Комиксы и экранизации 15К+;количество слов: 26393
автор: Visenna
бета: Leshaya

Ошейник

саммари: Стива Роджерса нашли и разморозили примерно через 60 лет после того, как он уронил "Валькирию" в океан. Ник Фьюри настаивает на том, чтобы капитан Роджерс немного поработал куратором Тони Старка, государственного преступника и пособника террористов.
примечания: Альтернативный таймлайн, использованы некоторые события и реплики из фильма "Капитан Америка: Другая война", неграфичное упоминание насилия.
— Вот, мистер Роджерс, — сказал агент Коулсон, когда Стив вышел из машины и задрал голову вверх, — ваш новый дом.

Башня Старка возвышалась над ними: сталь и стекло, мощь и вызов… Былая мощь и бесплодный вызов. Стиву башня казалась уродливой, не вписывающейся в архитектуру Манхэттена, но здесь, вблизи, он не видел ее очертаний — только гладкие поверхности, которые почему-то не отражали свет.

— Чувствую себя Ги де Мопассаном. — Стив криво усмехнулся и пояснил в ответ на вопросительный взгляд Коулсона: — Он всегда обедал в Эйфелевой башне, потому что терпеть не мог ее внешний вид.

— Говорят, из пентхауса открывается прекрасная панорама города, — вежливо заметил Коулсон. Он всегда был застегнут на все пуговицы — в прямом и переносном смысле, и Стив не знал, шутит тот или говорит серьезно.

— Что здесь находится?

Башня была громадной. Стиву казалось, в ней могла бы поместиться добрая половина Бруклина сороковых: дома, магазины, парки, кинотеатры вместе с взрослыми, детьми и домашними животными.

— По условиям соглашения Старку оставили только верхние этажи: его личные апартаменты и мастерскую. Правда, мастерская законсервирована. Часть пространства занимает «Старк Индастриз», остальное — правительственные офисы, научные лаборатории, исследовательские центры. Щ.И.Т.у здесь выделен ряд помещений, в частности, прекрасная тренировочная база, рекомендую посетить. Офис управления Надзора тоже имеется. В вашей ситуации это очень удобно.

Стив вздохнул, и они вошли в раздвинувшиеся двери. В огромном холле было практически пустынно, на пути к сверкающей хромом стойке регистрации громоздился ряд рамок-сканеров. Коулсон встал внутрь черного прямоугольника и кивнул Стиву, предлагая поступить так же. Завеса из бело-голубых лучей упала сверху, прошлась по телу почти ощутимой щекоткой, и механический голос сообщил: «Личность установлена, доступ подтвержден». Коулсон протянул электронную карту девушке за стойкой. Та была одета в обычный деловой костюм, но Стиву упорно мерещились погоны на ее плечах. «Мэри Джонс» значилось на бейдже.

— Агент Коулсон, капитан Роджерс, пентхаус, — сказала Мэри Джонс и подняла глаза на Стива. Профессионально безразличное выражение лица сменилось чем-то, напоминающим опасливое любопытство. — Дальний лифт с правой стороны.

— Спасибо, — кивнул Коулсон, забирая карту. Стив неловко наклонил голову и последовал за своим провожатым.

Двери лифта распахнулись перед ними сами собой; внутри, как с удивлением понял Стив, не было ни единой кнопки. Он ждал, что кабина придет в движение, но казалось, будто они стоят на месте. Коулсон, должно быть, заметил его недоумение.

— Здание находится под управлением искусственного интеллекта. Это очень сложная компьютерная программа, созданная Старком. Пока единственная в мире, насколько нам известно.

— Разве это не опасно — контролировать место содержания государственного преступника с помощью его же собственной программы?

— Джарвис и башня неразделимы, — ответил Коулсон. — Дело в том, что тут в подвале находится арк-реактор, который обеспечивает электричеством само здание и весь Манхэттен в придачу. Это уникальная технология, разработанная Старком, и пока в ее обслуживании Джарвис незаменим. Джарвис — тот самый искусственный интеллект, скоро вы с ним познакомитесь. Ему запрещено общаться с сотрудниками и посетителями вне пентхауса. Не волнуйтесь насчет безопасности, управление Надзора имеет надежные рычаги контроля.

Двери снова открылись, и Стив увидел обширное помещение — наверное, это было что-то вроде гостиной — с зоной отдыха, громадной плазменной панелью на стене и солидной барной стойкой. Но все это он рассмотрел гораздо позже: взгляд, как магнитом, притянуло к панорамным окнам, из которых открывался — прав был Коулсон — совершенно потрясающий вид. Стива настолько заворожило изменчивое небо над каменным лесом небоскребов, что он сперва даже не заметил хозяина — узника? — этого великолепия.

— Агент, — протянул кто-то, — ни капельки не рад вас видеть.

— Думаю, рады, мистер Старк, — спокойно ответил Коулсон. — Вам ведь хочется избавиться от некоторых излишних… украшений. По крайней мере, если капитан подтвердит свое согласие.

Стив обернулся и от неожиданности сделал шаг назад. Мужчина, стоявший возле лифта, был абсолютно обнажен. Стив потрясенно уставился на него, не зная, куда девать глаза от смущения, изо всех сил стараясь не смотреть ниже пояса. Против воли взгляд выхватывал отдельные детали: необычной формы щегольская бородка, отросшие слегка вьющиеся волосы, неплохие мышцы на руках, стянутых… наверное, какими-то высокотехнологичными наручниками: черные матовые браслеты подмигивали разноцветными огоньками. Ошейник на горле им в точности соответствовал. Но больше всего Стива привлекли две вещи: огромные выразительные карие глаза, смотревшие зло и настороженно, и яркий круг света в груди, исполосованной шрамами.

Стив, конечно, читал досье. Сын Говарда, Тони, был гениальным, но очень испорченным молодым человеком. Он возглавлял компанию по производству оружия, полученную в наследство, вел разгульную жизнь, меняя спутниц и спутников каждую неделю, устраивал пьяные кутежи — и кончил тем, что стал поставлять оружие террористам. В Афганистане, куда он поехал демонстрировать новое изобретение, его похитила конкурирующая группировка. Несколько месяцев, проведенных в плену, привели к тому, что Старк собрал из подручных средств что-то вроде брони и разнес логово своих похитителей по камушку. Потом в пустыне его подобрал летчик ВВС и привез в Штаты. Немного придя в себя, Старк попытался закрыть производство, но ему не позволили. Правительство США потребовало судебного разбирательства, Старк был признан виновным в незаконной торговле оружием и в преступлениях против государства. «Старк Индастриз» перешла под федеральный контроль под управлением Обадайи Стейна, давнего партнера Говарда, значительную часть имущества Старка конфисковали, а самого его приговорили к двадцати годам тюрьмы. Жаль было терять такой выдающийся ум, и потому со Старком заключили сделку: его не помещают в тюрьму, он работает на правительство и живет под строгим домашним арестом с постоянным личным надзором. Именно роль куратора Старка позавчера предложил Стиву директор Фьюри.

Самому Стиву все еще казалось, что он видит кошмар, просто никак не может проснуться. Уронить самолет в океан и очнуться через шестьдесят лет — не то, чего обычно ожидаешь от жизни. Впрочем, жизнь Стива Роджерса, родившегося в Бруклине, Нью-Йорк, 4 июля 1918 года, обычной назвать ни у кого не повернулся бы язык. Историю его смерти знали все: слабый болезненный мальчишка с несгибаемым упрямством принял участие в секретной программе и вышел оттуда суперсолдатом, воплощением американского духа. Сражался с нацистами, геройски погиб в сорок пятом, немного не дожив до победы. А вот его воскрешение пока держали в секрете. Армейские попытались было предъявить на него права, но странная организация под названием Щ.И.Т. имела, похоже, немалое влияние. Как сказал Ник Фьюри, Стив сперва должен был адаптироваться к изменившейся жизни, найти в ней место для себя, и уже потом принимать решение.

А жизнь переменилась разительно. Америка победила в одной мировой войне, но теперь ее захлестнула другая, и имя ей было терроризм. Стив с ужасом читал о бедствиях, волной прокатившихся по стране: взрывы, катастрофы, человеческие жертвы. У террористов не было родины, не было веры — только ненависть к развитым странам и демократическим ценностям. С ними оказалось очень тяжело бороться, они проникали всюду, маскируясь под обычных людей, а после совершали чудовищные преступления. Они не дорожили жизнью — ни своей, ни близких и родных, — спокойно шли на смерть, если это означало убийство десятков и сотен невинных, и потому правительством были предприняты беспрецедентные меры, направленные на уничтожение этой заразы. Простые американцы отказались от части своих свобод в пользу обеспечения общей безопасности. Было создано несколько антитеррористических структур, и в том числе управление Надзора, как часть пенитенциарной системы. К тем, кого обвиняли в терроризме, применялись особые меры: их содержали в отдельных тюрьмах, где были разрешены усиленные методы допроса и наказания. Стив морщился, читая про Гуантанамо, все в нем протестовало против подобного отношения к людям, пусть и преступившим закон. Но потом он вспоминал материалы про одиннадцатое сентября, трагедию в Стэнфорде, массовый расстрел в Орландо, взрыв в Вирджинии — и его одолевали ярость и скорбь. Так что Стив мог понять тех, кто ратовал за возвращение смертной казни . Не поддерживал, нет, но понимал. И конечно, Старк в такой тюрьме долго бы не протянул, это без сомнения.

— Характер у него дрянь, — сказал Фьюри Стиву. — Упрямый, самовлюбленный, спесивый, склочный — но парень настоящий гений. И раз уж вступил на кривую дорожку — пусть отрабатывает, согласен? В тюрьме его мигом сломают, тем более после плена. Он ни с одним куратором ужиться не смог — доводит всех до срыва. Полковник Роудс, который его в пустыне подобрал, уже несколько раз подавал прошение о назначении на эту должность, но его кандидатуру никогда не одобрят — университетский приятель, как-никак. Личная заинтересованность. Может, возьмешься присмотреть за Старком в память о старом друге? Временно, конечно.

И вот теперь Стив стоял в комнате посреди самого высокого здания в Нью-Йорке, а напротив, прожигая его презрительным взглядом, вытянулся голый государственный преступник Тони Старк, пособник террористов и предатель.

— Это… обязательно? — спросил Стив, поворачиваясь к Коулсону. — Почему он без одежды?

— Таким было требование его предыдущего куратора, — сухо ответил тот. — Сможете отменить, если подпишете контракт.

— Я…

— Надо же, какая честь! — внезапно заговорил Старк. — Агент, вы расстарались и откопали для меня в недрах Щ.И.Т.а реплику Капитана Америки в память о папеньке?

— В данный момент мистер Роджерс не состоит на службе и не исполняет обязанности Капитана Америки, — сообщил Коулсон.

Старк прищурился с таким видом, будто плевал он на собственную наготу и ошейник, еще раз оглядел Стива с головы до ног и заключил:

— Значит, вы его все-таки нашли и даже разморозили. Если бы Говард дожил до этого дня, он бы вусмерть надрался на радостях. Представляешь, Кэпскимо, он всю жизнь тебя искал, черт его знает, зачем. Раз в год все бросал и срывался в очередную экспедицию. И надо же — вот он ты, почти как новенький. — Он повернулся к Коулсону: — Подобрали пенсионеру синекуру?

Руки Стива сами собой сжались в кулаки. Теперь он понимал, почему в кураторах у Тони Старка никто не задерживался.

— Общение с вами непыльной работенкой не назовешь, — парировал Коулсон. — Если мистер Роджерс откажется, то соглашение о вашем содержании будет пересмотрено. Третий куратор за два месяца… возможно, Надзор решит, что ваша ценность преувеличена.

Старк с видимым усилием закрыл рот и отвел глаза. В его позе сквозило напряжение — вероятно, из-за наручников. Но было что-то еще… Стив сделал шаг в сторону и поймал отражение в блестящей поверхности лифта. Спину Старка крест-накрест перечеркивали… рубцы? Его пороли? Взгляд Стива невольно соскользнул ниже — на светлой заднице отчетливо выделялись круглые синяки, больше всего похожие на следы пальцев.

Старк заметил, и выражение его лица на секунду стало злым и беспомощным, но тут же сменилось маской нарочитого безразличия. Коулсон, не скрываясь, наблюдал за Стивом.

— Что… что это такое? — Голос от неожиданности прозвучал резко и хрипло.

— Часть проблемы с бывшим куратором, — спокойно сообщил Коулсон. — Была превышена допустимая степень воздействия.

— Допустимая степень? — Стив чуть не задохнулся от возмущения.

— Да. Все это четко оговорено в контракте: перечень дисциплинарных проступков, возможные способы наказания, уровень физического вреда. Джарвис следит, чтобы действия обеих сторон соответствовали правилам.

— Именно так. Добрый день, агент Коулсон, капитан Роджерс.

Голос с британским акцентом раздался откуда-то с потолка, и Стив невольно завертел головой, стараясь отыскать источник звука.

— Здравствуйте, — наконец пробормотал он.

— Ближайшая камера находится справа вверху, — любезно сообщил голос. — Поскольку моим приоритетом является безопасность мистера Старка, я строго отслеживаю любые взаимодействия сэра и посторонних лиц и имею возможность вызвать помощь в случае опасности.

— Ты… ты ведь управляешь этой башней, так? Входами, выходами, лифтами, дверями?

— Совершенно верно, — подтвердил голос… нет, Джарвис.

— Тогда почему бы тебе просто не выпустить мистера Старка отсюда? Уверен, ты смог бы это сделать.

— Ошейник на мистере Старке запрограммирован таким образом, что любое нарушение правил с моей стороны будет трактоваться как проступок сэра и наказание понесет он.

— Наказание? — спросил Стив.

— От временного паралича до смерти, — сухо проинформировал Коулсон. — Там автономный источник питания, дистанционное управление, электрошокер, несколько встроенных инъекторов. А если Старк удалится от пентхауса дальше чем на пятьсот метров, последует взрыв.

— Хватит, — сказал Стив. — Можно уже снять со Старка наручники и дать ему одеться?

— Вы согласны приступить к обязанностям его куратора? Без наручников он имеет право находиться только в вашем присутствии и под вашу ответственность.

— Я согласен, — ответил Стив, чувствуя, что совершает большую ошибку. Ему претила роль тюремщика, ему не нравился его поднадзорный, но повернуться и уйти… Он просто не мог.

— Тогда подпишите вот здесь и здесь.

Будто по волшебству в руках Коулсона возникла папка, полная бумаг. Два экземпляра контракта, правила проживания, правила надзора, распорядок дня. В висках запульсировала давно забытая боль. Стив подмахнул документы и получил в обмен ключ от наручников, пульт от ошейника и карту для доступа в пентхаус.

— Располагайтесь, Джарвис покажет комнаты. Ваши вещи доставят позже, а я навещу вас завтра. Расписание визитов и сроки сдачи отчетов вы найдете в приложении семь. Советую внимательно изучить инструкции. До свидания, мистер Старк, капитан.

Стиву показалось, что Коулсон смотрел на него с сочувствием, когда за ним закрывались двери лифта. Но прямо сейчас были дела поважнее. Стив сгрузил бумаги на барную стойку и осторожно подошел к Старку.

— Я хочу снять наручники, — сказал он, чувствуя себя на редкость глупо.

— Не отказывай себе в желаниях, — глумливо ответил Старк и сделал похабное движение бедрами.

— Смею заметить, капитан, что сексуальное взаимодействие разрешено только в случае четко выраженного вслух согласия всех сторон, — внезапно заговорил Джарвис, и Стива окатило кипятком злости и стыда. Он снова увидел синяки на бледной коже, подумал, каким путем они там появились, и постарался поскорее покончить с хитрым замком. Наконец наручники щелкнули и раскрылись. Старк демонстративно потер запястья и выжидающе уставился на Стива.

— Джарвис, у мистера Старка есть какая-то одежда?

— Разумеется, капитан. В его спальне.

— Сходи, оденься, — буркнул Стив. — На тебя смотреть холодно.

На самом деле в Башне поддерживалась весьма комфортная температура, но Стива все равно бросало в дрожь от мысли, что Старка вынуждали вот так демонстрировать себя совершенно посторонним людям. Это было унизительно, но, видимо, в унижении и заключалась суть подобного требования.

— Хочешь экскурсию по моей спальне? — протянул Старк.

— Обойдусь, — ответил Стив. В этот момент его живот громко заурчал: завтрак был давно, а усиленный метаболизм требовал своего.

— Да уж, прогулка на голодный желудок удовольствия не доставит. Джарвис, покорми капитана Сосульку, пока он не съел меня, — выдал Старк с показным легкомыслием и двинулся куда-то вглубь комнаты.

Стив невольно проводил его взглядом. Фигура у Старка была ладная: широкие плечи, узкая талия, круглая зад… Ну, что уж себе врать — задница бы выглядела очень привлекательно, если бы не следы побоев. В тот момент, когда Старк скрылся из виду, в воздухе перед Стивом засветился прямоугольник, как будто телевизор толщиной с бумажный лист подвесили на невидимых веревочках. На экране возник все тот же Старк, идущий по коридору мимо дверей. Шел он медленно, через силу, опустив голову. Исчезла напускная бравада, бьющая в глаза самоуверенность — перед Стивом был просто смертельно уставший человек, знающий, что отдыха в ближайшее время не предвидится.

— Что это, Джарвис?

— По условиям осуществления надзора вы должны иметь непрерывный визуальный контроль за передвижениями мистера Старка.

Камера следовала за Старком до дверей, ведущих, как предположил Стив, в пресловутую спальню. Он ожидал, что трансляция прекратится, но ничего подобного не произошло. Стив в недоумении смотрел, как Старк открывает шкаф, на полках которого притулилась сиротливая стопка одежды, и вытаскивает оттуда первые попавшиеся вещи. Когда он нагнулся, чтобы натянуть штаны, Стив вспыхнул и отвернулся от экрана.

— Но хоть в ванной он может побыть в одиночестве? — безнадежно спросил он.

— Видео из ванной включается по первому требованию куратора, вам транслируются жизненные показатели мистера Старка: частота пульса, дыхания, уровень давления…

— Господи, во что я ввязался? — пробормотал Стив, взявшись за голову.

— С вашего позволения, я рекомендую подробно изучить инструкцию по надзору, капитан. Можете обращаться за консультацией. Нарушение правил негативно скажется на мистере Старке, это не в моих интересах.

— Но как кто-то узнает о нарушении… За мной тоже следят?

— Сбор сведений происходит несколько раз в день. К тому же программы настроены на определенные шаблоны поведения и ключевые фразы, после которых наблюдение включается автоматически. Могу я предложить вам обед?

— Ты и готовить умеешь? — поинтересовался Стив, не удивляясь уже, кажется, ничему.

— Нет, капитан, эта опция мне недоступна. У меня имеется одобренный список ресторанов, из которых доставляют еду для мистера Старка. Я пока не знаю ваших предпочтений, поэтому взял на себя смелость заказать бургеры.

— Звучит отлично.

Мелодичный звон послышался откуда-то из-за барной стойки. В стене оказался еще один встроенный лифт — маленький, как раз для доставки еды. Стив начал раскладывать заказанное на низком столике, возле которого стояли два кресла, когда сзади раздалось:

— Бургеры? Прекрасный выбор, Джей. А молочный коктейль у нас есть? А пончики?

— Разумеется, мистер Старк.

Стив совсем забыл про странный экран в воздухе, занявшись сервировкой, поэтому не видел, во что переоделся Старк. Теперь, глядя на исключительно тонкие и исключительно обтягивающие трико и майку, Стив думал, что лучше бы Старк оставался голым. Нет, не лучше, конечно, но темная ткань скрыла синяки и рубцы, подчеркнула силуэт, сделав Старка похожим на балетного танцора или гимнаста. Свечение в груди, чуть приглушенное, добавляло образу загадочности. Стив мысленно встряхнулся: Старк был преступником, а не звездой телешоу, но вспоминалось об этом с трудом. Тот все время будто выступал на сцене, пытаясь спровоцировать окружающих на проявление эмоций. Стив пока не собирался доставлять ему такого удовольствия.

— Тебе в этом… удобно?

— Не нравится расцветка? — притворно удивился Старк. — Что ж тебя прислали такого неподготовленного в логово такого опасного меня?

Джарвис, который, видимо, решил сегодня исполнять роль миротворца, пояснил:

— Одежда мистера Старка подобрана таким образом, чтобы он не мог ничего под ней спрятать.

— Но почему?

— Давай-ка лучше обедать, Роджерс, — сказал Старк. Потом посмотрел на Стива, вздохнул и пояснил: — Потому что я могу сделать оружие из самых простых вещей, вот Надзор и перестраховывается.

Стив еще раз с сомнением покосился на тонкий трикотаж, натянувшийся кое-где до полупрозрачного состояния, но решил не заострять — есть хотелось ужасно. Они уселись по обе стороны стола, и Стив с удовольствием вгрызся в теплый сэндвич. Прикончив третий, он поднял глаза и наткнулся на улыбку Старка. Тот откровенно разглядывал его и, кажется, находил в этом что-то веселое.

— Боюсь разориться на твоем питании, — пояснил он в ответ на вопросительный взгляд. — А денег у меня не так много, как было когда-то.

— Ты… ты платишь за мою еду? — Стив все меньше и меньше понимал в происходящем, и это ему не нравилось. — Я могу и сам, мне выдали жалованье, какую-то компенсацию, и…

— Это — условие соглашения о моем содержании под домашним арестом, — вздохнул Старк. — Ничего, как-нибудь прокормимся.

Дальше они ели в молчании, но вскоре Стив не выдержал:

— Можно задать тебе вопрос?

— Задавай. — Старк изумленно поднял брови. — Правда, ответить не обещаю.

— Что за светящийся круг у тебя в груди?

— Подарочек после Афганистана, — отозвался Старк как о чем-то общеизвестном.

— Зачем он тебе? — Стив взял пакетик с картошкой и откинулся на спинку кресла.

— Что же было в моем досье, если даже это… Ладно. В Афганистане меня нашпиговало шрапнелью из собственной мины. Всё вынуть не удалось, так что эта штука работает системой жизнеобеспечения: электромагнит удерживает осколки на расстоянии от сердца. Перестанет работать — я умру.

Это было сказано очень просто, как будто Старк уже смирился со своей смертью и теперь ждет ее прихода в любой момент. Не обрадуется ей, но и не удивится.

— Ты поэтому решил прекратить выпуск оружия?

Стив задал вопрос и немедленно о нем пожалел, потому что лицо Старка отвердело, взгляд стал холодным и отстраненным.

— Нет, не поэтому. В плену я встретил одного хорошего человека, и он мне кое-что рассказал. А потом я и сам увидел… неважно. Свернуть производство мне все равно не дали.

Старк схватил молочный коктейль и встал возле окна. Он с такой тоской смотрел в небо, что сердце Стива на мгновение дрогнуло от жалости. Пришлось себе напомнить, что ради наживы младший Старк предал интересы Америки. Правда, он совершенно не походил на одержимого стяжательством человека, но что Стив знал о нем? Что знал о других, променявших совесть на деньги или оболваненных пропагандой?

— Спасибо за бургеры, — сказал Стив. — Я… пойду к себе в комнату, поработаю с документами.

Старк только рассеянно пожал плечами и даже не повернул головы, когда Стив вышел из гостиной.

(*)

Ночью Стив почти не спал. Сперва он устраивался в выделенных ему Джарвисом апартаментах: спальня, мини-кабинет и странное пространство, похожее на помесь кухни и гостиной, казались ему огромными и пустыми. Никогда в жизни ему не приходилось обживать столько места разом. Мебели было мало, и она выглядела безликой, как будто ненастоящей, только что вынутой из целлофановой пленки и установленной тут в качестве декорации. Стиву хотелось, чтобы его письменный стол скрипел и щеголял царапинами на столешнице, у стула была потертая обивка, а на стенах висели старые фотографии. Попросить Джарвиса переселить его в комнату поменьше он постеснялся.

Чтение документов из папки, оставленной Коулсоном, принесло лишь новую порцию головной боли. Он действительно был обязан визуально наблюдать за Старком везде, кроме душа и туалета. Сопровождать его в лаборатории правительственного агентства со странным наименованием А.И.М и обратно. Следить за процедурой обыска на входе и выходе из этих самых лабораторий. Раз в неделю подавать отчет о поведении Старка в управление Надзора.

Старку запрещалось самому пользоваться какой-либо техникой — вплоть до телевизионного пульта и кофеварки, брать в руки любые инструменты, строить чертежи, выходить в Интернет. Разрешалось одно свидание в месяц в изолированной комнате со стеклом, отделявшим заключенного от посетителя, и строго под присмотром куратора. Разрешалось посещать спортзал на своем этаже. В случае, если Стиву требовалось уйти в то время, когда Старк был не «на работе», предписывалось вызвать двух агентов Надзора и надеть на Старка наручники. От списка «дисциплинарных воздействий» Стива чуть не стошнило. Ограничивать в еде и воде? Помещать в карцер? Понижать температуру в камере содержания? Его передернуло, он сердито отвернулся от бумаг и против воли уставился на экран, снова висевший перед ним в воздухе. На нем Старк пустым взглядом смотрел в какую-то книгу. Стив пригляделся: название книги было длинным и заумным. «Проблемы релятивистской динамики многих тел и нелинейной теории поля» — бог его знает, для чего это понадобилось Старку, но прошло три часа, потом четыре, а он все сидел над толстым томом, сгорбившись и почти не шевелясь.

«Как больная птица», — подумалось Стиву. Сам он спать тоже не мог, события сегодняшнего дня, тяжелые мысли, воспоминания бродили в голове, не давая покоя. Он чувствовал себя бездомным в худшем смысле этого слова: Рип ван Винкль, вернувшийся не в то время и не к тем людям. На него давила тяжесть огромной Башни, пустого недружелюбного пространства, горькое одиночество забивало горло ледяным крошевом, и Стив решился. Он переоделся из черной униформы в спортивные штаны и футболку — скромную сумку с его вещами доставили тем же вечером — и вышел в большую гостиную, как он решил ее называть. На базе Щ.И.Т.а он бы двинулся убивать очередную партию боксерских груш, но здесь и сейчас рядом был другой человек, пускай преступник, — и тоже не в лучшем состоянии. Возможно, они смогут немного помочь друг другу.

Старк вздрогнул и очнулся от размышлений только в тот момент, когда Стив опустился в кресло напротив.

— Не спится? — спросил он самым нейтральным тоном. Старк молчал и смотрел куда-то в стену. Набрякшие веки, синяки под глазами, лопнувшие капилляры… Он выглядел одновременно и моложе, и старше своего возраста. Сколько ему сейчас — лет тридцать пять? Ему же работать завтра, вспомнил Стив, в чем бы эта работа ни заключалась. И когда Стив решил, что Старк так ничего и не ответит, тот разлепил пересохшие губы:

— Тебе, смотрю, не спится тоже? Не понравилась кровать? Гидроматрасов не держу, извини.

— Не знаю, что такое гидроматрас, но звучит жутковато. В любом случае, дело не в матрасе. Все вокруг постоянно используют фразы, смысл которых я не улавливаю, потом оказывается, что это из фильма или сериала, и их знают все, кроме меня. Сбивает с толку. Один из агентов, Бартон, дал мне список фильмов, обязательных к просмотру, но у меня до сих пор не было на это времени. И вот я подумал: все равно не могу уснуть, почему бы не начать этот список. Но я не понимаю, как…

— Не нашел кнопку на телевизоре? Или что там было в твое время — рукоятка для переключения каналов? Отдай свой список Джарвису, он тебе включит все, что попросишь, даст пояснения, ознакомит с реакцией критиков, если пожелаешь, сообщит количество звезд на «Томатах»…

— Это веб-сайт, собирающий отзывы о фильмах и формирующий рейтинги зрительских симпатий на их основе, — вежливо вклинился в разговор Джарвис, чем заработал кривую ухмылку создателя.

— Как-то так, да, — кивнул Старк и принялся подниматься с дивана. — Ну, не буду…

— Не составишь мне компанию? — торопливо выпалил Стив.

— Ты хочешь, чтобы я смотрел кино вместе с тобой? — Старк искренне удивился. — Но зачем? Предупреждаю, я — не лучший выбор, хоть на текущий момент и единственный. Много болтаю, придираюсь ко всему, терпеть не могу мелодрамы, классическую нудятину и фильмы с плохим концом.

— Мне бы тоже не хотелось сегодня фильмов с плохим концом, — отозвался Стив. — А что до болтовни, лучше так, чем…

— Одному? — спросил Старк, в первый, кажется, раз по-настоящему посмотрев на Стива. Он помолчал и добавил: — Впрочем, почему бы и нет? Не то чтобы у меня прямо сейчас были занятия поинтереснее. Джарвис, поставь нам «Звездные войны», старую трилогию, конечно. Как ты относишься к космоопере? А, ты и слова такого, наверное, не знаешь. Не важно, как раз и выясним. Невозможно жить в современном мире, не посмотрев «Звездные войны». Джарвис, у нас есть попкорн? Надеюсь, что есть, иначе мы потеряем половину удовольствия.

Стив смотрел, как Старк у него на глазах превращается из смертельно утомленного человека в подростка, собирающегося показать новому приятелю любимое кино, и думал, что принял правильное решение. Проинструктированный Джарвисом, он нашел пакет с зернами, засунул его в духовку… то есть, в микроволновую печь, полумагическую какую-то штуку, которая умела разогревать, ничего по-настоящему не грея, достал из холодильника две бутылки колы и, наконец, присоединился к Старку, который от нетерпения выбивал барабанную дробь на собственном колене. Стив посмотрел на его пальцы — длинные, сильные, в застарелых следах от порезов и ожогов — и поймал себя на странном желании взять Старка за руку. Просто взять за руку. Он слегка покраснел и протянул Старку миску с попкорном, которую тот поставил между ними и хлопнул в ладоши:

— Начинай, Джей!

По экрану, который затопило чернотой космоса, побежали буквы, складываясь в хроники противостояния Республики и Империи, и Стив с головой погрузился в историю. Старк сперва комментировал что-то, рассказывал о персонажах, пытался обратить внимание Стива на тот или иной момент, но через некоторое время замолчал. Стив взглянул в его сторону и увидел, что Старк заснул в неловкой позе, откинувшись на спинку дивана. Лицо его приняло удивленно-беззащитное выражение, плечи обмякли, рот приоткрылся, и Стиву он показался совсем юным.

— Джарвис, можно как-то остановить фильм?

Фигуры на экране замерли.

— Желаете прекратить просмотр, капитан?

— Нет, я… может, отнести Старка в кровать? Мне не сложно.

— Думаю, сэр будет смущен, если вы так поступите. Могу я порекомендовать просто устроить его поудобнее на диване? Плед можно взять на полке у камина.

В глубине комнаты и правда имелся камин, а Стив его даже не заметил. Скорее всего, он был ненастоящим, но два мягких шерстяных пледа выглядели вполне реальными. Стив переставил миску с попкорном на журнальный столик и просунул ладонь Старку под голову, чтобы аккуратно опустить его на диван. Старк послушно осел, как тряпичная кукла, и тут же, свернувшись в калачик, обхватил себя руками. Стив укрыл его одним пледом, а второй взял себе. Он не замерз, но в шерстяном коконе было уютнее. Джарвис снова включил фильм, и Стив продолжил наблюдать за приключениями начинающего джедая, космического авантюриста и принцессы. В какой-то момент он понял, что вытянулся на диване, который был для него маловат, прижимаясь к чему-то теплому и мягкому. Теплое и мягкое сонно заворчало и придвинулось поближе. «Хорошо», — подумал Стив и закрыл глаза.

Звонок будильника звучал на редкость противно, а главное, Стив не мог вспомнить, откуда у него будильник и зачем вообще понадобилось его заводить. После сыворотки он просыпался легко, в точно назначенное себе самому время, но сегодня все было не так. Он же не мог заснуть, он… Где он? Стив попытался встать, но вместо этого соскользнул на пол и потрясенно распахнул глаза. Он сидел на полу в гостиной, а с дивана на него таращился Старк — встрепанный, по-совиному моргающий, со следом от подушки на щеке. То есть, подушки как раз не было, но это сейчас не имело значения. Что случилось? Наверное, он произнес это вслух, потому что Джарвис немедленно отозвался:

— Вы заснули во время просмотра пятого эпизода «Звездных войн» на тридцать восьмой минуте. Я взял на себя смелость разбудить вас, потому что сэр должен прибыть в лабораторию в девять утра, опоздания недопустимы. Сейчас восемь пятнадцать. Вы успеете принять душ, переодеться и позавтракать.

— Спасибо, Джарвис, — пробормотал Стив, не отводя взгляда от Старка, который встал с дивана и стремительно вышел, так и не сказав ни слова. На душе заскреблись кошки изрядных размеров. Он совершенно не собирался устанавливать со Старком настолько близкие отношения, чтобы… Стив заторопился к себе, решив обдумать случившееся позже — опаздывать в самом деле было нельзя. За десять минут он почистил зубы, принял короткий душ и переоделся в униформу Щ.И.Т.а. Полупрозрачный экран, следовавший за ним по пятам, транслировал ряды цифр, и это означало, что Старк до сих пор находится в ванной. Когда Стив вернулся в большую гостиную, в кухонном лифте его уже дожидался завтрак: круассаны, омлет, сыр, ветчина, фруктовый салат. Кофеварка фыркала, готовая обеспечить страждущих благородным напитком. Стив достал две тарелки и принялся расставлять еду на барной стойке.

— Если мне будет позволено, — вмешался Джарвис, — сэр обычно не завтракает, только пьет кофе.

— Почему? Я не знаю, как он выглядел до… — Стив сбился, не зная, как обозначить поворотную точку. Он, конечно, видел фотографии Старка из глянцевых журналов — парочка имелась в досье — из его прежней разгульной жизни до Афганистана, но профессиональные фото могли совершенно изменить человека. А еще ведь была эта современная ретушь — фотошоп, кажется? — Но сейчас он явно потерял в весе.

— По утрам у него нет аппетита. Если честно, сэр вообще питается крайне нерегулярно, особенно в последнее время.

Стив задумчиво поковырял вилкой омлет.

— Джарвис, а я могу сам готовить?

— Безусловно. Дайте мне список необходимых продуктов, и я обеспечу доставку.

В этот момент на соседний табурет опустился Старк и вцепился в огромный стакан с кофе. Его волосы были немного влажными и завивались в колечки на концах, глаза ярко блестели из-под полуприкрытых век, кожа порозовела — должно быть, от горячей воды. Старк выглядел уютно, по-домашнему, если бы не ошейник и дурацкий обтягивающий костюм. Стив представил его в халате — почему-то в леопардовом. Распахнувшийся вырез, ткань, сползшая с одного плеча, поджатая босая нога. Стало стыдно и противно от самого себя. Ночью он поддался слабости, жажде человеческого тепла, да и Старк явно обрадовался попытке нормального общения, но повториться такое не должно. Особенно совместный сон, это вообще было недопустимо и попахивало служебным несоответствием. Если сработало видеонаблюдение Надзора, как предупреждал Джарвис, Стива ждали крупные неприятности. Впрочем, дело было вовсе не в них. Ладно бы Старк совершил что-то незначительное, но пособничество террористам ради наживы, по мнению Стива, превращало человека в существо, недостойное этого гордого звания. Он сердито подвинул ближе к Старку тарелку с круассанами, но тот вздрогнул и отрицательно помотал головой. «Ну и как хочешь», — подумал Стив, уничтожая пятую булочку за утро.

— Капитан, вам пора. — Электронный дворецкий высветил перед Стивом проекцию Башни, на которой был отмечен путь до места назначения. Стив поднялся со стула и выжидательно посмотрел на Старка, который стоял столбом.

— Наручники, Роджерс, — сказал он. — Я не имею права передвигаться по Башне без них.

Наручники лежали там же, где Стив положил их вчера. Черные полукружья обняли запястья, мягко щелкнули, и Старк двинулся к лифту.

— У вас посетители, — внезапно сообщил Джарвис.

Двери лифта открылись, и внутри обнаружились двое в такой же униформе, как у Стива. Один из них, высокий, с рубленым лицом, коротко кивнул и представился:

— Агент Рамлоу, страж Надзора. Прибыли оказать содействие в сопровождении заключенного к месту работы. Это — агент Джонс.

«Сколько тут у них Джонсов?» — пришла глупая мысль. Рядом напрягся Старк.

— Капитан Роджерс, — кивнул Стив в ответ. — Благодарю за беспокойство, но это излишне. Я в состоянии проводить поднадзорного на несколько этажей вниз.

— Не отказывайтесь, капитан. Вы пока не знаете процедуру. —Рамлоу улыбнулся широко и неприятно. Стиву очень хотелось настоять на своем, только ведь это действительно был его первый раз, и Старк рядом нервничал все сильнее. Его лицо ничего не выражало, а Стив уже успел понять, что это — нехороший признак. Он придвинулся ближе, почти касаясь Стива, будто искал у него защиты, но не хотел этого показывать. Плечи его закаменели, подбородок вздернулся выше.

— Хорошо, агент Рамлоу, ведите, — сказал Стив, чтобы прекратить неприятную сцену.

Они вошли в кабину лифта, и Старк передвинулся так, чтобы оказаться от Рамлоу как можно дальше. По ухмылке агента было видно, что он находит это весьма забавным.

— Ну как тебе новый куратор, Старк? — Показная забота в чужом голосе раздражала. — Еще не успел его довести до ручки? Или мне все-таки удалось вбить в тебя немного здравого смысла? Этот упрямый ублюдок не понимает хорошего отношения. — Рамлоу повернулся к Стиву, источая участие и сожаление. — Выделывается, ломается, как испорченный ребенок. А лучшее средство для вразумления таких отбросов — розга.

Стив вспомнил рубцы, исполосовавшие чужую спину, и добела сжал кулаки.

— Я считаю подобные методы обращения с поднадзорным противозаконными и отвратительными, агент. Вне зависимости от тяжести проступка.

— Преступления, капитан, преступления, — мурлыкнул Рамлоу. — Богатенький гаденыш получил ровно то, на что нарывался.

Старк упорно притворялся глухим, за что Стив был ему втайне благодарен. К счастью, в этот момент лифт остановился, и они двинулись по серому коридору мимо череды безликих матовых дверей к самой дальней, которую украшала скромная табличка «Лаборатория 1610-U». Они вошли в стерильную белизну тамбура, и механический голос объявил:

— Выберите порядок процедуры личного досмотра. Один — сканирование, два — физический осмотр.

Из стены выдвинулась панель с набором клавиш и небольшим экраном.

— Выбирайте физический осмотр, капитан, — театральным шепотом посоветовал Рамлоу. — Можем помочь в проведении, получится быстрее.

— Физический осмотр включает в себя проверку полостей тела? — холодно поинтересовался Роджерс. — Не понимаю, как это может оказаться быстрее, чем сканирование.

Он нажал на клавиатуре единицу. Поверхность справа обрела прозрачность, оказавшись стеклянной панелью, за которой находилась маленькая комнатка.

— Поднадзорный, пройдите в кабину, — забубнил тот же голос. — Расположите ноги и руки на красных кругах.

Старк протянул запястья Стиву, и тот не сразу сообразил, что должен снять наручники. На этот раз замок поддался легче, и Старк шагнул внутрь. Там он встал, раздвинув ноги, и немного наклонился вперед, чтобы упереться ладонями в отметки на противоположной стене.

— Хорошо стоит, — вздохнули сзади, и Стив едва сдержал порыв заехать Рамлоу по зубам. Старк заслужил наказание, но это не означало, что его можно было унижать, как вздумается какому-нибудь ублюдку.

Сверху упал столб белого света, потом красные лучи лазеров пробежались по телу Старка, и через минуту панель отъехала в сторону.

— Доступ в лабораторию разрешен, — сообщил голос.

Противоположная стена тоже оказалась раздвижной дверью, и они наконец очутились в месте назначения.

Центр помещения занимала странная конструкция: вытянутая полусфера из стекла и металла была раскрыта посередине, а внутри находилось полукресло-полукровать с кучей проводов и непонятных дисплеев. Больше всего Стиву не понравился шлем, особенно обильно усеянный этими самыми проводами, и куча фиксаторов: для головы, рук, ног, талии. На ум приходили орудия пыток, а не научные эксперименты. Впрочем, раньше одно частенько следовало рука об руку с другим — Стив вспомнил про доктора Менгеле и кое-как подавил позыв к тошноте. По лаборатории сновали люди в масках и странных желтых халатах. Один из них подошел к Стиву, стянул маску и представился:

— Доктор Райдер, руководитель проекта. Вы — новый куратор Старка?

— Капитан Роджерс, — кивнул Стив. Руку протягивать он не стал.

— Капитан, вы можете быть свободны. По протоколу достаточно присутствия двух стражей Надзора, — он махнул в сторону Рамлоу и Джонса. — Если у вас есть дела…

— Я предпочту присутствовать, хотя бы сегодня, — вежливо, но непреклонно перебил Стив. — Это мой первый день в новой должности, не хотелось бы неприятностей.

— Да какие могут быть неприятности, Роджерс? — протянул Рамлоу. — Тут безопасно, как в детском саду. Старк просто немножко поспит, а потом пойдет восвояси. Всем бы такую работу!

— Что значит «немножко поспит»? — спросил Стив, наблюдая за тем, как Старк снимает майку, чуть заметно ежится, устраиваясь в кресле, и на нем затягивают бесчисленные ремни.

— Вы знаете, как он спасся из Афганистана? Убедил террористов, что делает для них оружие, а сам построил броню для побега. Мы не хотим повторения, поэтому Старк работает в специально сконструированной виртуальной реальности, — объяснил Райдер. Видя замешательство Стива, он добавил: — Ему в мозг транслируется картинка лаборатории, и он действует там мысленно, а физически его тело находится в этом устройстве. — Он махнул рукой в сторону кресла. — Мы сохраняем результаты его работы в компьютере, анализируем и передаем в соответствующие ведомства для дальнейшего использования.

— Зачем столько фиксаторов?

— Мозг транслирует телу сигналы, возможны неконтролируемые конвульсии. Фиксаторы предохраняют его от случайных повреждений.

— Ему не будет больно? — Вопрос вырвался сам, вызвав смешок Рамлоу.

— Мы занимаемся не вивисекцией, а наукой, — равнодушно ответил Райдер. — За состоянием Старка постоянно следит дюжина приборов. Не волнуйтесь, капитан.

— И все-таки я останусь.

— Как хотите.

Райдер потерял интерес к Стиву и отправился командовать своими подчиненными, которые как раз принялись надевать на Старка шлем.

— Будет очень скучно, Роджерс, — сказал Рамлоу. — В следующий раз, если решите остаться, возьмите чего-нибудь для развлечения.

Джонс уже устроился на стуле и уткнулся в телефон, Рамлоу последовал его примеру. Стив выбрал место, с которого ему хорошо было видно Старка, и приготовился наблюдать. Купол закрылся, загудели невидимые приборы, лаборанты приникли к мониторам и принялись обмениваться неразборчивой научной абракадаброй. Райдер изредка отдавал короткие распоряжения, и тогда один из сотрудников подходил к полусфере и что-то печатал на внешней клавиатуре. Старк большей частью лежал спокойно, но иногда принимался дергаться или дрожать. Самый левый экран демонстрировал жизненные показатели, на нем извивались кривые сердечного ритма и мозговой активности. Стив в них не разбирался, но заметил, что с течением времени спокойные периоды сокращались, а пиков на графиках становилось все больше. Пару раз Старк даже застонал, но быстро замолчал снова. Стив поднялся и подошел к Райдеру.

— В чем дело? Почему он стонет?

— Повышенная мозговая активность, — ответил Райдер, не поворачиваясь. На мониторе перед ним крутился какой-то чертеж. Если Стив правильно понял, этот чертеж нарисовал Старк в своем трансе. По соседнему монитору бежали ряды расчетов — очень быстро, Стив с трудом выхватывал взглядом отдельные строчки. — В таком состоянии он успевает сделать гораздо больше, чем при обычном бодрствовании, но организм иногда реагирует на это, как на усиленную физическую активность. На самом деле он сейчас почти не чувствует боли — ресурсы мозга заняты другим. Сходите-ка на обед, капитан. На втором этаже неплохой кафетерий.

Стив хотел было отказаться, но его желудок отнесся к идее с энтузиазмом. Он еще раз посмотрел на замершего в фиксаторах Старка и вышел в коридор. Рамлоу проводил его взглядом, но составить компанию, к счастью, не предложил.

Кафетерий нашелся быстро, и в нем было полным-полно сотрудников Щ.И.Т.а. Стив взял поднос и встал в очередь, когда сзади раздалось:

— Привет!

Он обернулся и увидел Наташу Романову.

— Привет, — обрадованно поздоровался он. В первую неделю его пребывания в Щ.И.Т.е он встретил Наташу в спортзале, и она тут же предложила спарринг. Стив согласился только из вежливости, но, в первый раз оказавшись на матах, понял, что недооценил противника. Сильно недооценил, решил он, когда его уложили во второй раз. Скоро их встречи стали регулярными и вышли за рамки тренировок. Наташа водила его на прогулки по городу, просвещала насчет некоторых особенностей современного мира, рассказывала кое-что о Щ.И.Т.е и Надзоре. Она же познакомила его с Бартоном — тем самым парнем, который составил для него список фильмов, обязательных к просмотру. — Присоединишься?

Они устроились за столиком у окна.

— Ну, как тебе Старк? — спросила Наташа. — Сильно бесит?

— Он, конечно, не подарок, но и не исчадие ада, кажется. Почему все считают, что я немедленно сбегу с криками? — ответил Стив.

— Он не доводит тебя постоянными подколками, не язвит, не пытается смутить и вывести из себя? Не пробует залезть к тебе в штаны? Не похоже на Старка.

— Наташа, что ты такое…

— Он был моим заданием, — перебила Наташа, понизив голос. — Когда он вернулся из Афганистана, но его еще не арестовали, я работала на него под прикрытием, собирала материал.

— О торговле оружием?

— Нет. Это всплыло потом. Я должна была оценить его пригодность для работы в Щ.И.Т.е. Не смотри на меня так, Фьюри хотел привлечь его в качестве технического консультанта, и, если получится, в качестве боевой единицы.

— Не понимаю. Насчет технического консультанта согласен, но какой из Старка боец?

Наташа покрутила в руках вилку, положила ее на поднос и нагнулась поближе к Стиву.

— Ты знаешь, что произошло в Гульмире?

Он задумался, перебирая в памяти строки отчетов и сводок.

— Взрыв склада с боеприпасами «Старк Индастриз»?

— Это официальная версия. На самом деле там побывал Старк. После Афганистана он собрал второй костюм, прилетел в Гульмиру и в буквальном смысле слова выжег напалмом группу террористов, напавших на город. Склад с боеприпасами уничтожил тоже он. Ни один гражданский не пострадал, между прочим. После этого военные потребовали передать костюм им, а когда Старк отказался, подключился Надзор. Тут и выплыла история с торговлей оружием.

— Так что, Старк увидел дело рук своих и испытал муки совести? — Стив, нахмурившись, откусил большой кусок от сэндвича с говядиной — есть все-таки хотелось зверски.

— Когда я начала на него работать, я видела перед собой только богатого плейбоя и пьяницу, который живет в свое удовольствие, ни в грош не ставит окружающих, эксплуатирует сотрудников и кидает деньги на благотворительность, чтобы спокойно спать по ночам. Но это не так. Его маска почти совершенна, но под маской он уязвимый, как моллюск без раковины. У него мало близких людей, ради них он готов практически на все. И я очень сомневаюсь в том, что он имеет какое-нибудь отношение к нелегальной торговле.

— Но я читал твой отчет, и там…

— Когда Надзор потребовал у Фьюри предоставить результаты наблюдения за Старком, он попросил меня написать рапорт исключительно по моим первым впечатлениям.

— Зачем? Зачем пытаться выставить Старка хуже, чем он есть на самом деле? — Стив не понимал и злился из-за этого. Наташа вздохнула и помешала ложечкой в стакане с чаем.

— У нас говорят, что даже у секретов Фьюри есть свои собственные секреты. К тому же у Щ.И.Т.а и Надзора несколько натянутые отношения. У меня есть догадки, но я не хочу влиять на твое мнение. Присмотрись к Старку сам, попробуй понять, что он за человек. Ты знаешь, что Обадайя Стейн, который сейчас возглавляет «Старк Индастриз», был для Старка почти отцовской фигурой? Тем более что с родным отцом у Старка не сложилось. Так вот, Обадайя чуть не убил Старка, когда тот вернулся из Афганистана. Вынул у него из груди реактор и почти успел скрыться с ним. По счастливой случайности к Старку в этот момент зашел агент Коулсон.

Стив ухмыльнулся, представив себе «случайный визит» Коулсона, но тут же снова помрачнел.

— И после этого Обадайю не судили, а посадили в кресло генерального директора?

— Все показания о нападении на Старка пропали из дела, — кивнула Наташа. — А что до кресла, то Обадайя и так занимал его некоторое время. Он руководил маркетинговым отделом, отвечал за сбыт продукции и фактически возглавлял совет директоров, Старк заведовал только разработкой и дизайном.

— То есть…

— Тебе надо увидеться с Пеппер, — перебила его Наташа. — Вирджиния Поттс, бывший личный секретарь Старка. Она приходит к нему на свидания.

— Они… встречались? — спросил Стив. Слово «любовница» казалось ему грубым и неуместным.

— Если и встречались, то недолго, и очевидно расстались друзьями. Она знает Старка лучше всех. Есть еще полковник Роудс, но он служит на базе ВВС Лэнгли в Вирджинии и приезжает редко.

— Роудс — это тот, кто нашел Старка в пустыне?

— И пытался стать его куратором. Искал Старка как одержимый, чуть не попал под трибунал за нарушение приказа, когда поиски хотели свернуть.

Стив понимал его очень хорошо, он и сам ради Баки… Мысль вызвала привычную волну тоски и горечи, и Стив затолкал ее подальше.

— А ты не знаешь, случаем, агента Рамлоу из Надзора?

Наташа нахмурилась.

— Знаю, к сожалению. Раньше он работал в Щ.И.Т.е, но Фьюри его выгнал. Пару раз его посылали на операцию во главе группы, а возвращался он один. Весомых доказательств его вины не было, но Ник решил не рисковать. Рамлоу ушел и через месяц оказался в Надзоре, и сразу на должности командира отряда. С ним точно что-то нечисто.

— Он был предыдущим куратором Старка. Бил его, и, возможно, не только бил, — через силу выдавил Стив.

— Он вполне способен на такое.

— Но если Старк, как ты утверждаешь, может быть невиновен…

— Я ничего не утверждаю, но ты не просто так оказался рядом со Старком. — Наташа поднялась из-за стола и посмотрела на Стива. — Что там тебе говорил Фьюри? В память о старом друге, бла-бла-бла? Директор вообще не сентиментален и явно ведет свою игру. Будь осторожен, Стив. Рамлоу очень опасен, а в А.И.М работают одни фанатики, они бы расчленили Старка живьем, не моргнув глазом, если бы им позволили. Думаю, тебя они бы разобрали на части с еще большим удовольствием. Кстати, поищи в сети информацию про «Закон и порядок», только не сериал, а общественное движение. Их голосом и лицом служит генерал Пирс, который учредил Надзор. Если станет совсем тоскливо, звони.

Обратно в лабораторию Стив возвращался почти бегом. Почему-то после слов Наташи представлялось страшное: беспомощный Старк, над которым склонились безликие фигуры со скальпелями в руках. На деле в лаборатории почти ничего не изменилось: скучающие агенты, занятые ученые и бесчувственное тело на кушетке. Стив вздохнул, потянул из кармана телефон, который ему выдали в Щ.И.Т.е, стукнул по разноцветной иконке и принялся «гуглить» — кажется, так называл это Бартон. «Закон и порядок» оказался общественным движением, ратовавшим за введение режима, напоминавшего полувоенную диктатуру: строгий контроль правительства за частной жизнью граждан, особые полномочия особым органам, поражение инакомыслящих в части конституционных прав, ограничение миграции и так далее, и так далее. У Стива шевелились волосы на затылке, когда он читал высказывания людей, поддерживающих этот нацистский бред.

— Интересуетесь? — Рамлоу возник у него за плечом, и Стив еле удержался от того, чтобы отодвинуться. — И что думаете?

— По-моему, это чересчур отдает идеями Гитлера, — честно ответил Стив.

— Мир изменился за шестьдесят лет, капитан. Никого не предлагают бросать в газовые печи, но неужели лучше, когда фанатики, прикрываясь бесконтрольной свободой и правом на тайну частной жизни, расстреливают или взрывают невинных?

— Здесь предлагают осуждать людей за то, чего они еще не совершали. За образ мыслей, за недостаточную лояльность. Мне кажется, это противоречит Конституции. Террористы должны нести суровое наказание, но нельзя считать террористом всякого, кто не согласен с твоим мнением.

— Надеюсь, вы передумаете, капитан. Этой стране нужно немного порядка, чтобы люди научились ценить то, что имеют. Вон, хотя бы Старк.

Стив отвернулся от Рамлоу и увидел, как со Старка снимают шлем. Он был бледен, по лицу струился пот, под глазами залегли темные круги, будто он не провел несколько часов в этой самой виртуальной реальности, а пахал три дня и три ночи, работая на износ. Старк покачнулся, вставая с кушетки, и Стив на чистых рефлексах шагнул к нему — поддержать, предложить помощь, — но тот безотчетно отшатнулся, ударился о край кровати и зашипел от боли.

— Извини, — сказали они одновременно. — Я не хотел!..

Старк опомнился первым и слабо улыбнулся уголком рта. Стив отступил в сторону, позволив ему натянуть майку. Щелкнули наручники, и Стив сказал:

— Спасибо, агенты, обратно поднадзорного я доставлю сам, ваша помощь не требуется. Свободны.

Рамлоу это явно не понравилось, но спорить он не стал. Коротко и зло взглянул на Стива, кивнул Джонсу и вышел из лаборатории. Стив подождал две минуты, делая вид, что проверяет что-то в телефоне, а потом повел Старка на выход. В лифте они поднимались в полном молчании. Старк упорно смотрел в пол, а Стив думал о «Законе и порядке», будь он неладен, и мрачнел все больше.

— Он отомстит, — уронил Старк, едва они оказались в пентхаусе. — Найдет способ.

— Я его не боюсь, — бездумно ответил Стив. — С детства не отступал перед задирами и начинать не собираюсь.

— Может, следовало бы начать, — буркнул Старк. Стива окатило ледяным пониманием: Рамлоу отомстит, но не ему.

— Я не позволю ему распускать руки, — пообещал он, снова снимая наручники. — Это противозаконно и несправедливо…

— Нет никакой справедливости, Роджерс. Нет ее и не было никогда, да и с законом не все ладно в королевстве Датском. Я в душ. Кстати, — обернулся на выходе Старк, — тебе вовсе не нужно сидеть в лаборатории, там Рамлоу ко мне не подпустят, чтобы не мешал.

— Что ты хочешь на ужин? — поинтересовался Стив.

— Бутылку «Макаллана». Но поскольку это запрещено, мне все равно. Я не голоден.

— Джарвис, ты не знаешь, почему для мистера Старка не делают перерыв на обед? — Стив зашел к себе в комнату и только потом задал вопрос.

— Несколько раз сэра тошнило после еды, приходилось прерывать работу, поэтому теперь питательные вещества ему подают внутривенно. Возможно, если я закажу стейки из ресторана «Бенджамин», он согласится перекусить. Надеюсь, вам тоже понравится.

— Отличная идея, Джарвис!

— Если мне позволено будет дать вам совет, не называйте сэра мистером Старком в лицо, пожалуйста. Это вызывает у него неприятные ассоциации с отцом.

— Ты что-то знаешь о Говарде? — осторожно спросил Стив. — О его отношениях со Ста… с Тони?

— Боюсь, это табуированная тема, в том числе в разговорах с сэром. Желаете что-то добавить к заказу?

— Нет, спасибо, — ответил Стив и принялся стягивать с себя униформу.

Стейки оказались божественно хороши, и даже Старк, сперва кривившийся и отодвигавший тарелку в сторону, съел половину. Стив только сейчас обратил внимание, что в пентхаусе не было ни стеклянных, ни металлических предметов — один пластик и картон. Пластиковая посуда, пластиковые приборы, бумажные стаканчики для кофе. «Я могу сделать оружие из самых простых вещей», — вспомнилось внезапно. Убрав со стола, Стив хотел было уйти, но посмотрел на Старка, снова сгорбившегося на стуле, и неожиданно для себя предложил продолжить просмотр «Звездных войн». Старк не стал отказываться, и на этот раз никто не заснул на диване. Стив самому себе не хотел признаваться, что в самой глубине души был огорчен. Так хорошо, как прошлой ночью — или утром? — он давно не высыпался. Коулсон не пришел, как обещал, а позвонил и отложил личный визит на несколько дней в связи со срочной командировкой. Старк, увидев телефон Стива, заявил, что подобная техника глубоко оскорбляет его чувства, как инженера, и Стиву насильно был вручен «Старкфон» — последняя модель, которую Старк разрабатывал лично. С помощью Джарвиса Стив перенес в телефон список контактов — все пять. В полночь они попрощались и разошлись по комнатам, а через два часа Стив проснулся, задыхаясь от кошмара: он опять висел над заснеженным ущельем, и Баки падал с поезда, а он снова не успевал, не успевал, не успевал! Стив направился прямиком в спортзал и принялся избивать боксерскую грушу, к счастью, нашедшуюся у Старка. Сам Старк заявился минут через пятнадцать, но не сказал ни слова — просто сел в углу. Стив бил по груше, слушал звук чужого дыхания, и злое бессилие, кажется, отступало чуточку быстрее, чем обычно.

(*)

Через пару недель у них выработалось некоторое подобие рутины. Утром они завтракали — точнее, завтракал Стив, а Тони вливал в себя кофе — и шли на «голгофу», как невесело шутил Старк. Там Стив следил за тем, как его подключают к машине, и уходил до обеда: гулял по городу, забредал в музеи и торговые центры или кормил уток в парке. Трижды посещал тренировки Щ.И.Т.а, сдал два отчета по форме 3А-211/4 о поведении поднадзорного Тони Старка. Отчеты они писали вдвоем с Джарвисом: Стив диктовал, а Джарвис вносил в документ необходимые исправления, выделяя собственные комментарии красным цветом. После ланча Стив возвращался в лабораторию и ждал окончания «рабочего дня», читая в телефоне книги или просматривая новости. Поднявшись в пентхаус, они обсуждали заказ еды, ужинали, потом просили Джарвиса поставить очередной фильм.

Каждый раз Стив обещал себе, что это их последний вечер вдвоем, и каждый раз нарушал обещание. Одиночество комнаты давило невыносимо, темнота начинала шептать голосами потерянных друзей, и Стив по-настоящему боялся сойти с ума. Однажды после ужина он все-таки ушел к себе, игнорируя удивленный взгляд карих глаз, и очень пожалел об этом. Сперва он долго ворочался в кровати, не в силах уснуть, а когда уснул, то провалился в вязкий тоскливый кошмар. Он медленно врастал в кусок льда, который почему-то стоял в Смитсоновском музее, а по залу ходили люди, не замечая его бессильных попыток освободиться. Он не мог крикнуть, не мог шевельнуться, и только смотрел на то, как бесконечный поток прохожих — кто с холодным любопытством, кто со скучающим безразличием — движется мимо, всегда мимо него. Иногда кто-нибудь наклонялся прочесть табличку, установленную у подножия ледяной глыбы, но ни один человек ни разу не поднял на него глаз. Дыхание Стива замедлялось, горло стискивало шипастым обручем, сердце стучало все реже. В этот момент в зал влетела ало-золотая фигура, больше всего похожая на гигантского робота, и из ее ладоней в айсберг ударили лучи ослепительного пламени. Лед вскипел, Стив заорал от боли и чувства освобождения и, наконец, проснулся. Джарвис успокаивающе бормотал что-то о текущей дате и о погоде за окном, а на голоэкране, немедленно возникшем перед ним, Тони по-прежнему сидел в гостиной и, казалось, источал глухое болезненное одиночество. Стив вздохнул, принял короткий душ и отправился смотреть «Волшебника страны Оз». Больше он не пытался прекратить совместные киносеансы.

В субботу, которая была выходным днем даже для осужденных, Тони познакомил Стива с видеоиграми, и они до глубокой ночи резались в «Марио Карт». Стив и не подозревал, какие бездны азарта прячутся в нем под грузом тоски по прошлому. Где-то к девяти вечера Старк превратился в Тони, а сам Стив приобрел сомнительное прозвище «Крылоголовый». Крылышки на капюшоне Капитана Америка ему и самому всегда казались лишней деталью, но в любом случае это было лучше Сосульки и Кэпскимо, которыми Тони оперировал в первый день.

А еще Стив узнал, что Тони почти не может спать. «Нервные перегрузки, — кривясь, объяснил тот. — Мозг разгоняется так, что теряет способность затормозить. У меня и раньше такое случалось, но теперь…» Если заснуть все же удавалось, то на охоту выходили кошмары. Тони снилась то пещера в Афганистане, то Обадайя, вынимающий сердце у него из груди. И с каждым днем Тони выглядел все хуже. Он таял, как свеча, круги под глазами не проходили, начали дрожать руки. Не до конца зажившие рубцы на спине воспалились, но Тони наотрез отказывался вызывать врача.

— Тони, послушай, он ведь может дать тебе освобождение от работы! Выспишься, отдохнешь…

— На том свете отосплюсь, Кэп, — зло отозвался Тони. Картонный стакан выскользнул из его ладоней, кофе расплескался по полу. — Какое освобождение, я же не мешки таскаю. Мне и руки-то, по сути, не нужны.

— Если вы сляжете с нервным истощением, лучше никому не станет, — увещевал Джарвис.

К счастью, в этот вечер явился Коулсон, выслушал Стива и каким-то чудом сумел выбить для Старка три дня отпуска. Тони сперва ругался, потом впал в черную апатию и меланхолию, не выходил из своей комнаты, не вставал с кровати, но к середине второго дня пришел в себя и даже принял предложение Стива сходить в спортзал и немного размяться. К удивлению последнего, в спарринге Тони был не так уж плох, несмотря на понятную слабость и сниженные рефлексы.

— Хэппи занимался со мной боксом, — пояснил тот, без сил упав на скамейку. Он устал, но, по мнению Стива, это была хорошая усталость тела, которой так не хватало Тони в последнее время. — Хэппи — это мой шофер и телохранитель. Был. Пару раз в неделю он вытаскивал меня на ринг, чтобы поддерживать форму. А теперь у меня все болит.

— Прими горячую ванну, — посоветовал Стив и очень удивился, заметив, как исказилось лицо Тони.

— С некоторых пор я не фанат водных процедур, Кэп, — пробормотал он.

— Массаж тоже может помочь, — брякнул Стив и тут же покраснел до ушей. Как-то двусмысленно это прозвучало. — Я не имел в виду ничего такого, правда...

— А я бы имел, — сказал Тони и посмотрел Стиву прямо в глаза. — У тебя шикарное тело, мистер Капитан Америка, и при других обстоятельствах я бы с удовольствием согласился на массаж и, знаешь, на массаж. Но сейчас, думаю, нам обоим будет слишком неловко.

Стив ушел к себе принимать душ. Сбежал, точнее. Тони, видимо, занимался тем же, потому что вместо картинки привычный уже голоэкран транслировал только цифры. Стив выдавил шампунь на ладонь и вдруг заметил, как резко подскочили показатели пульса и дыхания. Он собирался уже забить тревогу, потребовать полного отчета от Джарвиса, но скоро все вернулось в норму. Замерев, Стив ждал появления картинки — что случилось? Тони стало плохо? Джарвис ведь сказал бы, если бы понадобилась помощь? Ведь сказал бы? Но когда Тони вышел из ванной — раскрасневшийся, расслабленный, каким Стив его раньше и не видел, в одном полотенце, едва прикрывавшем бедра, — лег на кровать и ленивым движением потянул махровую ткань в сторону, Стив понял, и это понимание ударило одновременно в голову и в пах. Тони делал в душе то, что делают все мужчины, когда хотят сбросить напряжение. И раз это случилось после глупого разговора про массаж, то значит ли это, что ему понравилась идея? Что он, лаская себя, представлял Стива, оседлавшего его бедра, его руки на своей коже? Стив застонал и взялся за собственный каменный стояк.

Стоило вообразить, как он бы гладил и разминал мышцы спины, спускаясь ниже, к соблазнительному изгибу поясницы, как невзначай прошелся бы ладонями по круглым ягодицам, а Тони бы подался ему навстречу, разрешая и настаивая на большем… Оргазм хлестнул кнутом — внезапно, сильно и почти больно, и Стив уперся рукой в стену, восстанавливая дыхание. Его показатели сейчас наверняка тоже были далеки от идеальных. Он невольно скользнул взглядом по экрану, по Тони, свободно раскинувшемуся на постели, а не сжавшемуся в клубок, как обычно, и член заинтересованно шевельнулся, намекая на второй раунд. Стив стиснул зубы и включил воду похолоднее.

Спустя неделю проживания в Башне Стив набрался смелости и спросил, почему Джарвис так лояльно к нему относится. У самого Джарвиса, конечно.

— По моим прогнозам вы были лучшим кандидатом на место куратора мистера Старка, хотя мне и приходилось основываться на информации шестидесятилетней давности. Наше личное знакомство пока подтверждает сделанные выводы. Надеюсь, это не изменится в дальнейшем. У сэра непростой характер, часто он притягивает к себе неприятности, как говорила мисс Поттс, но, несмотря на это, даже по общепринятым нормам он очень достойный человек.

Стив не знал, что думать. Он начал просматривать материалы в сети — все, что удавалось найти о Тони Старке, — и разнообразие информации ошеломляло. Старк, не явившийся на вручение премии и устроивший пьяный дебош в ночном клубе. Старк, ставший самым молодым генеральным директором в истории по версии Fortune 500. Старк — самый юный выпускник МИТ. Старк, основавший благотворительный фонд имени матери, который немедленно учредил несколько стипендий и программ для одаренной молодежи, а также принялся спонсировать детские больницы. Старк, танцующий на столе в Сенате во время первых слушаний по поводу брони Железного Человека. Секс-видео с Тони и двумя девушками Стив выключил сразу. Ну, почти, потому что это было, черт побери, красиво и горячо.

— Джарвис, ты считаешь, что Тони осудили незаконно?

— Я не могу положить руку на Библию и давать показания в суде, но мои базы данных не содержат ни единого намека на то, что сэр имел отношение к незаконной торговле оружием. Он был очень огорчен, когда узнал об этих сделках. Вернувшись из плена, он собирался заняться поиском и обезвреживанием других террористических формирований, которые использовали оружие «Старк Индастриз», но не успел. Насколько мне известно из общедоступных источников, на судебном процессе не рассматривались доказательства, предоставленные мисс Поттс в защиту сэра.

К слову о мисс Поттс: Старку не разрешили очередное свидание. Из-за инцидента с Рамлоу на него было наложено дисциплинарное взыскание, и теперь Пеппер могла появиться в Башне только в конце месяца. Стив долго думал и, наконец, решил договориться о встрече с ней на нейтральной территории. Не стоило привлекать к этому событию излишнее внимание. Еще раз перечитав отчет Романовой, он понял, что, выставив Старка нарциссом и безответственным эгоистом, она отвела удар от его друзей. Складывалось впечатление, что Надзор не погнушался бы использовать двух самых близких Тони людей для того, чтобы оказывать на него давление. Мисс Поттс продолжала работать в «Старк Индастриз», встреча с куратором Старка могла бы выглядеть подозрительно. Не дело Стива было копаться в истории с нелегальной торговлей оружием, ему всего лишь следовало присматривать за своим поднадзорным, привыкать к новому веку, искать себе занятие, а не проводить все вечера за просмотром фильмов и редкими разговорами с преступником.

У них с Тони установилось хрупкое равновесие: каждый работал своеобразным якорем для другого. Присутствие Тони вытягивало Стива из черной тоски по прошлому: она не уходила совсем, нет, но отступала в сторону, давая дышать, жить, радоваться мелочам. Стив надеялся, что и он для Тони стал отдушиной, не позволявшей опустить руки, скатиться в полную апатию. Стив сам себе удивлялся — за короткое время его отношение к младшему Старку полностью изменилось от брезгливого презрения с оттенком жалости до… Стив и под дулом пистолета не смог бы сформулировать, что именно он чувствует: интерес, симпатию, удивление несомненной гениальностью, уважение к стойкости и упрямству. А еще Тони просто нравился Стиву в романтическом смысле, и это тревожило. Стив знал, что сейчас к гомосексуальности относились гораздо терпимее, и даже армия соглашалась закрывать глаза на подобные отношения, если их не афишировали. Только ни о каких отношениях при их текущем статусе и речи быть не могло — это скомпрометировало бы обоих. Но если бы они познакомились при других обстоятельствах…

Вспомнив злые слова Тони про Говарда, Стив подумал, что первое впечатление о нем было бы все равно непоправимо испорчено. Картина так и стояла перед глазами: Тони язвит и огрызается, Стив от неожиданности бьет в ответ, и все заканчивается неизбежным разочарованием. Но толку думать о всевозможных «если бы»: Стива волновали насущные заботы. Было очевидно, что «работа» в лаборатории истощает Тони. Стив уже подал два рапорта, требуя пересмотреть нагрузки для Старка и провести тщательное медицинское обследование поднадзорного, но обе бумаги вернулись с пометкой «Отказать». Коулсон снова находился в загадочной командировке, прорваться на прием к Фьюри было сложнее, чем вломиться в Форт Нокс. Стив уже подумывал, не попробовать ли применить боевые навыки Капитана Америка по назначению, но сперва хотел поговорить с Вирджинией Поттс, не побоявшейся выступить против Надзора и правительства с доказательствами невиновности босса. Стиву очень нужно было знать, что именно ей удалось раскопать.

Помогла ему Романова. Она связалась с Пеппер, и та назначила Стиву встречу в обеденный перерыв в Центральном парке. Стив с тоской мечтал об утренних пробежках — до пробуждения Тони он успевал бы отмахать десяток миль. Но куратор не имел права оставлять поднадзорного в одиночестве, так что бегать Стив мог разве что в спортзале. И хотя Джарвис включал ему соответствующее звуковое и визуальное сопровождение, все равно это было не то.

Стив не сомневался, что сразу узнает мисс Поттс: и внешность, и манера одеваться выделяли ее из толпы. Поэтому, когда девушка в простом спортивном костюме без следа косметики на лице тронула его за локоть, он чуть не отмахнулся от нее. Ну то есть он собирался вежливо заявить: «Извините, мисс, я занят», но потом пригляделся повнимательнее. Перед ним стояла бывшая личная помощница Старка, абсолютно на себя не похожая. Она молча кивнула ему и направилась в сторону одиноко стоявшей лавочки. Стив подхватил два загодя купленных хот-дога и двинулся следом. Все так же ни слова не говоря, она присела, протянула руку за булочкой с сосиской и ожесточенно впилась в нее зубами.

— Спасибо, — кивнула она, проглотив первый кусок. — Ужасно проголодалась.

— Рад знакомству, мисс…

— Пеппер. — Она достала из кармана салфетку и промокнула губы. — О чем вы хотели поговорить? Раньше кураторы Тони… мистера Старка ко мне не обращались, и, если бы не Наташа, я бы вряд ли согласилась на неофициальную встречу. С ним все в порядке?

— Более или менее, — ответил Стив. — Хотя не буду врать, я беспокоюсь за его здоровье. Эта работа в виртуальной реальности его истощает.

— В виртуальной реальности? — перебила его Пеппер. — А вы знаете, что установку для работы в вирте сам Тони и создал? Она вполне безопасна, если пользоваться ею не более четырех часов в день с обязательными перерывами через каждые три — четыре дня.

— Тони находится в ней по восемь часов ежедневно. — Острое беспокойство принялось кусать Стива изнутри. — И я подавал запросы на медицинское освидетельствование, но мне отказывают. У вас есть протоколы испытаний к этой установке? Может, если передать их Надзору…

— О, капитан Роджерс, поверьте…

— Стив, пожалуйста.

— Хорошо, Стив. У Надзора есть эти протоколы. Уверена, они держат Тони на стимуляторах, иначе он бы уже начал падать в обмороки. Скажите, у него бывает тошнота, рвота? Головные боли, судороги? Заторможенность или излишнее возбуждение? Если появятся такие симптомы, то дело плохо. Перегрузки вызывают повышенное внутричерепное давление, а дальше… дальше может случиться все, что угодно. — Пеппер всмотрелась в лицо Стива и что-то там увидела, потому что ее взгляд смягчился. — Я не хотела вас пугать, Стив, но лучше вам представлять возможные последствия для вашего поднадзорного. Простите, я вас перебила. Что вас все-таки сюда привело?

— Я не понимаю, — признался Стив. — Когда я соглашался на эту работу по просьбе Фьюри, я был уверен в виновности Старка… Тони. Но чем больше я пытаюсь разобраться, тем подозрительнее выглядит картина. Я знаю, что у вас были доказательства непричастности Тони, но их не приняли к рассмотрению. Я прошу вас рассказать мне, в чем они заключались. И если Тони действительно невиновен…

— То что тогда, капитан? — спросила Пеппер, подавшись к нему. — Что вы сделаете? Пойдете в суд? Потребуете пересмотра дела?

— Помогу ему сбежать, — твердо ответил Стив.

Пеппер откинулась на спинку скамейки и заговорила, глядя куда-то вдаль:

— Когда Тони вернулся из плена, у него появились подозрения, и он попросил меня кое-что проверить. Его оружие действительно сбывали на сторону, и все ниточки вели к Обадайе Стейну. Я… я нашла записи его переговоров с «Десятью кольцами». Это те люди, которым он заплатил за похищение и убийство Тони. И еще видео, присланное ему похитителями, чтобы получить деньги. Мне страшно вспоминать. Если бы не их жадность, Тони бы уже не было в живых. Я передала материалы агенту Коулсону — вы его знаете? — но на суде об этом не сказали ни слова. Только… я не думаю, что их уничтожили. Мне кажется, за всей этой историей стоит кто-то из правительства, может быть, из Надзора. Недавно я случайно оказалась возле кабинета мистера Стейна и услышала обрывок разговора. Он включил громкую связь — наверное, они общались по скайпу, — и его собеседник сказал: «Ты знаешь, что будет, если не успеешь к сроку. Та запись — она ведь никуда не делась». И мне… мне показалось, что это был генерал Пирс, — шепотом закончила она.

— Пеппер, вы знаете, чего они хотят от Тони? — Стив тяжело дышал, сжимая и разжимая кулаки. Картина вырисовывалась гадкая. Если Надзор действительно подтасовал факты, чтобы заполучить Старка себе в рабство, то ничего хорошего это не сулило. В солнечное сплетение тараном ударила злость: выжить в афганском плену, чтобы вернуться на родину и попасть в новую тюрьму, куда крепче прежней — ужасающе несправедливо.

— Нет. Но если это и правда Надзор… Знаете, у Тони был знакомый ученый, Брюс Беннер. Они иногда переписывались, Тони очень хвалил его последнюю работу о соударении антиэлектронов. Понятия не имею, какое у нее предполагалось практическое применение, но это не важно. В общем, доктор Беннер пропал незадолго до того, как Тони осудили. И, может быть, это простое совпадение… Помните Гарлемский ужас в прошлом году?

Стив помотал головой.

— Я довольно долго был… далеко отсюда и не имел возможности следить за новостями.

Пеппер прищурилась, потом взглянула на часы и поднялась.

— Мне пора идти. Поищите информацию о событиях в Гарлеме и вы поймете, почему это встревожило Тони. Надеюсь, свидание в конце месяца не отменят снова?

Стив уверил ее, что постарается этого не допустить, и направился обратно в Башню. Нужно было дождаться окончания «рабочего дня» Тони, попросить Джарвиса повторно просканировать его на предмет недомоганий, а еще хорошенько подумать. Пеппер была уверена, что за делом Тони стоит Надзор. Но что, если Щ.И.Т замешан тоже? Если материалы пропали не из-за генерала Пирса, а потому, что Коулсон их туда не положил? Стиву сложно было представить, чтобы Фьюри действовал в интересах Надзора, только ведь он мог вести собственную игру. Но раз никому нельзя доверять, то как же он сумеет помочь? Он чужой в этом времени, у него здесь никого не… И тут Стива осенило: Пегги Картер! Фьюри упомянул, что она была одним из основателей Щ.И.Т.а, и если кто и достоин его безоговорочного доверия, то это, безусловно, Пегги. Бывший директор Маргарет Элизабет Картер. Его первая любовь. Ей, конечно, уже лет восемьдесят, но, насколько знал Стив, она все еще сохраняла бодрость духа и ясный рассудок.

Посещение Пегги требовалось тщательно спланировать. Она жила в доме престарелых в Нью-Джерси, и нужно было узнать приемные часы, договориться о визите, и Тони… к Тони придется вызывать агентов Надзора, но от одной мысли о Рамлоу Стива тошнило. Он сунул руку в карман — достать телефон, попробовать еще раз связаться с Коулсоном или Фьюри, но под ладонью что-то зашуршало. Стив напрягся и аккуратно вытащил наружу сложенный листок блокнота, который он совершенно точно туда не клал. На голубоватой бумаге летящим почерком была написана строчка непонятных букв и цифр — интернет-адрес? Под ней Пеппер — а кто же еще — сделала приписку: «Не пытайтесь зайти с телефона или из Башни, лучше воспользуйтесь Интернет-кафе. Это защищенный сервер с той информацией, которую я нашла о Стейне. Пароль — дата смерти Говарда. Передайте, пожалуйста, Тони, что я его люблю. Пусть бережет себя. Роуди попробует вырваться к нему на свидание в следующем месяце».

Этим же вечером за ужином Стив попытался завести непринужденную беседу, но Тони был неразговорчив и отвечал междометиями, если вообще брал на себя труд отвечать. Темные круги у него под глазами стали резче, щеки запали, и Стиву страшно захотелось просто похитить его из Башни. Увезти куда-нибудь подальше, в маленький дом на берегу лесного озера. Чтобы там были скрипучие ступеньки, заросли ежевики у забора, деревянная веранда с креслом-качалкой, книги — и никого вокруг. Странные мысли. Стив родился и вырос в Бруклине и не считал себя поклонником сельской пасторали, а вот поди ж ты. И бог с ним, с домом, которого у Стива никогда не было — настоящую проблему представлял ошейник. Конечно, Стив мог бы его сломать, но вряд ли достаточно быстро, чтобы не навредить Тони. А обсудить это с самим Тони… если в Надзоре не идиоты, они уж точно настроили триггеры на подобные разговоры.

В общем, Стив решил попробовать зайти издалека.

— У меня есть знакомая, ее зовут Наташа. Она говорила, ты тоже ее знаешь.

Тони кивнул, не поднимая взгляда от тарелки.

— Мисс Рашман. Работала у меня некоторое время, пока не вернулась к иным обязанностям.

— Так вот, она просила передать тебе привет от другой твоей знакомой, Вирджинии. Та велела тебе беречь себя. А ваш общий друг собирался навестить Башню в следующем месяце.

Тони невесело фыркнул.

— Очень изящно, Роджерс. Если ты совершенно случайно когда-нибудь встретишь эту знакомую твоей знакомой, передай ей, что я живу тут, как у бога за пазухой. Даже оцарапаться нечем.

— Тони, — Стив наклонился к нему через стол, пытаясь заглянуть в лицо. — Я постараюсь сделать так, чтобы тебе приходилось меньше работать. Ты ведь таешь на глазах. Я…

— Не смей, Роджерс! — Тони вдруг вскинулся атакующей коброй, зашипел зло и ядовито. — Никто тебя не просит выбивать мне поблажки! Не лезь в это, слышишь? Тебя поставили за мной следить, вот и следи, а не изображай курицу-наседку. Я — государственный преступник, не забыл? Или тебе лавры матери Терезы покоя не дают?

Смущенный этой внезапной вспышкой, Стив откинулся назад. Причин раздражения Тони он не понимал и чувствовал, что начинает закипать в ответ.

— Пытаешься допрыгаться до нервного истощения или до комы? Или на самом деле тебя все устраивает, а передо мной ты просто ломаешь комедию и давишь на жалость?

— Думай что хочешь, — ответил Тони и встал со стула. — Я пойду спать. Можешь не провожать.

— Тони, подожди! — Стив тоже вскочил и попытался положить руку Тони на плечо, но тот отступил назад, полоснув взглядом, как ножом. — Я хотел сказать, что мне скоро нужно будет уехать — боюсь, что на целый день. Придется вызывать Надзор. Я постараюсь договориться, чтобы Рамлоу не присылали…

— Мне все равно. Я могу идти? — Тони смотрел куда угодно, только не на него, и это… обижало.

Стив тяжело вздохнул и сказал:

— Спокойной ночи, Тони.

Сам Стив, предчувствуя бессонницу, пока ложиться не собирался. В своей комнате он открыл ноутбук и ввел в поисковую строку «Брюс Беннер Гарлемский ужас». Ссылки посыпались горохом из прохудившегося мешка, но первым делом внимание Стива привлекли фото: огромный человекоподобный монстр с зеленой кожей кулаком крушит стену дома, швыряет машину, с корнем вырывает фонарный столб. Он бы принял эти фото за кадры из фантастического фильма, но, к сожалению, это были настоящие репортажи. С фактами дело обстояло гораздо хуже. Скупо сообщалось, что в результате лабораторного инцидента доктор Беннер превратился в крайне опасного мутанта, устойчивого к большинству видов оружия. Армейские части, пытавшиеся его задержать, понесли потери. После существо скрылось в неизвестном направлении, Брюс Беннер или его альтер эго объявлены в федеральный розыск. Монстра прозвали Халком, Стив не очень понял почему. Информации о поимке Халка не было.

Стив больше часа рылся в тоннах слухов и инсинуаций, пока не попал на чью-то страницу на Фэйсбуке. Молодой парень по имени Джошуа хвастался фотографией, где он позирует на фоне громадного бездыханного тела. В комментариях на обвинения в фотомонтаже он горячо доказывал, что служит в особом отряде полиции Вайоминга, и они на самом деле схватили Халка. Ну, помогали схватить: на его поимку вылетали какие-то жутко специальные федералы в дурацких желтых комбинезонах и масках. Они же его и увезли на вертолете, но он успел улучить минутку и сделать селфи с невероятным трофеем. Оппоненты не верили Джошуа, но Стив поверил сразу.

Вернувшись к биографии Брюса, он выяснил, что до несчастного случая тот работал в Калверском университете и был помолвлен с Элизабет Росс, дочерью Тадеуша Росса, ныне Государственного секретаря США. Одним из ближайших соратников и друзей Росса числился генерал Александр Пирс, глава Надзора. В общем, картина складывалась вполне определенная: Беннера похитили и, скорее всего, держат в лабораториях А.И.М. Наверняка их интересуют его приобретенные сверхсила и неуязвимость. Стив горько вздохнул: он и сам имел нешуточный шанс оказаться на месте Беннера. Если бы его нашел не Щ.И.Т… Но каким боком к этому относится Тони Старк? Насколько Стив знал, Тони занимался электроникой и программированием, а не играми с ДНК. Если подумать, Старки известны своей оружейной империей. Скорее всего, от Тони требуют какого-то специального оружия. Возможно, чтобы оно смогло одолеть Халка. Возможно, для других целей.

Стив очень хотел расспросить Джарвиса или самого Тони, но он прекрасно понимал, что это не только бесполезно, но и опасно. На некоторые фразы ошейник реагировал автоматически, а Стиву совсем не улыбалось, чтобы Тони получил удар током из-за его неуемного любопытства. Ясно было одно — информации катастрофически не хватает. Пегги оставалась его единственным шансом на скорый ответ — значит, не стоило откладывать. Стив оформил запрос на однодневный отпуск по личным причинам. Никто не удивится, что он решил навестить бывшую девушку. Кстати, надо будет купить Пегги цветы. Еще Стив написал Коулсону, попросив проследить за тем, чтобы среди стражей Надзора, которых пришлют к Тони, не оказалось Рамлоу. Конечно, в случае необходимости Джарвис позовет на помощь, но Стиву противна была сама мысль о том, что помощь может понадобиться.

— Джарвис, — наконец решился спросить он. — Тони спит?

— Судя по показателям, сэр уснул, хотя его сон поверхностный и тревожный, — отозвался ИИ. — Включить видеотрансляцию?

— Не надо, — ответил Стив. — Джарвис, мне нужно будет уехать. Я очень постараюсь вернуться поскорее, и я знаю, что ты сделаешь все возможное, чтобы защитить Тони, но если… если что-то…

— Вы хотите, чтобы я незамедлительно поставил вас в известность? — уточнил Джарвис. — Я могу отправить вам сообщение, но, капитан, вы уверены, что это будет уместно? Вы ведь все равно не сможете вернуться.

— Уверен, — кивнул Стив. — Я… я хочу знать.

— Хорошо. Если в момент вашего отсутствия сэру будет угрожать физическая опасность, я пришлю уведомление.

— Спасибо, Джарвис.

Стив проворочался в постели около двух часов, но потом все-таки не выдержал и направился в спортзал. Этой ночью Тони к нему не присоединился.

(*)

Комната Пегги была светлой и достаточно просторной, с минимумом мебели. Кровать, стол, одно кресло, легкие занавески, книжная полка над кроватью, фотографии на тумбочке — все выглядело уютным, обжитым, на своих местах. Все, кроме самой Пегги — ее здесь не было. Стив неловко потоптался посреди комнаты, теребя букет маргариток, огляделся в поисках вазы. В этот момент дверь открылась, и медсестра вкатила инвалидное кресло, а в нем… у Стива перехватило дыхание и навернулись слезы. Хрупкая седая женщина, в которой от Пегги остались одни глаза, смотрела на него так… Стив сделал шаг, другой — и опустился перед креслом на колени, поднося к губам сухую руку. Рука не дрожала, в отличие от самого Стива.

— Здравствуй, Пегги, — прошептал он.

— Здравствуй, Стив. Много же тебе понадобилось времени, чтобы, наконец, прийти на свидание. Но я не в обиде, слышала, у тебя были обстоятельства.

Пегги повернулась к медсестре.

— Спасибо, Лесли, вы можете идти. А ты вставай, Стив, вставай. Ваза на подоконнике, налей воды, раз уж принес мне цветы.

Стив поднялся и пошел в ванную наливать воду. Потом под руководством Пегги вскипятил чайник, достал из прикроватной тумбочки печенье и уселся в кресло напротив.

— Что с тобой, Пегги? Почему ты?..

— В коляске? Ничего особенного, Стив, просто старость, остеопороз, больные суставы. Сама я теперь далеко не убегу, приходится кататься.

— Ты знала, что я жив? — спросил он прямо.

— Не от тебя, — отрезала Пегги и пригубила чай. — И даже не от Ника. Этот парень все еще думает, что может что-то от меня утаить. Уж точно не новость о твоем воскрешении.

— Прости меня, — пробормотал Стив. — Мне стоило прийти раньше.

— Стоило, — кивнула Пегги. — Но я стараюсь тебя не винить: на тебя и так много всего свалилось. Даже представить себе не могу, что ты чувствовал, очнувшись в будущем. Тяжело было?

— Мне и сейчас тяжело, — честно ответил Стив. — Порой я совершенно не понимаю, что происходит. Слишком много, слишком шумно, слишком вызывающе.

— И еще младший Старк, да? Ты ведь из-за него ко мне приехал? — Пегги понимающе усмехнулась.

— Ты и об этом знаешь? — Стив вздохнул и признался: — Не из-за него, он сработал спусковым крючком. Но вообще-то я хотел узнать, как ты? Мне почти ничего не известно о твоей судьбе.

— Если коротко — хорошо. Я прожила довольно насыщенную жизнь, Стив, хотя не скрою, не раз и не два я жалела, что в ней не было тебя. Но обо мне мы можем поговорить и позже, например, когда ты приедешь в следующий раз и привезешь мне швейцарского шоколада. Рассказывай о своей проблеме.

И Стив принялся рассказывать. О том, как Старк сперва был ему отвратителен, как при виде побоев Стив из жалости согласился стать его надсмотрщиком, как начал подозревать, что Старк невиновен. О Рамлоу, о лаборатории, о Пеппер. Об истории Брюса Беннера.

— И я хотел спросить тебя, что ты знаешь о Надзоре? Для чего им Старк?

Пегги сложила руки на коленях и посмотрела в окно.

— Пойдем-ка прогуляемся, Стив. Погода сегодня приятная, до обеда есть время, а я, хоть и не могу подарить тебе обещанный танец, все еще способна пригласить красивого мужчину на прогулку в парк.

— А если он откажется, выстрелишь в него из пистолета? — пошутил Стив, поднимаясь.

— Если придется, — кивнула Пегги. — Только он ведь не откажется?

— Ни за что. Ты моя лучшая девушка, Пегги Картер, и всегда ею будешь.

Парк выглядел чудесно. Тенистые дорожки, цветущий боярышник, тишина. Он вознамерился было толкать коляску Пегги, но та фыркнула и показала ему маленький пульт управления.

— Неудобно разговаривать с человеком, если он у тебя за спиной, — заявила она. — Итак, ты хочешь знать о Надзоре, о младшем Старке и о том, можно ли доверять Фьюри? Иначе ты бы первым делом пошел к нему, а что-то мне подсказывает, что это не так.

— Фьюри доверять нельзя, он явно ведет свою игру. Дал мне самый минимум информации по Старку, а сейчас вообще недоступен.

— Фьюри, конечно, хитрый лис, — согласилась Пегги, — но одного у него не отнять: его приоритетом всегда была защита жизней простых людей. Всегда, Стив. И все его хитрости и секреты подчинены только этой цели. Так что в глобальном смысле доверять ему можно. А тебя он просто испытывает: что ты сумеешь узнать, как себя поведешь, чью сторону выберешь.

— Но ведь Старк!.. Тони, если он невиновен, страдает совершенно незаслуженно! Разве можно ставить на кон чужую жизнь ради какого-то… испытания?

— Тише, Стив. Не могу сказать, что хорошо знаю Тони — по крайней мере, взрослого Тони, — но я уверена: оружие террористам он не продавал. В юности он изо всех сил создавал образ enfant terrible, чему немало поспособствовал Говард, скажем прямо, но сердце у него всегда было золотое и очень ясная голова.

— Ты знала его ребенком? — удивился Стив. Тони ни разу не упоминал о своем знакомстве с Пегги.

— Мы с Говардом работали вместе, иногда я бывала у них дома, так что да, я знала Тони. Он очень любил слушать истории о Стиве Роджерсе.

Уши Стива запылали, а Пегги продолжила:

— О Капитане Америка ему постоянно твердил отец, а я рассказывала о простом бруклинском пареньке, который хотел бороться с фашистами. И о солдате, который пошел за линию фронта спасать своих. И о человеке, дважды потерявшем лучшего друга. Просто, знаешь, для полноты картины. Став подростком, он устроил настоящий бунт против отца и непогрешимого патриотического образа Капитана Америка заодно, так что, наверное, тебе досталось при встрече.

— Так и есть, — кивнул Стив. — Но я не знал, что…

— И хорошо, что не знал. Думаю, вам обоим было проще. Но помни, что мы говорим о человеке, который буквально из мусора построил боевую броню и с ее помощью освободился из плена. Так что если Тони до сих пор не сбежал, у него, полагаю, есть на то причины, и, вполне возможно, Ник в курсе этих причин. А насчет Надзора… Ты ведь знаешь о том, что случилось одиннадцатого сентября? Не буду врать, идеи о полном контроле над людьми бродили в некоторых умах не первый год и даже не первое десятилетие. Холодная война и охота на коммунистов немало этому поспособствовали. Но одиннадцатого сентября плотину прорвало. Сторонники «Закона и порядка» почувствовали силу и поддержку народа и нанесли удар — весьма успешный, как ты мог заметить. Всего за год политическая ситуация кардинально переменилась. Права и свободы населения ограничивали все сильнее при полном одобрении Конгресса. Щ.И.Т пытались превратить в усовершенствованный аналог подразделения внутренней разведки ФБР, но Фьюри пока держится. Зато появился Надзор, и не скажу, что мне это нравится. Они забирают все больше влияния и полномочий, и, если это не остановить, мы можем превратиться в фантазию Оруэлла. Ты еще не читал его самый знаменитый роман? Его издали в сорок девятом, но актуален он как никогда. Я ничего не знаю о докторе Беннере кроме того, что и так всем известно, но мне кажется, дело не в нем. Думаю, Тони должен построить нечто такое, что позволит осуществлять этот самый тотальный контроль. Намного страшнее «Иерихона», как считаешь?

Стив только молча кивнул. Это имело смысл. Но тогда мало отобрать у них Тони, надо еще лишить Надзор возможности использовать его разработки. Как это сделать, Стив не представлял, но в одиночку ему точно было не справиться.

В этот момент его телефон ожил, пискнув сигналом входящего сообщения. Стив извинился перед Пегги и с холодеющим сердцем уставился на экран. «Ситуация пока не критическая, но ваше скорейшее присутствие было бы желательным». Джарвис. Стив сглотнул и повернулся к Пегги.

— Я… Пегги, передать не могу, как ты мне помогла. И как я рад тебя видеть. Я бы хотел еще о стольком с тобой поговорить, но…

— Но долг зовет, — грустно улыбнулась Пегги. — Ничего, я все равно устала и хотела прилечь. Иди, Стив, но не забудь вернуться. Если ты меня продинамишь второй раз…

— Я провожу тебя обратно, — твердо ответил Стив. — Мама меня не так воспитывала, чтобы бросать девушку посреди парка совершенно одну. Какой именно шоколад ты любишь?

Назад в Башню Стив гнал так, будто за ним мчались все черти ада. Никаких подробностей Джарвис не сообщил, и воображение подкидывало Стиву все новые ужасы: Тони, потерявший сознание; Тони, корчащийся на полу от удара током; Тони, которого ухмыляющийся Рамлоу бьет в солнечное сплетение, а потом вздергивает вверх за волосы, чтобы… Нет, не может быть, по времени Тони еще должен работать, что-то случилось с ним в этой проклятой установке, Пеппер предупреждала! Джарвис сказал, состояние не критическое, значит, не все потеряно. Стив петлял по забитым машинами улицам Манхэттена и радовался, что взял мотоцикл. Черт его знает, чем бы он смог помочь, он просто хотел быть рядом.

Еле вытерпев поездку на лифте, Стив влетел в пентхаус, готовый к чему угодно, но только не к взрыву смеха из гостиной. Смеялись двое, и Стив машинально пригнулся и замер возле входа. Джарвис не предупредил о его появлении, так что его не ждали. Пара незнакомых стражей Надзора развалилась на диване перед плазменной панелью, на которой… Сперва он не понял, что там происходило — и без того темная картинка еще и дрожала. Несколько мужчин в грязной полувоенной форме с заросшими лицами стояли полукругом возле ржавого бака. Почти у всех было оружие. Двое амбалов крепко держали третьего — пленника? — опустив его голову в бак. Когда они вздернули его вверх, Стив почувствовал на языке вкус желчи: это был Тони. Избитый, измученный, жадно хватающий ртом воздух. По его лицу стекала вода. Ему дали вдохнуть пару раз — и снова окунули в бак. И снова. И снова.

— Может быть, так с ним и надо? — спросил тот, что сидел справа. — А то подумаешь, принцесса.

— Эй, Старк, не хочешь повторить водные процедуры? От тебя плохо пахнет, — заржал второй.

— Но эта маленькая штучка тоже хорошо работает, — протянул первый, подбрасывая в руке — Стив похолодел — пульт от ошейника. — Никакой тебе грубой силы, а эффект тот же.

В этот момент Стив, наконец, нашел глазами Тони. Тот, бледный до синевы, стоял, напряженно вытянувшись, слева от дивана. Руки были стянуты наручниками за спиной, по виску стекала капля пота — Стив видел ее гораздо отчетливей, чем размытую картинку на экране.

— Если я нажму вот эту кнопочку, ему станет тяжеловато дышать, — глумливо заявил тот же страж — похожий на мексиканца чернявый тип с длинным лицом.

Его напарник, здоровый лысый амбал, хмыкнул:

— За применение спецсредств без повода по головке не погладят.

— Да ладно, повод всегда найдется. Например, неподчинение приказам. Эй, Старк…

— Встать! — рявкнул Стив, вырывая пульт из руки чернявого. Кажется, при этом он вывихнул тому пару пальцев, о чем точно не собирался жалеть. — Представиться! И объясните, какого черта тут происходит!

Стражи вскочили с дивана, ошалело моргая, но быстро пришли в себя.

— Стражи Надзора Родригес и Смит, осуществляем наблюдение за заключенным, — отрапортовал лысый. Видимо, Смит. Чернявый прижал к себе поврежденную руку и таращился на Стива с откровенной ненавистью.

— Я вижу, — тихо сказал Стив. — Превышение служебных полномочий, халатность, нарушение режима. Я подам рапорт. Свободны.

— Вы не так поняли… — начал было лысый, но Стив шагнул к нему, и тот отшатнулся, едва не упав обратно на диван.

— Свободны! — повторил Стив громче, и Смит, видимо, решил не нарываться. Он шагнул к панели и попытался вытащить из нее что-то — должно быть, флэшку.

— А вот это оставьте. — Стив обогнул лысого и выдернул флэшку сам. — Ее я вместе с рапортом передам вашему начальству.

Родригес покраснел и открыл было рот, чтобы возразить, но Смит, несмотря на внешность тупого качка, соображал быстрее. Он ухватил Родригеса за локоть и потащил к лифту, двери которого Джарвис предусмотрительно держал открытыми.

Стив дождался, пока лифт увезет непрошеных гостей, и повернулся к Тони, который так и стоял на прежнем месте, глядя перед собой широко раскрытыми глазами. Его колотило мелкой дрожью, влажные от пота пряди прилипли ко лбу, он часто и рвано дышал и, кажется, ничего перед собой не видел. Стив трясущимися пальцами расстегнул наручники и усадил Тони на диван. Тот никак не отреагировал на смену обстановки, и Стиву стало всерьез не по себе.

— Джарвис, что тут произошло? Почему Тони не в лаборатории? — спросил он, укутывая Тони в уже привычный шерстяной плед.

— Во время погружения в виртуальность сэр почувствовал себя плохо, его стошнило. Я сразу отправил вам сообщение. Дежурный медик не нашел причин для госпитализации, но порекомендовал освободить сэра от работы до конца дня. Сопровождающие доставили его в пентхаус и, поскольку им стало скучно, решили посмотреть принесенное с собой видео. Остальное вы знаете.

— Спасибо, Джарвис, — сказал Стив и потянулся было убрать у Тони с лица прилипшие волосы, но тот отшатнулся и вжался в спинку дивана. — Ты знаешь, что с ним? Как ему помочь?

— По моим предположениям, у сэра паническая атака. Он подвержен им с тех пор, как вернулся из Афганистана. Физический контакт пока нежелателен. Говорите с ним, только негромко, убеждайте дышать в вашем ритме: четыре счета на вдох, четыре — на задержку дыхания и четыре — на выдох. Потом рекомендуется дать попить и уложить в постель.

И Стив заговорил. Он говорил, что Тони нечего бояться, что он, Стив, не позволит случиться ничему плохому, что сейчас они оба в безопасности. Просил дышать вместе с ним. Рассказывал о том, как выбирал сегодня цветы и как продавщица предлагала ему розы с блестками. А еще он видел в уличном ларьке мороженое с водорослями, перцем и рыбой — ужасно странно, неужели кому-то такое нравится? Рассуждал о том, что хотел приготовить на ужин пасту, и, оказывается, теперь существует куча магазинных соусов, так что можно не тратить время и силы, но вот сливочно-чесночного среди них нет.

Постепенно дыхание Тони выровнялось, он обмяк и прикрыл веки. Стив принес ему стакан воды, но Тони даже не сделал попытки протянуть руку, так что Стив поил его сам, и это было неловко: вода проливалась и мочила плед, но Тони не обращал внимания, и Стив тоже мысленно плюнул на мелочи. А потом Стив осторожно взял Тони на руки и понес в спальню, уложил на кровать и тихонько вышел, потребовав у Джарвиса немедленно звать его, если хоть что-то пойдет не так.

Стив ушел к себе в комнату, открыл ноутбук и задумчиво посмотрел на трофейную флэшку. Стоило, наверное, изучить ее содержимое, но если там было что-нибудь аналогичное… Стив боялся не сдержаться и отправиться выяснять отношения с Надзором с помощью кулаков. Так себе решение проблемы. Интересно, как это видео попало к Родригесу? Насколько Стив понимал, его не сливали в сеть. Надо было сравнить его с материалами по ссылке, которую ему оставила Пеппер. Если его подозрения верны, то получить файл стражи могли либо через Коулсона, либо через Пирса. Стив не исключал первый вариант, но очень надеялся на второй. И нужно было срочно написать рапорт, пока Смит и Родригес его не опередили. Стив вздохнул и принялся решительно стучать по клавишам. На голоэкране, висевшем справа, виднелось лицо спящего Тони. Даже во сне морщинка между бровей не пропала, и Стив поймал себя на том, что хочет пойти в спальню, присесть на кровать и осторожно разгладить эту морщинку пальцем. Он помотал головой и вернулся к работе.

(*)

Стив четко понимал две вещи: во-первых, ему нужны союзники и, во-вторых, времени почти не осталось. Тони угасал на глазах. Тошнота его теперь мучила чуть ли не постоянно, так что он отказывался есть. Стив даже попытался сварить ему куриный суп. Тони из вежливости проглотил две ложки — и тут же бросился в ванную. Вечерами они по-прежнему устраивались на диване для кинопросмотров, но Тони быстро проваливался в мучительное полузабытье, и Стив осторожно укладывал его голову к себе на колени, перебирая слипшиеся от пота пряди. Тони не возражал: то ли ему было все равно, то ли человеческое тепло хоть как-то помогало держаться. Иногда его начинала бить мелкая дрожь, и тогда он крепче прижимался к Стиву, будто ища защиты. А защитить Стив не мог. Пока не мог.

В офисе Надзора похожий на снулого лосося офицер скучным голосом объяснил, что, судя по медицинским отчетам, прямой угрозы здоровью заключенного не выявлено. Старку всего лишь нужно закончить текущий проект, тогда ему позволят сделать перерыв в работе. Свободны, Роджерс.

В общем, увидев Романову в столовой, он решил пойти ва-банк, задрал подбородок, расправил плечи и позвал ее на свидание — так, чтобы услышали окружающие. Судя по сочувствующим лицам оперативников, в лучшем случае его ждал хук справа, а в худшем… Наташа пристально посмотрела ему в глаза, усмехнулась — и велела ни под каким предлогом не приносить цветы. После этого он заслужил несколько завистливых взглядов и одобрительных возгласов и наверняка стал пищей для пересудов на ближайшую неделю. Плевать. Главное, чтобы Наташа согласилась помочь, не зря же она подталкивала его к собственному расследованию.

В небольшое Интернет-кафе Стив пришел заранее, выбрав самый дальний компьютер, чтобы ни у кого не было соблазна заглянуть в монитор. Флэшка с копией видео, отобранного у Стражей, пряталась в кармане. Стив вбил в адресную строку браузера бессмысленную череду букв и цифр, полученных от Пеппер, и чуть не застонал от разочарования: надпись на экране гласила «Сервер не найден».

— Нужно идти через прокси, — негромко сказала Наташа, непринужденно устраиваясь рядом. В полосатом худи, без косметики, с распущенными волосами она выглядела совсем девчонкой. — Подвинься, Стив.

Тонкие пальцы уверенно застучали по клавиатуре, и вскоре перед ними выскочило окошко с предложением ввести пароль. «Доступ разрешен» — благосклонно заявила программа. В открывшейся папке было не так много файлов: несколько изображений, текстовых документов и парочка видео. Наташа вытащила из кармана дешевые наушники, и Стив кликнул мышкой по первому файлу. Он смотрел, как с головы окровавленного Тони сдергивают мешок, тычут ему в затылок оружием и зачитывают требование о выкупе. Глаза у Старка были расфокусированы, кожа бледная, вряд ли он вообще понимал, что происходит. На следующем видео крупный лысый человек в дорогом костюме разговаривал с каким-то арабом посреди лагеря. Лысый пенял собеседнику, что тот не убил Старка, пока была возможность. Араб жаловался на недостаточную оплату.

— Это Обадайя, — шепнула Наташа.

Теперь и Стив его узнал, хотя видел только на фотографиях. Стейн, безусловно, стоял за похищением и попыткой заказного убийства, но видео не доказывало невиновность Старка в торговле оружием.

— Здесь нет видео с пытками, — пробормотал Стив. — Значит, Надзор получил его не от Коулсона.

— Давай посмотрим документы, — предложила Наташа.

В документах были чертежи — оружие, оружие, оружие, все с логотипом «Старк Индастриз». А еще бесконечный реестр с данными о поставках, разбираться с которым пришлось бы не одну неделю, и то если иметь на руках расшифровки кодов и артикулов. Одинокий аудиофайл был последним в папке, и Стив запустил его, ни на что особо не надеясь. Запись, похоже, началась с середины разговора.

— Поставка задерживается, — прокаркал уже знакомый голос на немецком. Араб из лагеря.

— Обстоятельства, — отозвался Стейн. — Безопасность превыше всего. Если я попытаюсь поскорее протолкнуть товар через границу, мы привлечем ненужное внимание.

— Уже две недели. Сколько еще ждать?

— Столько, сколько нужно, — огрызнулся Стейн. — Или найдите другого поставщика. Только черта с два вы его найдете — такого качества вам никто не обеспечит.

— Нам нужен «Иерихон», — сказал араб. — Ты обещал нам «Иерихон».

— Это невозможно. Новейшая разработка, их всего-то существует несколько штук. В конце концов, вы получили чертежи — вот и делайте его сами.

Запись оборвалась. Стив снял наушники и повернулся к Наташе.

— Если бы это всплыло на суде, Старка бы оправдали.

— Но кому-то наверху очень нужен был виноватый Старк, — кивнула Наташа. — На самом верху. Не говоря уже о том, что Стейн теперь у них в кулаке и сделает все, что скажут. Ходили слухи, что он пытался построить Железный Легион — много-много костюмов по образцу Железного Человека. Но во время испытаний все вышло из-под контроля, костюмы взбесились, были человеческие жертвы, и проект свернули.

— А теперь Старк им строит что-то другое. Что-то грандиозное. — Стив снял очки, надетые для маскировки, и потер глаза. — И ему очень плохо, Нат. Он… он может умереть. Сегодня его забрали медики на обследование, поэтому я смог уйти.

— Пойдем-ка отсюда. — Наташа стремительно вскочила с места и потащила Стива за собой. — У нас свидание, помнишь? Куда бы ты пригласил девушку на свидание?

— В парк или в кино, — растерянно пробормотал Стив. — Это, наверное, слишком старомодно…

— Это классика, — отозвалась Наташа. — Скучная, но сойдет. Тут недалеко как раз есть кинотеатр.

Стив купил билеты на «места для поцелуев», и они уселись в заднем ряду с большим ведерком попкорна.

— Что за фильм мы смотрим? — прошептал Стив.

— «Эквилибриум». — Наташа закинула в рот горсть попкорна. — Антиутопия, тотальный контроль, запрет на эмоции, все такое. Не отвлекайся. У нас сейчас два вопроса: кто стоит за обвинением Старка и как этого самого Старка вытащить. Нам нужен план, люди и информация.

— И со всем этим у нас не слишком-то хорошо.

— Мы с Бартоном начнем копать со стороны Надзора. Раз у них появилось видео со Старком, то мы попробуем отследить его источник. А тебе нужно разработать план побега для Старка, желательно при этом не попасться самому.

— Ты доверяешь Бартону? — Стив почувствовал неуместную сейчас зависть, но ему очень сильно захотелось, чтобы рядом был человек, достойный такого вот безусловного доверия.

— Как себе, — просто сказала Наташа. — Говоришь, до конца проекта Старка осталась неделя? Надо постараться успеть.

Выходя из кинотеатра, Наташа дернула его за руку и прошипела:

— Срочно обними меня и поцелуй!

— Что? — только и успел промямлить Стив, когда Наташа решительно притянула его к себе и прижалась губами к губам.

Когда она его выпустила, то ухмыльнулась и пояснила:

— Там был Рамлоу со своими ребятами. Я просто поддержала нашу легенду. Это твой первый поцелуй с сорок пятого?

— Все настолько плохо?

— Я этого не сказала.

— Подтекст совершенно очевиден.

— Мне всего лишь интересно, сколько у тебя было практики.

— Мне не нужна практика!

— Всем нужна практика. Просто ты хочешь целовать не меня, а кого-то совсем другого.

Стив вздохнул и запрокинул голову, глядя в темнеющее небо.

— Боюсь, ему сейчас не до поцелуев.

Тони действительно было не до поцелуев — этим вечером в пентхаус он не вернулся.

— Сэр находится в больничном крыле, — сообщил Джарвис. — Насколько мне известно, для консультации вызвали доктора Майю Хансен, специалиста в области генетики и регенерации. Они уже встречались с сэром раньше.

— Я могу его навестить? — спросил Стив.

— Полагаю, это будет выглядеть странно. — Джарвис сделал паузу и добавил: — У меня есть кое-что для вас, Капитан, если не возражаете.

Стив ждал, что Джарвис включит голоэкран с очередным видео или откроет файл с текстом, но вместо этого услышал жужжание принтера у себя в кабинете. Тот выплевывал какие-то чертежи или техническую документацию — Стив не слишком в этом разбирался. Он подумал, что Джарвис, должно быть, ошибся, но все-таки взял распечатки и принялся их изучать. Краски были блеклыми, еле заметными, будто в принтере закончились чернила. Последняя страница представляла собой абракадабру — совершенно бессмысленный набор букв. «Кошка прошлась по клавиатуре», как вычитал Стив на каком-то из форумов. Он пробежался глазами по строчкам, повертел лист в разные стороны — и вдруг обратил внимание, что последние буквы каждой строки, если их прочитать сверху вниз, складывались во фразу ПРОЕКТ ОЗАРЕНИЕ.

С шифрами подстановки Стив был знаком, так что вооружился карандашом и листком бумаги, и через десять минут перед ним лежало письмо.

«откажись от кураторства и подай рапорт о переводе в вашингтон
сделай это сегодня
проект озарение запустят через неделю
надзор собирается уничтожить всех кто представляет для него угрозу
семьсот тысяч человек
ты должен попасть на хэлликарьеры и остановить их
придется вручную вытаскивать чипы
изучи чертежи и инструкции и сразу уничтожь их
хочется верить я в тебе не ошибся
тони»



Дышать стало тяжело, в животе заворочался кусок льда. У Стива в голове кружился миллион вопросов, но главное было понятно и так — если он облажается, погибнут люди. Тони ужасно рисковал, отправляя ему это послание, и… что будет с ним, когда Стив уйдет? Кого назначат его куратором? Как его вытаскивать из лап Надзора, если он останется в Башне совершенно один?

Телефон в его кармане завибрировал. Звонила Наташа.

— Стив, меня переводят в Вашингтон, — заявила она. — Прямо с завтрашнего дня. Бартон остается, ты можешь рассчитывать на его помощь…

— Я еду с тобой. Сейчас же подам рапорт. — Он встал и включил ноутбук. — Не могу же я отпустить свою девушку одну в другой штат. Как думаешь, Коулсон пойдет мне навстречу?

— А как же Старк? — спросила Наташа ровным голосом. Наверняка догадалась, что Стив не просто так собирается поломать их планы, но объясняться по телефону было бы глупейшим способом самоубийства.

— Найдут ему нового куратора, — ответил он как можно более равнодушно. — Думаю, я достаточно адаптировался для нормальной работы, роль тюремщика точно не для меня.

— Я предупрежу Коулсона. Начинай собираться.

Телефон щелкнул и замолчал.

— Джарвис, не мог бы ты…

— Шаблон рапорта о переводе выведен на ваш рабочий стол, капитан. Позвольте сказать, что для меня было честью познакомиться с вами.

— Я тоже очень рад, что познакомился с тобой и с Тони. Я бы хотел остаться, но не могу.

— Вы не обязаны мне ничего объяснять, капитан. — Показалось, или в голосе ИИ прозвучала грусть? — Агент Коулсон просил передать, что ждет вас у себя через тридцать минут.

Стив отправил рапорт и начал собирать вещи, которые по-прежнему умещались в небольшую спортивную сумку. В груди ожила острозубая тоска: у него так давно не было дома, куда тянуло бы вернуться. Остро захотелось, чтобы кто-то ждал его в этом несуществующем доме, прихлебывал кофе из пузатой чашки, шуршал страницами толстой книги, щурился от света настольной лампы. Вздохнув, Стив застегнул молнию и отправился в местный офис Щ.И.Т.а.

Несмотря на поздний час, агент Коулсон выглядел безупречно: серый костюм без единой морщинки, белоснежная рубашка, тщательно повязанный галстук.

— Вы уверены в своем решении, капитан? — спросил он, едва дверь за Стивом закрылась.

— Абсолютно, — кивнул Стив. — Я непозволительно засиделся в четырех стенах.

— Ваше решение как-то связано с переводом агента Романовой? Вы состоите в отношениях?

Стив подавил порыв закатить глаза.

— Мы не находимся в прямом подчинении друг у друга, так что нарушения субординации не…

— Но будете, — перебил его Коулсон. — Агент Романова возглавит группу оперативников Щ.И.Т.а в составе совместной команды У.Д.А.Р. Со стороны Надзора назначен Рамлоу. Вы сможете с ними работать? Вам не помешают личные мотивы?

Стив почувствовал облегчение и раздражение разом. Взаимодействовать с Рамлоу хотелось меньше всего, но раз он тоже поедет в Вашингтон, то будет далеко от Тони, и это немного успокаивало.

— Не помешают. Можно уточнить, в чем состоят оперативные задачи команды?

— В курс дела вас введут на брифинге по прибытии. Могу только сказать, что вы будете работать в проекте «Озарение» под непосредственным руководством Пирса. Он, кстати, сомневался в вашем назначении. Директор Фьюри лично за вас поручился, так что не подведите.

Коулсон невыразительно посмотрел на Стива. Ни по голосу, ни по выражению лица было не понять, он в самом деле надеется на сотрудничество капитана Роджерса с Надзором или ломает комедию. Стив был почти уверен, что Коулсон и Щ.И.Т не виновны в аресте Старка, но только почти.

— Можно еще вопрос? Кто будет назначен новым куратором Старка? — не удержался Стив.

— Думаю, это теперь вас не касается. Отбываете завтра в 10:00. Свободны, капитан.

Стив коротко кивнул и вышел. Ноги сами понесли его в больничное крыло. Он был уверен, что к Тони его не пропустят, тем более что официально он уже сложил с себя полномочия куратора, но уехать не попрощавшись не мог.

В госпитале было тихо, свет приглушен. Стойка администратора пустовала, и Стив застыл в нерешительности. С одной стороны, вряд ли ему скажут, в какой палате лежит Старк, с другой… Додумать он не успел. Перед ним остановилась высокая женщина в белом с забранными в пучок гладкими черными волосами и уставилась на него сердитым взглядом.

— Кто вы и что тут делаете?

— Добрый вечер, мэм. Я хотел бы навестить Тони Старка.

— Посещения запрещены, — отрезала она. — Во-первых, уже поздно, во-вторых, к Старку не пускают посторонних.

— Я его куратор, — Стив попытался придать себе официальный вид. — Я завтра уезжаю и хотел бы…

— Куратор? — перебила она. — Капитан Роджерс?

— Да, мэм. А вы его врач?

— Хелен Чо. — Она протянула узкую твердую ладонь. — Вам нельзя к Тони.

— Скажите хотя бы, как он? — Стив сглотнул и выдавил: — Он… выживет?

Хелен полоснула по нему острым взглядом и предложила:

— Пойдемте выпьем кофе. У меня перерыв.

И первая пошла в сторону автоматов. Стив взял черный кофе для Хелен и горячий шоколад для себя, и они присели за хлипкий пластиковый столик.

— Тони говорил о вас. Он сейчас не в лучшем состоянии, но мы сделаем все возможное, чтобы он поправился. — Хелен отхлебнула из стаканчика и выжидательно посмотрела на Стива.

— Я завтра уезжаю, — повторил Стив. — Не знаю, когда вернусь. Вы не могли бы передать ему…

Стив задумался. Как сообщить Тони, что он получил его инструкции? Джарвис бы рассказал, но в больнице Джарвиса не было.

— Передайте, что я желаю ему скорейшего выздоровления и верю в него так же, как он верит в меня.

— Хорошо. — Хелен взглянула на часы и поднялась. — Удачной поездки.

Стив тоже встал и вдруг, повинуясь внезапному порыву, взял Хелен за руку.

— Пожалуйста, скажите ему, пусть бережет себя. Пожалуйста. Я очень хочу вернуться и найти его живым и здоровым.

Она молча кивнула и мягко подтолкнула его в сторону выхода. Стив поднялся в пентхаус, но даже не стал пытаться заснуть. Вместо этого он вышел в гостиную, укутался в плед и попросил Джарвиса поставить «Звездные войны». Первый фильм, который они смотрели с Тони. Через пару часов он начал клевать носом. В зыбкой полудреме ему виделся Тони, который гладил его по волосам и шептал: «Мы справимся, Стив. Вместе».

(*)

Трискелион впечатлял. Огромное здание из стекла и металла топорщилось причальными доками и посадочными площадками для авиатехники. Исполинские подводные ангары скрывали внутри туши хэлликарьеров, напичканных оружием сверху донизу. Стив вспомнил свое первое впечатление от Башни Старка. Теперь она казалась почти родной и уютной. Трискелион выглядел неприветливым и холодным. Впрочем, никто и не считал его своим домом. Брифинг для команды глава Надзора Александр Пирс проводил лично.

— После многочисленных террористических атак я убедил Совет Всемирной Безопасности, что нам нужен прорыв в анализе угрозы. Хэлликарьеры нового поколения подключены к сети спутников наведения. После выхода на заданную высоту им уже не требуется посадка: наши новые репульсорные двигатели обеспечивают постоянный суборбитальный полет. Новые дальнобойные высокоточные орудия способны уничтожить тысячи целей за минуту. Спутники могут прочесть ДНК террориста, пока он даже не вылез из своей норы. Мы нейтрализуем множество угроз еще до того, как они возникнут.

— Наказание до преступления, — пробормотал Стив себе под нос, чем заслужил тычок в бок от Наташи.

— В случае террористов обычные методы неэффективны, — продолжал Пирс. — Чтобы сделать мир чище, иногда нужно хорошенько поработать метлой. Вам придется убирать мусор, и я хочу, чтобы вы четко понимали, для кого и во имя чего мы это делаем. Пробный запуск назначен через неделю. График инструктажей и тренировок будет выслан вам на персональную почту. Вопросы? Нет? Свободны.

Стив опустил глаза и вышел из зала вслед за Наташей.

— Обед? — предложила она.

— Ты уже знаешь, где тут столовая? Настоящий шпионский класс, — попытался пошутить Стив, но, судя по взгляду Наташи, шутка не удалась.

— Хочешь бросить службу? — спросила Наташа, когда они доедали суп.

— Нет. Не знаю. — Стив покрутил ложку в пальцах и отложил ее в сторону. — Понятия не имею, чем бы я тогда занялся.

— Чем угодно. Что делает тебя счастливым?

— Не знаю, — повторил Стив. Не рассказывать же Наташе, что счастливым его делает Тони Старк, заснувший на его плече во время просмотра фильма. — Сперва нужно закончить то, зачем мы здесь.

Их разместили тут же в казармах, в маленьких комнатах-пеналах. После обеда Стив направился к себе, открыл дверь и замер: на его кровати сидел Ник Фьюри собственной персоной. Директор Щ.И.Т.а вытянул перед собой руку с зажатым телефоном, на экране которого Стив прочел: «Тут все прослушивается. Зайди, закрой дверь, молчи». Он захлопнул дверь и выжидательно уставился на Фьюри. Тот вытащил из кармана мигающую индикаторами коробочку и нажал на кнопку, после чего заговорил:

— Я включил глушилку, но времени у нас мало. Проект «Озарение» нужно остановить. Ты знаешь, что делать с хэлликарьерами?

— Тони… Старк дал мне инструкции.

— Какие именно?

— Вынуть чипы из системы наведения.

— Вынуть недостаточно. — Фьюри положил на стол чехол с тремя серебристыми чипами. — Их нужно заменить нашими на всех трех кораблях, когда они поднимутся в воздух. Тогда мы сможем перехватить управление, иначе массовые жертвы неизбежны. На каждом хэлликарьере полно солдат и оружия, и эти люди подчиняются Пирсу.

— Неужели они не понимают, что совершают преступление? Никто не видит, что Надзор опасен?

— Надзор — это Гидра. — Теперь Фьюри крутил в пальцах флэшку.

— Не может быть! Гидра погибла вместе с Красным Черепом!

Стив вскочил, но Фьюри тут же рявкнул:

— Сядь, капитан! Увы, Гидра жива и широко распустила щупальца. Но теперь у тебя есть еще один шанс ее уничтожить.

Стив с силой потер лицо и спросил:

— А что должен был сделать Старк?

— Много чего. Подключение к спутниковой сети, систему наведения, новые двигатели. Главное — он должен был доработать алгоритм поиска потенциальных целей. Его создал Арним Зола, но не успел довести до ума.

— Зола? Он же давно умер!

— Увы, нет, — отрезал Фьюри. — Когда создавался Щ.И.Т, его завербовали для сотрудничества, а затем переписали его мозг в компьютер. Содержали в бункере на базе Лихай, но потом случилось нечто странное. Туда проник кто-то посторонний, и базу разнесли прицельным ракетным выстрелом. В отчетах написали про ошибочное срабатывание системы, но кое-какую информацию мне все же удалось добыть.

Он протянул Стиву флэшку.

— Она здесь. Только пообещай мне, что посмотришь ее после окончания операции. Пирса и Совет я беру на себя. Твоя задача — чипы. Романова пойдет со мной, тебе пришлю подкрепление.

Стив собирался задать еще сотню-другую вопросов, но в этот момент коробочка пискнула и замигала красным огоньком. Фьюри прижал палец ко рту, встал и стремительно вышел из комнаты, оставив его с гудящей от обилия новых данных головой. Стив сжал кулак, и в ладонь врезалось что-то. Флэшка. Ее нужно было спрятать, и подальше. Он снова вышел в коридор, спустился на первый этаж и остановил проходившую мимо девушку-клерка.

— Извините, мисс, не подскажете, где тут почта? И где можно купить хороший шоколад?

(*)

Стив быстро шел по коридору, стараясь не сорваться на бег. Запуск хэлликарьеров должен был произойти с минуты на минуту, а их команду не пустили на борт, назначив в охрану прибывших членов Совета. Черт! Его отсутствие наверняка уже заметили и вот-вот поднимут тревогу, нужно было пробираться к ангарам, но он все-таки намеревался потратить еще несколько крупиц драгоценного времени. Наверняка среди сотрудников проекта были люди, которые не хотели массовых убийств, и их следовало предупредить. Объявления по громкой связи делали из диспетчерской, туда он и торопился. Свернув за угол, он резко остановился — ему в грудь смотрел ствол пистолета.

— Привет, Стив. Собрался куда-то? Что ж ты в одиночку-то? — Клинт Бартон широко ухмыльнулся. — Я твое подкрепление. А это — агент Хилл. — Он кивнул в сторону женщины в тактическом костюме, которая держала пистолет. — Каков план?

— Диспетчерская, потом ангары.

— Веди, кэп. — Клинт выдернул из-за плеча лук, Хилл отступила в сторону и протянула Стиву коммуникатор.

— Я буду ждать в резервном центре управления, чтобы вовремя включить программу уничтожения на хэлликарьерах, — сказала она.

— А, чуть не забыл, у меня для тебя подарок, — заявил Клинт, протягивая Стиву плоский квадратный чехол. — Симпатичное фрисби.

Это был щит. Его щит, который Стив считал потерянным навсегда. Он почувствовал, как пошатнувшаяся уверенность в успехе возвращается обратно.

— Спасибо, агенты. Времени у нас мало, так что вперед.

Попасть в диспетчерскую оказалось несложно, сотрудники не стали сопротивляться. Стив наклонился к микрофону.

— Внимание, агенты Щ.И.Т.а и Надзора, говорит Стив Роджерс. Вы слышали обо мне как о Капитане Америка, погибшем герое войны. Но я жив и хочу сообщить вам правду. Надзор не то, чем мы его считали. Он захвачен Гидрой, и Александр Пирс — ее лидер. В этом здании много людей, которые тоже состоят в Гидре и являются предателями Америки. Их цель — абсолютный контроль. Если запустить хэлликарьеры, то под прикрытием борьбы с терроризмом Гидра сможет убить любого, кто стоит у них на пути. Я собираюсь этому помешать, и мне нужна ваша помощь. Я знаю, что прошу о многом, но цена свободы высока. Эту цену я готов заплатить, даже если буду один. Но я убежден, что не одинок. Выбор за вами.

— Заранее речь сочинил или вдохновение напало? — спросил Клинт, когда они бежали к ангарам.

Стив не ответил. Внутри тикали часы, отсчитывая секунды. По полу и стенам прошла вибрация — открывалась крыша ангара.

— Если они поднимутся в воздух, придется угонять джет, — выдохнул он.

— Зачем угонять? Я со своим пришел, — ответил Клинт. — Маленький, маневренный, с вертикальным взлетом — просто ожившая мечта.

— И где твоя мечта?

— За углом припарковал!

Они выскочили наружу, и в этот момент в наушнике раздался голос Хилл:

— Запуск начался.

Стив и сам видел, что крыша ангара открыта, и серая громадина, ревя репульсорами, медленно поднимается из глубины.

— Залезай, кэп! — крикнул Клинт, подлетая на… Стиву пришли на ум слова «воздушный мотоцикл», никак иначе описать эту штуку он не мог.

— Это не джет, — крикнул он, запрыгивая в седло позади Клинта.

— Это аэробайк, он гораздо круче! — отозвался тот, резко взмывая в воздух. — Держись!

Заложив лихой вираж, он пронесся над палубой, и Стив, сгруппировавшись, прыгнул вниз. Клинт немедленно взлетел выше, отвлекая огонь на себя.

— Поторопись! — крикнул он и помчался вверх по спирали, огибая вспышки выстрелов. — Сейчас они поднимут джеты!

— Восемь минут, кэп, — прозвучало в наушнике.

Стив торопился, как мог. Он бежал по прямой, закрываясь щитом от выстрелов. Видимо, здешняя команда еще не поняла всей серьезности положения, поэтому сдалась почти без боя, и через минуту он уже был возле центрального управляющего блока. Заменить чип оказалось секундным делом.

— «Альфа» есть, — отрапортовал он.

Снова выбежав на палубу, он увидел Клинта, зайцем петлявшего между двумя джетами.

— Прыгай! — заорал тот, и Стив, рванув к борту, оттолкнулся изо всех сил.

Клинт тут же свечкой ухнул вниз и подобрал его так ловко, будто воздушный гимнаст партнера во время шоу.

— Здорово. Тебе бы в цирке выступать, — пошутил Стив, пытаясь отдышаться.

— Было дело. Держись крепче! — Клинт подлетел под брюхо следующего хэлликарьера, подбросил вверх тускло блестевший кругляш и немедленно заложил мертвую петлю, уходя от взрыва. В металле появилась здоровенная дыра, и в эту дыру они влетели прямо на байке.

— «Браво» есть! Остался еще один.

На последнем корабле их ждали. Рамлоу и шестеро его бойцов стояли полукругом на палубе, наставив на них разнокалиберные стволы. От первого же выстрела байк закрутило в воздухе, и Стив с Клинтом скатились с него в разные стороны, спрятавшись за контейнерами с боеприпасами.

— Сдавайтесь. Хотя Гидре пленники не нужны, только порядок. Разве что для Капитана Америка можем сделать исключение.

Вместо ответа Клинт высунулся из-за контейнера и выпустил две стрелы. Похоже, стрелы были непростые — наконечники взорвались, послышались крики. В ответ их осыпало градом пуль.

— Разойтись! — заорал Рамлоу. — Гранатометы не использовать — взлетим на воздух! Стрелять на поражение!

— Давай, кэп, я прикрою! — Клинт вскочил и побежал к противоположному борту, на ходу выпуская стрелы.

Стив наметил кратчайший путь к ближнему люку и бросился туда. Перед ним встал один из бойцов. Смуглое лицо, горящие ненавистью черные глаза… Родригес. Прежде, чем он прицелился, Стив метнул щит. Пистолет выпал, рука повисла плетью. Родригес оскалился и потянулся за вторым пистолетом, но Стив уже был рядом и ударил его в челюсть изо всех сил. Тот рухнул, как подкошенный. Сзади доносились непрерывные звуки выстрелов, но оглядываться было некогда. Раз стреляют, значит, Клинт еще жив.

Влетев на мостик, ведущий к центральному блоку, Стив увидел, что его опередили. Возле ограждающего бортика с гаденькой ухмылкой стоял Рамлоу, а сзади сопел еще кто-то.

— Я не хочу лишних жертв, — сказал Стив. — Дайте пройти.

— Не в этой жизни, — Рамлоу сбросил жилет и медленно пошел навстречу. — Откуда ты тут вообще взялся, Роджерс? Чего тебе в Башне не сиделось? Наверное, Старк навешал лапши на уши, а ты размяк и поверил торговцу смертью. Ну и как, понравилась эта сучка? Сладкая? Будет что вспомнить перед…

Стив швырнул щит. Рамлоу попытался увернуться, но все-таки его зацепило краем, и он, ухнув, согнулся пополам. В ту же секунду Стиву на плечи обрушилась тяжесть — второй боец Надзора попытался применить удушающий прием. Стив оторвал его от себя, но Рамлоу уже был рядом, и дальнейшее слиплось в сплошную круговерть. Он бил, уворачивался, падал, снова бил и пропускал удары, шаг за шагом продвигаясь к стойке с чипами. В него не стреляли — пока, и это давало надежду.

— Три минуты, кэп!

Ответить он не мог. Безымянного бойца получилось сбросить с мостика, но вместе с ним упал и щит. Рамлоу, оскалившись, выхватил нож. В тот момент, когда Стиву удалось ввести код, открывающий доступ, лезвие вонзилось в плечо. Стив закричал, ударил, но чип выскользнул из пальцев и полетел вниз. Оба бросились за ним, но чертов Рамлоу успел первым. Стив рухнул на него и крикнул:

— Отдай!

Тот завозился, пытаясь избавиться от тяжести, и Стив нажал посильнее. Хрустнула кость, Рамлоу заорал и выпустил чип. Стив, спотыкаясь, рванул обратно.

— Десять секунд! Начался захват целей!

— Успею, — прохрипел Стив и вставил чип в гнездо.

В этот момент прозвучал выстрел, пуля ударила в живот, и Стив обессиленно сполз по металлическому кожуху вниз.

— «Чарли» есть.

— Уходи оттуда, кэп! — Хилл кричала, но будто издалека. — Скорее!

— Где Бартон?

— Он уже внизу!

— Тогда стреляйте, — ответил он, глядя на окровавленного Рамлоу, появившегося на противоположном конце мостика с пистолетом, направленным ему в грудь. — Сейчас же!

Хэлликарьер тряхнуло, потом еще и еще. Взрывы следовали один за другим, но он упорно держался в воздухе, хотя и терял высоту. Рамлоу сбросило с мостика и придавило падающей балкой. Стив, шатаясь, встал, потому что он обещал вернуться, и надо было хотя бы попытаться выполнить обещание.

Щит лежал в нескольких шагах от Рамлоу. Тот ненавидящим взглядом следил за тем, как Стив подбирает щит и подходит ближе.

— Ну, чего ждешь? Добей! — выплюнул он.

Стив вздохнул, перехватил щит поудобнее, подсунул под балку и приподнял ее. Немного, но Рамлоу хватило, чтобы вылезти. Кое-как он встал на ноги и вытянул перед собой дрожащую руку с пистолетом, чудом не потерянным во время падения.

— Это ничего не меняет, — прошипел он. — Я все равно…

Горящий обломок двигателя рухнул между ними, и Рамлоу, покачнувшись, полетел вниз, в мутную воду Потомака. Стив увернулся от очередного куска железа и прыгнул следом. Вода вовсе не была ледяной, но обожгла так, что Стиву в первый миг показалось, что он снова в Арктике. Открыв глаза, он увидел, как прямо под ним в глубину опускается темное пятно. Ужасно не хотелось нырять следом, но бросить человека, пускай врага, даже не попытавшись спасти, он не мог. Пальцы вытянутой руки зацепились за ремень обвязки, и он изо всех сил принялся выгребать туда, где тусклым яичным желтком болталось солнце.

Кое-как выбравшись на берег, Стив уронил тело Рамлоу на песок, упал рядом и прохрипел в чудом не сдохший коммуникатор:

— Роджерс на связи. Требуется медицинская помощь и оперативная группа.

Где-то там радостно орал Клинт, его пыталась перебить Наташа, Фьюри требовал освободить линию, а Стив лежал на спине и бездумно смотрел в чистое голубое небо. Потом послышались голоса, вместо неба над ним склонилось чье-то обеспокоенное лицо, и он наконец позволил себе закрыть глаза.

(*)

Очнулся Стив в больнице. Рядом на стуле дремала Наташа, и он хотел было разбудить ее, но отвлекся. Напротив кровати висел телевизор, по которому шли новости. Сперва показывали кадры падения хэлликарьеров в Потомак, и Стив поневоле поразился тому, насколько величественно и нереально они выглядели — как в фантастическом фильме. Но затем видеоряд сменился, и на экране появилась башня Старка, верхние этажи которой были разворочены взрывом. Холодеющими пальцами Стив нащупал на столике пульт от телевизора и прибавил звук.

— …один из хэлликарьеров успел выстрелить. Ракета попала в башню, ранее принадлежавшую Энтони Старку, осужденному за пособничество террористам. Пострадал личный пентхаус Старка, где он содержался под домашним арестом. По нашим данным, сам Старк в этот момент находился у себя. Ведутся спасательные работы. Двое стражей Надзора скончались по дороге в больницу. Тело самого Старка пока не найдено, предполагается, что он погиб во время взрыва.

Пульт упал на пол. Что-то говорила Наташа, трясла его за плечи, но Стив ничего не слышал. Он снова опоздал. Не смог спасти Тони, как когда-то не спас Баки, и горькая черная тоска подступала к горлу, грозя затопить с головой. Истошно пищали мониторы, вбежавшая в палату медсестра суетилась у капельницы и, кажется, просила его успокоиться. Стив засмеялся сухим лающим смехом и почувствовал, что отключается снова.

Когда он пришел в себя в следующий раз, возле него оказался директор Фьюри. Он стучал пальцами по клавиатуре ноутбука, хмурился, вглядываясь в экран, сверялся с телефоном — судя по всему, работал. Стив закрыл глаза и попытался провалиться в забытье, но организм сопротивлялся: хотелось пить, есть, двигаться, жить, несмотря ни на что.

Фьюри поднял голову и взял с прикроватного столика стакан воды с трубочкой.

— Очнулся, капитан? Как себя чувствуешь?

— Паршиво, — отозвался Стив, но воду взял.

— Что-нибудь болит? Кружится голова? Тошнит?

— Вы еще и врач? — буркнул Стив, возвращая стакан обратно. — Физически я в порядке. Расскажите, что произошло.

— Пирс убил двух членов Совета и попытался сбежать, но был застрелен. Архивы Надзора с доказательствами противоправных действий этой организации слиты в сеть. Часть стражей отказалась выполнять приказы Пирса — как ни странно, твоя речь помогла, — но потери личного состава значительны. Кое-кто из Щ.И.Т.а тоже оказался завербован Гидрой, и теперь меня ждет пересмотр всех досье и полная проверка личного состава. Так себе работенка. Зато удалось практически избежать жертв среди гражданских.

— А как же Старк? — перебил его Стив. — Получается, что он работал на вас! Почему вы его не защитили? Почему хэлликарьер выстрелил?

— Мы точно не знаем, что произошло, — ответил Фьюри. — Когда начался захват целей, одно из орудий «Браво» сработало без команды. Выстрел был один-единственный, и он…

— От Вашингтона до Нью-Йорка двести миль! Почему эту чертову ракету не сбили?!

— Она летела менее полутора минут. Никто не ожидал. К тому же это разработка Старка, ее так просто не собьешь. — Голос Фьюри звучал почти виновато, но Стиву было наплевать.

— Старк… Тони… он точно погиб?

— Тела не нашли. Сигнал от ошейника не отслеживается — видимо, его повредило взрывом. Пока что Старк считается без вести пропавшим.

Стив стукнул кулаком по кровати. Металлическая рама слегка прогнулась, он не обратил внимания.

— Тони так и останется преступником? Он же невиновен, мы с Наташей нашли аудиозапись. Точнее, ее нашла мисс Поттс, секретарь Тони. Даже если он мертв, он заслуживает правосудия!

— Тише, капитан. В файлах Надзора полно доказательств того, что Обадайя Стейн торговал оружием и заказал убийство Старка, а потом Александр Пирс подтасовал факты и изъял из дела все, что могло бы оправдать Тони. Он шантажировал Стейна, чтобы тот производил двигатели и оружие для хэлликарьеров на заводах «Старк Индастриз» по дешевке. Впрочем, это компенсировалось другими военными контрактами. Думаю, теперь Стейну от тюрьмы не отвертеться.

В глазах кипели бессильные злые слезы. Стейн сядет в тюрьму, но Тони этим не оживить.

— Планируешь вернуться на действительную службу, Роджерс? — Фьюри подчеркнуто смотрел в сторону, давая время справиться с эмоциями. Но Стив не хотел справляться. Попадись ему сейчас Рамлоу, он бы, наверное, избил его до смерти. Только это не поможет, и ничего не поможет, вот что страшно.

— Не знаю, — сказал он наконец. — Я не знаю, где мое место, в чем цель. Что мне делать, как жить дальше. Думал, что знаю, но теперь…

— Людям нужна защита, капитан. — Фьюри встал с места и отошел к окну. — Я создаю новую команду, которая сможет быстро реагировать на любую угрозу. Там и для тебя местечко найдется.

— Мне надо подумать, — ответил Стив, потому что требовалось же что-то ответить.

— Подумай, — согласился Фьюри. — А пока думаешь, посмотри ту флэшку, что я дал. У тебя может появиться новый стимул. И поразмысли еще вот над чем. Когда снаряд попал в Башню, ее, конечно, начали эвакуировать, в том числе и лаборатории А.И.М. У них там содержался особо опасный объект, Халк. Во время эвакуации он исчез. Слышал о таком?

— Слышал, — кивнул Стив. — Эксперимент вышел из-под контроля.

— А знаешь, что это был за эксперимент? Беннер пытался воспроизвести сыворотку суперсолдата. Твою сыворотку. Уверен, А.И.М. продолжал опыты. Так что мне бы очень хотелось иметь на своей стороне суперсолдата, который готов служить Америке.

Фьюри еще раз внимательно оглядел Стива и бросил на стол конверт, в котором что-то брякнуло.

— Ключи от квартиры в Бруклине. Не хоромы, конечно, как у… — Он оборвал себя, не желая, наверное, лишний раз произносить имя Старка. — В общем, жить можно. Надумаешь — звони Коулсону.

— Спасибо, — сказал Стив в спину, обтянутую черным кожаным плащом. Фьюри не обернулся.

(*)

Комната Пегги практически не изменилась — впрочем, как и сама Пегги.

— Ты вернулся, Стив, — улыбнулась она. — И мне даже не пришлось ждать еще полвека. Знаешь, смотреть на падение хэлликарьеров в Потомак было не слишком приятно. Моему сердцу это на пользу не пошло. Что у тебя за проблемы с авиатехникой?

— Но откуда…

— Будто бы там могло без тебя обойтись.

— Прости. — Стив склонил голову, чувствуя, как горит лицо. — Ты получила мое письмо?

— Шоколад был неплох, — кивнула Пегги. — Что до остального, то оно здесь.

Пегги подняла подлокотник кресла, и там, в углублении, сделанном непонятно для чего, лежала флэшка.

— Ты посмотрела, что на ней?

— Многие знания — многие печали, — ответила Пегги. — Если бы ты не вернулся, я бы ее открыла, но раз уж ты здесь, то сам решай, надо ли мне это видеть. У меня сейчас по расписанию массаж и маникюр, так что два часа у тебя есть. Ноутбук лежит на тумбочке. Развлекайся.

Стив поцеловал ее в щеку и проводил до двери. Медсестра — новая, не Лесли, — посматривала на него с явным интересом, но каменное выражение его лица, кажется, оказало нужный эффект. Экран ноутбука засветился, и Стив воткнул флешку в гнездо. Надпись над окном ввода пароля гласила: «Укажите ваш личный номер». После разморозки он не носил свои жетоны, они лежали на дне сумки, но память отчетливо сохранила цифры. «987654320» напечатал он и нажал ввод. Сперва перед ним возникла карта, на которой красным была отмечена точка: Нью Джерси, Уитон, база Лихай, как и говорил Фьюри. Стив помнил это место. Здесь он стал Капитаном Америка, здесь познакомился с Пегги, Говардом и полковником Филлипсом, отсюда начинался его путь. Затем пошли кадры оперативной съемки с места происшествия: глубокая яма в земле, заполненная бетонными обломками и перекрученными кусками металла. Судя по всему, на месте этой ямы когда-то находился подземный бункер: там, где мусор уже убрали, были видны остатки коммуникаций и слои этажей, как в разрезанном пироге. На уцелевшей стене словно в насмешку красовалась эмблема Щ.И.Т.а.

Картинка изменилась, став похожей на запись с камеры видеонаблюдения. Перед ним был зал, уставленный компьютерными шкафами. Даже Стив понимал, что они давно устарели. Человек в черном с волосами до плеч и блестящей металлом рукой, стоя спиной к камере, вставил что-то в черную коробочку на столе, и все вокруг ожило. Загорелись индикаторы, пришли в движение катушки за пыльными стеклами, а на большом экране в центре появилось гротескное зеленое лицо, и механический голос произнес:

— Джеймс Бьюкенен Барнс, родился в тысяча девятьсот семнадцатом. Сержант сто седьмого пехотного, Зимний Солдат, мой эксперимент.

— Не может быть, — прошептал Стив немеющими губами. — Баки… но как?

— Арним Зола, — произнес человек — нет, Баки. Стив по-прежнему не видел его лица. — Ты должен быть давно мертв.

— Мое тело мертво, но не мозг, — ответил механический Зола. — А вот ты… неужели ты что-то помнишь?

— Я помню тебя, тварь, — огрызнулся Баки. — Один раз мы тебя уже побеждали…

— Мы? Кто это «мы»?

— У меня есть… был друг. Стив. Его звали Стив. Он пришел за мной.

— Этот Стив? — Зола мерзко захихикал, и на экране поменьше замелькали кадры военной кинохроники, на которых Капитан Америка бежал в атаку. — Он героически погиб в сорок пятом и больше не придет. Зато ты… О, из тебя вышел полезный объект. Ты здорово помог в устранении помех на пути к новому мировому порядку.

— Я — не объект! — Баки ударил кулаком металлической руки в экран, отвернулся, и Стив в первый раз увидел его лицо — угрюмое, заросшее, с затравленным взглядом, ни следа солнечной улыбки хорошего парня из Бруклина, дамского угодника и лучшего друга дохляка Роджерса. Но это был Баки, его Баки, которого он не смог спасти в проклятом ущелье. Сейчас судьба давала ему второй шанс. «Может быть, и Тони сумел выжить?» — подумалось ему. Черта с два он теперь поверит в чью-то смерть, не увидев тела.

— Ты убийца, Барнс. — Изображение вновь возникло на соседнем мониторе. В голосе Зола отчетливо звучала радость и гордость. — Очень хороший убийца, одно из лучших моих творений. Ничего, тебя обнулят, и ты избавишься от ненужных воспоминаний. Я уже послал сигнал, скоро прибудет команда…

— Не успеют, — ответил Баки. — Ты все-таки сдохнешь сегодня.

Живые и металлические пальцы пробежались по клавиатуре. Немедленно взвыла сирена, и вместе с ней завизжал Зола:

— Ракета! Ты дал приказ об уничтожении базы! Ты!..

Раздался грохот взрыва, полыхнуло пламя, и запись прекратилась. Когда Пегги вернулась, он смотрел невидящим взглядом в погасший экран ноутбука.

— Стив, — позвала она тихонько, и он, не успев подумать, уселся на пол, уткнулся к ней в колени и разрыдался.

Она молча гладила его по волосам, и на минуту он отчаянно пожалел, что судьба не позволила ему остаться с этой женщиной в болезни и здравии, в горе и радости.

— Баки жив, — сказал он, не поднимая головы. — Понимаешь, Пегги? Он жив! Не знаю, что с ним сделали Зола и Гидра, но он сумел уйти от них. Я должен его найти.

— Понимаю. Только прошу, не бросайся на поиски в одиночестве. Если Фьюри дал тебе флэшку, значит, его планы включают и тебя, и сержанта Барнса, и операцию по его нахождению.

Стив глубоко вдохнул, выдохнул и решился:

— Ты знаешь, что случилось с Башней Старка?

— Знаю, — ответила Пегги. — И не поверю в смерть Тони, пока не его не найдут. Он уже однажды пережил взрыв и плен, не вижу причин не проделать этот трюк еще раз.

— Фьюри предложил мне место в новой команде. — Стив поднялся с пола и отправился в ванную умываться. — Извини, что своими слезами испортил тебе юбку.

— За это придется носить мне шоколад до Рождества, возможно, тогда я прощу тебя. А что касается команды… Решать тебе, Стив, но нашему миру сейчас очень нужен Капитан Америка.

— Спасибо, Пегги. И прости меня. Это наше второе свидание, а мы все время говорим о моих проблемах. Можно пригласить тебя на чай?

— В следующий раз. И не забудь, что ты мне должен много-много сладостей. Может быть, я даже поделюсь ими с тобой, если за это время ты не влипнешь ни в какую историю.

— Похоже, я останусь без десерта, — улыбнулся Стив.

— Здесь в буфете продают сносные пончики. Так и быть, закажу тебе парочку. — Пегги поцеловала его в лоб, для чего ему пришлось наклониться, и легонько подтолкнула к двери. — Ступай уже. Куда отправишься?

— В Бруклин.

(*)

Бруклин сильно изменился с сороковых, и от этого было легче и труднее разом. В Бей-Ридж, где раньше звучала в основном итальянская и греческая речь вперемешку с гэлликом, сейчас куда чаще слышались гортанные голоса, выкрикивающие что-то на арабском. Дома стали выше, краски ярче, реклама агрессивнее, а люди реже смотрели друг другу в глаза. Фьюри, Коулсон и Хилл были заняты проверкой персонала, так что Стиву оставалось только гулять по городу и избивать боксерские груши в спортзале. Он несколько раз приходил к Башне, но внутрь его, естественно, не пустили. Башня стояла мертвая, огороженная строительными лентами, ее сердце, реактор, больше не билось.

— При попадании ракеты включились аварийные протоколы и остановили работу реактора. Повторный запуск должен был осуществить Джарвис, но его сервера сильно пострадали. Боюсь, в отсутствие Старка с этим никому не справиться, — объяснил Коулсон. — Если власти штата признают его умершим, Башню скорее всего выставят на торги.

От новостей о Джарвисе на душе скребли кошки. Пусть он не являлся человеком в полном смысле слова, но Стив успел привязаться к нему, а уж каково было бы Тони знать, что его электронный дворецкий погиб… Стив помотал головой. Тони восстановил бы Джарвиса и отремонтировал Башню, если бы вернулся. Но прошло уже две недели с момента взрыва, а от него не было ни слуху ни духу. Ну, или Стив не знал. Кем он, в конце концов, себя возомнил? Временный тюремщик — не тот человек, к которому первым делом бросится вернувшийся с того света. В газетах о Старке не было ни слова. Точнее, о нем говорили все время, но как о мертвом. Обсуждали разоблачение Надзора, муссировали слухи о готовящемся суде над Стейном, причитали над резким падением курса акций «Старк Индастриз» — но ничего о том, что Тони может быть жив.

С поисками Баки дело тоже не двигалось. Стив слабо представлял, откуда начать. Наташа обещала выяснить что-нибудь по своим каналам, доступа к оперативным сводкам Щ.И.Т.а не было, и Стив методично просматривал ту информацию, которую слили в сеть. Рапорты и приказы, приказы и рапорты, написанные максимально казенным языком — скучно было до зевоты. Стив умел их читать, но не любил. Он начал с самых последних файлов и медленно пробирался назад по временной шкале, отмечая важные события и узловые точки. Но сегодня был первый день открытых слушаний по делу Стейна, так что Стив отложил в сторону ноутбук, натянул для маскировки бейсболку и очки с простыми стеклами и отправился в зал суда.

— Для дачи показаний приглашается Энтони Эдвард Старк! — объявил судья, и зал сперва шокированно затих, а затем взорвался оглушительными криками.

Стив мог только ошарашенно смотреть на то, как Тони в безупречном дорогом костюме танцующей походкой идет по проходу между сиденьями. Его улыбка была ослепительной и насквозь фальшивой, но какая разница, главное, что он оказался жив!

Утихомирить толпу удалось нескоро. Тони помахал рукой, требуя внимания, и заявил:

— Приятно видеть, как вы мне рады. Сегодня после заседания состоится пресс-конференция, где я буду отвечать на вопросы. Вход по пропускам, но мы организуем трансляцию в прямом эфире.

— Мистер Старк! — Судья стукнул молотком по столу. — Соблюдайте порядок.

— Простите, ваша честь.

Стив жадно разглядывал Тони, ища признаки ранения или болезни, но тот выглядел на удивление свежим и отдохнувшим: ни нездоровой бледности, ни темных кругов под глазами, даже след от ошейника не заметен под воротничком рубашки. Ужасно хотелось подбежать, стиснуть в объятиях, лично убедиться, что все хорошо, но сейчас это было невозможно. И как ни старался Стив, ему так и не удалось поймать взгляд Тони.

Он выскользнул из зала пораньше, чтобы попытаться перехватить Тони на выходе из здания, но там уже стояли двое: крепкий, какой-то квадратный белый мужчина с короткой стрижкой в строгом костюме и высокий чернокожий парень в форме ВВС. Должно быть, тот самый полковник Роудс.

— Ступайте отсюда, мистер, — недружелюбно буркнул первый. — Если вы журналист, приходите на пресс-конференцию, а тут вам делать нечего.

— Я только хотел узнать, как Тони… мистер Старк… как он себя чувствует. И если можно, сказать ему пару слов.

— Вы меня не поняли, мистер? — Квадратный набычился и двинулся в сторону Стива, но Роудс его остановил.

— Погоди-ка, Хэппи. Как вас зовут? — обратился он к Стиву с командными нотками в голосе.

— Капитан Стив Роджерс, сэр. — Он отдал честь и поторопился добавить: — Я был последним куратором Тони. А вы, должно быть, полковник Роудс, его друг.

Выражение лица полковника смягчилось. Он отсалютовал в ответ и сказал:

— Здравствуйте, капитан. Приятно познакомиться. Тони хорошо о вас отзывался.

— Как он? — жадно спросил Стив. — Я… я думал, он погиб. И он был очень болен, когда мне пришлось уехать.

— Тони отлично подлатали, — ответил Роудс. — Хелен Чо умеет творить настоящие чудеса. Но вы должны понимать, почему спасение Тони держалось в строгом секрете. Боюсь, сейчас у него совсем нет времени, встреча с журналистами назначена через сорок минут. Он сам с вами свяжется.

— Передайте Тони, что… — начал было Стив, но в этот момент двери распахнулись, и Тони собственной персоной вышел из зала в сопровождении нескольких судебных приставов и мисс Поттс. За ним с шумом и гамом валила толпа. Не глядя по сторонам, Тони опустил на нос солнцезащитные очки, схватил Роудса под руку и потащил к выходу.

— Давай, Роуди, мы еще успеем съесть по паре чизбургеров, пока не начался цирк. Пеп, ты в деле? Хэппи, погнали!

Стив вздохнул и вместе с толпой на негнущихся ногах двинулся прочь из здания суда. За сорок минут он как раз успеет дойти до дома и, может быть, уложить в голове тот факт, что Тони жив, а не погребен под обломками собственной Башни, и, кажется, не хочет иметь с ним ничего общего. Но не успел он сделать и сотни шагов, как его телефон зазвонил.

— Роджерс, сможешь прибыть в штаб-квартиру Щ.И.Т.а в течение получаса? Есть миссия. — Фьюри не терял времени на социальные реверансы, и Стив откровенно обрадовался возможности отвлечься. Эмоциональная буря набирала обороты: облегчение, радость, тревога, беспокойство, саднящая обида смешались в безумный смерч, грозящий разорвать его изнутри.

— Сейчас буду, — ответил он и быстрым шагом двинулся по направлению к Нижнему Манхэттену. В конце концов, пресс-конференцию можно посмотреть и в записи.

До дома он добрался через два дня. Фьюри послал его и нескольких агентов, успешно прошедших внутреннее расследование, на зачистку одной из баз Гидры в Новом Орлеане. В подземном бункере оказалось полдюжины уровней, и на каждом они встречали ожесточенное сопротивление. Серьезных потерь удалось избежать, хотя трое агентов были ранены. Стив оставался на месте до последнего, помогая с демонтажом оборудования лабораторий, потом писал отчет для Фьюри, потом… потом он вернулся к себе, упал в кровать, даже не умывшись, и немедленно отключился. Проснулся через десять часов, заказал пиццу и сел смотреть телевизор.

Зал, в котором проходила пресс-конференция, казалось, потрескивал от скопившегося напряжения. Когда Тони вышел на трибуну, собравшиеся загомонили, засвистели, захлопали, будто на концерте рок-звезды.

— Привет, привет. Мы давно не встречались. Итак, вы все видели регламент. Сперва заявление, потом вопросы. Что же, я снова выжил. На этот раз в заложниках меня держали не террористы, а организация, которая поклялась с ними бороться. Меня обвинили в преступлении, на меня надели ошейник и попытались заставить участвовать в убийстве сотен тысяч невиновных. Один я бы, конечно, не справился, но, к счастью, нашлись люди, которые поверили мне, для которых свобода оказалась важнее фальшивой безопасности с поводком на шее. Я собираюсь вернуть себе контроль над «Старк Индастриз» и прекратить производство оружия.

— Вас признали невиновным? — выкрикнул кто-то из задних рядов.

— В свете найденных доказательств все обвинения сняты, — ответил Тони. — Надеюсь, ты не очень расстроен, Руфус. Я помню твою статью в Чикаго Трибьюн о том, как Тони Старк получил по заслугам.

— Дэйли Ньюз, Томас Трейси. Мистер Старк, расскажите, как вам удалось спастись от взрыва, уничтожившего ваш пентхаус?

— Только между нами, Томас — в момент взрыва я был в туалете. — Аудитория отозвалась сдавленными смешками. — Я очень серьезно отношусь к туалетам, и, как видите, не зря. Это сохранило мне жизнь.

— А что насчет ошейника? Как вы избавились от него?

— Взрыв был такой силы, что повредил все электронные устройства на этаже, в том числе и управляющий модуль ошейника. Так что мне вдвойне повезло, без головы я бы далеко не ушел.

— Мелисса Мэй, Уолл Стрит Джорнал. Мистер Старк, что вы планируете предпринять в связи с катастрофическим падением курса акций «Старк Индастриз»?

— Я планирую работать, Мелисса. У меня есть множество идей для выхода на рынки чистой энергии, медицинского оборудования, мобильной техники. Так что не советую избавляться от моих акций по дешевке, потом можете крупно об этом пожалеть.

— Джон Кэмпбелл, Нью-Йорк Таймс. Расскажите о людях, которые помогли вам.

— Спасибо за вопрос, Джон. Боюсь, не смогу перечислить всех, потому что среди них есть агенты федеральных служб, задействованные в секретных операциях. Прежде всего, это Вирджиния Поттс, мой личный помощник и секретарь. Эта бесстрашная женщина не побоялась проникнуть в офис Стейна и добыть доказательства моей невиновности. К сожалению, в первом судебном процессе их не удалось использовать, но сейчас они очень помогли. Хелен Чо, блестящий врач, которая в буквальном смысле слова спасла мне жизнь. Полковник ВВС Джеймс Роудс, мой друг, который все это время верил в меня и не оставлял попыток добиться справедливости. И, конечно, капитан Стив Роджерс, которого вы все знаете как героя, остановившего запуск программы «Озарение».

Стив грустно улыбнулся. Разумеется, Тони его не забыл. Но, похоже, он теперь — перевернутая страница. Человек, с которым вынужден был общаться. Человек, который помог. Не друг. Не что-то большее. Раньше Стиву казалось, он готов заплатить такую цену за то, чтобы Тони остался в живых. Он и сейчас был готов, просто не ожидал, что будет настолько больно. Недобитая надежда трепыхалась в груди: они с Тони еще не разговаривали, вдруг он согласится пустить Стива в свою жизнь? Здравый смысл презрительно смотрел на наивную дурочку. Где же чертова пицца, хотелось бы знать?

Когда раздался стук в дверь, Стив распахнул ее без колебаний и оторопел: на пороге стоял Тони с тремя коробками из «Пеппино».

— Ну наконец-то, — ворчливо сказал он, пихнул коробки в руки Стиву и без приглашения прошел в квартиру. — Хоть бы предупредил, что уедешь. Я позавчера полчаса торчал у тебя под дверью, как идиот. Соседи чудом не вызвали полицию.

— Тони, — выдохнул Стив. В голове с грохотом взрывались фейерверки и не было ни одной мысли. — Тони, ты… зачем здесь?

Получилось грубо и неуклюже, но на большее Стив был пока неспособен. Тони пожал плечами, его улыбка на секунду стала неуверенной, но тут же вспыхнула с новой силой.

— Ты же хотел со мной поговорить, так вот он я. Прости, что не объявился раньше, у меня были совершенно неотложные дела. Должен поблагодарить тебя за…

Стив не дал ему закончить. Он не глядя поставил коробки с пиццей куда пришлось и стиснул Тони в объятиях. «Ты жив, — бормотал он, уткнувшись носом в ямку между шеей и плечом. — Ты жив, ты выжил, господи, Тони!» Тони сперва замер, закоченел под его ладонями, но потом расслабился и осторожно обнял Стива в ответ. Ужасно хотелось поцеловать его, но усилием воли Стив сдержался и заставил себя опустить руки.

— Ты останешься на пиццу? Хочешь чего-нибудь выпить? Чай, кофе? — Стив не мог перестать суетиться, потому что Тони смотрел на него нечитаемым темным взглядом и не двигался с места.

— У меня маловато времени, Стив, — наконец ответил Тони. — Я не планировал задерживаться надолго, только сказать спасибо за то, что поверил мне и помог не допустить гибели людей от рук Надзора.

— Но из-за меня ты чуть не умер! Я не успел остановить выстрел. Если бы я…

— Ты не виноват, Стив, — перебил его Тони. — Правда. Этот выстрел… Пойдем-ка сядем.

Он подтолкнул Стива к дивану, устроился на противоположном краю и быстро затараторил:

— Я сам запланировал этот выстрел, иначе было не избавиться от ошейника. Не волнуйся, я все рассчитал. Термобарический заряд плюс подавление всех электромагнитных импульсов — и вуаля, я смог его снять без летальных последствий.

— Термобарический? Без последствий? Тони, тебя могло спалить, выбросить из здания, нашпиговать осколками!..

— Не надо мне рассказывать о поражающих факторах моих собственных ракет, — нахмурился Тони. — Я могу написать об этом целую статью, не сходя с места. Я точно знал, куда и когда ударит снаряд, и подготовился.

Стив неуступчиво поджал губы и уставился на Тони в упор. Тот заерзал под его взглядом, потом поднял руки:

— Ладно, сдаюсь. У меня был еще один козырь в рукаве. Хелен давно работала над повышением скорости регенерации тканей человеческого организма, а я однажды помог одной очаровательной девушке в разработке сыворотки, которая обладала теми же свойствами. Ну не без побочных эффектов, но, надеюсь, нам с Хелен удалось свести их к минимуму. Так что полученные во время взрыва пара-тройка царапин быстренько затянулись.

— Тони, ты хочешь сказать, что ввел себе неиспытанную сыворотку с непредсказуемыми последствиями?

— Кто бы говорил, капитан, — огрызнулся Тони. — Напомни, кто из нас стал подопытной крысой ради призрачного шанса попасть на фронт?

Теперь наступила очередь Стива капитулировать.

— Прости, Тони, ты прав. Я просто очень за тебя переживал.

Тони встряхнул головой и продолжил:

— Этот взрыв был нужен еще и для того, чтобы освободить Брюса Беннера. Ты, наверное, не знаешь, он…

— Халк. Я читал про неудачный эксперимент.

— Они держали его в клетке. — Тони вскочил и несколько раз прошелся взад и вперед по комнате. — Как зверя! Пытались воссоздать сыворотку и одновременно искали средства контроля над Халком.

— Ты знаешь, где он? — с тревогой спросил Стив. — Его будут искать, и…

— И ты боишься повторения Гарлемского ужаса, — сухо продолжил Тони. — Не дергайся, Брюс боится этого гораздо больше. Думаю, в ближайшее время его не найдут, и Брюсу удастся взять Халка под контроль. Он все-таки очень умный парень, этот доктор Беннер. Семь докторских степеней, я почти влюблен. У меня-то всего две.

Глаза у Тони блестели, на скулах выступил румянец. Он оживленно жестикулировал, оставив позади недавнюю скованность, и Стив, обмирая от ужаса, все-таки решился.

— Тони, послушай меня. Ты тоже очень умный парень. А еще бесстрашный, отчаянный и самоотверженный. Когда я впервые с тобой познакомился, то думал, что ты просто избалованный эгоистичный засранец. Но потом я понял, что ты совсем не такой. Ты добрый, заботишься о других и не любишь этого показывать. Тони, я был бы счастлив назвать тебя своим другом или, если ты согласишься попробовать… тогда в Башне ты сказал, что… ну, больше, чем другом?

К концу своей маленькой речи Стив окончательно запутался в словах. Тони смотрел на него расширившимися глазами, в которых не было ни радости, ни улыбки — только страх.

— Стив, ты... Пойми, ты почти идеал. По крайней мере, так считал Говард, и теперь я, как это ни прискорбно, склонен с ним согласиться. Физическое совершенство, собрание всех мыслимых человеческих достоинств, любой был бы счастлив с тобой встречаться. Но ты меня совсем не знаешь. Ты думаешь, что знаешь, но это… лимский синдром, как стокгольмский, только наоборот. Видишь ли, когда тюремщик проникается нежными чувствами к заключенному — это психологический выверт. К тому же разморозили тебя совсем недавно, и года не прошло, ты еще не привык к современному миру, ни с кем толком не познакомился. Подожди немного, оглянись вокруг — наверняка ты встретишь обалденную девчонку или парня, которые оценят тебя по достоинству. А Тони Старк — это очень плохая идея, поверь эксперту. Я не хочу стать еще и твоим разочарованием.

Стив почувствовал, как его сердце проваливается куда-то в желудок.

— Я уже встретил обалденного парня, — тихо проговорил он. — Он дважды сумел выжить там, где это было практически невозможно сделать, спас кучу людей и… Черт, я понятия не имею, как об этом говорить. Пегги… ты ведь знаешь Пегги Картер? Я был влюблен в нее тогда, во время войны, но мы ничего не успели, даже потанцевать. А потом я познакомился с тобой. Обстоятельства знакомства были так себе, конечно, но это сейчас не важно. Если ты не хочешь связываться с древним реликтом с кучей проблем, я пойму. Но если ты просто боишься, Тони, то… ты же храбрый. Давай рискнем?

Он говорил и понимал, что все бесполезно. На лице у Тони отчетливо читались сожаление и решимость.

— Прости, Стив. Так будет лучше, поверь мне. — Тони встал с дивана и пошел в сторону выхода. — Не провожай меня, я сам найду дорогу.

Дверь мягко щелкнула, закрываясь, и Стива накрыло тяжелой ватной тишиной. Глаза щипало, першило в горле, запах пиццы вызывал тошноту. Стив взял сумку и до позднего вечера избивал груши в спортзале Щ.И.Т.а. Возвращаться в пустую квартиру попросту не хотелось, и Стив остался ночевать в казармах. На следующий день он ушел слоняться по городу в компании Клинта, который утверждал, что ему совершенно нечем заняться и он умирает от скуки. А потом его вызвал Фьюри.

Когда Стив явился в конференц-зал, там уже было полно народу: сам директор, Коулсон с кучей распечаток, агент Хилл, Клинт, который качался на стуле с неимоверно скучающим выражением лица, и Наташа с архивной папкой.

— Привет, капитан! — радостно заорал Клинт, чуть не сверзившись со стула. Стив подозревал, что он проделывал это нарочно, просто ради собственного удовольствия. — Ну, теперь-то мы можем начинать?

— Мы ждем еще участников, — заявила агент Хилл, не отрываясь от экрана ноутбука. Стив подумал, что надо бы узнать ее имя.

— Это кого? — Клинт взмахнул руками, будто собираясь взлететь. — Только не говорите, что…

— Всем привет! — заявил возникший в дверях Тони. — Ник, агент, агент, мисс Рашман, Леголас, капитан, рад встрече.

— …Старка, — закончил Клинт. — Эй, как ты меня назвал?

— Только не говори, что я первый, — ответил Тони непринужденно. — Я смотрел видеозаписи из Вашингтона. Ты берешь с собой на боевую операцию лук и стрелы и чему-то удивляешься?

— Ну, началось, — буркнул Фьюри. — Старк, ты постоянно жалуешься, что у тебя мало времени, так не трать понапрасну мое. Добрый день, доктор Беннер.

Только теперь Стив заметил невысокого человека в очках со спутанной копной каштановых волос. Он держался позади Тони и всем видом выражал неловкость и смущение.

— Да, познакомьтесь! Брюс, это все, все — Брюс. Блестящий ученый, обладающий выдающейся способностью превращаться в зеленого монстра.

Стив напрягся, но Брюс только улыбнулся Тони и тихо сказал:

— Я надеюсь, директор, что дело, из-за которого вы меня сюда вытащили, действительно важное. После всего случившегося мне потребуется долгий период реабилитации.

— Разумеется. Садитесь, господа.

Тони уселся прямо напротив, и Стив не знал, куда девать глаза. Внезапно вернулось старое ощущение, будто ему неуютно в собственном теле: все велико не по размеру, руки и ноги — толстые бревна, любое движение способно вызвать катастрофу. Тони бросил на него короткий взгляд и демонстративно уставился на Фьюри. Стив решил последовать его примеру.

— Итак, моя цель — собрать команду быстрого реагирования для защиты от необычных угроз. Для понимания общей картины нужно вернуться к событиям тысяча девятьсот девяносто пятого. Все, что вы сейчас услышите, имеет гриф «Совершенно секретно» и не подлежит разглашению.

Впрочем, подумал Стив, разгласи они эту историю, им все равно никто не поверит. Инопланетяне, война двух империй, метаморфы, космические битвы, суперспособности, неиссякаемый источник энергии Тессеракт — все это походило скорее на сценарий фантастического фильма.

— Мы не одни во Вселенной. — Фьюри заложил руки за спину и отошел к голографической панели на стене. — Многие расы гораздо могущественнее нас, многие будут настроены враждебно. Мы должны суметь дать отпор. Я надеялся, что проект «Озарение» сможет стать щитом для Земли, но увы, этой возможности мы лишились. Но мы по-прежнему владеем Тессерактом.

— Он очень опасен, — мрачно заявил Стив. — Его пытался использовать Красный Череп, и Тессеракт его погубил.

— Термоядерная реакция тоже опасна, но ее можно применить как для создания бомбы, так и для получения энергии, — перебил его Тони. — Беда в том, что Тессеракт никто толком не изучал.

— Именно поэтому нам и потребовался Брюс Беннер, — ответил Фьюри.

— А для чего вам Тони Старк? — Тони скрестил руки на груди, будто защищаясь от возможной угрозы. — Я уже говорил, Ник, и повторю — никакого оружия.

— Нам нужен Железный Человек, — вступил в разговор Коулсон. — Огневая мощь, поддержка с воздуха. Гульмира хорошо показала, на что он способен.

— Железный Человек идет в комплекте с Тони Старком. Без меня его не существует!

— Кто же откажется от еще одного гения в команде, — кисло сказал Фьюри. — Может, тогда ты перестанешь искать лазейки в нашей системе безопасности.

— Ни в коем случае, — отмахнулся Тони. — Но я, так и быть, подскажу, как их залатать. А если серьезно, мне нужно время. Восстановить Башню, вернуть к жизни Джарвиса, привести в порядок компанию, построить новую броню — дел по горло.

— Я бы тоже хотел несколько недель на реабилитацию. — Брюс снял очки и потер переносицу. — В любом случае для изучения Тессеракта нужна команда и оборудование.

— Я тебя не брошу, — поклялся Тони, приобнимая Брюса за плечи.

— Первичные исследования можно поручить кому-нибудь еще. Пригласите Эрика Селвига из Калвера, у него подходящая область специализации.

— Два месяца. Это максимум, на который я могу согласиться. Возражений нет? Тогда переходим к следующему вопросу. Доктор Беннер, вы можете покинуть собрание. Старк, тебя это непосредственно касается, так что ты остаешься.

— Я, пожалуй, тоже останусь, — отозвался Брюс. — Если уж мы собираемся работать в команде, лучше обладать всей информацией.

Фьюри вернулся к столу и сел на место.

— На текущий момент активными членами команды являются Романова, Бартон, Роджерс. Куратор инициативы «Мстители» — агент Коулсон.

— За что мстим? — немедленно поинтересовался Клинт.

— Были бы враги, а повод для мести найдется, — неожиданно ответила Наташа.

— Кстати о мести. — Фьюри кивнул Коулсону, и тот стал раздавать принесенные распечатки. — Как мы выяснили, несколько месяцев назад от Надзора сбежал оперативник Гидры, киллер, известный как Зимний Солдат. Найденные материалы свидетельствуют, что под этим псевдонимом скрывается Джеймс Бьюкенен Барнс, сержант сто седьмого пехотного, участник «Ревущих Коммандос», близкий друг капитана Роджерса. Гидра проводила опыты с сывороткой суперсолдата, и Барнс, попав в плен в сорок третьем, стал подневольным участником в эксперименте. С помощью ментального контроля из него сделали послушное орудие Гидры. Судя по обнаруженным Романовой документам, Барнсу заблокировали воспоминания и запрограммировали на выполнение приказов. В распечатках вы найдете краткую выжимку из архивных материалов.

Наташа сочувственно посмотрела на Стива и придвинула свою папку к нему.

— Это то, что мне удалось найти.

Стив наклонил голову и потянул папку к себе. Пальцы слегка дрожали.

— Это все очень интересно, но причем тут я? — спросил Тони. Стив вскинулся, открыл рот, чтобы оборвать эту ненужную браваду, но Тони продолжил: — Парня жаль, такой судьбы врагу не пожелаешь, только что от меня-то нужно? Могу разве что разработать поисковый алгоритм. Когда Джарвис восстановится, посажу его анализировать видео с камер, но вы же понимаете, это может занять годы. Вы ведь не знаете, где Барнс находится сейчас?

— Не знаем, — согласился Фьюри. — Поэтому первой задачей Мстителей будет попытаться отыскать Барнса.

— Что вы собираетесь с ним сделать? — хрипло спросил Стив.

— Постараемся помочь, — ответил Коулсон. — В идеале хотелось бы добиться его сотрудничества с нашей организацией. Имеются все основания предполагать, что остатки Гидры откроют на него охоту. За последние недели было совершено два нападения на засекреченные объекты, которые оказались базами Гидры. Точнее, складом и законсервированной лабораторией. Их профессионально зачистили, сведений о нападавших нет. Но имеются показания случайного свидетеля, и в них фигурирует человек в черном с металлической рукой.

— Одна загвоздка. — Фьюри поглядел на Тони, и от этого взгляда Стиву стало не по себе. — Барнс много лет был убийцей на службе нацистской организации. На его счету десятки жертв. Есть данные, что несчастный случай, произошедший шестнадцатого декабря девяносто первого, на самом деле был заказным убийством. Тони, мне очень жаль.

Тони побледнел так, что под глазами проступила синева. Он сжал кулаки, несколько раз глубоко вдохнул, и вдруг вскочил с места и стремительно вылетел наружу, бросив короткое «извините». Стив кинулся было следом, но его остановила Наташа.

— Шестнадцатого декабря погибли родители Тони, Говард и Мария, — негромко сказала она. — Официальной версией была автокатастрофа, и Тони считал, что всему виной пьянство его отца. Сел за руль нетрезвым, не справился с управлением, погубил мать. Не думаю, что ему сейчас нужны свидетели его слабости.

— Ему нужен друг! — отрезал Стив, обогнул стол с другой стороны и вышел в коридор.

Он не имел ни малейшего понятия, куда мог направиться Тони, и потому просто пошел к лифтам, надеясь встретить по дороге кого-то, кто видел Старка. Проходя мимо туалета, он услышал сдавленные ругательства, и повернул туда. Тони стоял у раковины, держа правую руку под струей воды. У его ног валялись осколки разбитого зеркала.

— Уходи, — сказал он, не оборачиваясь.

— Давай я помогу. — Стив осторожно тронул его за локоть, и, когда Тони не оттолкнул, взял его за запястье и стал осматривать.

Порез был неглубокий и почти перестал кровоточить, но в ране могли остаться осколки стекла.

— Тебе нужно к врачу. — Стив поднял глаза на Тони, который упорно смотрел в стену.

— Само заживет, — ответил тот. — Ускоренная регенерация, помнишь? Иди обратно, Роджерс.

Стив закрыл кран и осторожно развернул Тони к себе.

— Тони, тебе вовсе не обязательно быть сейчас одному. Мне очень жаль, что…

— Что твой друг убил моих родителей? Да, неловко получилось. — Стив вздрогнул, но не отстранился. — Я много лет винил Говарда в смерти мамы, а оказалось, что причина не в виски, а в его работе. Дерьмо.

Внезапно Тони ударил Стива в грудь здоровой рукой.

— И не смей говорить мне, что Барнс не виноват, и это все Гидра! Просто не смей!

— Хорошо, не буду. — Стив притянул Тони поближе. Тот попытался вырваться, и Стив немедленно разжал руки. Тони резко выдохнул и уже сам обнял Стива, уткнулся ему в плечо и замер.

Неизвестно, сколько они так простояли — внутренние часы дали сбой. Наконец Тони отстранился и впервые за сегодняшний день посмотрел Стиву прямо в глаза.

— Я все еще очень зол, — сказал он. — Не на тебя, хотя и на тебя немножко тоже, и это нелогично и глупо, признаю. Фьюри дал мне два месяца свободы, и я собираюсь ими воспользоваться прямо сейчас. Пожалуйста, скажи Брюсу, что я жду его у выхода.

— Тони…

На его губы легла горячая ладонь, заставив замолчать.

— Я сам тебя найду. — Тони убрал руку и повторил: — Найду, обещаю. В конце концов, я знаю, где ты живешь, и знаком с твоим начальником.

Стив поглядел в спину удаляющемуся Тони и пошел назад в конференц-зал. Его ждала работа.

(*)

Квинджет летел над Индийским океаном.

— Наша цель — авианосец «Лемурийская звезда». Его захватили пираты, двадцать пять человек. Нападение произошло час назад, требуют полтора миллиарда, — докладывала Наташа.

— Не многовато ли? — спросил Гордон, командир боевой группы.

— Там ядерные боеголовки плюс остатки проекта «Озарение».

— Когда мы уже закончим разгребать этот мусор? — буркнул Клинт. — Они незаконно находятся в этом регионе?

— Законно. Только регион больно жаркий.

— Дай угадаю, это вовсе не сомалийские пираты? — Клинт хмуро покосился в сторону кокпита. Стив подозревал, что он планировал уговорить-таки пилота уступить ему штурвал. Первые четыре попытки не увенчались успехом, но Клинт не сдавался.

— Угадал, — легко согласилась Наташа. — Наемники под командованием Жоржа Батрока. Бывший агент внешней разведки Франции, тридцать шесть выполненных заданий по ликвидации, отлично владеет боевыми искусствами.

— Им кто-то заплатил за то, чтобы напасть именно на этот корабль. — Стив потер лоб. — Интересно, кто.

— Вот это мы и должны узнать, ну, помимо освобождения заложников. Их держат на камбузе.

— Ладно, готовимся к высадке. Клинт, берешь команду Гордона и двигаете на корму. Наташа, на тебе сервера. Я — на верхнюю палубу искать Батрока.

— Занят чем-нибудь в субботу вечером? — спросила Наташа между делом. — Техники устраивают вечеринку, приглашают всех. Там, кстати, будет Кристен из статистики.

— Поэтому я туда и не пойду, — ответил Стив.

— Да брось, тебе давно пора отвлечься.

— Дел по горло. — Стив прошел к открывшемуся люку, проверил крепления щита и прыгнул вниз.

— Эй, а на нем парашют-то был? — спросил кто-то из команды Гордона.

— Не-а, — отозвался Клинт. — Ему не нужен. Хоть это и жутковато смотрится с непривычки.

К моменту, когда остальная команда спустилась на палубу, Стив успел уложить семерых. Восьмого снял Клинт, когда наемник, подкравшийся со спины, наставил на него автомат.

— Спасибо! — Стив двинулся к трапу, ведущему в рубку. — Наташа, зачисть машинное отделение.

Через несколько минут Гордон доложил, что они готовы к началу штурма.

— По моей команде. Романова, статус!

— У меня чисто, — отозвалась она.

— Вперед!

«Все идет слишком гладко», — думал Стив, вламываясь в рубку. Пираты должны были их ждать, ведь правда? Почему же они почти не оказывают сопротивления?

— Освободили заложников, готовимся к эвакуации, — сообщил Клинт.

— Отлично. Романова, как дела с информацией?

— Копирую жесткие диски. Кэп, ты нашел Батрока?

Темная фигура выпрыгнула ему навстречу.

— Нашел, — ответил Стив, в последний миг уклоняясь от удара ногой в голову.

Схватка с Батроком вышла выматывающей, он и впрямь был отличным бойцом. Его требовалось взять живым, и Стив дозировал силу ударов, но бывший французский агент оказался на редкость выносливым. В пылу драки они ввалились в центр управления, где Наташа как раз заканчивала копировать жесткий диск. Дальше она должна была полностью заблокировать доступ ко всем системам, но не успела. Стив врезал Батроку щитом под дых, тот отлетел к двери и, улыбаясь, достал серебристый цилиндр.

— Адью, Капитан, — выплюнул он и нажал кнопку.

Стив приготовился к взрыву, но вместо этого на главном экране вспыхнули алые цифры и пошел обратный отсчет.

— Что ты сделал? — крикнул Стив.

— То, для чего этот корабль предназначен. Хороший должен выйти фейерверк.

Стив бросился к Батроку, но тот уже выскочил наружу и перемахнул через борт.

— Наташа, можешь остановить это?

— Я пытаюсь. — Ее пальцы стремительно бегали по клавишам. — Меня не пускает в систему! Доступ заблокирован!

— Что случилось, кэп? — Голос Клинта в наушнике звучал напряженно.

— Корабль готовится произвести ядерный выстрел. Срочно поднимайте заложников на борт и уводите квинджет.

— Принято, — отозвался Клинт. — А куда стреляем?

— Багдад, — сказала Наташа мертвым голосом. — Если выстрелим, это война.

— Сбить корабельным противоракетным комплексом? — деловито предложил Клинт.

— Все управление заблокировано.

— Поднять истребитель?

— Не успеем. К тому же для такой модели огневой мощи истребителя недостаточно.

— Сколько ракет готовится к запуску? — спросил Стив.

— Три. Первая, третья и седьмая установки.

— Можно ли остановить запуск вручную?

— Если и можно, мне об этом ничего не известно. — Наташа все еще пыталась добиться ответа от компьютеров. — До самих ракет даже не добраться, они загружены в пусковые контейнеры, которые заполняются водой. Есть вариант попытаться заклинить затвор орудийного люка и надеяться, что автоматика остановит программу.

— То есть если повредить контейнеры и прекратить подачу воды, установка не сработает?

— Теоретически, — ответил вместо Наташи Клинт. — Но если уровень воды будет достаточным, пуск все равно произойдет, а стартовый взрыв разнесет полсудна ко всем чертям.

— Романова, покинь корабль. Бартон, забери ее! — Стив уже бежал к установкам.

— Кэп, это безумие! У нас всего пять минут!

— Это приказ! Наташа, слышишь? Это! Приказ!

Несколько секунд в наушнике было тихо, а потом Наташа произнесла:

— Принято, Капитан. Удачи.

На первый и второй контейнер ушло по полторы минуты. Корпус был очень толстый, но Стиву удалось щитом повредить систему подачи воды, и мигание красных тревожных сигналов убедило его в том, что выстрела не будет. Но когда он добрался до третьего, то понял, что опоздал: забор воды прекратился, и дисплей установки отсчитывал секунды до старта. Стив принялся бить по контейнеру, но сил было явно недостаточно.

В наушнике внезапно взвыли гитары, загремели барабаны, а потом чей-то голос скомандовал:

— Уходи оттуда, Капитан!

— Тони? — спросил Стив, не веря своим ушам. — Как ты… откуда?

— Железный Человек, к вашим услугам. Поднимайся наверх, срочно!

— Но запуск…

— Все под контролем, Кэп!

Стив бросился в рубку управления. В тот момент, когда он влетел внутрь, корабль вздрогнул, осел и с ревом выплюнул огромный столб пламени. Ракета хвостатой звездой устремилась вперед и вверх, набирая скорость, но к ней рванулась красно-золотая фигурка. Подлетела почти вплотную, взмахнула рукой, и вдруг ракета развалилась пополам, пылающий хвост по спирали понесся прочь, а передняя часть с боеголовкой тяжело ухнула в океан.

Железный Человек заложил в воздухе лихой вираж и картинно опустился на палубу корабля. Золотая маска поднялась, открыв улыбающееся лицо Тони. Стив шел к нему, не чувствуя ног.

— Как ты тут очутился? — первым делом спросил он.

Тони показательно надулся.

— Это вместо «спасибо»? Я думал, ты джентльмен, Кэп. Как тебе костюмчик?

Он раскинул руки в стороны и повернулся, изображая манекенщицу на подиуме. Броня ослепительно блестела на солнце, чем-то похожая на сногсшибательно дорогой спорткар. Ее хотелось потрогать руками, а еще лучше — нарисовать.

— Очень яркий. Тебе идет, — ответил Стив. — Но все-таки, Тони, откуда ты?

— Да так, просто пролетал мимо, а тут заварушка, дай, думаю, загляну…

— Ты следил за нашими операциями и примчался на помощь? Спасибо, Тони! — с чувством сказал Стив.

— Я думал, ты разозлишься. — Тони смотрел немного неуверенно, будто хотел спросить о чем-то, но не решался.

— Я слишком рад тебя видеть. И к тому же ты остановил ядерную боеголовку. Отличная работа!

— Ну, ты-то успел сломать целых две, — заявил Тони. — А мне положен приветственный поцелуй в качестве поощрения?

Вместо ответа Стив обнял броню за плечи и, приподнявшись на носочки, неловко чмокнул Тони в уголок рта, при этом стукнувшись лбом о шлем.

— Интересно, как средневековые дамы умудрялись целовать рыцарей и не насажать себе синяков? — улыбаясь, пробормотал он.

— Судя по всему, из тебя, Роджерс, средневековой дамы не выйдет. Что ты делаешь в субботу вечером?

— В субботу вечером я совершенно свободен. — Стив чувствовал себя как на русских горках на Лонг-Айленде: сердце то подскакивало к горлу, то проваливалось в желудок. — Тони, ты?..

— Вы закончили флиртовать? — В голосе Клинта звучало раздражение и ехидство. — Коулсон требует доложить обстановку.

— Разрешите подбросить вас до квинджета? — галантно предложил Тони, подавая Стиву руку в перчатке.

Стив аккуратно встал на ботинки брони и обхватил Тони за шею. Щиток опустился, глазницы шлема вспыхнули голубым огнем.

— Держись крепче! — Тони врубил репульсоры и стал подниматься в воздух. — Что ты там хотел спросить?

— Ты присоединишься к команде? — Стив собирался задать другой вопрос, но спрашивать об этом, глядя в зеркальный щиток вместо лица, было неловко.

— Ага, — ответил Тони. — А еще я приглашаю тебя на свидание. Я решил, что согласен попробовать. Зайду за тобой в шесть.

— Коулсон, наверное, будет напоминать о субординации и недопустимости использования служебного положения, — голос Стива звучал почти мечтательно.

— Я намерен использовать служебное положение по полной программе, — доверительно сказал Тони. — У тебя есть время подумать, какое именно положение ты предпочитаешь.

— Как пошло, Старк, — Наташа встречала их возле люка, улыбаясь одними глазами. — Неужели ты заслужил репутацию плейбоя такими шуточками?

— Не завидуйте, мисс Рашман. — Тони снова поднял щиток и то и дело поглядывал на Стива. — И если я ещё раз услышу, что вы ангажируете моего капитана на свидание с какими-нибудь посторонними девицами…

— Ты подслушивал наши переговоры, Старк? — то ли восхитился, то ли возмутился Клинт.

— Не подслушивал, а отслеживал. И гляди-ка, пригодилось!

— Ага, приревновал кэпа и тут же примчался!

— Стив тоже ревновал Старка к Беннеру, так что они друг друга стоят. — Наташа подмигнула смущенному Стиву и пошла к кабине пилота.

— Ты так восхищался его докторскими степенями, — пробормотал Стив в ответ на вопросительный взгляд Тони.

— Стив, прямо сейчас мне страшно хочется поцеловать тебя как следует, но, во-первых, тебя ждет Коулсон, а, во-вторых, чтобы снять шлем целиком, мне потребуется время. Что скажешь, если после свидания я приглашу тебя к себе на чашечку кофе?

— Говорят, из пентхауса Башни открывается прекрасная панорама города, — ответил Стив. — Я согласен.

И тогда Тони его все-таки поцеловал.
поросенок М2021.08.24 22:41
Спасибо за текст и за то, что у них все хорошо. Очень люблю самоотверженность Тони.
Visenna2021.08.25 15:55
поросенок М Тони прекрасен, его невозможно не любить! Стив вот и не пытается даже ))) Спасибо за отзыв.
4epela2021.11.10 23:35
Первый раз текст читается на одном дыхании, все внимание на главных героях (а они просто замечательные ❤️), сочувствуешь Стиву, волнуешься за Тони. А когда перечитываешь, зная, что все будет хорошо, можно наслаждаться и поворотами сюжета, и тем, как встроены канонные факты, и другими персонажами (Фьюри тут действительно the spy, будущие мстители тоже хороши).
Еще раз спасибо ❤️
Visenna2021.11.14 12:05
4epela Большое спасибо за отзыв ) Помимо прочего очень хотелось написать Фьюри, который не только черным плащом будет махать, но и делать свою тайную шпионскую работу )))
Azazelium2021.11.15 20:24
Как начал читать, так и прилип вплоть до финальной точки истории.
Большое спасибо!
Visenna2021.11.16 13:41
Azazelium Вам спасибо за отзыв )
цитировать