Азиатские новеллы и дорамы 15К+;количество слов: 20560
автор: чиф
бета: Allcyona

Дьявол носит только патриотичные марки одежды

саммари: Как охранять человека, который не хочет, чтобы его охраняли? Чжоу Цзышу придётся узнать ответ на этот вопрос, а заодно узнать Вэнь Кэсина и все тайны, которые могут скрываться за глянцевой обложкой модного журнала
примечания: 1. Возьмите «Дьявол носит Prada», добавьте «Телохранителя» и щепотку «Неудержимого». Перемешайте. 2. Се-ван в тексте Ван Се, потому что автор решил, что людей с фамилией Ван должно быть больше ;) Иллюстрации к фику https://archiveofourown.org/works/33263731/chap...
— Директор, тебя ждет клиентка, — громко прокричал Цинь Цзюсяо, свесившись с балкона над тренировочной площадкой.

Чжоу Цзышу, до этого момента недовольно следивший за тем, как будущие телохранители — и в теории его будущие подчиненные — с сомнительным успехом преодолевают полосу препятствий, столь же недовольно посмотрел вверх.

— Какая ещё клиентка? — спросил он. Никаких встреч на сегодня назначить никто не мог: все прекрасно знали, что директор Чжоу лично проводил первые тренировки новичков, из-за чего их численность сразу же сокращалась процентов на тридцать. Никто, конечно, не умирал, но в слезах уходили многие.

— Красивая, — бодро сообщил Цинь Цзюсяо. — И очень настойчивая.

Чжоу Цзышу поморщился и передал свисток Хань Ину вместе с наказом никого не жалеть. Тот кивнул в ответ, но надеяться особо не стоило: Хань Ин был в «доброй» половине наставников, а значит, нужно было вернуться максимум минут через двадцать, когда все окончательно расслабятся и начнут выполнять задания вполсилы.

Возле стеклянных дверей собственного кабинета Чжоу Цзышу притормозил, чтобы по привычке оценить обстановку. Он всегда так делал — изучал будущих клиентов до того, как те успевали заметить его и закрыться. Женщина с длинными белыми волосами была красива, но уже не молода. Впрочем, точнее всего её возраст смог бы установить только патологоанатом, а Чжоу Цзышу скорее прикидывал в диапазоне от тридцати пяти до шестидесяти. Она сидела с идеально ровной спиной в кресле для посетителей и спокойно смотрела в окно. Была чем-то сильно взволнована и пыталась это скрыть, но пальцы правой руки безостановочно стучали по подлокотнику, выдавая её с головой.

Чжоу Цзышу вошёл в кабинет.

— Добрый день, — сказал он. — Госпожа?..

Женщина повернула к нему голову и едва заметно кивнула.

— Меня зовут Ло Фумэн. Директор Чжоу, простите, что ворвалась к вам без приглашения, но «через три недели» или «с кем-то другим» меня совершенно не устраивает.

— Вам кто-то угрожает? — Чжоу Цзышу сел не за стол, а в кресло рядом. Это помогало узнать всю информацию быстрее.

— Не мне, — Ло Фумэн повернула к Чжоу Цзышу экран своего смартфона. — Ему.

Молодой мужчина с непривычно длинными для этого века волосами сидел в первом ряду на каком-то модном показе. Светлый костюм, подведённые глаза, белый веер, которым он прикрыл нижнюю половину лица, прежде чем что-то сказать своей спутнице.

— Ваш сын? — предположил Чжоу Цзышу и тут же попытался смягчить догадку, продолжив: — Брат? Муж? Только не говорите, что отец.

Ло Фумэн хмыкнула.

— Мой главный редактор, — едва заметно улыбнулась она. — И приёмный сын, тут вы почти угадали.

— Вы знаете, кто ему угрожает?

— Вы знаете, кто он, директор Чжоу?

Чжоу Цзышу пожал плечами. Обычно его сотрудники делали «домашнюю работу», находя всю доступную информацию о потенциальных клиентах перед встречей. Людям нравилось внимание, все любили думать, что настолько значимы.

— Его зовут Вэнь Кэсин, — сказала Ло Фумэн. — В данный момент он занимает пост главного редактора самого продаваемого модного журнала Китая.

— То есть круг возможных подозреваемых весьма широк? — предположил Чжоу Цзышу.

— И характер у него не сахар, — сухо добавила Ло Фумэн. — Им восхищаются, горячо любят, а потом с тем же пылом ненавидят. Обожествляют и считают дьяволом во плоти. Угрозы анонимны и приходят на адрес журнала. А-Син считает, что это пустяки, но вчера кто-то влез в его дом.

— И он решил нанять телохранителя. Логично.

— Нет, — Ло Фумэн закатила глаза. — Он снова сказал, что это пустяк. Поэтому я решила нанять телохранителей. Мне нужен ваш самый обширный пакет услуг: установка охранной системы дома, сопровождение и… я не знаю, что ещё. Всё, что вы можете предложить, стоимость не имеет значения.

— Госпожа Ло, я правильно вас понял: господин Вэнь против найма телохранителя?

— Он самоуверенный идиот, — мрачно подтвердила худшие опасения Чжоу Цзышу Ло Фумэн.

— Мои люди не смогут охранять его тайно. Мы доведём его до паранойи.

— Мы заменим вами персонал, — Ло Фумэн чуть поджала губы. — Водителя и ассистента. К счастью, первый недавно уволился, а вторую повысили. Надеюсь, у вас есть сотрудники, способные успешно пройти собеседования на эти должности. С местом водителя я помогу, но ассистентов себе а-Син выбирает сам.

— А дома?

— Охранная система и дежурный сотрудник в соседней квартире, — Ло Фумэн вскинула бровь. — Директор Чжоу, вам следует шире смотреть на вещи.

— Госпожа Ло, я не уверен, что…

— Я прошу вас, — она неожиданно схватила его ладонь и крепко сжала ледяными пальцами. — Я боюсь, что с ним что-то может случиться. Пожалуйста.

Чжоу Цзышу вздохнул.

— Хорошо. Но если он потом подаст на мою компанию в суд…

— Я возьму всю вину на себя, — поклялась Ло Фумэн.

Именно так всё и началось.

***

Чжоу Цзышу раздал поручения сотрудникам и перестал следить за процессом, получая только краткие сводки. В ближайшие выходные, когда господин Вэнь уехал из города, в его доме была установлена охранная система. Хань Ин успешно получил должность личного водителя. В редакцию пришло три письма с угрозами. Ассистентом… не стал никто.

— В чём проблема? — спросил Чжоу Цзышу, когда последняя его сотрудница провалилась.

— Они ему не понравились, — Цинь Цзюсяо пожал плечами. — И-цзе сказала, что с ней он даже говорить не стал. Просто осмотрел с ног до головы и ушёл. А Ли-цзе нахамила его первая ассистентка и дальше приёмной не пустила, сказав «Кэсина стошнит от этого оттенка жёлтого» про её платье. Они там, похоже, на всю голову больные.

Чжоу Цзышу закатил глаза. Он очень, очень не любил проблемных клиентов, а достопочтенный господин Вэнь уже начинал его подбешивать.

— Пусть идут все. Кроме Хань Ина, конечно.

— И я? — ужаснулся Цинь Цзюсяо.

— Ты же сам говорил, что на сто процентов готов к работе, — Чжоу Цзышу усмехнулся.

Цинь Цзюсяо скривился и, отвернувшись к окну, скорчил рожу, передразнивая. Вот ведь мелкий гадёныш, мало его Чжоу Цзышу в детстве гонял.

— Вперёд, пойдёшь первым из парней.

— Ладно. На что поспорим, что он меня не наймёт?

— На твою зарплату. Только я ставлю на то, что не наймёт, а тебе нужно как следует постараться.

Цинь Цзюсяо очень драматично расхохотался напоследок.

Естественно, Вэнь Кэсин и не подумал его трудоустроить. Точно так же он забраковал следующий десяток самых лучших людей Чжоу Цзышу. И это начало задевать его лично.

По какому это праву какой-то там редактор какого-то там модного журнала для девочек-подростков считает себя настолько?.. Ладно, Чжоу Цзышу реагировал немного остро. Журнал был не только для девочек-подростков, его целевая аудитория была куда шире. В фотосессиях участвовали модели, айдолы и актеры. Рекламу покупали самые известные местные и зарубежные компании. Статьи получали премии. Вэнь Кэсина знали не только в Китае, а его стилю были посвящены бесчисленные страницы в социальных сетях. Чжоу Цзышу даже случайно подписался на его супертему в Вэйбо, и практически отсутствующую ленту накрыло цунами имени Вэнь Кэсина.

А потом возможные варианты закончились.

— Не осталось никого? — переспросил Чжоу Цзышу, чувствуя, как внутри закипает негодование. Этот Вэнь Кэсин!

Би Чанфэн фыркнул, с трудом сдерживая смех.

— Я тоже могу сходить, директор, — предложил он. — А что? Я тут видел американский фильм, в котором мужик заскучал на пенсии и пошёл работать стажёром в интернет-магазин модной одежды.

Чжоу Цзышу усмехнулся в ответ. Нет. На этот раз он сходит сам. Просто чтобы посмотреть этому придурку в глаза. А потом зайдет к госпоже Ло и скажет, что водителя и внешнего наблюдения будет достаточно, если никто не может на него никак повлиять. Убьют — и чёрт с ним!

Чжоу Цзышу остановился на полушаге и выругался.

Ну уж нет. Никто из клиентов Тяньчуан не умирал, и этот идиот с подводкой уж точно не станет первым.

***

Первым Чжоу Цзышу встретил мужчина с тёмно-зелёными губами под цвет шляпы. Он окинул Цзышу взглядом и поджал эти самые губы.

— Подождите здесь.

Чжоу Цзышу сел на предложенный диван и принялся разглядывать бегающих туда-сюда обитателей этого странного места. Стайки совсем молоденьких девочек, бодро отстукивающих каблуками по мраморному полу, мужчины в костюмах и мужчины, похожие на пиратов, женщины с длинными волосами и женщины, подстриженные под ноль, — почти все с обеспокоенными лицами, словно с минуты на минуту должно прийти известие о прибытии пришельцев.

Каждые пять-десять минут туда-обратно проезжали заваленные одеждой вешалки на колесах, вслед за ними всегда неслась девочка или мальчик с огромными коробками, из которых пару раз прямо под ноги Чжоу Цзышу выпадали какие-то сумки и ремни. И его мучило страшное подозрение, что, к примеру, вон та особенно уродливая хрень, похожая на сумку Франкенштейна (для того, чтобы её сшить, явно расчленили штук десять других), стоила примерно как его машина.

— Чжоу Сюй?

Цзышу с трудом отвёл взгляд от развернувшейся прямо перед ним драмы: немного нервная девочка отчаянно пыталась объяснить кому-то на другом конце провода, где именно уже двадцать минут ждет съёмочная группа, — и обнаружил рядом с собой очень недовольную девочку, облачённую во все оттенки фиолетового. Почему всем здесь лет пятнадцать на вид?

— Ты Чжоу Сюй? — раздражённо повторила она.

— Да.

— Иди за мной. У Кэсина есть пять минут, чтобы с тобой поговорить. Хотя, судя по всему, и их не потребуется.

Чжоу Цзышу закатил глаза.

Он прошел за фиолетовой девицей по светлым коридорам с постерами из обложек журнала на стенах, дважды чуть было не столкнулся с резвыми вешалками и в итоге оказался в приемной главного редактора перед открытой настежь дверью. Уже с конца коридора прекрасно просматривался темноволосый затылок, хозяин которого развернулся в кресле к окну и с кем-то говорил по телефону, активно жестикулируя. Очень плохо. Добрался сюда — и можно стрелять: попадешь не целясь.

— Проходи и стой. Сядешь, если предложит, — шёпотом проинструктировала фиолетовая девица и толкнула Цзышу в бок для ускорения.

Чжоу Цзышу вошёл в кабинет Вэнь Кэсина и замер, пару шагов не дойдя до его стола. Помещение было большим и стеклянным, словно аквариум. С двух сторон только окна в пол, по длинной стене шёл книжный шкаф. На удивление, на полках стояла не полная антология выпусков этого журнала, а настоящие книги. Чжоу Цзышу успел разглядеть на корешках имена Ли Бо и Тао Юаньмина, когда Вэнь Кэсин договорил и повернулся к нему лицом.

Отфотошопленный он, что ли?

Чжоу Цзышу почему-то сильнее выпрямил спину и тут же нахмурился. Вэнь Кэсин внимательно изучал его в ответ. Почему-то под этим насмешливо-холодным взглядом тут же стало неловко за беговые найковские кроссовки — любимые, а потому стоптанные и пыльные, — за уже скорее тёмно-серые, чем черные джинсы и такую же тёмно-серую толстовку.

— Итак, — сказал Вэнь Кэсин и неожиданно резко раскрыл веер, спрятав за ним нижнюю часть лица, — Чжоу Сюй. Только что из армии и сразу к нам. Я восхищён вашим интересом к моде.



Чжоу Цзышу пожал плечами. Он не особо старался — его резюме было на восемьдесят процентов правдивым. Всё равно работать здесь он не…

— Надеюсь, вы покажете мне все ваши навыки, — продолжил Вэнь Кэсин.

— Что? — спросил Чжоу Цзышу.

— А-Сян, скажи отделу кадров, пусть творят эту свою бюрократическую магию.

— Что? — вытаращила глаза фиолетовая девица.

— Я его беру, — Вэнь Кэсин захлопнул веер и вдруг словно потерял к ним всякий интерес, уткнувшись взглядом в свой планшет. Минуты через две он поднял на них немного удивлённый — беззащитный, волнующий, о чем ты только думаешь, Цзышу?! — взгляд и сказал: — Это всё.

Фиолетовая а-Сян схватила Чжоу Цзышу за запястье и потянула за собой.

***

— Меня зовут Гу Сян. Никаких «а-Сян» или «Сян-Сян» и уж точно никаких «мэймэй». Возраст не даёт тебе преимуществ, я всё ещё старший ассистент, а ты — младший. И мы должны прикладывать все усилия, чтобы Кэсину было удобно. Кэсину, который сбрендил. Окончательно и бесповоротно. Надо было не слушать его, а записать к врачу, потому что это точно было сотрясение мозга с глобальные последствиями, — ругалась Гу Сян, пока вела Чжоу Цзышу за собой по коридорам редакции.

— У него было сотрясение? — переспросил Цзышу, вычленив самую важную часть из её монолога.

— Тебя это не касается, — Гу Сян почему-то разозлилась ещё сильнее.

— Несчастный случай или нападение? — Чжоу Цзышу просто должен был узнать.

Госпожа Ло ни о чём таком не упоминала, но Вэнь Кэсин ведь вполне мог с ней этой информацией не поделиться.

— Ты больной? — с сомнением спросила Гу Сян и резко повернула направо, толкнув очередную стеклянную дверь. — Заходи. Завтра в восемь, опоздаешь — уволю.

— Ты можешь?

Гу Сян поджала губы и, фыркнув, отправилась обратно. Чжоу Цзышу же взглянул на дверь с огромными буквами HR и тяжело вздохнул.

Вот ведь чёртов Вэнь Кэсин!

***

— Ни слова.

У Цинь Цзюсяо дрожали губы и подбородок. Он честно сжимал челюсть крепче в бесплодной попытке не расхохотаться Чжоу Цзышу в лицо. Получалось не очень.

Чжоу Цзышу подождал, из глаз Цинь Цзюсяо потекли слёзы.

— Боги, — вздохнул Цзышу. — Давай, но только быстро.

— А-ХА-ХА! Поверить не могу! Шу-гэ, ты тёмными ночами тайно заучивал наизусть статьи? Смотрел обучающие ролики? Впечатлил его танцем? Как так получилось вообще? Или ты ему угрожал? Признайся честно! Он ведь…

— Время вышло.

— Не-е-ет, — Цинь Цзюсяо горестно взмахнул руками. — Так ты пойдёшь?

— Это наш клиент.

— Но ты не обязан защищать его сам.

Чжоу Цзышу молча откинулся на спинку стула. Он всё никак не мог перестать думать об этом подозрительном не-сотрясении. У каждого телохранителя должно быть чутье, и внутри Цзышу всё просто кричало, что всё намного сложнее, чем показалось ему на первый взгляд.

— Раз так вышло, постараюсь узнать всё, что смогу.

— Если тебя не уволят раньше. Может, у господина Вэня просто было настроение поиздеваться?

Чжоу Цзышу закатил глаза.

Может. В какой-то статье Вэнь Кэсина назвали самым непредсказуемым главным редактором за всю историю модной индустрии. А может, он просто был чокнутым. Или устал выбирать.

Чжоу Цзышу не так уж сильно заботили мотивы его действий. Главное было — выполнить работу. И узнать, кто именно Вэнь Кэсину угрожал.

***

Вэнь Кэсин был худшим начальником на свете. Все вокруг него бегали в ужасе, выполняя любой приказ с такой самоотдачей и рвением, будто бы за провал им могли свернуть шею.

Гу Сян с недовольным лицом поручила Чжоу Цзышу ходить за Вэнь Кэсином и выполнять любой каприз. Он и ходил. Работа ассистента не слишком отличалась от работы телохранителя, если бы только Вэнь Кэсин не бросал на него хитрые, или флиртующие, или томные, или одновременно хитрые, томные и флиртующие взгляды. И не отвешивал комплименты всем его действиям.

За первую неделю выяснилось, что Чжоу Цзышу «восхитительно покупает кофе», «потрясающе отвечает на звонки» и «непередаваемо изящно подает нужные бумаги».

Выражение лица Чжоу Цзышу оставалось каменным: он всё-таки был профессионалом. Вэнь Кэсина, впрочем, этот факт явно только раззадоривал.

— А-Сюй, — сказал он и облизнул губы, — какой из вариантов обложки тебе нравится больше?

Чжоу Цзышу в детстве любил играть в «найди десять отличий», но выбрать между настолько одинаковыми вариантами никак не мог.

— Эта, — он кивнул в сторону самой правой.

— Восхитительно, — Вэнь Кэсин широко улыбнулся. — У а-Сюя превосходный вкус.

Чжоу Цзышу не удержался и закатил глаза, а Вэнь Кэсин тут же мягко рассмеялся. Но когда Цзышу перевёл на него взгляд, уже уткнулся в макет какой-то статьи. И едва заметная улыбка исчезла, сменившись на хмурые брови и поджатые губы. Чжоу Цзышу беззвучно отступил в приёмную, оставив дверь открытой.

Гу Сян недовольно посмотрела на него, когда он сел за свой стол.

— Что? — спросил Чжоу Цзышу.

Гу Сян фыркнула, задрав нос, и не снизошла до ответа. Цзышу ей весьма очевидно не нравился. Вэнь Кэсин столь же очевидно нравился. И Чжоу Цзышу первым делом внес бы её в список подозреваемых, если бы она не была настолько откровенной в своих симпатиях. И не пыталась защитить Вэнь Кэсина от любых бед.

Чжоу Цзышу просто необходимо было сделать так, чтобы она начала ему доверять. Но пока даже не получалось её не особо сильно бесить — предложения уволить его поступали Вэнь Кэсину с завидной регулярностью.

— А-Сян, веди себя хорошо, — отвечал на них Вэнь Кэсин с видом уставшего папаши на детской площадке.

Гу Сян в ответ дулась ещё сильнее и следила за Чжоу Цзышу ещё внимательнее.

— Есть планы на выходные? — спросил он, чтобы немного разрядить обстановку.

— Есть, — сообщила Гу Сян и с головокружительной быстротой застучала пальцами по клавиатуре, всем своим видом показывая, что разговор закончился, так толком и не начавшись.

У Чжоу Цзышу планы тоже были, и он усмехнулся, представив выражение её лица, если бы он прямо сейчас сообщил, что все выходные собирается внимательно следить за её боссом с помощью различных высокотехнологичных устройств, которые приказал установить в его доме и машине. Возможно, она прямо на месте попыталась бы убить его степлером.

Его мысли прервал очередной телефонный звонок.

— Твоя очередь, — сообщила Гу Сян, не взглянув на него.

Чжоу Цзышу поднял трубку.

— Офис Вэнь Кэсина, — сказал он. — Нет, сейчас он не сможет с вами поговорить.

***

Дома Вэнь Кэсину не сиделось. В его расписании вечером стоял таинственный значок, опознать, который не смог распознать даже поисковик. Но Чжоу Цзышу подозревал, что социальная активность Вэнь Кэсина слишком велика для того, чтобы лежать на кровати и смотреть сериалы, и поэтому заранее подготовился: накладная борода, тщательно прорисованный шрам на левой щеке, очки с простыми стеклами и кепка — этого вполне должно было хватить, если Цзышу мельком попадется Вэнь Кэсину на глаза.

— Объект вышел из дома, — бодро сообщил Цинь Цзюсяо. — И выглядит… ой.

Чжоу Цзышу выглянул из-за угла и тут же понял причину этого «ой». За неделю работы в журнале он почти привык к стилю главного редактора — его уже не удивляли ни розовый костюм, ни салатовое ханьфу, ни пиджак на голое тело. Но сейчас на Вэнь Кэсине были чёрные брюки с высокой талией, делавшие его и без того длинные ноги ещё длиннее, и… рубашка. Тоже чёрная. Застегнутая до последней пуговки, с аккуратно завязанным бантом на шее и свободными рукавами. Что-то из гардероба принцев или благородных пиратов, если бы не один нюанс. Она была прозрачной. Совсем прозрачной. Из такой ткани, которую некоторые бы и на окно как тюль не повесили, посчитав бесполезной.

Чжоу Цзышу тяжело вздохнул, увидев, как заинтересованно уставились на Вэнь Кэсина люди вокруг, пока тот шёл к машине. Вот ведь позёр. И куда только собрался в таком виде?

Хань Ин посмотрел прямо на Цзышу и едва заметно кивнул, повернулся к устроившемуся на заднем сидении Вэнь Кэсину, потом кивнул и сел прямо, потянувшись к навигатору. На телефон Чжоу Цзышу сразу же пришло оповещение с адресом. Ещё через минуту, когда он сел на мотоцикл, в наушнике раздался голос Цзюсяо.

— Ночной клуб «Скорпион», — сказал он. — Очень пафосное место. Не уверен, что тебя туда пустят, дагэ.

Цзышу хмыкнул.

Если он чего-то хотел, мало кто мог его остановить.

***

Через парадный вход Чжоу Цзышу, конечно же, не пошёл: его опыт говорил, что всегда можно найти другой путь, чуть менее очевидный и более результативный. Именно так он оказался за стойкой бара с бокалом вина и прекрасным обзором через зеркало на зону для важных персон с мягкими диванами. Вэнь Кэсин сидел на одном из них и что-то очень вдохновенно рассказывал мужчине с такими же, как у него, длинными волосами.

Цзышу отправил их фото Цзюсяо, сопроводив сообщением: «Узнай, кто это. СЕЙЧАС», — об экспрессивности которого практически сразу пожалел.

Вэнь Кэсин долил себе вина и надулся, обнаружив, что бутылка опустела. Смешно потряс над бокалом, собирая последние капли. Его собеседник отобрал её и махнул рукой. Через десять секунд, как по волшебству, пустая бутылка стала полной. Вэнь Кэсин расплылся в довольной улыбке и схватился за его плечо, прижимаясь ближе и продолжая о чем-то говорить.

Чжоу Цзышу медленно, но верно начинал закипать. «Вот ведь идиот, — думал он, мрачно наблюдая, — полуголый, пьяный, в этом клубе, где полно незнакомцев и так легко подобраться ближе, нанести удар и раствориться в толпе». Это было поразительно глупо, и Чжоу Цзышу многое бы отдал, чтобы сказать Вэнь Кэсину об этом прямо в лицо.

«Ван Се, — написал Цинь Цзюсяо, — хозяин этого клуба. Судя по количеству фоток в сети, они с объектом дружат».

Ван Се, к которому Вэнь Кэсин почти залез на руки, выглядел очень озадаченным. Чжоу Цзышу на мгновение стало до смерти любопытно, о чем именно они говорят. Точнее — о чём так долго рассказывает Вэнь Кэсин.

Вид на диван и двух мужчин неожиданно заслонила барменша. Чжоу Цзышу поднял взгляд и по выражению её лица понял, что его раскусили и готовы сожрать.

— Начались счастливые часы? — с широкой улыбкой спросил Чжоу Цзышу.

Девушка вскинула бровь и кивнула кому-то за спиной Цзышу. Почти сразу пара внушительных с виду охранников обступила его с двух сторон. Чжоу Цзышу хватило бы десяти секунд, чтобы с ними разобраться, но он безропотно дал себя увести. Привлекать внимание Вэнь Кэсина было нельзя.

***

— Я сам мог дойти! — громко сказал Вэнь Кэсин и едва не промахнулся мимо ступеньки. Чжоу Цзышу рефлекторно дёрнулся к нему — бессмысленно, он в нескольких метрах, не успеть и не поймать, — но Ван Се удержал его, обняв за талию и прижав к себе.

— Можешь, — тихо и спокойно ответил он. — Только не сопротивляйся.

Вэнь Кэсин весь обмяк и доверчиво кивнул. Идиот. Чжоу Цзышу так сжал челюсти, что скрипнули зубы. Он был почти уверен, что сейчас Ван Се отошлёт Хань Ина и посадит Вэнь Кэсина в свою машину. Пришлось отвернуться, чтобы не смотреть и не злиться.

— А-Сюй! — вдруг позвал Вэнь Кэсин, и Чжоу Цзышу вздрогнул. Он тут же шагнул в тень и замер.

— Стой смирно, — так же тихо попросил Ван Се.

— Но там а-Сюй. Был. Исчез, представляешь? — голос Вэнь Кэсина драматично задрожал.

— Тебе просто показалось.

— Эти лопатки я узнаю из тысячи, — заупрямился он.

— Как скажешь, — вздохнув, согласился Ван Се. — А теперь садись в машину.

— Ладно. Но он там был!

— И исчез. Я всё понял, — Ван Се захлопнул заднюю дверцу, а потом нагнулся к окну передней, жестом показав Хань Ину, чтобы тот опустил стекло. — Доведите его до дверей и убедитесь, что он их закрыл.

— Будет сделано, — отозвался тот.

Ван Се шагнул назад, возвращаясь в клуб.

***

Чжоу Цзышу держался чуть позади — едва ли Вэнь Кэсин мог бы сейчас заметить его или узнать по лопаткам. Или рассказать о нём Ван Се. Выходило ведь, что рассказал. Чжоу Цзышу остановился на светофоре вровень с задними дверями машины и так повернул голову, чтобы непонятно было со стороны, что он заглядывает в салон через опущенное стекло.

Вэнь Кэсин дремал, откинув голову назад и обнажив линию шеи.

Чжоу Цзышу поморщился и проехал вперед. Постучал по стеклу и жестами показал Хань Ину, что все окна нужно закрыть. Сквозняком клиента, может, и не убьёт, но есть и другие угрозы. Особенно в этом конкретном случае, когда непонятно было, чего ожидать.

Светофор сменился, и они снова поехали. У дома Вэнь Кэсина Цзышу отстал — припарковался в нескольких метрах и отстранённо наблюдал, как Хань Ин помог ему зайти в здание, вежливо придерживая за локоть. Вернулся тот только минут через пятнадцать.

— Директор Чжоу, неужели он и правда вас узнал?

Чжоу Цзышу пожал плечами. По лопаткам? Верилось в это с трудом.

— Не заметил никого подозрительного?

— Только вас, — честно ответил Хань Ин.

Цзышу хмыкнул. Да, если посмотреть под таким углом, его поведение выглядело заявкой на победу в конкурсе «Сталкер года». Оставалось только сейчас влезть к Вэнь Кэсину в квартиру через окно и, влажно дыша, смотреть, как он спит.

— А ещё Кэсин сказал, что в выходные он справится сам. И я сейчас заметил собранные вещи. Разве в его расписании были поездки?

Не было. Гу Сян вела это самое расписание очень скрупулёзно — все встречи, поездки, прогулки и приемы пищи были расписаны на год вперёд. Цзышу, получивший к этому расписанию доступ путем взлома системы, а не благодаря новой работе, был очень ей благодарен.

— Отправляйся домой, — сказал Чжоу Цзышу. — Выходных у нас не будет.

Хань Ин согласно кивнул.

***

В восемь сорок широко зевающий Вэнь Кэсин вышел из дома в самых обычных джинсах, футболке и кедах. На его носу сидели очки с самыми тёмными стеклами, а волосы были собраны в очень небрежный пучок. Если бы его таким увидели девицы и впечатлительные юноши из журнала, потребовалась бы помощь доктора.

Он сел в такси, закинув рюкзак на заднее сидение рядом с собой.

Ло Фумэн тоже понятия не имела, куда он собрался. Чжоу Цзышу вчера позвонил ей и добрый час отговаривал прийти и прижать к стенке Вэнь Кэсина. Который сейчас вёл себя как шпион из фильма: доехал до вокзала и купил билет на поезд. А потом подошёл к другой кассе и купил ещё один — оба на своё имя. Чжоу Цзышу узнал об этом, увидев их в мусоре на улице.

— Какого хера он творит? — спросил Цинь Цзюсяо, который добыл билеты из контейнера голыми руками.

Чжоу Цзышу не ответил. Было очевидно, что такими нехитрыми действиями Вэнь Кэсин бестолково заметал следы. После вокзала он зашёл в офис и арендовал машину, которую оставил на парковке ближайшего торгового центра, после чего снова сел в такси. Следить за ним становилось слишком сложно.

Поэтому, когда Вэнь Кэсин всё-таки определился и сел в автобус, раздражённый Чжоу Цзышу просто зашёл следом и устроился рядом.

Вэнь Кэсин вытаращил на него глаза и застыл с открытым ртом. А потом — Чжоу Цзышу смотрел очень внимательно, и только поэтому поймал момент, в котором секундное болезненное выражение лица Вэнь Кэсина сменилось на ледяное отстранение.

— А-Сюй, — сказал он, — какое невероятное совпадение. И… на кого ты работаешь?

— На тебя.

— Что? — Вэнь Кэсин моргнул.

— Ло Фумэн наняла меня твоим телохранителем. Но лао Вэнь так сильно усложнил мне работу, что тайно это делать я не смог.

— Ло… тётушка Ло наняла тебя? — глаза Вэнь Кэсина снова округлились.

— Она волнуется.

— И ты… не работаешь ни на Чжао Цзина, ни на… того стрёмного человека с седой прядью?

— Чжао Цзин? — Цзышу нахмурился. — Лао Вэнь, ты ведь не про недавно назначенного министра коммерции Чжао Цзина?

Вэнь Кэсин приподнял бровь, и у Чжоу Цзышу что-то очень нехорошо сжалось в груди.

— Расскажешь мне об этом потом.

— Хорошо, — кивнул Вэнь Кэсин.

— И ты вот так просто поверишь мне на слово? — почему-то рассердился Чжоу Цзышу. — Хотя бы позвони госпоже Ло.

— Незачем, — фыркнул Вэнь Кэсин. — Я догадывался, что с тобой что-то не так. Вы что, думали, я совсем идиот и не обращу внимания на то, что должность, о которой мечтают миллионы девушек, стала невероятно популярна среди накачанных парней? Конечно, в первые дни я решил, что а-Сян пошутила и разместила объявление о кастинге в порно, но потом тётушка Ло начала слишком ненавязчиво уговаривать нанять хоть кого-нибудь, и всё стало ясно.

Чжоу Цзышу не сразу нашёлся с ответом. Что ж. Это был его прокол.

***

Обсуждать в автобусе они, конечно, ничего не стали. Вэнь Кэсин сначала рассказал какую-то длинную историю про сов, потом смотрел в окно, а потом задремал, медленно, но верно заваливаясь в сторону Чжоу Цзышу до тех пор, пока не уложил голову ему на плечо.

Цзышу покосился на него, но скидывать и будить не стал. Чудо, что едва стоявший ночью на ногах Вэнь Кэсин вообще смог куда-то поехать утром. Вэнь Кэсин, который каким-то невероятным образом умудрился перейти дорогу Чжао Цзину. Чжоу Цзышу знал министра коммерции только с парадной стороны: выступает гладко, говорит исключительно правильные вещи, политическая карьера пошла в гору после женитьбы на дочке одного из самых богатых людей Китая. Что его могло связывать с редактором модного журнала? Лао Вэнь пропустил в номер критический разбор его гардероба?

— М-м-м, а-Сюй.

Чжоу Цзышу наклонил голову, чтобы заглянуть Вэнь Кэсину в лицо. Тот спал — длинные ресницы бросали тень на щеки, пухлые губы приоткрылись. Чжоу Цзышу вдруг заметил на щеке золотистую блёстку и едва не потянулся, чтобы её убрать.

Он перевёл взгляд с Вэнь Кэсина на спинку сидения. Лучше уж было изучать её узоры и сомнительного цвета пятна, чем… Цзышу не мог даже сформулировать, чем что.

Вэнь Кэсин снова что-то неразборчиво пробормотал и потёрся щекой о его плечо.

Дорога грозила быть долгой.

***

Вэнь Кэсин с нечитаемым выражением лица на мгновение замер перед небольшим двухэтажным домом. Глубоко вздохнул, прикрыв глаза, и фальшиво улыбнулся.

— Представляешь, а-Сюй, я не был здесь больше двадцати лет.

— Это дом твоих родителей?

Чжоу Цзышу не знал точно, мог только предположить. Если госпожа Ло была Вэнь Кэсину приёмной матерью, а этот дом вызвал такую реакцию…

— Да. И он почему-то нужен Чжао Цзину.

— Расскажи мне. Я смогу тебя защитить.

Вэнь Кэсин едва заметно вздрогнул и уставился на Чжоу Цзышу круглыми глазами.

— А-Сюй, — сказал он, — ты смущаешь меня.

— Я серьёзно, — Чжоу Цзышу удержал его за локоть. — Чем больше я знаю, тем лучше буду понимать угрозу.

Вэнь Кэсин с улыбкой покачал головой, а потом снова вздохнул.

— Хорошо. Давай только сначала… зайдём в дом.

Судя по отчаянному выражению лица и излому бровей, это не было для него простой задачей. Чжоу Цзышу прекрасно знал, каково это — оказаться в месте, наполненном воспоминаниями о людях, которых уже не вернуть.

И — только поэтому, он был совершенно уверен, — сжал ладонь Вэнь Кэсина в своей.

Вместе они перешли через порог. Вэнь Кэсин разжал руку, чтобы разуться, поставил кеды на подставку, а потом провёл подушечками пальцев по резной стене. Он нажал в каком-то месте, и незаметные с первого взгляда створки открылись, показав вешалку со старой запыленной одеждой.

— Интересно сделано, — прокомментировал Чжоу Цзышу.

— Да… — Вэнь Кэсин снова улыбнулся. — Из-за этих «интересно сделанных» вещей мы здесь и оказались. Идём.

Чжоу Цзышу последовал за ним по небольшому коридору в светлую кухню. На удивление довольно чистую.

Вэнь Кэсин залез в шкаф и достал бутылку вина и пару бокалов.

— Я нанял клининговую компанию, чтобы дом не превратился в руины, пока я… не мог сюда вернуться, — пояснил он.

— Лао Вэнь.

— Да. Я просто не знаю, с чего начать, — он достал из другого шкафчика штопор и принялся вкручивать его в пробку. — Можно с самого начала. Жил-был мальчик, который не слушался родителей и не хотел учиться. Они у него были врачами, очень талантливыми. Хотели, чтобы сын тоже продолжил их дело. К семи годам мальчик знал количество костей в человеческом теле и много других вещей, о которых знать не очень-то и хотел. А потом одним солнечным весенним утром в их машину въехал грузовик и... Даже самые талантливые врачи не способны спасти самих себя. Мальчик же выжил и вырос, но доктором так и не стал, упрямый маленький мерзавец. Так себе история, да? Я знал только её до недавнего времени.

— Что изменилось? — Чжоу Цзышу взял предложенный бокал и пригубил вино.

— В одном интервью я рассказал, что в доме моего детства было много тайных мест. Друг отца делал мебель, они оба любили головоломки — строили этот дом вместе и слегка увлеклись. После этого мне пришло очень выгодное предложение: покупатель без имени предложил весьма интересную цену.

— Ты отказался.

— Дело не в деньгах, — Вэнь Кэсин в несколько глотков опустошил бокал наполовину.

— И тебе начали угрожать?

— Пытаться напугать. А я всё никак не мог понять, что же в этом доме такого. Важен он только для меня, у родителей никогда не было врагов — они спасали людей.

— Но ты понял?

— М-м-м, — Вэнь Кэсин мотнул головой. — Сначала я нанял детектива, попросил его расследовать смерть моих родителей. Он выяснил немного: что водитель грузовика исчез сразу же после аварии, что свидетелей никто не опрашивал, а они даже двадцать лет спустя помнят, как грузовик увеличил скорость и ехал прямо на нашу машину. Это было убийство. Но я всё ещё не понимал — почему. Кому они могли… Они спасали жизни.

— Лао Вэнь… — Чжоу Цзышу не знал, что сказать. Он пообещал бы достать этого человека из-под земли, если бы его имя уже не было им обоим известно. — Как ты узнал, кто это?

— Тот мужик с седой прядью, — Вэнь Кэсин скривился. — Сначала пытался прорваться в журнал, а потом подкараулил у дома. Рассказал дикую историю о том, что его коллега вёл журналистское расследование, звездой которого был Чжао Цзин. Что его убили, все документы пропали, а последним, кто с ним говорил, был мой отец.

— И ты думаешь, что документы остались в этом доме?

— В этом был бы смысл. Ты так не думаешь?

— Да, — согласился Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин удивлённо моргнул, а потом рассмеялся.

— Когда я рассказал об этом тётушке Ло, она сказала продать этот чёртов дом. Но… Я не могу доказать, что моих родителей убили, но если эти документы существуют... если они здесь… — в глазах Вэнь Кэсина загорелся безумный огонь. Он был зол, полон ненависти и боли.

— Ты идиот, — сказал Чжоу Цзышу. — Какого чёрта ты решил поехать сюда в одиночку?

Вэнь Кэсин замер, внезапно растеряв весь пыл.

— Ты должен был сам нанять телохранителей, — продолжил Чжоу Цзышу. — Если эти документы с доказательствами вины Чжао Цзина существуют и из-за них уже умерло столько людей, как думаешь — остановится ли он сейчас? Умереть хочешь?

— Я просто… — Вэнь Кэсин запнулся. — Мне нужно было сделать это самому.

— Идиот, — повторил Чжоу Цзышу и встал. — Мы осмотрим дом и уедем сегодня же.

— Я собирался здесь переночевать.

— Лао Вэнь, ты здесь, чтобы искать, а я — чтобы тебя охранять. Тебе придётся меня слушаться, или я свяжу тебя и брошу в багажник.

— У тебя машины нет, — Вэнь Кэсин улыбнулся.

Чжоу Цзышу его веселье не разделял. Что-то подсказывало, что готовиться сейчас нужно к худшему варианту развитию событий.

***

— Я проголодался, а-Сюй, — заныл Вэнь Кэсин пару часов спустя, когда они проверили все самые очевидные места, но так и ничего не нашли.

— Сначала закончим с этим.

— А-Сюй, ты бесчувственный.

— Да, — согласился Чжоу Цзышу, чтобы закончить этот разговор сейчас.

Но Вэнь Кэсин так просто не сдался.

— В холодильнике есть продукты. Или можем заказать доставку. Что ты хочешь, а-Сюй, я заплачу. Чтобы защищать мое тело, тебе ведь понадобятся силы.

— Никакой доставки.

— Тогда давай я приготовлю сам. А-Сюй, ну а-Сюй... А-Сюй!

— Ты вообще умеешь готовить? — спросил Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин рассмеялся.

— Не суди по внешности, а-Сюй. Понимаю, я выгляжу слишком восхитительно, чтобы можно было представить меня на кухне, но…

— Если умеешь, иди готовь.

— Ты не собираешься мне помочь?

— Нет.

— А-Сюй, ты бесчувственный, — снова заныл Вэнь Кэсин. — Тебе должно стать стыдно прямо сейчас.

— Не стало, — честно признался Чжоу Цзышу.

Но на кухню вслед за Вэнь Кэсином всё-таки пошёл. Не было смысла продолжать поиски одному — только хозяин по памяти и наитию одновременно мог найти все тайные места.

Чжоу Цзышу занял кресло в углу, в самом стратегически выгодном месте. Оттуда прекрасно просматривалась вся кухня и — неожиданный бонус — задница склонившегося к нижней полке холодильника Вэнь Кэсина.

Готовил тот легко. Не лез смотреть рецепты, быстро резал продукты — не как шеф-повар какого-нибудь ресторана, но достаточно впечатляюще. В этой обстановке, в дурацком фартуке в цветочек и с собранными волосами, из которых на шею выбилось несколько прядок, с полуулыбкой на красивых губах Вэнь Кэсин выглядел домашним и ласковым. Сотрудники журнала попадали бы в обморок, если бы это увидели, и в груди Чжоу Цзышу что-то сыто перевернулось. Показали это ему.

— Люблю рецепты с вином, — сообщил Вэнь Кэсин, помешивая деревянной лопаткой в кастрюле, — сто миллилитров в блюдо, а остальное — в себя.

— Видел я вчера, как ты «в себя».

— Я знал! — Вэнь Кэсин довольно рассмеялся. — Знал, что это был ты, а Се-эр мне не поверил.

К «Се-эру» у Чжоу Цзышу было несколько вопросов.

— Его люди выставили меня из клуба. Он тебе не говорил?

— М-м-м, нет, — покачал головой Вэнь Кэсин. — Но, милый а-Сюй, в этом нет ничего удивительно. Я видел, что на тебе было надето, и, признаться, удивлён, что тебя вообще туда пустили.

— Я влез в окно на втором этаже, — пожал плечами Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин поднял на него озадаченный взгляд.

— Ты шутишь? Нет, не отвечай. Конечно же, ты не шутишь. А-Сюй, ты просто… — высказать свою мысль ему помешал телефонный звонок. — А вот и Се-эр. Знаешь, это весьма необычно, потому что обычно это я ему звоню, — он нажал на экран, сразу переводя вызов на громкую связь. — Да?

— Где ты?

Голос Ван Се звучал немного обеспокоенно. Вэнь Кэсин прикусил нижнюю губу, и этой секундной заминки хватило, чтобы его собеседник заговорил чуть громче:

— Кэсин, где ты?

— Решил всё бросить и провести выходные за йогой и медитацией, — сказал Вэнь Кэсин. — А что, хочешь ко мне присоединиться?

— Хватит шутить. Вчера вечером в клубе за нами следил какой-то подозрительный тип. Он был в специальный очках, которые бликуют и не дают рассмотреть лицо на записи с камер. Цяо Лохань разглядела его лицо и составила фоторобот. И...

— Ох, — Вэнь Кэсин вздохнул. — Позволь угадать. Ты отправил его Гу Сян, и она назвала тебе имя?

— Чжоу Сюй.

— Мой а-Сюй.

— Кэсин, ты больной? Держись от него подальше.

— Запоздалое предупреждение.

— Да твою мать, — выругался Ван Се, окончательно растеряв своё хладнокровие. Чжоу Цзышу его понимал: будь у него такой друг, как Вэнь Кэсин, придушил бы его голыми руками. — Хань-гэ, звони в национальную гвардию! Этот придурок уехал с маньяком.

— Сначала покажи его портрет тётушке Ло, — посоветовал Вэнь Кэсин. — И вини в этом её, а не меня. Целую, встретимся на неделе, с меня кофе. Пока-пока.

Он сбросил звонок и расхохотался, явно довольный этим недоразумением.

— Восхитительно, просто восхитительно. А-Сюй, подойди и попробуй, достаточно ли соли на твой вкус.

Вэнь Кэсин поднял лопатку и намекающе поводил ею в воздухе. Чжоу Цзышу покачал головой, но поднялся с кресла. Он подошёл, наклонился и, глядя Вэнь Кэсину в глаза, прикоснулся к лопатке губами, попробовав соус на вкус.

— Достаточно, — сказал он, выпрямившись.

Вэнь Кэсин громко сглотнул и шагнул назад.

***

Больше Вэнь Кэсин на звонки не отвечал, хотя его телефон прямо-таки подпрыгивал на столе от количества вызовов и сообщений. Контакты «Се-эр», «а-Сян», «тётушка звонит сказать, что ты накосячил», «бесполезный ухажер а-Сян» и «Цяньцяо проследила, чтобы я записал её нормально» не оставляли попыток прорваться через это молчаливое игнорирование.

— Сейчас они соберутся в вичате и отстанут, — сказал Вэнь Кэсин в ответ на вопросительное выражение лица Чжоу Цзышу. — Не смотри на меня так, я всех предупредил, что в эти выходные отвечать не буду.

— Ван Се ответил.

— От неожиданности. Он так редко звонит, что не ответить было бы ужасно неприлично. А что, а-Сюй ревнует?

Чжоу Цзышу хмыкнул и закатил глаза.

Вэнь Кэсин на это нисколько не обиделся и принялся накладывать еду на тарелку. Цзышу с сомнением попробовал кусочек курицы, и… он оказался восхитительно вкусным. Сочным, пряным и немного хрустящим.

— Нравится?

Чжоу Цзышу решил, что ответ довольно очевиден.

— Не думал, что ты умеешь готовить, — сказал он.

— Небеса даровали мне не только божественную красоту, но и таланты во многих областях, — с совершенно серьёзным лицом сообщил Вэнь Кэсин. — Я превосходно готовлю, могу языком завязать в узел черешок вишни и принять несколько поз йоги, которые кажутся невообразимыми в рамках человеческой анатомии.

Чжоу Цзышу с трудом проглотил курицу.

— Бесстыдство — это тоже один из твоих талантов?

— Приятный бонус, — рассмеялся Вэнь Кэсин. — Ты ешь, ешь, я не буду больше мешать. Вина?

Чжоу Цзышу улыбнулся. Кто бы на его месте отказался от еды и вина?

— Лао Вэнь, — позвал он несколько минут спустя. — Как думаешь, почему госпожа Ло не сказала мне сразу, кто именно тебе угрожает?

— Думаю, что она решила, что ты откажешься, если будешь знать масштаб гипотетического бедствия. А-Сюй, скажи, тебя ведь на самом деле зовут не Чжоу Сюй?

— Чжоу Цзышу.

— Я буду звать тебя а-Сюй, — сообщил Вэнь Кэсин, чуть нахмурившись.

— Зови, — легко согласился Цзышу. — Пора продолжить поиски. Я хочу закончить до темноты.

— А-Сюй, думаешь за нами следят?

— Определённо, — кивнул Чжоу Цзышу. — По крайней мере, мои люди точно за нами следят. Насчёт людей господина министра — не знаю. Но рисковать тобой не буду.

— Придётся задержаться, если сегодня ничего не найдём, — предупредил Вэнь Кэсин. И что-то в напряжённой линии его плеч и поджатых губах говорило: ни за что не отступится.

— Нет, — сказал Чжоу Цзышу. — Мы уже это обсудили, не начинай заново.

— Обсудить и достигнуть соглашения — это разные вещи, мой дорогой а-Сюй.

Чжоу Цзышу поднялся и потянул Вэнь Кэсина за собой, сжав пальцы на его плече.

— Ты можешь и дальше играть словами и назвать это компромиссом или капитуляцией, но всё равно сделаешь так, как решил я.

— Как жестоко! — Вэнь Кэсин драматично вздохнул, положив свободную ладонь на грудь. — А-Сюй, ты ужасный человек!

Чжоу Цзышу согласно кивнул. И потащил Вэнь Кэсина за собой на второй этаж.

***

— Вряд ли они в этой комнате, — сказал Вэнь Кэсин, с потерянным выражением на лице застыв у закрытой двери. Единственной оставшейся — Чжоу Цзышу уже даже чердак собой обтер.

— Давай я сам? — предложил он.

Цзышу догадывался, что там была детская Вэнь Кэсина. Того мальчика, который однажды вышел и больше не вернулся. За этой дверью были воспоминания и боль, воспоминания и утрата. Что-то, что невозможно отпустить.

— Нет. Лучше я сам. Один.

Чжоу Цзышу подумал, что тактичный и воспитанный человек на его месте бы согласился. Отступил.

— Нет, — сказал он. — Открывай.

Вэнь Кэсин глубоко вздохнул и не выказал недовольства. Цзышу точно знал — за неделю в журнале он успел познакомиться со всеми оттенками его негативных эмоций, от брезгливости до чистой ненависти, которую вызвал фотограф, облапавший модель на съёмке. И сейчас Вэнь Кэсин не был против его присутствия.

— Это моя комната, — тихо сказал он. — Я был странным ребёнком.

Чжоу Цзышу улыбнулся и потянулся к ручке двери сам. Комната оказалась большой и светлой — больше родительской спальни. Маленький Вэнь Кэсин был единственным и горячо любимым ребёнком, который… очевидно очень любил космос и динозавров.

— У меня была гипотеза, — со смешком начал он. — Если вселенная бесконечна, значит, на какой-то планете должны были сохраниться динозавры, поэтому нельзя относить их к вымершему виду, можно только к тому, который сложно найти.

Чжоу Цзышу взял с полки человеческий череп и приподнял бровь.

Вэнь Кэсин вздохнул.

— Даже не спрашивай, настоящий он или нет.

— Не буду, — пообещал Чжоу Цзышу.

Улыбка на лице Вэнь Кэсина вдруг застыла. Чжоу Цзышу проследил за его взглядом и увидел фотографию: улыбающаяся пара и счастливый ребёнок, испачканный мороженым.

— Я сожалею о твоей утрате.

Вэнь Кэсин перевёл взгляд на него, перестав выглядеть таким несчастным. Чжоу Цзышу не хотел видеть это выражение на его лице.

Они приступили к поискам. Столбики кровати, верхушки которых открывались при нажатии, задняя стенка кукольного домика, сделанного в виде больницы, панели встроенного шкафа, даже снимающаяся половица возле кровати, скрывающая нехитрые детские сокровища, — везде было пусто.

— Неужели их просто не было? — едва слышно спросил Вэнь Кэсин. — Если их не было…

Он не смог договорить.

— Попробуй вспомнить тот день, — сказал Чжоу Цзышу, стараясь звучать мягче.

— Двадцать лет прошло, а-Сюй.

— Лао Вэнь.

Чжоу Цзышу не хотел говорить вслух о том, что некоторые дни не стираются из памяти до самой смерти.

— Я проснулся. В этой кровати, потом… думаю, как и всегда, спустился вниз.

— Иди.

Вэнь Кэсин покосился на него, но послушался. Даже сначала прилёг на кровать, слишком маленькую для его роста. Потом встал, шагнул к двери, но внезапно замер и нахмурился.

— Сяо Конлон. Это… мягкая игрушка, я тогда везде таскал его с собой.

— Хорошо. Ты взял его?

— Да, и спустился на кухню.

Вэнь Кэсин пошёл первым, Чжоу Цзышу последовал за ним. На кухне тот снова застыл.

— Я не помню, что приготовила мама, — признался он. — Не помню, о чём мы говорили. Помню, что она улыбалась. А потом… папы за завтраком не было. Он… спустился позже и… — Вэнь Кэсин нахмурился сильнее, — он попросил у меня игрушку на минуту. А потом отдал назад и сказал, что я должен её беречь.

— Лао Вэнь, а эта игрушка?.. — Чжоу Цзышу затаил дыхание.

Вэнь Кэсин округлил глаза, потом потряс головой.

— Бредовое предположение, а-Сюй, — заявил он.

— Но всё же?

— Сяо Конлон в моей шанхайской квартире. Это просто игрушка. Весьма неплохо сохранившаяся, но всё же не самое лучшее место для хранения секретных документов.

— Любое место, где не будут искать, достаточно хорошо, — пожал плечами Чжоу Цзышу. Он всегда подходил к таким вопросам крайне практично.

— Хорошо, когда вернёмся, я приглашу тебя в гости и разрешу очень аккуратно его пощупать, — усмехнулся Вэнь Кэсин.

Чжоу Цзышу закатил глаза, но ответить не успел — звонок на входной двери издал странный, пробирающий до костей звук.

— Позвал гостей?

Вэнь Кэсин медленно покачал головой.

— Что будем делать? — шёпотом спросил он. — Выключим свет и сделаем вид, что нас нет дома?

— Откроем.

Цинь Цзюсяо ещё не обрывал его телефон, а значит, незваные гости не готовились прямо сейчас к вооружённому штурму. И Чжоу Цзышу очень хотел с ними познакомиться.

***

Чжоу Цзышу открыл дверь сам, оттеснив Вэнь Кэсина в сторону. Но тот благодаря своему росту высунулся из-за его плеча.

На пороге стояла женщина средних лет с короткой стрижкой.

— Простите, — сказала она. — Я соседка, увидела свет и решила проверить. Ты ведь а-Син?

— Виновен, — Вэнь Кэсин помахал рукой и протиснулся между Цзышу и стеной. — Спасибо, что присматриваете за домой.

— Не за что, — добродушно улыбнулась женщина. — Ты наконец вернулся?

— Нет, я просто… — Вэнь Кэсин запнулся, а потом расплылся в улыбке и приобнял Чжоу Цзышу за плечи, — привез своего парня. Ну, знаете, поклониться могилам родителей, показать, где я родился. Такое всё.

Глаза соседки округлились.

— А… — сказала она. — Поздравляю?

— Спасибо, — Чжоу Цзышу тоже улыбнулся. — Если это всё, думаю, что вам пора домой.

— Красивые люди порой такие невежливые, — поделился Вэнь Кэсин. — Тётушка, может, хотите чая?

— Н-нет, я…

— Тогда до свидания, — Чжоу Цзышу закрыл дверь перед её носом.

— А-Сюй, не мог бы ты так себя вести на работе, когда меня хочет увидеть кто-то неприятный?

— Тихо, — Чжоу Цзышу беззвучно подошел к окну и, чуть отодвинув штору, посмотрел, куда ушла женщина. — Дом напротив. Это она там жила, когда ты был маленьким?

— Не знаю, — Вэнь Кэсин пожал плечами. — Там точно не было детей, а на взрослых я не особо обращал внимание. Думаешь, она не простая соседка?

— Не знаю, — повторил его слова Чжоу Цзышу. — Я бы на месте Чжао Цзина так поступил: нашел бы какую-нибудь соседку-домохозяйку с проблемой и помог ей в обмен на «маленькую услугу». Дёшево и эффективно.

— А-Сюй, ты очень коварный человек. Что бы ты сделал ещё, если бы был на его месте?

— Сжёг бы дом, не пытаясь купить. А ты?

— Я бы тоже, — кивнул Вэнь Кэсин. — Зачем искать документы, если можно просто их уничтожить? Разве что там есть что-то важное для него. Что-то, что уничтожать нельзя.

— Мы можем только предполагать, до тех пор пока это не найдем, — вздохнул Чжоу Цзышу и достал из кармана телефон. — Собирайся, мои люди скоро за нами приедут.

Вэнь Кэсин недовольно цокнул языком в ответ.

— Но...

— Проверим игрушку, — перебил его Чжоу Цзышу. — Если я неправ, вернемся сюда вместе с моими ребятами и разберём дом на доски.

Вэнь Кэсин фыркнул, сдерживая смех.

***

К дому подъехал чёрный внедорожник, но Чжоу Цзышу разрешил Вэнь Кэсину выйти, только убедившись, что за рулем был Хань Ин.

— Тебе не кажется, что ты слегка перебарщиваешь? — спросил Вэнь Кэсин, пока они шли к машине. — Я ведь не генеральный секретарь партии. О, Хань Ин... Мне казалось, что я дал тебе выходной.

— У слуги двух господ выходных не бывает, — вздохнул Хань Ин, заставив Вэнь Кэсина рассмеяться, и тронулся с места. Он почти сразу свернул на другую улицу, поуже, а потом на ту, что пошире, профессионально затерявшись в потоке машин. Чжоу Цзышу всё оборачивался назад, но слежку так и не обнаружил.

— А-Сюй, скажи честно: кого ещё ты мне подсунул? Заменил мою соседку на андроида? Подкупил а-Сян?

— Мы установили систему безопасности у тебя дома, — сказал Чжоу Цзышу. — И я пытался подружиться с Гу Сян, но не получилось. Она очень… заботится о тебе.

— Да, — Вэнь Кэсин мягко улыбнулся. — Подожди. Когда вы успели установить систему безопасности?

— Ты уезжал из города на выходные. И ты идиот, что её ещё не было в том доме, где ты живёшь. Когда тебе угрожают. Когда ты знаешь, кто это делает.

— Этому человеку нужен не я, — закатил глаза Вэнь Кэсин.

— Но он мог убить тебя, а потом договориться с наследником.

— Боги милостивые, как же мне повезло, что мой враг не ты. Хань Ин, ты знал, что милый а-Сюй настолько кровожаден?

— Это вы ещё его на тренировке новичков не видели, — фыркнул тот.

Чжоу Цзышу раздражённо дёрнул плечами.

— Я серьёзно, — сказал он.

— А я слишком известен, чтобы меня можно было просто убить. Громкое дело — это не то, что ему нужно.

— Для редактора модного журнала, вращающегося в богемных кругах, самоубийство является смертью по естественным причинам.

— Ты серьёзно меня пугаешь, — после секундной заминки сказал Вэнь Кэсин.

— Это хорошо.

— Хорошо напуганного клиента легче охранять, — поддакнул Хань Ин, выруливая на автостраду и прибавляя скорость.

Вэнь Кэсин несколько раз открыл и закрыл рот, не в силах найти нужные слова. Чжоу Цзышу широко улыбнулся и с каким-то пугающим удовлетворением заметил, что тот немного смутился и покраснел, отводя взгляд.

***

— Я рассчитывал, что ты придёшь ко мне в гости не для того, чтобы распотрошить плюшевого динозавра, а-Сюй, — трагизму в голосе Вэнь Кэсина могли поучиться актеры, чьи персонажи должны были зачитать предсмертный монолог и откинуться. Соседка, вместе с которой они вошли в лифт, чуть повернула голову, чтобы следить за спектаклем в зеркало.

— Собирался переспать с секретарем, лао Вэнь? — Чжоу Цзышу усмехнулся. — Как это непрофессионально. И часто ты так поступаешь?

— Это был бы мой первый раз, — бесстыдно сообщил Вэнь Кэсин. — А теперь мне придётся убеждать тебя нарушить твои телохранительные принципы. У тебя ведь они есть?

— Есть, не смотри с такой надеждой.

Вэнь Кэсин надул и без того пухлые губы и шумно выдохнул. Лифт остановился на двадцатом этаже, и соседке пришлось выйти. Сделала она это с явным сожалением.

— Но ведь легче охранять тело, когда оно лежит рядом, — заявил Вэнь Кэсин, и Чжоу Цзышу бросило в жар.

— Лао Вэнь, ты доиграешься.

— Обещаешь?

Чжоу Цзышу очень сильно захотелось шлёпнуть его по заднице. Не в рамках прелюдии к сексу, а скорее в ситуации «нет другого пути остановить расшалившегося ребёнка».

Вэнь Кэсин невинно улыбался, не подозревая о его мыслях, и Цзышу тихо вздохнул. Он и правда никогда не спал с клиентами. Главным правилом, которое он всегда пытался вдолбить в головы учеников школы телохранителей, было «мы защищаем, но не привязываемся эмоционально». Вэнь Кэсин же вызывал у Чжоу Цзышу эмоции, самые разнообразные.

Они вместе вышли из лифта на последнем этаже.

— А в мою квартиру вы как проникли? — спросил Вэнь Кэсин. — Тоже через окно, как в клуб?

— Госпожа Ло сказала код.

— Вот и верь после этого людям, — Вэнь Кэсин прижал большой палец к сканеру и опустил ручку, распахивая дверь. — Прошу.

Чжоу Цзышу зашёл и разулся, прошёл вслед за Вэнь Кэсином в гостиную, а потом и в спальню. Почти половину комнаты занимала неприлично огромная гардеробная, на полках и вешалках которой не было свободного места.

— Ты маньяк, — сказал Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин рассмеялся в ответ.

— Здесь вы тоже установили камеры? — поинтересовался он с хитрым выражением лица.

— Да, — бесстрастно кивнул Цзышу.

— О?

— Шучу. Мы бережно относимся к личной жизни клиентов. Тут только датчики движения и тепловизор.

— И это я — маньяк? — Вэнь Кэсин вытаращил глаза.

— Где Сяо Конлон?

Вэнь Кэсин покачал головой и нажал на панель, открывая створку небольшого шкафа. Внутри были какие-то документы, вырезки из журналов, несколько папок, от которых прямо-таки несло милицией, и... плюшевый динозавр в вакуумном пакете.

— Вот и он.

Чжоу Цзышу подождал, не зная, может ли он сам достать игрушку, но Вэнь Кэсин так и не двинулся, застыв на месте со стеклянными глазами.

— Лао Вэнь?

Он вздрогнул.

— Да. Посмотри сам, хорошо?

Чжоу Цзышу кивнул. Он был очень осторожен, но Сяо Конлон, несмотря на свой возраст, мог похвастаться почти идеальным видом. Маленький а-Син просто не успел с ним как следует поиграть, а потом бережно хранил, не решаясь толком дотронуться. Чжоу Цзышу раскрыл пакет, ощупал игрушку и, повертев в руках, обнаружил снизу скрытую молнию со сломанным язычком. Попробовал подцепить её ногтем, но Вэнь Кэсин положил ледяную ладонь на его предплечье.

— Подожди. У меня есть… сейчас, можно будет что-нибудь продеть в дырочку и потянуть.

Он выдвинул один из широких ящиков, заставленный бархатными коробочками с украшениями. Кольца и серьги, цепочки и подвески к ним, целая коллекция запонок — у Вэнь Кэсина явно не хватило бы конечностей, если бы он решил надеть всё это сразу.

— Выбери что-нибудь отсюда.

Чжоу Цзышу кивнул и взял серёжку-кольцо. Она была тонкой и не слишком большой, но достаточно удобной для решения его проблемы.

— У тебя ведь уши не проколоты, — сказал он.

Вэнь Кэсин вдруг хихикнул.

— А-Сюй, серёжки можно носить не только в ушах, ты знаешь?

Чжоу Цзышу чуть не выпустил из рук и эту чёртову серёжку, и динозавра. Во рту пересохло.

Он вернулся к работе.

Молния поддалась и открылась. Чжоу Цзышу засунул пальцы внутрь и царапнул ногтями что-то металлическое.

— Ключ? — Вэнь Кэсин нахмурился, глядя на их находку. — Ничего больше?

Чжоу Цзышу поискал ещё и вытянул больничную бирку с именем «Жун Сюань» и надписью на обороте: «Арсенал. Шесть гармоний».

— Отец решил названия фильмов записать?

— Ненавижу квесты, — вздохнул Чжоу Цзышу. — И где нам искать замок, к которому это подойдет?

— Думаю, что сначала нам придётся найти того полоумного с седой прядью, — Вэнь Кэсин скривился. — Только я понятия не имею, где его искать. Позвоню детективу...

— Этим займусь я, — сказал Чжоу Цзышу.

***

— А как же охрана моего тела, а-Сюй? — ныл Вэнь Кэсин, пока Чжоу Цзышу завязывал шнурки на кроссовках. — Я не буду чувствовать себя защищённым.

— Мои люди рядом, охранная система работает. Утром в понедельник тебя заберет Хань Ин.

— Ты бессердечный.

— Можешь пока подумать про ключ и замок.

— Бесчувственный.

— Если ты смирился с охраной, мы можем подобрать для тебя подходящего человека и…

— Ну уж нет, — Вэнь Кэсин нахмурился. — Я не хочу, чтобы кто-то в журнале знал об этом. Так что тебе, а-Сюй, придётся продолжить работать младшим ассистентом.

Чжоу Цзышу это не слишком расстроило.

— Хорошо, — сказал он. — Тогда встретимся в понедельник.

— Завтра, — поправил его Вэнь Кэсин.

— Куда ещё ты собрался завтра?

— На йогу. В десять утра. Встречаемся у моего дома в девять тридцать. Не опаздывай и возьми с собой коврик.

Чжоу Цзышу закатил глаза, внимательно изучив потолок в прихожей. Тот, как и стены с дверью, был выкрашен в ярко-синий.

— Неужели ты не можешь хоть один день прижать задницу и посидеть дома?

— Если я в городе, у меня нет оправдания, чтобы не идти. Если нет оправдания, значит, надо идти. Всё просто, а-Сюй.

— В девять тридцать, — сказал Чжоу Цзышу и вышел за дверь.

Он спустился вниз и подошёл к ждущему у машины Хань Ину. Этично ли спросить сейчас, не заметил ли тот вчера пирсинг под прозрачной рубашкой Вэнь Кэсина? Любопытство почти перевешивало здравый смысл.

— Отдохни завтра, — сказал он Хань Ину.

Хань Ин кивнул и передал Чжоу Цзышу ключи от машины.

***

— А где коврик? — спросил отвратительно бодрый Вэнь Кэсин, когда утром они встретились у дверей дома.

Цзышу молча посмотрел на него, приподняв бровь.

— Ничего, я взял два, — широко улыбнулся Вэнь Кэсин, совершенно неправильно истолковав выражение его лица.

— Ты серьёзно?

— О да. Цяо-цзе не любит халявщиков. Идём, тут недалеко.

Чжоу Цзышу вздохнул и в два шага догнал его, поравнявшись плечом к плечу. Сегодня Вэнь Кэсин был одет в тонкие спортивные штаны и футболку без рукавов, которая, к сожалению, открыла вид на подкачанные бицепсы. До этого момента Цзышу думал, что под слоями одежды Вэнь Кэсин просто тощий, как все эти модели из журнала, и теперь к желанию узнать, где же был пирсинг, прибавилось желание посмотреть, как обстояло дело с мышцами на остальных частях его тела.

Чжоу Цзышу лишь усилием воли заставил себя не представлять, как эти длинные, бесконечные ноги могли бы обхватить его талию.

— А-Сюй, я всё никак не могу выкинуть из головы этот ключ. Что он может открывать? Ячейку в банке?

— Слишком большой.

— Сейф?

— Возможно.

Вэнь Кэсин шумно выдохнул и внезапно схватил Чжоу Цзышу за предплечье, заставив напрячься и оглядеться в поисках угрозы.

— Ты смотри! Новую кофейню открыли! Я так задолбался варить сам, ты не представляешь! Если они делают кофе хоть на шесть баллов из десяти, я буду самым счастливым человеком в стране. И заметь, я сказал «в стране», потому что за её пределами есть приличный кофе и быть счастливым немного легче.

— Ты слишком много болтаешь, — сказал Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин рассмеялся, похлопав его по плечу.

— Не тебе осуждать мои невинные мечты. Не после того, что ты сделал с моим кофе на работе.

— Он был жидким и горячим, чего тебе ещё надо?

Вэнь Кэсин снова рассмеялся, и Чжоу Цзышу тоже улыбнулся почти по инерции. Невозможно было устоять.

— Нам сюда.

Студия йоги втиснулась между бутиком с одеждой в перьях и воланах и офисом гадалки. Дверь была открыта настежь: Вэнь Кэсин просто раздвинул в стороны красную нитяную штору и вошёл. Чжоу Цзышу посмотрел направо, в витрину магазина, где жутковатого вида манекен демонстрировал полупрозрачное платье, потом налево — табличка на двери гласила, что за восемь тысяч юаней гадалка составит детальный годичный гороскоп, потом обвёл взглядом улицу целиком, такую тихую, что даже машин почти не было слышно.

— А-Сюй, — громко позвал его Вэнь Кэсин, — ну же, не стесняйся.

Чжоу Цзышу вздохнул и пошёл следом.

***

Вэнь Кэсин широко улыбался, стоя в цветнике: девушки ростом все были ему ниже плеча.

— А-Сюй, знакомься, это наша лаоши Лю Цяньцяо и девочки. Девочки, это Чжоу Сюй. Он мой… ассистент.

— Ассистент? — недоверчиво переспросила Лю Цяньцяо. У неё были тонкие черты настоящей красавицы, которые не портил даже шрам на щеке.

— Цяо-цзе, тебе ли не знать, что я забочусь о персонале! — тут же принялся оправдываться Вэнь Кэсин. — А-Сюй всё время сидит за компьютером, поэтому нужно растянуть его спину... Особенно поясничный отдел.

Он подмигнул Чжоу Цзышу.

— Ты только а-Сян приводил, заботливый наш, — рассмеялась Лю Цяньцяо, а вслед за ней и все девушки вокруг. — И только в наказание.

— Ну хорошо. Я решил стать заботливым работодателем сейчас, — отмахнулся Вэнь Кэсин. — Думай что хочешь.

— Хорошо, — кивнула она и посмотрела на Чжоу Цзышу. — Найдите место в зале, где ваша внутренняя энергия будет чувствовать себя спокойно, и стелите коврик.

— Это место рядом со мной, а-Сюй, — шёпотом подсказал Вэнь Кэсин, и девушки снова захихикали.

Чжоу Цзышу закатил глаза и загнал его в самый удобный угол: подальше от окон, так, чтобы было легче контролировать ситуацию.

Лю Цяньцяо посмотрела на них немного удивленно, а потом начала практику. И Чжоу Цзышу даже подумал, что ему будет легко её пережить, не зря ведь он тренировался и оттачивал навыки боевых искусств, но где-то к середине понял, что всё было ужасно. В его теле оказались мышцы, о наличии которых он даже не подозревал, а Вэнь Кэсин отвлекал каждым своим жестом и вдохом.

Подсознание Цзышу взбунтовалось, так что его шея сама собой разворачивала голову в нужную сторону каждый раз, когда футболка Вэнь Кэсина задиралась, показывая пресс, но ни разу не обнажив соски.

— Господин Чжоу, смотрим направо, — терпеливо говорила Лю Цяньцяо. — Кэсин, держи баланс.

С балансом у Вэнь Кэсина было совсем плохо. В какой-то момент он просто упал в сторону Чжоу Цзышу из позы орла, не успев распутать все свои длинные конечности. Цзышу его, конечно, поймал.

Вот только терпение Лю лаоши кончилось, и их развели по разным углам зала под сдавленное хихиканье.

Легче Чжоу Цзышу не стало.

***

Вэнь Кэсин сообщил Цзышу, что им нужно помочь Лю Цяньцяо.

— Се-эр звонил, а-Сян звонила, — делилась она впечатлениями от вчерашнего дня, закрывая студию. — Се-эр утверждал, что очень скоро нам придётся поехать на опознание твоего изуродованного тела. А-Сян жаловалась, что ты не отвечаешь на её звонки, и ругалась, что Се-эр прислал фоторобот новенького ассистента, от которого она мечтает избавиться, потому что он, цитирую, «стрёмный тип», а потом отказался рассказывать, что происходит.

— Надеюсь, ты отключила телефон? — усмехнулся Вэнь Кэсин.

Лю Цяньцяо раздражённо фыркнула.

— Я позвонила тёте Ло.

— И пригласила её на свидание?

— Кэсин!

Вэнь Кэсин увернулся от шлепка и пояснил, обращаясь к Чжоу Цзышу:

— Мои друзья любят партнеров постарше. Первым начал Се-эр, а потом это воздушно-алкогольным путем передалось Цяо-цзе. Но её можно понять — тётушка божественна.

— Ты невозможен, — со вздохом сказала Лю Цяньцяо, слегка покраснев.

— В качестве извинения я куплю тебе невозможно огромный кофе. — Вэнь Кэсин взял её под локоть и подмигнул Чжоу Цзышу. — И кстати, ты ведь не поделилась потом информацией с классом?

— Какой именно? Про угрозы или телохранителя? Почему ты нам ничего не рассказал? Я уверена, что Се-эр…

— Сделал бы что-то незаконное, — закатил глаза Вэнь Кэсин. — А ты бы ему помогла. А-Сюй, я не рассказывал, как однажды в школе…

— Не смей продолжать, — ровным голосом потребовала Лю Цяньцяо.

— Так что? Ты рассказала?

— Нет, — она поджала губы. — Се-эр узнал от тёти Ло про телохранителя. А-Сян никто ничего не сказал, и завтра она убьёт тебя самостоятельно.

— Не убьёт, у меня ведь есть телохранитель. А-Сюй, ты ведь меня защитишь?

Чжоу Цзышу выразительно на него посмотрел.

— От двадцатилетней девочки ниже тебя на голову? — спросил он.

— Ты просто не видел её в гневе, — рассмеялся Вэнь Кэсин.

Лю Цяньцяо улыбнулась, будто тоже вспомнила что-то очень забавное. Какую-то историю, которую они с Вэнь Кэсином оба знали.

Чжоу Цзышу не часто чувствовал себя обделённым. Он привык не цепляться за людей, не пытаться найти слишком разрекламированный кинематографом образ «второй половины», «родственной души». Было глупо завидовать общему прошлому, но сейчас почему-то он… не то чтобы позавидовал. Он захотел.

Общее прошлое, общее «а помнишь?». Улыбку Вэнь Кэсина, адресованную ему.

Чжоу Цзышу сжал зубы крепче и отвёл от него взгляд.

Они как раз подошли к кофейне, и всё, что от него требовалось, — это хорошо выполнять свою работу. Вернуть Вэнь Кэсина домой в целости и сохранности, а завтра повторить это ещё раз. И так до тех пор, пока угрозы не прекратятся. Вот и всё.

***

Утром в понедельник злые духи снова захватили тело Вэнь Кэсина. Он вошёл в офис журнала так стремительно, будто за ним гнались. Красный костюм, чёрные лакированные ботинки и чёрная рубашка, длинные волосы уложены в прическу из псевдо-исторических сериалов с магией, а глаза подведены по нижнему веку красным. Даже Гу Сян, увидев выражение его лица, оторопела и замолчала, что уж говорить про остальных сотрудников.

Чжоу Цзышу улыбнулся Гу Сян, сделал кофе (жидкий и горячий) в качестве повода и подношения и вошёл в кабинет, плотно прикрыв за собой дверь.

— Что-то случилось? — спросил он.

Вэнь Кэсин поднял удивлённый взгляд от экрана ноутбука и моргнул, повернув голову набок. Ни дать ни взять поражённый щеночек.

— О, ты тоже впечатлился, а-Сюй, — улыбнулся он. — По понедельникам подчинённых нужно привести в тонус.

— Умершие от страха не работают, — заметил Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин рассмеялся, взял чашку, поднёс к губам и, не сделав глотка, отодвинул подальше.

— Отравить меня хочешь?

— Не так уж и плох.

— Да, это слово просто не способно описать все оттенки вкуса этого… напитка. Готовишь ты так же?

— Давно не пробовал.

— Звучит как «после несчастного случая», — фыркнул Вэнь Кэсин.

Чжоу Цзышу усмехнулся.

— Того человека с седой прядью зовут Е Байи. Я связался с ним и договорился о встрече. Тебе необязательно на неё идти.

— Шутишь, а-Сюй?

Чжоу Цзышу вздохнул. Другого ответа он и не ждал.

— Хорошо. Поедем вместе.

— Хорошо, — серьёзно повторил Вэнь Кэсин, а через секунду широко улыбнулся: — А-Сюй, ты готов увидеть первую фешен-съёмку?

— Я могу этого избежать?

— Хочешь оставить меня в толпе людей совершенно без охраны? — огромные глаза Вэнь Кэсина влажно заблестели.

— Да, ты прав. Эта запуганная толпа людей может помочь твоему убийце. Ты точно, на сто процентов уверен, что угрозы не от твоих сотрудников?

Вэнь Кэсин оскорблённо ахнул, и Чжоу Цзышу поспешил убраться из кабинета, пока не начался монолог о том, какой он ужасный и бесчувственный человек.

Гу Сян встретила его очередным подозрительным взглядом.

— Как выходные провела? — дружелюбно поинтересовался Чжоу Цзышу.

Она фыркнула, задрав носик.

— Не твоё дело.

Чжоу Цзышу улыбнулся и поднял трубку звонящего телефона.

— Офис Вэнь Кэсина, — сказал он. — Нет, сейчас он не сможет с вами поговорить.

***

— Мы снимаем обложку, — злым шёпотом сообщила Гу Сян, когда Чжоу Цзышу спросил, зачем главному редактору вообще понадобилось спускаться в студию. На прошлой неделе Цзышу уже видел, как все фотографии просто распечатывали и развешивали на стене в его кабинете. Как Вэнь Кэсин с ледяным лицом смотрел на них и в итоге казнил и миловал создателей.

Сейчас Вэнь Кэсин стоял между циклорамой и оборудованием спиной к объективу и, поджав губы, смотрел на белый фон. Вот уже минут двадцать.

— А кто должен быть на обложке? — тихо спросил Чжоу Цзышу.

— Ты совершенно некомпетентен, — ещё сильнее разозлилась Гу Сян, чем и привлекла к ним внимание.

Вэнь Кэсин медленно повернул голову, потом снова посмотрел вперед и нехорошо, совсем нехорошо усмехнулся.

— Чёртова дива, — сказал он, — думает, что мы без него не справимся? А-Сюй, раздевайся!

Чжоу Цзышу подавился воздухом.

— Что?

— Чжучжу, Ланьсинь, переодеть и накрасить.

— Да, редактор, — кивнули выскочившие сбоку девушки.

— Вэнь Кэсин! — возмутился Чжоу Цзышу, отталкивая потянувшиеся к нему руки. — Ты с ума сошёл?

— Хунлу, найди что-нибудь без рукавов, у а-Сюя восхительные бицепцы.

— Будет сделано, редактор.

— Вэнь Кэсин!

— Кэсин, — Гу Сян неожиданно пришла Чжоу Цзышу на помощь. — Кто купит журнал с этим оборванцем на обложке?

— Купят, — пообещал Вэнь Кэсин с безумным, азартным огоньком в глазах. — А-Сюй, иди со мной.

Он схватил Чжоу Цзышу за запястье и потянул за собой.

— Лао Вэнь, у тебя крыша поехала.

— Творческим людям простительно безумие, — отмахнулся тот. — Но непростительна идея, что можно меня подвести. Любого можно сделать звездой, а-Сюй. Вопрос лишь в том, обладаешь ли ты для этого властью.

Чжоу Цзышу резко остановился, дёрнул Вэнь Кэсина на себя, обхватив свободной рукой его талию, и шагнул в ближайшую открытую дверь, оказавшуюся гардеробной с рядами вешалок. Он пнул дверь, захлопнув её за ними, и впечатал Вэнь Кэсина спиной в стену. Тут же прижался к нему всем телом, чтобы лишить возможности сопротивляться.

— Я твой телохранитель, — тихо сказал Цзышу. — Не мальчик для развлечений.

— Я… — у Вэнь Кэсина были огромные глаза. Он рвано дышал и, на секунду опустив взгляд на губы Чжоу Цзышу, облизал свои. — А-Сюй, я умру, если ты сейчас меня не поцелуешь.

У Чжоу Цзышу были принципы.

Но клиенты Чжоу Цзышу никогда не смотрели на него глазами-омутами, не обнимали, не притирались бедрами, не вздыхали так сладко.

Цзышу поцеловал его жадно, заглушил губами и ртом гортанный стон и зарылся пальцами в длинные шёлковые волосы. Вэнь Кэсин задрожал под его прикосновениями и тут же воспользовался ситуацией, опустив ладони на его задницу и крепко сжав. Чжоу Цзышу фыркнул в поцелуй, но не отстранился. Как он мог, когда эти губы были такими мягкими и умелыми?

Они целовались, пока хватало воздуха, а потом ещё немного.

— Ты видела редактора? — раздавались взволнованные голоса за дверью.

— Нет.

— Чжоу Сюй тоже куда-то исчез.

— В каком это смысле «исчез»? — Гу Сян явно была готова звонить в милицию и заставлять их начинать расследование.

Чжоу Цзышу отодвинулся от Вэнь Кэсина на пару миллиметров.

— А-Сюй, — восхищенно вздохнул тот.

— Лао Вэнь.

— Если бы я знал, что тебя так... воодушевит мысль об участии в съёмке, ходил бы за тобой с фотоаппаратом с первого дня.

— Идиот, — сказал Чжоу Цзышу.

И снова его поцеловал.

***

У Вэнь Кэсина были алые зацелованные губы под цвет костюма и подводки. Опоздавший айдол — Чжоу Цзышу понятия не имел, как его зовут, — разве что до земли не кланялся, снова и снова принося извинения.

Вэнь Кэсин смотрел сквозь него мечтательным взглядом и кивал, не вслушиваясь в слова.

Чжоу Цзышу стоял у стены в самом тёмном углу и всё равно кожей чувствовал, как подозрительно на него поглядывала Гу Сян.

Съёмку начали и закончили, айдол уехал, все вернулись на свои рабочие места. Телефон звонил, в кабинет Вэнь Кэсина всё время кто-то входил и выходил, а сам он около четырёх отправился к госпоже Ло выпить чаю.

— А-Сюй, идем со мной, — позвал он.

Если бы взглядом можно было убить, Чжоу Цзышу прямо в этот момент пал бы бездыханным.

— А-Сян, — Вэнь Кэсин посмотрел на неё и мягко улыбнулся, — с таким выражением лица тебя никто не возьмёт замуж.

— Гэ! — возмутилась Гу Сян. — Кто сказал, что я хочу замуж?!

— Да-да, — фыркнул Вэнь Кэсин, уходя. — Даже я бы не отказался, а эта глупая девчонка не хочет. А-Сюй, не отставай.

Чжоу Цзышу вздохнул и пошел следом.

В кабинете Ло Фумэн — большом и светлом — кроме письменного стола и полок с книгами, как у Вэнь Кэсина, стоял диван и пара кресел, на столике между которыми уже ждал чайник и три чашки из тонкого фарфора.

— Добрый день, директор Чжоу, — улыбнулась она и жестом показала, что им с Вэнь Кэсином следует сесть на диван. — Спасибо, что в эти выходные так хорошо поработали.

— Директор Чжоу? — Вэнь Кэсин приподнял бровь. — Я неожиданно ощутил себя невероятно важной персоной.

— А-Син, — Ло Фумэн поджала губы, — не паясничай. Лучше налей нам чаю.

— А теперь я ощущаю себя слугой, — он закатил глаза, но потянулся к чайнику. — Лучше бы там было вино.

— Директор Чжоу, простите, что я не рассказала вам всю правду сразу. Ваша компания была не первой, куда я обратилась, и всех до вас испугали трудности.

— Их можно понять, — сказал Чжоу Цзышу.

— Вы ведь не откажетесь от охраны а-Сина?

— Нет.

Ло Фумэн прикрыла глаза.

— Спасибо.

— И вот со слуги меня понизили до какой-то вещи, спасибо хоть, дорогой, — ворчливо заметил Вэнь Кэсин. — Пейте свой чай.

Чжоу Цзышу посмотрел на него и улыбнулся.

— Ты сам виноват, упёртый паршивец, — заявила Ло Фумэн. — Если бы ты сразу меня послушался и…

— В моей старой игрушке мы нашли ключ.

Ло Фумэн резко побледнела.

— Директор Чжоу?

— Не нужно беспокоиться, — сказал он.

— И я говорил тебе то же самое, — закивал Вэнь Кэсин.

— Но тогда беспокоиться стоило, — тоже кивнул Чжоу Цзышу, заработав возмущённый взгляд.

— Я надеюсь, вы знаете, что делаете, — сказала Ло Фумэн, поджав губы.

— Если что-то случится, расскажи всё Се-эру, он отомстит за нас, соблазнив и отравив господина министра.

— А-Син, это не смешно!

— Кто тут смеётся?

Чжоу Цзышу покачал головой и попробовал чай, потянувшись к вазе с орешками. Судя по всему, семейные разборки вполне могли продлиться до конца рабочего дня.

***

Хань Ин отвез Вэнь Кэсина домой, а уже там его встретил Чжоу Цзышу, заставив сменить красный костюм на джинсы и кожаную куртку.

— Ты такой параноик, — сказал Вэнь Кэсин, когда они спустились на подземную стоянку дома и Чжоу Цзышу протянул ему шлем с зеркальным визором, через который невозможно было разглядеть лицо.

— Если не хочешь ехать, так и скажи.

— И упустить возможность пообниматься с тобой на мотоцикле? За кого ты меня принимаешь?

— Держи руки выше талии, — посоветовал Чжоу Цзышу, — а не то я тебя выкину в кусты и уеду.

— Как бесчувственно, — тут же заныл Вэнь Кэсин. — А-Сюй, после того, что ты сегодня со мной сделал, ты должен взять на себя ответственность и…

Чжоу Цзышу опустил визор, перекинул ногу через мотоцикл и выразительно повернул ручку газа. Вэнь Кэсин поспешил надеть и застегнуть шлем.

Он сел позади и накрепко прижался к Чжоу Цзышу, стоило только тронуться с места.

Сам Вэнь Кэсин, естественно, предложил встретиться с Е Байи в каком-нибудь ресторане неподалёку. Чжоу Цзышу столь же естественно назначил встречу на своей территории.

Он провёз Вэнь Кэсина почти через весь город, привычно свернув на подъездную дорожку бывшего склада, который они с дядюшкой Би и ещё десятком человек десять лет назад своими руками переделали в офис и тренировочную площадку. Чжоу Цзышу не собирался просто охранять кого-то, он хотел учить, как его самого научил Цинь Хуайчжан. Дядюшка Би тогда говорил, что он собирается прыгнуть выше своей головы, но всё равно помогал. Как и сейчас.

Чжоу Цзышу сбавил скорость и заехал в открытую дверь гаража, остановившись в середине. Цинь Цзюсяо тут же дверь закрыл и с нескрываемым любопытством уставился на Вэнь Кэсина, даже дыхание затаил, когда тот слез с мотоцикла и потянулся к шлему.

Вэнь Кэсин снял шлем и отдал его Цзышу, а потом взглянул на Цзюсяо и усмехнулся.

— Тебя я помню, — сказал он. — Ты сказал, что твой любимый дизайнер — Ив Сент-Луис.

— Ну… да?

— Достойная попытка, но правильно Ив Сен-Лоран, а Сент-Луис — это город в Америке.

— Упс, — Цинь Цзюсяо втянул голову в плечи.

Чжоу Цзышу фыркнул и сжал пальцы у Вэнь Кэсина на локте.

— Идем.

— А-Сюй, тебе стоит обратить внимание на образование своих сотрудников.

— Если хочешь, можешь потом прочитать им лекцию, — закатил глаза Чжоу Цзышу и потащил его за собой под озадаченным взглядом Цинь Цзюсяо. — Диди, сделай гостю чай.

— Кофе! — поправил Вэнь Кэсин, повернувшись и притормозив. — Но только если у тебя не такой же талант, как у директора Чжоу. Если такой же, просто вода меня вполне устроит.

— Не преувеличивай.

— Им можно пытать людей, а-Сюй! Ты мог бы узнать все страшные тайны! Хотя я бы тебе всё рассказал и так, заворожённый твоей божественной красо… ай!

***

Е Байи зашел в кабинет Чжоу Цзышу с видом человека, которого окружают идиоты, и тут подтвердил этот вывод вербально.

— Наконец-то мозги нашёл? — спросил он у Вэнь Кэсина.

Чжоу Цзышу удержал того, схватив за запястье, и весьма ярко представил, каким образом предыдущий диалог этих двоих мог закончиться сотрясением или сломанными костями.

— Сядьте, господин Е.

— А ты кто? Его бойфренд?

Вэнь Кэсин снова попытался встать, и Чжоу Цзышу пришлось сжать пальцы крепче.

— Меня зовут Чжоу Цзышу.

Е Байи хмыкнул и обвел глазами кабинет, остановившись на одной из фотографий на стене. Он подошел ближе и молча изучил ее. Потом спросил:

— Ты знаком с Цинь Хуайчжаном?

— Да. Он был моим наставником.

Е Байи резко отвернулся от стены и в два шага дошёл до них с Вэнь Кэсином, опустившись на стул напротив.

— Что ж, ученик Цинь Хуайчжана, говори, что вам с этим идиотом от меня нужно?

Чжоу Цзышу положил ладонь Вэнь Кэсину на бедро. Не столько удержать, сколько отвлечь.

— Мы нашли ключ и думаем, что он принадлежал Жун Сюаню.

— Если не знаешь, куда его можно воткнуть, проваливай, — сообщил Вэнь Кэсин.

Во взгляде Е Байи явственно читалось, что как минимум одно подходящее место он знает.

— Давайте его сюда.

— Ну уж нет, — заупрямился Вэнь Кэсин. — Я хочу знать, из-за чего такого важного убили моих родителей.

Е Байи посмотрел на Чжоу Цзышу и протянул открытую ладонь.

— Отдай мне ключ, ученик Цинь Хуайчжана, ты ведь не такой глупый.

— Для лао Вэня это важно, — сказал Чжоу Цзышу.

Е Байи раздраженно цокнул языком, откинувшись на спинку стула.

— Понятно, вы оба идиоты.

— Если вам нечего больше сказать, то мы справимся сами.

— Конечно, нечего, — скривился Вэнь Кэсин. — По нему видно.

— Вам бы потрахаться уже, чтобы мозги заработали, — Е Байи посмотрел на них с презрением. — Подумайте сами: какой ключ, если и его рабочее место, и дом перетряхнули сверху донизу? У него не было никаких ячеек в банке, никаких тайных убежищ и пещер в горах. Жун Сюань был обычным журналистом, и я думаю, что вы, идиоты, сейчас храните ключ от его квартиры, в которой двадцать лет живут другие люди. Показывайте, живо!

Чжоу Цзышу посмотрел на Вэнь Кэсина. Тот поморщился, но всё-таки достал из кармана ключ.

— От квартиры, — подтвердил Е Байи. — Что-нибудь более полезное вы нашли?

— Ещё там была больничная бирка, — сказал Чжоу Цзышу. — С надписью на обороте: «Арсенал. Шесть гармоний».

Е Байи замер, перестав снисходительно улыбаться.

— Арсенал? — переспросил он.

— Да. Это имеет какое-то значение?

— Если кто-то платил за домен, да.

— Только не говори, что это сайт, — простонал Вэнь Кэсин.

— Сайт. И пароль.

— Арсенал? Серьёзно?

— Не я придумывал для него название.

Чжоу Цзышу решил не дожидаться, пока они закончат спорить. Он встал и сел за свой стол, открыв ноутбук. Все еще переругивающиеся Вэнь Кэсин и Е Байи встали за его спиной, напряжённо уставившись на экран.

Сайт всё ещё существовал.

Пароль к нему подходил.

— Господи, да он психопат, — тихо сказал Вэнь Кэсин, когда Чжоу Цзышу долистал до конца третий документ из списка.

— Да, психопат. А наши тела никогда не найдут, — кивнул Е Байи.

— Да, если мы придём с этим в милицию и попадём не к тому человеку.

— Может, просто в Вэйбо выложим? — предложил Вэнь Кэсин и под взглядами Чжоу Цзышу и Е Байи добавил: — Анонимно. Не на мою личную страницу. И не на страницу журнала.

— Ты его, я так понял, только за внешность при себе держишь? — спросил Е Байи.

И Чжоу Цзышу пришлось обхватить Вэнь Кэсина руками за талию, чтобы остановить.

— А вы что предлагаете, господин Е?

— Вам — сидеть тихо и не лезть в это дело. Я позвоню.

— Но… — слушать их Е Байи уже не стал, стремительно удалившись.

— Вот ведь старый козёл, — выругался Вэнь Кэсин. — Надо познакомить его с Се-эром.

— Чтобы тот соблазнил его и отравил? — предположил Чжоу Цзышу.

— Да, — надутый Вэнь Кэсин выглядел просто очаровательно, но Цзышу не собирался признавать это вслух.

Вместо этого он спросил:

— Не хочешь поужинать? Внизу есть кухня и продукты.

— И кто из нас будет этот ужин готовить? — подозрительно сощурился Вэнь Кэсин.

— Тот, кто не хочет тушить пожар? — улыбнулся Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин притворно тяжело вздохнул.

— Чего только не сделаешь ради любви…

***

— Кто научил тебя готовить?

Вэнь Кэсин резво провернул сковороду, и на мгновение Чжоу Цзышу показалось, что их ужин сейчас вывалится наружу.

— Да никто. Тётушка Ло прекрасна, и я очень ей благодарен за то, что она забрала меня, но большую часть времени они проводила на работе. Журнал ей был и за мужа, и за ребенка, и за всех домашних животных. Впрочем, родители а-Сян были не лучше, так что мы справлялись сами.

— Вы вместе выросли?

— Скорее я её вырастил, — фыркнул Вэнь Кэсин. — Мне было лет тринадцать, а ей — три, когда меня в первый раз попросили с ней посидеть пару часов. И вот прошло семнадцать лет, а от неё всё ещё невозможно отвязаться.

— Это объясняет, почему она меня ненавидит, — вздохнул Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин рассмеялся в голос.

— Она смирится, — сказал он. — Просто ревнует... Готово. Поедим здесь или?..

— Или.

Все сотрудники Чжоу Цзышу уже по три раза прошли по коридору, каждый раз делая «равнение налево» в сторону кухни. Ну или «равнение направо», если шли в обратную сторону. Дожидаться четного, заключительного раза не очень хотелось.

В четыре руки они за один раз перетащили все тарелки с едой в кабинет. Подумав, Чжоу Цзышу закрыл жалюзи, в очередной раз пожалев, что не сделал стены настоящими.

— Ого, а-Сюй, — Вэнь Кэсин кинул на него взгляд из-под ресниц, — мне стоит начинать беспокоиться о своей чести?

— Есть о чем беспокоиться? — Чжоу Цзышу приподнял бровь. И с наслаждением обнаружил, что этим его немного смутил. — Лучше начни есть.

Вэнь Кэсин улыбнулся и, взяв палочками кусок курицы в сладко-остром соусе, положил его в тарелку Чжоу Цзышу.

— Попробуй это.

Чжоу Цзышу замешкался на мгновение. Он не привык, чтобы о нём заботились. Это он всегда…

Вэнь Кэсин смотрел на него с мягкой улыбкой и терпеливо ждал.

Чжоу Цзышу до ужаса захотелось снова его поцеловать.

***

Вэнь Кэсин сначала слизывал соус с пальцев, потом облизывал покрасневшие от вина губы. Намеренно испытывал терпение Чжоу Цзышу каждым своим жестом.

— У тебя не очень удобный диван, — светским тоном заметил он и посмотрел невинными глазищами.

Спина и шея Чжоу Цзышу были на сто процентов согласны с этим утверждением.

— Какой есть, — сказал он.

— Надеюсь, ты не часто ночуешь в офисе?

— Случается.

— А-Сюй, — Вэнь Кэсин поцокал языком, качая головой, — это совершенно неприемлемо. Спать надо дома, на удобном матрасе. Поехали ко мне, и тебе откроется новый потрясающий мир.

— Меня и этот мир устраивает.

— С одной стороны, я не могу не согласиться: предаться чувственным удовольствиям сегодня нам будет удобнее на этом диване, чем на твоем столе. А с другой, через двадцать лет твой позвоночник не скажет тебе спасибо.

Чжоу Цзышу потребовалось время, чтобы переварить первую часть предложения.

— Лао Вэнь, а ты очень в себе уверен, да?

— Ты поцеловал меня, привез в своё логово, закрыл жалюзи и, несмотря на то, что я тебя накормил, смотришь голодными глазами. Я уверен. Предпочёл бы свою кровать, но до нее так далеко, а ты такой ветреный. Можешь передумать.

— Это я ветреный? — возмутился Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин широко улыбнулся и, подняв бокал с остатками вина, вдруг процитировал:

— «Я не знаю, куда дует ветер, твоей нежностью я очарован. Я не знаю…»

Чжоу Цзышу решил, что не хочет слушать это стихотворение до конца, и поцелуй вышел хмельным и страстным. Отобранный и поставленный на стол бокал всё-таки завалился на бок и разбился.

— Мы не будем трахаться в моем кабинете, — сказал Чжоу Цзышу, оторвавшись на мгновение.

— Ты не можешь так меня целовать, а потом оставить ни с чем, — заныл Вэнь Кэсин. — Это слишком бесчеловечно.

— А ты принес смазку и презервативы с собой? — ехидно поинтересовался Цзышу.

Горестное выражение на лице Вэнь Кэсина дополнилось страдальческим изломом бровей. Он выглядел так, словно Чжоу Цзышу его мучил. И вдруг сказал, разом растеряв все свои красивые слова:

— Я хочу тебе отсосать.

У Чжоу Цзышу сгорели последние тормоза. Он понятия не имел, разошлись ли его сотрудники наконец по домам. Кто-то мог прийти сюда, открыть дверь, увидеть Вэнь Кэсина между его разведенных ног. Чжоу Цзышу представил эти алые губы вокруг своего члена и застонал.

— А-Сюй. А-Сюй?

— Да, — охрипшим враз голосом сказал он.

Вэнь Кэсин улыбнулся и сполз на пол. Встал перед ним на колени в джинсах, которые, наверное, стоили дороже, чем этот диван.

Он надавил ладонями на колени Чжоу Цзышу, вынуждая раздвинуть ноги и пустить ближе. Тот сглотнул и потянулся к его собранным в небрежный пучок волосам, чтобы распустить их.

— А-Сюю нравится так?

— У лао Вэня красивые волосы, — признал Чжоу Цзышу, заправив прядь ему за ухо и проследив линию челюсти. Остановился на подбородке, обхватил его и провел большим пальцем по нижней губе. Вэнь Кэсин запрокинул голову, обнажив линию шеи, и прикрыл глаза, втянув палец Цзышу в рот. Провел по нему языком, а потом надавил, прижав к нёбу, и двинул головой, насадившись глубже.

У Чжоу Цзышу зашумело в ушах. Захотелось схватить Вэнь Кэсина за длинные волосы и прижать лицом к ширинке, чтобы почувствовал, как опасно играть с огнем.

— Лао Вэнь решил продемонстрировать пробную версию перед покупкой?

Вэнь Кэсин фыркнул и, прежде чем выпустить изо рта, прикусил зубами его палец в отместку.

— А-Сюй ничего не слышал о прелюдии? — насмешливо поинтересовался он.

— Разве не ей был каждый день с момента нашей встречи?

— Такой романтик, — Вэнь Кэсин погладил большими ладонями бедра Чжоу Цзышу и наконец добрался до промежности, накрыв ноющий от возбуждения член. — Если захочешь трахнуть мой рот, можешь не сдерживаться.

Чжоу Цзышу стряхнул с себя его руки и сам расстегнул молнию и кнопку джинсов, сам приспустил их вместе с бельем на бедра, приподнявшись. Невозможные пальцы Вэнь Кэсина тем временем залезли под футболку и погладили живот. Они добрались до груди, когда Чжоу Цзышу наконец справился с джинсами и вспомнил о том, что так его интересовало. Он потянулся и сжал пальцами соски Вэнь Кэсина прямо через ткань, с восторгом обнаружив, что проколоты оба.

Кэсин вздрогнул и захлебнулся стоном, царапнув ногтями по бокам Чжоу Цзышу.

— Лао Вэнь? — позвал он.

— Ты меня с ума сводишь, а-Сюй.

Вэнь Кэсин обхватил пальцами член Чжоу Цзышу и, нагнувшись так, что волосы завесой упали между ними, широко лизнул головку. Чжоу Цзышу хотел посмотреть. Он осторожно убрал его волосы назад и оставил ладонь на затылке, удерживая только их, разрешая Вэнь Кэсину делать всё, что тот захочет.

Вэнь Кэсин всхлипнул и взял член в рот, обхватив ствол губами. Он задвигал головой, то впуская на всю длину, то посасывая только головку.

Воздух в кабинете словно стал гуще, наполнился влажными звуками и сдавленными стонами. У Чжоу Цзышу мелко дрожали бедра, а пальцы в волосах Вэнь Кэсина сами собой сжались сильнее, отчего тот снова застонал и насадился глубже, сглотнув. Поднял на Чжоу Цзышу покрасневшие глаза.

Цзышу обхватил ладонями его голову, удерживая на месте, и задвигал бедрами, трахая этот потрясающий, горячий, влажный рот.

— Лао Вэнь, — низким голосом позвал он, — я скоро…

Вэнь Кэсин не отстранился. Он проглотил семя Чжоу Цзышу с таким голодным взглядом, словно мог сожрать его целиком. Если бы Цзышу мог, он бы кончил в этот момент ещё раз.

Он дрожащими руками потянул Вэнь Кэсина на себя, уложил сверху и просунул ладонь под пояс его джинсов, не дожидаясь, пока тот справится с застежкой.

— Лао Вэнь, — снова позвал он и, когда Вэнь Кэсин поднял к нему лицо — мутный и голодный взгляд, дорожки слез на щеках, — смял его губы в жадном поцелуе и задвигал рукой по стволу, ловя ртом стоны.

И когда Вэнь Кэсин задрожал под его руками, Чжоу Цзышу почувствовал себя практически бессмертным или человеком, которому покорилась самая непокорная из стихий.

***

— Нужно встать, — в третий раз повторил Чжоу Цзышу, но сам не двинулся. Гладил ладонями спину Вэнь Кэсина, чувствуя тяжесть его тела на своём.

— Ты превратил меня в желе, а-Сюй, я не встану, — хриплым, сорванным голосом заявил Вэнь Кэсин. — И не уеду. Останусь навсегда в твоём кабинете, будешь прятать меня под столом.

Чжоу Цзышу представил.

— Нравится в мокрых трусах? — спросил он, но справиться с пробуждающимся заново желанием это нисколько не помогло.

Вэнь Кэсин рассмеялся и ткнулся носом и губами в его шею, поцеловал ключицы, прикусил кожу в том сладком местечке, где шея переходила в плечо.

— Вставай, далеко идти не придётся.

Вэнь Кэсин коротко застонал и приподнялся на локтях, посмотрел на Чжоу Цзышу этим своим щенячьим взглядом, способным навсегда разрушить его репутацию в журнале.

— Обещаешь?

— Вон в ту дверь, — Чжоу Цзышу кивнул в нужную сторону.

Вэнь Кэсин сделал вид, будто со всей серьёзностью раздумывает над его предложением.

— А что за дверью?

— Волшебный мир, — буркнул Чжоу Цзышу и ущипнул его за бок, заставив вскрикнуть и хихикнуть одновременно. — Там душ. И перспектива сухих штанов.

— С этого и нужно было начинать, — Вэнь Кэсин резво поднялся и протянул раскрытую ладонь Цзышу. Тот взялся за неё и обмяк, совершенно не собираясь вставать самостоятельно. Вэнь Кэсин рассмеялся и потянул сильнее, для гарантии успеха обхватив другой рукой его талию.

Внутри Чжоу Цзышу пузырилась радость, и из-за этого хотелось почему-то сделать что-нибудь глупое.

— А-Сюй, душ в кабинете — это гениальное решение.

— Осознанная необходимость. Внизу есть общая душевая, но я не очень люблю… — Чжоу Цзышу осёкся, не договорив «когда люди смотрят на мои шрамы». Вэнь Кэсин их ещё не видел, не нащупал, пока лапал его под футболкой. — В общем, иди. Я пока найду тебе одежду.

— Не хочешь присоединиться? — Вэнь Кэсин умоляюще округлил глаза.

— Там маленький душ, а не спа, — Чжоу Цзышу подтолкнул его к двери.

— То есть сходить со мной в спа ты не против?

Чжоу Цзышу широко улыбнулся в ответ, намекающе подёргав бровями.

— Ты ужасный человек, — простонал Вэнь Кэсин и скрылся за дверью.

***

На следующий день Вэнь Кэсин был хмур и молчалив. Никто, кроме Чжоу Цзышу, и не подозревал, что причиной его больного горла и хриплого голоса была жадность. И его, и Чжоу Цзышу, потому что ни один из них не подумал о последствиях.

Бедная Гу Сян решила, что он заболел.

Вэнь Кэсин решил не развеивать это убеждение и покорно принял леденец от кашля на палочке, из тех, что обычно дают детишкам.

Чжоу Цзышу старался на этот леденец во рту Вэнь Кэсина не смотреть.

Примерно так прошла первая половина дня.

Во второй Вэнь Кэсин решил сорвать голос окончательно, устроив разнос отделу аксессуаров. Гу Сян едва успевала записывать его распоряжения, а Чжоу Цзышу пришлось поработать вешалкой, в которую Кэсин раздраженно кидал вещь за вещью.

После, когда за окном воцарились сумерки, а даже самые стойкие сотрудники разошлись по домам, Чжоу Цзышу принес Вэнь Кэсину чай.

— Старик не звонил?

— Нет, — Цзышу поджал губы. — Думаю, его убьют раньше, чем он позвонит.

— Ты потрясающе оптимистичен, — хмыкнул Вэнь Кэсин. Его телефон завибрировал, показав на экране новое сообщение. Вэнь Кэсин прочитал его и хмыкнул ещё раз. — А-Сюй, готов ли ты к йоге? Цяо-цзе пишет, что сегодня поклялся прийти Се-эр.

Чжоу Цзышу подумал, что стоит малодушно отказаться.

***

Чжоу Цзышу точно должен был малодушно отказаться.

Лю Цяньцяо смотрела на него так, словно видела насквозь, а взгляд Ван Се обещал пытки и расчленёнку.

Вэнь Кэсин заискивающе улыбался всем подряд и, задумавшись о чем-то своём, случайно выполнял самые сложные версии асан.

После окончания практики они снова остались, чтобы помочь Лю Цяньцяо.

— Зачем тебе телохранитель? — спросил Ван Се. Снова, потому что в первый раз Вэнь Кэсин его проигнорировал, рассказав длинную историю про молодого дизайнера.

На второй раз пришлось улыбнуться и ответить:

— Чтобы был. Ты смотри, какой хороший.

Ван Се посмотрел на Чжоу Цзышу с вежливым любопытством.

— А вообще, — продолжил Вэнь Кэсин, — мне его тётушка Ло подарила. Невежливо было отказываться.

У Чжоу Цзышу руки зачесались отвесить ему подзатыльник.

— Если тебя нужна охрана, — сказал Ван Се, — только скажи. Цяо Лохань подберет кого-то… получше.

Чжоу Цзышу сжал челюсть. Ван Се хотелось врезать по-настоящему.

Вэнь Кэсин рассмеялся, похлопав его по плечу.

— Меня всё устраивает.

— Это меня и волнует.

— Хватит вам, — сказала Лю Цяньцяо. — Выходите на улицу, мне нужно закрыть студию.

Ван Се коротко попрощался и ушёл к своей машине. Вэнь Кэсин галантно забрал вещи у Лю Цяньцяо и передал их Чжоу Цзышу.

— Поздно, — сказал он, — я сейчас вызову тебе такси.

Лю Цяньцяо улыбнулась.

Она как раз села в машину, когда из соседней двери показался молодой мужчина в светлом костюме. Чжоу Цзышу скользнул по нему взглядом и удивлённо моргнул, осознав, что от гадалки только что вышел Цзин Бэйюань. Который тоже выглядел весьма удивлённым их встречей.

— Цзышу, — улыбнулся он, быстро взяв себя в руки, — какими судьбами?

Чжоу Цзышу скривился и молча поднял коврик для йоги.

— Судьбу узнать ходил?

Цзин Бэйюань рассмеялся и посмотрел на Вэнь Кэсина с нескрываемым интересом.

— Можно и так сказать. Всё жду, когда У Си додумается «нагадать» мне себя, но пока он отвратительно профессионален. Сегодня, к примеру, сообщил, что я стану тем, кто сделает нашу страну лучше. И лучше бы он со мной так заигрывал, чем говорил это серьёзно. А твой спутник?..

— Это Вэнь Кэсин, он… — Чжоу Цзышу запнулся, — друг.

— Друг? После всего, что между нами было? — возмутился Вэнь Кэсин и спросил, посмотрев на Цзин Бэйюаня: — Этот ваш У Си делает привороты?

Чжоу Цзышу закатил глаза и схватил его за локоть.

— Прости, — сказал он, обращаясь к Бэйюаню. — Он немного с приветом.

— А-Сюй, — драматично заскулил Вэнь Кэсин. — Каждое твоё слово ледяной иглой входит в сердце! Мне срочно нужно предсказание судьбы, любви, семейной жизни.

— В порядке всё в нашей семейной жизни, хватит вести себя как обиженная жена.

— Когда супруг холоднее, чем айсберг, корабль любви идет ко дну!

Цзин Бэйюаня не выдержал и рассмеялся.

— Рад, что у тебя всё хорошо, Цзышу, — радостно сказал он. — Нужно как-нибудь встретиться, вспомнить бурную молодость.

— И напиться, — кивнул Чжоу Цзышу.

Цзин Бэйюань с энтузиазмом закивал, а потом взглянул на часы и вздохнул.

— Мне пора. Приятно было познакомиться.

Вэнь Кэсин пожал протянутую ладонь и кивнул.

Они разошлись в разные стороны, и Вэнь Кэсин, отойдя на несколько шагов, ревниво уточнил:

— И что входило в вашу «бурную молодость»?

— Совместная работа на одного человека, — пожал плечами Чжоу Цзышу. Про едва не случившуюся «совместную смерть» из-за этого человека он решил не рассказывать. Они с Бэйюанем были очень похожи и одинаково тогда ему верили, так что разочарование подстерегло и настигло их тоже вместе.

— Он очень красив.

— Да, — Чжоу Цзышу кивнул просто чтобы посмотреть, как на жемчужных щеках Вэнь Кэсина вспыхнет возмущённый румянец. — И он всем нравится.

Вэнь Кэсин уязвленно фыркнул и отвернулся.

— Поэтому, наверное, почти никому не рассказывает, что он племянник генерального секретаря. Чтобы не нравиться слишком сильно не тем людям, — добавил Чжоу Цзышу масла в огонь.

Вэнь Кэсин резко остановился и посмотрел на Чжоу Цзышу огромными глазами.

— Чжоу Цзышу. Повтори?!

Цзышу тоже остановился и моргнул.

— Ты серьёзно? — Вэнь Кэсин схватил его за грудки и потряс. — Серьёзно?!

Чжоу Цзышу схватил его за запястье, развернулся и потащил за собой в обратную сторону.

— Цзин Бэйюань! — закричал он во весь голос. — Стой!

***

Цзин Бэйюань опоздал на свою встречу. Он просматривал документы с макбука Вэнь Кэсина, сидя на кухне Вэнь Кэсина и допивая вторую кружку кофе Вэнь Кэсина, и мрачнел на глазах.

— Сможешь помочь? — спросил Чжоу Цзышу.

— Всё-таки умеет У Си предсказывать будущее, — тот помассировал пальцами виски и вздохнул. — Я поговорю с дядей.

— Спасибо.

— Пока не за что. Информацию я получил из анонимного источника?

— Да, — кивнул Чжоу Цзышу одновременно сжимая ладонь на плече Вэнь Кэсина.

— Он убил моих родителей, — хмуро сказал тот. — Я хочу, чтобы он знал, что…

— Слишком небезопасно, слишком непредсказуемо, — Цзышу покачал головой. — Его и так ждёт смертная казнь, лао Вэнь.

— Этого недостаточно.

— Простите, господин Вэнь, но тут прав Цзышу, — мягко сказал Цзин Бэйюань. — Он понесёт наказание за все свои преступления, и это вы нашли доказательства. Вы молодец, но души ваших родителей не обретут покоя, если вы пострадаете.

— Вам откуда знать? — огрызнулся Вэнь Кэсин.

Чжоу Цзышу развернул его лицом к себе, поймав взгляд. Тот хмуро продолжил, объясняя:

— Если источник анонимный, то смерть моих родителей — это нелепая случайность. Никто не будет снова её расследовать, никто не свяжет с Чжао Цзином, его посадят или казнят за что-то другое. Мне нужно, чтобы это было за них. Чтобы он понимал это.

У Вэнь Кэсина были бездонные глаза. Глаза-омуты, ярость в которых переплеталась с одержимостью.

— Хорошо, — сказал Чжоу Цзышу.

— Слишком опасно, — Цзин Бэйюань остался единственным голосом разума.

— Я смогу его защитить.

Цзин Бэйюань вздохнул, покачав головой, и сказал:

— Попрошу потом У Си погадать на продолжительность ваших жизней.

— Спасибо, — Чжоу Цзышу улыбнулся ему, а потом снова перевёл взгляд на Вэнь Кэсина. Никак не мог оторваться от его поражённого, очарованного, очаровательного выражения лица.

— Можете не провожать, — фыркнул Цзин Бэйюань.

Чжоу Цзышу лишь краем глаза заметил, что тот ушел.

***

Вэнь Кэсина переполняли эмоции, он весь дрожал под ладонями Чжоу Цзышу. Никак не мог расслабиться, так вцепился пальцами в футболку, что ткань затрещала по швам, целовался отчаянно и кусаче, словно узнал, что конец света близок.

Чжоу Цзышу толкнул его на кровать спиной вперед.

— Разденься? А-Сюй?

— За шоу-программу ты мне не платишь, — усмехнулся тот.

Вэнь Кэсин проследил голодным взглядом все изгибы его тела и хрипло сообщил:

— Я готов обсудить цену.

Чжоу Цзышу хохотнул, потянул футболку вверх, но затормозил где-то в середине и решил предупредить:

— На твоих глянцевых людей я не похож.

— А-Сюй идеален, — беспечно отозвался Вэнь Кэсин.

И Чжоу Цзышу сначала снял джинсы. А потом уже стянул футболку, отбросив её в сторону. Глаза Вэнь Кэсина расширились. Этого следовало ожидать, ведь тело Цзышу было покрыто шрамами. Семь впереди, ещё больше — на спине, змеящиеся толстыми рубцами.

— Идеален? — переспросил он.

Вэнь Кэсин поднял на него взгляд — открытый и всё ещё страстный — и положил ладони с длинными пальцами на талию, притягивая ближе, почти утыкаясь лицом в живот.

— Да, — мягко сказал он.

Чжоу Цзышу сглотнул, не найдя слов. Откровенное обожание на лице Вэнь Кэсина выбивало из колеи сильнее, чем весь его бесконечный флирт. Нежные поцелуи, которыми он начал покрывать живот, пьянили лучше алкоголя. А когда он добрался до первого шрама и, едва слышно вздохнув, облизал его, проследив росчерк кончиком языка… Чжоу Цзышу всхлипнул.

Вэнь Кэсин сразу же остановился, и Цзышу пришлось схватить его за плечи, чтобы удержать рядом с собой.

— Ты?..

— Остановишься — и я тебя сам убью.

Вэнь Кэсин тихо рассмеялся и продолжил изучать тело Чжоу Цзышу так внимательно и скрупулёзно, словно составлял карту неизведанной земли. В какой-то момент Цзышу оттолкнул его и рухнул на кровать, перекатился на живот и затаил дыхание. Этого не было в его планах: скорее уж бесконечно длинные ноги Вэнь Кэсина на его плечах и его сорванный от стонов голос. Но сейчас, в этот момент… Чжоу Цзышу просто не мог отказаться от этих ощущений. От прохладных ладоней на разгорячённой коже, от прикосновения губ и языка, что целовали и облизывали шрамы, которые люди обычно считали отвратительными или жалкими. Вэнь Кэсин нависал над ним, гладил ладонями бока и лопатки, прикусил загривок, нежно вылизал и зацеловал место укуса, а потом... подул в ухо и рассмеялся, чёртов мерзавец!

Чжоу Цзышу завозился под ним и немного неловко приспустил боксеры с бедер.

— О? — сглотнул Вэнь Кэсин. — А-Сюй, это приглашение?

— А тебе нужно из типографии? С вензелями и поющей открыткой?

— Это было бы чертовски мило, — одобрительно кивнул Вэнь Кэсин и спустился дорожкой поцелуев по позвоночнику Чжоу Цзышу до самого верха ягодиц. — Я бы мог посвятить твоей восхитительной попе поэму. Наприседал?

— Лао Вэнь, я сейчас передумаю, ткну тебя лицом в подушку и трахну са…

Он не смог договорить, ощутив влажное прикосновение языка, а потом и пальцев. Таких восхитительно длинных. Когда-нибудь Чжоу Цзышу заставит Вэнь Кэсина растягивать ими самого себя и будет просто смотреть.

Сейчас он задыхался, чувствуя их в себе. Вэнь Кэсин всё добавлял смазку, целовал его поясницу, гладил внутреннюю часть бедра, а потом давил самым кончиком пальца на местечко между анусом и мошонкой, заставляя Чжоу Цзышу сходить с ума.

— Наигрался? — спросил он, когда сил терпеть не осталось. Член от каждого движения проезжался чувствительной головкой по мягкой ткани постельного белья, и Чжоу Цзышу просто больше не мог. Чжоу Цзышу отказывался ждать дольше.

— Подожди, — Вэнь Кэсин добавил ещё смазки. — Я не хочу, чтобы…

Чжоу Цзышу фыркнул и оттолкнулся от кровати, садясь и упираясь пятками в ягодицы. Он ухватил Вэнь Кэсина за плечо, заставив лечь на спину.

— Бедра у тебя тоже восхитительные, — сообщил тот с широкой улыбкой. — Катался верхом?

— Заткнись, — ласково попросил Чжоу Цзышу, разрывая фольгу упаковки презерватива.

Вэнь Кэсин компенсировал молчание ладонями на его талии, и беззащитным выражением лица, и округлившимся в выдохе ртом, когда Чжоу Цзышу сел сверху, надел на его член презерватив и направил внутрь, медленно опускаясь. Пальцы Вэнь Кэсина сжались, оставляя на коже следы.

Чжоу Цзышу прикрыл глаза и коротко застонал, откинув голову. Он чувствовал себя странно, слишком открытым, выставленным напоказ. Чувствовал жадный взгляд Вэнь Кэсина на своем теле и на своих шрамах.

— Ты так прекрасен, — прошептал тот.

И Чжоу Цзышу закрыл ему рот ладонью, а пальцами второй мазнул по груди, царапнув ногтями сосок и задев золотистую серёжку.

— Тихо.

Вэнь Кэсин задышал быстрее и вскинул бедра, толкаясь в него коротко и бестолково, провел ладонями по спине, остановившись на лопатках, и сел, прижался губами к шее. Чжоу Цзышу зарылся пальцами в его волосы и начал двигаться, чувствуя, как каждое движение члена Вэнь Кэсина внутри вызывает тёплую волну удовольствия. Не внезапного, затмевающего разум, а неотвратимого, как прилив, неизбежного, как восход солнца.

Цзышу оттянул его за волосы от своей шеи и поцеловал, прикусил губу, вылизал рот языком и поделился дыханием. Вэнь Кэсин застонал и всхлипнул, сжал ладони на заднице Чжоу Цзышу, а потом погладил пальцами то место, где они соединялись.

— Не там, — отрывисто сообщил Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин хитро взглянул на него и погладил снова, одновременно обхватывая длинными и сильными пальцами его член.

— Здесь, а-Сюй?

Глаза Чжоу Цзышу закатились от удовольствия, а тело прошибла дрожь. Вэнь Кэсин заулыбался, как безумный, лаская его так идеально, что оставалось только принять щедро подаренное наслаждение. Чжоу Цзышу вскрикнул и излился в его ладонь. Сжал глубоко внутри его член. И пожалел, что открыл глаза, когда увидел, как Вэнь Кэсин слизал белёсые капли с пальцев и довольно вздохнул.

Всё ещё твёрдый внутри.

Чжоу Цзышу оценил риски — продолжить и ходить завтра смешной походкой или… В юности он был идеалистом, ни за что не слез бы с Вэнь Кэсина, пока тот не кончил. Впрочем, он бы и сейчас не слез, если бы это не влияло на эффективность работы. Неэффективный Чжоу Цзышу был так себе телохранителем для этого придурка с жалобным взглядом, который едва заметно двигал бедрами, словно думал, что на это никто не обратит внимания.

Чжоу Цзышу привстал, выпуская из себя член.

— Только не говори, что ты из тех мужей, которые, получив своё, отворачиваются к стенке и засыпают, — заныл Вэнь Кэсин.

Цзышу закатил глаза и стянул с него презерватив, отбросив тот на пол. Вэнь Кэсин смотрел, затаив дыхание. Застонал в голос, когда Чжоу Цзышу взял его в рот, и не продержался и нескольких минут, испачкав семенем губы и подбородок Цзышу.

— Ну? Теперь я из тех мужей, чьи жёны счастливы?

Вэнь Кэсин рассмеялся и потянул его на себя, целуя. Пробуя себя же на вкус.

***

— Мог бы и рассказать, что знаком с Цзин Бэйюанем, — ворчливо заявил Е Байи, возникнув за спиной Чжоу Цзышу, словно призрак.

Вэнь Кэсин едва не выронил бумажный стаканчик с кофе из рук и выругался.

— Старый идиот, зачем же так людей пугать?!

Е Байи хмыкнул.

— Мы давно не виделись. И вы разыграли драматичную сцену, покинув нас раньше, чем я успел про него подумать, — улыбнулся Цзышу. — Вы с ним знакомы?

— Познакомился, — Е Байи пожал плечами.

— А к нам зачем пришел? — Вэнь Кэсин раздражённо поморщился.

— Хочу интервью. Слезливую историю о мальчике-который-выжил и сам нашел убийцу родителей, люди такое обожают.

— Иди на хуй, — Вэнь Кэсин бросился бы на него с кулаками, если бы Чжоу Цзышу не обнял его за талию.

— Разве ты не хочешь, чтобы все об этом узнали?

— Со всем уважением, господин Е, вам-то это зачем?

Е Байи несколько секунд молчал, а потом отвёл взгляд в сторону и просто сказал:

— Жун Сюань написал бы эту историю так. Не о преступнике — преступник не заслуживает внимания, а о жертве… Нет, не жертве, о человеке, который пережил что-то ужасное и смог жить дальше. Жун Сюань был придурком, идеалистом и сраным оптимистом, и я должен почтить его память.

Вэнь Кэсин вздохнул.

И Чжоу Цзышу знал — он согласится. Ему тоже было это нужно.

***

Две недели спустя Чжао Цзина арестовали, а вместе с ним и десяток людей, которые помогали ему совершать преступления и заметать следы. Многие потеряли свои должности, а генеральный секретарь лично следил за процессом, поэтому расследование велось с максимальной скоростью.

В день ареста Вэнь Кэсин затащил всех в клуб Ван Се и надрался до чёртиков, пока угощал каждого в честь «великого праздника», а потом пьяно плакал, уткнувшись сопливым носом в шею Чжоу Цзышу и цепляясь за его одежду пальцами.

Цзышу тогда нежно гладил его по спине и целовал в висок, не зная, чем ещё может помочь. В итоге Вэнь Кэсин уснул, уложив голову ему на колени лицом в живот и неловко поджав под себя ноги, чтобы уместиться на коротком диване клуба, а Чжоу Цзышу смотрел на его лицо и думал, как же так получилось, что этот человек подходил ему, словно недостающий кусочек пазла.

Под утро, когда музыка стихла, включился свет и появилась клининговая команда, к ним подошла Гу Сян с их куртками в руках. За её спиной застыл юноша с очень приветливым лицом.

— Надеюсь, ты понимаешь: он считает, что теперь ты уйдёшь и не вернёшься, — сообщила она.

Чжоу Цзышу вытаращил глаза.

— Что?

— Так и знала, — Гу Сян фыркнула. — Если уйдёшь, я тебя найду. А вот твой труп уже никто не найдёт.

— А-Сян! — воскликнул юноша.

— Это Цао Вэйнин, — она махнула в его сторону рукой. — Он работает в милиции и знает, как избавиться от тела.

— Не знаю, — отозвался Цао Вэйнин. — А-Сян, хватит угрожать людям. Простите.

— Это не угроза, а предупреждение. Отвезёшь его домой?

— Да, — Чжоу Цзышу усмехнулся и забрал куртки.

Гу Сян вздёрнула носик, резко развернулась и, схватив Цао Вэйнина за руку, потащила за собой.

— Простите! — снова повторил тот. — Она не со зла! До свидания!

Чжоу Цзышу тихо рассмеялся и погладил Вэнь Кэсина по щеке.

— Лао Вэнь, пора просыпаться, — мягко сказал он и улыбнулся шире, когда тот недовольно скривился и что-то невнятно пробормотал, прижавшись ближе.

***

— О, — выдохнул Вэнь Кэсин, когда, потирая виски, зашёл на кухню и обнаружил там Чжоу Цзышу.

— Выспался? — спросил тот.

— М-м-м. Ты приготовил завтрак?

— Лучше, — Чжоу Цзышу широко улыбнулся. — Я купил завтрак. Но сам вскипятил воду, чтобы залить твою похмельную острую лапшу.

— Мой герой, — Вэнь Кэсин довольно сощурился и сел за стол.

Чжоу Цзышу поставил перед ним миску с горячей лапшой и палочки. Сел напротив, взяв себе баоцзы со свининой и зеленым луком.

— Что? — спросил он, приподняв бровь, когда понял, что Вэнь Кэсин не торопится есть, а вместо этого смотрит только на него, почти не моргая.

— Спасибо.

— Я поговорил с Хань Ином, — сказал Чжоу Цзышу, решив не откладывать этот разговор. — Он останется твоим водителем и телохранителем через черточку.

— Мне теперь не нужен телохранитель.

— Мне так будет спокойнее. Я должен вернуться на свою работу.

— Да, конечно.

— И мы должны сходить на свидание.

Вэнь Кэсин застыл с открытым ртом, и Чжоу Цзышу чуть не выругался вслух. Гу Сян была права! И как только умный человек может быть таким идиотом?

— Свидание? — повторил Вэнь Кэсин, и на его лице появилась немного робкая улыбка.

— Много свиданий.

— Кто выберет место? — спросил он и с воодушевлением набросился на еду.

Чжоу Цзышу с улыбкой смотрел, как быстро исчезала лапша и как наливались румянцем щеки Вэнь Кэсина от её остроты.

—По очереди, — сказал он.

— А первое?

— Я видел у тебя приставку, — Чжоу Цзышу ухмыльнулся. — Решим в честной борьбе?

Вэнь Кэсин рассмеялся и довольно кивнул.

***

— Нормальные люди цветы дарят, — сказал Цинь Цзюсяо, пока Чжоу Цзышу расписывался в документах на доставку. — А не диваны!

— Цветы он, к счастью, дарить перестал.

К дивану цвета морской волны, как к букету, прилагалась открытка.

«Анатомический! — написал в ней Вэнь Кэсин. — Ещё одну такую ночь в твоем офисе я не переживу, меня нужно жалеть и любить».

— Покажи, куда его нужно поставить, — сказал Чжоу Цзышу, пряча открытку в карман.

Цинь Цзюсяо кивнул. Чжоу Цзышу улыбнулся и достал телефон, чтобы позвонить Вэнь Кэсину и проверить, хорошо ли тот себя чувствует. Не из-за дивана. Сегодня Чжао Цзину должны были ввести смертельную иньенкцию, завершив его историю на земле. Цзышу не особо верил в сверхъестественное, но очень надеялся, что Ад, в котором тот будет гореть следующую тысячу лет, действительно существует.

Вэнь Кэсин ответил через пару гудков.

— Получил мой подарок?

— Надеюсь, ты выбрал его сам, а не заставил помощниц.

— Гу Сян купила бы тебе коврик с иголками, — захохотал Вэнь Кэсин.

— Неправда, — запротестовал Чжоу Цзышу. — Она стала относиться ко мне гораздо лучше, так что я вполне могу рассчитывать на удобный собачий лежак.

Вэнь Кэсин засмеялся сильнее. Чжоу Цзышу очень нравилось, каким счастливым тот становился рядом с ним. И ему очень не хотелось омрачать это счастье напоминанием о Чжао Цзине.

— Встретимся вечером? — спросил он.

— Да, — отозвался Вэнь Кэсин. — Я хотел с тобой кое-что обсудить.

— Серьёзный разговор? Мне нужно к нему как-то подготовиться?

— Просто приходи.

— Это я могу сделать, — улыбнулся Чжоу Цзышу. — Возможно, немного опоздаю.

— Выпускной экзамен на курсе, я помню, — фыркнул Вэнь Кэсин. — Главное, с собой их не приводи.

— Это было один раз, — возмутился Цзышу. — И ты сам позвонил и сказал приехать срочно!

— И ты приехал с группой поддержки, у которой теперь психологическая травма. Бедные, несчастные дети.

Чжоу Цзышу скрипнул зубами. Судя по тому, что все эти «бедные, несчастные дети» подписались на Вэнь Кэсина в вэйбо и доуине, у них была не травма, а коллективная влюбленность. Учитывая, каким эротическим видением тот предстал перед ними: в распахнутом полупрозрачном ханьфу и с мелодично звенящими от каждого движения серёжками в сосках, — это было не удивительно. Но всё ещё неимоверно бесило.

— В общем, — вздохнул Вэнь Кэсин, — мне пора идти. До вечера.

— До вечера, — повторил Чжоу Цзышу.

Цзин Бэйюань предлагал достать им пропуск, чтобы Вэнь Кэсин смог увидеть своими глазами, как Чжао Цзин умрет. Вэнь Кэсин в ответ сказал, что не хочет запоминать его лицо.

Поэтому вечером Чжоу Цзышу приедет к нему и они проведут время вдвоем. Обсудят то, что хотел обсудить Вэнь Кэсин, поужинают, а потом пойдут прогуляться по весеннему городу и будут целоваться на аллее под цветущими яблонями.

***

Чжоу Цзышу зашёл в магазин за бутылкой хорошего вина и уже шёл к дому Вэнь Кэсина, когда зазвонил телефон. На экране высветилось имя Цзин Бэйюаня, и Цзышу даже подумал, что не стоит отвечать. Если Бэйюань звонит, значит, Цжао Цзин мёртв.

— Да? — сказал он, приложив телефон к уху.

— Цзышу, Кэсин сейчас рядом? — голос Цзин Бэйюаня звучал слишком громко и нервно.

— Он дома. Я как раз иду к нему.

— Цзышу. Чжао Цзин в своём последнем слове сказал, что тот, кто виноват в его падении, сгорит вместе с ним. И я боюсь, что это не было мета…

Чжоу Цзышу поднял глаза на окна квартиры Вэнь Кэсина и успел увидеть, как стёкла в них выбило взрывом. Как вырвались наружу алые языки пламени, сменившись густым дымом. Он застыл на месте, не в силах осознать то, что произошло.

Люди вокруг закричали.

— Цзышу? Цзышу, что это было? Цзышу?!

Чжоу Цзышу не мог ответить.

У него будто бы разом пропали все чувства. Он мог только стоять, всё ещё прижимая телефон к уху, и смотреть вверх. Его кровь превратилась в лёд, кислород стал ядом, зрение обманывало.

Вэнь Кэсин не мог умереть.

— Цзышу, что…

Телефон выпал из онемевших пальцев на асфальт и разбился. Рядом с ним упал пакет, из которого хлынуло бордовое вино, похожее на кровь.

***

Чжоу Цзышу пошёл вперед, натыкаясь на людей и отталкивая их со своей дороги. Ноги несли его сами — через дорогу, в парадные двери дома, а потом направо, на лестницу и наверх. Навстречу ему торопились жильцы, приходилось всё время жаться к стене, чтобы их пропустить.

Какой-то человек схватил его за руку и потащил за собой, крича об опасности и о том, что наверх нельзя, если он не хочет умереть. Чжоу Цзышу ударил его в печень и почти бросил на руки идущим следом парням.

— Ты псих, что ли? — воскликнул один из них.

— Валите отсюда, — хрипло отозвался Цзышу.

— Эй, парень, смерти ищешь?

Если Вэнь Кэсин был мёртв…

Если Вэнь Кэсин не дождался его и умер…

Если…

Каждый шаг ощущался тяжелее предыдущего. Легкие горели от каждого вздоха. Чжоу Цзышу всё шёл и шёл, вперёд и вверх, всё время вверх, этаж за этажом. Он бы полз, если бы не мог идти, потому что…

Чжоу Цзышу скорее бы умер, чем остановился.

***

Дверь в квартиру Вэнь Кэсина вынесло взрывом, она лежала в коридоре покорёженная и с вырванными петлями. Сверху её, как и всё вокруг, поливала система автоматического пожаротушения, а перемежающийся помехами и хрипами голос из динамиков предупреждал об опасности и просил покинуть здание.

Чжоу Цзышу прижал рукав рубашки ко рту и прошёл в квартиру. Та была вся чёрная от копоти и дыма, с горящими очагами пожаров. Кто мог выжить при таком взрыве?

— Лао Вэнь? — громко позвал Чжоу Цзышу. Горло сразу же запершило от дыма, но он повторил: — Лао Вэнь!

Он звал снова и снова, проходя по комнатам и принимая каждую тёмную тень на полу за тело.

— Вэнь Кэсин!

Чжоу Цзышу никак не мог найти его ни живым, ни мертвым.

Он зашёл в спальню и не сразу узнал её. Глаза слезились от дыма и горя, и всё вокруг расплывалось.

А потом он услышал слабый стон.

***

Чжоу Цзышу вбежал в ванную комнату. Вэнь Кэсин, дезориентированный, но живой — живой, живой! — как раз неловко выбрался из ванны. Он споткнулся о коврик и почти упал в объятия Цзышу.

— Лао Вэнь.

— А-Сюй, — слишком громко позвал он, — что случилось?

В наполненной ванне плавали розовые лепестки, а одежда Вэнь Кэсина была мокрой.

— Лао Вэнь, — повторил Чжоу Цзышу, обнимая его крепче. — Лао Вэнь.

— А-Сюй, этот старый козлина позвонил и сказал срочно лезть в ванну, — громко, намного громче, чем нужно, сказал Вэнь Кэсин. — А потом всё взорвалось. А теперь я вижу, как шевелятся твои губы, но не слышу ни звука. А-Сюй? А-Сюй, не плачь.

Вэнь Кэсин обхватил ладонями его лицо и обеспокоенно нахмурился.

— Я люблю тебя, — сказал Чжоу Цзышу.

— О. Я не услышал, а-Сюй, — улыбнулся Вэнь Кэсин. — Но понял по губам. А-Сюй. И я тебя люблю. Тут же опасно, зачем ты пришел?

Чжоу Цзышу обхватил его за талию одной рукой и повел к выходу. Мог бы понести, если бы от облегчения не дрожали колени.

Пятью этажами ниже они столкнулись с пожарными.

— Вы были в эпицентре взрыва? — удивлённо спросил один.

— Не я, он, — ответил Чжоу Цзышу.

— Я ничего не слышу, — всё так же громко сказал Вэнь Кэсин.

— Ему очень повезло.

Чжоу Цзышу прижал к себе Вэнь Кэсина крепче. Им обоим повезло.

***

В больницу приехали все: госпожа Ло и Гу Сян, Ван Се и Лю Цяньцяо, даже Е Байи и Цзин Бэйюань. За последним тенью следовал молодой мужчина в тёмной традиционной одежде.

— Это У Си, — сказал Бэйюань. — Цзышу, мне так жаль.

— С господином Вэнем всё будет в порядке, — сказал У Си.

— Он сюда на своих двоих пришел, — кивнул Е Байи. — Конечно, с ним всё будет в порядке.

Чжоу Цзышу едва обращал внимание на их слова.

Это он был виноват. Он ошибся, не продумал какой-то момент. Охранная система работала без сбоев, никто чужой в квартиру не входил. Только сантехник неделю назад, но все свои вещи тот забрал с собой, оставив только новый сифон, но эпицентр взрыва был точно не на кухне.

Чжоу Цзышу где-то недоглядел, подвел Вэнь Кэсина. Был виноват в том, что он пострадал.

— Эй, Чжоу-гэ! — Гу Сян хлопнула перед его носом ладонями, заставив моргнуть и прийти в себя.

— Цзышу, ты уверен, что не хочешь показаться врачу? — осторожно спросил Цзин Бэйюань.

— Я в порядке.

— Он винит себя, — вдруг вкрадчиво сказал Ван Се, подходя ближе. — И он прав. Нужно было защищать Кэсина, а не трахать.

— Се-эр! — Лю Цяньцяо тоже шагнула вперед.

— Если бы он послушался меня и…

— Сынок, легко судить других постфактум, — хмыкнул Е Байи. — Они оба идиоты и стоят друг друга, но вот этот идиот скорее бы умер, чем навредил идиоту в кабинете врача. Это даже я вижу, а у меня аллергия на романтику. Просто Цжао Цзин был умным мерзавцем. Никто не мог предположить, что он решит провернуть такое напоследок.

Ван Се перевел змеиный взгляд с Чжоу Цзышу на Е Байи.

— Он должен был предположить.

— Предположалка отвалится, если будешь таким принципиальным, — широко улыбнулся Е Байи.

Ван Се на мгновение застыл, явно не зная, что на это ответить.

— Главное, что а-Син жив, — сказала Ло Фумэн. — Остальное неважно.

***

— Оставим на ночь в больнице, чтобы понаблюдать, — сказал доктор, которого они все разом окружили. — Если всё будет в порядке, завтра сможете забрать домой.

— Его дом взорвался, — вежливо напомнила Гу Сян.

— А слух? — спросил Чжоу Цзышу.

— Необратимых последствий нет. Но нужно будет отдохнуть пару недель. И следовать всем инструкциям.

— Можно к нему?

Доктор посмотрел на Ло Фумэн, а потом обвёл взглядом всю их компанию.

— Только не все сразу, не больше одного-двух за раз. И недолго. Простите, меня уже ждут.

Он ушёл, и все переглянулись.

— Мы с У Си, конечно, не будем претендовать на визит, — сказал Цзин Бэйюань. — Передайте Кэсину пожелания скорейшего выздоровления.

Е Байи закатил глаза и сказал:

— А от меня передайте идиоту, что он хороший мальчик, раз послушался моего совета.

— Если ему это сказать, в больнице он не останется. Переедет в тюрьму после вашего убийства, — слабо улыбнулась Лю Цяньцяо.

— Да, ты права. Прибережём это на случай комы.

Чжоу Цзышу поморщился от одной только мысли. И заметил, что на Е Байи всё ещё пялится Ван Се, но решил, что об этом тоже думать не будет.

— Мы с Се-эром приедем завтра, — сказала Лю Цяньцяо. — А-Сян, обними его за нас, хорошо?

Гу Сян кивнула и шмыгнула носом, почему-то решив зареветь только сейчас. Ло Фумэн прижала её к себе, гладя по волосам.

— Цзышу, мы зайдем первыми на минуту, — сказала она. — Потом пойдёшь ты, хорошо?

Чжоу Цзышу кивнул и сел.

Он мог немного подождать.

***

Вэнь Кэсин сидел на больничной постели скрестив ноги и размешивал что-то в кружке. Он не поднял глаза, когда Чжоу Цзышу вошёл, но вздрогнул, когда тот приблизился.

— А-Сюй! — воскликнул он. — Ты меня напугал. Сказал бы, что ты крадёшься как мышка, но я сейчас и слона бы не услышал. Ну, может, и услышал. У меня теперь в ушах звенит и шумит. Такое, знаешь, жужжание противное. А-Сюй?

Цзышу поморщился.

Выглядел Вэнь Кэсин нормально: улыбался искренне, обхватил пальцами его запястье и потянул на себя, заставив сесть на край кровати.

Чжоу Цзышу заправил за ухо мешающиеся пряди волос и, положив ладонь на затылок Вэнь Кэсина, прижался своим лбом к его. Сердце колотилось, грозя пробить грудную клетку и выскочить наружу.

— А-Сюй, — Вэнь Кэсин потерся носом о его нос, — ты в порядке?

Чжоу Цзышу усмехнулся. Это он должен был задавать этот вопрос.

Он поцеловал Вэнь Кэсина, просто чтобы убедиться, что тот жив.

Оторвался от его губ только потому, что в палату вошли два офицера милиции, одним из которых был Цао Вэйнин.

— Чжоу-гэ, — с заметной радостью кивнул тот, — простите. Нам с офицером Мо нужно опросить Вэнь-гэ о произошедшем. Я вызвался сам, чтобы а-Сян не волновалась, и…

— Ближе к делу, — сказал его коллега. — Вы потерпевшему кто?

— Вэйсюй, — пихнул его в бок Цао Вэйнин.

— Это обычный вопрос, — пожал тот плечами.

— Насекомые мешают мне вас услышать, — громко сообщил Вэнь Кэсин. — Но направление мысли я понял. А-Сюй останется. Свои вопросы вы можете написать, я отвечу.

Цао Вэйнин и Мо Вэйсюй переглянулись и полезли за телефонами.

Вэнь Кэсин читал вопросы у них с экранов и отвечал.

— «Что-то необычное?» Всё было как всегда. «Посторонние?» Нет, никто не приходил. «Заказывал ли доставку?» Нет, не заказывал. О, но приходил курьер с цветами!

Чжоу Цзышу развернул его за плечи к себе.

— Какой ещё курьер с цветами?

— Да, — Вэнь Кэсин кивнул, — я подумал, что они от тебя.

— Лао Вэнь, ты идиот? — Чжоу Цзышу захотелось трясти его до тех пор, пока в его прекрасную глупую голову не залетит мысль о том, что нельзя быть таким беспечным.

— Мы проверим курьера с цветами, — сказал Цао Вэйнин и кивнул коллеге. — Если Вэнь-гэ вспомнит что-то ещё, позвоните мне.

— В цветах была бомба, да? — расстроенно поджал губы Вэнь Кэсин. — Я не подумал. Глупо было предположить, что они от тебя.

В груди Чжоу Цзышу что-то сжалось. Он едва смог проглотить вставший поперек горла комок, а потом осторожно дотронулся до подбородка Вэнь Кэсина, вынудив поднять на него глаза.

— Я люблю тебя, — сказал он, стараясь, чтобы всё было ясно по движению губ. — Переезжай ко мне. Я построю тебе гардеробную.

Вэнь Кэсин моргнул.

— А-Сюй, я не совсем понял, что ты сказал в самом конце.

Чжоу Цзышу вздохнул и, взяв его ладонь, принялся выводить кончиком пальца иероглиф за иероглифом.

«Я люблю тебя».

«Переезжай ко мне».

«Я построю тебе гардеробную».

Вэнь Кэсин улыбнулся и просто кивнул.

— Хорошо, что я купил тебе в офис новый диван, правда? — громко спросил он.

— Тебе повезло, что больных не бьют, — проворчал Чжоу Цзышу и поцеловал его снова.

И снова.

И снова.

Чжоу Цзышу мог бы целовать Вэнь Кэсина целую вечность.

Экстра 1

Вэнь Кэсин зашел в кабинет Чжоу Цзышу с выражением нашкодившего кота на лице. В последний раз такое было, когда он притащил Чжан Чэнлина и, очень быстро выдав «его отца и братьев тоже убил Чжао Цзин, он хочет научиться защищать других, теперь ты шифу, поздравляю», попытался скрыться из вида.

Чжан Чэнлин выглядел так, словно его могло унести сильным порывом ветра, но даже два месяца спустя упёрто таскался на занятия и ходил за Чжоу Цзышу хвостом.

— Что ты сделал?

Вэнь Кэсин округлил глаза и нервно засмеялся.

— А-Сюй, — возмутился он, — почему ты сразу решил, что я в чем-то виноват?

— А кто виноват? — Чжоу Цзышу прищурился.

— Кто-то, кто не я.

— Лао Вэнь, дай мне чуть больше вводных данных.

Вэнь Кэсин глубоко вздохнул и на выдохе стремительно признался:

— Мне пришло письмо с угрозами.

— Что?! — Чжоу Цзышу подкинуло на месте.

— Но Хань Ин увидел, кто подложил этот конверт в почту, так что не о чем волноваться, — Вэнь Кэсин усадил его обратно на диван, надавив на плечи. — Я рассказал только потому, что Хань Ин пообещал, что сделает это сам. А-Сюй, это нечестно, что ты подослал ко мне шпиона и отказываешься забирать!

Чжоу Цзышу вздохнул.

— И кто это?

— Не скажу.

— Лао Вэнь, ты издеваешься?

Вэнь Кэсин заулыбался льстиво и забрался к нему на колени.

— Он безвреден. Просто шлет эти письма перед важными проектами, чтобы я заволновался и сделал ошибку. Хочет получить мое место.

— И меня это должно успокоить, потому что?..

— Теперь я знаю. А он не знает, что я знаю. И я сам с ним разберусь.

— Ты позвонишь Цао Вэйнину и…

— Ему даже а-Сян не позвонит. По крайней мере, по этому поводу, — Вэнь Кэсин коротко поцеловал его, а потом лизнул нижнюю губу. — Ну а-Сюй, дай мне повеселиться.

— Хорошо. Завтра начнутся занятия у нового курса. Будешь тренироваться с ними, и я дам тебе повеселиться.

Вэнь Кэсин надулся.

— Как бесчувственно! Собираешься заставить меня ползать по этой вашей полосе препятствий?

— Это часть обучения.

— Позволишь кому-то прижимать меня к мату?

— Это тоже часть обучения.

— А что насчет совместного душа? Все ходят и я пойду?

Чжоу Цзышу хмыкнул и уронил Вэнь Кэсина вбок, спиной на диван. Навис над ним и внимательно посмотрел в глаза.

— Эту часть обучения тебе придётся пропустить.

— Ох. Но я ведь буду грязным.

— Будешь, — пообещал Чжоу Цзышу. Вэнь Кэсин коротко застонал, облизав губы, и положил ладонь ему на затылок, притягивая к себе для поцелуя.

И в этот самый момент в дверь очень вежливо постучали.

— Шифу! — раздался голос Чжан Чэнлина. — Шифу, у нас проблема!

Чжоу Цзышу тяжело вздохнул, уткнувшись лбом в плечо беззвучно смеющегося Вэнь Кэсина.

— Смешно тебе? — спросил он.

— Не злись, а-Сюй. Я компенсирую тебе всё вечером.

— И поможешь с любой «проблемой», про которую он собирается рассказать.

— Но это ведь ты его наставник, — заюлил Вэнь Кэсин.

— А ты его притащил, — усмехнулся Чжоу Цзышу, поднимаясь. — И когда он косячит, он твой.

— Что это ещё за сцена из «Короля льва»? — возмутился Вэнь Кэсин.

— Шифу! — снова позвал Чжан Чэнлин.

— Если вы опять сломали тренажёр, я сломаю вам по левой ноге и заставлю прыгать тридцать кругов вокруг базы на правой, — громко пообещал Чжоу Цзышу, распахивая дверь настежь.

— Шифу шутит, — тут же добавил улыбающийся Вэнь Кэсин, встав рядом. — Он просто отдаст вас мне, а я отдам вас Гу Сян, и вот она уже придумает, чем полезным вас занять.

На лице Чжан Чэнлина проступил настоящий ужас, и Чжоу Цзышу расхохотался, сжав ладонь на его плече.

Экстра 2

Вэнь Кэсин отошёл в уборную, оставив Чжоу Цзышу наедине с Цзин Бэйюанем, который уже минут двадцать с кем-то переписывался по работе, не реагируя на внешние раздражители, и У Си, от всезнающего взгляда которого бежали мурашки по спине.

Чжоу Цзышу не верил в сверхъестественное.

У Си спокойно сказал:

— Нет смысла беспокоиться.

— Что? — Чжоу Цзышу усилием воли подавил дрожь.

— Ты хочешь задать Кэсину вопрос. Нет смысла беспокоиться об ответе.

— Если он будет отрицательным, я приду к тебе и отомщу, — пообещал Чжоу Цзышу.

У Си просто посмотрел на него как на идиота и сказал:

— Не придёшь.

— Куда не придёт? Кто не придёт? — Цзин Бэйюань оторвался от телефона и теперь переводил взгляд с Цзышу на У Си и обратно. — А где Кэсин?

— Сейчас вернется.

— Кто тогда не придёт?

— Чжоу Цзышу собирается спросить…

— Куда вы поедете в отпуск! — перебил его Чжоу Цзышу, краем глаза заметив приближающееся розовое пятно. Костюм Вэнь Кэсина был из гардероба куклы и привлекал внимание всех девчонок — от младенчества и до бесконечности.

Цзин Бэйюань широко улыбнулся, но тут его телефон снова пиликнул новым сообщением.

— Вот чёрт. Простите. Я в прямом эфире слежу за репутационным крахом.

— Главное, что он чужой, — фыркнул Вэнь Кэсин, вернувшись на своё место рядом с Чжоу Цзышу. — Я вот слежу за тем, как Се-эр собирается на свидание. Прислал мне двадцать фото, сразу видно человека, чью одежду не взорвали.

— Он ведь понимает, что Е Байи не заметит?

— Это уже будет проблема старика, — закатил глаза Вэнь Кэсин. — Надеюсь, он выживет, а то мне будет не с кем ругаться. Я готов даже за это выпить. А-Сюй?

Чжоу Цзышу улыбнулся и долил в его бокал вина.

— Он выживет, — спокойно сказал У Си.

— Тшш! — Вэнь Кэсин погрозил ему пальцем. — Без спойлеров!

Экстра 3

— «Вино у меня превосходное было, но только с тобою в нём радость вкушал я», — выразительно произнес Вэнь Кэсин. Он стоял рядом с комодом в одном полотенце, только что выйдя из душа. — Другими словами, я очень соскучился, а-Сюй. Давай в следующий раз ты поедешь со мной?

— Ассистентом или телохранителем?

— Мужем. Будешь сидеть со мной на модных показах в первом ряду и уныло смотреть на длинноногих красоток, проходящих мимо.

— Не боишься, что я так найду другую длинноногую красотку и тебя брошу? — со смешком спросил Чжоу Цзышу, пытаясь не выглядеть подозрительно. Не показывать, как от этого шутливого «мужем» сердце подпрыгнуло к горлу и заполошно забилось в груди.

— А-Сюй! — Вэнь Кэсин натянул мягкие домашние штаны и драматично положил руку на грудь. — И как у тебя только язык повернулся! Так вот какой ты на самом деле!

— Да-да, ужасный человек. Ты знал об этом с самого начала.

— Никто с тобой не пойдёт, — надул губы Вэнь Кэсин. — Я всем скажу, что трогать моего мужа — это смерть карьере.

— М-м-м, длинноногий и ревнивый. Куда от тебя деться? — Чжоу Цзышу поймал его в объятия и прижался губами к нежной шее.

— Никуда, — довольно вздохнул Вэнь Кэсин. — А-Сюй, по сексу я тоже соскучился.

— Хочешь сказать, что не трогал себя, когда звонил мне каждый вечер?

— Это не считается.

Чжоу Цзышу улыбнулся и толкнул Вэнь Кэсина на кровать. Снова избавил его от штанов и нижнего белья, оставив обнажённым: рассыпавшиеся по постели еще влажные волосы, ладное тренированное тело с нежной, избалованной дорогим уходом кожей, твердеющий член.

— Я хочу посмотреть, как ты себя трогал.

— А-Сюй, — обиженно воскликнул Вэнь Кэсин. — Это ты должен меня трогать.

— Лао Вэнь. Я с места не сдвинусь, пока ты мне не покажешь.

Вэнь Кэсин скривил губы, но послушно завозился, устраиваясь удобнее. Поймал флакон со смазкой, который кинул Чжоу Цзышу ему в руки.

— Выглядишь слишком довольным.

— Начинай.

Вэнь Кэсин приподнял бровь и, не сводя с Чжоу Цзышу взгляда, широко облизал свою ладонь.

— Лубриканта у меня не было, — заметил он, обхватывая член. — Да и времени тоже. Ты не любишь болтать попусту, а-Сюй. Но твой голос столь же прекрасен, как и твоё лицо. Такой прекрасный человек просто не может быть так бессердечен. Стоять здесь и… — он всхлипнул, свободной рукой скользнув между бедер, — смотреть, когда мог бы подойти и взять.

— Подготовь себя для мужа, — сказал Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин застонал, шире разведя ноги. Выдавил смазку на длинные пальцы и охнул, когда решил начать сразу с двух.

— Не торопись.

— Ты меня убиваешь, а-Сюй, — жалобно протянул Вэнь Кэсин.

Его член пачкал влагой напряженный живот. Его пальцы медленно двигались внутри, растягивая и готовя место для Чжоу Цзышу.

— Ещё не насмотрелся?

— Продолжай.

Чжоу Цзышу не торопясь разделся. Вэнь Кэсин не сводил с него голодных глаз, тяжело дышал и облизывал губы.

— А-Сюй, — позвал он. — Ну же, а-Сюй.

— Продолжай.

Чжоу Цзышу шагнул вперёд и залез на кровать, оказавшись между его ног, огладил ладонями дрожащие бедра, надавил на ладонь Вэнь Кэсина, три пальца которой двигались внутри, заставив сильнее проехаться по простате.

— А-Сюй!

— У тебя очень красивые руки, — сказал Чжоу Цзышу.

— Пожалуйста. Пожалуйста.

Из уголков глаз Вэнь Кэсина потекли слёзы. Чжоу Цзышу стер их свободной рукой и поцеловал искусанные губы, порозовевшие щеки, длинную шею и грудь. Втянул в рот сосок и прикусил, перекатил языком серёжку в пирсинге, на мгновение пожалев, что сегодня здесь был не колокольчик.

— А… Сюй.

— Сейчас, — сказал Чжоу Цзышу. — У меня такая примерная жена.

Вэнь Кэсин застонал, когда Цзышу убрал его руку и погладил пальцами покрасневшие края ануса. Застонал снова, когда внутрь толкнулся член, и обхватил ногами бедра Чжоу Цзышу.

— Да, — выдохнул он. — Да.

Чжоу Цзышу улыбнулся и начал двигаться так, как нравилось Вэнь Кэсину: сильно и глубоко, чтобы едва успевал вздохнуть и цеплялся за плечи и спину пальцами, оставляя на коже красные полосы. В какой-то момент он закинул правую ногу Вэнь Кэсина себе на плечо, раскрыв максимально широко, и стал трахать медленнее, заставив заметаться под собой.

— Трогай себя, — хрипло приказал он. — Я хочу смотреть, как ты себя трогаешь.

Вэнь Кэсин отчаянно застонал и потянулся первым делом не к члену, а к соскам, сжав их между пальцами, потянув за колечки пирсинга, жалобно всхлипывая от каждого движения. И кончил, испачкав семенем их обоих и крепко сжавшись на члене Чжоу Цзышу. Которому хватило еще пары судорожных движений, чтобы тоже провалиться за край и рухнуть на Вэнь Кэсина.

— А-Сюй, — позвал тот несколько минут спустя.

— М?

— Мы липкие и грязные.

— Да, — согласился Чжоу Цзышу и не пошевелился.

Вэнь Кэсин рассмеялся, выводя узоры на его спине.

— Давай сходим в душ? — спросил он.

— Давай поженимся?

Вэнь Кэсин замер, и в груди Чжоу Цзышу что-то оборвалось. Он поднял голову и посмотрел на него в ужасе.

— Забудь, — потребовал Цзышу.

— Забыть? — озадаченно повторил Вэнь Кэсин и отвел глаза.

— Стой. Не в этом смысле. У меня был план. Я купил цветы. Я купил кольца. Я… давай сходим в душ, и потом я спрошу ещё раз. Когда мы будет одеты. С цветами. После того, как я выну из тебя член.

— Я ни разу не слышал от тебя столько слов подряд, — на губах Вэнь Кэсина появилась нежная улыбка. — Да, давай. Давай поженимся, сходим в душ, давай ты подаришь мне цветы и кольцо. С членом что-то придётся придумать, потому что мне очень нравится, когда он внутри и…

Чжоу Цзышу заткнул его поцелуем.

А потом — не сразу, сразу просто не получилось — они сделали всё из этого списка. Сходили в душ, поженились.

Вместе узнали все подводные камни брака. На самом деле очень многое сделали вместе.

А пока — лежали в обнимку, совершенно обнажённые и счастливые, и целовались. И этого было вполне достаточно.
allayonel2021.10.02 21:51
Ура, все-таки вы принесли текст! Очень его люблю, кроссовер получился очень завлекательный!
Elhen2021.10.07 22:21
Ааа, я очень рада видеть эту прекрасную историю здесь. Удачи! <3
цитировать