Азиатские новеллы и дорамы 3-15К;количество слов: 6260
автор: mariveda
бета: opheliozz

Сбой системы

саммари: Вэй Ин попадает в закрытую частную школу «Облачные глубины», которая славится своими строгими правилами. Даже отбросы общества там становятся вежливыми и примерными учениками, но никто не знает, какой ценой.
предупреждения: AU, будущее, роботы, пре-слэш
Вэй Ин не спеша шел по коридору. В престижной закрытой школе «Облачные глубины» всегда было тихо. Он не хотел переводиться туда, но тетушка Юй решила все сама. Она надеялась, что из Вэй Ина там сделают человека, а Цзян Чэну помогут стать еще рассудительней и умнее. И, вероятно, была права. Выпускники «Облачных глубин» без проблем поступали в топовые вузы страны.

Куда они будут поступать? Цзян Чэн, например, мечтал разрабатывать роботов. Его родители, Юй Цзыюань и Цзян Фэнмянь, поддерживали это стремление. Тем более, что в последние годы все специальности, так или иначе связанные с робототехникой, были очень востребованы. Роботы заполонили мир: антропоморфные уборщики, которые были чуть ли не в каждой более-менее обеспеченной семье, охранники, курьеры, экскурсоводы… казалось, человеку больше нет места в этом мире.

Вэй Ин, приемный сын семьи Цзян, не только не разделял увлечение Цзян Чэна, но и относился к роботам с опаской.

И хотя Вэй Ин учился в выпускном классе старшей школы, он до сих пор не знал, куда собирается поступать. Ему нравилась игра на флейте, но связывать жизнь с музыкой было бы… недальновидно. Особенно учитывая то, что некоторые роботы играли на музыкальных инструментах гораздо лучше живых людей.

В «Облачных глубинах» тоже были роботы: уборщики и надзиратели. Последние — рассредоточены по территории школы и следят за поведением учеников. Предотвращают драки, шум, беготню и, конечно же, докладывают администрации о нарушителях, посылая сигналы прямо с места. Надзиратели носят светло-голубую форму, очень похожую на школьную.

Школьную форму Вэй Ин возненавидел сразу. Не потому, что белый цвет ему не шел. Просто умудриться не запачкать ее было тем еще испытанием. А ведь за это тоже снимали баллы.

Рейтинговая система в «Облачных глубинах» была весьма своеобразной. В начале года у каждого ученика было по сто баллов. За хорошее поведение и успехи в учебе он получал дополнительные очки. За нарушение — их снимали. Свой рейтинг можно было посмотреть в персональном кабинете на сайте школы. Что важно, если ученик достигал своеобразного дна — нуля баллов или ниже, его отправляли на Перевоспитание.

Что такое Перевоспитание, никто точно не знал. Впрочем, ученики видели, как после него их одноклассников было не узнать. Они становились послушными детьми, беспрекословно выполняющими указания старших. Шалости, вечеринки и любые другие запрещенные вещи их больше никогда не интересовали.

Впервые Вэй Ин услышал о Перевоспитании от соседа по комнате, Не Хуайсана, который учился в «Облачных глубинах» с первого класса старшей школы. Не Хуайсан не слишком чтил правила, но его рейтинг никогда не падал ниже двадцати. Возможно, потому что время от времени в школу наведывался его старший брат и друг учителя Лань Сичэня Не Минцзюэ, который грозил переломать своему оболтусу ноги, если тот не будет учиться как следует.

— Вэй Ин, — произнес Не Хуайсан как-то вечером после отбоя. В «Облачных глубинах» ложились в девять вечера. — Я правда никогда не проходил Перевоспитание, но видел, как изменился в прошлом году Сюэ Ян.

— Сюэ Ян? — переспросил Цзян Чэн. — Разве это не лучший ученик школы? Он всегда такой спокойный и отстраненный.

— Теперь да, — вздохнул Не Хуайсан, — но в прошлом году он был совсем другим. Он постоянно дрался и даже чуть не прирезал одного из одноклассников канцелярским ножом. Не знаю даже, где он взял такое старье. Я вообще не уверен, что здесь хоть кто-то пользуется бумагой.

— Но ведь Перевоспитание пошло ему на пользу? — произнес Цзян Чэн.

— Не спорю, — ответил Не Хуайсан, — но тебе не кажется, что все это… странно?

— Что он наконец-то взялся за ум? — спросил Цзян Чэн. — Нет.

Не Хуайсан вздохнул и ненадолго замолчал.

— Ты просто не знал настоящего Сюэ Яна, — наконец ответил он. — Не он взялся за ум, а его… я не знаю, что с ним сделали.

— Брось, — улыбнулся Вэй Ин. — Думаю, опуститься в рейтинге на самое дно не так уж и просто! Ты сам говорил, что за те два года, что проучился здесь, ни разу не попадал даже в зону риска.

— Вэй Ин, — тихо произнес Не Хуайсан, — я говорю это не просто так. Ты здесь всего неделю, правильно?

— Да, — кивнул тот.

— Посмотри, пожалуйста, свой рейтинг.

— Но я же ничего не сделал! — запротестовал Вэй Ин.

— Давай уточним: ты читал правила? — вздохнул Не Хуайсан и начал теребить край пижамы.

— Но…

— Вэй Ин! — вспылил Цзян Чэн. — Тебе сложно посмотреть свой рейтинг?

— Нет-нет, сейчас, — ответил Вэй Ин и достал учебный планшет. — Как же так! — завопил он.

— Тише-тише! — обеспокоенно прошептал Не Хуайсан. — Шуметь запрещено. И не только после отбоя.

— Но у меня семьдесят! — Вэй Ин не мог поверить своим глазам. — Семьдесят, а я тут всего неделю.

— А ведь вчера заработал двадцать баллов за то, что правильно отвечал на уроке, — пробурчал Цзян Чэн. — Говори, что ты натворил?

— Ничего особенного, — отвел взгляд Вэй Ин. — Я пытался выйти за территорию школы, чтобы сходить за вином.

— Вэй Ин, — обеспокоенно произнес Не Хуайсан. — Пожалуйста, прочитай правила. Они есть у каждого на планшете. Если ты и дальше будешь относиться к ним так, боюсь, скоро мы тебя не узнаем.

Вэй Ин виновато улыбнулся и пожал плечами.

— Да что за глупости! — сказал Цзян Чэн. Вся эта история действовала ему на нервы. «Наверное, это какие-то местные страшилки, которыми пугают новеньких», — подумал он.

— Даже если ты мне не веришь, лучше не рисковать, — пробормотал Не Хуайсан.

— А может быть, лучше просто не попадаться? — улыбнулся Вэй Ин.

— Роботам-надзирателям? — фейспалмнул Цзян Чэн. — И не мечтай! Они никого не упустят.

— Ну, вчера ночью меня поймал человек, — ответил Вэй Ин.

Соседи по комнате изумленно посмотрели на него.

— Не может быть, — охнул Не Хуайсан. — Среди надзирателей нет людей.

— Неправда. Это был человек. Мало того! Наш ровесник, — улыбнулся Вэй Ин.

Не Хуайсан почесал затылок:

— Думаю, ты говоришь о Лань Чжане. Но… мне не кажется, что он человек.

— Ты знаешь его? — удивился Вэй Ин.

— Конечно! Когда я только попал сюда, то пытался подружиться с ним, но он очень угрюмый. Тогда я думал, что он учится на курс или два старше, но… теперь я не уверен, что он вообще ходит на занятия.

— Почему?

— Лань Чжань — кто-то вроде главы всех надзирателей «Облачных глубин». Он отвечает за наказания и патрулирует территорию. И… у него есть интеллект.

— Брось, Хуайсан! Он человек!

Цзян Чэн яростно закивал:

— Ты просто рассказываешь нам страшилки, чтобы потом посмеяться на нами!

— Думайте что хотите, — отвел взгляд Не Хуайсан, — но два года назад я пытался подружиться с Лань Чжанем. Пусть и не очень удачно. А в начале прошлого года он меня не узнал, когда я поздоровался. С ним определенно что-то не так.

***


— Брат, — тихо произнес Лань Чжань, заглянув в комнату, которую они делили с Лань Сичэнем. — Ночной обход окончен. На территории все спокойно.

— Спасибо, Ванцзи, — произнес тот, не отрываясь от чтения.

Лань Чжань подошел поближе и сел на свободный стул рядом:

— Тебе нужно поспать.

— Нет, — улыбнулся Лань Сичэнь. — Я еще не закончил готовиться к завтрашним занятиям.

— Все живые люди должны спать, — холодно произнес Лань Чжань, и Лань Сичэню показалось, что он услышал в словах брата упрек.

— Да-да, — вздохнул. — Еще полчаса, и я лягу. Не волнуйся.

Лань Чжань достал из сумки блокнот, ручку и принялся что-то очень быстро записывать.

— Бумага? — удивился Лань Сичэнь.

— Да, — ответил Лань Чжань. — Я веду дневник на случай, если что-то снова пойдет не так. Не доверяю электронным носителям.

— Ванцзи, — мягко произнес старший брат, — ты зря переживаешь. Все будет хорошо.

— Я ничего не помню, — послышалось в ответ.

Лань Сичэнь вздохнул. Его брат был слишком упрямым.

— Я говорил тебе, что система Перевоспитания дала сбой только один раз.

— Я ничего не помню, — повторил Лань Чжань. — Я не ем, не сплю, не улыбаюсь. Это тоже сбой системы?

— Брат, — погладил его по щеке Лань Сичэнь. — Ты человек. Чувствуешь мое прикосновение?

— Мгм.

— Роботы не умеют чувствовать, Ванцзи. И они не задумываются о таких вещах, — немного грустно улыбнулся Лань Сичэнь.

— Сколько мне лет, брат? — спросил Лань Чжань.

— Семнадцать.

— А тебе тридцать пять. Все верно?

— Да.

— Ты точно мой брат?

— Да, — ответил Лань Сичэнь, — но у нас разные матери.

— Где моя мать?

— Умерла.

— А твоя?

— И моя.

— А отец?

— Ванцзи! — не выдержал Лань Сичэнь. — Сколько можно спрашивать одно и то же? Ты знаешь, что я тебе скажу.

— Я хочу найти мелкие несоответствия в твоих словах и докопаться до правды, — невозмутимо произнес Лань Чжань. Его темные глаза засветились желтым.

Лань Сичэнь закрыл лицо руками и прошептал:

— Ты человек. Самый настоящий человек. Просто в тот раз произошла ошибка.

***


— Лань Чжань! Лань Чжань! — закричал Вэй Ин. Он прогуливался на окраине огромного парка «Облачных глубин». — Лань Чжань! Привет! Ты следил за мной? — произнес он, подойдя поближе.

— Шуметь на территории «Облачных глубин» запрещено, — ответил Лань Чжань. — Минус десять баллов.

— Лань Чжань, ну не сердись, — улыбнулся Вэй Ин. — Я и так стремительно теряю баллы. Ты ведь знаешь, что происходит с теми, у кого ничего не останется.

— Перевоспитание, — ответил Лань Чжань.

— Вот. А что это? Расскажешь мне? — не унимался Вэй Ин. Он вприпрыжку бежал за Лань Чжанем, который, казалось, вовсе не хотел поддерживать разговор.

— Это страшно, — произнес Лань Чжань.

— Вот как? Но ты все равно снимешь с меня баллы, даже если из-за тебя со мной сделают что-то страшное?

— Правила существуют для всех, — ответил Лань Чжань. — Но… я бы не хотел, чтобы кто-то проходил через это, — его глаза изменили цвет.

— Ну вот, — улыбнулся Вэй Ин. — Я так и знал, что ты человек!

— Что? — спросил Лань Чжань.

— Мы поспорили с одноклассником, — немного запыхавшись, произнес Вэй Ин. — Он думает, что ты робот, но я сказал, что не верю в это. А знаешь, почему?

— Почему?

— Роботу было бы все равно, — беззаботно ответил Вэй Ин и взял Лань Чжаня за руку. — Спасибо тебе!

Лань Чжань немного помедлил, затем высвободил свою руку и пошел прочь.

***


— Ты проиграл! — заявил Вэй Ин Не Хуайсану после уроков. — Он человек!

— Почему ты так решил? — зевнул Не Хуайсан. Он всю ночь играл в онлайн игры и теперь еле держался на ногах.

— Он сказал, что не снимет с меня баллы, — с воодушевлением произнес Вэй Ин.

— И не снял? — уточнил Не Хуайсан.

— Э… сейчас проверю, — Вэй Ин порылся в рюкзаке и достал планшет. — Прикинь, не снял!

Не Хуайсан удивленно почесал затылок.

— А еще он сказал, что Перевоспитание — это страшно, и он бы не хотел, чтобы кто-то проходил через это.

— Вот как, — вздохнул Не Хуайсан, — почему же тогда он так пристально следил за Сюэ Яном и сам отправил его на Перевоспитание?

— Разве ты не говорил, что Сюэ Ян был психом? — вмешался в разговор Цзян Чэн. Его порядком раздражали все эти сплетни.

— Ну… — промычал Не Хуайсан. — Может, и не психом, но опасным был точно.

— В любом случае, Лань Чжань не желает мне зла, — улыбнулся Вэй Ин. — Я точно знаю.

Цзян Чэн отвернулся и хотел было уйти подальше от Вэй Ина и Не Хуайсана, чтобы не слушать их раздражающие разговоры, но внезапно остановился.

— Он смотрит на тебя, — произнес Цзян Чэн. — И идет за нами почти все время.

— Он и за Сюэ Яном ходил… — понизил голос Не Хуайсан, — А потом... сами знаете, что случилось.

— Брось, — Вэй Ин похлопал одноклассника по плечу. — Ни за что не поверю, что Лань Чжань желает мне зла. Так что, — заговорщически произнес он, — пойду поговорю с ним.

— Не смей! — сказал Цзян Чэн.

— Вот еще. Цзян Чэн, не волнуйся ты так! Если Лань Чжань за мной ходит, думаю, он просто хочет подружиться, — заявил Вэй Ин и направился прямиком к Лань Чжаню.

***


— Эй! Подожди, Лань Чжань! — крикнул Вэй Ин.

Тот остановился:

— В «Облачных глубинах»…

— ...запрещено шуметь, — перебил его Вэй Ин. — Знаю. Пойдем прогуляемся. Тут такой красивый парк.

— Мгм.

Парк «Облачных глубин» казался просто огромным. Вековые деревья, руины древних построек, которые очень странно смотрелись на фоне новых учебных и жилых зданий; пруды, в которых плавали золотые рыбки. Вдалеке от главного корпуса находилась библиотека, построенная в традиционном стиле. Вэй Ин побывал там в свой первый день, когда им проводили экскурсию по территории школы.

Библиотекой давно не пользовались. Она была музеем, где хранились древние рукописи предков семьи Лань, основателей школы «Облачные глубины». Когда-то тут жил целый орден монахов, известных своим аскетизмом и несчетным количеством правил, высеченных на каменной стене. Сейчас от стены почти ничего не осталось. На одном из уцелевших обломков, который также хранился в библиотеке, было высечено «будь праведным». Новые правила «Облачных глубин» были доступны каждому на учебном планшете. И правил этих было удручающе много.

Лань Чжань и Вэй Ин миновали несколько постов надзирателей (которые подчеркнуто вежливо здоровались с Лань Чжанем) и присели у старого дерева, растущего возле библиотеки.

Один из роботов, казалось, очень внимательно следил за ними.

— Лань Чжань, — произнес Вэй Ин, — ты говорил, что не хочешь, чтобы кто-то проходил через Перевоспитание. Так?

— Да, — кивнул тот.

— И все же, — продолжил Вэй Ин, накручивая прядь непослушных волос на палец, — я слышал, что именно ты отправил Сюэ Яна…

— Да, — ответил Лань Чжань.

— Но почему? — насторожился Вэй Ин.

— Он заслужил.

Вэй Ин подсел поближе:

— Хм… что он сделал?

— Это тебя не касается. Он заслужил, — холодно ответил Лань Чжань.

Вэй Ин вздохнул и потянулся к волосам Лань Чжаня. Тот отпрянул.

— А я? — насмешливо спросил Вэй Ин. — Я опасен?

— Уверен, что нет, — произнес Лань Чжань. — Я достаточно наблюдал за тобой, чтобы это понять.

— То есть… ты действительно следил за мной? — ошарашенно произнес Вэй Ин. — Я думал…

— Это моя работа, — Лань Чжань придвинулся поближе к Вэй Ину и понизил голос. — Я должен выявлять потенциально опасных личностей и злостных нарушителей.

— И я один из них? — улыбнулся Вэй Ин.

— Да.

Вэй Ин немного помолчал, разглядывая Лань Чжаня. Тот был похож на обычного ученика. Вероятно, тоже выпускник. Высокий, очень бледный, с длинными черными волосами, собранными в низкий хвост, он вовсе не походил на надзирателя. И все же был им?

— Лань Чжань, ты тут последний год надзирателем?

Тот промолчал.

— Эй, ты слушаешь меня? — Вэй Ин похлопал Лань Чжаня по плечу. Тот отодвинулся.

— Мгм.

— Так что ты будешь делать после школы? — продолжил Вэй Ин.

— У меня не будет никакого после школы, — ответил Лань Чжань, немного помолчав.

— Ты останешься здесь? — прошептал Вэй Ин.

— Да.

— Но почему?

Лань Чжань отвернулся:

— Это моя работа.

— И ты хочешь прожить так всю жизнь?

Тишина.

— Лань Чжань…

— Я пойду, — поднялся тот. — Не запачкай форму и не попадайся роботам-надзирателям.

— Вот как… — растерянно произнес Вэй Ин. — Но мы сможем еще поговорить?

— Мгм.

***


Лань Сичэнь проверял домашние задания, когда Лань Чжань закончил вечерний обход.

— Брат... — начал он.

— Не беспокойся, Ванцзи, я скоро лягу.

— Я хотел бы ходить на занятия, — послышалось в ответ.

Лань Сичэнь повернулся к брату:

— Зачем? Ты и так знаешь все по программе и даже больше.

— Я хотел бы окончить школу и поступить в университет, как другие, — произнес Лань Чжань, глядя в пол. — Жить в общежитии. Увидеть внешний мир.

Лань Сичэнь мягко улыбнулся:

— Мне жаль, но это слишком опасно. Ванцзи, ты… слишком особенный. И мне не хотелось бы, чтобы кто-то понял это и сделал из тебя подопытного кролика. Боюсь, внешний мир не лучшее место для тебя. А в школе у тебя есть работа и даже возможность общаться, если захочешь.

— Хочу, — сказал Лань Чжань. — Увидеть внешний мир.

Лань Сичэнь вздохнул и обнял брата:

— А я хочу, чтобы ты был здесь со мной. Тогда я смогу тебя защитить.


***


Роботам не нужно спать и есть, общение им тоже ни к чему. Так думал Лань Чжань, но Вэй Ин...

Он сказал, что я человек. Сказал, что хочет общаться со мной.

Лань Чжань очень хотел верить старшему брату и Вэй Ину, но почему-то не получалось. Потому что… люди были другими. Они улыбались, уставали, чувствовали вкус еды, ощущали боль. Лань Чжань — лишен всего этого. Хотя слабые тактильные ощущения у него все же были. То, что они гораздо более притупленные, чем у большинства людей, Лань Чжань понял, когда обнял брата так крепко, что тот закричал от боли. Когда он пытался (как человек!) выражать свои чувства через прикосновения… прикосновения были слишком грубыми и причиняли боль другим, хотя сам он этого не замечал. Только теперь понимал, что лучше вообще никого не трогать.

Что ещё было странным, Лань Чжань ничего не помнил. Его знали люди, которых не знал он. Это можно было списать на ошибку в Перевоспитании, но… так ли это? Лань Чжань оставил в дневнике заметку — спросить брата о потере памяти.

Дневник Лань Чжань вел весь последний год. Зачем? Трудно жить, когда не помнишь предыдущие шестнадцать (если верить брату) лет своей жизни. И если что-то снова пойдет не так (хотя никто не проходил Перевоспитание повторно), лучше запечатлеть в памяти этот год. Поэтому Лань Чжань ответственно описывал в дневнике каждый день своей жизни, даже если ничего особенного не происходило.

***


Вэй Ин постоянно нарушал правила. Лань Чжань еле успевал прикрывать друга от роботов-надзирателей.

— Ты умеешь их отключать? — спросил однажды Вэй Ин, когда они сидели за деревом возле библиотеки.

— Нет, но могу создавать помехи в работе, — спокойно ответил Лань Чжань.

— А если я нарушу правила у всех на глазах и ты не успеешь среагировать? Или, если свидетелей будет слишком много? — не унимался Вэй Ин.

— Я накажу тебя, — серьезно сказал Лань Чжань.

— Не просто снимешь баллы? — удивленно посмотрел на него Вэй Ин.

— Если нарушитель слишком буйный, я имею право его наказать. У меня больше полномочий, чем у других надзирателей.

— Вот как, — улыбнулся Вэй Ин. — Значит, ты особенный. И что ты сделаешь?

— Ты не нарушил правила, — послышалось в ответ.

— О, так ты хочешь, чтобы нарушил? — поднялся на ноги Вэй Ин. — Так это запросто!

— Нет, — Лань Чжань схватил того за руку. — Пойдем. Я покажу.

И они направились к библиотеке. Лань Чжань приложил к сканеру палец, и дверь открылась.

— А я думал, это древнее здание, — прокомментировал Вэй Ин.

— Копия.

— А книги?

— Здесь нет книг, — ответил Лань Чжань и нажал на одну из кнопок на панели управления, расположенной возле входа. Книжные полки тут же пропали, оставив голые серые стены.

— Голограмма?

— Мгм, — ответил Лань Чжань. — Все эти свитки давно оцифрованы. Хранить их нет нужды. Но мы воссоздали все с помощью голограммы.

— Ха-ха! Остроумно! — засмеялся Вэй Ин.

Лань Чжань нахмурился.

— Лань Чжань, улыбнись! — сказал Вэй Ин. — Ты всегда такой хмурый! Я понимаю, надзиратель и все такое, но ты же не будешь отчитывать меня сейчас за нарушение правил?

Лань Чжань нахмурился ещё больше:

— Раз ты спросил, я покажу, что могу сделать.

— Наказание? — заинтересованно спросил Вэй Ин.

— Мгм, — ответил Лань Чжань и достал из сумки, которая висела у него на плече, шприц.

— Что это? — настороженно спросил Вэй Ин.

— Транквилизатор.

Вэй Ин поежился, но затем хитро улыбнулся:

— Разве такой хрупкий парень, как ты, справится со мной?

Вместо ответа Лань Чжань быстро повалил Вэй Ина на пол и навис над ним.

— А ты сильный. Ай! Больно! Отпусти меня, Лань Чжань! Я понял.

Тот отстранился и резко встал.

— Прости.

— Да будет тебе! — заявил Вэй Ин, вставая и отряхиваясь. — И ты действительно накажешь меня, если будет нужно?

— Сделаю вид, — Лань Чжань отвел взгляд, но Вэй Ин заметил, как глаза друга засветились желтым.

— Странный ты все-таки. Такой сильный, и цвет глаз у тебя постоянно меняется. То темный, как у всех, то прям желтый. И сколько я с тобой общаюсь, ты ни разу не улыбнулся. Что ты за человек, Лань Чжань? — произнес Вэй Ин.

— Думаю, я не человек, — прошептал тот.

— Что?! — опешил Вэй Ин.

— Я не могу улыбаться.

***


— Давай уточним, — буркнул Цзян Чэн, — ты каждый день тусишь с криповым начальником роботов-надзирателей, который не ест, не спит и не улыбается?

— Я говорил, что он не человек! — вмешался Не Хуайсан.

— Ну, он милый, — улыбнулся Вэй Ин и улегся на кровать.

— Что в твоем понимании «милый»? — спросил Цзян Чэн.

— Не знаю даже, — закрыл глаза Вэй Ин. — Спать пора.

— И с каких пор ты соблюдаешь правила? — удивленно спросил Не Хуайсан.

Вэй Ин не ответил. Он отвернулся к стене и попытался уснуть.

***


Всю ночь Лань Чжань искал в электронной библиотеке «Облачных глубин» сведения о своей семье. Факты, конечно же, совпадали со словами брата. Мать Лань Сичэня умерла давным-давно, и спустя годы отец женился на другой женщине, матери Лань Чжаня. Вскоре после его рождения и она, и отец погибли из-за несчастного случая — пожара в «Облачных глубинах». Лань Чжань, прекрасно осведомленный о системе безопасности в школе, не понимал, как вообще это могло произойти. Как не сработали системы пожаротушения и… что странно, ни в одном архиве не было фото его матери. Он нашел фото отца, его первой жены и только.

Примечательно, что виноватым в пожаре посчитали одного из учеников, и как раз в то время впервые испытали систему Перевоспитания. На ком? Эта информация была в закрытом доступе.

— Брат, какой была моя мать? — спросил утром Лань Чжань.

Лань Сичэнь, поспешно собиравшийся на работу, замер, вспоминая:

— Доброй, — немного грустно ответил он, — и красивой.

— Тогда почему в архиве нет ни одного ее фото? — не унимался Лань Чжань.

— Она не любила фотографироваться, — Лань Сичэнь отвернулся, собирая сумку.

— Ни одного фото, брат, — повторил Лань Чжань. — Это странно.

Лань Сичэнь вздохнул и вышел из комнаты.

***


— Лань Чжань, и что, ты совсем ничего не чувствуешь? — снова спросил Вэй Ин, когда они сидели в библиотеке.

— Теплый, — произнес Лань Чжань, не двигаясь.

— Вот видишь! — улыбнулся Вэй Ин. — А ты холодный.

Лань Чжань высвободил руку и отвернулся.

— А если я тебя обниму, что ты почувствуешь?

— Не знаю, — честно ответил он.

— Вот как, давай попробуем! — не унимался Вэй Ин. Он придвинулся поближе и крепко обнял Лань Чжаня. — Ну как?

— Странно, — послышалось в ответ. — Странно и тепло.

— Ну вот, не такой уж ты и нечеловек, как думаешь! А вкусы чувствуешь?

— Я не…

— Попробуй! — Вэй Ин достал из сумки шоколадку и вручил ее Лань Чжаню. — Это вкусно.

Тот с сомнением посмотрел на плитку. Затем развернул обертку и, отломав маленький кусочек шоколада, принялся жевать.

— Ну что? — нетерпеливо спросил Вэй Ин.

— Ничего, — равнодушно ответил Лань Чжань. — А как должно быть?

— Должно быть сладко, — расстроенно произнес Вэй Ин. — Отдай. Значит, вкусов ты не чувствуешь, — и принялся с наслаждением жевать шоколадку.

Лань Чжань опустил голову и сделал вид, что очень увлеченно разглядывает пол. Вэй Ин похлопал друга по плечу:

— Брось, это ничего не значит, — нагнулся и заглянул в глаза. — Неважно, различаешь ли ты вкусы, спишь ли, ешь ли. Лань Чжань, это не делает тебя менее человеком, чем кто-либо другой. Человек — это вообще не о том.

— А о чем?

— Ну… как тебе сказать. Я просто знаю, что ты человек, и все. Потому что ты чувствуешь. Сердцем, — он приложил руку к груди Лань Чжаня. — Понимаешь?

— Оно бьется? — спросил тот.

Вэй Ин убрал руку и прижался ухом, прислушиваясь:

— К сожалению, нет.

***


Наступило затишье, которое почему-то пугало Лань Сичэня — младший брат больше ни о чем не спрашивал. Днем он все так же следил за дисциплиной в школе, по ночам — читал книги, собранные в электронной библиотеке «Облачных глубин». Лань Сичэнь стал замечать, что Лань Чжань все больше времени проводит в компании озорного Вэй Ина, который прибыл в школу относительно недавно.

— Ванцзи, — спросил Лань Сичэнь однажды вечером, — у тебя появился друг?

— Да, — ответил тот, не отрываясь от своих записей.

— У Вэй Ина проблемы с дисциплиной, — вздохнул Лань Сичэнь, — я боюсь, что…

— Ты говорил, что Перевоспитание не опасно, — ответил Лань Чжань.

— Да, но…

— Я не думаю, что Вэй Ин когда-либо его пройдет.

Лань Сичэнь замер от удивления:

— Почему ты так решил?

— Все просто, — невозмутимо ответил Лань Чжань. — Я не позволю этому случиться. Точно так же, как ты не даешь рейтингу Не Хуайсана упасть в опасную зону.

Лань Сичэнь вздохнул:

— Думаю, ты ошибаешься.

Лань Чжань угрюмо посмотрел на брата:

— Все мы защищаем тех, кого любим, — его глаза загорелись желтым. — Может быть, я не совсем понимаю, что значит для тебя Не Хуайсан, но ты точно защищаешь его.

— Пожалуй, — слабо улыбнулся Лань Сичэнь, — и тебя. И если когда-нибудь мне придется выбирать между тобой и Вэй Ином…

— Не придется, — ответил Лань Чжань. — Тебе не придется.

***


Рейтинг Вэй Ина снова падал. Конечно же, Лань Чжань не мог прикрывать друга все время. Вэй Ин часто забывал где находится, вел себя шумно и слишком эмоционально, подшучивал над одноклассниками, но надеялся, что хорошими ответами на занятиях сможет выровнять рейтинг.

К сожалению, надеждам Вэй Ина не суждено было сбыться.

В тот день Цзинь Цзысюань, наглый одноклассник Вэй Ина, в которого была влюблена его старшая сестра, сказал много гадостей. Он заявил, что никто не обратит внимания на такую девушку, как Цзян Яньли, потому что она глупа и совсем некрасива. И хотя ее не было рядом и она не могла услышать этих резких слов, Вэй Ин вышел из себя.

Он схватил Цзинь Цзысюаня за грудки, прижал к школьной стене и хорошенько стукнул, удовлетворенно отметив, что завтра у этого задаваки на лице будет просто огромный синяк. И этот «я-самый-сиятельный-господин-в-облачных-глубинах» завтра будет выглядеть как побитая собака.

Вот только в школьном дворе, где все это произошло, было слишком много народу: ученики, педагоги, роботы-надзиратели. Лань Чжань, который пришел увидеться с Вэй Ином после уроков, не успел ничего сделать. Когда он разнял дерущихся, к Вэй Ину сразу же подошел один из учителей:

— Вэй Усянь, я снимаю с вас тридцать баллов за драку и шум.

Вэй Ин побледнел:

— Но он… он… он оскорбил мою сестру!

Учитель достал планшет, снял злополучные баллы и хмуро посмотрел на Вэй Ина:

— Завтра в семь утра жду вас в третьем корпусе, Вэй Усянь.

— Что это значит? — спросил тот. — Как же занятия?

— Вы приступите к занятиям, как только пройдете процедуру Перевоспитания. Можете быть свободны.

Лань Чжань схватил Вэй Ина за руку и потащил за собой.

— Лань Чжань, здорово я ему врезал, да? — засмеялся Вэй Ин.

— Замолчи, — ответил тот, не оглядываясь.

— Но Лань Чжань, раз я достиг дна, какая разница, сколько еще правил я нарушу сегодня, если…

Лань Чжань не ответил, продолжая тащить Вэй Ина за собой. Наконец они достигли библиотеки, фейкового музея-книгохранилища, находящегося в глубине парка «Облачных глубин». Присев за стол, стилизованный под старину, Вэй Ин вздохнул:

— Лань Чжань, почему ты не разговариваешь со мной?

— Я думаю, — послышалось в ответ.

Лань Чжань сидел неподвижно минут пятнадцать, а потом быстро достал планшет и начал что-то печатать.

— Что ты делаешь? — спросил Вэй Ин.

— Не мешай.

— Ну Лань Чжань, — заныл Вэй Ин. — Завтра со мной сделают что-то страшное, а ты даже не хочешь поговорить со мной напоследок!

Лань Чжань не ответил. Он продолжал сосредоточенно набирать текст. Закончив, он повернулся к Вэй Ину.

— Я не против говорить с тобой напоследок, — медленно произнес он.

— Скажи, я буду помнить? — серьезно спросил Вэй Ин.

— Думаю, да, — ответил Лань Чжань.

— Но я стану другим человеком?

— Да. Но я надеюсь, что… — Лань Чжань не договорил, уставившись на пищащий планшет.

— Уведомление? — улыбнулся Вэй Ин. — Не знал, что ты с кем-то переписываешься. Я думал, что я твой единственный друг.

— Так и есть, — Лань Чжань уставился в экран, читая сообщение. Его губы дрогнули, и Вэй Ин был готов поклясться, что тот пытается улыбнуться. Впрочем, безуспешно. Лань Чжань немного помедлил, а затем написал еще одно сообщение — на этот раз короткое.

— Вэй Ин, иди к себе, — произнес Лань Чжань. — Мне нужно кое-что сделать. Это очень срочно.


Вэй Ин вздохнул:

— Это важнее, чем поговорить со мной напоследок?

— Прости.

— Обнимешь меня?

— Мгм, — ответил Лань Чжань и заключил Вэй Ина в объятия.

Больно.

***


— Где тебя носило?! — закричал Цзян Чэн, когда Вэй Ин наконец вернулся в свою комнату. — Мы искали тебя с Хуайсаном по всему парку, но так и не нашли.

— Не важно, — тихо произнес Вэй Ин. — Теперь я здесь.

— Как ты мог?! — не унимался Цзян Чэн. — Я не верю во всю эту хрень с Перевоспитанием, но у тебя явно будут проблемы!

— А ты бы смог?! — нахмурился Вэй Ин. — Ты бы сам набил ему морду, если бы я не вмешался! Это наша сестра! Как он посмел говорить такие гадкие вещи о ней?!

Цзян Чэн вздохнул и сжал руки в кулаки.

— Не смог бы, — тихо произнес он.

— Кстати, а где Хуайсан? — немного помолчав, спросил Вэй Ин.

Но Цзян Чэн не успел ответить — в дверь постучали.

На пороге стоял дядя Цзян.

— Вэй Ин, Цзян Чэн, — обеспокоенно сказал он. — Собирайте свои вещи. Мы немедленно уезжаем домой.

***


— Я должен попрощаться с Лань Чжанем, — повторил Вэй Ин, когда они приблизились к воротам «Облачных глубин». — Я должен сказать ему…

— Не должен, — резко оборвал его Цзян Чэн. — Ты же видишь, отец спешит. Мы едем домой! Мы ведь даже с Не Хуайсаном не попрощались!

— Это другое, — буркнул Вэй Ин. Он обернулся и увидел Лань Чжаня, которого вели куда-то роботы-надзиратели.

— Лань Чжань! Постой!

Вэй Ин хотел было побежать следом, однако его бесцеремонно схватил за руку один из учителей.

— Вэй Усянь, — медленно произнес он. — Вы едете домой. Хорошей дороги. И… ведите себя достойно. Пусть даже недолго, но вы были учеником «Облачных глубин». Не нужно позорить наше доброе имя.

Учитель кивнул Цзян Фэнмяню, развернулся и пошел прочь. К этому моменту Лань Чжань и надзиратели уже скрылись из виду.

«Поверить не могу! У него снова произошел сбой системы, — долетели до Вэй Ина слова одного из педагогов, — а когда-то был такой хороший мальчик».

— Дядя Цзян, — взмолился Вэй Ин.

— Мы едем домой, — вздохнул тот.

***


— Ну, как вступительные экзамены? — спросил Не Хуайсан, когда они с Цзян Чэном и Вэй Ином сидели на лавочке возле университета.

— Думаю, я справился, — улыбнулся Вэй Ин, закинув руки за голову. — Надеюсь, что когда-нибудь смогу совершить прорыв в современной науке.

— И с чего вдруг тебя потянуло изучать робототехнику? — спросил Цзян Чэн.

— Ха-ха! Цзян Чэн! Ты столько раз задавал этот вопрос, — ответил Вэй Ин. — Думаю, тебе не понять.

— Кстати, я слышал, что в этом году конкурс настолько большой, что экзамен проходит два дня.

— Ну, я не думаю, что у тебя, Не Хуайсан, должны быть проблемы! Ты же у нас все-таки выпускник «Облачных глубин», — задумчиво произнес Вэй Ин. — Знаешь, раз уж мы встретились… я хотел спросить тебя…

— О Лань Чжане? — поджал губы тот. Вэй Ин кивнул. — У него все хорошо, Вэй Ин. У него все хорошо. Правда, он снова меня не узнал после того, как ты уехал, но теперь это неважно.

— А что?..

— Не стоит, Вэй Ин, — прервал его Хуайсан, — я настолько не хочу об этом говорить, поэтому лучше скажу, что не знаю.

Вэй Ин вздохнул.

***


Комната в общежитии, куда поселили Вэй Ина, Цзян Чэна и Не Хуайсана, была довольно уютной. Вэй Ин как раз запихивал свои вещи в шкаф и не мог нарадоваться тому, что они будут жить все вместе, когда в дверь постучали.

— Войдите, — сказал Цзян Чэн.

В комнату вошел высокий бледный юноша с неестественно желтыми глазами. Его длинные черные волосы были собраны в низкий хвост.

— Приятно познакомиться, — отстраненно произнес он, — меня зовут Лань Чжань. Не Хуайсан, — кивнул он, — мы будем учиться вместе. Я рад.

— Лань Чжань, — Вэй Ин выронил из рук кофту и ринулся навстречу, заключая в объятия. — Ты смог выбраться из «Облачных глубин»? Они тебя отпустили?

— Прости, мы знакомы? — послышалось в ответ.

— Ну да, — Вэй Ин отстранился. — Ты, наверное, меня не помнишь. Я учился в «Облачных глубинах» в начале прошлого года. Меня зовут Вэй Ин.

— Вэй Ин, — медленно произнес Лань Чжань, будто пробуя слово на вкус, — я читал о тебе в своих записях. Судя по всему, ты был очень важен для меня. Так что я рад, что мы встретились снова.

— Как и я, — Вэй Ин отвернулся, смахивая слезы.

Цзян Чэн напрягся:

— Значит, ты будешь жить с нами в одной комнате?

— Да, — невозмутимо ответил Лань Чжань.

— И это правда, что ты не ешь и не спишь?

— Да, — подтвердил он. — Но я могу делать вид, что сплю, если что.

Вэй Ин прыснул.

— И, думаю, я могу быть своего рода учебным пособием, если потребуется.

— Лань Чжань, — нахмурился Вэй Ин и схватил друга за руку, — не говори так! Лучше расскажи, как ты попал сюда.

— Я могу присесть? — уточнил тот.

— Да… да… — замешкался Вэй Ин, — конечно. — Он отпустил руку Лань Чжаня и указал на кровать у окна. — Ты будешь спать здесь. Вернее, не спать, но…

— Спасибо, — ответил Лань Чжань и присел на край кровати, поставив дорожную сумку на пол. — Мне помог Не Хуайсан.

— Да, — ответил тот, — в день вашего с Цзян Чэном отъезда мне пришло системное сообщение, что учитель Лань Сичэнь вызывает меня к себе. Но его кабинет был заперт, а рядом меня ждал Лань Чжань. Он попросил поздороваться с ним на следующий день, и если он меня не узнает, отправить в библиотеку, чтобы отыскать блокнот.

— Я записывал все, что происходило со мной, чтобы, если что-то пойдет не так, понимать, кто я. Это очень помогло, потому что мне и правда стерли память.

Вэй Ин вздохнул и сел рядом с Лань Чжанем. Цзян Чэн нахмурился, но промолчал.

— В этих записях было много о тебе, Вэй Ин, — отстраненно продолжил Лань Чжань. Тот немного грустно улыбнулся и схватил вновь обретенного друга за руку, — а еще я успел взломать систему электронной библиотеки и получить доступ к секретным данным. Так я узнал, кто я на самом деле. А еще что такое Перевоспитание и чья это идея. Все это было в моих записях. С этим я пришел к брату, и он наконец-то рассказал мне правду.

— Лань Чжань… — начал было Вэй Ин.

— Не сейчас. В «Облачных глубинах» случился пожар, который уничтожил систему Перевоспитания. Сейчас это обычная школа. Мой брат до сих пор там работает.

— А что случилось с теми, кто все это затеял? — с опаской спросил Вэй Ин.

— Они все еще работают в школе, — послышалось в ответ. — Перед тем, как система была уничтожена, все они прошли Перевоспитание.

Вэй Ин вздрогнул.

— Они заслужили, — одновременно произнесли Лань Чжань и Не Хуайсан.

Цзян Чэн поднялся с места:

— Ну все! С меня хватит! —с негодованием воскликнул он. — Мы действительно будем жить в одной комнате с этим криповым парнем? Сначала он был школьным надзирателем, потом взломал систему безопасности и устроил самосуд! Он опасен!

— Я больше не собираюсь причинять никому вред, — холодно посмотрел на Цзян Чэна Лань Чжань.

— Это пока что, — возразил тот. — Ты уже сделал достаточно, чтобы тебе не доверять.

Вэй Ин молчал, все еще держа Лань Чжаня за руку.

— Тогда, когда мы уехали, — наконец начал он. — Ты сказал, что у тебя появилось неотложное дело, и пошел к Не Хуайсану?

— Да, — ответил тот.

— Но почему, — занервничал Вэй Ин, — ты решил, что тебе могут стереть память именно в тот день?

— Пока мы сидели с тобой в библиотеке, я нашел контакты Цзян Фэнмяня и написал ему письмо от имени администрации школы. Когда он ответил мне, я отправил сообщение Не Хуайсану.

— И ты… написал ему…

— Что если он не приедет сегодня, завтра он тебя не узнает.

Вэй Ин поежился и посмотрел на Лань Чжаня. Его лицо ничего не выражало.

— Спасибо, Лань Чжань. И прости… я не хотел, чтобы все случилось именно так.

— Не стоит.

Повисла неловкая пауза. Вэй Ин, все еще сжимая руку Лань Чжаня, посмотрел на Цзян Чэна, и тот ответил полным растерянности взглядом.

— Эй-эй, Вэй Ин, Цзян Чэн! — затараторил Не Хуайсан. — Все, что ни делается, все к лучшему!

— Вот как? — наконец обрел дар речи Цзян Чэн. — Что ты здесь делаешь, Лань Чжань? Почему ты не остался в своей школе, где теперь спокойно и безопасно?

— Я очень хотел увидеть мир. И найти Вэй Ина, — ответил Лань Чжань.

Цзян Чэн нахмурился, но промолчал. Вэй Ин закусил губу, глубоко вдохнул, собираясь в духом и наконец спросил:

— Лань Чжань, ты узнал, кто ты такой?

— Да, — ответил тот. — Я младший брат Лань Сичэня. И хотя мне говорили, что мы от разных матерей, на самом деле это не так. Поэтому я все не мог найти ее фото. Ни в одном архиве.

— Сколько тебе лет? — напряженно спросил Вэй Ин.

— Я родился тридцать четыре года назад, — произнес Лань Чжань, — а умер…

— Не надо, не надо, — перебил его Вэй Ин. — Ты ведь жив и сейчас. Так ведь? — Лань Чжань кивнул. — Вот видишь, я так и знал, что ты человек!

***


Они привыкли, хотя Цзян Чэн фыркал и бурчал, что такое странное соседство до добра не доведет. Хотя бы потому, что человек (если он человек, конечно), чье лицо ничего не выражает, опасен. А из того, что они о нем знают… точно опасен.

Вэй Ин, конечно же, думал по-другому. Испытывая к Лань Чжаню какую-то слишком нежную привязанность, он постоянно лез обниматься («Что ты делаешь, дурында, он же ничего не чувствует?!» — «Неправда, Лань Чжань чувствует тепло. Правда?» — «Мгм»).

Не Хуайсан говорил, что пока его это не касается, то все хорошо. А Лань Чжань нормальный, потому что у кого странностей не бывает? Вон Не Минцзюэ, например, все время грозит сломать ноги, но это он шутит так. А Лань Чжань спокойный. А то, что слишком, так с кем не бывает?

Время от времени Вэй Ин играл на флейте простые веселые мелодии. Как оказалось, Лань Чжань после преобразования школы начал учиться играть на гуцине, чтобы лучше контролировать силу своих прикосновений. Он привез гуцинь из дому, и время от времени они с Вэй Ином играли вместе. Цзян Чэн, не любивший музыку, все ворчал, что они самые странные студенты факультета робототехники. Но его никто не слушал.

После выпуска Вэй Ин остался в университете, занялся научной работой и все пытался как-то усовершенствовать Лань Чжаня. Цзян Чэн нашел работу в большой компании, а вскоре женился и обзавелся выводком детей. Не Хуайсан занялся дизайном антропоморфных (и не только) роботов.

***


спустя много лет

— Профессор Вэй, — смущенно произнесла симпатичная студентка, — я хотела спросить… ваш ассистент…

— Лань Чжань? — ярко улыбнулся Вэй Ин. — Фа Юй, что вы хотите о нем узнать?

— Я… просто… мы все с однокурсниками думаем, сколько ему лет.

— Вот оно что, — Вэй Ин вздохнул и покрутил в пальцах шариковую ручку, — уж точно больше, чем мне.

— Шутите, как всегда? — надулась студентка. — Скажите, вы же с ним хорошо общаетесь… и я не думаю, что… зная вас… не думаю, что мой вопрос будет нетактичным… — она замялась. — Профессор Вэй, какие девушки нравятся Лань Чжаню?

— Вот оно что, — хитро прищурился Вэй Ин. — Не хочу вас разочаровывать, Фа Юй, но у Лань Чжаня уже кое-кто есть, так что лучше бы вам сосредоточиться на учебе.

— Не шутите? — вздохнула студентка.

— Не шучу, — серьезно ответил Вэй Ин.

— Ясно… — упавшим голосом сказала Фа Юй. — Простите… профессор, но почему вы используете бумагу и ручку, хотя так уже давно никто не делает?

— Просто не доверяю электронным носителям, — улыбнулся тот.

***


— Попробуй, — сказал Вэй Ин и протянул сидящему на диване Лань Чжаню шоколадку.

— Думаешь… — неуверенно спросил тот.

— Да-да… давай.

Лань Чжань с сомнением откусил маленький кусочек.

— Ну как? — нетерпеливо спросил Вэй Ин.

— Наверное, это называется вкусно, — послышалось в ответ.

— Значит, ты чувствуешь? — глаза Вэй Ина заблестели. — Правда чувствуешь?!

— Мгм.

Вэй Ин счастливо кивнул.

— Это сладкий вкус. Завтра попробую дать тебе что-нибудь острое. Кстати, знаешь, — произнес он, накручивая прядь волос Лань Чжаня на палец, — сегодня одна студентка спрашивала, какие девушки тебе нравятся. Представляешь?

— И что ты ей ответил? — равнодушно спросил Лань Чжань.

— Что твое сердце занято, конечно! Что же еще? — усмехнулся Вэй Ин. — Она, правда, расстроилась, но тут ничего не поделаешь. Найдет еще кого-нибудь под стать себе. Даже Цзян Чэн нашел ведь! Я бы никогда не подумал… знаешь, все-таки странная штука эта любовь. — Вэй Ин легонько обнял Лань Чжаня за плечи. — Чувствуешь?

— Да, — улыбнулся Лань Чжань.
hartwig_n2020.09.12 00:13
Люблю эту АУ, успехов! ❤️
цитировать