Западные книги, фильмы, комиксы

Охотник на крыс, автор: enco de krev
фэндом: Отблески Этерны
Написано по заявке с кинкфеста: "У Ричарда есть хвост, которого он очень стесняется, считает жутким уродством и трагедией, и так боится, что о хвосте узнают, что не решается переспать даже с трактирными девушками, не говоря уж о Марианне и пр. На войне Алва случайно видит хвост и его так вштыривает, что у них сразу и все!"
и
Хрустальный дворец, хрустальный гроб, автор: enco de krev
фэндом: Отблески Этерны
К герцогу Надорскому из Талига приезжает посольство.

Первая история, невероятно увлекательная, чудесным образом переворачивает взгляды на исполнение кинковых заявок; вторая позволяет взглянуть иначе на мир канона. читать дальшеМагия во втором фике настолько самобытна, что затмила своей красотой преслэш, которым ограничивается главный пейринг. Заявленный гет прописан хорошо (даже слишком)), любителям разрешения юста повезло куда меньше. И все же от этого фика, как и от первого, невозможно было оторваться! Завидная фантазия автора и удивительно проникновенная манера в любом случае доставили море удовольствия, — и чисто эстетического, и самого обыкновенного, шипперского.

Тревожное сердце, автор: Levitati0n
фэндом: Star Wars
1917 год, Первая мировая война. Полковник артиллерии Армитаж Хакс оправляется от ран в госпитале во Франции, когда в нему в палату подселяют неожиданного соседа.

Еще одна работа, в которой понравилось все, кроме нехватки слэша. читать дальшеБезотносительно к условиям конкурса: мне не хватило определенности эмоций и чувств, столь милой сердцам любителей слэшного контента, фандомно-шипперского в особенности. В остальном же этот фик — несмотря на скромный объем — один из немногих конкурсных текстов о войне, способных растревожить сердце по-настоящему. Автор написал ровно то, что пообещал в саммари и предупреждениях, и со своей задачей справился блестяще.

Ни слова о войне и смерти, автор: Персе
фэндом: Отблески Этерны
Во время Варастийской кампании на Рокэ Алву накладывают странное проклятие.

Третий фик по «Отблескам Этерны» — и вновь по фестовой заявке — на популярную тему, где многое решает умение выстраивать сюжет. читать дальшеИстория фраппирует завязкой, проступающая интрига держит в эмоциональном напряжении до конца текста, первого в цикле; второй («Солнечная сторона») — словно бальзам на раны: автор знает толк в эротических сценах и прекрасен в своей щедрости). Прекрасно вообще всё: жутковато-сказочный сюжет, «романс ради романса», сами герои (и не только главные), их потрясающая магия. И своеобразный авторский стиль, уже традиционно для этого фандома чарующий.

286 УК РФ, автор: пакет с пакетами
фэндом: Союз спасения
Криминального авторитета Александра Романова обнаруживают мёртвым в собственной квартире. В деле об убийстве поручено разобраться следователю убойного отдела капитану Пестелю. Кому была выгодна смерть Романова? Не замешано ли в деле его обширное семейство? И зачем к убойному отделу прикомандировали майора Юшневского, старшего следователя из ОБЭП?

Декабристы на улицах разбитых фонарей, смелая идея) читать дальшеТем не менее, «мажорный» Союз спасения удался: герои уверенно вписались в современный мир, громкие фамилии благополучно обыграны так, чтобы сгладить неизбежный диссонанс, отсылки к фильму работают на сюжет и не выглядят чужеродными. Волнующая любовная линия не уступает детективной, самый острый момент подан на разрыв сердца, больничная грусть хёртит и комфортит, эпилог — как вишенка в крем-брюле). То что надо для фанатов, раненных каноном.
Кое-где взгляд спотыкался, например, здесь:

Выпил таблетку, отсиделся в коридоре на крепко сбитой, советской ещё скамейке, встал, чтобы пройтись по такому же советскому, будто время сюда и не заглядывало, мозаичный мраморный пол, крашеные в светло-розовый до середины стены, коридору.
Но запинки не испортили общего впечатления, самого что ни на есть хорошего.


Flore morbo, автор: пакет с пакетами
фэндом: Союз спасения
Сперва Юшневский думает, что простудился — но в скором времени понимает, что его постигло то, что доктора называют flore morbo, цветочная болезнь. Явление это совсем не изучено, и только случай открывает ему природу его страданий. Как жаль, что на разрешение своих проблем у него совсем нет времени: от flore morbo человек сгорает буквально за несколько дней.

Еще одна неожиданная AU, сомнительная в своей верибельности. читать дальшеИ снова автор ставит перед собой непростые задачи: убедить читателя в реальности болезни, воссоздать атмосферу стилизацией. Вот с инверсией, на мой взгляд, немного вышел перебор, зато нужная атмосфера на месте, дневниковые записи хороши, и в целом история вышла впечатляющая. Ханахаки!АУ и Пушкин — сногсшибательное сочетание, где еще почитаешь этакое) Тем более написанное с явным увлечением и всерьез.

Кружка кофе, автор: Якинэко
фэндом: Ольга Громыко
После расформирования Женьке приходится искать себя. Джек тоже ищет.

Та самая макси-история, где все начинается с преслэша на фоне дружбы, а завершается долгожданной рейтинговой сценой и хэппи-ендом. читать дальшеГерои с первых абзацев показались мне совершенно каноничными; на преслэш автор не поскупился, на юст тоже; оставалось наслаждаться неминуемым сближением, даже когда героев унесло сюжетом в красочный приключенческий джен, — а затем в такой лихой экшн, что мне стало не до слоуберна. Автор не давал передышки и не разочаровывал ни в одной сцене, — включая ту самую рейтинговую, и я в очередной раз убедился, до чего же горячи могут быть сцены секса с киборгами. Вообще я уяснил это еще на первом поцелуе, потому что свое дело автор знает, а оба его главных героя не только каноничные: и прямодушный лесник с неистребимым «ёпт», и «сорванный» киборг получились не «книжными», а очень настоящими. Не могу отнести себя к поклонникам творчества Ольги Громыко, но к шипперам Джека и Женьки присоединился с радостью) Сцена секса, кстати, там не одна, за что большущая моя благодарность!
Что же до женских персонажей, так или иначе попираемых фикрайтерским произволом, то это не первый такой случай, не последний, и ничего плохого в том произволе нет. Для чего еще нужен фанфикшен, как не для удовольствия, которое каждый волен доставлять себе, как пожелает. Другой вопрос, если желания автора расходятся с ожиданиями читателей; но для меня в этой работе все сошлось идеально. Как в той кружке с любимым кофе)


Разбуди меня, автор: The_Secret_Vice
фэндом: Макс Фрай
«О снах, самопознании, сожалениях и особенностях любовной магии Угуланда, а также о дверях, ключах и некоторых исключительных обстоятельствах»

Можно сказать, автор разбудил и меня) читать дальшеГолос главного героя (то есть словесный багаж автора, конечно, стройность мысли, его собственный взгляд) отправил меня в то увлекательное путешествие, ради которого обычно открывают любой художественный текст, тем более — по такому канону. Обаятельные характерные персонажи; живая, нормальная человеческая речь; не мыслепоток, а размышления, замечательные в своей простоте и ясности; легкость слога и необходимая ирония (быть Максом в самом деле оказалось трудно!); всё, чем примечателен канон, улучшенное и дополненное. И даже некоторая размытость композиции и невнятность сюжета не помешали мне взбодриться и увлечься.
Каждый художественный текст хорош по-своему; в этом тексте решающим для меня был голос автора (к тому же здесь повествование от первого лица). Его сразу же захотелось перечитать — с чувством и толком, причем всё подряд, а не выборочные сцены, например рейтинговые (к слову, тоже замечательные) или просто зацепившие («я вспомнил, как он смотрел… Ну, понимаешь… как человек, которого ударил тот, кого хочется целовать»).
Будь я шиппером шурфомаксов, был бы сейчас не только благодарным читателем, а очень счастливым, наверное). Но я надеюсь, что эта работа найдет и порадует еще немало читателей и шипперов.


Вечный шах, автор: BrramStoker
фэндом: A Study in Emerald
фэндом: Sherlock BBC
фэндом: Sherlock Holmes
Известие о неизлечимой болезни, дар путешествия по иным мирам и голос в его голове, который предлагает опасную авантюру — так начался обычный день Джеймса Мориарти, единственного в мире детектива-консультанта с Бейкер-стрит. Но тогда он даже не представлял, что впереди будет все чудесатее и чудесатее…

Волей случая эта работа была прочитана следующей после «Разбуди меня» — и в определенном смысле с ней перекликается: здесь тоже говорится об иных мирах и снах, «а также о дверях, ключах и некоторых исключительных обстоятельствах»). читать дальшеНо выделить сильные стороны этой работы сложно; проще сказать, что она прекрасна со всех сторон.
Думаю, со мной согласились бы не только фанаты «Этюда в изумрудных тонах» — и вообще любители лавкрафтовских ужасов и викторианской эпохи. Вовлеченному в любой фандом Шерлока Холмса — или просто заинтересованному читателю — здесь гарантировано полное погружение в яркий осязаемый мир, перекроенный автором на свой, бесподобный лад. И, конечно же, особенное удовольствие ждет шипперов заявленного пейринга: знакомство заново с любимыми героями, детективная головоломка, игры разума во сне и наяву — и уникальная «игра в шахматы», которую не хочется спойлерить (она восхитительна!) Ценители хорошего языка и стилизации (на мой взгляд, безукоризненной), живых диалогов и словесных пикировок в лучших канонных традициях тоже не останутся разочарованными.

— …Близоруки на правый глаз.

— Бросили курить десять лет назад.

— Равнодушные родители.

— Строгая мать, бесхарактерный отец.

— В пять лет упали с дерева. И что вы там забыли, Джеймс?

— А что вы забыли в камине в десять?

— Это был костер, хотя с возрастом вы угадали. Вам штрафной ход.


(если вы не против больших цитат и спойлеров, то продолжение диалога под катом)

читать дальшеОн поднимался справа, бесшумно ступая, его оппонент — слева, постукивая тростью; тень Мориарти ползла по ступеням амфитеатра, как большой черный спрут, а на волосах Картера играли солнечные зайчики, и он постоянно щурился, заслоняясь от солнца рукой.

— Лишний вес до четырнадцати лет. Вас травили.

— Вас тоже, но за другое.

— Предпочитаете свой пол.

— Предпочитаете математику. Правда, это не мешало вам изучать науку любви в свободное от формул время.

— Поговорим про вашу трость?

— Нет, это слишком личное. Я расскажу вам сам, когда придет время.

Наконец они оба замерли. Их разделяла одна ступенька.

Теперь Мориарти мог изучить Картера вблизи. Молодой человек лет двадцати, высокий, узкий в плечах, с бледной кожей, усеянной веснушками. Его темно-рыжие волосы были аккуратно зачесаны назад и открывали высокий лоб, из-под которого с надменным прищуром на Мориарти смотрели серые глаза. Крупный, вздернутый нос и приказной изгиб тонких губ говорили о том, что этот человек привык командовать и владеть всеми и всем.

Его трудно было назвать красивым, скорее — привлекательным.

Мориарти усмехнулся:

— Ужасный игрок в гольф, хороший — в крикет.

— Великолепный фехтовальщик. Пожалуй, не только шпагой, но и словами…

Губы Картера вновь тронула улыбка.

— Ну здравствуйте, Джеймс. Говорил же, что мы с вами еще пожмем друг другу руки.

Он протянул руку ладонью вверх, будто приглашал на танец.

Мориарти сделал последний шаг, поднимаясь на ступеньку выше, и его тень накрыла и поглотила своей тьмой собеседника, заслоняя того от солнечных лучей.

— Рад нашей встрече, Майкрофт Холмс.

И он пожал ему руку в ответ.


Мне не близки пейринги этого фандома, но в неизлечимо больного Мориарти я влюбился без памяти, а переосмысленный автором мир останется для меня незабываемым. Громадное спасибо за все-все это великолепие (и отдельное спасибо за котика!)


Анамнез жизни, автор: Mister_Key
фэндом: Собачье сердце - Михаил Булгаков
фэндом: Неуловимые Мстители
Пути господни неисповедимы, а революция и гражданская война сводит очень разных людей и ведёт их уж совсем непредсказуемым образом.

Фик вызывает сомнения уже одним своим саммари. читать дальшеНо стоило мне приступить к первой части — и окунуться в непередаваемую (казалось бы) булгаковскую атмосферу, как весь мой скепсис испарился. И неудивительно; во-первых, сразу стало ясно, что автор — отменный стилист: чуткий, умелый, превосходно владеющий словом экспериментатор, а не бездумно имитирующий подражатель. Во-вторых, действие с ходу захватывает юстом — на контрастирующем фоне сочного описания операции (не то чтобы я любил хирургические страсти, но написано здорово). В-третьих, автор замечательным образом устраивает конфликты — один за другим, и тут же их разрешает (юст в том числе). Причем разрешение юста — обстоятельное и чувственное до дрожи. Я, как и многие, люблю «Собачье сердце» с детства, но даже не подумал о том, что они бы никогда. Да чтобы развеять все сомнения, было достаточно той драматичной ситуации, когда с проф. Преображенским едва не случилась трагедия и спасение пришло вовремя. Ей-богу, для шипперского счастья мне бы хватило одной первой части (и пусть бы фик так и назывался: «Ампутация»). Я так потерялся во всей этой блаженной красоте, что пережил катарсис — и напрочь забыл, что заявлены два фандома, а не один! Когда началась следующая часть, оторвать меня от текста уже было невозможно. Мне хочется рассказать о своих впечатлениях подробнее, поэтому дальше будут спойлеры, прошу прощения.

Забегая вперед, замечу, что вторая часть понравилась мне больше всего. Я не фанат Неуловимых мстителей — смотрел давно, читал еще раньше, от фандома максимально далёк. И тут такое откровение: Овечкин и Валерка! Неофитским моим восторгам не было конца-края, потому что автор смешал какой-то немилосердный коктейль из юста и лавхейта (без добавления воды; в тексте вообще невозможно найти ни одного лишнего слова). Такой коктейль Молотова; жарче кульминации лавхейта в этом пейринге оказался разве что травмирующий (меня) рейтинг в начале третьей части.
И все же вторая часть запала мне в душу за другое, дженовое. После всей этой страстной и невзаимной ненависти Валерочки автор врезал по нему таким страшным кровавым дженом, что у меня не было шансов. Когда кровавый джен почти непоправимо ушел в кровавый слэш и подоспел такой ожидаемый спаситель Овечкин, я уже был готов и обратно познал катарсис, только со вторым пейрингом.
Но я оказался не готов к третьей части.
В этой части выясняется, что после канонного взрыва Овечкин остался, простите за спойлер, без хера (единственное слово, которое меня царапало (по сугубо субъективным причинам) в тех травмирующих, так полюбившихся мне сценах рейтинга; но слово это из Валеркиного лексикона и потому на своем месте). Внимательный читатель (да просто любой!) сразу понял бы, куда гнет автор, но я успел пройти все стадии принятия и познать катарсис в третий раз. Ведь и правда — пока у мужчины есть хотя бы один палец… тем более у такого мужчины, как Петр Сергеевич Овечкин, которого я тоже успел полюбить. Я люблю героев, замученных авторами, да еще когда мучают так искусно.
Однако третья часть, как автор и не думал скрывать, называется «Сложный клинический случай» не просто так, и на помощь второму пейрингу логично пришел первый. А затем и второй придет на помощь первому; не хочется спойлерить совсем всё, но третья часть — отличная. После хёрта, комфорта и экшена все четверо останутся живы — и в чудесной четвертой части будут здоровы и счастливы.
И я бы тоже был счастлив, окажись тот экшн не просто захватывающим, а кульминационным. Да простит меня автор, но я едва не растерял все свои восторги, когда приступил к части пятой. Автор без колебаний — и несомненно талантливо — вел своих героев дальше, к всеобъемлющему ХЭ; опять же на Ивана Арнольдовича в купальном костюме грешно не подрочить: чем не замечательный, красиво завершающий историю, эпилог? Но я растерялся и ничего не мог с собой поделать, когда роялеподобное явление спойлера, чуть не оставившего Преображенского без руки, завело «эпилог» на новый, абсурдный сюжетный виток и едва не свело в моих глазах всю эпопею к фарсу. И всеобъемлющий ХЭ не порадовал меня так, как мог бы.
С другой стороны — пусть это будет такой пляжный сиквел, как в «Солнечной стороне», только кровавый и с очередным катарсисом, отчего же нет-то. Даже гармонично: здесь пришили одно, тут — другое, все окончательно спасли всех. Убедительно раскрытый анамнез жизни, благополучие и любовное счастье героев, это ли не главное.
И лишь потом я вчитался в примечания в шапке (как это следовало сделать с самого начала) и узнал, что весь текст — это части цикла, которые «были размещены в разное время и собраны в единое целое». Это объясняет ту завершенность каждой из частей, которая не нарушала смысловой целостности всей истории в процессе чтения — и не помешала мне увидеть финал прежде времени. На самом деле финальная часть вполне хороша — и в качестве заключительной, и как задел для будущих историй. У автора прекрасное воображение. Вдохновения ему и огромное спасибо за эту работу, без сомнения удачную.
А свой личный читательский Анамнез я завершил на том порнографичном письме первому пейрингу от счастливого второго (дивно горячая сцена!) И той мыслью, что «самым главным фактом в их с доктором Борменталем жизни теперь была крепкая и сладкая, как хорошо заваренный чай, прочная, как нить кетгута и чистая, как операционная, любовь, не уступавшая своим судьбоносным значением ни политике, ни даже оперативной хирургии». Для себя я так и поставил точку где-то там, в конце четвертой части:

Чуть ниже резким почерком было выведено одно только слово, осенённое размашистой подписью Овечкина:

«Благодарю».
2020.10.22 15:48