Комиксы и экранизации 3-15К;количество слов: 5501
автор: Мудрый Рысь
бета: 13whitemice

Маяк

саммари: Джек Роллинз, скрываясь после событий в Лагосе, выбирает своим убежищем старый маяк, надеясь пересидеть в нем некоторое время.
примечания: Соавтор текста на ФБ Sivilla
предупреждения: Алкоголь, Курение, Модификации тела, Нецензурная лексика, ООС
Смотритель уже с некоторым трудом спустился по бесчисленным ступенькам, бережно поднимая керосиновый фонарь. Возраст сказывался, да и постоянная сырость… Но оставалось одно важное дело, которое он не мог оставить просто так.

Он торопливо спустился вниз и набросил плотный дождевик. Фонарю ничего не угрожало, вот если б шторм разыгрался... Но сейчас стояла хорошая погода, разве что его старые кости мерзли постоянно.

Он привычно оглянулся на маяк, но тот ярко светился в ночи. Главное, чтобы так и оставалось еще пару дней, пока не найдут нового смотрителя. Он привел все дела в порядок, прилежно даже записал все данные, неочевидные для новичка, которые могли пригодиться. Разобрался со всеми делами. Лодка за ним прибудет завтра, как закончится срок его пребывания здесь, но он надеялся, что его план все же удастся.

При его болезни не жили долго, даже на континенте, при деньгах. Но был один вариант… Он раздумывал почти месяц, прежде чем дать положительный ответ. Попросил только отсрочку в неделю, чтобы разобраться со всеми делами, не желая оставлять беспорядок после себя, словно это было важно.

Короткий путь к побережью по скалам не дался так легко, но он был упорен. Вздохнул тихо, отставляя фонарь, когда его мягко обняли упругие щупальца, протянувшиеся из глубокой бухты.

– Я готов, – чуть дрожащим голосом прошептал он, стаскивая очки с носа, позволяя зрению размыться. Как и всегда, при встрече с НИМ.


***

Джек молча смотрел на явно уставшую, немолодую женщину, которая перебирала его бумаги, искоса поглядывая на него время от времени. “Д. Карсон” значилось на табличке, стоявшей на столе.

– Вы хотите стандартный договор на год? – еще раз уточнила она. Джек кивнул. Если где и могло найтись тихое местечко, чтобы залечь на дно после того, что Брок натворил в Лагосе, это было оно. Тихо, спокойно. Можно подумать и тихо погоревать о Рамлоу. Никого не видеть – это было насущное желание прямо сейчас.

Женщина со вздохом оставила подпись на документе и протянула Джеку для ознакомления.

– Желательно приступить с завтрашнего дня, мы и так уже потеряли много денег, гоняя туда своих сотрудников сверхурочно. Мистер Симмонс оставил весьма подробные инструкции.

Джек кивнул, внимательно изучая контракт.

– В принципе, можно и завтра, я свободен. Вещи только соберу.

Она с облегчением вздохнула, видать и правда было накладно без постоянного смотрителя.

– Инструкции сейчас выдам. На маяке есть спутниковый телефон, если поймете, что не справляетесь, или ммм… – Она чуть замялась, – что-то не так, звоните, за вами пришлют моторку. Если погода позволит.

– А если не позволит? – уточнил Джек. Как бывшего военного его весьма волновали пути отхода в случае чего.

– Если случится необходимость, фирма пришлет вертолет. Но опять же, если не будет шторма. Но лучше бы вам справиться самостоятельно. Раз в неделю вам будут привозить продукты и воду. Колодец на острове есть, но во время штормов его заливает, придется ждать, пока вода очистится, так что лучше иметь запас на всякий случай.

Она передала Джеку довольно пухлую, потрепанную папку:

– Инструкции. Хотя у вас в резюме сказано, что вы уже были раз на контракте на маяке.

– Пригодится, – скупо улыбнулся Джек, беря папку. Свое резюме он печатал на страх и риск, но рекомендаций или подтверждающих документов у него не попросили. Не слабо им здесь, в маленьком городке, нужен новый смотритель.
– Своя специфика, может, оборудование отличается. Да и память освежить. А что случилось с предыдущим смотрителем? Симмонс, да?

Она поджала губы, неохотно ответив все же:

– Проблемы со здоровьем… Рак, если не ошибаюсь.

Что-то тут было не так, он нутром чуял, но решил не спрашивать.

Поставив подписи в двух экземплярах трудового договора, Джек откланялся: до завтра ему нужно было выехать из местной гостиницы на три номера, закупиться в аптеке предметами первой необходимости и придумать, как контрабандой протащить на маяк бутылку виски. Не то, чтобы он собирался там пить – не хотелось бы свалиться с маяка или оступиться на скалах. Но лучше уж пусть будет, чем потом сожалеть, ведь по договору покинуть маяк он сможет примерно через три месяца, на день, когда можно будет самолично закупиться необходимым в городе и к вечеру вернуться обратно.

***

Джек подтянул повыше ворот куртки, стараясь не морщить нос. Моторная лодка вместе с хозяином пропахли рыбой и водорослями. Очевидно, большую часть заработка мужик получал за ловлю местной рыбы, а не от работы на фирму. Одновременно с тем, как Роллинз в серой мгле выглядывал громаду маяка, он размышлял над предыдущим днем. Он без проблем выписался из гостиницы, которая располагалась на втором этаже, над крупным и единственным продуктовым магазином в городе, потом зарулил в аптеку где затарился бритвами, бинтами и новой зубной щеткой. Он разговорил провизора и между делом осведомился у него, далеко ли от города до больницы. Упомянул мистера Симмонса. Провизор покивал и обмолвился, что старика все одно не успели бы довезти: в его почтенном возрасте и упасть с лестницы...

– Эй, Джексон, – окликнул рыбака Джек. – А что там за мутные истории о прошлом смотрителе?

Рыбак пожал плечами, явно раздумывая. Ему явно не хотелось пугать нового смотрителя, но желание поделиться новостью было сильнее.

– Ой, да не слушай ты бабские сплетни! Тебе Джилли из кадров напела? Какой там рак у Симмонса, он настолько проспиртован был, что его никакая хворь не брала! В последние месяцы не просыхал, я ж каждую неделю приезжаю и видел по углам пустые бутылки. Откуда только спиртное брал, я ж не привозил… Думаю, он напился к ночи и упал в море, а может, и сам прыгнул. Я на другой день, как за ним приехал, нашел на прибрежных камнях его куртку – вся об острые камни исполосована. Так что хрен знает, тело тут найти сложно, вода глубокая, а камни острые. Хотя, если вздумаешь порыбачить, там с другой стороны острова есть бухточка тихая, самое то посидеть с удочкой.

Джек кивнул, приняв к сведению.

– Порыбачить я люблю. Купишь cнасти, если дам денег?

– Да любые снасти, что у нас можно купить, привезу, не беда. Хоть уже через неделю, – кивнул старик.

Джек уже заранее отдал часть задатка, чтобы не пришлось ждать две недели. Он вез с собой пару книг, да и надеялся, что получится заряжать телефон с читалкой на маяке, все же не совсем старая развалина должна быть.

Маяк он сразу и не увидел в густом утреннем тумане, даже вздрогнул от неожиданности, когда из него появился старый деревянный причал. Джексон привычно пришвартовал моторку и выбрался на деревянный настил.

– Пошли, покажу тебе, где здесь что, заодно и заберу того бедолагу, который тут сидит в ожидании тебя.

Джек набросил на плечи рюкзак и подхватил сумку, следуя за рыбаком. Идти, впрочем, пришлось недолго, утоптанная дорожка вела все выше и выше. Может и правда, старик Симмонс поскользнулся и упал…

Джексон постучал в старую, надежную дверь с облупленной краской. Пришлось подождать минуты две, пока дверь им не открыл бледный, взъерошенный паренек, который при виде Джека так явно просиял, что тому даже стало неудобно. Обычно он не вызывал такую реакцию у людей.

– Наконец-то! – парень пошарил по карманам и наконец достал нелепые огромные очки, которые тут же нацепил на нос. – Новый смотритель? Ой!

И даже на шаг отступил, бедняга, рассмотрев Роллинза, наконец. Джексон добродушно заржал от его реакции.

– Не тушуйся, Дэнни, это на твое место. Собери манатки и покажи ему, где да что тут. Я тебя внизу подожду: продукты пока выгружу, чтобы время зря не терять.

Волнующийся парень кивнул, тут же посерьезнев и впустил Джека внутрь.

– Сумку можешь тут оставить. По сути, это уже жилое помещение, не по инструкции, немного, конечно, но когда шторм, он любой дом слизнет с острова, так что смысла нет строить.

Джек пока осматривался, ничего не говоря – парнишка все равно болтал за двоих, явно обрадовавшись, что валит отсюда.

– Тут можно спать, предусмотрен даже запасной генератор. И розетка! Если там телефон заряжать, например, хотя в шторм или там дождь, ею лучше не пользоваться, коротнет еще. Для таких случаев припасены керосиновый фонарь и свечи со спичками.

Джек кивнул, приняв к сведению. Внутри было даже довольно уютно, по всем стенам были навешаны полки с расставленными по алфавиту книгами, прикрытые от сырости пленкой. Под крутым завитком лестницы нашлась и кровать, над ней была установлена отдельная небольшая лампа – неплохой уголок для чтения.

– Она на батарейках, Джексон будет подвозить каждую неделю, за бабло, конечно, – поймав его взгляд, кивнул Дэнни. – Удобная штука. Пошли наверх, покажу главное.

Почти три сотни ступенек, деревянных, вытертых от старости. Дэнни прилично запыхался, в то время как Джек даже не вспотел толком.

Пока ему показывали приборы, он еще старался внимательно слушать – не видел их раньше, хотя вчера полистал инструкцию и выглядело все просто. Вот с радио еще умел обращаться, похожие были в части, когда он там служил. В общем, пока проблем не должно было возникнуть.

– Включаешь маяк с заходом солнца, – Дэнни кивнул на большую доску, где висел подробный календарь. – После этого уже снимаешь данные автоматической метеостанции, передаешь на сушу по радио. Оно же, если вдруг запеленгуется корабль слишком близко, чтобы предупредить их. Но такое редко случается, обычно все верно ориентируются по свету ночью. С рассветом выключаешь. Все просто. Если что не так, не работает, или еще беда какая – звонишь нам, на сушу. Попробуем помочь.

Джек окинул взглядом небогатое хозяйство и кивнул. Все старое, но выглядит надежным.

– Теперь о насущном, – Дэнни повел его вниз. – Спальню ты уже видел. Удобства вот здесь, – он показал Джеку на неприметную дверцу. За ней нашелся и туалет, и даже что-то очень отдаленно напоминающее душевую кабину. Небольшую квадратную коробку чуть выше колена он не опознал.

– Стиралка, старая, но проводка потянет только такую, – невесело улыбнулся Дэнни. – Но хоть не руками.

– Сойдет.

– Нормальной кухни тут нет, скорее, как из набора туриста, – Дэнни показал небольшую печку с присоединенным газовым баллоном. – Холодильник Симмонс привез, небольшой, под бухло, я бутылки три дня отсюда выгребал. Но есть погреб, там все нормально хранится, даже молоко не киснет пару дней. В общем, жить можно, но без излишеств.

– Подходит, – кивнул Джек. – Я привык к такому.

– Бывший военный, да? – Дэнни смешливо блеснул очками. – Других стараются не нанимать, дисциплина, все дела…

Джек не ответил, осматриваясь, уже прикидывая, как будет здесь обустраиваться.

– Старайся не пить, – серьезно посоветовал парень, быстро сгребая в сумку нехитрые пожитки. – Симмонс вон допился, глюки ловил. Может, за сиреной поплыл, не знаю… Не лучшее решение в его возрасте, вода ледяная еще, не для купания.

– Сирены? – со смешком уточнил Джек, не удержавшись.

– Дедуля совсем от бухла поехал, – вздохнул Дэнни. – Я тут на досуге его заметки разбирал, там типа дневника, что ли. Но больше похоже что он книгу пробовал писать, а то всякие разные вещи описывал, да натурально так… Кинг отдыхает.

– Например? – заинтересовался Джек.

– Да херь всякую, щупальца там, как в хентае, сирен, подводный мир. При том отродясь не нырял даже, насколько я знаю, оборудования здесь нет, – посерьезнел Дэнни. – Но я запирался на всякий. Спокойнее так было.

Джек провел его до причала, где Джексон уже чуть ли не пританцовывал в нетерпении, и даже помахал вслед лодке. Теперь он, наконец, остался один. Подхватил сразу два ящика с продуктами и медленно пошел к маяку. К ночи надо бы обустроиться, а там уже и работать. Завтра отоспится.



На деле поначалу получилось, как он и хотел – работа и непривычное место быстро выбили из него посторонние мысли. Он просто не думал ни о розыске, ни о Броке, пока голова пухла, пытаясь удержать в себе новые знания. Днем, урывая куски ото сна, исследовал остров: небольшой, бесплодный кусок скалы. Нашел и бухту для рыбалки, которую советовал Джексон. Вот собственно тогда и началось.

Джек честно списывал все на непривычное окружение. Небольшой остров и вокруг мили океанских просторов, даже сушу можно было разглядеть, хоть и с трудом, в ясную погоду.

В общем, было даже приятно. Тишина, ненапряжная работа – он быстро перешел на ночной режим, тем более, что по сути, от него много и не требовалось: включить приборы и выключить, передать данные. Уже через пару дней это стало рутиной, даже соленый йодистый запах от моря стал привычным, перестав ощущаться так ярко. Но книги и вправду надо было прикрывать, влажность тут была запредельная, благо нашлись и средства от плесени, которая здесь была постоянным гостем.

За неделю Джек почти привык к распорядку. Пока что хватало и книг на маяке, читалка простаивала выключенной, библиотека здесь была неплохой.

После того, как Джексон привез снасти, досуг стал разнообразнее. Как и еда. Не такие чтобы большие, но рыбки таки ловились за те пару часов, что Джек урывал ото сна, привыкая к новому режиму.

Все было в порядке, пока однажды, ранним утром он, сдав смену, не решил привычно пару часов перед сном половить рыбу. Собрав снасти, вышел через пару минут на бережок, где это было удобнее всего делать и остолбенело замер.

На месте, где он обычно раскладывал свое барахлишко, лежал большой, полуобглоданный труп косатки. Хотя Джек вроде бы не припоминал в этих водах хищников, способных на такое. Тело было почти ободрано от кожи и, что самое странное, рядом не было вездесущих птиц, которые обычно были не прочь полакомиться таким. Это правда настораживало.

Остаток дня он потратил на то, чтобы столкнуть останки в воду – не хотелось, чтобы они здесь воняли. Благо, что физической силы хватало. Но все же не мог не заметить странные следы на остатках туши – чья-то довольно большая пасть отрывала целые куски плоти, оставляя на костях следы. Инцидент, впрочем, быстро забылся, Джек все равно не собирался купаться здесь, так что просто забил.

Одиночество и работа по графику – надо ли было что-то большее? Как оказалось, да. Смена обстановки помогла, но ненадолго, и Джек все чаще поглядывал в сторону бутылки с виски, привезенном на остров, хотя и помнил предупреждения. Все это в любом случае не помогло изгнать навязчивые мысли из головы, он всё равно размышлял о произошедшем, задавался вопросом: мог ли он хоть как-то повлиять, помочь… Эти размышления выедали его дотла, как и раньше, на материке. Но только что здесь от них не было спасения.

Стремясь избавиться от них, Джек взялся за обустройство маяка. Даром что не был особо одарен в технике, но все же еще через неделю панель с данными стояла возле его кровати, позволяя не подниматься наверх каждые полчаса. Старая техника, он разбирался в ней достаточно, чтобы протянуть кабели вниз по лестнице, подсоединяя к планшету.

Хотя и он глючил немного, то и дело подключая без разрешения радиостанции – из-за расстояния увы, они передавали скорее хрип, чем музыку. Но однажды Джек проснулся от тихого, приятного пения. От которого, впрочем, по коже прошли мурашки спросонья. Проверил планшет – но нет, тот исправно регистрировал данные. Пришлось подняться наверх. Пение доносилось из рации, которую он поставил на место еще пару дней назад и с тех пор не трогал. Далекий, тихий голос, выводящий мелодию без слов. Джек с нервным смешком тогда заглушил рацию, решив, что кто-то неподалеку на корабле развлекается.

Так и не сумев заснуть, он чуть заранее передал данные – до рассвета оставалось с полчаса, – и спустился вниз. Накинул рубашку на плечи и вышел на улицу покурить. Там и замер, не сразу, но осознав, что тихая мелодия, к которой уже успел привыкнуть, разносится над спокойным океаном буквально повсюду.

Он не рискнул отойти дальше двери, напряженно, до рези в глазах вглядываясь в постепенно светлеющий сумрак, вспоминая нервно слова Дэнни про сирен. Но бред же! Кто бы в это поверил! Но в тот день он так больше и не уснул, ворочаясь на постели, то и дело поглядывая на дверь, которую надежно запер.

Как показало время, с планшетом он был достаточно дальновиден. Во время очередного зимнего шторма наверх подниматься даже не хотелось. Джексон с его лодкой не мог уже два дня добраться до острова, но Роллинз заверил по рации станцию, что все в порядке, и он протянет еще с неделю на запасах.

Он проверил данные наверху и спустился вниз, уютно устроившись с книгой на кровати под лампой, иногда ежась от рева стихии вокруг маяка и поглядывая на планшет – но все было в порядке. Вытянутая наугад книга оказалась интересной, так что он вполне приятно проводил время.

И тут в дверь постучали.

Резко и нетерпеливо. И еще раз. От каждого стука у Джека мороз по коже пробегал – никто бы не добрался до маяка в такую погоду. Никто.

– А Симмонс позволял мне погреться, – донесся из-за двери довольно приятный низкий голос. Это заставило Джека сорваться с места, хотя он и помедлил перед тем, как открыть дверь.

И… Он правда не ожидал увидеть такое, так что, опешив, отступил назад, судорожно вспоминая, где оружие. Расслабился за две недели, непозволительно...

Никто бы не ожидал такого.

Серая, блестящая масса втекла в дом. Щупальца, – это Джек отметил отстраненно, почти в полуобмороке от шока и неожиданности, – помогали ему двигаться, пока пришелец со слишком человеческим вздохом не занял кресло. Настолько привычно, словно сто раз так делал. И Джек сейчас сильно пожалел о том, что так и не добрался до дневника прежнего смотрителя.

Длинное щупальце развернулось, роняя в невольно протянутые руки тяжелую пузатую бутылку. Джек охнул, прижимая ее к себе, все еще слишком в прострации от увиденного, чтобы соображать нормально.

– Джейкоб говорил что это помогает при знакомстве, – булькнула туша на кресле, ерзая. Джек испытал приступ тошноты, наблюдая как серая блестящая плоть перетекает с места на место, пока эта херня не приняла почти человеческую форму, втянув в себя щупальца. – Люди любят такое.

– Я не любитель, – Джек поудобнее перехватил бутылку, думая, что делать. Ударить? Куда? И куда бежать? Ни лодки, ни хрена – вокруг только штормовое море. Вызвать подмогу? Так ведь хрен кто поверит...

– А что хочешь? – округлая блестящая от слизи башка повернулась в его сторону. – Симмонс за это читал мне сказки. Хочешь золото? Рыбу? Редкие кораллы? Хотя их тут рядом нет.

– Чтобы ты ушел, – попытал удачу Джек. Существо покачало головой совершенно человеческим жестом, и это вымораживало больше всего. Несоответствие. Оно пыталось вести себя как человек, но человеком при этом не было. Джек за всю свою карьеру в ЩИТе и Гидре ни разу даже не слышал о подобной твари.

– Сказку. Поговори со мной. Развлеки. Утром я уйду, слишком сухо.

– Убирайся сейчас, – твердо, насколько мог, настоял Джек. Надо было всего-то продержаться до конца шторма, до прибытия Джексона.

Два гибких быстрых щупальца почти неуловимым глазу движением обвили ноги, не давая и двинуться. Существо насмешливо зевнуло, показывая зубы в три ряда.

– Сказку.

От вида зубов по спине продрало холодом. Джек едва поймал книгу, чувствительно прилетевшую в грудь, взглянул на обложку. Продержаться до утра, читая старую фантастику – что могло быть проще?

Оно оказалось внимательным слушателем, хотя Джек то и дело сбивался, чувствуя как скользкие, гибкие щупы обвивают голени. Благо хоть сесть позволили. Он то и дело поглядывал на планшет, надеясь, что рядом не окажется никакого заблудившегося в шторме траулера, потому что сейчас он вряд ли смог бы помочь чем-то. И как только Симмонс справлялся?

– Подождав несколько секунд, я повторил вызов. И снова не получил ответа. В наушниках залпами повторялся треск атмосферных разрядов. Их фоном был шум, глубокий и низкий. Казалось, это был голос самой планеты. Оранжевое небо в смотровом окне заплыло бельмом. Стекло потемнело. Я инстинктивно сжался, насколько позволили пневматические бандажи, но в следующую секунду понял, что это тучи. Они лавиной неслись вверх. Я продолжал планировать, то ослепляемый солнцем, то в тени. Контейнер вращался вокруг вертикальной оси, и огромный, как будто распухший, солнечный диск равномерно проплывал мимо моего лица, появляясь с левой и уходя в правую сторону.

Он то и дело прерывался, объясняя незваному гостю неизвестные слова. Про космос пришлось подбирать слова отдельно, да и не знал Джек особо ничего о нем. Но такого внимательного слушателя надо было еще поискать.

– Все же океан не случайно был отнесен к классу Метаморфа. Его волнистая поверхность могла давать начало самым различным, ни на что земное не похожим формам, причем цель – приспособительная, познавательная или какая-либо иная – этих иногда весьма бурных извержений плазменной массы была полнейшей загадкой, – хрипловато после долгого чтения продолжил Джек. Слишком давно он не говорил так много, горло продирало при каждом слове. – Мне нужен перерыв.

– Конечно, Джейкоб и не мог читать так долго! – непонятная хрень взмахнула щупальцами, подтаскивая к Джеку канистру с водой. Тот с благодарностью присосался к ней, понимая что вряд ли сможет в ближайшее время говорить громко, горло саднило. – Но про море там неправда написана!

– Почему же? Это же не про Землю, про космос. Это другая планета, – все же возразил Джек. Непонятная херня его и правда увлекла, книгу он раньше не читал, так что с интересом и сам следил за развитием событий. А почти два часа, проведенные рядом с этим, несколько притупили страх.

– Океан не такой, ни здесь, ни где-либо еще, – зубасто улыбнулся его гость. – Я не видел другого, везде только питательный суп с большими обитателями. Джейкоб показывал мне… Фильм? – Он явно засомневался при этом слове, но продолжил, – там люди спускали аппарат на глубину, чтобы посмотреть. Но они все равно не узнают, каково там быть.

– И… как же? – Джек все еще помнил, что надо бы как-то избавиться от гостя, но любопытство жгло сильнее.

– Там тихо. Тихо и темно, только по движению вокруг улавливаешь присутствие, – пришелец подтянул к себе канистру с водой, выливая немного на себя, впитывая ее буквально всей поверхностью. – Я не доплыл до самого дна, было некомфортно. Но там спокойно и приятно, остаешься наедине со своими мыслями в пустоте, есть свет и жизнь. Даже больше чем на поверхности, она кипит там, рядом с горячими источниками.

– Ты говорил, что не спускался ко дну, – завороженно заметил Джек, пытаясь представить себе то, о чем говорило существо.

– Пытался, – неохотно протянул его гость. – Но побоялся не сберечь носителя, он хрупкий… Да и рыба там не особо питательна, буквально от легкого сжатия уже разваливается. На меня напала большая такая штука, зубастая…

Он явно собирался продолжить, но Джек все же перебил:

– Носителя? Что ты имеешь в виду?

Гость от вопроса пошел волнами, заставляя Джека снова вспомнить про тошноту.

– Точно, забыл. Джейкоб знал. Я оберегаю его, – по телу пришельца снова прошла волна. Он словно забрал часть своей плоти, обнажая явно мужскую ладонь, жилистую, с узким запястьем, и снова заботливо прикрыл ее. – Он спит.

Джек почувствовал, как от этого зрелища даже короткие волоски на предплечьях встают дыбом. Это было что-то настолько… Нечеловеческое, он даже не смог бы выразить это словами.

– Спит? – хрипло уточнил он. – А… просыпается?

От одной мысли что внутри этой твари был какой-то мужчина, становилось одновременно и легче и еще более мерзко. Хотелось оказаться подальше отсюда, чтобы больше никогда этого не видеть.

– Нет, – покачал головой его гость. – Я... я спас его, Джейкоб рассказал что люди не могут выжить в воде. Тем более в том состоянии, в котором он был, весь израненный. Он спал тогда, и с тех пор не просыпался. Но живой, – поспешил заверить он Джека. – Я слежу за тем, чтобы его организм получал питание и кислород, хотя не сразу разобрался, как это работает.

Вот сейчас Роллинзу точно захотелось оказаться как можно дальше отсюда.

– Джейкоб хотел заказать лодочнику медицинские справочники, говорил, что поможет, – существо гибко поднялось с кресла, придвигаясь к сжавшемуся от отвращения Джеку. – Но не успел. Не получилось, никак.

Серое влажное от слизи щупальце мазнуло онемевшего Джека по щеке и втянулось.

– Почитаешь нам еще? Завтра? Мне нравится слушать.

Джек кивнул судорожно, пытаясь справиться с собой, пока его незваный гость покинул маяк. Сейчас ему точно требовалось выпить… После того, как он передаст показания метеорологической службе. И постарается не пиздеть о случившемся!

При дневном свете это все вспоминалось бы как дурной сон, если бы не саднящее горло и бутылка на столе. Недурное вино, крепкое только, даже для привычного ко всему Джека. После короткого беспокойного сна так и вовсе все выглядело невинно – но он все же тщательно забаррикадировал дверь перед тем, как лечь спать. И попросил с суши медицинские справочники – это вполне нормальная просьба, самообразование, все дела. Просто на всякий случай. Как и положенное рядом оружие.

Шторм поутих, хотя Джексон еще явно не смог бы приплыть, так что Джек все же вплотную взялся за дневник Симмонса, который, если честно, напоминал записки сумасшедшего. Джейкоб мог спокойно описывать пойманную рыбу и вдруг переключиться на воспоминания о детстве, к примеру, как ему было хорошо, когда он ударил младшего брата отобранной игрушкой. Но вот ближе к концу Джек нашел что-то о тревожащем его ночном госте.

Симмонс с удовольствием привечал его, устав от одиночества и своей болезни, но словно не осознавал, что это не человек. Описывал его словно доброго соседа. Увидев одну из последних записей, Джек похолодел.

“Оно обещает хотя бы попробовать излечить меня. Я так рад, жду с волнением, все же надеюсь. Врачи бы уже не помогли, но я бы хотел своими глазами хотя бы раз увидеть тот мир, что оно описывает, заменить носителя, если смогу, быть рядом, свободным!”

Так и подмывало разорвать контракт и смыться куда подальше, но любопытство жгло сильнее, тем более что гость так и не сделал ничего плохого. Пока так точно.

Едва Джек отчитался с приходом темноты, в дверь снова постучали. Он правда поначалу не думал открывать, но куда бы он делся…

Ночной гость на сей раз принес неуклюже сплетенную корзину, тяжело провисшую под весом рыбы – в качестве подношения. Джек терпеливо, хотя и тихо, дочитал “Солярис”, радуясь, что книга довольно небольшая. Но в целом, это были даже довольно приятные, ламповые посиделки, пока посреди объяснений не засветился тревожно планшет. Буря почти стихла, но все же пренебрегать работой не стоило. Джек рванул наверх, не обращая внимания на гостя. Подхватил рацию, судорожно отслеживая рыболовный траулер, явно сбившийся с курса, сообщая правильные координаты. Краем глаза заметил серую фигуру рядом, наблюдающую, но сейчас было не до того.

Он отвлекся на старый монитор, сжимая рацию в руках и с волнением наблюдая, как корабль все никак не выровняется. Но его гость вдруг подтолкнул его локтем, заставляя обратить на себя внимание.

– Левее, там опасно, они слишком близко к скалам.

Джек с секунду поколебался, но продублировал сообщение в рацию. Его гость с интересом окинул взглядом старую технику и словно подобрался. Уже человеческие руки легли на клавиатуру, набирая команды, которые Джек сам бы сделал сейчас только со справочником.

– У них отказали приборы? Пусть идут по голосу подальше, утром их подберут, но надо отвести корабль подальше от скал, – хрипловато скомандовал его гость, отправляя координаты на судно.

Они справились минут за пятнадцать, во время которых Джек безбожно вспотел и перенервничал. Судя по данным, рыболовецкое судно “Афина” забралось слишком близко к его скалистому островку и, даже несмотря на небольшой тоннаж, рисковало себе пропороть дно. Если бы не внезапный помощник, он бы сам не справился.

Когда старпом отчитался, что все в порядке, они связались с сушей и с рассветом ожидают помощь, Джек устало обернулся к своему помощнику, остолбенев от вида практически голого мужского тела, причудливо перевитого серыми лентами, словно странным паразитом. В голове глухо бухнула кровь, от осознания даже повело немного, словно крепко выпил. Он знал, он видел это тело раньше!

– Покажи мне лицо, – глухо потребовал он. Готовый даже угрожать, попробовать достать оружие… Но не выстрелить.

Серая блестящая масса на месте головы Брока смотрелась дико и непривычно.

– Зачем? Мне просто удобнее было действовать так, кнопки слишком маленькие...

Джек молча надвинулся ближе, сжимая ладони Брока, пока они не обросли серой гадостью. Неприятная, блестящая масса сползла с его лица, словно втягиваясь внутрь тела.

Пришелец не соврал, Брок и правда выглядел здоровым. Даже без шрамов почти, остались только самые старые. Но – спал. Из открытых глаз на Джека смотрел вовсе не он.

– В этой форме неудобно в море, слишком непрочная кожа.

– Брок? – позвал Джек на пробу, дурея. Слишком много на него свалилось в последнее время. Одной рукой отвесил Рамлоу пощечину… вернее, попытался – ладонь ударила по серой массе, защитившей от опасности носителя.

– Ты знал его? Я же сказал, он спит, с тех пор, как я нашел его!

Джек бессильно отпустил вторую ладонь Рамлоу и взъерошил свои волосы, стараясь прийти в себя. Это был Брок и одновременно не он, странная херня управляла им. Сколько уже времени прошло? Больше года? Голова тупо заныла, как перед мигренью, слишком многое надо было уложить в голове.

– Знал. Думал, он умер, – медленно произнес он. Оглянулся вокруг, смутно припоминая, что надо бы передать данные и кивнул на лестницу. – Давай вниз и не думай свалить, я сейчас спущусь.

Когда Брок… Эта тварь спустилась вниз, он тяжело оперся о стол, тупо пялясь на свои ладони. В голове было слишком много всего, он правда не мог думать об этом. Брок жив? К черту все.

Он передал данные на сушу, еще раз связался с “Афиной” и проверил, все ли у них в порядке. И после медленно спустился вниз, не зная, хочет ли, чтобы все это оказалось сном или же реальностью.

Брок никуда не делся. Сидел в кресле, с интересом рассматривая книгу, словно забыв, как читать.

– Рассказывай, – Джек присел напротив с тяжелым вздохом, не отрывая взгляд от обнаженного тела. – Где нашел, в каком состоянии?

Занимался рассвет. Данных этот серый паразит предоставил не так много – тусовался в теплом море, наткнулся на еще живое тело, подходящее, и попробовал спасти носителя. Как Брок после взрыва в Лагосе попал в воду, где его подцепила эта тварь, Джек не знал и даже представить себе не мог. Но собирался докопаться до правды.

Брок и правда был в отличной форме, но вот что творилось у него в голове… Паразит честно признался, что пытался вылечить своего носителя – Брока, но отчего тот не просыпается, не знал даже он. Он проверил на нескольких людях, до кого сумел дотянуться – Симмонс был последним, но с другими все было в порядке.

Джек не хотел отпускать его под утро и с неудовольствием его гость согласился остаться, хотя и было видно – ему неуютно от этого, не привык он к человеческим жилищам. Но, впрочем, нажравшись от пуза, гость быстро задрых на кровати. Джек, забив на технику безопасности, закурил прямо в доме, приоткрыв немного дверь только, размышляя и наблюдая.

Брок словно бы спокойно спал – и тварь эта странная вроде тоже, втянувшись в его тело непонятным образом, но время от времени проявляясь серыми полосами на теле, блестящими и чужеродными.

В конце концов Джек не сдержался. Брок, его Брок спал рядом, словно и не было всего того времени в одиночестве, взрыва и почти что нервного срыва после. Он затушил сигарету и поднялся с кресла, бесшумно шагнув к кровати. Коснулся, замирая, серой полосы на предплечье и… И словно прилип. Когда попробовал отнять руку – за ней потянулись серые липкие полосы, постепенно утолщаясь, словно в дурном сне.

Он попробовал отлепить их второй ладонью, постепенно начиная паниковать и сам не понял, как на руках оказался подрагивающий тяжеленький серый комок плоти. Он вытянул эту тварь из Брока полностью?

Гибкая, пластичная масса на его ладонях быстро нагрелась, начав чуть подрагивать, словно… Словно урча? Джек бы с удовольствием выкинул это куда подальше, когда Брок открыл глаза и захрипел, срываясь на вой. Джек от неожиданности чуть не уронил свою ношу. Да и паразит на его руках явно проснулся, потянувшись к Броку, обхватывая его серыми лентами щупов.

– Д–Джек? – прохрипел Брок, судорожно хватаясь за горло, словно не имея возможности дышать. Только сейчас Роллинз заметил у него на ребрах словно тончайшие разрезы, сейчас налившиеся нездоровой краснотой.

– Жабры? Ублюдок, ты не говорил, что сделал это с ним! – он сжал кулаки, надвинувшись на Рамлоу. Тот замер, едва серая тварь втянулась в его тело и обессиленно откинулся на подушку, явно получив возможность дышать.

Как бы я по-твоему спас его на такой глубине? Там не так чтобы много кислорода! Пришлось приспособить тело!

Рамлоу медленно, словно вспоминая, как это делать, сел на кровати. Потер порядком отросшие волосы, с недоверием прощупал ребра с тонкими прорезями жабров.

– Я… Я был в море, – медленно произнес он, осознавая. – Я помню это…

Джек замер рядом, боясь спугнуть неожиданный прогресс.

– И ты тут, – кивнул Брок, потянувшись за канистрой с водой. Серое щупальце помогло, подтащив ее ближе. – И этот голос в башке. Невыносимо зудит, не затыкался все время.

Я думал!

– Значит, думай тише! – Брок шлепнул себя по затылку, не церемонясь и поднялся, пошатываясь. – Джек?

Джек поддержал его, не давая упасть, довел до двери, хотя и не понимал, чего Брок хочет.

– Будь тут, ладно? Сначала я разберусь с этой херней, – чуть заторможенно попросил Брок, явно разговаривая мысленно со своим сожителем по телу. – Мне надо немного тишины вокруг, так шумно…

Шторм утих еще до рассвета, и вокруг было непривычно тихо, но Джек понял. Серая херня небось отрывалась за все время одиночества. Брок, не обращая внимания на мелкие острые камни под босыми ступнями, спустился к воде и нырнул, почти сразу скрываясь под водой, словно и не было его.

Джек присел на влажный песок, ожидая. Когда понял, что от недосыпа начал залипать на волны, поднялся, подрагивая на холодном ветру и побрел в маяк, где даже неожиданно для себя вырубился, слишком перенервничав и устав за последнее время.

Проснулся он от аппетитного запаха еды, уже ближе к полудню, если верить часам. Брок, одетый в его шмотки, жарил картошку на небольшой плитке, подвернув длинноватые рукава рубашки.

– Хочешь остаться здесь и потусить или рванем на материк? – спросил он, даже не оборачиваясь, словно и так знал, что Джек проснулся.

– Ты договорился со своим сожителем? – заинтересованно уточнил Джек, потянувшись за сигаретами. Серое щупальце выхватило пачку быстрее и сплющило безбожно.

– Никакого курева, пока у меня жабры. Не хочу больше задыхаться, – предупредил Брок, обернувшись. Джек миролюбиво кивнул.

– Как скажешь. Хоть здесь, хоть на материке. Где угодно.

– Заебись, – Брок на секунду замер, прислушиваясь и кивнул. – Садись жрать. Хочу свалить отсюда подальше. На побережье для начала, я слишком много пропустил.

– А потом? – осторожно уточнил Джек, пробуя еду. Вроде съедобно, хотя Брок обычно готовил просто отвратительно.

– А потом посмотрим, – зубасто ухмыльнулся Брок. Слишком зубасто, от его ухмылки даже мурашки побежали по спине, заставляя похолодеть.

– Что ты помнишь? – все же рискнул спросить Джек. Слишком интересно было ему, не удержаться.

– Все помню, – проворчал Брок. – Большую часть, по крайней мере, – и пришлепнул по серому щупу, пытавшемуся спереть ломтик картошки. – И если ты, блядь, гребаный извращенец, думаешь, что я забыл того несчастного дельфина, то ты сильно ошибаешься!

Джек даже подавился, услышав последние слова Брока, но в следующее мгновение понял, что относились они не к нему. А когда осознал их смысл, подавился повторно.

Их точно ждала веселая жизнь. Пока они не избавятся от этого паразита.

Хотя… Джек давно знал Брока. Очень давно. И прекрасно понимал сейчас, отчего тот так задумчив. Отказаться от глубины, от того, как ему – им, было там хорошо? Побережье, так побережье, не самый плохой вариант. Главное чтобы Брок хоть иногда появлялся и на суше. А уж чем его замотивировать Джек найдет, не впервой.
цитировать