Marvel и DC 3-15К;количество слов: 3463
автор: 13whitemice

Тедди

— Уронили мишку на пол...

Рана на живой руке давно не болит — обкололи обезболивающим так, что он конечность вообще не чувствует. Медсестра Нина Ивановна (откуда он вообще знает это имя?) споро работает иглой. Да, на нем всё заживёт уже к вечеру, но его всё равно стараются беречь.

— Оторвали мишке лапу.

Протез всё ещё сбоит. Это уже третий вариант и, видимо, далеко не последний. Но как он уже устал от этого...

— Всё равно его не брошу...

Вместе до конца… всё верно. На этот раз в памяти лишь голос.

— Потому что он хороший.

Губы трогает слабая улыбка. Стиви… Он всё ещё помнил, но с каждым разом вспоминать становилось всё сложнее.

— Ну всё, мой хороший! Бедный мальчик...

Волос касается тонкая сухая ладонь в мимолётной ласке. Она единственная, кому он позволяет так дотрагиваться до себя. Пожилая медсестра тоже кого-то ему напоминает.

— Вы закончили?

Грубый голос разрывает тишину, и женщина вздрагивает, быстро пряча руку и отворачиваясь от него.

— Да.


Вздрогнув, Баки резко вынырнул из сна. И ведь кошмаром даже не назовешь — это было одно из немногих хороших воспоминаний Баки из времени, когда он был живым оружием. После того дня он видел эту женщину ещё несколько раз, прежде чем её сменила другая. После реабилитации Баки выяснил о ней всё, что мог, даже съездил к ней на могилу. Женщина, потерявшая на войне мужа и двоих сыновей, сама так и не дожила до победы. Она всегда читала ему стихи, выполняя свою работу, хоть Баки тогда почти не знал русского и мало что понимал. И жалела. Это он был способен почувствовать и без слов: по жестам, мимике, интонациям, выражению глаз. Собственно, это было единственным, что она могла сделать. Возможно, видела в нём одного из своих сыновей, кто знает. Баки так и не выяснил, как и почему она попала в русское отделение Гидры...

Стоило пошевелиться, как сбоку тут же вынырнула лопоухая морда добермана. В своё время Баки упёрся, наотрез отказавшись купировать уши и хвост пса, раз уж достоинство отстоять не удалось, и теперь это чудовище выглядело не как грозный хищник и защитник, а как мягкая игрушка, чем Джей Би беззастенчиво пользовался в общении с той же Наташей, которая жутко баловала их плюшевого киборга. Впрочем и сам Баки его разбаловал, игнорируя ворчание Брока, чего уж там. А для Тони он так вообще любимцем стал. Баки с улыбкой вспомнил, как Рамлоу подбил-таки Старка сделать протез вместо ампутированной лапы для Джей Би, стоило псу набрать максимальную мышечную массу и рост. Тони язвил и отпускал шуточки на тему двух киборгов Рамлоу, Баки делал вид, что обижается, но на самом деле был ему благодарен.

И сегодня Джей Би опять спал на прикроватном коврике вместо своей подстилки, просочившись во вроде бы закрытую вечером дверь. Или Стив ночью опять вставал? Сколько бы они Джей Би не ругали, сколько бы не гоняли, пару раз даже наступили на него спросонья — всё было без толку. Спать пёс предпочитал в непосредственной близости от хозяев. На коврике, раз уж с кровати его неизменно сгоняли.

Баки стал осторожно выпутываться из переплетения конечностей, стараясь при этом не разбудить Стива и Брока. Задачка была та ещё, учитывая, что в этот раз он оказался посередине этого клубка из тел. В итоге с миссией он справился на отлично, правда, едва не грохнулся под конец на пол у изножья, запутавшись в одеяле.

Жестом показав Джей Би следовать за ним, Баки вышел из спальни, осторожно прикрывая за собой дверь. Заглянул в собачью комнату, когда-то бывшую гостевой спальней. Кали и Белль, как он и думал, всё ещё спали.

Обычно именно Барнс дрых дольше всех, он вообще до обеда бы сопел в подушку, но такое ему позволяли редко. А вот Брок со Стивом были ранними пташками и по утрам вместе отправлялись на пробежку, совмещённую с выгулом их большого собачьего семейства. Но три часа ночи даже с натяжкой ранним временем было сложно назвать. Скорее поздним. Баки бы сейчас вернуться к своим мужикам под бок, но он знал, что больше просто не уснёт. Не после такого сна. Значит, пора навестить свою берлогу.

Баки умылся по-быстрому, закинул в себя пару бутербродов, заодно накормив и Джей Би, проскользнул в спальню и тихо оделся, выбрав обычную чёрную футболку и светлые классические джинсы. Руку прикрыл биосетью, чтобы не светить протезом на людях лишний раз.

— Ну что, морда, пойдёшь со мной? — спросил Баки у Джей Би уже в коридоре, присев перед псом на корточки. Хотя ответ ему, в общем-то, не требовался. Если Барнс сейчас оставит Джей Би здесь, эта непоседливая скотина всех перебудит. В данном случае выбора между порядком в собственной квартире и спокойным сном Детки и Стива даже не стояло. Им и без того слишком редко выпадали спокойные дни.

Накинув на себя куртку и прицепив поводок к ошейнику собаки, Барнс вышел из дома, аккуратно прикрывая за собой дверь. До его квартиры было минут двадцать неспешной ходьбы, как раз и Джей Би все дела по дороге успеет сделать.

Пёс носился из стороны в сторону бесшумной тенью, периодически исчезая в темноте и вытягивая рулетку-поводок производства всё того же Старка до упора. Баки же медленно шёл по освещённой тусклыми жёлтыми фонарями пустой бруклинской улице и курил, пребывая в своих мыслях. Надо будет сделать Старку подарок. У Тони с Пеппер вот-вот должен был родиться малыш, и у Баки как раз была одна идея на этот счет.

Подойдя к нужному дому, Барнс укоротил поводок, вошёл с Джей Би в подъезд и поднялся по лестнице на последний этаж. Стоило только открыться двери в квартиру, как пёс тут же скользнул внутрь, не дожидаясь Баки, и тот, нажав на кнопку рулетки, отцепил поводок. Войдя следом за Джей Би, Барнс включил свет и застыл на пороге, осматриваясь. Квартира была небольшой, представляя собой одну большую комнату с несколькими низкими перегородками, условно делящими пространство на зоны. С левой стороны, за первой перегородкой, находилась душевая стойка и унитаз, рядом была кухонная зона, которую можно было угадать лишь по стоящему здесь небольшому переносному холодильнику, в котором редко бывало что-то существеннее напитков и пары сэндвичей — чаще всего Баки еду заказывал с доставкой на дом в закусочной неподалеку, если вообще вспоминал о еде, — да маленькому обеденному столу с одиноким стулом рядом с ним. Чуть дальше стоял диван, в данный момент заваленный отрезами ткани, мотками ниток и листами выкроек. Напротив него, прямо под окном, располагался рабочий стол, на котором свободного места было ещё меньше, чем на диване. Где-то на столе, под слоем всякого хлама, должен был находиться ноутбук. Над столом висело несколько полок с плюшевыми мишками всевозможных форм, цветов и размеров. Отдельно располагался ряд мишек Мстителей, серию которых Баки планировал закончить к Рождеству. Справа был выход на крышу (квартира занимала лишь половину её площади), а остальное место занимал громадный икеевский комплекс с ящиками и полками для хранения всякой всячины. Весь этот большущий шкаф тоже был забит под завязку, и содержимое ящиков уже стало потихоньку захватывать пространство на полу.

Вздохнув, Баки в который раз проклял свою хомячью натуру. А ведь поначалу, начитавшись на форумах жалоб и шуток старожилов, смеялся. Нда… плохо дело, учитывая, что в пути была ещё одна посылка из интернет-магазина. Надо будет раздарить часть запасов.

Хомяк внутри недовольно заворчал.

Баки открыл дверь на крышу, впуская в квартиру свежий воздух, и Джей Би тут же унесся наружу, прихватив в зубах с собой Тедди Брока. Барнс махнул рукой — ограждение здесь было достаточно высоким, и псу едва ли что угрожало. Зато не будет болтаться под ногами и отвлекать. Развернувшись к столу, Баки снова вздохнул. Он был не большим любителем наводить чистоту, в отличие от того же Стива, но порой масштабы творческого беспорядка зашкаливали, превышая все разумные пределы и мешая дальнейшей работе. Так что придётся для начала ликвидировать бардак.

Баки потихоньку разбирал завалы, тем временем вспоминая, как всё это безобразие вообще началось...

После того как Брок вытащил его из Гидры, Фьюри настоял на психологическом освидетельствовании Солдата и курсе реабилитации. Стив согласился, но по совету Тони специалиста пригласил стороннего, никак не связанного со ЩИТом и другими потенциально заинтересованными в подконтрольном им суперсолдате организациями.

Знакомство с доктором Беном Собелем вышло так себе. Невысокого роста, кудрявый как пудель, слегка заикающийся и явно испугавшийся молча сверлящего его мрачным взглядом Барнса (и это он ещё тогда руку биосетью прикрыл), психолог явно не горел желанием брать себе нового заведомо проблемного пациента, ссылаясь на занятость. Но Старк и Роджерс совместными усилиями горы могли свернуть, так что в итоге Собелю пришлось согласится на работу с Баки. Первые несколько сеансов они по большей части молчали. Бен задавал вопросы — Баки односложно отвечал. Не то чтобы не хотел, но он мало что помнил на тот момент о том периоде, когда был Солдатом. Да и довоенных воспоминаний было — кот наплакал. Так продолжалось до тех пор, пока на сеанс к Собелю не попал Зимний. Правда, Барнс узнал об этом намного позже, а тогда удивился внезапному изменению в поведении психолога. Тот перестал мучить его вопросами о прошлом и перешёл к событиям после освобождения Баки из Гидры. Именно в этот период Собель, помимо собственно сеансов, где они обсуждали всё, вплоть до выбора Баки носков по утрам и блюд на ужин, вменил ему в обязанность найти себе хобби, занятие, требующее максимальной концентрации и усидчивости, призванное стабилизировать психику и убрать скачки настроения, а также депрессивные мысли и апатию. Вязание, плетение, вышивка, шитье, лепка, рисование и тому подобное. Бен лишь указал направление и ряд требований, одним из которых было ведение тематического блога, оставив окончательное решение и выбор самому Баки.

Барнсу было, в общем-то, всё равно, он никогда подобным не увлекался и вообще слабо верил, что это может как-то ему помочь. Возможно, выбор бы пал на рисование — его восхищал талант Стива, — но всё решил случай. Когда в одной из витрин в центре города он увидел целую коллекцию плюшевых мишек, в голове вдруг вереницей пронеслись старые воспоминания.

Стиви любил глазеть на витрины. Денег и у семьи Барнс было не так чтобы много, что уж говорить о Роджерсах. Но за просмотр с них никто плату не брал, чем Стив и пользовался на полную катушку, хотя продавцы и бесились, вынужденные приглядывать за ними, если они всё же заходили внутрь магазинчиков, и отвлекаться от дел.

— О, Баки, ты только глянь! Интересно, сколько стоит? Хотя какая разница… о, а это!

На витринный шоппинг они отправлялись со Стивом почти каждую неделю, особенно любил Роджерс антикварные лавки и сувенирные магазинчики в центре. Баки терпеливо ходил везде следом, взамен Стив позволял ему зависать в оружейных магазинах.

Не изменили они этой традиции и перед отправкой Баки на фронт. Только настроение у обоих было не самым радужным. Задумавшийся о своем, уставившийся в очередную витрину невидящим взглядом и пытающийся в очередной раз убедить самого себя, что так будет лучше для обоих, Баки не заметил, как исчез Стив. Просто в какой-то момент Барнс не обнаружил его рядом с собой. Нахмурившись, он стал оглядываться вокруг в поисках Роджерса, но белобрысой макушки нигде не было видно. Как назло, людей на улице в этот день было прилично, среди них то здесь то там мелькала военная форма — вскоре планировался переброс на фронт большого количества солдат, и те торопились провести последние часы с родными и любимыми. Вокруг царило тяжёлое, по большей части вымученное веселье, вести из Европы приходили всё более тревожные.

В душе не представляя, куда в очередной раз понесло мелкого, Баки уже собирался обойти близлежащие магазины, когда почувствовал лёгкое прикосновение к плечу. Обернувшись, он увидел смущенного Стива, сжимавшего в руках небольшую картонную коробку, перевязанную атласной лентой.

— Стив?

Тот, покраснев, протянул её Барнсу. Взяв коробку в руки — та оказалась на удивление лёгкой — Баки уже хотел открыть её, но был остановлен ладонью Стива.

— Не здесь, — помотал головой покрасневший Роджерс. — Откроешь дома, хорошо?

— Ладно… — удивлённо протянул Баки. — Даже не намекнёшь, что там?

Стив замотал головой ещё сильнее. Пожав плечами, Баки подхватил мелкого под руку, чтобы вновь не потерять в толпе, и они продолжили прогулку.

Придя домой, Баки отвлекся на родителей и Ребекку, которая со слезами на глазах уже не первый раз умоляла его не уезжать, не желая отпускать брата на войну, и лишь утром вспомнил о коробке, дожидающейся его на письменном столе. Открыв её, Баки замер на мгновение, неверяще рассматривая небольшого, не больше четырех дюймов в длину, песчаного цвета мишку со стеклянными, небесно-голубыми, как у Стива, глазами и вышитым черным носиком. На его шее был повязан небольшой кокетливый бант в тон глазам. Губы сами растянулись в улыбке, он осторожно коснулся мягкой шерсти мишки пальцами, а потом взял его в руки — тот полностью поместился на ладони. У этого крохи даже двигались лапы и голова! Недолго думая, Баки положил мишку, которого уже успел окрестить Сопляком, в нагрудный карман своей формы, чтобы не забыть его случайно дома.

Правда, поблагодарить Стива за подарок у Баки так и не вышло тогда. Сначала было это дурацкое двойное свидание и упрямое желание Роджерса влезть в самое пекло, от которого Барнс злился, прекрасно зная, что друг ни перед чем не остановится, рано или поздно добьется своего, и это пугало до ужаса… А потом Стив и вовсе пропал куда-то, так и не появившись на вокзале в день отъезда Барнса.

Ну а на фронте его сослуживцы дружно решили, что это прощальный подарок его девушки, и Баки не стал никого разубеждать.


Увы, после Аззано мишка исчез… оставив о себе лишь воспоминания, каким-то чудом не стёртые Гидрой и всплывшие так кстати.

Так вопрос выбора отпал сам собой. Баки вдруг жизненно необходимо стало создать точно такого же мишку, какого подарил ему Стив. Вот только сделать это оказалось не так-то просто. Начать с того, что Барнс совершенно не умел шить. А потому сначала пришлось научиться это делать. Благо, в новом времени был интернет и тысячи сайтов, посвященных самым разным темам. По мере изучения вопроса выяснилось, что ему требовалось знание и основ вышивки. Пересмотрев кучу разных видео инструкций он более-менее пришёл к пониманию процесса, а также составил список нужных ему материалов и инструментов. Опять же, заказать всё не составило труда… а потом он с час сидел здесь, у себя на квартире, перед разложенным на столике добром в ступоре, боясь сделать хоть что-то. Не зная, как подступиться ко вроде бы не такому сложному, если верить интернету, делу.

Первый мишка вышел… странным. Кособоким, кривым и откровенно страшным. Тем не менее Баки всё равно сфотографировал его и выложил первым постом в своем только что созданном блоге. Ожидавший море критики и ехидных комментариев, включавших в том числе советы заняться чем-то другим своими кривыми ручками, он очень удивился, когда увидел совсем другую картину. Его хвалили, говоря, что для первого раза вышло неплохо, делились историями и фотографиями своих первых творений, давали советы, как избежать в будущем ошибок и делились лайфхаками, сильно, как убедился в последствии Баки, упрощающими процесс.

Конечно, получаться у него начало не со второго и даже не с десятого раза. Но дело его внезапно по-настоящему захватило. А однажды Баки получил сообщение от своего подписчика с просьбой продать одного из последних медвежат. Всё ещё считающему себя любителем, Баки было странно брать деньги за свои игрушки, а потому он просто выслал мишку в подарок. А после огляделся вокруг и понял, что скопилось их уже порядочно. Недолго думая, Барнс собрал медвежат и разнёс ночью по близлежащим детским площадкам, усаживая их на скамейках, горках и качелях с запиской в лапах, гласящей, что игрушкам нужен дом и любящий хозяин. Себе оставил на память лишь самого первого.

Следующая партия мишек оказалась в детском отделении бруклинской больницы — персонал так и не понял, каким образом игрушки появились в палатах, но маленькие пациенты были рады новым друзьям.

Мастерство росло, в какой-то момент Баки и правда стал продавать мишек, но цену не заламывал, чаще окупая лишь затраты на материалы и пересылку. А потом и заказы начал брать. От предложений магазинов он отказывался сразу, не желая штамповать игрушки на прилавки, отдавая предпочтение частным заказам, к примеру, просьбам сшить мишку ребёнку на день рождения, при этом старался подобрать внешность игрушки индивидуально для каждого малыша, ориентируясь на рассказы его родителей и фотографии.

И только недавно Баки, наконец, решился начать работу над копией того самого мишки, подаренного ему Стивом. Пусть он и не был самым сложным в исполнении, но Баки хотел всё сделать правильно. Он долго подбирал материалы и фурнитуру, раз за разом понимая — не то. Не тот цвет, не та мягкость. Барнс мог ориентироваться лишь на свои воспоминания: на врезавшееся в память ощущение ткани под пальцами, плотности набивки, когда он сжимал игрушку в руке, гладкость банта. Он помнил размер мишки, не раз лежащего на его ладони, его, небольшой, в общем-то, вес… и лёгкий запах древесных опилок.

Так что, закончив с уборкой, подготовил всё необходимое, достал распечатку найденной в интернете выкройки и приступил к работе. На протяжении всего процесса ему казалось, что ничего не получится. Что ещё рано. Что выходит совсем не похоже, и пару раз Баки даже ловил себя на трусливой мысли бросить всё, отложить на потом, когда будет уверен в результате… Но на чистом упрямстве продолжал работу. Зная уже по опыту, что недошитая игрушка редко бывает даже отдаленно похожа на законченную. Именно поэтому он редко публиковал в блоге процесс создания своих мишек.

Очнулся он от тяжкого вздоха, с которым Джей Би опустил свою голову ему на бедро. Баки усмехнулся и, отложив уже практически законченного мишку, почесал пса между ушей и бросил взгляд на висящие на стене часы. Полдень, надо же...

— Потерпи ещё немного, малыш. Я почти закончил. Проголодался?

Джей Би тут же завилял хвостом, услышав голос хозяина, тяфкнул и попытался лизнуть руку. Баки встал с дивана, доставая с одной из полок упаковку собачьего корма, насыпал этому троглодиту полную миску и вернулся к столу, проверяя телефон. Ожидаемо обнаружил несколько звонков и сообщений от Стива и Брока. Отписавшись им, что всё хорошо и они с Джей Би скоро будут дома, вернулся к работе.

Уже через час Баки вновь открывал двери их общей квартиры. Джей Би тут же скользнул внутрь, с громким лаем начиная прыгать вокруг вышедшего им навстречу Брока.

— Вернулся, гулёна? — обратился Рамлоу то ли к Баки, то ли к псу. — Давай, Барнс, переодевайся, мой руки и за стол, — бросил он, разворачиваясь, вновь уходя на кухню и уводя за собой Джей Би.

Усмехнувшись, Баки прошёл в спальню. Это была одна из тех вещей, которые ему нравились в Рамлоу — тот не задавал лишних вопросов. Оба они: и Стив, и Брок — были в курсе его периодических отлучек, хоть и не знали, чем он занимался. Доверяли, зная, что всё равно вернётся. Ругали, конечно, что порой часами не отвечал на звонки, но не сильно — у них в любом случае имелись способы экстренной связи на случай того же общего сбора. Баки переоделся в домашнее, заглянул в ванную, быстро умывшись и ополоснув руки, а потом, поколебавшись, вернулся к оставленной в коридоре куртке, доставая из её кармана картонную коробку, перевязанную ленточкой. Может, это и было лишним, вряд ли Стив вспомнит, но даже так Баки иррационально хотелось повторить тот подарок.

Сжав коробку в руке, Барнс прошёл, наконец, на кухню, где Стив уже заканчивал накрывать на стол, пока Брок занимался кофе. Баки замер в нерешительности на пороге, наблюдая за любимыми молча, чувствуя, как от такой, ставшей уже привычной, домашней картинки к горлу подступает комок. Ему ли не знать, как хрупко может быть счастье? От волнения сердце заколотилось как сумасшедшее, а Баки все стоял, не решаясь отвлечь обоих, разрушить идиллию. В какой-то момент Стив, почувствовавший что-то, обернулся, глядя на него, застывшего в дверях как изваяние.

— Баки? Всё хорошо?

Беспокойный взгляд охватил целиком, остановившись на мгновение на зажатой в руке коробке. Брок тоже отвлёкся от своего занятия, ожидая ответа на вопрос Роджерса, напрягшийся мгновенно, готовый влезть в любой пиздец ради них. Баки тряхнул головой, заставил себя улыбнуться и сделать шаг вперёд, протягивая коробку Стиву.

— Всё хорошо. Я… возьми. Знаю, что до твоего дня рождения ещё далеко, но… я не хотел ждать.

Стив взял коробку на автомате, разглядывая её с любопытством, пока без толики узнавания в глазах.

— Может позже? После завтрака…

Баки помотал головой.

— Открой. Пожалуйста, Стив…

Роджерс замер, расслышав в голосе Баки отчаянные нотки и тут же, не раздумывая больше, потянул за ленту, открывая коробку. Баки успел увидеть, как едва заметно дрогнула рука Стива, когда он увидел, что находится внутри. Тот осторожно огладил кончиками пальцев миниатюрного медвежонка, молча рассматривая его, не решаясь взять в руку.

— Это… тот самый?

Брок подошёл ближе, с удивлением рассматривая игрушку, из-за которой вдруг оба его мужика впали в такой раздрай. А то, что оба выбиты из колеи, было видно невооружённым глазом.

— Нет, конечно… — вновь покачал головой Баки, а потом добавил, будто извиняясь за то, что не уберёг: — Тот потерялся ещё там, в Аззано… это копия.

— Так ты… всё это время… — с подозрительно заблестевшими глазами Стив, наконец, взял медвежонка в руку, не глядя отставив коробку в сторону, едва не сунув её в тарелку с завтраком, а потом перевёл взгляд с игрушки на Баки: — Сам?

В ответ Баки смог лишь кивнуть, краснея от внезапно нахлынувшего смущения, отводя взгляд. В голове вдруг мелькнула мысль, что идея, может, была не такой уж хорошей… правда, оно тут же исчезла, когда Стив, всё ещё сжимавший в руке мишку, резко притянул к себе Баки, обнимая, прижимая к себе отчаянно.

— Спасибо… — услышал едва слышный шепот Стива Баки.

А потом на плите что-то резко зашипело, и Брок, ругаясь, рванул убирать с огня позабытый кофе. Это немного разрядило обстановку, приведя в чувство обоих, и Баки со Стивом, переглянувшись, расхохотались, наблюдая за возмущённым Броком. Позже они обязательно расскажут ему обо всём…
цитировать