Азиатские новеллы и дорамы 3-15К;количество слов: 5417
автор: Eide
бета: Aihito

Принц Юй и коварный лебедь

саммари: Линь Чэнь - оборотень-лебедь, и у него украли халат из волшебных перьев.
примечания: Иллюстрации Aihito (https://twitter.com/mew_mew_aihito)
предупреждения: AU; сборная мифология, которая не имеет никакого отношения к китайской; альтернативная магическая анатомия
Когда принц Юй прибыл к господину Су, тот прогуливался у пруда. Юй приказал не докладывать о себе, и немедля направился на поиски советника. Стояла теплая осенняя погода, но дул легкий ветер, и на господине Су был плащ с белой меховой оторочкой. Пользуясь, что его не видят, Юй невольно залюбовался. По пруду плавал лебедь — большой, белоснежный, с изящно выгнутой шеей. Вот он подплыл к советнику, поднял к нему клюв, тот, улыбнувшись, достал из рукава угощение и протянул на ладони. Облик господина Су был прелестным, не очень подходящим для ученого мужа, но неизменно радующим глаз. И картину они с лебедем являли совершенную, достойную быть перенесенной на бумагу самой тонкой кистью. Юй подошел ближе. Увидев его, лебедь неожиданно распахнул огромные крылья, выбрался на берег и зашипел, вытягивая шею. Ни следа прежней красоты. Юй даже остановился — еще не хватало связываться со вздорными птицами. Господин Су бесстрашно положил руку на лебединую голову и что-то негромко произнес. Лебедь пару раз грозно взмахнул крыльями, после чего соскользнул обратно в пруд и, повернувшись к Юю хвостом, поплыл от берега.

— Прошу прощения, ваше высочество, — поклонился господин Су. — Я иногда подкармливаю эту птицу, и, похоже, она решила взять на себя мою охрану.

Лебедь встряхнул головой, издал явно насмешливое гиканье, забил крыльями и поднялся над прудом. Пролетая над крышами построек, он снова пронзительно крикнул и за ним тут же кинулся мальчик-телохранитель. Принц и советник проводили обоих взглядами.

— Вы умеете добиваться преданности у самых невероятных созданий, — заметил Юй.

Господин Су только скромно улыбнулся, принимая похвалу.

В следующих визитах Юй еще ни раз встречал эту странную птицу: она гоняла по двору слуг господина Су, невозмутимо плавала в пруду, носилась над крышами с Фэйлю и даже играла с ним в вейци. При этом, как показалось Юю, выигрывала, а не просто клевала камешки. Это вызвало его закономерные подозрения. Он не был знаком с повадками лебедей, но сомневался, что птицам под силу освоить искусство стратегии.

Вернувшись во дворец, Юй тем же вечером приказал принести все свитки с мифами и легендами, которые найдутся в архиве. К утру он наткнулся на ценное сказание, в котором опальный принц полюбил прекрасную деву-лягушку, спрятал ее шкурку и в обмен на нее возжелал взять деву в жены. Дева конечно же ответила согласием, да еще помогла ему получить престол. Юй слышал про оборотней-лисов: говорили, что среди хуа таковые водились, почему бы у господина Су, выходца из цзянху, не появиться оборотню-лебедю? Юй вызвал к себе Хуэй Яо и приказал отрядить самого ловкого шпиона проследить издали за загадочным лебедем и выведать его секрет.

Через три дня шпион доложил, что по вечерам лебедь улетает на дальнее лесное озеро, где оборачивается в деву и всласть плещется среди лотосов. Саму деву шпион не разглядел, видел только издали над водой черноволосую макушку.

Юй повелел щедро наградить соглядатая и вне себя от волнения заходил по комнате. По легенде, чтобы заключить договор с оборотнем, надо было самому заполучить его шкурку. Или перья, что бы там эта прекрасная дева с себя ни сбрасывала. Юй представил, какой ослепительный облик должна иметь грациозная птица в обличьи девы, и довольно вздохнул. Такая прекрасная наложница пришлась бы ему подстать. А уж умение девы возводить принцев на престол пригодилось бы ему, как никому больше.

Вечером следующего дня он прятался в кустах неподалеку от того лесного озера и с некоторым волнением ждал появления чудо-лебедя. Тот прилетел, когда на небе загорелись первые звезды. Плавно опустился на землю и исчез в зарослях осоки. Принц привстал, чтобы разглядеть волшебное превращение, но заметил только, как заколыхалась трава, задрожали над водой листья лотосов, будто между их стеблями проплывает огромная рыбина, и затем вдали, на открытом озере, показалась черноволосая голова. В сумерках деву было не разглядеть, но нырять она умела мастерски. Не теряя времени, Юй подобрался ближе, внимательно оглядел землю возле зарослей и обнаружил искомое: сваленные в кучу белоснежные лебединые перья. Он наклонился и на секунду застыл над ними с протянутой рукой, не решаясь тронуть. Принц Юй первый раз в жизни столкнулся с настоящим чудом, и это приводило его в восторженный трепет. В озере громко заквакали лягушки, вырывая его из зачарованности. Следовало поторопиться. Юй поднял перья — они оказались сцеплены друг с другом в жесткую, но приятную на ощупь накидку — и, бережно сложив, спрятал за пазухой. Теперь оставалось только ждать. Он дал знак Хуэй Яо и его воинам, те подошли с фонарями и остановились за его спиной.

Паршивая дева-лебедь обладала завидной выносливостью и плескалась в озере полстражи. Над водой стелился туман, квакали лягушки, позевывали скучающие воины. Юй ходил туда-сюда вдоль берега, чтобы размять ноги, и время от времени запускал пальцы под кожаный доспех, трогая волшебную накидку. Перья покалывали через нижний халат, но грели лучше самых дорогих мехов. Наконец, когда на озеро легла лунная дорожка, дева поплыла к берегу.

— Отвернитесь, — велел принц, оправив одежду.

Негоже лишним глазам лицезреть обнаженных дев. Всплески воды от плывущего тела становились все громче, наконец, осока у берега зашуршала, раздвинулась, и из нее вынырнула голова. Юй подобрался, придавая лицу самое благообразное выражение. И тут дева начала подниматься. Показалось широкоскулое лицо с крупным носом, пухлыми губами и твердым подбородком, сильная шея с явным кадыком, воинственно развернутые плечи, плоская грудь, по которой змеились мокрые пряди волос, поджарый живот и внушительное мужское орудие. Угрожающе выставив нос вперед, словно клюв, незнакомец выбрался на берег и направился к Юю. Тот мысленно вознес хвалу Небесам за то, что надел доспехи, и положил руку на меч.

— Хуэй Яо, — негромко позвал он.

Начальник охраны мгновенно развернулся вместе со своими воинами, и Юй услышал общий вздох изумления. Негодным будет о чем посудачить позже, мрачно подумал Юй. Незнакомец остановился, не дойдя до него какой-то пары шагов, и окинул его насмешливым взглядом.

— Принц Великой Лян позарился на одежды скромного купальщика? — спросил он низким голосом, совершенно не похожим на пронзительный клекот проклятого лебедя. — Неужели казна настолько оскудела?





Юй оценил его сложение воина и гордую стать, приятные, несмотря на глумливое выражение, черты лица и решил, что с мужчиной можно будет заключить военный союз, раз уж прекрасная наложница уплыла из рук. Он поклонился незнакомцу учтиво, как почти равному.

— Имею ли я удовольствие разговаривать с лебедем-оборотнем? — спросил он.

Незнакомец вздернул подбородок и фыркнул.

— Верните мне одежду, принц, и тогда я разделю с вами удовольствие от беседы.

Юй тонко улыбнулся.

— Обязательно, как только мы заключим с вами договор.

Незнакомец утомленно вздохнул, как будто каждый день сталкивался с охотниками завоевать его поддержку в обмен на одеяния. Не отвечая, он тряхнул головой, перекидывая всю свою богатую гриву волос на сторону, свернул ее в жгут и отжал. Его движения были скупыми, полными грубоватой грации, и Юй невольно оценил живописность позы.

— Извиняюсь, что не преклоняю колени и не приветствую принца по всем правилам, — едко заявил лебедь, отбрасывая волосы назад, те темной волной рассыпались по его плечам. — Боюсь, мой смотрящий в небеса голый зад нанесет его высочеству большее оскорбление, чем отсутствие манер.

Юй услышал придушенное фырканье. Воины явно пытались сдержать смех в ответ на эту скабрезность. Не желая больше давать идиотам поводов для шуток, он распустил завязки на своем плаще и протянул его лебедю.

— Накиньте и перестаньте испытывать мое терпение, — заявил он с угрозой.

Брови лебедя взлетели на лоб, он одарил принца странным взглядом и, приняв плащ, залихватски накинул его на себя: тот на секунду поднялся над ним, будто огромное крыло. Птица явно красовалась, и Юй покровительственно улыбнулся.

— Воистину императорский дар, — заявил лебедь, прикрывшись. — Хоть и отданный из соображения приличий. Итак, принц, что вы желаете? Славы, власти, любви? Жемчужину величиной с лебединое яйцо? Увы, достать такую жемчужину не в моих скромных силах.

Юй нетерпеливо отмахнулся. Лебедь оказался слишком болтлив.

— Я сам осыплю вас жемчугами, если захотите, — ответил он. — Но этот берег не подходящее место для важных бесед. Продолжим у меня во дворце.

— Продолжим, — легко согласился лебедь. — Завтра после заката: мне надо подготовиться. Не могу же явиться во дворец будущего наследника в таком виде!

Глаза Юя сверкнули. Упрямая птица верно угадала его намерения и косвенно ответила согласием! Если, конечно, это не было хитрой уловкой.

— Я не отдам вам перья без договора, — отрезал он.

Юй не привык, чтобы ему перечили, но в отличие от седьмого брата умел сдерживать свой гнев до поры до времени.

— Так оставьте их пока себе, — пожал плечами нахальный лебедь. — Только обращайтесь бережно! Ну же, принц. Никуда я теперь от вас не денусь. Могу поклясться Небесами.

Его большие миндалевидные глаза смотрели с необычайной искренностью, и искушенный Юй тотчас учуял подвох. Никак, дерзкая птица намеревалась какой-нибудь хитростью стащить свои перья, дождавшись, когда Юй ослабит над ними надзор! Не размышляя более, Юй шагнул к лебедю и крепко ухватил за плечо.

— Незачем терять время, — натянуто улыбнулся он, сделав знак Хуэй Яо.

Тот понятливо выстроил вокруг них с лебедем охрану, и Юй потащил того к опушке леса, где оставил крытую повозку, приготовленную для прекрасной наложницы.

— Вот же вам не терпится, принц, — ухмылялся тот по дороге, впрочем, не делая попыток вырваться. — Торопитесь, как неискушенный жених к ложу невесты.

— Надеюсь, как этот жених, получу желаемое до восхода солнца, — ответил Юй, не давая сбить себя с толку.

— О, в этом можете не сомневаться, — расхохотался лебедь.

В повозке он удобно расселся напротив Юя, прямо рядом с фонарем, и Юй наконец смог рассмотреть его получше. Лебедь был красив вызывающей, дикой красотой, противоречащей древним канонам, но тем не менее притягательной. Юй по пальцам мог пересчитать мужчин, которых посчитал бы красивыми, и одним из этих мужчин был его единокровный брат, а вторым — ученый муж, которым хотелось любоваться издали, не допуская весенних мыслей. Что касается сидящего перед ним лебедя, тот излучал энергию ян, как и положено птице — символу солнца, и принц даже слегка пожалел, что решил заключить с ним воинский союз.

— Господин Су знает про вашу истинную природу? — спросил Юй, больше для проверки искренности собеседника. Ведь если он догадался, то Мэй Чансу с его выдающимся умом должен был разгадать странного лебедя еще раньше.

— Ничто не укроется от глаз гения, подобного цилиню, — важно заявил лебедь. — Но даже этот гу… цилинь постеснялся красть чужие перья.

— Увы, — с улыбкой развел руками Юй, — не все довольствуются малым.

— О, да, малым, — хохотнул лебедь.

Когда они приблизились ко дворцу, Юй послал вперед Хуэй Яо с поручением не создавать излишней суеты, заставил лебедя накинуть капюшон и провел его в свои покои практически незамеченным.

Лебедь оказался очень любопытным созданием: пока с Юя снимали доспехи и облачали в верхние халаты, пока приносили вино, дыню, полоски вяленого мяса, он перетрогал все собранные принцем диковинки, сунул нос в драгоценные свитки, поцокал языком над богато украшенным веерами и вообще вел себя возмутительно по-хозяйски. При этом он отказался сменить плащ Юя на выданные ему одежды, заявив, что носит только свое. Но его подсохшая растрепанная грива волос, волнительные очертания тела под плащом и даже голые пятки являли столь соблазнительную картину, что Юй снисходительно позволил красавцу до поры до времени пренебрегать приличиями.

Наконец Юй отослал всех, включая Баньжо, прочь, и они с лебедем уселись у столика с угощениями.

— Как мне вас звать? — спохватился Юй. Не обращаться же к нему “господин лебедь”.

— Линь Чэнь, — поклонился тот с достоинством. — Странствующий лекарь.

“И чудо-воин в перьях”, — мысленно дополнил Юй. Он самолично наполнил их чаши вином, они выпили, дружно причмокнули, радуясь превосходному аромату, и наконец перешли к делу.

— Мне нужен трон, — без обиняков заявил Юй. — Я верну вам перья, как только поклянетесь сделать меня наследным принцем.

— Вам ведь уже помогает господин Су, — Линь Чэнь взял с блюда кусок дыни и с удовольствием откусил. — Куда ничтожному мне до его гения.

— Господин Су слишком медлит, — резко взмахнул рукавом Юй. — Я десятилетие ждал, мое терпение на исходе. Уверен, волшебному существу под силу сотворить такое несложное чудо.

Линь Чэнь задумался, сунул в рот кусок мяса, прожевал.

— Хорошо, — наконец торжественно произнес он. — Я клянусь исполнять ваши желания в обмен на свои перья.

Юй прочитал достаточно сказок, чтобы не довольствоваться расплывчатым обещанием.

— И я стану наследным принцем? — уточнил он подозрительно.

— Возможно, мы обойдемся без этого. Но, — воздел он палец к Небесам, прерывая Юя, открывшего было рот для гневной тирады, — императором — обещаю! — и он склонился так глубоко, как позволял стол. — Я чувствую, вы достойны этого, как никто, ваше высочество, принц Юй.

Тот побледнел, вскочил на ноги, стараясь унять дрожь. Неужели у него получилось? И его уловка сработала?! Линь Чэнь поднялся тоже и встал, склонив голову, будто растеряв всю свою дерзость. Это убедило Юя больше всего остального. Он резко протянул руку.

— Договор!

— Договор! — Линь Чэнь крепко сжал его ладонь в своей, твердой и мозолистой. — Клянусь! А теперь давайте перья.

Переведя дух, Юй достал их из-за пазухи и подал ему обеими руками. Груди тут же стало прохладно, он уже свыкся с этой нелепой грелкой.

Линь Чэнь выхватил у него накидку, расправил ее, встряхнул, пробежал пальцами по перьям, то ли чистя, то ли проверяя их невредимость и наконец победоносно улыбнулся.

— Что же, принц. Вы выполнили свою часть сделки, теперь дело за мной.

С этими словами он потянул завязки плаща и сбросил его на пол, представая перед взором Юя во всей своей мужественной красе. Его орудие гордо торчало вверх. Юй поднял бровь.

— И что это значит? — спросил он.

— Как что? — вздернул подбородок Линь Чэнь. — Начинаю исполнять желания. К тому же, по традиции, следует скрепить наш союз.

— Обычно скрепляют кровью, — заметил Юй, впрочем, не возражая.

Он даже удивился, как сам не додумался до такого изящного хода. Получить выносливого любовника, вместо нежной наложницы, было даже любопытно.

— Зачем же зря проливать кровь? — Линь Чэнь шагнул ближе. — Если можно пролить семя.

С этими словами он обвил Юя руками и жарко поцеловал.

Его напор был настолько необоримым, а поцелуи — сладкими, что Юй поплыл, как опоенный вином цинцижао, несмотря на всю искушенность в постельных утехах. Он очнулся, когда пальцы Лин Чэня пробрались под его нательный халат — остальные одежды, оказывается, они успели сбросить, а пояса развязать. Наглец не испытывал ни малейшего трепета перед принцем Великой Лян и, судя по тому, как сладострастно тискал его зад, намеревался атаковать, а не покориться атаке. Неслыханное самомнение! Юй перехватил нахальные руки и толкнул Линь Чэня на ложе. Тот растянулся на алых шелках, растрепанный, тяжело дышащий, с красными, как вино, губами и посмотрел на Юя из-под тяжелых век, будто огнем опалил. Юй присел рядом, огладил взглядом его сильное тело, золотистую, как темный мед, смуглую кожу, гордо поднятое орудие и, не выдержав, навалился сверху, целуя, кусая шею, плечи, грудь, прохладные, пахнущие озерной водой соски. Запах кружил голову, а гортанные страстные стоны только разжигали огонь в чреслах.

— До чего же ты жадный, принц, — руки Линь Чэня взлетели к голове Юя, и не успел тот возмутиться, сорвали с нее заколку. И тут же ловкие пальцы зарылись в косу, безжалостно ее растрепав.

— А ты слишком дерзок, — Юй стиснул его запястья и припечатал к постели. — Для того, кто находится в полной моей милости. — Он грубо двинул бедрами, но Линь Чэнь только шире развел ноги и даже обвил одной его талию.

— От такого красавца даже немилость — благо, — Линь Чэнь прикусил губу острыми зубами и приподнялся, прижимаясь крепче.

Юй понял, что, еще немного, и возьмет соблазнителя и негодяя безо всякой жалости. Может, тот этого и добивался, но Юй знал, как туго открываются несмазанные ворота, и находил удовольствие от такого штурма сомнительным.

Он перевел дух и повернулся к дверям, намереваясь вызвать евнухов, но Линь Чэнь тут же обхватил его за шею.

— К гуям твоих слуг, — промурлыкал он, — я уже готов к любовной схватке, мой принц.

Недоверчиво подняв бровь, Юй просунул руку между их телами, проверил — пальцы коснулись жаркого, тесного и... скользкого от масла входа.

— Что за чудеса? — удивился он.

— Я тебе как-нибудь расскажу, почему хвостовые перья водоплавающих птиц всегда остаются сухими, — подмигнул Линь Чэнь и со вздохом удовольствия повел бедрами, требуя еще ласки. — Но этот разговор не подходит для постельных утех. Не забивай голову, мой прекрасный, вставь мне, да покрепче!

Эта вопиющая грубость, без следа поэтичной иносказательности, настолько воспламенила кровь Юя, что он с размаху вонзился в нетерпеливое, жаждущее тело и почти закричал от острого удовольствия.

Линь Чэнь оказался поистине неутомимым любовником: Юй почти придавил его к ложу, не сдерживая сил и дикой похоти, прикусывал выгнутую в сладкой истоме шею, но Линь Чэню будто было мало, он пришпоривал своего принца, царапал его плечи, бился под ним пойманной птицей, и в итоге, не стерпев, перевернул их обоих, прижал Юя к ложу и принялся насаживаться на его орудие сам. В любовной горячке оба позабыли все каноны любовник техник и спаривались, будто дикие звери. Юй намотал гриву Линь Чэня на кулак, притянул его голову к себе и достиг пика, почти рыча в его губы. Линь Чэнь отстал от него на пару ударов сердца, сильно, до крови сжав зубами ключицу.

Юй пришел в себя от звяканья посуды. Он приподнял голову: бесстыдно обнаженный Линь Чэнь уселся обратно за столик, подогнул под себя ногу и с аппетитом уминал остатки угощения. Поймав взгляд Юя, он приветливо помахал куском дыни.

— Не желаешь ли подкрепить силы, мой принц? Размялись мы с тобой отлично, но впереди еще немало схваток. Ночь только началась.

— Что тебе еще надо, неугомонный? — проворчал Юй, переворачиваясь на живот и зарываясь лицом в покрывало.

Он услышал шлепанье босых ног, рядом опустилось тяжелое тело, а потом одну ягодицу обожгла острая боль. Юй взвился на постели, кинулся на наглеца, но тот с нечеловеческой скоростью отскочил и тут же опустился на колени, покаянно протягивая к нему руки:

— Прости, прости, дикую птицу, мой принц, я не со зла — по привычке.

Юй едва сдержался, чтобы не потереть укушенное место. Отсыпать бы мерзавцу палок, чтобы не забывался! Тот, прочитав это намерение на его лице, распростерся в поклоне. Впрочем, тут же поднялся и, глядя снизу вверх развратными глазами, медленно облизнулся.

— Позволь загладить вину? Обещаю ублажить принца, как самой искусной красавице не под силу.

Ни говоря больше ни слова, Юй шагнул к нему и вложил янское орудие меж его пухлых от прошлой схватки губ. Линь Чэнь не соврал. От ласк его опытного и ловкого языка тело Юя наполнила истома, а ноги ослабели. Они с Линь Чэнем повалились обратно на ложе, где Линь Чэнь исполнил свое обещание, и одарил потайной вход Юя таким нежным вниманием, каковое он никогда не получал ни от одной прелестницы или прелестника. И наверняка он использовал ворожбу, потому что Юй очнутся от томительного удовольствия, лишь когда Линь Чэнь одним безжалостным движением насадил его на свое орудие. С принцем крови никто никогда не позволял себе так обходиться! Юй попытался было сбросить наглеца или прикрикнуть на него, но тот так умело двигал бедрами, так страстно его целовал и ласкал искусными пальцами янский стержень, что мысли о принцах, интригах и лебедях, словно южным ветром, вымело у Юя из головы.

Потом они сошлись в любовной игре еще раз, и снова Юю, по неясной ему причине, досталась роль младшего брата, так что утру он был совершенно измотан. Проклятый Линь-Чэнь с чем-то похожим на нежное курлыканье погладил его по исстрадавшемуся заду и заявил, что теперь-то сделка скреплена лучше некуда.

— Скройся с глаз моих, — Юй подхватил с пола одну из своих расшитых туфель и швырнул в него слабой рукой.

— Как пожелаешь, мой принц! — важно заявил Линь Чэнь.

Он настежь открыл двери в сад, вернулся, подхватил с пола свою накидку и широким плавным жестом ее развернул. Юй, забыв про усталость, приподнял голову. Неужели тот будет превращаться прямо на его глазах? Линь Чэнь, бросив на него горделивый взгляд, отошел на шаг, взметнул накидку в воздух и красиво раскинул руки. Перья опустились на его спину, накрыли плечи, он стремительно в них завернулся,.. миг — и перед принцем стоял белоснежный лебедь.





— Какое диво! — пробормотал пораженный Юй.

Лебедь, довольно неуклюже переваливаясь на перепончатых лапах, разогнался, забил своими огромными крыльями, едва не снеся со столика кувшины и блюда, поднялся в воздух. Сделав над ложем пару кругов, он нырнул вниз, схватил с пола плащ, который Юй ранее отдал Линь Чэню, и с важным видом вылетел наружу, таща плащ за собой.

— Подлый грабитель, — пробормотал Юй, падая обратно на постель.

Он имел в виду вовсе не сворованный плащ, но сделка есть сделка.

***

На следующий день Юй попытался выспросить у господина Су про чудо-лебедя, но тот только развел руками и ответил, что господин Линь прилетает, когда ему вздумается, и занимается, чем хочет, не объясняя ему, скромному Су Чжэ, своих дел и намерений. При этом господин Су сильно кашлял, и Юй в итоге оставил его поправлять здоровье. Похоже, Линь Чэнь был очень независимой птицей.

Он сам пришел к принцу через три дня, причесанный, одетый в расшитые дорогие шелка, но все равно больше похожий на разбойника с большой дороги, чем на уважаемого человека. Свою злодейскую натуру он показал сразу же, поимев Юя безо всяких экивоков на пороге опочивальни. Юй, отойдя от пережитого наслаждения, с удовольствием вернул наглецу долг прямо на разбросанных по полу подушках.

Уходя, Линь Чэнь захватил с собой один из затейливо разукрашенных вееров, в качестве дара возлюбленному, как он объяснил. Принц только рукой махнул.

С тех пор так и повелось: Линь Чэнь время от времени навещал Юя, они предавались весенним утехам так, что перья летели, а затем уходил с каким-нибудь очередным трофеем. Юй подозревал, что диковинный валун, который ему нашли на дальних границах, лебедь не упер только потому, что не смог унести в клюве.

— Ты не лебедь, а сорока, — отбирая у него в очередной раз драгоценный браслет, заявил Юй. — Если тебе нужно золото, я дам тебе золото, хватит разграблять мою сокровищницу!

— Крохобор ты, мой принц, — Линь Чэнь сделал вид, что страшно оскорблен. — Можешь свое золото… оставить себе. Я исполняю твои желания изо всех сил, а в ответ получаю лишь брань!

— Какие, например, желания? — фыркнул Юй. — Если ты про постельные утехи, то там ты с большим усердием потворствуешь собственным капризам.

— Увидишь, — туманно ответил Линь Чэнь.

В тот раз Юй браслет отвоевал. А через день супруга Ланьцзинь призналась ему, что понесла. И Юй в счастливом упоении одарил гордого собой Линь Чэня и злосчастным браслетом, и шкатулкой, полной жемчуга, в придачу.

После этого доверие к чудесному лебедю у принца возросло. И когда тот посоветовал ему придержать коней в борьбе за престолонаследие, он согласился. Господин Су тоже твердил не лезть на рожон, да и будущим долгожданного ребенка Юй рисковать не хотел, раз можно было обойтись хитроумными схемами и переждать в засаде. И его терпение было вознаграждено, когда глупец Сянь, лишенный многомудрых советников, запутался в собственных интригах и распутстве и был лишен титула. Правда, наследным принцем назначили не его, Юя, а солдафона-Цзина, чья звезда неожиданно и неприятно-ярко засияла на небосклоне Великой Лян.

— Ты мне что обещал?! — наорал Юй на Линь Чэня, услышав новость. В первый раз с момента их знакомства он страшно разгневался на вероломную птицу.

— Что сделаю императором, — не дрогнул тот под его напором. — Я сразу предупредил ваше высочество, что с наследным принцем может не получиться! Прояви еще немного терпения, мой господин, если сейчас погорячишься, вся наша стратегия пойдет прахом.

Юй тогда в ярости прогнал его от себя. У него почти не осталось союзников при дворе, и, несмотря на то, что Сянь потерял все свое влияние, позиция принца Юя тоже была незавидной. В столице дул ураган перемен, крыша императорского дворца слегка пошатывалась, а потом пало управление Сюаньцзинь. И Цинь Баньжо принесла ему, Юю, убийственное письмо, которое раскрывало его происхождение. Почти обезумев от ярости и отчаяния, принц тогда едва не разнес собственный дворец по щепкам. В его разгоряченную голову даже пришла кощунственная мысль о восстании... Но потом он вспомнил слова Линь Чэня. Значит, тот все знал? И предусмотрел, что император никогда не сделает своим преемником сына мятежной принцессы хуа? Идти против отца, когда Ланьцзинь вот-вот должна была разрешиться от бремени, а надежда на чудо от волшебной птицы еще оставалась, было бы не только смертельно опасно, но и недальновидно.

Линь Чэнь пришел в ту ночь, будто почувствовал беду, обрушившуюся на голову бедного принца, и они до утра предавались безобразному пьянству и беспробудному разврату. И наоборот.

Новость, что Мэй Чансу — воскресший Линь Шу, Юй услышал вместе с первым криком своего новорожденного сына. А через седмицу он собрал воинский отряд и отправился в Архив Ланъя. Советник Су оказался ядовитой змеей в шкуре лани, Цинь Баньжо пропала, услышав отказ жертвовать собой в память о принцессе хуа, а Линь Чэнь перестал появляться дюжину дней назад — верный признак нечистой совести. Советников у него не осталось, и Юй решил вернуться к истокам — в место, где ему вручили записку с проклятым именем Мэй Чансу. Архив принял сторону мятежников? Юй не оставит от гор Ланъя камня на камне, пока не добьется правды! Отцу-императору он солгал, что едет разрешить споры чиновников в Ланчжоу (тем более, что челобитные ему приходили не один год).

Встретиться с хозяином Архива ему не дали, с бесконечными поклонами и почтительнейшими извинениями сообщив, что старый Хозяин находится в уединенной медитации, из которой вывести его невозможно, а молодой должен вернуться со дня на день. Юй приказал прислать весть, когда этот самый молодой гуляка соизволит его принять, и отправился вершить суды. Неожиданно для себя он оказался втянут в бесконечную нудную тяжбу между чиновниками двух провинций и, несмотря на горячее желание послать их всех к гуям, несколько дней разбирал бумаги и опрашивал обе стороны. Дело не стоило и выеденного яйца, но все в нем были правы и неправы в равной степени. В итоге Юй поддержал иск того чиновника, который преподнес ему большой расписной веер редкой красоты. Глядя на этот веер, принц некстати вспомнил Линь Чэня и признался самому себе, что скучает по негодяю. Тот отличался остроумием, в дополнение к талантам на ложе, и Юй, сам любитель посмеяться, ценил его веселый нрав и легкость общения. Но Линь Чэнь наверняка обладал знанием об истинном обличьи Мэй Чансу и злокозненно утаил его от Юя. И в чем еще он мог обмануть своего принца? Он же принес нерушимую клятву! Юй надеялся, в Архиве знают о магических договорах с оборотнями.

На тринадцатый день пребывания в Ланчжоу, через луну после того, как Юй покинул столицу, запыхавшийся гонец доставил ему вести от матушки-императрицы. И Юй, прочитав их, застыл, словно громом пораженный. Народ хуа поднял восстание, пытаясь освободить Ся Цзяна, в Цзиньлине пылали пожары. Мятежники едва не прорвались в императорский дворец, но Цзинъянь с генералом Мэн Чжи сумели их отбросить и жестоко подавить бунт. Матушка с несвойственным ей воодушевлением радовалась, что Юя в это время не было в столице, и он понимал, почему. Кого бы первого заподозрили в заговоре? Наследника принцессы Линлун, конечно же. С одной стороны, Юя приводило в ярость очередное укрепление позиций седьмого брата, с другой, его, Юя, драгоценная голова пока оставалась на плечах. В конце письма императрица выражала надежду, и, как заподозрил Юй, эта надежда исходила также от императора, что он еще пару месяцев пробудет вдали от дворца. То есть, сам отец старался удержать его от подозрений. Что ж, значит, у Юя будет время разобраться с Архивом. День рождения императора при этом он, конечно, пропускал. Зато и лишний раз любоваться регалиями наследного принца на седьмом брате ему не придется. А новые знания помогут ему вернуться в столицу с триумфом! Он отписал домоправителю наказ подготовить в подарок чудо-валун с выщербленным на нем самой природой иероглифом долголетия, пусть император знает, что сын даже вдали от дворца радеет о его здоровье, и в очередной раз распорядится узнать, не вернулся ли молодой Хозяин Архива. Терпение Юя начинало истончаться. Еще неделя, и, если его откажутся принять, он собственноручно вытащит старого Хозяина из медитации.

Ждать неделю ему не пришлось. Следующее письмо принесло новости еще более возмутительные, чем предыдущее. Армия Чиянь оправдана? Самим императором? Смерть принца Ци была трагически напрасной? Юй расхохотался. И хохотал так долго, что в его покои начали заглядывать встревоженные слуги. Император хотел честного и неподкупного наследника? Получи же такого, отец! Кое-как успокоившись, он велел собираться. Он хорошо знал императора, тому сейчас чрезвычайно нужна будет поддержка любимого сына, кровь хуа не будет играть большой роли. И над домом Юя наконец взойдет солнце.

Но не успел его отряд выехать на дорогу в Цзиньлин, как им наперерез кинулся всадник на взмыленном скакуне. Он почти без сил свалился в пыль под копыта коня Юя и протянул запечатанное императорской печатью послание. Полный дурных предчувствий, тот его вскрыл. Наследный принц Цзинъянь уведомлял его о безвременной кончине императора и призывал вернуться во дворец как можно скорее. Вдали забил похоронный набат.

— Как умер государь? — спросил Юй сухо.

— Как говорят, солнечный удар, ваше высочество, — ответил гонец, отбивая земной поклон.

Юй повернул коня и поскакал к горам Ланъя. У Цзина была императорская печать, был титул, была поддержка армии. У Юя не осталось ничего, даже хуа. Путь к престолу закрылся для него раз и навсегда.

Он был так разъярен, что даже не удивился, когда его без возражений провели к молодому Хозяину. Юй уже понял, что его задержка в Ланчжоу тоже была спланирована. Широко шагая за провожатым, он мысленно оценивал свои силы, будто песок пересыпал в поисках золота. Возможно, стоило сблизиться с опальным Цзинсюанем?..

— Что бы ты там ни надумал, мой принц, оставь эту затею, — раздался вдруг знакомый голос.

Юй круто развернулся. Во дворе дома молодого Хозяина, куда привел его служитель Архива, стоял Линь Чэнь.

— Ты!.. — зарычал Юй, обнажая меч.

Линь Чэнь, ничуть не устрашенный, низко поклонился.

— Молодой Хозяин Архива к твоим услугам, мой принц. Позволь принести соболезнования по поводу кончины твоего державного батюшки.

— Ты хозяин Архива Ланъя?! — Юй опустил меч от удивления. — И ты с самого начала… Подлая птица, ты был в сговоре с предателем Линь Шу?! И вы обвели меня вокруг пальца! Убрали с дороги, освободив путь Цзинъяню, который с детства ел у этого ядовитого змея из рук?! Задумали через седьмого брата править Великой Лян?!

Он кинулся на Линь Чэня. Тот увернулся, взметнув волосами и полами халатов, и пустился наутек. Юй гнал его по балконам и коридорам, пока тот не скрылся за дверями одной из комнат. Принц вбежал следом и тут же будто попал в ураган. У него из рук выбило меч, а сам он оказался лежащим лицом в циновку, спеленутый собственным плащом. Сверху на него навалилось тяжелое тело, так что ни подняться, ни повернуться. А потом Линь Чэнь — нападавшим оказался, конечно, он — игриво укусил его за ухо.

— Угомонился, мой принц? — спросил он. — Даром не нужна мне твоя Великая Лян. В моем распоряжении целый Архив, к чему лишняя суета?

— Ты помогаешь Линь Шу! — прохрипел Юй в циновку. — В чем твоя выгода?!

— Из одной только дружбы! — имел наглость оскорбиться Линь Чэнь. — Он же был как птенец, выпавший из гнезда, холодный, полумертвый. Я помог ему, выходил, и что ж теперь, останавливаться на полпути?

— Ты поклялся сделать меня императором! — взвыл Юй. — Нерушимой клятвой, которую мы скрепили!

— Да, — мечтательно произнес на это бесстыдник. — Скрепили со всем удовольствием. Но ты ведь и стал императором, мой принц!

— Императором чего?! — Юй попытался приподняться, но Линь Чэнь снова придавил его к циновке. — Императором дураков?!

— Моего сердца! — заявил тот. — Ты там царишь с первой ночи нашего с тобой судьбоносного знакомства!

Юй аж дар речи потерял от возмущения и принялся вырываться с удвоенной силой. При этом ворот плаща чуть не передавил ему гортань.

— Тише, тише, мой принц, ты же себя задушишь! — всполошился Линь Чэнь и наконец слез с него.

Вдвоем они выпутали Юя из тяжелых складок, так что он смог встать и отряхнуться. Его меч валялся в десяти шагах, но Юй подозревал, что не успеет до него дойти. Ярость схлынула, оставив после себя лишь бесконечную усталость.

— Давай поговорим за кувшином вина, мой принц, — предложил Линь Чэнь. — Не хочу прослыть негостеприимным хозяином, да еще ненароком нанести оскорбление, не оказав тебе всех должных почестей.

— Поздно спохватился, — бросил Юй, однако прошел за ним в смежную комнату.

И замер на пороге. Стены, сундуки и полки со свитками были украшены знакомыми Юю вещицами. Их всех Линь Чэнь перетаскал из его, Юя, дома. На одной из стен висел, например, драгоценный веер, на другой — плащ, украденный Линь Чэнем после их первой ночи.

— Это что? — Юй взмахом руки указал на комнату, больше похожую на шкатулку с драгоценностями.

— Мое гнездо, — жизнерадостно заявил Линь Чэнь. — Или, точнее сказать, наше. Раз мы с тобой спутники перед Небесами.

— Мы — кто? — Юй подумал, что выпить ему сейчас воистину не помешает.

— Мы обменялись перьями, мой принц, — Линь Чэнь вытащил из рукава веер и, изящной раскрыв, принялся им помахивать. — Образно говоря. Я тебе отдал накидку, ты мне — свой плащ. Да еще подтвердили союз на ложе.

Юй рухнул на подушку возле столика, сопротивляясь желанию схватиться за голову. Линь Чэнь тут же подплыл к нему и величаво опустился напротив.

— И что это значит? — спросил Юй, сдаваясь. — Ты начнешь… откладывать яйца?

— Я мужчина! — тут же возмутился Линь Чэнь. — Где это видано, чтобы самцы откладывали яйца?! Наши судьбы отныне связаны, всего лишь.

Он разлил по чашам вино, протянул одну Юю.

— Это не помешало тебе водить меня за нос все это время, — заметил Юй, опрокидывая в себя питье. Он даже мимолетно понадеялся, что там яд. Всего лишь связаны!

— Ты наговариваешь и на себя, и на меня, мой принц, — Линь Чэнь налил ему еще. — В наших с тобой нежных встречах не было ни капли лжи.

— Я проклинаю тот день, когда тебя узнал, — заявил Юй, с трудом оторвав взгляд от его влажных от вина губ. Видимо, хмель уже ударил в голову. — Подлый гуй.

Линь Чэнь только рассмеялся и налил им еще.

— Впрочем, я докажу, что твое низкое обо мне мнение ошибочно, твое высочество, — выпив, Линь Чэнь уложил локоть на стол, подпер ладонью щеку и мечтательно уставился на Юя. — Скоро случится война с Великой Юй. Их правителю все неймется, на редкость дурной нрав. Великая Лян конечно же победит, с цилинем-то во главе. Но, чтобы не допустить войны в дальнейшем, не ответишь ли ты на предложение… — Он склонился ближе к Юю. — Хочешь стать императором Великой Юй, мой принц?


КОНЕЦ
Лио Хантер2021.09.17 11:59
По-прежнему ничего не знаю о каноне, что не помешало уржаться над этим фиком! Лебедь совершенно прекрасный, наглый, ехидный и красивый (иллюстрации огонь). Над хвостовыми перьями водоплавающих я плакала, это на данный момент лучший обоснуй самосмазывающейся задницы, который мне попадался. О подвохе лебедя я догадалась сразу, ну не зря же он так легко согласился? :D А Юй сам виноват; любой, кто читал сказки, должен знать, насколько чётко и ясно надо формулировать свой запрос волшебному помощнику.
Хотя я бы посмотрела на «а это моя лягушонка в коробчонке едет» в исполнении этого персонажа.
Спасибо автору и художнику! <3
Eide2021.09.17 12:19
Лио Хантер
Спасибо!!))) Не представляешь, как я орала, когда читала про анатомию лебедей. Так что решила, если у меня не будет самосмазывающейся задницы, то зачем это все затевать вообще 🤣
Юй очень доверчивый!))) Поманили красотой - он и пошел.
Иллюстрации сама очень люблю! Передам художнику, спасибо!😍
Ласточка А2021.09.18 16:28
Ааааааа! Обожаю этот текст! Мой любимый цвет и размер Линь Чэня!
Eide2021.09.18 16:43
Ласточка А
Наглая самодовольная рожа, и не говори!))) А Юй - страдай!!
Спасибо ☺️
2sven2021.09.22 23:39
о дааа, перечла с удовольствием, а иллюстрации увидела впервые и искренне им рада)))
Eide2021.09.23 09:57
2sven
Спасибо! От иллюстраций сама тащусь!!❤️
Elhen2021.09.27 23:33
Ух какой коварный Линь Чэнь.)
Арты шикарные, особенно первый. <3
Eide2021.09.28 09:04
Elhen Да, он весьма коварен!)))
Спасибо! Артеру передам!
Bacca2021.10.16 13:46
Ааа вот откуда этот охуенный Чэнь в водорослях!
А второго, в небе, я и не видела. Красота!
Eide2021.10.16 18:53
Bacca
Да, очень красивые!!😍
Alex Ogenskaia2021.10.17 11:26
Это смешной и очаровательный от начала и до конца текст про то, как важно точно формулировать условия договора. Однозначный рек и янский стержень вам в руки.
Eide2021.10.17 12:30
Хорошо, если в руку! ))) Спасибо большое!
цитировать