
— Мой вообще-то тоже ничего.
В офисе было тихо и пусто, только где-то что-то мерно стучало, как будто в квартире поселился сумасшедший дятел, решивший добывать червяков из бетона. В комнате с компьютерами дежурила Чэнь Чжосюань, хотя электричества все еще не было.
— Никто не звонил и объяснений не требовал, — отчиталась она, не удивляясь, что шефа принесли на руках. Вэй Ин, кажется, тоже пригрелся и слезать не собирался. Ван Ибо это устраивало. — Все сошло за обычный скачок напряжения, хотя ремонтники и жалуются, что там метров двести кабеля выгорело.
— Всего-то, — хмыкнул Вэй Ин. — А вот когда мы в Петербурге демона убивали, на полквартала провода истлели. Хотя тот демон послабее все-таки был.
— В Петербурге? — лаконично переспросил Ван Ибо.
— Ну, в России, знаешь, наверно? — Вэй Ин легкомысленно отмахнулся флейтой. — Мы там были проездом, помогли немного.
— Потом расскажешь, и не вздумай говорить, что мне это рано знать. Я уже почти все вспомнил.
— А шеф разве вам еще не давал свои дневники читать? — удивилась Чэнь Чжосюань, а Вэй Ин одновременно с ней сказал:
— Это хорошо, что ты вспомнил, потому что сейчас нам как раз нужен Лань Чжань во всем блеске его безупречной репутации.
Ван Ибо поморщился. Он еще толком не успел подумать о том, что только что делал в квартире Председателя, а уже надо готовиться повторить! Нет, было не страшно, но некомфортно и очень странно, что новые воспоминания Лань Чжаня относились не к далекому прошлому, а прямо к сегодняшней ночи.
— Зачем?
— Наш Чифэн-цзунь отчего-то вдруг пробудился, — вздохнул Вэй Ин. — В смысле, действительно стал тем главой Не, которого я знал. И он меня тоже узнал и попытался убить, потому что в его воспоминаниях я умер, а он, видимо, ценит стабильность.
— Зрелище то еще было, — подтвердила Чжосюань. — Он как саблю свою запустит — теперь в пяти стенах сквозная дыра. Кулер зачем-то порубил, знаешь, какая большая лужа на полу получается, если пятнадцать литров разом вылить? Демон то и дело мимо окон пролетал, все заглянуть пытался… Потом на него с крыши Сун Лань прыгнул, и ему уже не до зрелищ стало.
— И жаль, что Вэнь Нина я отпустил к сестре, — вздохнул Вэй Ин. — Вдвоем бы они с ним точно справились.
— Значит, тебе пришлось сражаться с Ичжоу? — уточнил Ван Ибо.
— Да если бы! С Ичжоу я бы справился и не вспотел! А вот Не Минцзюэ — это действительно серьезный противник. Да и я уже отвык драться с заклинателями, — самокритично признал Вэй Ин. — В общем, пришлось слегка обратиться к Тьме, и теперь Чифэн-цзунь верит мне еще меньше.
— А Лань Чжаню поверит?
— На тот момент, когда он умер, мы еще не поженились и ты не остался без своей нефритово-чистой репутации, — объяснил Вэй Ин. — Попробуй с ним поговорить? Расскажешь, что тут происходит, проверишь, осталась ли личность Ван Ичжоу или нет. Сможешь?
Ван Ибо закрыл глаза. На секунду представил, как заходит в комнату к человеку, который полностью поддался воспоминаниям и не отличает себя нынешнего от того, кем был раньше. Страшно не было совсем, но что-то подсказывало, что это решение неправильное. Лань Чжань в голове впервые за все время не осуждал за это, а молчал одобрительно.
— Мне кажется, успокоить его сможет только старший брат.
Вэй Ин задумчиво вскинул брови.
— Цзэу-цзюнь? Нет, ты, конечно, прав — из всех нас он был ближе всего Чифэн-цзуню. Но, во-первых, мы не знаем, что он вспомнил и сможет ли быть достаточно убедительным. Во-вторых, сюда мы его разве что к обеду доставим, а я боюсь, что за это время Чифэн-цзунь камеру все-таки разнесет. Потому что упорен и несгибаем, сам слышишь.
— Когда я вас слушаю, у меня ум за разум заходит, — вмешалась Чжосюань. — Все эти титулы, имена… о ком вы вообще?
— О старшем брате Лань Чжаня и названом брате Не Минцзюэ, ты с ним еще не знакома, — пояснил Вэй Ин. — Но, думаю, все-таки познакомишься.
— Он что, тоже?.. — Чжосюань выразительно постучала себя по голове.
— Так и ты — тоже! — засмеялся в ответ Вэй Ин. — Иначе почему, думаешь, подружилась с даочжаном, и Сун Лан взялся учить вас обоих? Вот как заставлю тебя съездить посмотреть на Мэн Яо, тогда и…
— Вэй Ин, хватит болтать, — перебил Ван Ибо. — Давай уже делом займемся.
— Давай. Положи меня уже на диван и…
— Нет. Садись.
Ван Ибо чувствовал себя собой, но все равно знал, что делать. Чужих воспоминаний для этого вполне хватало. Он усадил Вэй Ина на стол. Тот смотрел на него и весело, и настороженно одновременно, словно ожидал, что Ван Ибо сейчас тоже схватится за меч и продолжит дело Ичжоу. Не доверял, а ведь Ван Ибо поверил ему полностью с первой встречи. Пожалуй, все-таки было обидно.
— И медитируй, — бросил Ван Ибо суше, чем собирался. — Поделюсь с тобой духовными силами, как раньше.
— Лань Чжань… — выдохнул Вэй Ин, хватая его за руку обеими ладонями, и потянул к себе. — Ой, то есть, извини, Ван Ибо, конечно, но все-таки такой Лань Чжань. Если ты понимаешь, о чем я.
— Не уверен, что ты сам понимаешь, — вздохнул Ван Ибо, но руку отбирать не стал. За такой влюбленный взгляд от Вэй Ина можно было простить что угодно. — Можешь называть, как хочешь, я почти привык уже. А теперь просто закрой рот и медитируй.
Вэй Ин не стал спрашивать, зачем это все. Не стал ссылаться на какие-то свои планы и отказываться. Видимо, и сам не знал, что будет делать, если Не Минцзюэ все-таки выберется из камеры, а у них тут и сопротивляться толком некому.
Как делиться духовными силами, Ван Ибо знал. Помнил. Но теперь, в отличие от того сна, сила вовсе не утекала в пустоту. Он чувствовал рядом Вэй Ина, фантастически живого и яркого, и судя по всему восстанавливался он очень быстро.
— Хватит, — это Вэй Ин сказал сам. — Все-таки парное совершенствование — это прекрасно, и я уже в порядке, честно. А ты готов к подвигу?
— Разве тут есть что-то сложное? — пожал плечами Ван Ибо. — Главное — не выпускай его в город, если он все-таки сбежит.
— Не сбежит, — хмыкнул Вэй Ин. — Уж это я могу гарантировать.
Камера располагалась в бывшей ванной одной из объединенных квартир. Конечно, душевой кабинки там уже не было, но раковина и прочие бытовые удобства остались. Была кровать с пледом и даже тремя подушками, и в целом, наверно, комната выглядела уютно — раньше. До того, как в стене появилось углубление сантиметров на пятнадцать, а все вокруг усыпали осколки бетона или цементная крошка. Судя по разбитым костяшкам пальцев, Ичжоу долбал стену голыми руками.
— М-да, — вздохнул Вэй Ин, заглядывая. — Зря я только дверь амулетами защищал, надо было и остальное. Кто ж знал-то…
Ван Ибо подвинул его в сторону. Не стоило нервировать пленника еще больше.
— Чифэн-цзунь? — окликнул Ван Ибо с порога. Интуиция требовала еще поклониться, но здравый смысл намекал, что не стоит выпускать из поля зрения такого противника.
— Лань Ванцзи?
Ичжоу развернулся к нему всем телом. Движение казалось каким-то незавершенным, словно готово было вылиться в атаку, но его оборвали на полпути.
— Да, — подтвердил Ван Ибо. Он подозревал, что поверить ему сложно. Наверно, он мало походил на того себя, которым должен был быть. Джинсы, короткая стрижка, пиджак с чужого плеча — все это никак не вязалось с образом Второго нефрита или как там говорил Вэй Ин.
— И что здесь происходит? — Ичжоу — или все-таки Не Минцзюэ? — хмурился. — Я помню, что меня…
— Убили, — согласился Ван Ибо. — Нас всех когда-то убили, глава Не. А теперь мы вернулись к жизни в другую эпоху и с другими именами, но как-то к нам начала возвращаться память о прошлом.
— Эти пытались говорить то же самое, — кивнул Не Минцзюэ мрачно. — Вэй Усянь и те два странствующих заклинателя. Один из них был лютым мертвецом…
— Да, — кивнул Ван Ибо — Но он полностью разумен и никому не причиняет вреда вот уже девятьсот лет.
— Сколько? — Минцзюэ отступил на шаг, как-то даже ссутулился, словно став меньше ростом — Ты хочешь сказать, что прошло столько… Не верю.
— Мы готовы вас выпустить и все вам показать. Если только вы сами не вспомните свою вторую биографию. Сейчас вас зовут Ван Ичжоу, это имя что-то вам говорит?
Ван Ибо вспомнил, как Вэй Ин успокаивал его после первого такого погружения в прошлую жизнь, и пожалел, что они не стали дожидаться Сичэня. У него бы точно получилось лучше.
— Не помню, — Минцзюэ раздосадованно тряхнул головой. — Мне кажется, это все еще тот кошмар… Не важно. А ты помнишь, как ты умирал, Лань Ванцзи?
«Помнишь?» — спросил себя Ван Ибо. Он только что был уверен, что нет, но из памяти вдруг всплыли ощущения: боль в разорванной груди, холодеющие пальцы, которые все равно складываются в печать для управления мечом, блеск клинка перед глазами и осознание, что все-таки не успел…
— Помню, — кивнул он. — Да, это было неприятно.
Минцзюэ молча и оценивающе смотрел на него.
— Меня убили, — сказал Ван Ибо. — Вырвали сердце и отрезали голову.
— Да уж, — согласился Минцзюэ — уже с большей симпатией. — А меня… ну, ты и сам знаешь.
— Искажение ци, — подсказал из-за двери Вэй Ин. — Ваше семейное проклятие. В смысле, когда-то было вашим, а сейчас не осталось ни семьи, ни проклятия, собственно. А сабли ваши по музеям и частным коллекциям разошлись.
— Вэй Ин.
— Что? Я, между прочим, с Чифэн-цзунем Сопереживание практиковал, так что все полностью прочувствовал! Я знаю, о чем говорю!
— Этот, — Минцзюэ кивком головы указал в сторону, где предположительно был Вэй Ин, — тоже переродился, значит? Я думал, таким, как он, посмертие не положено.
Ван Ибо почувствовал, как в груди разгорается горячий ком злости. Вот уж точно лучше бы Хайкуань все объяснял!
— Вэй Ина оклеветали, — сухо сказал он. — Это выяснилось после вашей смерти.
— К которой, кстати, был причастен тот же человек, — снова не промолчал Вэй Ин. — Догадываетесь, кто?
— Мэн Яо, — не задумываясь бросил Минцзюэ. — Этот-то хоть не вернулся заодно со всеми?
— И хотел бы вас порадовать, да не получится. — Вэй Ин заглянул в приоткрытую дверь.
Минцзюэ каждое его движение провожал таким взглядом, будто ждал какого-то подлого приема, и Ван Ибо чувствовал от этого непреодолимое желание встать между ними.
— И где он сейчас?
— В окрестностях Гусу, под присмотром Цзэу-цзюня, — Вэй Ин так это обрисовал, что Ван Ибо, даже зная правду, не смог подкопаться. Да и кто знает, может, это в самом деле было правдой?
— Брат тоже здесь? — лицо Минцзюэ немного смягчилось.
— Вы не помните? — спросил Ван Ибо. — Вы ведь встречались несколько дней назад.
Минцзюэ свел брови, явно силясь что-то вспомнить.
— Покажи фото из вэйбо, — подсказал Ван Ибо Вэй.
Ван Ибо похлопал себя по карманам и вспомнил, что так и не успел найти свой телефон. Вэй Ин сунул руку в карман, и Минцзюэ тут же снова напрягся.
— Чифэн-цзунь, вы же помните, что прошло девятьсот лет? — напомнил Ван Ибо. — Люди с тех пор многое изобрели. Можно увидеть или услышать знакомых на расстоянии.
— Может, сразу позвонить? — спросил Вэй Ин.
— В такое время?
— Так вот именно, ты на часы посмотри, — подсказал Вэй Ин. — Никогда не думал, что снова буду рад вашим подъемам в пять утра.
Ван Ибо посмотрел. Действительно, в это время брат мог уже и проснуться… от очередного кошмара из прошлой жизни, если они тоже ему снились. Память попыталась подсунуть намек — разрушенный храм, меч, по лезвию которого размазалась тонкая пленка крови. Кажется, этот принадлежал брату, свое оружие Ван Ибо уже научился узнавать.
— Ну, звони, — согласился он.
Не Минцзюэ наблюдал — с интересом и легкой настороженностью, но, пожалуй, для выходца из десятого века он очень даже неплохо держался.
Вэй Ин включил громкую связь.
— Доброе утро, господин Вэй, — дружелюбно поприветствовал Хайкуань из динамика. — Что у вас случилось?
Не Минцзюэ голос явно узнал, но молчал и только хмурился.
— Как будто я не мог просто пожелать вам хорошего дня, — усмехнулся Вэй Ин. Он прислонился к дверному косяку, держа телефон перед собой, и улыбался так беззаботно, что если бы Хайкуань его видел, точно поверил бы, что ему позвонили просто поболтать.
— Тогда и вам того же, — согласился Хайкуань и замолчал. Ван Ибо мог поспорить, что он сейчас тоже улыбается.
— А у нас для вас интересная новость, — тем же легкомысленным тоном продолжил Вэй Ин. — У нас тут Чифэн-цзунь вернулся.
— Вернулся? — озадаченно переспросил Хайкуань. — Вы же нас знакомили недавно, когда ваш сотрудник успел пропасть?
— Сотрудник? — уточнил Не Минцзюэ мрачно. — Это что получается, в этой жизни я на тебя работаю?!
— Что делать, — довольно подтвердил Вэй Ин. — Кланы кончились, один мой департамент остался! Порядочным заклинателям податься некуда.
Не Минцзюэ посмотрел так оценивающе, что Ван Ибо пожалел, что у него нет с собой меча. Было бы как-то спокойнее.
— И не мечтайте, глава Не, мою должность так просто не получить! Мало меня убить, надо еще, чтоб Председатель утвердил, а ему Ван Ибо больше нравится, — засмеялся Вэй Ин.
— Господин Вэй, я, может, еще не проснулся толком, — заговорил Хайкуань, — но что-то совсем ничего не понимаю. Что у вас случилось?
— Ван Ичжоу вспомнил свою прошлую жизнь, — пояснил Ван Ибо. — Целиком. Зато нынешнюю забыл.
— О… — Хайкуань какое-то время молчал, потом позвал осторожно: — Глава Не? Это действительно вы?
Ван Ибо почудилось в его голосе сомнение. Хотя казалось бы, брат должен был ему поверить — ведь в их семье не было принято лгать. «А в этой жизни мы даже не семья, — напомнил себе Ван Ибо. — Я вот ем и пью что попало, и вообще даже правила полностью не вспомнил. Может, и брат тоже? С чего бы ему верить мне на слово?»
— Давно ли ты меня так называешь? — спросил Не Минцзюэ мрачно. — Или что, смерть — достаточный повод, чтобы все забыть?
В этот раз Хайкуань молчал еще дольше.
— Прости, — сказал он потом. — Конечно, я помню прошлое только фрагментами, но тебя — помню, Минцзюэ-сюн. А ты… Как ты смог вспомнить так быстро?
— Государственная тайна! — быстро перебил Вэй Ин.
— Это все Хуайсан, — одновременно с ним выдал Не Минцзюэ. Вэй Ин прикусил губу, нахмурился, потом махнул рукой — и зажатой в ней флейтой.
— Ладно, черт с тобой, сдавай всю контору, не жалко. Ван Ибо, может, хоть ты выйдешь?
— Нет. Мне тоже интересно.
— Хуайсан — это же твой младший брат, да? — уточнил Хайкуань, терпеливо дождавшийся паузы в их разговоре. — Он тоже вернулся?
— Да если бы! — рыкнул Не Минцзюэ. — Когда я его видел последний раз, он летал за окном, по-моему, даже без меча, и у него, определенно, был змеиный хвост.
Ван Ибо попытался представить, потом с сомнением посмотрел на Вэй Ина, уточняя, не бредит ли глава Не. Вэй Ин виновато пожал плечами:
— Увы, так все и было.
— Он демон? — уточнил Хайкуань не очень уверенно. — Тогда… Господин Вэй, вы ведь не могли не знать?
— Конечно, я знал!
И Ван Ибо кивнул про себя. Конечно. Теперь картина складывалась. Именно из-за демона Вэй Ин пытался охранять его с первой встречи. Именно из-за демона следил за Ичжоу, когда тот выходил из офиса в последние дни. Видимо, по плану этот Хуайсан должен был узнать из новостей о том, что его брат вернулся, и попытаться с ним встретиться. А Вэй Ин бы его убил.
— Собственно, я с ним давно разобраться пытаюсь, — продолжил Вэй Ин. — Да как-то все не удается.
— А он молодец, — одобрил Не Минцзюэ. — Я даже не думал, что из него толк будет, а А-Сан вон в демоны выбился. Не одобряю, но… Он молодец.
— Только я его все равно убью, — Вэй Ин снова крутнул флейту. — Что бы ты… что бы вы, глава Не, ни говорили.
— Господин Вэй, — снова заговорил Хайкуань. — Могу я предположить, что если вы ловите Не Хуайсана и так удачно заполучили его брата, чтобы его приманить, — что одной удачей дело тут не ограничилось?
Вэй Ин нахмурился почему-то, но тут же беззаботно засмеялся:
— Вот оно, преимущество ранних подъемов! Звоню человеку в пять утра, а он мало того, что на кофе не отвлекается, так еще и соображает лучше меня! Восхищаюсь и преклоняюсь, Цзэу-цзюнь!
— Да, тебе надо отдохнуть, — поддержал Ван Ибо. На самом деле, ему хотелось утащить Вэй Ина подальше и хорошенько допросить. Потому что рассуждения брата были уж слишком логичными. — После всего, что было ночью.
— Сичэнь, мы увидимся? — спросил Не Минцзюэ быстро. — Ты сможешь приехать?
— Конечно, — тепло отозвался Хайкуань. — Если господин Вэй меня пустит, я буду рад увидеться с тобой. Не бойся, этот мир не так уж и плох. И… попробуй поспать, вдруг тебе теперь будет сниться твоя вторая жизнь? Как мне снится первая.
Ван Ибо заметил, что Вэй Ин снова хмурится, будто недоволен словами Хайкуаня. Видимо, что-то все-таки казалось ему неправильным.
— Цзэу-цзюнь, — сказал он. — Разумеется, я вас пущу. Только у меня будет просьба — никому не говорить об этом и о сегодняшнем звонке…
— Никому? — перебил Не Минцзюэ. — Что это ты имеешь в виду?
Он перевел подозревающий взгляд с Вэй Ина на Ван Ибо и обратно. Потом торопливо крикнул, будто от громкости зависело, поверит ему Хайкуань или нет:
— А-Хуань, ты же не знаешь! Мэн Яо предатель! Это он убил меня, ты не должен ему верить!
— Брат, — мягко сказал в ответ Хайкуань, и Не Минцзюэ тут же замолчал, прислушиваясь к его голосу. — Конечно, я знаю. Я помню, что случилось с тобой тогда. Ни о чем не волнуйся, я приеду сегодня же и мы с тобой обо всем поговорим.
— Хорошо, — Не Минцзюэ кивнул, будто Хайкуань мог его увидеть. — Я буду ждать.
Он казался немного успокоенным словами Хайкуаня, вот только Ван Ибо они, наоборот, встревожили. «Я знаю» — сказал он, но не добавил «Я не буду ему верить». «Я помню, что случилось с тобой тогда» тоже вполне можно было понимать, что «тогда» и «сейчас» он определенно разделяет.
— Я пришлю вам адрес, Цзэу-цзюнь, — заговорил Вэй Ин. — Спасибо, что согласились помочь и, пожалуйста, не забудьте о моей просьбе.
— Конечно, — ответил Хайкуань, снова заставив Ван Ибо засомневаться в его словах.

Глава 14, в которой Ван Ибо становится бессмертным
Глава 14, в которой Ван Ибо становится бессмертным
— Ну ладно, — вздохнул Вэй Ин, закончив разговор. — Чифэн-цзунь, мы можем вас выпустить отсюда теперь, если дадите слово не делать глупостей. В смысле, не убегать, не нападать на наших сотрудников и на меня и вообще не доставлять проблем. Так что?
Не Минцзюэ осмотрел камеру. Видимо, она уже успела ему надоесть хуже пресного риса, так что он с готовностью кивнул.
— Даю слово, господин Вэй. Или как вас теперь следует называть? Бессмертный? Старший Вэй?
— Не надо официоза, — отмахнулся Вэй Ин. — Вообще, конечно, следовало бы, но я не сторонник формальностей. Пойдемте.
Словно только и ожидая этого славного события, зажегся свет.
— Починили все-таки, — обрадовался Вэй Ин. — А-Цин! Покажи главе Не его комнату здесь и уложи отдыхать. Можешь научить в шарики на телефоне играть. И не смотри так возмущенно, он обещал хорошо себя вести, а ты все-таки офицер и профессионал. А я иду спать, я ловил демона, я устал. Днем еще Председатель вызовет, наверно…
Вэй Ин потянулся и выразительно зевнул. Ван Ибо сочувствовал, но задать пару вопросов все равно хотелось. Он задумался, выбирая самые главные. Демон? Возрождение Не Минцзюэ? Странное поведение брата?
Вэй Ин поймал его за рукав и потянул за собой.
— Не Хуайсан стал демоном? — спросил Ван Ибо, пока они шли через лабиринт офисных помещений. — И ты хочешь его убить?
— Хотя бы изгнать, — кратко ответил Вэй Ин. — Демонам в этом мире делать нечего.
— Мой брат с ним связан?
— Понятия не имею! С одной стороны, Цзэу-цзюнь бы никогда! Но ты сам столько раз напоминал мне, что ты — Ван Ибо, а не Лань Чжань, что я все-таки запомнил, — Вэй Ин зашел в квартиру и снова потянул Ван Ибо за собой. К двери кабинета. — Так что и твой брат все-таки скорее всего тоже не тот, кого мы знали, и ждать от него можно чего угодно. Мне кажется, он слишком хорошо соображает и слишком мало удивляется для человека, который только три месяца назад узнал о мире заклинателей.
Ван Ибо кивнул. Ему тоже так казалось.
— А теперь я в душ, а ты…
Вэй Ин распахнул кабинет и приглашающе кивнул:
— Осмотрись тут. Будут вопросы — задавай.
Ван Ибо не спешил заходить.
— Почему бы тебе просто не рассказать?
— Потому что я хочу спать, а ты умный и сам разберешься, — объяснил Вэй Ин и ушел. Скоро в ванной зашумела вода.
«Зараза», — вздохнул про себя Ван Ибо, перешагивая порог.
В кабинете был бардак, и это еще мягко говоря. Возможно, это у Вэй Ина называлось творческой обстановкой, но у Ван Ибо буквально руки чесались все тут разобрать и упорядочить. Он не стал и вместо этого осмотрелся. У одной стены стояли книжные шкафы, забитые свитками и тетрадями. На дверцах висели талисманы — определенно знакомые, потому что при виде них на душе стало спокойнее и теплее. Ван Ибо позволил себе вспомнить. В библиотеке Облачных глубин было много таких талисманов. Они защищали книги от разрушительного действия времени, так что переписывать их надо было куда реже. Вэй Ин тоже берег свою коллекцию. Рабочих столов было три. На одном — бумаги, кисти, тушь, на двух других — откровенная свалка. Обрывки ткани и камни, деревянные дощечки, разбитый смартфон — видимо, самые нужные вещи для экспериментов.
На свободной от шкафов стене висела карта Китая и несколько фотографий, Ван Ибо подошел ближе. Нашел себя — фотография, имя, дата рождения — и синяя стрелочка, ведущая к синему же кругу на карте. Лоян, его родной город.
Синие круги достались и его друзьям, и Чжу Цзаньцзиню. Все они родились в один год. Красный круг с этим же годом достался Сун Цзияну.
Еще один красный круг обозначал Ван Ичжоу. Он родился в один год с Лю Хайкуанем, которого Вэй Ин отметил зеленым.
«Вы так удачно заполучили брата Не Хуайсана», — сказал Хайкуань совсем недавно.
Ван Ибо снова посмотрел на красный круг с датой.
Вэй Ину нужна была приманка для демона. Вэй Ин… Вернул душу Не Минцзюэ? Позволил ему родиться?
Вряд ли такое под силу обычному заклинателю. Но бессмертному и считай что святому — почему бы и нет.
Ван Ибо еще раз посмотрел на все фотографии, пытаясь понять. Вэй Ин вернул Не Минцзюэ и, видимо, Сяо Синченя, но — не Лань Чжаня. Пожалуй, это было даже обидно.
«Он хотел покончить с демоном, потом уже возвращать тебя», — объяснил себе Ван Ибо и пошел в ванную. Вэй Ин был там, до сих пор одетый, и смотрел на текущую из крана воду. Ван Ибо ее выключил.
— Или мойся, или не трать зря.
— И это все, что ты хочешь сказать?
— Нет, — Ван Ибо покачал головой. — Я думаю, что мне тоже надо встретиться с демоном.
— С чего такие выводы? Зачем?!
— Тогда я совсем все вспомню и точно помогу тебе его убить, — объяснил Ван Ибо спокойно. — Думаю, в отличие от Не Минцзюэ я не буду на тебя нападать, а просто тебе помогу, а потом уже буду спрашивать, что это было. Так?
— Так, — согласился Вэй Ин недовольно. — Но не пойдет. Я не буду рисковать тобой.
— Меня убил он?
— Ты вспомнил?
— Догадался.
— И не спросишь, почему я тебя не защитил?
Вэй Ин смотрел прямо, будто ждал этого, как и обвинений и укоров.
Ван Ибо мог бы, пожалуй, и обидеться — на то, что он в самом деле допускает такую мысль. Будто у него вообще повернется язык укорять Вэй Ина после девяти сотен лет ожидания и, видимо, успешного самобичевания.
— Если бы мог — защитил бы. Значит — не смог, что тут спрашивать.
— Лань Чжань, — Вэй Ин привалился к его плечу, и Ван Ибо даже не захотелось его поправлять. Ладно, в конце концов, было же когда-то имя в быту, вот и у него будет теперь. — Если бы я мог, я бы все отдал, чтобы это изменить.
— Я знаю. Не надо об этом, — Ван Ибо прижал его к себе покрепче. — Лучше расскажи, чего ждать, а то у нас на носу угроза встречи с демоном в любой момент.
— Если бы я знал, чего ждать, то никакой угрозы бы уже не было, — Вэй Ин уткнулся лбом в плечо Ван Ибо. — Веришь?
— Верю.
Вэй Ин промычал что-то одобрительное.
Ван Ибо прижался щекой к его виску. Вопросов меньше не стало, наоборот, стоило бы расспросить хотя бы о прошлом, если уж неизвестно, чего ждать в будущем. Логика буквально верещала, что надо срочно менять штаб-квартиру на место, неизвестное Хуайсану. Лань Чжань выразительно молчал, но было ясно, что эта безупречная личность не только не стала бы прятаться, но еще и вышла на видное место, чтобы поскорее с этим закончить и принести Вэй Ину голову демона. Последняя мысль Ван Ибо даже самому понравилась. Правда, потом он вспомнил, как болели пальцы после Освобождения, и как-то сразу понял, что он пока не соперник Хуайсану, как бы ни хотелось погеройствовать.
— А бункера у вас случайно нет? — спросил он.
— Случайно есть, — признался Вэй Ин.
— Серьезно?! — мысль о том, чтобы спрятать там хотя бы Ичжоу, стала казаться все привлекательнее.
— Ты забыл в каком веке мы живем? Угроза ядерной войны пугает Председателя намного больше призраков, хотя сейчас, может, уже одинаково, — не поднимая головы пробормотал Вэй Ин. Кажется, сквозь сон.
Ван Ибо уже привычно подхватил его на руки и понес в кровать. Вэй Ин прижался щекой к его плечу.
— Лань Чжань, что ты делаешь? А зубы хоть почистить?.. А, ладно, завтра, в смысле, уже сегодня.
— Вот именно, — согласился Ван Ибо и осторожно сгрузил Вэй Ина на кровать. Тот раскинулся морской звездой, то ли действительно уснув, то ли притворяясь. В любом случае, Ван Ибо собирался дать ему отдохнуть. Сам он усталости не чувствовал. Не так уж сильно он выложился с изгнанием призраков, да и потом успел отдохнуть за время медитации. Так что Ван Ибо раздел Вэй Ина, укрыл одеялом и вышел в офисную часть квартиры. Спать уже не хотелось, а вот от кофе бы он не отказался.
— О, привет! — обрадовалась Чжосюань, встретив его на кухне. Она сидела, забравшись на стул с ногами, и что-то читала в телефоне. Над чашкой с чаем поднимался пар, видимо, его налили только что. — А я думала, вы спите.
— Только Вэй Ин, — улыбнулся ей Ван Ибо. — Хочешь — тоже иди отдыхай, я тут за всем присмотрю.
— Нельзя, — вздохнула девушка, откладывая мобильный. — Во-первых, я на дежурстве. Во-вторых, если честно, не очень-то за ночь и устала. Ни с кем не дралась, даже демона разглядеть не успела, только как рукава и хвост мимо окна мелькнули. А потом Ичжоу как на Вэй Ина кинулся, и тут уже вообще ни до чего стало, самой бы куда спрятаться. Эх, даже стыдно за себя как-то.
— Ну, ты же не заклинатель с тысячелетним опытом, — сказал Ван Ибо. Он и сам не был уверен, что вел бы себя правильнее, если бы был собой, а не Лань Чжанем. — Кстати, а Ижчоу как?
— Посмотрел свои фотографии, удивился, потом сказал, что будет спать. Вообще довольно вменяемый оказался, даже странно. Ничему не удивляется, от бытовой техники не шарахается, совсем не как в фильмах.
— И давно ли фильмы стали достоверным источником информации? — засмеялся Ван Ибо.
— А откуда еще ее брать?! Даже в наших служебных руководствах такого нет!
— Зато теперь есть наглядный пример. Можно конспектировать на будущее.
— Угу, — Чжосюань вздохнула. — Но как-то не хочется. Как ты думаешь, это теперь навсегда?
— Что? — не понял Ван Ибо.
— Ну, вот это вот с Ичжоу, — она покрутила пальцами у виска. — Или он еще вспомнит что было раньше? У него вообще-то родители есть, хорошо хоть живут в Шанхае, а не тут. Что мы им скажем?
Ван Ибо задумался. Представил, что было бы, если бы Лань Чжань полностью захватил его голову и посочувствовал своим родителям. Наверное, на такой случай инструкции тоже не было.
Хотя, может и наоборот, у Вэй Ина уже была заготовлена речь: «Господин Ван, госпожа Ван, ваш сын пропал при невыясненных обстоятельствах, не распространяйте лишней информации, Департамент приложит все силы, чтобы его найти». А Ван Ибо — вернее Лань Чжань — дальше жил бы не зная, что родители ждут его возвращения.
— Не знаю, — признался он. — Посмотрим, что будет дальше. Может, Ичжоу сам вернется, может, Вэй Ин что-нибудь сделает. Еще сегодня должен приехать один человек, поговорить с ним.
— Кто-то из твоих друзей?
— Да, но вы не знакомы, — Ван Ибо подошел к кофемашине, но так и не запустил ее. Хайкуаня стоило ждать к вечеру. И что последует за этой встречей предугадать было нельзя. Может, просто спокойный разговор с Не Минцзюэ-Ван Ичжоу, а может и очередное нападение на офис, если Хуайсан будет караулить неподалеку и увидит знакомое лицо. Наверное, стоило заранее набраться сил.
— Пойду медитировать, — решил он. — Если устанешь дежурить — зови, заменю тебя… как младший по званию.
— А и правда, — засмеялась Чжосюань. — Ты же стажер, тебя гонять положено. Эх, и кто б мне еще это позволил!
Ван Ибо про себя согласился, что никто, и ушел в тренировочный зал дожидаться новостей.

Первыми вернулись Сун Цзиян и Сун Лань. Вэй Ина ради них будить не стали.
— Все спокойно прошло, — рассказывал Сун Цзиян. — До утра мы додежурили, потом квартиру обыскали. Призраков подкинул охранник, его труп мы нашли в гараже. Поработал явно наш демон, это же он боевым веером кидается, а там на шее разрез такой типичный. Сун Лань подтвердил, он такие видел.
Ван Ибо мысленно учел этот факт.
— Амулеты обновили, — продолжил Цзиян. — Председатель, кажется, нам поверил. Мы ему, конечно, не сказали, что на него напали, только чтоб шефа отвлечь, но про демона пришлось рассказать. Нам щедро выделили неделю, чтобы с ним разобраться, потом шефа ждут с отчетом.
— За девятьсот лет не убили, а тут за неделю справиться надо… — задумчиво протянул Ван Ибо. Определенно, нужен был Лань Чжань, целиком, со всеми умениями и воспоминаниями, но получится ли потом избавиться от него так же легко, как сегодня ночью?
— И еще… — Сун Цзиян замялся. — Ван Ибо, а расскажи, как ты сны-воспоминания отличаешь? А то я по пути сюда в такси задремал…
Он отвел взгляд, явно вспоминая что-то свое. Сун Лань смотрел на него встревоженно.
— А что ты видел? — уточнил Ван Ибо.
— Да не то что видел… — Цзиян повел рукой. — Не знаю, как описать. Я знал, что там рядом дом. Гробы, крыша прохудившаяся… Я все это знал, хотя и не видел. А напротив стоял другой человек и смеялся, а я хотел только, чтобы все это закончилось. И тогда я перерезал себе горло.
— А кем ты был? — уточнил Ван Ибо. Хотя можно было уже и не спрашивать. То, как Сун Лань шагнул к своему другу, как взял его за руку, — тут явно было понятно, что эти события ему знакомы.
— Кем был… Видимо, Сяо Синченем, как меня обзывает шеф? — спросил Цзиян неуверенно.
Сун Лань кивнул, повел пальцем по ладони друга, выписывая иероглифы. Сун Цзиян смотрел, улыбаясь и сам не осознавая этого.
— Потом расскажешь? Ладно, подожду. Но я-то с чего начал вспоминать прошлую жизнь? Я же ни Цзаньцзиня этого вашего, ни демона не видел!
— Интересный вопрос, — согласился Ван Ибо. — Уточню у Вэй Ина, когда он проснется.
— А теперь живые идут спать, а мертвые остаются дежурить! — подвела итог Чжосюань. — Всем до завтра!
Вэй Ин проснулся незадолго до приезда Хайкуаня и первым делом позвонил Ван Ибо.
— Дорогой, в кровати возмутительно пусто. Ты где?
— В вашем офисе, — отчитался Ван Ибо. — Сижу, смотрю на запросы граждан, Сун Лань учит меня писать официальные ответы.
— Нашел, чем заняться! — возмутился Вэй Ин. — Лучше бы романтично принес мне завтрак.
— Смузи из морской капусты подойдет?
— Всегда знал, что вы в Гусу те еще извращенцы!
Вэй Ин, прижимая телефон плечом и на ходу пытаясь расчесаться, заглянул в рабочий зал. Кивнул, развернулся и снова скрылся за дверью. Ван Ибо сохранил черновик письма и отправился за ним.
— Что, проверяешь, здесь ли я?
Он обнял Вэй Ина со спины и притянул к себе.
— Не бойся, никуда не денусь.
— Когда это я в тебе сомневался, — Вэй Ин откинул голову ему на плечо, подставил губы для поцелуя. Ван Ибо дураком бы был, если бы упустил такой шанс. — Я просто смотрел, все ли работают.
— Конечно, — не стал спорить Ван Ибо и снова его поцеловал. Вэй Ин расслабился в его руках, довольно жмурясь.
— Как думаешь, мы еще успеем?..
В дверь позвонили.
— Не успеем, — подвел итог Вэй Ин и достал из кармана джинсов мешочек цянькунь, а из него — меч и флейту. — Да иду, иду, открываю!
Сун Лань уже тоже ждал у входной двери с мечом в руке.
— Дорогой, держись сзади, — попросил Вэй Ин, талисманом отпирая дверь.
— Ого, вот так встреча, — удивился Хайкуань. — Вы точно меня ждали?
Он был одет так же, как одевался в отпуске: джинсы, футболка, ветровка, и все равно это почему-то выглядело на нем так же элегантно, как прежние парадные ханьфу. Теперь Ван Ибо помнил больше, а подозревать брата, видя его перед собой стало только сложнее. И все-таки — он слишком много знал.
— Мы рады, что это вы, Цзэу-цзюнь, — дипломатично ответил Вэй Ин, опуская меч. — А не кто-то другой. Проходите. Чай, кофе?
— Спасибо, не стоит, — покачал головой Хайкуань, улыбнулся. — Ну, мне сразу можно пойти к побратиму или сначала будет инструктаж?
— Да что вы, — изумился Вэй Ин. — Тут такое творится, что даже наш паранормальный департамент теряется. Все на ваше усмотрение, господин Лань… то есть, господин Лю.
Хайкуань и тут просто улыбнулся.
— Сложно представить, что у вас нет плана, господин Вэй.
— Так я ведь никогда не был особенно хорош в планировании, — широко улыбнулся в ответ тот. — Не мое призвание, вы же помните.
— Ну, не до такой уж степени ко мне вернулись воспоминания, — с той же улыбкой отозвался Хайкуань. — Насколько я помню, вы больше проводили времени с братом, — он бросил быстрый взгляд на Ван Ибо, — чем со мной.
— Да, — согласился Вэй Ин. — Особенно те годы, которые вы провели в скорби и уединении.
Улыбка Хайкуаня померкла.
— Да, — с той же интонацией сказал он. — Не лучшие воспоминания.
— Ну теперь-то живы оба ваших побратима, — Вэй Ин махнул рукой, приглашая идти за собой. — В каком-то смысле можно считать это второй попыткой, правда?
Этот диалог все больше напоминал Ван Ибо слегка завуалированный допрос. Должно быть, и Хайкуань это чувствовал.
— Не думаю, — ответил он. — Второй попыткой можно было считать, если бы все продолжили жить еще тогда и по мере сил пытались исправить содеянное. Новая жизнь, с новым опытом, новыми поступками и другой возможностью выбора — это все-таки другая вещь, господин Вэй.
— Напомните, что вы преподаете? — уточнил тот.
— Я преподаватель фольклорных дисциплин.
— А софистика туда входит?
— Хотите сказать, что мои выводы противоречат логике?
— Нет, хочу напомнить, что ваш побратим все еще живет убеждениями в которых новая жизнь не снимает вины за старые преступления.
— Я знаю, — согласился Хайкуань. — Фольклор включает в себя изучение истории.
Вэй Ин остановился перед очередной дверью. Ван Ибо подозревал, что добраться до этой комнаты они могли и быстрее, просто Вэй Ину понадобилось время на допрос. Что и говорить, местный лабиринт был очень функциональной вещью.
— Ну, Цзэу-цзюнь, не знаю, что вам говорить и как себя вести. Думаю, сами разберетесь. Удачи вам.
Он толкнул дверь, открывая ее. Не Минцзюэ отложил саблю.
— Второй брат…
— Минцзюэ-сюн, — Хайкуань сказал это вполне уверенно и очень естественно. — Кажется, у вас здесь принято встречать гостей с оружием в руках.
— Это… Не обращай внимания, просто Бася — единственное, что осталось у меня от прошлой жизни, и с ней теперь как-то спокойнее.
Хайкуань зашел в комнату и закрыл за собой дверь.
— Ну очень мило! — фыркнул Вэй Ин. — Они что, думают, что я не подслушаю, если будет надо?!
— Тебе не надо, — улыбнулся Ван Ибо и взял его за руку. — Пойдем лучше завтракать, а потом я тебе в красках перечитаю отчет Сун Цзияна. Ему приснилось, что он — Сяо Синчень.
— Ого! — обрадовался Вэй Ин. — Но…
— Он не видел демона, да. И сны — это другой симптом.
— Это верно… Слушай, ну его совсем, этот завтрак, давай лучше подумаем!
На том, чтобы поесть, Ван Ибо все-таки настоял. Думать это, может, и мешало, но самый простой вывод напрашивался и без особых дедуктивных усилий.
Сны появлялись после встречи с Чжу Цзаньцзинем, но Цзиян с ним не виделся. Он вообще мало с кем успел увидеться в тот день, и самым подозрительным из них был Ван Ичжоу, он же Не Минцзюэ.
— А что у них общего? — вопросил Вэй Ин и утащил себе еще ломтик колбасы. — Про Цзаньцзиня мы опять-таки точно ничего сказать не можем, зато Чифэн-цзунь увидел демона и все вспомнил! Значит, можно предположить…
— Что Лянфан-цзунь демона тоже видел? — предположил Ван Ибо задумчиво. — Но барьер в Гусу…
— Да, барьер, — согласился Вэй Ин. — Есть у меня и на этот счет одна теория. Уж слишком трепетно, извини, твой брат за ручки с Мэн Яо теперь держится.
— Тогда он не признается.
Ван Ибо не собирался спорить и отстаивать честность Лю Хайкуаня. За брата он мог бы поручиться, но этого человека он не знал. Что скрывалось за его знакомым лицом и вежливой улыбкой?
— Может, зря мы вообще его сюда пустили?
— Не зря! Даже если он сотрудничает с Хуайсаном — пускай. Я не собираюсь ловить этого скользкого гада еще девятьсот лет!
Ван Ибо кивнул, соглашаясь. Не то что он хотел отомстить за свою смерть, нет, ему и так было неплохо, но Вэй Ин заслуживал спокойной жизни, хотя бы теперь, если уж раньше не складывалось.
— Продолжаешь ловить на живца?
— Другими способами он не ловится, я уже проверял.

Хайкуань провел у побратима три часа.
— Завтра обещал еще зайти, — отчитывался он спокойно. — Со мной ему вроде бы привычнее, да и мне, в общем, нормально. Зато он вспомнил, как звали кошку его бабушки. В смысле, бабушки Ичжоу. Я думаю, это значит, что прежняя личность все-таки осталась.
— Хорошая новость, — кивнул Вэй Ин. — Ван Ичжоу все-таки был выпускником полицейской академии — высшее образование, все такое, законы знал. Не хочется терять такой ценный кадр!
Кто-то фыркнул, потом Сюэ Ян гордо проплыл мимо, задрав пушистый хвост.
— Да-да, самый ценный у нас, конечно, ты, — согласился Вэй Ин. — И не вздумай делать пакости, я же тебя похвалил!
Ван Ибо подумал, что надо спросить кота, что теперь снится ему и успел ли он разглядеть демона… Потом вспомнил того Сюэ Яна и понял, что если воспоминания вернутся к нему в полном объеме, они угрохают весь бюджет Департамента на психотерапевтов — или себе, или коту. Неизвестно, кому придется хуже.
Хайкуань ушел.
Ван Ибо знал, что на выходе его должна будет перехватить Чжосюань и незаметно проследить. Бросать дело на усмотрение одной судьбы Вэй Ин не собирался.
Сам Ван Ибо хотел просто ждать, может быть, тренироваться или хоть на экскурсию выбраться.
Как обычно, у жизни оказались свои планы.
Сон свалился на него ближайшей же ночью.
В нем Ван Ибо снова был Лань Чжанем. Был пир — как ни странно, в Гусу, и даже с вином и приглашенными певицами, что уж точно было странно. Гости были незнакомыми, все или почти все… Ванцзи нашел взглядом пожилого мужчину, еще крепкого, но уже совсем седого, и почти с ужасом узнал в нем Цзинь Лина. Потом вспомнил и других: внуки Сычжуя, которым самим уже за тридцать, среди старейшин — дети брата… Сам Сичэнь умер задолго до этого. Много кто умер.
Но не они.
— Итак, выпьем за нас! — смеялся Вэй Ин. Он сидел рядом, в парадных одеждах — не черных, темно-синих с белым, с белой лентой на лбу. Выглядел он счастливым. — И за клан Лань, порождающих таких достойных людей, как мой бесценный супруг.
— Вэй Ин, не хвастайся, — улыбнулся Лань Чжань.
Все, что он чувствовал, — это тепло и счастье, наконец-то больше не надо было ни о чем переживать и волноваться. Они это сделали. Они будут друг у друга всегда.
— Сразу двое заклинателей достигли бессмертия, разве бывают в жизни такие чудеса…
Хуайсан подходил к ним медленно, выглядел болезненным, и руки у него дрожали, но он все еще жил — и пережил многих более сильных заклинателей. Вэй Ин помогал ему, учил пользоваться темной энергией, компенсируя ею искажение ци. Ванцзи считал, что это очень плохая идея.
— Так это как раз не чудо, — охотно принялся объяснять Вэй Ин. — Именно парное совершенствование и позволило достичь такого.
Хуайсан уже стоял напротив, не улыбался — скалился.
— И с кем из вас надо посовершенствоваться, чтобы получить такой же результат?
— Со мной, конечно! — засмеялся Вэй Ин. — Это же я придумал, хотя без Лань Чжаня бы…
Хуайсан кивнул — раз, другой, а потом… Все, что Ванцзи видел, — это летящий к нему меч. Все, что чувствовал, — боль в пробитой груди. Он успел сложить печать, призывая свой меч, направить его в противника, но больше не успел ничего. Он умер.
Ван Ибо проснулся, прижимая ладонь к груди. Сердце билось, как ему и положено, но воспоминания уходить не желали. А еще он помнил как это — быть бессмертным. Оказывается, он всегда это знал, просто не помнил, как и всю остальную жизнь. А теперь это было совсем не сложно.
Чужие духовные силы. Чужое бессмертие. Чужой муж, который смотрел на Ван Ибо, обеспокоенно приподнявшись на локте.
— Что, дорогой, снова плохой сон? Что в этот раз снилось?
— Неважно, — качнул головой Ван Ибо и погладил Вэй Ина по щеке.
Пора было заканчивать пользоваться чужим и уже признать себе, что все это — действительно его. А какое имя будет носить его новая личность — да какая, в общем, разница.
— Что за недоверие? — нахмурился Вэй Ин. Ван Ибо обвел пальцем его губы, мешая говорить. — Лань… Ибо, хватит, укушу же.
— Укуси, — согласился Ван Ибо. — Как ты меня дождался? Я за тринадцать-то лет чуть с ума не сошел, а ты ждал девятьсот. Как?
— О… — Вэй Ин рухнул на подушку рядом с ним. — Ничего себе темы у нас в четыре утра.
— Расскажи. Потом спи дальше.
— Ладно. Во-первых, я был малость постарше, чем ты. Это в двадцать лет все трагедии — яркие и острые, как красный перец, с возрастом уже не так. Во-вторых, я не ждал. Не до того было.
— Чем ты был занят?
Ревновать почему-то все равно не получалось. Наоборот, Ван Ибо был искренне рад, что Вэй Ин без него не сходил с ума от боли и отчаяния, а вполне спокойно жил. Или не очень спокойно.
— Ну, сначала я пытался поймать Хуайсана.
— Я его не убил?
— Убил, — согласился Вэй Ин мрачно. — Кто ж знал, что эта зараза восстанет уже в виде демона?! Не зря ты всегда говорил, что лечить искажение ци темной энергией — очень плохая идея.
Ван Ибо кивнул. Он, правда, так говорил.
— Потом случилось восстание Красных повязок и Чжу Юаньчжан. Ну, император тогдашний и его реформы… Я пытался спорить и объяснять, что заклинатели — это не воины и не монахи, и не надо нас пытаться туда записать, но чиновники во все времена были народом тупоголовым. В общем, мы с Вэнь Нином и Сун Ланем просто уехали из страны. Пока посмотрели Европу — там успели открыть Америку. Пока съездили уже туда, в Китае опять поменялась династия. Словом, совсем не до тебя было, извини.
— Ничего страшного, — честно сказал Ван Ибо. — А сейчас как?
Вэй Ин снова приподнялся на локте.
— О чем ты?
— Я не обижаюсь, — предупредил Ван Ибо. — Просто представить не могу: ты столько лет один прожил, и тут снова муж на голову свалился и жизнь, считай, поменялась. Это вообще как?
— А тебе как? — серьезно спросил Вэй Ин.
Ван Ибо задумался. За эти несколько дней он успел забыть о том, что его будни состояли в основном из учебы, редких вечеринок с друзьями, поездок домой на каникулы, и увлечений, которые поначалу казались серьезными, но заканчивались через месяц-другой. Заклинатели, воспоминания, сны, сражения, время проведенное с Вэй Ином, будто сложились как кусочки пазла или даже точнее сравнить — фрагменты витража: сделав ощущения и чувства более яркими и насыщенными.
Он на мгновение закрыл глаза, и воспоминания Лань Чжаня пронеслись перед глазами, будто не было ничего легче, чем вспомнить: Ночную охоту, ночи в пещере черепахи губительницы, их мелодию…
— Немного жалею, — сказал Ванцзи, слыша, как Вэй Ин задерживает дыхание, — что не смог провести эти девятьсот лет с тобой. Жаль, что не получилось.
— И мне жаль, — тихо сказал Вэй Ин и наклонился, целуя его. — Тем более, может, и получилось бы встретиться раньше…
— Мгм?
Вэй Ин отозвался не сразу.
— Понимаешь, — медленно и немного виновато произнес он. — Я, наверное, мог бы призвать твою душу, но мне было страшно: вдруг не получится, вдруг ты будешь против этого, вдруг я сделаю что-то не так, и ты вообще не отзовешься, и я даже знать не буду, не рассеял ли я твою душу по ошибке?
— И ты сначала решил потренироваться на том, кого не жалко? — усмехнулся Ван Ибо.
— В общем, да, — Вэй Ин ткнулся лбом ему в плечо. — К тому же твою душу еще надо было вытащить из посмертия, а Не Минцзюэ и Сяо Синчень были под рукой. Я и попробовал. Ты был следующим в списке, честное слово! Просто вы успели родиться раньше, видимо, потому, что я вернул этих двоих. Не может же это быть совпадением?
Ван Ибо погладил его по волосам.
— Верю. Не думай, это я должен был вернуться к тебе раньше сам.
— Главное, что теперь вернулся, — улыбнулся Вэй Ин.

Глава 15, в которой Ван Ибо встречает друзей, а Вэй Ин грабит киностудии
Глава 15, в которой Ван Ибо встречает друзей, а Вэй Ин грабит киностудии
Следующий день прошел спокойно.
Демон — Ван Ибо даже мысленно не хотелось называть его именем старого знакомого — больше не объявлялся и не давал о себе знать.
Брат пришел ровно к девяти, как на работу, и снова остался с Не Минцзюэ на полдня. Они немного фехтовали, но, в основном, разговаривали. Он был прав — жизнь Ван Ичжоу действительно снилась Не Минцзюэ. Ван Ибо точно мог сказать, что помнить обе жизни вполне реально, и друг другу они не мешают, так что дело оставалась за малым — дождаться, пока Минцзюэ все вспомнит.
Единственное тревожащее известие принесла Чжосюань.
— А профессор Лю не один приехал, — доложила она в первый же вечер. — С ним его лучший друг Чжу Цзаньцзинь. Сняли номер в гостинице на двоих. Господин Чжу друга в холле дожидался, увидел — так обниматься кинулся, как будто они в прошлой жизни тоже женаты были. Нет? Ну, значит, просто друзья хорошие. В общем, они вместе опять же пошли в бар, и я их до номера потом проводила. Сидели вдвоем, ни с кем не общались, счет за свою выпивку я собираюсь провести как служебные расходы.
— Проведи, — согласился Вэй Ин. — Надеюсь, ты там не глушила самые дорогие коктейли за государственный счет?
— Я всего лишь вела себя естественно, — обиделась Чжосюань, старательно дыша в сторону.
— Приехать с дружком — не криминал, — хмурился Вэй Ин потом, когда отправил сотрудницу отсыпаться. — Но меня слегка волнует то, что мы не знаем, где Мэн Яо был днем. Может, конечно, в музей ходил, но я бы на это не рассчитывал. Надо отправить А-Цин за ним проследить завтра, она единственная, кого эти двое не знают в лицо из прошлой жизни. Не справится — пошлем кота.
Чжу Цзаньцзинь от преследования ушел, затерявшись в торговом центре, и это могло бы быть случайностью, но Ван Ибо не очень в них верил теперь.
Потом утром позвонила мама. Ван Ибо смотрел на экран жужжащего телефона и думал, что некоторые новости все-таки лучше сообщать лично. Или не сообщать вообще.
— Дорогой, на телефоны не медитируют, — заметил Вэй Ин. Он вообще с самого утра был уж слишком счастливым для человека, за которым, возможно, шпионит демон. — По крайней мере, я таких техник не знаю.
— Я думаю, что ей сказать, — Ван Ибо выключил звук, решив, что проще перезвонить самому. — Врать как-то не хочется. Да и вообще признания в духе: «Я тут на днях достиг просветления, и теперь, видимо, десятый бессмертный» заставят нормальных современных людей разве что санитаров вызвать. Из соответствующего учреждения.
— Ну так не говори, — предложил Вэй Ин. — Переведешься из своего Ланьчжоу в Пекин, домой будешь ездить еще реже. Пойдешь работать ко мне или в личную охрану Председателя…
— Издеваешься, — подвел итог Ван Ибо и отодвинул мобильный подальше по кухонному столу. Тут же телефон зазвонил уже у Вэй Ина.
— Ты дал своей маме мой номер?
— Нет, конечно. Я же помню, что ты у нас особо засекреченный товарищ.
— Ох и не люблю я звонки с незнакомых номеров по утрам! — Вэй Ин неохотно взял трубку. — Теневой Департамент, слушаю.
— Господин Вэй, надеюсь, у вас все хорошо, — поздоровался Чжу Цзаньцзинь — вежливо, но как-то неоптимистично. Ван Ибо посетило плохое предчувствие.
Вэй Ин тоже помрачнел.
— Было хорошо, — кивнул он. — Но вряд ли вы звоните для того, чтобы это лишний раз подтвердить.
— Увы, — с сожалением согласился Цзаньцзинь. — У меня есть для вас интересное предложение. Не хотите ли вы избавиться от главы Не? Он ведь вам столько проблем доставляет!
— Сколько заботы, господин Мэн, — проговорил Вэй Ин так сладко, словно каждое слово было утопленным в сгущенке куском шоколада. — Чем же я заслужил такую бесконечную доброту от вас?
— Просто захотелось сделать что-нибудь хорошее, — отозвался Цзаньцзинь мрачно. Ван Ибо вопросительно глянул на Вэй Ина: «Все плохо?»
«Кажется, да», — кивнул он и продолжил вслух:
— Ну, хорошо. Допустим, я сплю и вижу, как бы сэкономить на чае для своего сотрудника и готов передать его на ваше обеспечение. Где и когда я должен его вам отдать?
Цзаньцзинь помолчал, потом кашлянул, помолчал еще и только тогда сказал:
— Если бы мой работодатель знал, что вы согласитесь так легко, наверно, даже не стал бы брать заложников.
— Заложников? — переспросил Вэй Ин. — Я правильно понимаю, что Цзэу-цзюня нам сегодня ждать не стоит?
— Абсолютно правильно, — подтвердил Цзаньцзинь ровно, словно и вовсе не волновался. — Если вы к тому же решите позвонить своей шизце…
— Ты! — Вэй Ин все-таки сорвался. — Какого хрена, мерзавец?! Она-то здесь при чем?! Если хоть волосок с ее головы упадет, я позабочусь, чтобы ты получил Лань Сичэня обратно только по частям, ты все понял, скотина?!
Ван Ибо тронул его за руку. Вэй Ин сбросил его ладонь и отвернулся. Громкую связь он, впрочем, не выключил.
— Знаете, я и прежде не был достаточно сильным заклинателем, чтобы противостоять демону, а уж сейчас… — Цзаньцзиня, кажется, угрозы не впечатлили. — Мне остается только делать то, что он хочет. А хотел он заложника, чтобы обменять на своего брата. Я мог сдать ему или Яньли, или Ванъиня. Я решил, что девушка окажется более благоразумной.
— Господин Мэн, мне напомнить, что именно из-за своих интриг вы и оказались в гробу в том храме? — тон Вэй Ина сочился ядом. — Неужели это не отбило у вас охоту играть?
— Сейчас я не играю.
Он уже спокойно отзывался на прежнее имя и даже не пытался притворяться, что не помнит прошлую жизнь. Ван Ибо смотрел на блестящую поверхность стола, на телефон в руках Вэй Ина и не мог отделаться от ощущения, что если он моргнет, то все это исчезнет, а они все снова окажутся в храме Гуанъинь, где перед каждым стоит его выбор.
— Условия простые, — тем временем продолжал Мэн Яо. — Вы приводите Не Минцзюэ в место, которое я вам предложу. Я к вам подойду и заберу его. Тут же мой наниматель отпустит деву Цзян и эрге. Если вы будете благоразумны, все пройдет тихо.
— А если вы случайно пострадаете — он не расстроится? — уточнил Ван Ибо, давая Вэй Ину время подумать. Если условия были такими, наверно, у них еще был шанс как-то поймать Хуайсана, перехватить его во время обмена заложниками.
— Он убил меня в прошлой жизни, зачем ему меня жалеть?
— Наверно, ему приятно, что теперь вы работаете на него, а не против, — заметил Ван Ибо. — Кстати, как он поживает? Мы давно не виделись.
— Время тянете? — понимающе спросил Мэн Яо. — Наверное сейчас пытаетесь определить где я, чтобы оттолкнуться от этого, переместиться сюда с мечами и печатями и взять меня и Хуайсана тепленькими? Я вам и так скажу: я рядом с Национальной библиотекой, эргэ просил меня съездить за парой книг. Сюда мне и позвонили, с предложением, от которого, как вы понимаете, не отказываются. Что бы вы обо мне ни думали, эргэ мне в самом деле дорог.
— Настолько, что вы сдали Хуайсану мою шицзе? — снова огрызнулся Вэй Ин. — Вы хоть представляете, каково ей сейчас?
— Думаю, она рада, что жива! — бросил в ответ Мэн Яо. — Лично я в первую очередь почувствовал именно это, а уж потом начал разбираться, где я и сколько лет прошло!
— Ну наконец-то вы откровенны, — вздохнул Вэй Ин и придвинулся ближе к Ван Ибо, словно вдруг бесконечно устал. — Ладно, когда он хочет это сделать?
— Завтра, — отозвался Мэн Яо. — На фестивале национального костюма.
— А менее людного места он не нашел?
— Видимо, менее людного он и не искал.
Вэй Ин забарабанил пальцами по столу.
— На фестивале…
— Именно. Может, он надеется, что вы постесняетесь махать мечами при таком количестве свидетелей.
«Или рассчитывает на дополнительные несколько тысяч заложников», — согласился Ван Ибо про себя.
— Или просто хочет лишний раз прогуляться в ханьфу, — закончил фразу Мэн Яо. — Может, ему тоже не нравится современная мода.
Вэй Ин посмотрел на телефон — удивленно и даже без злости, а потом спросил:
— А вы в чем планируете быть, господин Мэн?

— Ты серьезно собираешься это сделать, — уточнил Ван Ибо тоном, в котором вопрос даже не звучал.
— Да, — Вэй Ин кивнул. — Поэтому даже не пытайся со мной спорить и иди на вокзал встречать Цзян Чена и Цзинь Цзысюаня.
— Чжочэна и Юйчэня, — поправил Ван Ибо, хотя думать об этих двоих только как о своих прежних друзьях было странно. Воспоминания раздваивались, но не мешали друг другу.
— Называй их как тебе удобнее, главное — привези сюда, — улыбнулся Вэй Ин. — Меч взял? Я, конечно, уверен, что демон не высунется до завтра, но если вы вдруг встретитесь…
— То я справлюсь, — кивнул Ван Ибо. — Не буду с ним драться и вернусь сюда, как договорились. Не волнуйся за меня.
— Чтоб это было так просто! Ну, иди уже, пока я не передумал.
У самого Вэй Ина тоже дел хватало — он собирался грабить киностудии. Вернее, громить чужие костюмерные, пользуясь служебным положением.
— Жаль, клановых одежд не сохранилось, — объяснил он Ван Ибо. — Но я в паре дорам видел кое-что похожее. Вряд ли Хуайсан будет разбирать точно ли там оно соответствует, да?
То, что Вэй Ин смотрит дорамы, Ван Ибо уже не удивило. Наверняка, если бы он спросил, Вэй Ин развел бы руками в ответ: «Надо же мне было чем-то заниматься, пока я тебя дожидался!» Так что он даже спрашивать не стал.
План на завтрашний обмен заложниками все еще смахивал на полный бред, но ничего другого придумать просто не получалось.
«Мы не можем отдать Не Минцзюэ, — объяснял Вэй Ин потом. — То есть, нет, отдать-то можем, но придется дальше жить, зная, что мы отдали его на пытки и верную смерть. Уж поверь, демоны не страдают привязанностями и родственными чувствами. Стоит Чифэн-цзуню чем-то разозлить своего младшего брата — и все. В смысле, смерть его будет долгой и мучительной».
Значит, оставалось одно — попробовать забрать Сюань Лу и Хайкуаня и не отдавать Не Минцзюэ. И еще убить демона заодно.
Юйчэнь приехал раньше. Выскочил из вагона в числе первых, замер, оглядываясь по сторонам и не обращая внимания на толкающих его пассажиров. Ван Ибо подошел, взял за локоть, отвел в сторону. Юйчэнь был небрит и пах валерьянкой. Ван Ибо почувствовал себя полным бревном, потому что хоть за брата и волновался, но даже это не заставило нервничать так, чтобы забыть обо всем остальном. Даже как-то неловко за себя стало.
— Что, какие новости?! — накинулся на него Юйчэнь. — Похититель звонил? Дал вам с ней поговорить?!
— Больше не звонил. Думаю, и не даст о себе знать до завтра.
— Но Сюань Лу в порядке?! Правда же?
— Уверен, что да, — согласился Ван Ибо. — Но тебе лучше привыкать звать ее Цзян Янли. Все, кто видел демона, вспоминают прошлую жизнь и забывают нынешнюю — на какое-то время.
«С тобой завтра тоже может это случиться», — подумал он, но вслух не сказал. Рано было, пусть Вэй Ин рассказывает.
— Да чтоб им провалиться, этим прошлым жизням! — Юйчэнь спохватился, заговорил тише, хотя на них все равно никто не обращал внимания. Все спешили с поезда по своим делам, а на них если и смотрели, то только досадуя, что на пути мешаются. — Зачем ему вообще понадобилась моя девушка?
— На своего брата обменять, я же говорил, — напомнил Ван Ибо. — Но мы точно всех спасем, я тебе обещаю.
Сам он уверен вовсе не был, но собирался сделать все возможное. За невозможное традиционно отвечал Вэй Ин.
Чжочэн — «Цзян Чен!» — поправлял себя Ван Ибо — прибыл следующим поездом. Прошлая жизнь у него выдалась раза в три подольше, чем у Юйчэня, поэтому и воспоминаний вернулось больше.
— Кто это сделал? — спросил он, едва сойдя с поезда.
— Хуайсан, — коротко бросил Ван Ибо.
— А я с этой тварью пил еще! — искренне возмутился Чжочэн. — Сопли его вытирал, когда он главой клана стал! Вот тварь… Попадет мне в руки — сам убью! Нет, сначала ноги переломаю, а потом убью!
Некоторые люди не менялись.
— Держи, — протянул ему Ван Ибо кольцо-плеть, стоило им сесть в служебную машину. — Помнишь это?
— Цзыдянь, — протянул Чжочэн, примеряя его на палец. Кольцо сверкнуло фиолетовым. — Надо же, признал! Откуда он?
— Вэй Ин сохранил, — Ван Ибо перевел взгляд с него на Юйчэня. — Твой меч в офисе, я пока брать не стал, но завтра он уже пригодится.
— Кстати да, — Чжочэн рассматривал кольцо, крутил на пальце, и Ван Ибо мог представить, что он чувствует, когда вещь, которую в первый раз видишь, кажется знакомой до последней детали. Такое дежавю многим и не снилось. — Какой все-таки у нас план?
— Безумный, — честно признался Ван Ибо. — Но вариантов особо нет, ловить демонов — это не на кроликов ловушки ставить. Так что вам придется рискнуть жизнью, вы не против?
Друзья на него смотрели, а Ван Ибо видел перед собой Цзян Ванъиня и Цзинь Цзысюаня, заклинателей, которых не пугал никакой риск, потому что другой жизни они не знали.
— Я ради Сюань Лу что угодно сделаю! — пообещал Юйчэнь.
— А мне почему-то вообще не страшно, — Чжочэн пожал плечами. — Только это, я не уверен, что готов махать мечом и рубить головы. Я эту часть все еще не очень хорошо помню.
— Будешь помнить, — сказал Ван Ибо и вздохнул. Он не знал, как можно было тактично донести эту новость. Оставалось надеяться, что Вэй Ин справится.

И он, конечно, не подвел.
— Сначала — всем выпить, — объявил он, когда все собрались за большим столом в одной из комнат. Раньше стола не было, видимо, специально принесли для сегодняшней встречи. — И не спорьте, я знаю, что говорю!
— Это вступление мне уже не нравится, — заметил Чжочэн, мрачно оглядывая батарею бутылок и строй коробок с едой навынос. Пахли они лучше, чем можно было заключить по его взгляду.
Ван Ибо уже не удивлялся. Он помнил Цзян Чена, и уж каким тот никогда не был, так это благодушным и довольным.
— Дальше понравится еще меньше, — заметил Не Минцзюэ и погладил лежащую у него на коленях саблю. Расставаться с Бася он отказывался наотрез, впрочем, отнимать никто не пытался.
— Ты сам признал, что в такой ситуации скорее всего прислушался бы, — заметил Вэй Ин.
— Не отвлекайтесь от сути, — попросил Мэн Яо и подвинул себе коробку со свининой.
— Точно, — согласился Вэй Ин. — Итак, как все уже знают, наш знакомый демон похитил Сюань Лу и Лю Хайкуаня, которые сейчас, скорее всего, все вспомнили и стали моей шицзе Цзян Янли и Лань Сичэнем.
— Наверняка стали, — поддержал Мэн Яо. — Так что позвонить нам не смогут, даже если младший господин Не не отобрал у них телефоны. Увы.
Ван Ибо повертел в руках бокал, рассеянно глотнул вина, ощущая на языке сладковато-терпкий вкус. Ему идея тоже не нравилась, но он не находил, что возразить.
«Нам не помешают лишние заклинатели, — говорил Вэй Ин, когда они только обсуждали эту идею. — К тому же врага надо удивить и ошеломить, ну и… Раз он сам выбрал такое место для обмена заложниками, то этим надо пользоваться».
— Завтра мы все идем на фестиваль исторических костюмов, — перехватил инициативу Мэн Яо. Ван Ибо отодвинул вино. — Там я постараюсь вывести Не Хуайсана на вас…
— А когда вы его увидите, то вспомните прошлую жизнь, — продолжил Вэй Ин. — И тогда слушайте наши инструкции в наушниках, потому что то, что мы сейчас говорим, вы все равно забудете.
— Временно забудете, — улыбнулся Мэн Яо. — Месяца на два-три, потом воспоминания вернутся, и будете помнить две жизни сразу. Это вполне удобно, голова не болит, в общем, никаких вредных последствий, одни плюсы. Так что бояться нечего.
— Кто тут еще боится… — огрызнулся Чжочэн без особого энтузиазма. — Ладно, я выпил. Что еще скажете насчет завтрашнего?
— А ничего! — улыбнулся Вэй Ин и налил ему еще. — Сами увидите!

Ван Ибо увидел первым. Вернее, сначала он проснулся, передвинул Вэй Ина с себя на кровать, начал одеваться… И только надевая верхнее ханьфу, сообразил, в чем подвох.
— Вэй Ин!
Разумеется, тот уже не спал, лежал на кровати, подперев голову рукой. Любовался. А лицо у него было такое мечтательное и счастливое, что Ван Ибо даже ругаться насчет шутки не стал.
— Ностальгия сегодня встала раньше меня, — Вэй Ин мимолетно улыбнулся, словно осеннее солнце на секунду выглянуло из-за облаков. — Пожалуй, мне не хватало этого, чтобы понять, что ты действительно вернулся.
— Все для тебя, — Ван Ибо повязал ленту. Руки двигались так привычно, как будто последний раз он это делал вчера, а вовсе не в прошлой жизни. — И все-таки когда ты успел подменить одежду?
— На это у меня есть подчиненные, — объяснил Вэй Ин. — Пока я тебя отвлекал…
— Надеюсь, ты не А-Цин попросил, — Ван Ибо смутился, потому что отвлекал его Вэй Ин вполне качественно. Хотя перед Сун Ланем тоже было бы неловко.
— Кого надо, того и просил, — ушел от ответа Вэй Ин и тоже выбрался из-под одеяла. Черно-красные одежды уже ждали его на столе у кровати. — Не спрашивай, чтоб не краснеть, и лучше подумай о демоне.
— Сложно о нем помнить, когда ты рядом, и только и хочется, что повалить тебя обратно в кровать и взять прямо во всем этом облачении, — невозмутимо парировал Ван Ибо.
Вэй Ин посмотрел на часы.
— Не успеем, — вздохнул он, завязывая пояс и расправляя полы халатов. — Но вот вечером — обязательно, и даже не пытайся умереть, чтобы отвертеться.
Ван Ибо укоризненно на него посмотрел. Выглядел Вэй Ин настолько беззаботным, что сразу было понятно — переживает.
— Прости, что тогда так получилось, и будь уверен — это больше не повторится.

Не Минцзюэ они встретили на общей кухне, где он разглядывал банку с растворимым кофе. Он тоже был одет в ханьфу, и казалось, что явился сюда прямо из прошлого. Видимо, чтобы позавтракать.
— Я ведь это раньше пил? — уточнил он, не здороваясь. — Выглядит, как какая-то отрава, но почему-то хочется.
— Ни в чем себе не отказывай, — разрешил Вэй Ин. — Возможно, это последний раз в твоей жизни.
— Вэй Усянь! — Ван Ибо дернул его за пояс. — Что ты мелешь?
— То же, что и раньше, — проворчал Не Минцзюэ. — Тысячу лет прожил, а хамить так и не перестал.
— Может это не хамство, а мудрость девятого бессмертного? — сделал большие глаза Вэй Ин. — Ай, Ван… Ибо, хватит меня дергать!
Не Минцзюэ посмотрел на них с кривой усмешкой, отвернулся и насыпал ложку кофе в чашку. Потом остановился, глядя на электрический чайник.
— Ниже ручки переключатель, нажмите — и вода закипит, — подсказал неслышно подошедший сзади Мэн Яо. Он тоже был в ханьфу, хоть и не совсем точно подходящем под цвета Цзиней — на груди красовался немного другой вышитый цветок, но за эти годы Не Хуайсан мог и подзабыть детали. — Знаете, самым сложным в первые дни моего возвращения было разобраться в том, как сейчас живут…
— И не выдать себя? — уточнил Вэй Ин. — Не думаю, что для тебя это было так сложно, ты всегда успешно притворялся. Хайкуань в самом деле не знал правды?
— Как сказать, — Мэн Яо подошел ближе и тоже насыпал кофе себе в кружку. — Если двое о чем-то не говорят, это ведь не значит, что они не знают правды, верно?
— Но он пытался привести тебя в Гусу, — напомнил Ван Ибо.
— Да, — пожал плечами тот. — Но ему хватило деликатности не настаивать, когда я сделал вид, что не знаю, о чем он говорит и куда меня ведет.
— Кстати, что ты сделал с границей? — спросил Вэй Ин. — Почему ты не прошел в Гусу?
— Я ничего не делал, — повернулся к нему Мэн Яо, и впервые за последнее время Ван Ибо ему полностью поверил. — Вам лучше знать, почему. Единственное, что я знаю, — это то, что эрге опять уходил ночью.
Ван Ибо переглянулся с Вэй Ином, намек не понять было сложно.
— Твой брат…
— Лю Хайкуань, — одновременно с ним сказал Ван Ибо.
— Мне будет его не хватать, — вздохнул Мэн Яо. — Он был очень понимающим.
— Ты сам говоришь, что он вернется, — отмахнулся Вэй Ин. — Ну, и где все остальные? Спят что ли еще?
— Думаю, одеваются! — заметил Сун Цзиян, заходя в кухню вместе с Сун Ланем. — Я сам бы не справился с этим нарядом. Не настолько я еще прошлое вспомнил.
Вэй Ин почему-то не стал ему говорить, что шанс еще будет. Он просто смотрел на них. Загляделся и Ван Ибо.
Один в черном, другой в белом, с метелками из конских хвостов и мечами, словно вышедшие из провала во времени. Ван Ибо помнил, когда видел их обоих в последний раз — бесконечно давно, еще до войны с Вэнями. Потом — только Сун Ланя, уже мертвого, уходящего в одиночестве с мечом друга и его душой.
На секунду захотелось просто отдать Не Минцзюэ, не подвергая никого опасности. Потому что хватит уже и потерь, и боли, разве они все не заслужили хоть немного счастья? «Это оно и есть», — ответил… ну, наверно, Лань Чжань. Он не боялся.
— Все-таки хорошо Хуайсан придумал с этим фестивалем костюмов, — заметил Вэй Ин. — Когда бы мы еще так собрались… Пойду-ка я Цзян Чена разбужу, а то чего он?..
Он торопливо вышел, чуть не столкнувшись в дверях с Вэнь Нином и Цзыи. На их белых ханьфу плясали языки пламени, заставляя вспоминать старую войну. Никто потом не носил клановых одежд семьи Вэнь, а Вэй Ин сумел найти похожий рисунок.
— Доброе утро что ли? — судя по тону Цзыи, утро было таким же добрым, как ядерный взрыв — красивым. — Кофе есть? Хотя лучше шоколадку.
— Похоже, ты готова променять юридический факультет на карьеру целителя? — Ван Ибо отодвинул подальше неприятные воспоминания. — Первое сентября уже на следующей неделе, вряд ли ты успеешь вспомнить себя и программу за прошлые три года.
— Зато сейчас могу пригодиться. И вообще не отговаривай меня, я и сама сомневаюсь, — отмахнулась Цзыи.
Шоколадкой с ней поделилась Чжосюань. Она одна была в современном, потому что ей предстояло оставаться в офисе и пытаться следить за всеми камерами в парке. Поскольку она в прошлой жизни не была заклинательницей, то пользы от нее теперешней было больше. Чжосюань обижалась, но была согласна помочь.
Сюэ Ян тоже решил остаться, вернее, вчера мотнул головой, когда Вэй Ин спросил его, хочет ли он в парк. Сейчас кот крутился у ног Сун Цзияна и, кажется, не хотел его никуда отпускать.
— И все-таки тебе не обязательно идти, — заметил Вэнь Нин.
— Обязательно! — отрезала Цзыи, разом перестав сомневаться, стоило с ней только поспорить. Судя по тому, как легко это удалось Вэнь Нину, он знал характер сестры еще с прошлой жизни.
— Ну вот, все в сборе! — Вэй Ин вернулся, только что не пинками подгоняя перед собой Цзян Чена и Цзинь… Ван Ибо тряхнул головой. Все-таки клановые одеяния заставляли путать людей. Пока еще это было Чжочэн и Юйчень, и у них был шанс еще остаться собой. Небольшой шанс, но все-таки. — Вэнь Нин, принеси мечи и будем выдвигаться. Открытие фестиваля в восемь утра, обмен заложниками в десять, но стоит прийти пораньше, чтобы оглядеться.
«И чтобы было больше шансов встретить демона», — заметил Ван Ибо.
— Ведите себя хорошо, не делайте глупостей… Не умирайте ни в коем случае, — закончил инструктаж Вэй Ин. — Даочжан Сяо, вызывай такси.

Глава 16, в которой Вэй Ин хочет на пенсию
Глава 16, в которой Вэй Ин хочет на пенсию
К парку они подъехали уже после восьми. Не первыми — мимо проходили гости фестиваля и косплееры, уважительно поглядывая на их компанию. Один даже поинтересовался, не представляют ли они какой-то фандом. Вэй Ин отшутился, чтобы не тратить время, и потащил их подальше от входа в парк.
— Проверьте еще наушники, — на ходу скомандовал он. — Если здесь перебои с сигналом, это может плохо кончиться. Давайте, отойдите подальше, Цзян Чен, хватит закатывать глаза, я все вижу.
— Я спиной к тебе стою, — возразил тот.
— Это ни о чем не говорит.
Вэй Ин дождался, когда они отойдут достаточно далеко, потом негромко сказал в спрятанный под одеждой микрофон:
— Павлин, слышишь меня? — он прижал пальцы к ушам, хотя крохотная капсула наушника — что-то из секретных разработок для внутренней и внешней разведки — и так отлично передавала звук.
— Еще раз так меня назовешь — и я переломаю тебе ноги вместо Чжочэна, — услышал в своем наушнике голос Юйченя Ван Ибо: накануне поспорили, надо ли синхронизировать связь на всех или только на Вэй Ина. Сошлись на том, что лучше, если все будут на связи.
— Между прочим, отличное кодовое имя, я бы на твоем месте не жаловался.
Ван Ибо чувствовал себя странно. С одной стороны, ему казалось, что он одет совершенно нормально — парадное светло-голубое ханьфу, лобная лента, знакомый меч в белых ножнах. С другой стороны, судя по тому, как на него смотрели и иногда фотографировали, он понимал, что его внешний вид больше не норма, а скорее что-то забытое и архаичное. И все равно подсознание было убеждено, что для такого интереса нет никаких причин.
Он бродил по парку один.
Вэй Ин был недоволен, но все-таки махнул рукой — ладно, давай, мол. В рассыпную у них было больше шансов найти Не Хуайсана.
Ван Ибо пошел по дорожке вдоль парковой стены, потом повернул к алтарю солнца, который, собственно, и дал парку название. Народу было много. Попадались то туристы, то зрители, то участники фестиваля. Навстречу прошла девушка с прической времен династии Тан и набеленым лицом, на котором дугами чернели тонкие брови, обмахнулась круглым веером и улыбнулась. Ван Ибо ей поклонился, почтительно сложив руки. Кто-то их сфотографировал.
— Вряд ли мы в такой толпе можем найти одного демона, — мрачно заметил Чжочэн в наушнике. — Может, надежнее было бы погадать?
— Компас показывает, что демон уже здесь, — отозвался Вэй Ин. — Точное направление не определить — шифруется, гад… Что, девочки? Конечно, со мной можно сфотографироваться!
— Ибо, а твой там с девочками, — заметил Юйчэнь. — Ревнуешь?
— Нет.
— А мы точно-точно должны все это слушать? — уточнила Цзыи.
— Пока все равно больше нечего, — философски отозвался Чжочэн. — А тут хоть какое развлечение.
— Между прочим, мою невесту похитил какой-то маньяк, можно отнестись к этому немного серьезнее?! — рыкнул Юйчэнь. — Это вам не…
Он замолчал.
— Юйчэнь? — позвал Ван Ибо. — Цао Юйчэнь! Ты там в порядке?!
Молчание в эфире настораживало. Прохожие по-прежнему шли навстречу и рядом, болтали о чем-то своем. Для них продолжался фестиваль и не происходило ничего странного, а вот Ван Ибо чувствовал себя стрелой на тетиве лука. До выстрела оставалось совсем недолго.
— Вижу его на карте, — после паузы заговорила А-Цин. — Находится на берегу пруда, там, где беседка, не двигается.
— Понял, — отчитался Вэй Ин и позвал, очень дружелюбно и осторожно: — Молодой господин Цзинь, вы меня слышите? Можете отвечать просто вслух, мы услышим.
— Вэй Усянь? — отозвался Юйчэнь после паузы. Хотя называть его так было уже неправильно. — Что происходит?
— Ночная охота, — бодро отозвался Вэй Ин. — Здесь демон, мастер иллюзий, и выглядит он сейчас, как Не Хуайсан. Вы его видите, господин Цзинь?
— Вижу.
— Тогда ждите, мы сейчас к вам присоединимся.
— На берегу пруда, у беседки, — напомнила Чжосюань.
— Всем через минуту быть там! — бросил Вэй Ин. — Лететь можно!
Ван Ибо вскочил на меч и поднялся в воздух. Сверху парк казался муравейником, где по своим маршрутам снуют деловитые насекомые. Зеленоватое озеро блестело впереди, среди серых прибрежных камней ярким пятном выделялась беседка. Заметил он и Цзысюаня, в его броском бело-золотом наряде. И два силуэта в беседке, кажется, тоже из артистов, потому что современная одежда была куда скромнее в плане цветов.
Пешком Ван Ибо пробирался бы туда минут десять, по воздуху хватило нескольких секунд. Остальные уже приземлялись рядом: Вэй Ин с флейтой наготове, Сун Лань и Сун Цзиян, Вэнь Нин с сестрой… Цзысюань обернулся к ним, глядя растерянно и с подозрением. Кругом мелькали вспышки камер, кто-то кричал: «Ого, вот это трюки! Смотри, они прямо летали же!»
Сун Цзиян, раскинув руки, не подпустил ближе самых любопытных.
— Пожалуйста, не мешайте съемкам.
Сун Лань шагнул рядом, оттесняя более наглых.
— А что снимают? — разобрал чей-то вопрос Ван Ибо.
— Вечером будет репортаж о фестивале на Центральном телевидении, — Сун Цзиян говорил так спокойно и буднично, словно это была давно заготовленная отмазка на все случаи жизни. — Пожалуйста, не мешайте артистам, если не хотите, чтобы вам выписали штраф. Нет, все роли заняты, не толпитесь, пожалуйста…
Хуайсан стоял на тропинке, ведущей вдоль берега к беседке в озере, перекрывая ее собой, словно случайно подхваченными ветром рукавами и полами одежды. Он улыбался.
За прошедшие девятьсот лет он изменился в лучшую сторону. Ван Ибо помнил, что его убивал старик, согнутый временем, пусть еще и сопротивлявшийся возрасту. Тогда были и побелевшие волосы, и протянувшиеся по лицу морщины. Сейчас на тропинке стоял юноша самого благонравного вида и обмахивался веером с нарисованным на нем пейзажем рек и гор.
Руки у него, впрочем, подрагивали, а выглядывающий из-под одежд змеиный хвост метался, как у нервничающей кошки.
— Вэй Ин, неужели ты всех собрал ради меня? Решил вспомнить прежние деньки? Ты всегда умел… — он переводил взгляд с одного на другого, особенно задержался на Ван Ибо. — Ты всегда умел придумывать всякие проказы, но такого я не ожидал, признаюсь. Они настоящие?
— Что значит — настоящие? — вперед шагнул Цзысюань, Вэй Ин не глядя выбросил в сторону руку, перекрывая ему дорогу.
— Я имею в виду, что вы можете оказаться нанятым актером, господин Цзинь, — демон улыбнулся из-за веера. — Потому что господин Вэй, например, хочет меня задержать и вывести на разговор.
— А разве ты еще не убедился, поговорив с Лань Сичэнем и шицзе? — Вэй Ин пожал плечами. — Все настоящие, без подделок. Я решил, тебе будет приятно повидаться со старыми друзьями, вот и пригласил.
— Что же, тем лучше… Все к лучшему, — демон сложил веер. — Отдавай мне брата, и можешь забрать тех двоих.
Он кивнул в сторону беседки.
— Мне больше не интересно никого убивать, так что — разойдемся по-хорошему.
Вэй Ин хмыкнул:
— Как бы ни хотелось мне тебе поверить, но мне почему-то кажется, что как только ты получишь Чифэн-цзуня, беседка может, например, взорваться или уйти под воду. Или… да мало ли вариантов может придумать существо вроде тебя!
— Ой, вот ну кто бы говорил! — воскликнул Хуайсан, и его досада казалась вполне искренней. — Это же ты всегда был злодеем, а потом вдруг стал святым и бессмертным…
— Серьезно? — уточнил Цзысюань.
— Давайте об этом позже, господин Цзинь, — вежливо попросил Вэнь Нин. Цзысюань на всякий случай отошел от него подальше.
Ван Ибо просто ждал, когда можно будет начать действовать. Он помнил, как Хуайсан его убил, но бояться не получалось. Умирать снова не хотелось — это да, поэтому он собирался сделать все, чтобы этого не допустить. Он стоял, смотрел на беседку — и первым заметил Не Минцзюэ, когда тот изящным прыжком приземлился на крышу. Навстречу ему взметнулось пепельно-серое, похожее на туман, Бася ответил яркой вспышкой.
Зрители восторженно захлопали. Кажется, незапланированное шоу радовало всех, а организаторы то ли не возражали, то ли Вэй Ин уже успел предъявить им удостоверение и объяснить, что вмешиваться не стоит.
— Брат?! — Хуайсан обернулся. — Ну зачем?!
Договорить он не успел. Вэй Ин бросился на него первым. Сун Лань и Вэнь Нин — мигом позже, но их опередил Цзян Чен. Щелкнул Цзыдянь, и Не Хуайсана отбросило в сторону пруда, подальше от зевак. Еще удар — и тот упал в воду, похожий на гигантскую медузу в своем сером халате.
Чей-то длинный гибкий меч пролетел по поверхности пруда, поднимая за собой высокую волну брызг, закрывая от людей то, как Сун Лань с Вэнь Нином рубят в куски обезглавленное тело.
«Ничего себе спецэффекты!» — уловил Ван Ибо краем уха.
Вода в пруду покраснела и, если знать, можно было уловить легкий запах крови. Дело было кончено за считанные секунды, Ван Ибо не успел даже взяться за меч.
Наверно, поэтому и не верилось, что все уже закончилось. Он настраивался на противостояние, на серьезную битву, а как оказалось, хватило нескольких ударов мечом. И упаковать все куски трупа по отдельным мешочкам, чтобы потом сжечь.
Вэй Ин, раскинув руки, вылетел из воды. С рукавов и волос капала вода, меч он уже убрал в ножны.
— Наконец-то! — выдохнул он. — Столько лет этого ждал… Чем же я теперь заниматься буду?!
Ван Ибо мог бы предложить, чем именно. Но шутить не тянуло. Почему-то хотелось смотреть на беседку, где Не Минцзюэ о чем-то говорил с братом, а Янли стояла у перил, глядя на толпу. Потом она решилась, перешагнула порог беседки, ступая на тропинку — и отскочила назад, потому что земля под ее ногами дрогнула, разошлась провалом, похожим на открывающуюся пасть, и из нее повалили лютые мертвецы.
Вэй Ин выругался, поднес к губам флейту. Ван Ибо больше не смотрел на него. Он летел вперед, чтобы остановить мертвецов и не дать им добраться до людей. Рядом встал Цзян Чен, Цзинь Цзысюань и Сяо Синчень, и вчетвером они смогли остановить валившую из провала толпу.
Когда Ван Ибо нашел время оглянуться, то увидел, что зрителей подальше от пруда теснят люди в военной форме. Вэй Ин стоял перед ними и играл на флейте. И Ван Ибо даже не удивился, заметив, что форма на военных устарела лет на пятьдесят.

К вечерним новостям в самом деле успели подготовить репортаж. Все-таки родные спецслужбы не зря ели свой хлеб, и Ван Ибо, если бы не знал правды, сам поверил бы в то, что в парке проходили съемки очередной дорамы.
— Оригинальный сюжет про группу заклинателей, попавших в наше время, несомненно порадует поклонников фантастических фильмов, — бодро вещала в камеру ведущая. По ее лицу читалось, что повышение в звании уже у нее в руках. — Исполнителей главных ролей пока держат в тайне, но по слухам, речь идет о нескольких восходящих звездах.
— В самом деле что ли, попробовать, — задумчиво сказал Вэй Ин, наливая себе вина.
— Сняться в дораме? — Ван Ибо убрал звук и притянул его к себе. Вэй Ин с готовностью уселся ему на колени. В отдельной квартире был плюс — можно было не стесняться и не переживать, что кто-то их увидит и получит моральную травму.
— Написать сценарий, — улыбнулся Вэй Ин. — Как-никак, я довольно неплохо представляю себе жизнь заклинателей в современном Китае.
— Что бы ты ни написал, все равно критики скажут, что так не бывает…
Их разговор прервал государственный гимн.
— Ну, хорошо, что сейчас, а не позже… — Вэй Ин дотянулся до телефона и снова поудобнее уселся на коленях Ван Ибо. — Слушаю вас, господин Председатель!
— Объясните мне, господин Вэй, почему о вашей спецоперации я узнаю из новостей, а не из вашего доклада? — раздался в телефоне неприязненный голос Председателя.
— Утром он будет у вас на столе, — пообещал Вэй Ин бодро. — Просто я должен был собрать побольше информации, чтобы все точно вам доложить.
— Демон?..
— Так точно! Демон, подбросивший призраков в вашу квартиру, был ликвидирован, — Вэй Ин поерзал, переворачиваясь, и прижался спиной к груди Ван Ибо, устроившись на нем, как на кресле. Ван Ибо пощекотал его. Вэй Ин стоически не стал возмущаться. — В процессе операции гражданские не пострадали. Двое моих сотрудников вспомнили прошлые жизни, кроме того, пятеро стажеров…
— Откуда пятеро?! — изумился Председатель. — Недавно же был один, этот, с гуцинем!
— А теперь еще пять, — без тени вины признал Вэй Ин. — И профессор Лю Хайкуань в качестве приглашенного консультанта.
— Понятно… — судя по тону Председателя, понятно ему не было. — И что эти ваши стажеры?
— Вспомнили прошлые жизни, но в целом — в порядке!
Тут он даже не соврал. После встречи с демоном все разбрелись по разным углам офиса. Цзысюань с Яньли, видимо, снова привыкали к тому, что теперь они снова живы, а вот их сын умер более восьмисот лет назад. Цзян Чен долго мялся, но все же позвал на пару слов Вэнь Цин. Первые полчаса Ван Ибо с Вэй Ином еще слышали, как они кричат друг на друга, но потом все стихло, видимо — до чего-то договорились.
Тревожнее всего было то, что брат уединился с Не Минцзюэ и Мэн Яо, и Ван Ибо очень боялся, как бы кто кого не убил по старой памяти.
Драматичнее всего прошла встреча Сяо Синченя и Сюэ Яна… Но все любят котиков! Так что когда Ван Ибо прошлый раз выглядывал в офис, Сяо Синчень чесал старого врага за ухом, а тот довольно мурлыкал.
— Ладно, — согласился Председатель. — Вопрос на засыпку, господин Вэй. Где вы взяли военную дивизию в форме времен Второй мировой войны?
— Я вам завтра все объясню, господин Председатель, — Вэй Ин откинул голову на плечо Ван Ибо. — Когда принесу свой доклад.
Повесив трубку, он устало вздохнул:
— Знаешь, дорогой, я тут понял, что, пожалуй, хочу на пенсию. Как думаешь, если назначить Мэн Яо моим замом, он сможет меня подсидеть?
— Я думаю, это отличная идея, — признал Ван Ибо. — Главное, чтобы еще выше в карьере не поднялся.

цитировать