Гарри Поттер;количество слов: 5263
автор: _lumos_
бета: hartwig_n

All red

саммари: Рон очень близок со своей семьей, очень. А еще у него есть любимый парень.
примечания: AU: Без магии, Вуайеризм, Групповой секс, Двойное проникновение, Инцест, Полиамория, Романтика, Современность, Трисам
Близость

Их семья всегда была шумной, веселой, многочисленной и такой близкой. На рождественские каникулы в «Норе» традиционно собирались все. И этот год не стал исключением.


Рон, грызя имбирное печенье, затесался в угол, так как мама уже пару раз на него прикрикнула, а находиться в опасной близости сразу с двумя женщинами семейства Уизли было чревато. Сейчас мама и Флер что-то выясняли на кухне. Джинни не вмешивалась, лишь закатила глаза и умчалась наверх. Рон понимающе переглянулся с Гарри и подмигнул ему, получив в ответ сияющую улыбку. Этот новый парень сестры ему понравился. Он носил уютные клетчатые рубашки и худи, поправлял вечно сползающие на кончик носа круглые очки и, кажется, никогда не расчесывался. Они прекрасно провели каникулы в обществе друг друга, играя в шахматы, приставку и таская курицу прямо из-под носа мамы, что, надо сказать, было верхом таланта. Даже близнецы один раз попались, а они с Гарри нет.

Рон расслабленно расположился в кресле, мечтая еще об одном стаканчике пунша и крепком сне, когда его бессовестно растолкали. Фред наклонился через спинку и растрепал ему волосы, а Джордж сел прямо на ручку.

— Эй, Мелочь, не хочешь в Лондон?

Рон лениво приоткрыл один глаз и посмотрел на Джорджа. На детское прозвище от братьев он давно перестал обижаться. Тем более сейчас оно означало лишь одно.
— Зовете в гости?

Близнецы держали магазин приколов в Лондоне и жили прямо над ним. Рон любил их просторные апартаменты больше своей съемной комнатушки, но даже у него должно быть свое личное пространство. Так, иногда, разнообразия ради.

— Встречать Новый Год, ага. — Фред уже занял место брата, который умчался предупредить маму. Молли Уизли все любили, уважали и немного боялись. — Он скажет, что мы забираем тебя на вечеринку.

Фред усмехнулся и наклонился ближе к Рону, горячо шепнув на ухо:
— Приватную, разумеется, но об этом мы уже никому не расскажем.
Рон тут же покраснел и оттянул ворот шерстяного колючего свитера, который связала мама. Боже, он хотел бы поскорее его снять.

— Все, Мелочь, нас отпустили. — Джордж материализовался рядом словно по волшебству. — Прощаться будем или просто громко хлопнем дверью?

Рон оглядел гостиную с другими своими братьями, их женами и племянниками. У камина сидел Гарри и, кажется, все это время пристально наблюдал за ними.

— Я тогда к Гарри подойду и к вам. — Фред с Джорджем переглянулись и синхронно прыснули от смеха.

Рон показал им язык и отошел к Гарри, чтобы обменяться контактами на фейсбуке.
Спустя полчаса они ехали в старом голубом фордике «Англия», который перешел близнецам от отца. Точнее, они просто как-то взяли его без спроса, и Артур Уизли по доброте душевной им все простил.

— Устал? — заботливо спросил Фред, оглядываясь на Рона. Тот практически разлегся на заднем сиденье и разве что не похрапывал. И чего близнецам приспичило умчаться из «Норы» на ночь глядя.

Каким-то чудом Фред умудрился перелезть к нему, пока Джордж продолжал вести автомобиль. Рон по инерции придвинулся ближе к брату, который обнял его и поцеловал в макушку.

— М-м-м, ты до сих пор пахнешь корицей и имбирным печеньем.
Рон фыркнул и уютнее устроился в объятиях Фреда. Запах пороха не выветрился даже после нескольких дней в «Норе». Рона это устраивало, так было привычнее.

— Вы с Гарри подружились, — заметил Джордж; он иногда поглядывал через зеркало на них.

— Надеюсь, ты не против, что мы тебя так выдернули.

Фред положил руку Рону прямо на бедро, отчего тот слегка покраснел и отрицательно помотал головой. Нет, он нисколько не возражал, особенно сейчас, когда по телу прошла приятная дрожь легкого возбуждения и предвкушения.

Когда рука поднялась выше, Рон сполз так, чтобы Фреду было удобнее. Брат по-хозяйски приподнял край свитера и расстегнул ширинку. В тишине машины звук от молнии на джинсах прозвучал сигналом к штурму.

— А он нетерпелив, да?

Джордж посмотрел через зеркало прямо на Рона, ловя все его жесты. Фред уже поглаживал бугор полувозбужденого члена через белье, и Рон отчаянно заерзал. Брат, конечно же, понял и ловко помог приспустить джинсы. Вот теперь стало комфортнее и вместе с тем жарче. Рон прикусил губу, когда Фред залез прямо под его боксеры и большим пальцем огладил головку члена.

— Фордж, все равно дома тебе достанется самое вкусное.

— Но братья должны делиться друг с другом, да, Мелочь?

Джордж улыбался, а Рону было уже не до их легкой игры в конкуренцию. Он мотал головой по сидению, пока Фред методично ему дрочил. Если бы не теснота машины, то он бы давно разлегся и вскидывал бедра наверх.

— Вы бы там хотя бы поцеловались, — Джордж, судя по блеску в глазах и слегка тревожному голосу, тоже возбудился.

Фред подмигнул ему и притянул Рона для глубокого, жадного поцелуя, который вкупе с дрочкой сносил крышу. Слишком давно у Рона не было этой близости.

— Хочешь, чтобы мы тебя трахнули, Ронни?

Фред лишь немного скользнул рукой за мошонкой Рона, туда ниже, и этого хватило, чтобы дыхание участилось. Рон непроизвольно простонал, возможно, даже согласился на все, что гребанные засранцы захотят с ним сделать. Так повелось с детства: из всех братьев самыми близкими и родными он считал близнецов. Он доверял им более, чем полностью.

— Мы закупили тонну твоей любимой клубничной смазки, слышишь, Мелочь?

Рон промычал ответ в рот Фреда. В голове бились две мысли. Как, черт возьми, Джордж мог все еще вести машину по темному шоссе? И когда уже Рон почувствует его член внутри себя?

— М-м-м, Мелочь, как легко ты заводишься, — Фред провел языком по уху Рона, прикусил мочку, и тот с небольшим вскриком кончил, заливая руку Фреда спермой. Черт, опять чистить машину.

Но сейчас Рону было плевать. Он удобно развалился на сиденье, расслабленно дыша.

— А вы? — он недоуменно переводил взгляд с Фреда на Джорджа.
— А мы побережем силы для более взрослых игр, Мелочь, — подмигнул последний и многообещающе улыбнулся.

Вторжение

Многострадальный старенький телефон разрывался от уведомлений. Рон неохотно свесил руку, чтобы достать его с пола у кровати, и, проморгавшись, вчитался в сообщения.

"Слухи в нашей семье не врут, и малыш Рон отбил у сестры парня?"

"Какой у Гарри член? Нам надо знать для науки".

"Сычик, ты хотя бы не сосись с ним, как с Лавандой на каждом углу".

Ответ “отъебитесь” Рон напечатал лишь Джорджу: Фред и так прочтет.

Рон тяжело вздохнул и посмотрел в потолок. Ну да, с Гарри было интересно. Они часто переписывались, посещали одни факультативы, ходили в кино и пару раз на свидания. Рон улыбнулся и покосился вправо, где из-под одеяла торчала черноволосая макушка. Ладно, может, не только ходили на свидания.

Телефон снова трелькнул.

"Отьебать мы можем, если попросишь"

"Кофе угостишь?"

В дверь забарабанили, и Рон обреченно простонал. Гарри продолжал безмятежно сопеть в подушку — его, наверное, и третья мировая не разбудила бы. Рон улыбнулся и поплелся открывать дверь близнецам.

— Только не шумите, — шикнул он вместо приветствия.

Фред приобнял брата и поцеловал в щеку, а Джордж уже вытягивал шею в сторону кровати, понимающе хмыкая.

— Вообще мы от матушки, с поручением. — Фред поиграл бровями и вручил Рону пакет, от которого восхитительно пахло домашней едой.

— Когда это вы успели?

Рон оторвался от созерцания содержимого пакета и последовал на кухню, которой служила небольшая ниша в стене.

— Сычик, уже полдень. Или вы так увлеклись, что...

Рон замотал головой, не давая Джорду продолжить. Нет, хватит с него: они уже заявились вот так в его квартирку, когда Рон планировал проваляться в постели с Гарри весь день.

— Мгмх, Рон, ты где? — раздалось мычание со стороны кровати. Гарри сел, мотая головой и пытаясь проснуться. — Если ты решил приготовить завтрак, то я, пожалуй, закажу сразу доставку.

— А ты забавный, — хихикнул Джордж и, снимая джемпер, присел поближе к нему на разворошенную и такую еще теплую постель. Рон застонал, мечтая снова упасть в кровать. Желательно с Гарри под боком. Хотя раньше он ведь часто засыпал между братьями.

— Привет. — Гарри надел очки, проморгался, и теперь с улыбкой наблюдал за Джорджем и суетящимся на кухне Фредом. Последний успел забрать у Рона пакет и затолкать все в мини-холодильник.

— Гарри, они сами напросились, — Рон чувствовал, что надо как-то объясниться, но, похоже, его парень был идеален: он мягко улыбнулся и взъерошил и без того растрепанные волосы.

— Ничего, вместе веселее же.

Фред подмигнул Гарри и тоже вмиг оказался рядом с ним. Теперь близнецы словно зажимали его между собой, и Рон инстинктивно почувствовал, что должен что-то сделать.

И он не придумал ничего лучше, чем забраться ко всем на кровать, собственнически обвив Гарри со спины руками и ногами.

— Он будто бы маленькая обезьянка, — захихикал Фред, обращаясь к Джорджу.

— Ага, но я бы такого сладкого мальчика как Гарри тоже не отпустил бы, — вторил ему Джордж.

— Эй, мы вообще тут, — возмутился Рон и крепче прижал к себе Гарри.

— Сычик не хочет с нами делиться, — трагично возвел глаза к потолку Джордж.

— Как в детстве, да, братец? — Фред ущипнул Рона за бок, из-за чего тот непроизвольно ослабил хватку. Это было его роковой ошибкой.

Гарри тут же выдернули из его объятий и подмяли под себя. Странно, что тот совсем не сопротивлялся.

— Не думал, что буду так популярен у всего семейства Уизли, — хихикнул он и смущенно заерзал под Джорджем.

— Видишь, Сычик, он не против, — Фред взял Рона за подбородок, повернул к себе и жадно поцеловал. Тот, к своему ужасу, ответил. Тело слишком привыкло к вот таким братским нежностям.

Когда поцелуй прервался, Рон отчаянно посмотрел на Гарри, не зная, как объясниться. Но тот снова повел себя идеально: приоткрыл рот и с интересом за ними наблюдал. Кончики ушей покраснели, он нервно облизнулся. Насколько успел выучить Рон, все признаки возбуждения были налицо.

— Вот поганцы, вперед нас начали, да, Гарри?

И Джордж, чуть дернув бедрами и пройдясь возбужденным членом по паху Гарри, наклонился сам, чтобы прикусить сначала его за тонкую кожу на шее, затем спуститься губами по груди и поиграться с сосками. Рон видел все это. Гарри после прошлой ночи остался в одних трусах и с засосами его, Рона, на шее и плечах. И сейчас тот, с заметным под бельем возбужденным членом, терся всем телом об его брата и слегка постанывал. И это возбуждало ничуть не меньше, чем если бы Рон сам решил его приласкать.

Фред времени не терял: поглаживал стоящий уже у Рона член и надрачивал себе сам.

— Эй, Гарри, ты сейчас такой сексуальный, — окликнул он парочку, обращая на себя внимание. Гарри смущенно и слегка виновато посмотрел прямо на Рона. А потом в его глазах промелькнул вызов, на который Рон счел своим долгом ответить.

Он наклонился, отстраняя Джорджа чуть в сторону и сам поцеловал Гарри так, как прошлой ночью. Слишком интимно, собственнически и многообещающе.

Где-то за спиной послышалась возня: кажется, Фред перелез к Джорджу. Гарри с Роном оторвались друг от друга, чтобы с неким придыханием и восторгом наблюдать за ними. Близнецы действовали слаженно и так органично, что Рон, которого братья лишь ублажали сами, раскрыл рот от удивления. Друг с другом близнецы в постели смотрелись потрясающе. Они постепенно снимали одежду, движение мышц под кожей одинаковых тел завораживало. Хотелось тут же огладить, поцеловать, завалить обоих и трахнуть самому. Но, кажется, братья и сами неплохо справлялись. Когда Фред стал насаживаться на пальцы Джорджа, цепляясь за его плечо и слегка запрокинув голову, Рон сглотнул. Гарри рядом чуть заерзал и положил руку на член Рона, который совсем недавно ласкал Фред. По телу пробежал новый импульс возбуждения, и Рон автоматически потянулся дрочить Гарри.

Тем временем Фред перевел на них слегка затуманенный взгляд и улыбнулся.

— Фордж, смотри, как им это нравится.

Джордж оторвался от шеи Фреда и повернулся. Внезапно и так разворошенная постель стала казаться совсем узкой и маленькой. Рон предчувствовал что-то большее; вполне возможно потом они могли бы все повторить в куда подходящей непотребствам квартире братьев. Но и сейчас все было приемлемо.

— Идите сюда, мальчики. — Джордж поманил их к себе, окончательно выпустив Фреда. Гарри, как завороженный, подполз к нему первый, но Джорджу нужен был Рон. — Сычик, я украду тебя ненадолго у твоего парня.

Фред, не теряя времени, сел позади Гарри и принялся легко покусывать его за шею и плечи. Поиграл с сосками, то ущипнув, то потеребив, отчего и так красные они уже стояли, маня провести по ним языком. Интересно, такого Рон еще не пробовал. Не успел, точнее.

Джордж фыркнул и развернул Рона к себе задницей. Он потерся сильно возбужденным членом о его бедро и лишь затем развел ягодицы. Рон задрожал, почти неосознанно выгибаясь и подставляясь брату. Когда ануса коснулся влажный язык, Рон вздрогнул. Он завертелся, пытаясь рассмотреть рыжую макушку Джорджа, но тот крепко удерживал его, продолжая то растягивать его пальцем, то толкаться языком внутрь.Они с Роном впервые осмелились на такое, и мысль, что Джордж делает ему римминг на глазах у Гарри, заводила не на шутку. Рон повернул голову в тот самый момент, когда Гарри, стоя на коленях рядом и упираясь руками в постель, застонал: Фред практически синхронно с братом его вылизывал. Когда Гарри положил руку на руку Рона и переплел их пальцы, не переставая подаваться назад и почти насаживаясь на язык Фреда, по телу пробежала приятная дрожь, смесь тепла и возбуждения. По крайней мере, Рон отчетливо это представил, он сам уже тяжело дышал, так нестерпимо хотелось ощутить внутри член брата, а не только его язык и пальцы. Он справедливо считал, что давно растянут, но раз Гарри хотел еще немного насладиться таким вот парным удовольствием, то и Рон мог усмирить свои порывы. Некоторое время в комнате раздавались лишь влажные звуки: Фред явно наслаждался, вылизывая Гарри с громким причмокиванием, а Джордж в свойственной ему манере напирал деловито, с опытом. Хотелось думать, что он делает это не первый раз, и возможно, он делал так уже Фреду. Рон и сам не заметил, как стал мычать от блаженства.


Судя по тому, как раскраснелся Гарри, он бы уже давно орал и просил Фреда не останавливаться. Его щеки всегда алели от смущения, и Рон вспомнил, что первым его зацепило именно это. Гарри с языком Фреда в заднице выглядел настолько соблазнительно, что Рон наклонился к нему и жадно поцеловал. Он уже не задумывался: по инерции подчинился Джорджу, который после поцелуя чуть зарычал и уложил Рона на бок. Потом переглянулся с Фредом и слишком уж ловко поменялся с ним местами. Теперь уже Джордж продолжал разрабатывать Гарри, а Фред пристроился сзади Рона. Первый толчок ощущался естественно и привычно, ведь когда они раньше были лишь втроем, то Рона практически всегда трахал Фред, а Джордж чаще отсасывал или просто наблюдал.

Рон расслабился: он интуитивно доверял брату и знал, что сейчас ему будет очень хорошо. Но еще лучше стало, когда Джордж наконец прекратил вылизывать Гарри и уложил того так, что его член будто бы сам просился Рону в рот. А тот и не возражал. Он быстро полюбил делать минет Гарри, ведь в ответ его охуеть как благодарили.

И сейчас продолжать сохранять собственную связь между ним и Гарри казалось очень важной штукой. Рон чувствовал себя ответственным за все происходящее с Гарри, ведь это его братья втянули их в это нечто странное, но такое соблазнительное.

Фред входил сзади размеренно, и волны наслаждения начинали захлестывать Рона. В какой-то момент пальцы на ногах стали поджиматься, и Рон застонал, обдавая пах Гарри горячим дыханием. Он лизал, посасывал, просто дрочил. Гарри лежал повыше, и когда Рон поднял на него взгляд, не выпуская член изо рта, то смущенно ему улыбнулся и ободряюще посмотрел. Ему все это нравилось, и Рон поплыл: оказывается, он все время, пока они общались, ждал его одобрения.

Джордж задвигался, и уже Рону пришлось подстраиваться под их темп. Фред тоже решил ускориться, так что звуки шлепков о голую кожу заполняли собой все пространство: оба близнеца старались входить чаще и глубже. Гарри уже откровенно со стонов перешел на легкие вскрики, и Рону пришлось потянуться к собственному члену, давно стоявшему и требующему разрядки. Он прижал его у основания: уж слишком боялся пропустить момент, когда кончит Гарри. Рон не возражал бы, если тот спустит ему в рот, хотя сам Гарри после такого всегда торопливо извинялся и довольно напористо принимался ему дрочить.

От толчков Фреда приятно было безумно, от вида Гарри с Джорджем просто сносило напрочь голову.

— Сычик, будь хорошим мальчиком, помоги своему парню. Он ведь уже на грани.

Джордж каким-то образом умудрился перегнуться через Гарри к Рону и приподнять его за подбородок, буквально насаживая того еще глубже на пульсирующий член Гарри.

— Ох, Фордж, они такие милые.

— Дред, а я говорил. Ты должен мне десятку.

Голоса братьев раздавались словно сквозь вату. В ушах шумело, Рон прикрыл глаза — насколько всего было много. Член Фреда в заднице, член Гарри во рту и рука Джорджа на лице. Джордж не давил, но направлял, иногда большим пальцем поглаживал щеку, от чего Рон чувствовал приятные искорки тепла. Это все еще была его семья. И Гарри, который так органично вошел в их жизнь.

Фред закричал первым, изливаясь в Рона. Когда Гарри гортанно застонал, кончая Рону в рот, Джордж продолжал пыхтеть. Рон проглотил все на автомате, лишь жадно наблюдая, как от наслаждения Гарри откинулся на Джорджа. Они поцеловались. Гарри развернул голову вбок, и Джорджу их мягкого, чересчур нежного поцелуя хватило, чтобы самому достичь оргазма.

Затем Гарри сполз ниже и начал зацеловывать самого Рона: его лицо, шею, грудь. Он сминал его губы уже в глубоком, чувственном поцелуе, когда Рон ощутил руку кого-то из близнецов на собственном члене. Уже было не важно, кто именно помог ему. Этот восхитительный по своей крышесности оргазм Рон мысленно приписал сразу троим. И все как-то сразу стало на свои места.

Единение

Гарри помялся еще немного у входной двери и все же нажал на кнопку домофона. Открыли сразу, не спрашивая, кто это. Его ждали.

Они договаривались смотреть игру вчетвером, но Рон написал, что всерьёз опасается пасть смертью храбрых под грудой учебников. Поднимаясь в квартиру к близнецам, Гарри нервно сминал в руках пачку пива. Он еще не оставался с ними наедине без Рона и боялся той неловкости, которая могла бы возникнуть.

Но когда Фред открыл ему дверь и широко улыбнулся, затаскивая прямо через порог к себе для глубокого приветственного поцелуя, то о всякой неловкости можно было позабыть.

— Привет, Гарри, — мимо прошел Джордж, потрепал его по голове и вытащил из уже трясущихся рук пиво, а Фред продолжал исследовать рот Гарри так, будто бы совсем не занимался этим на прошлой неделе.

— Ты вовремя, игра через пару минут, — оторвался он наконец и как ни в чем ни бывало зашагал в сторону гостиной. Гарри сглотнул: он уже бывал у близнецов, так что, наверное, не стоит ждать приглашения и экскурсии. Он стащил парку, последовал сразу за Фредом и уселся сразу на диван перед телевизором. Большой, довольно уютный и мягкий диван, который даже чем-то напоминал тот, который стоял в "Норе". Близнецы продолжали приятно удивлять. В первый раз Гарри почему-то представлял себе мебель, обитую черной кожей.

— Два фунта за твои мысли, — помахал рукой перед его лицом Фред и усмехнулся, когда Гарри стыдливо опустил взгляд на руки.

— Так мало, братец, уверен, что наш Гарри стоит гораздо больше. — Джордж расставил на столике бутылки пива и закуски, а затем упал на диван. Гарри оказался буквально зажат между близнецами, но он бы этого и не заметил: от слов "наш Гарри" сердце начало отплясывать в груди черти что.

— Так, а что Рон? Застрял с этой вашей новой подругой?

— Да, Гермиона согласилась помочь ему с рефератом, который вообще-то надо было сдать еще вчера. — Гарри улыбнулся, вспоминая мученическое выражение лица своего парня, когда он оставил его днем посреди библиотеки.

— О, наверное, Сычик просто счастлив, — ухмыльнулся Фред и потянулся к пиву, по дороге как бы невзначай погладив Гарри по коленке.

— Да, он у нас всегда отличался особой эмоциональностью.

Джордж откинулся на спинку дивана, и сейчас его рука лежала прямо позади Гарри. Это смешно, они уже трахались, но вот такие моменты близости его и близнецов заставляли нервничать. Ведь они все еще говорили о Роне, который, казалось бы, их всех связывал, и которого здесь не было.

Тем временем по телевизору мелькнуло лицо симпатичного кареглазого юноши. Он сосредоточенно оглядывал футбольное поле, а к нему двигался капитан противников.

— О, а вот и Олли!

Близнецы неожиданно громко заулюлюкали, словно сидели сейчас на трибуне и болели за бывшего однокурсника. Спасибо кабельному: они транслируют матчи молодежной лиги, и не пришлось тащиться в Шотландию. Хотя Гарри подозревал, что вдвоем близнецы вполне могли предпринять подобную вылазку.

Какое-то время они смотрели матч и открыли уже по третьей бутылке пива. Джордж громко спорил с телевизором вместо судьи, а Фред лишь понимающе усмехался, когда на экране каждый раз показывали столкновения Оливера Вуда и капитана соперников, некоего Флинта.

— Тролль какой-то! — воскликнул Гарри, выплеснув на себя полбутылки.

Фред громко засмеялся, и Гарри стал смущенно промокать салфеткой свою футболку и джинсы. Однако последующая фраза Джорджа дала понять, что смеялся он точно не из-за пива.

— Тролль, ага, только лучше не говорить это при Олли. Он хмурится, когда оскорбляют его любовника, и потом у него появляется складка на лбу между глаз. Вот прям как у тебя сейчас.

И Джордж полностью развернулся к Гарри, провел пальцем по предполагаемой морщинке, чтобы ее разгладить, и бережно поцеловал это место. Подбородком он зацепил очки Гарри, и те практически сползли ему на самый кончик носа.

— Давай их сюда. — Джордж уверенно стащил очки и отложил на столик, продолжая гладить Гарри по лицу. — Ты без них такой ранимый, Гарри. И глаза зеленющие.

— А как же я буду смотреть матч?

— Ой, все равно вернется Оливер и будет в подробностях мусолить каждую его минуту. Еще все узнаем.

В квартире резко наступила тишина — Фред, судя по всему, выключил звук телевизора. Гарри все еще пытался наблюдать за действиями Джорджа, но синего мерцания от экрана было слишком мало, зато в гостиной стало определенно интимнее.

Фред задрал Гарри футболку, провел ладонями по голой спине, в конце все же остановившись на плечах, и начал медленно массировать их. Гарри тут же замычал от удовольствия. Он был слегка пьян, расслаблен и уже безоговорочно доверял близнецам. В этом было что-то более личное, нежели в их встречах вчетвером.

— Молодец, Гарри, вот так. — Джордж наклонился к нему, положил руку на бедро в опасной близости от паха. Он целовал его кратко, покусывая, будто бы уже не мог сдерживаться. Когда Гарри протянул руку к его ширинке, то почувствовал его явное возбуждение. Фред прекратил массаж, и Гарри хотел было уже возмутиться, но его обняли ногами. Фред придвинулся вплотную так, что Гарри почувствовал и его стояк тоже. Он знал близнецов недолго, но на сто процентов был уверен, что этот вечер парни спланировали именно так. Им не терпелось его трахнуть, даже если сегодня он отдувается и за себя, и Рона.

— М-м-м, Гарри, ты разрешишь же нам, да?

В том, как горячо шептал эти слова Фред ему на ухо, Гарри расслышал нотки мольбы, желания и явную уверенность в происходящем. Это ему и нравилось в близнецах. Они всегда добивались того, что хотели. Упрямством, напором и нестандартным подходом. Но честно говоря, с тех пор, как Гарри познакомился с Уизли, все в его жизни стало довольно-таки нестандартным.

— А вы уверены, что Рон не будет возражать? — предпринял последнюю разумную попытку остановить все Гарри.

— Это надо у тебя спросить, — усмехнулся Джордж, отрываясь от него лишь чтобы начать раздеваться. — Но мы всегда делились с Сычиком своими игрушками.

Гарри напрягся, но Фред тут же успокаивающе его погладил.

— Тш-ш, ты не игрушка, ты лучше. Ты — Гарри, и мы очень, очень тебя хотим прямо сейчас. Только тебя.

Фред развернул Гарри слегка к себе, чтобы ему тоже было удобнее целоваться. Тот и не заметил, когда Джордж успел расстегнуть его ширинку и начать ласкать член языком прямо через белье.

На секунду Гарри задумался, что должно быть ему немного неудобно склоняться, ведь близнецы были намного выше него самого. И от этой мысли по телу словно пробежал маленький разряд тока. Гарри дернул бедрами вперед от возбуждения и одновременно попытался отклониться назад на Фреда. Тот намек понял. Он лег на диван, утащив за собой Гарри, так что Джордж довольно и в то же время достаточно плотоядно улыбнулся, стягивая с Гарри джинсы вместе с бельем. От футболки они избавились следом.

По коже, и особенно в тех местах, где пролилось пиво, пробежался легкий ветерок. Гарри поежился, что не осталось незамеченным.

— Мы тебя согреем, Гарри, не переживай, — шепнул ему Фред, умудряясь при этом стаскивать с себя штаны. Джордж пока что ласкал член Гарри рукой, но дал ему два пальца облизнуть, чтобы начать подготовку. Он растягивал медленно, с особой осторожностью, так что Гарри хотелось завыть от нетерпения. Он только вчера был с Роном и считал, что ему многого не надо. Но от того, как Джордж его раскрывал, дрочил ему и вообще смотрел с полным обожанием, хотелось развести согнутые в коленях ноги еще шире. Близнецы его ужасно заводили. Гарри поерзал, лежа на Фреде, чувствуя задницей стояк. Его уже потряхивало и распирало от желания; он не был уверен, чей член хотел бы ощутить в себе первым. Фред шарил руками по его груди, прищипывая и выкручивая соски, кусая в шею и за ухо, но лишь слегка терся пахом о его задницу. Он единственный еще не разделся полностью, и от контраста каждый раз при трении ткани футболки на Фреде с голой кожи Гарри, последний закатывал глаза. Всего было слишком много.


Но Джордж тут же удивил его, вставив третий палец. Гарри принял его в себя, но не понимал, к чему лишние прелюдии.

— Черт, пожалуйста, — кажется, он это уже прохныкал.

— О нет, еще не совсем.

Джордж наклонился, чтобы выудить откуда-то смазку, прям как по-волшебству. Гарри уже не особо задумывался, зачем такое обилие, ведь Фред своими ласками полностью привлек его внимание. И после того, как Джордж все же перестал его разрабатывать, вставил член первым.

Это было восхитительно. Гарри дернули чуть наверх, чтобы Фред мог пристроиться удобнее и начать двигаться. С такого угла Гарри еще ни с кем пробовал, даже с Роном, и от этого чувствовал себя большим развратником, хотя вчетвером они вытворяли вещи и погорячее.

Фред все толкался, так что Гарри даже не приходилось насаживаться самому, хотя этого казалось преступно мало, ведь его очень хорошо разработали до этого. Хотелось еще большей тесноты, ощущения максимальной наполненности. Джордж продолжал умело ему отсасывать. В синем мерцании от экрана и тишине комнаты все ощущалось уже не просто интимно. Это был скорее своеобразный домашний уют, полный страсти и вожделения, нежели ничего не значащий трах с обычной похотью. По крайней мере, Гарри искренне хотелось в это верить.

Фред снова укусил его за мочку уха.

— Эй, Гарри, мы сейчас кое-что сделаем, хорошо?

Он кивнул на автомате, безоговорочно доверяя близнецам. Но когда Джордж прервал минет, то с губ Гарри сорвался разочарованный стон. Джордж рассмеялся и еще раз сжал ствол члена Гарри.

— Нашим обещаниям лучше не верить, но сейчас у тебя нет лучшего варианта.

Он наклонился прямо над ними, нависая на руках. Сначала поцеловал Гарри, а затем Фреда под ним. Оставалось лишь гадать, что задумали близнецы, и как к чертям не свалиться с этого дивана.

И тем не менее, он не заметил, как Джордж пристроился. Но с первым толчком внутрь захотелось взвыть от боли и осознания, что сейчас случится.

— Расслабься, Гарри, — Фред продолжал шептать ему всяческие нежности, отвлекать прикосновениями, пока Джордж не присоединился к брату. Ощущения были необычные. До сегодняшнего вечера Гарри не ожидал, что в нем может сразу поместится сразу два члена: по отдельности у каждого из его Уизли были впечатляющие размеры. Но он чувствовал себя максимально заполненным, и в данную секунду это было то, что нужно.

Близнецы двинулись на пробу внутри. Они входили и выходили так синхронно, что Гарри представил, что трахается лишь с кем-то одним. Это помогло перетерпеть первые неприятные мгновения, а затем темп ускорился. Близнецы толкались так глубоко и часто, что Гарри потянулся к собственному члену и пережал его у основания. Не хотелось кончить сразу же.

Джордж продолжал нависать над ними, он не закрывал глаза от удовольствия и все смотрел собственнически то на Гарри, то на Фреда. Последний переплел пальцы с Гарри и вылизывал на его теле все, до чего мог дотянуться.

Гарри успел задуматься, что близнецы должны ловить кайф от того, что чувствуют друг друга внутри него. Возможно, они уже проделывали такое с Роном.

Джордж перехватил инициативу, став двигаться врознь с братом. И Гарри, который до этого уже загнанно дышал, перешел на постанывания и вскрики. Таким громким он не был даже с Роном. Кончить прямо сейчас стало жизненно—необходимой вещью.

И Фред ему это позволил. Он дотянулся до члена Гарри и накрыл его руку своей, направляя и задавая темп дрочки. Джордж склонился, чтобы еще раз поцеловать Гарри, и тот с протяжным стоном кончил. Сперма стекала по Гарри прямо на Фреда, и совсем скоро он и внутри себя почувствовал влагу. Наблюдать за двойным оргазмом близнецов после того, как они вдвоем же его оттрахали, для Гарри могло стать любимым занятием. Где-то между утренними обнимашками с Роном и воскресными обедами в "Норе". В его жизни уже полгода было довольно много Уизли, но он ни о чем не жалел.

Отношения

Часы отбили девять. Университетская библиотека уже давно была закрыта, но Рон с Гарри просто физически не могли заставить себя ее покинуть. Звучало абсурдно, но Рон за ту неделю, когда подменял Гермиону из-за какой-то бельгийской конференции, воспылал особой нежностью к этим совершенно не пыльным стеллажам. Всем друзьям он, конечно, говорил, что дежурит ради дружбы и обещанного шоколада. Но после первого же вечера, когда Гарри заглянул к нему с индийской едой на вынос, оказалось, что тискаться в самом дальнем углу довольно приятно.

— Эй, тебе здесь удобно? — казалось бы, в сотый раз за вечер переспросил Гарри.

— М-м-м, — Рон провел губами по его челюсти. Вообще, он просто обожал челюсть Гарри. — Да, вполне.

Гарри слегка и понимающе улыбнулся и подвинулся ближе, хотя места между ними уж точно не оставалось. Но Рон не возражал, он только откинулся на стеллаж и покрепче сжал в объятиях своего парня.

— Будешь скучать по этому месту? — Гарри смотрел так открыто и искренне, что Рон вместо ответа накинулся на него с поцелуем. Очки уже привычно сбились с носа, и в какой-то момент Гарри снял их, буквально вслепую умудряясь отложить на стеллаж позади них. Рон тоже время даром не терял и успел залезть в джинсы к Гарри.

— Эй, это нечестно, — возразил тот, когда все же смог оторваться от поцелуев и взъерошил и без того растрепанные волосы. Рон уловил его панику.

— Тоже хочешь мне отсосать? — он с любопытством наклонил голову и стал рассматривать Гарри. В скудном освещении этого угла он казался нереальным, словно из другого мира, где все еще царят свечи, перья и такие удобные для быстрого перепихона ниши в стенах замка.

Да, Рон смотрел телек и мог нафантазировать всякое.

— Знаешь, я вообще-то и не помню, когда держал его во рту последний раз.

Гарри, для которого откровенные разговоры о сексе и их вполне себе своеобразных отношениях все еще были пугающими, замер и отвел взгляд. Рон буквально рукой чувствовал, как спадает его возбуждение.

— Ты прав, прости. Фред и Джордж порой перехватывают инициативу…

— Нет, что ты. Они потрясающие, — Гарри осекся и вновь испуганно посмотрел на Рона. — Но почему-то вдвоем мы проводим время лишь здесь.

Рону даже не нужно было ничего говорить. По его взгляду Гарри все понял.

— О, окей.

— Я тебя не ревную, — успокаивающе погладил его по щеке Рон, а другой рукой продолжил ласкать член, который все же привычно и довольно заинтересованно дернулся. Было так легко вытащить оба их члена и начать дрочить. Они поместятся в его ладони, да и Рон знал, что Гарри оценит эту заботу за них двоих. Но еще важнее сейчас было расставить все точки.

— На самом деле, Фред говорил, что между ними, этими шпалами, ты смотрелся уже мелким.

Гарри совсем не обратил внимание на эту ремарку. Он лишь глубоко вздохнул и подался бедрами вперед, принимая лидерство Рона в их сегодняшнем импровизированном сексе.

— И знаешь, — Рон говорил четко, но с легким придыханием и на каждом движении руки туда-сюда. — Эта картинка теперь стоит у меня перед глазами.

— Стоит, — завороженно повторил за ним Гарри и потянулся к члену Рона, который, действительно, уже распирал ширинку.

— Ох да, бля, — выдохнул он, когда Гарри все же неведомым образом стянул с него джинсы до колен. Этого хватило, чтобы притиснуться и начать тереться пахом друг о друга.

— Меня возбуждает то, как мои братья делают очень хорошо моему же парню, — Рон уже горячо шептал Гарри, обняв его одной рукой. Он никак уже не мог перестать тереться о него, хотя планы изначально было несколько иные.

— Я люблю смотреть, как близнецы заботятся о тебе, — признался уже полустоном Гарри.

— Вот видишь, сколько у нас общего, — то, что должно было стать шуткой, в устах Рона прозвучало утверждением.

— Я люблю тебя, — просто ответил Гарри. И они кончили, оба не совсем одновременно, но с однозначным желанием поскорее занять горизонтальную поверхность. Потому что Рону срочно требовалось трахнуть Гарри и признаться ему в любви. А Гарри просто нужен был Рон.

У них все было просто. Даже в самых запутанных отношениях.
цитировать