все отзывы жюри

Закрывая гештальт (Игры +15К)

Не успела вовремя написать свои впечатления по номинации «Игры +15к», но все равно хочется немного пройтись по шорту, закрыть гештальт.

Из темноты
Еще один обаятельный романс от Doctor Aizen про бога войны Ареса и бога смерти Танатоса из игры «Hades».
По вине коварного лжеца Сизифа (да, того самого, который потом будет камень на гору вкатывать) Танатос теряет зрение и попадает к нему в плен.читать дальше Кинково лежит в цепях в темноте, ослепший и беспомощный. Арес спасает его, забирает к себе, а потом ухаживает за ним под видом простого смертного, вплетает ему в волосы розовый бант (оставшийся от Афродиты), пока тот доверчиво ест с его рук – метафорически. И это то, что мы любим в жанре hurt/comfort: забота, нежность, благодарность и сладкий нектар воссоединения любящих сердец. Арес – большой и добрый. Танатос – измученный и послушный.
Сюжет тоже есть, хоть в основном беспорядочно затрагивает мифологические моменты – недобровольный брак Афродиты и Гермеса, похищение Персефоны, позор Афродиты и Ареса, которых застукали за изменой. Линия ослепшего Танатоса, который не может вернуться в родное подземное царство, немного теряется за вереницей событий, и читатель рискует потеряться тоже.
Есть и зачатки острого конфликта между Аресом и Танатосом. Бог войны недаром прикидывается простым смертным перед богом смерти – между Олимпом, как обиталищем Зевса и его потомства, и Аидом, как царством мертвых, может, и нет доброй войны, но тот еще жабогадюкинг. Естественно, по законам жанра, Арес не успевает вовремя признаться, кто он такой, а Танатос успевает вовремя прозреть. И оскорбиться, чувствуя себя обманутым и использованным.
И вот здесь, где виток драмы можно выкрутить на максимум и еще от души помучить героев, автор, к сожалению, сворачивает конфликт. Ни Арес, ни Танатос больше не общаются, хоть и видятся мельком. Об их душевных муках читатель может только догадываться. Разве что Арес время от времени сдержанно вздыхает. С другой стороны, он брутальный мужик, ему можно.
Чтобы вернуть влюбленных друг к другу автор, на мой взгляд читерствует, используя другой привычный прием. Теперь уже Танатос приходит на помощь Аресу, которого смертные заключили в медный кувшин. Трудно быть богом с этими хитроумными древнегреческими негодяями.
Ну и все, ребятки снова ни поговорили, ни что-то решили между собой, все это остается за кадром.
Правда, финал красивый – на Грецию идут полчища чужестранцев со своими богами (возможно, это армия персидского царя Кира), а Арес, Танатос и другие боги готовятся встретить захватчиков лицом к лицу. Вот такое брачное пиршество Войны и Смерти.
Может, показаться, что я ругаю текст. Нет, совсем нет, он очень славный, пусть и не слишком затейливый. Там душевнейшие отношения между Аресом и Афродитой, вокруг носится обаятельный придурок Гермес с дурацкими шуточками, лапочка Персефона скучает по своему подземному королю. Отдельно понравилось, что Арес выступил свахой в любовной линии Аида и Персефоны: дал хороший совет не сидеть у юбки властной матери Деметры и помог влюбленным встретиться.
И вообще, Арес – очень удачно вышел у автора. Когда он счастлив в любви, это просто феерия: «Он откликался на все молитвы и давал смертным все, что они просят. Множество солдат обрели славу и резко продвинулись по службе, а границы Греции значительно расширились».
Такая няша, умытая в крови врагов.


Save Our Souls Bianca – образцовая приключенческая космоопера, на которую не стыдно бросить ссылочку: мол, почитайте, такая клевая штука (и сердечки, сердечки). Четкий звонкий слог и интересная идея, на которой держится приключение в AU по «Detroit: Become Нuman»: Коннор – живой корабль и Гэвин - его навигатор.
читать дальшеКак всегда, автор очень хорошо пишет дженовую часть истории (на этот раз с падением на неизвестную планету), пусть и оставляет за кадром истинную причину, кто и зачем заманил героев в ловушку.
А уж взаимодействие этих мальчиков настолько нежное, чем цепляет просто невероятно. Они друг друга понимают, они умеют друг о друге позаботиться. Моя технофилия открыла в их коннекте новые грани наслаждения.
При этом, как мне кажется, в новой альтернативной вселенной герои не потеряли себя, несмотря на смену амплуа. Узнаваемые характеры, без всякого гротеска. Коннор, внешне очеловеченный, все рано остается сложным созданием со своим механизмом существования. А Гэвин… Ну, это Гэвин. В лучших традициях: сдохну, но добьюсь своего.


Спи спокойно, дорогой товарищ Mamoru Chiba – возвращение в мой 2007, в старую, как мир, Final Fantasy 7. Бонус: не слишком популярная в русскоязычном сегменте пара Сид Хайвинд/Винсент Валентайн.
Это пейринг противоположностей. Сид – циничный матерящийся блондин с сигаретой в зубах. Винсент – бледный интеллигентный брюнет с печальной думою в очах. Сид – профессиональный диссидент, Винсент - бывший госслужащий (турк – легальный убийца и диверсант на службе корпорации, выполняющей функции государства).
читать дальше Но автор строит историю их взаимоотношений не на противопоставлении идеологий, а на глубокой внутренней работе персонажей. Даже канонный экшен, который в тексте, хоть мельком, да присутствует, не играет существенной роли.
В основном, грубоватый летчик Сид очень много рефлексирует, и большая часть текста – это размышления персонажа и самого автора, которые они посвящают загадкам этого мира. Дело в том, что вселенная Final Fantasy 7, несмотря на то, что она огромная (все растущее число игр, новелл, гайдов и прочего) – дырявая, как старый плащ Винсента. И фанаты уже третий десяток лет бьются над тем, на что давно забили производители, – собрать этот несобираемый паззл.
И поэтому для меня основным стала не романсовая часть, не то, как Сид подбирает ключики к недоверчивому и пугливому Винсенту, а долгие многословные, наверное, утомительные для иного читателя, монологи о логике происходящего во Вселенной.
Оказалось, что это интересно – посмотреть, как автор сплетает свои и общефандоные хэдканоны. О том, кто такой Винсент, во что он превратился после незаконных экспериментов, как выглядит под одеждой, насколько демонизировано его тело. К примеру, там упомянута интересная и довольно популярная версия, что Винсент может быть отцом Сефирота, главного антагониста.
А есть, например, лично авторские (во всяком случае не припомню, чтобы такое упоминалось где-то еще): в какой-то момент Сид соображает, что ему напоминает рваный плащ Винсента – да это же мешок, в котором перевозят покойников. С учетом того, что Винсент в свое время был застрелен, а потом персонажи находят его лежащим в гробу - ну прелесть же, а не хэд. И таких моментов много, мне кажется, это отличная фишка для неторопливого, сильно завязанного на каноне текста.


Талый лед ikudou по «Ведьмаку» - вот здесь, увы, я не могу оценить все вканоннные фишки и отсылки, но сам текст сделал мне очень хорошо. читать дальшеПлотный, насыщенный жизнью мир. Яркие персонажи. Рефлексирующий главный герой, которого не так-то просто написать эффектно, несмотря на его доминирующую позицию. Он не в очень выгодном положении, он всего лишь император и не склонен играть мускулами в отличие от разных там ведьмаков.
Но не менее образ создан – умный, жесткий, беспощадный правитель. И уязвимый.
Люблю тему обреченности, и в этой истории она проходит тонко, по самому краешку. Но император Эмгыр постоянно помнит, что мир обречен на гибель, все страны и расы стоят на пороге общей катастрофы, ощущаешь ее буквально кожей. И хотя ты, как читатель, вместе с Эмгыром практически не покидаешь стен дворца, все равно такое чувство, будто стоишь на высокой обзорной башне, глядишь на горизонт и чуешь беду - грядущую дрожь земли.
И вот тут входит ведьмак Лето – какой же он огромный и жуткий, и какой же он секси!
Между ним и Эмгаром – очень горячо, хотя это не похоже ни на первую нежную влюбленность, ни на срывающую крышу страсть. Они и говорят-то с другом с другом, такое чувство, не повышая голоса, очень тихо. Обсуждают пытки и казни, обсуждают грязь большой политики и важность маленьких нужных смертей. Все очень негромко. Также без экзальтации договариваются о том, что им надо обязательно трахнуться.
Лето – внешне здоровущий безмоглый увалень, на самом деле умнющий мужик. Эмгыру он не проигрывает. И когда два волевых умных мужика оказываются вместе в одной постели, а у одного из них еще и хрен как дубинка – это всегда хорошо. Немножко не додал мне автор кинков на кингсайз, пришлось обойтись своими силами. Но в целом спасибо!


Песнь песней Shelen – красивая история в стиле фэнтези, еще одна AU по «Detroit: Become Нuman». Гэвин – бывалый наемник, который попадает в зачарованный замок, влюбляется в гарпию под видом человека (RK900) – на фоне непрерывной войны волшебных существ и людей. Все кончается хорошо.
читать дальшеСтыдно придираться к тексту, который явно написан себе в удовольствие, без попыток в высокую литературу и смысловую и образную насыщенность.
Стыдно. Поэтому я не придираюсь, а как бы немного жалуюсь.
В тексте очень много знакомых лиц и персонажей, но они по сути (и к моему большому сожалению) так и не сыграли никакой роли, несмотря на свою магию. Они введены лишь для того, чтобы Гэвин, получив волшебное зрение, увидел их видовое разнообразие – разный лесной народ. Жалко! Мало!
Потом, между людьми и волшебными созданиями установился мир, все дружат, даже Гэвин и его гарпия словами через рот проговорили все свои проблемы и простили друг друга, все очень политкорректно, а в это время король Маркус, возглавляющий магические существа, таскает за собой в ошейнике зачарованного человека (пусть даже этот человек – гондон), и никого из людей это не смущает. Что их тоже могут – раз, и посадить на поводок за провинность. Магические-то твари по любому сильнее человечков.
И наконец, наемник Гэвин меня постоянно сбивал с толку. В тексте он словно прямиком вышел из вканонного фика по «Детройту», где он коп, только переоделся в реконструкторскую кольчугу. Он мыслит как современный молодой человек, ровно теми же самыми категориями. А у меня сразу подозрения: это не авторский проеб, это фича, значит, где-то есть не только магия, но и техника, где-то есть прогресс, который порождает открытое мышление, где-то в этом мире есть паззлы и сигареты, о которых мысленно вспоминает Гэвин.
Иногда, правда, он спохватывается: ах, я ебу высокородного господина, как неловко! Алле, Гэвин, что ты мне гонишь, ты на днях собрался старшему брату этого высокородного господина нос разбить - только за то, что тот косо посмотрел!
В общем, не дождалась я разгадки необычной лексики и мышления персонажа в условиях магического средневековья. Но в конце концов, этот фик писался не для удовлетворения моих хотелок, а для того, чтобы пофапать на няшного RК900 с перышками и когтистыми лапами.


Цель в конце пути Morihel: если хочется тлена – вам сюда. А если серьезно, очень трудно рассказать про то, что понравилось просто до дрожи.
Это история про умирающий мир. Уже не по краю, как в «Талом льде», а вот здесь и сейчас расползаются края мироздания, и тьма стоит у порога.
читать дальшеЧто драгоценно, мы смотрим на происходящее взглядом самого невинного, кажется, в этом хаосе существа, полускорпиона Тарка – он химера, по пояс человек, а снизу гигантский скорпион. Он наивен, потому что несмотря на долгую жизнь, не знает ничего и никого, кроме своей подруги полускорпионихи Нажки и своего леса. Он даже по своему добр – во всяком случае никому сознательно не желает зла. И он очень одинок – после смерти Нажки.
Рассказывать историю от лица такого героя не так-то просто, несмотря на кажущуюся легкость повествования. Помним, что он не человек, остальные воспринимают его как чудовище. И мышление у него соответствующее - не-человеческое.
Покинуть родное место обитания – для Тарка огромная душевная боль. Смерть Нажки, единственного близкого и понимающего существа, морально разрушает его. Но еще сильнее его разрушает мысль о том, что случилось на самом деле с его подругой. Умирание мира коснулось и Нажки. Она обезумела. При встрече незнакомцем по прозвищу Проклятый Тарк просит убить Нажку. Тот выполняет просьбу и уходит. А Тарк остается наедине со смертью и печалью. С этого момента и начинается история.
Мы видим мир вокруг его взглядом и воспринимаем так, как он нам его описывает – странные, жуткие, необъяснимые вещи. В сознании полускорпиона нет никакого: «ОМГ, что за жесть здесь творится!» Хотя жесть и в самом деле творится. Тарк, и мы вместе с ним, ощущаем, скорее, печаль и жалость к мертвым и немертвым. Ощущаем скорбь по угасающему миру, который рассыпается в прах.
По сути вся история - это путешествие из точки А в точку Б по игровым локациям с узнаваемым для фанатов игры битвами с боссами. Но автор совершил чудо, как по мне. В какой-то момент я вообще забыла об этой нехитрой фабуле и полностью погрузилась в жуткое мрачное повествование.
Проклятый - главный герой игры, становится якорем надежды для Тарка. Когда-то человек и, судя по всему, неплохой – умный, смелый, надежный. Но он уже мертв, хотя упорно идет вперед за своей целью.
И самое страшное – это не физическое разрушение тела, настоящая смерть для Проклятого то, как стирается его память. Как он отчаянно и безнадежно пытается вспомнить, кем был, кого любил. Как читает книги в надежде осознать себя, а потом сжигает их, потому что это бесполезно.
Есть жутковатый момент, когда Тарк в первый раз видит его мертвым, с обнаженным черепом. Во время неудачной битвы Проклятый умирает и возвращается к костным кострам (точка респауна в игре и тайная магия для персонажей внутри этой истории). Проклятый страшен в своем посмертии и не сразу возвращает себе человеческий облик, но полускорпиончика это не отталкивает, и нас тоже.
Просто начинаешь понимать, все происходящее - путешествие в один конец. Проклятый не вернется. Он или его любимые не воскреснут. Но он все равно идет к цели – пытаясь по пути не растерять себя, ту искру человечности, которая в нем еще мерцает.
Вообще, тема потери – одна из главных драматических составляющих текста.
Мы видим безумную нежить, которая во имя любви делает ужасные вещи, чтобы удержать потерянное (эпизод с герцогом и его возлюбленной - гигантской паучихой Фрейей), а этот мир продолжает разваливаться, несмотря на все жертвы, и вдруг Тарк и Проклятый встречают живых людей. Настоящих живых. И что же те делают? Один мошенничает и обманывает всех, кого может, а другой гоняется за ним с бессмысленной местью. И ты прямо вместе с Тарком: ну, чуваки, ну на что вы тратите свою жизнь?! Как так обидно становится, что Проклятый, такой классный, – но он обречен, а эти два дебила не ценят счастье быть живым. Люблю, когда какие-то простые истины вдруг переживаешь заново, даже если они не открывают для тебя ничего нового.
Тема романса и ксеносекса подана очень аккуратно, деликатно. И, наверное, даже жизнеутверждающе – по сравнению с той сранью, которая вокруг творится. Дико трогательный текст по итогу. Не уверена, что он всем зайдет, но объективно он хорош.
Арты red_box
автор: red_box

Если смотреть с точки зрения номинации, в этом году работы более иллюстративны, лучше вписываются в категорию арта. Порадовала проработанность и больше внимания к изобразительной части: меньше шума на работах, стало чище и внятней.
Отдельно скажу на тему использования фото в работе. Во-первых, у них есть авторское право и с этим надо быть осторожным, когда вставляешь вот прям весь фон одним кадром. Во-вторых, чтобы использовать фото стиль должен соответствовать фотографии, чтобы не было винегрета. Посмотрите, как это делает Юлия Литвинова. Или, это должна быть юмористическая работа, где есть взаимодействие с тем, что на фото, как дудлы. Третий варрант, это обработка для комиксов. Не всегда органично, но если ставка на сюжет, а не эстетику то зритель привыкнет (зато быстро). Все остальное проклято! )))

мажор и задира

На первый взгляд арт простой и милый по сюжету. Выполнен более-менее подходящими средствами. Лаконично. Приятно. Пара персонажей и ситуация между ними очевидно читается. НО Вопросы возникают, когда замечаешь желтую стрелку, а там мне пришлось читать описание (а все должно быть ясно без описания) и гуглить игру. Контекст все портит. От заявленной игры есть кое-какая гамма, с поправкой на яркий авторский стиль, есть фото в заднике зачем-то, формат рисунка не подходит под кадр игры хотя по описанию, это игровой процесс. Все поломалось( Идея не передана.
Композиция немного смещена вправо. Что могло придать динамики, если бы не квадратный формат и замкнутое пространство. Желтая стрелка вроде как должна была бы оттягивать, но она совсем не участвует в том, что происходит в сюжете. Хорошо получилось сочетать цвет фона и персонажей, линии довольно проработаны и хотя их толщина иногда спонтанно варьируется ( у Джимми более тонко прорисованы черты чем у Горда) но в целом смотрится значительно чище. Что не получилось – это совпадения перспектив фона и персонажей, что вносит серьезный разлад.

Есть несколько вопросов:
1. Зачем фото если в игре полигональное нечто. Очень простое. можно было бы что-то и нарисовать.
2. Выбор игрового процесса, который рассчитан на движение. А у нас картинка. При этом есть очень хорошая коммерческая иллюстрация к игре: простой фон и совпало бы по перспективе.

Вывод:
Хоть работа и хороша сама по себе, намеренье не совпало с результатом и это заметно.


скажи мне «да» (почти женаты)

Тёплая весенняя картинка, с хорошей историей и атмосферой. Ну и ПЕС, песики - это замечательно! Особенно такие милые с собственным сюжетом и характером. Все хорошо, правда, я не очень поняла формат работы. Для комикса тут только один кадр, но много диалогов которые стоило бы вынести в другие фреймы, даже если это разворот. Для имитации открытки/памятного фото хватило бы пары предложений. Хотя стиль изображения соответствует. В общем, много просто так написанного текста, а это немного не наш формат.
По композиции сложно сказать. Тут половину работы занимает текст, который в сюжете картинки не участвует, есть пес, который, хоть и милый, но сам по себе и прям затыкает свободное оставшееся место. (Он достоин большего!) Скажем так, компоновка отличная, верстальщикам бы понравилось. Сам рисунок выполнен очень хорошо, персонажи взаимодействуют очень живо, пластика и динамика реалистичные, линия внятная, покраска соответствует, даже фон подходит под перспективу персонажей. Не подходит белая дорожка и обводка персонажей - все это спорит с реалистичностью в фоне. Функция фото в таких условиях совершенно непонятная.

Есть несколько вопросов:
1. Хорошо, что у них есть собака, но зачем она здесь? Как помогает развитию сюжета?
2. Возможно такие развитые диалоги лучше писать как драбл под работой?

Вывод:
Хорошо, очень хорошо, но мы не знаем что это такое, если бы мы знали, что это такое….

Десерт

Работа замечательная! Веселая, трогательная и даже яркость довольно уместна, есть простой и легкий для понимания сюжет, средства тоже удачно соответствуют. Здесь собралось все самое хорошее: нет огромного текста, нет фото, зато появляется полноценная плановость, которая была в зачатках в других работах и уравновешенная композиция.

Композиция получилась интересной: три объекта это уже усложнение задачи. Плюс несколько точек внимания, которые тоже на своих местах и дают возможность разглядывать работу, раскрывать сюжет постепенно. Персонажи как всегда динамичные и реалистично взаимодействуют друг с другом. Торт выделяется яркостью, но если была цель сделать его возмутительно радужным, то по соотношениям на работе этого не видно. Все довольно яркое, праздничное. Проработка линий немного портит впечатление, скетчевость всегда добавляет грязноты в яркую покраску. Плюс серьезные проблемы с перспективой: торт на столе не стоит, окно со стеной не под прямым углом.

Есть вопрос:
1. Зачем так выжимать оверлей на всем рисунке до боли в глазах, если можно просто сделать тени?

Вывод:
Со смысловой частью ок. Осталось туда же подтянуть технику исполнения.


Арт
автор: Imaridin
Струны


Очень смелая работа. Представить композицию из трех персонажей, с двумя уровнями реальности лишь силуэтами, с малой детализацией - сложная задача. Нужно было бы выстроить цельный, осязаемый силуэт в реальности, и эфемерные, но распознаваемых персонажей в воображаемой части рисунка. По-моему, передать смысл получилось только частично. На рисунке три разной степени проработанности и четкости фигуры в одной плоскости. Как и почему они так скомпонованы без описания понять очень сложно.
На первый взгляд сразу распознается ЛЧ, у него четко прорисованы руки и лицо. На второй, видно ВУ, но распознается он не с лица, а с руки так как она не первом плане и взгляд переходит с рук на гуцине. С воображаемым ЛЧ еще сложнее: его лицо наполовину спрятано, акцента на руках нет, силуэта нет, есть только детали, по которым надо собирать образ. Это самая главная проблема. Строя силуэт надо понимать, что человек в первую очередь ищет глаза и лица, далее смотрит на пятно в целом. Если персонажи сложно распознаются, то как можно считать сюжет?
Если посмотреть на упрощенную композицию, то все могло получится. Интересно выглядит. В целом массы и динамика выбраны правильно, точки внимания так же на месте. То, что для реальности выбран самый темный тон и более светлые для воображения, так же хорошо подходит. ЛЧ с гуцинем действительно получился осязаемым и плотным, а воображаемый действительно эфемерным, с плавными линиями и легкой позой. Проблема в том, что ВУ тут воплощение телесности и рушит схему соотношений: он прорисован даже более подробно чем реальный ЛЧ, у него есть черты лица, перспектива, и лежит тяжело опираясь, как бы оседая, что придает ему еще больше веса. ВУ в целом получился доминантным элементом в композиции. Непонятно зачем?

Есть несколько вопросов:
Во-первых, мне кажется или слева просто доставили кусок, но дорисовать как-то пятна в фоне уже не хватило сил?
Во-вторых, почему слева можно было добавить, а сверху ЛЧ упирается пучком в край листа? Ему тоже надо место!
В-третьих, почему персонажам нельзя было дать типичных вещей, типа лент и заколок? Я думала, что снизу Не Минцзюэ и Лань Хуань, до того как прочитала шапку.

Вывод.
Чем меньше средств, тем меньше шансов ошибиться, но надо выбирать самые освоенные приемы. Лаконичность и простота, требует большего внимания.


Арт
Ptitca
Его Весна


У арта получилась сильная смысловая часть. На первый взгляд это все голо лишь два портрета в профиль, но общая напряженность, прямые взгляды, контраст характеров, поз, а также свободное пространство между ними создают ощущение противостояния. При этом общая композиция, фон, наоборот, объединяют две части. Единство и борьба противоположностей на лицо) У «хорошего» даже пиджак снят, чтобы быть в белом) Как мне кажется, цель была достигнута и мысль передана правильно, это самое главное!

По удачно выбранным композиционным приемам:
Единство достигается еще на простейшем уровне формальной композиции (первая картинка): фигуры равнозначны и замкнуты друг на друге силовыми линями (зеленые стрелочки), так же равнозначный по обе стороны фон ограничивает пространство, добавляет динамики, а и так же создает напряжение в центре.
Противоположность - это уже более сложным взаимодействие силовых линий (вторая картинка). Направление взгляда – самая важна и заметная деталь. Пересечение взглядов создает конфликт силовых линий и центр композиции. Динамика фигур, руки так же отличаются.
Про изобразительные средства:
Очень лаконично, зато легко для восприятия. Геометрическая пластика всегда очень агрессивно смотрится на людях и всем живом, усиливает воздействие. Как и контрастная детализация между фоном и персонажами. Использование больше линии чем пятна так же оправдано: сюжет не настолько сложен чтобы понадобилось как-то разделять объекты.

Есть несколько вопросов:
Во-первых, не особо понятно зачем было обрезать фигуры ветками. Тут нет смысла старательно компоновать объекты как предметы в замкнутом пространстве. Пространство ограниченное, и ничего плохого в том, чтобы фигуры продолжались и за краем листа. Если только плохое — это радовать меня наличием ягодиц)
Во-вторых, правая с левой часть фона по пластике и композиции, детализации, абсолютно идентичны. Сложно понять, что это вообще разные деревья. С одной стоны я понимаю это сделано для объединения двух половинок, но при этом еще походу в жертву принесена и смысловой часть с листиками. Можно было (третий рисунок) вполне не утруждаться, сохраняя смысл и целесообразность, нарисовать одно и тоже дерево, которое, с одной стороны, пышно цвело, а с другой расположить туман, символически ветер или вьюгу для одинаковой массы, хотя и пустота бы вписалась по смыслу. В любом случае цветения и зелени на весну что-то маловато.
Можно было бы еще даже поэкспериментировать с пластикой. Но это так…
В-третьих, на что упирается кощей своей рукой? Ветки там под рукой нет, и даже если, то деревья символические, это образ, на него опереться можно только морально)

Вывод.
Ярко, понятно, но просто, зато и грубых ошибок нет.


Ориджи. Часть 4
Два текста с удачным, на мой взгляд, и приятным началом.
В оба с первых фраз легко включаешься, в обоих есть интересная завязка, симпатичная (нуарная и поствикторианская соответственно) атмосфера, располагающий главный герой, неплохо обрисованная локация, оба обещают интригу.
Герои обоих текстов работают с мертвецами и наделены даром взаимодействовать с ними - это описано забавно и с иронией)
И оба текста в итоге оказываются не совсем тем, за что их принимаешь поначалу.

Iced_Mind Что сказал мертвец

читать дальшеМне очень понравилась первая глава и переход на вторую. Главный герой Тору - владелец похоронного бюро, умеющий разговаривать с мертвыми. То, как подана читателю его способность, прямо вот хорошо получилось - сюрпризом для второго гг и одновременно для читателя, с фальшивым успокоением: а, нет, показалось - и последующим: нет, не показалось!)
А дальше все довольно быстро изменилось. По крайней мере, для меня.
Многообещающим росчерком обозначенный в первой главе гг-2 Адам оборачивается гейской прелесть какой дурочкой - да, с детскими травмами и трогательной недолюбленностью, но все же прелесть какой дурочкой. В этом есть свое обаяние - если кому-то нравится парочка Фабиан-Черничный Пирог и Буч из Криминального чтива с их спецификой “мне так жаль, милый! - ты не виновата, солнышко *медленно выдыхая* ты ни в чем не виновата *считая до десяти* это я плохо тебе объяснил”, то вам сюда. Но это своеобразный тип отношений.
— Что ты им рассказал?...
— Что ты меня спас. И что я не знаю, кто этот мужик. И почему он хотел меня убить, тоже не знаю. Он просто ввалился в квартиру и начал стрелять. Все.
— Ты не говорил им, что я…
— До этого разбил мне нос и отлично метаешь любые предметы? — хихикнул Адам. — Нет, не говорил. Хотя я правда не ожидал, что ты у меня — настоящий Бэтмен.
Тору удивило это собственническое «ты у меня» даже сильнее, чем тот факт, что Адама совсем не испугали его способности. ...
— Я уже лет пятнадцать метаю ножи и стреляю из лука, — зачем-то сообщил он, продолжая смотреть на дорогу. — Стресс снимает.
— Охренеть, — простодушно отозвался Адам, притормаживая на светофоре. — Вот чем надо было заниматься, а не ирландский степ плясать. Только танцевать мне все равно очень нравится.
Тору бросил на него задумчивый взгляд. Кажется, это беззаботное создание даже не понимает, как мало шансов выжить у него было в тот вечер, когда Тору ворвался к нему в квартиру.

Или вот, например, Тору инструктирует Адама перед спасительным прыжком с балкона:
— Тебе нужно спрыгнуть. Главное, не головой вниз, понял? — говорил Тору, разминая его затекшие мышцы. — У тебя все получится.
Важное уточнение в случае с Адамом)
С другой стороны, в этом есть правдоподобие - подзатянувший с личной жизнью интроверт-флегматик Тору и такая вот бесхитростная, но щедрая на ласку куколка вполне жизнеспособный союз:
Он, все же, фантастически красивый. ...Едва ли в его жизни будет еще один такой Адам. Тем более, который сам станет добиваться его внимания.
Что касается детективной линии, то она скорее бутафорская: злодей с многоходовочкой, поджогами, курьерами-киллерами и страшной местью после краха с обязательным саморазоблачительным монологом - и это не плохо, если что, все в рамках жанра. Текст не претендует на зубодробительную серьезность, это романтическо-эротический детектив. Но все же интрига почти исчезает, если не считать деталей, где-то к концу первой трети текста-к середине - на мой взгляд, рановато.
Мне показалось, что динамика к середине теряется за счет не очень нужных деталей, постоянных перемещений героев, лишних сцен, большого количества диалогов - все линии процентов на восемьдесят развиваются в разговорах, текст довольно водянистый. Есть вопросы к словоупотреблению - хоть и не так много, но:
Адам остановился в дверях, подперев плечом притолоку.
Адам ошалел. ...Обычно это он стоял на коленях или залазил под стол, чтобы как следует приласкать Тэйлора…

Интересная способность Тору тоже играет заметную роль только в начале истории, после только упоминается - а жаль, мне как читателю понравилась его манера общаться с трупами)
В целом, это легкое чтиво немного в стиле латиноамериканских сериалов - с некоторой наивностью сюжетных поворотов, семейными разборками, картинным злодеем и хэппи-эндом. Мне кажется, такие тексты без потерь для смысла можно переделывать в гет для расширения аудитории, и они будут востребованы. Это, разумеется, не утверждение, что автор(ы) такое практикует(ют), просто личное впечатление.


Эялька; Шиммельграу Сосед-некромант

читать дальшеЭтот текст сохраняет первое впечатление намного дольше - но тут и объем позволяет авторам развернуться)
В мортуарии, где работает главный герой Чарли, начинают таинственно оживать трупы - такова завязка детективной линии. Одновременно с этим происходит знакомство Чарли с инкубом Равидом - это начало любовной, не менее разветвленной истории. В предупреждениях заявлена полиамория с твинцестом - и то, и другое прописано авторами полноценно и красиво, с явной любовью к кинку и своим героям, так что любителям смело могу рекомендовать. Чарли, Равид и его брат Эяль в итоге сливаются в добровольный тройственный союз, не омраченный ни ревностью, ни страданиями какой-то из сторон. Хотя мне, горячей стороннице взаимно-однозначных соответствий, увы, было намного комфортнее в тексте, пока в нем не появилась третья сторона)
Довольно долго (в тексте крупные, длинные главы) романтическая линия развивается как история зарождения чувств между Чарли и Равидом - и это очень уютное, неспешное, с таким диккенсовским колоритом сближение, при котором партнеры обмениваются обращениями вроде “добрый вечер, любезный мой”, “вы чудо, друг мой” и “что такое, мой хороший?”, с взаимным узнаванием, нежным юстом и душевным расположением:
Равид молчал и против собственной воли кусал губы. Он был не в силах сказать что-либо и даже шевельнуться, словно этот бесхитростный юный чернокнижник околдовал его — без заклятий, лишь движениями рук. От смущения кровь прилила к щекам; он ссутулился и обнял себя руками.
— Вам больно? — обеспокоенно уточнил Чарли.
— Нет... нет, что вы, — торопливо ответил он. Бинт обхватывал лодыжку туго, но не неприятно, а руки, накладывающие его, и вообще двигались будто невесомо.
Равид открыл глаза, встретился взглядом с Чарли — и в горле вдруг пересохло, а сердце сбилось с ровного ритма.

Все между ними было так славно)
Разумеется, последняя составляющая трисама Эяль не сваливается читателю как снег на голову, его появление подготовлено с самого начала, анонсировано и предопределено, мы ждем его вместе с Равидом и видим его глазами. Однако изначальную мирную и камерную, пледно-кофейную атмосферу оно меняет безвозвратно. И мне как читателю ее немного жаль)
Этим углом треугольника авторы любуются, по моему субъективному ощущению, заметно больше, чем первыми двумя. Испытать теплое чувство к Эялю вполне можно, если любить сам архетип героя - хамоватый трикстер с холерическим темпераментом. Если вас умиляют эксцентричные, заносчивые, склонные к вспышкам гнева и постоянному ворчливому недовольству персонажи, вы видите за их грубостью и надменностью ранимую душу, отсутствие лицемерия и скрытую любовь - вы обязательно разделите авторскую симпатию.
Огромная любовь Эяля к Равиду безусловна, а вот принятие в семью чужака с его стороны выглядит скорее уступкой брату, отношение его к Чарли почти до самого финала выглядит похожим на привязанность к домашнему питомцу. Впрочем, Чарли всем доволен. Скорость, с которой он без долгих реверансов, “любезных другов” и особых мук выбора падает в “о, я и этого хочу”, меня немного царапнула. Наверно, троп про то, как физическое притяжение одной левой перешибает эмоциональную привязанность, воспринимается легче, если объект вожделения кажется привлекательным читателю, а с этим у меня немного не сложилось.
Прежде он называл прекраснейшим существом на свете Равида, сегодняшним утром этот титул с легкостью перенял Эяль — и Чарли погрешил бы против истины, если бы сказал, что только чары суккуба тому виной. Сейчас, стоя на промозглом ветру, пробирающемся под пальто и леденящем уши, он был свободен от всяческих чар. И если бы прямо сейчас его спросили, кто из братьев более мил ему, Чарли растерялся бы и замешкался с ответом. А если бы его спросили, кого из братьев он сильнее вожделеет…
Это при том, что Равид осознанно выделяет Чарли из всех, искренне, по-человечески любит и уважает, тогда как для Эяля в этот момент Чарли только раздражающая помеха в отношениях с братом, причина для ревности, и ничего, кроме презрения, он по отношению к Чарли не демонстрирует.
Но это личное и субъективное восприятие.
Что касается сюжета, нужно отдать должное авторам в том, что они ничего не сливают, не бросают на полдороге, не развешивают нестреляющих ружей и четко идут по намеченному маршруту.
Почему это впечатляет - потому что для читателя маршрут этот выглядит проложенным через дикие леса Амазонии. И чем дальше ты углубляешься, тем более дремучими, буйно цветущими и населенными они становятся.
Казалось бы, ты совсем недавно ступил на однополосную лондонскую дорогу в начале текста, не добрался и до середины пути, оглянулся - а тебя уже со всех сторон обступают пальмы, лианы и гигантские папоротники. Еще немного дальше - и неба над головой уже не видно, вокруг скачет-летает-ползает и плодится экзотическая живность, распускаются и благоухают мясные цветы и хлопают створками венерины мухоловки.
Метафорически, конечно)
С какого-то момента авторский мир начинает щедро осыпать читателя своими обитателями - здесь собран, наверно, весь мифологический и легендарный бестиарий: водяные, русалки, кентавры, гули, птицеподобные сирины и гамаюны, оборотни, жницы, призраки… Сюжет начинает ветвиться даже не как плоская снежинка, а как объемный кристалл - во все стороны, в четырех измерениях, включая время, и в геометрической прогрессии. Каждый поименованный персонаж обретает свою биографию, романтическую линию (зауважала авторов за щедрость и желание осчастливить всех своих героев - почти каждой твари выдано по паре или тройке, никто не ушел обиженным, кроме злодеев, но так им и надо), развитие характера: мы узнаем об их прежней судьбе, их нынешнем положении, их семейных отношениях, социальном статусе, комплексах, страхах - и о чем только не) В каждой главе ты проваливаешься на какие-то уровни и ярусы жизнедеятельности местной фауны, погружаешься в текстуры ифритов - то они в кольцах, то они в сосудах, то они в огне каминов, то они в прошлом, то в настоящем. Все это явно радует авторов, они с упоением и умело рисуют и рассказывают в подробностях про всех-всех-всех, не забывая выдергивать тебя вовремя к ключевым точкам стволовой линии - что жирный плюс. Если вы любите Диккенса такой тип повествования - неторопливый, уютный лонгрид без нервотрепки и сюрпризов с кучей побочных линий, то это отличный его образец.
Это правда очень диккенсовский текст - все хорошие герои немножечко страдают поначалу, немножечко разобщены, прекраснодушны и не приспособлены к суровой реальности, но потом собираются вместе, противостоят злу и обретают спокойное счастье. Мир гармонизируется - тут есть двухчастный благостный эпилог с постскриптумом, где все прогуливаются, словно в эдемских садах, и рассказывают друг другу про свое благополучие.

***

Два мини, имеющих не так уж много общего, но объединенные сеттингом.
Русреал - всегда зыбкая почва. “Западный” или “восточный” антураж иногда можно принять за нечто условное, почти ау - неверибельные мелочи пропускаются спокойнее. С родными палестинами такое не работает, и любая неправдоподобная деталь выбивает из колеи и ставит под сомнения всю историю.
При этом Россия - страна большая и разноплановая не только социально, но и ментально, норма для мегаполиса может быть экзотикой для глухой провинции, характерное для южных регионов окажется непонятным жителям западных областей и так далее. Некоторые детали в этих тестах показались мне странными, мешающими восприятию именно с реалистической стороны. Я упомяну об этом здесь - и не буду расписывать. Кто его знает, вдруг для кого-то именно это и жизненно.

VioletBlackish Антоновка

читать дальшеЭто своеобразный текст.
Он оставляет по себе впечатление - это хорошо. Но я сомневаюсь, что именно то, которое прогнозировал автор.
Что мне понравилось - кинестетически переданная боль главного героя, разлитая по всему тексту: это и непроходящая мигрень, и психосоматический комплекс, и физическое напряжение. Вот эта вот тошнота и жизнь сквозь стиснутые зубы явственно ощущаются.
И начало показалось мне психологически достоверным - птср, наложившийся на несчастливо разрубленный узел предшествующих проблем мог бы проявляться так. А дальше возникает странный эффект. С каждым сюжетным ходом давление на героя только возрастает, постепенно усиливая его дискомфорт. Он внезапно обретает личное проклятие - гг-2 Антона, который нездорово, пугающе навязчиво и бесцеремонно влезает на личную территорию Стаса, нарушает его личные границы. Читатель в лице меня почти физически ощущает этот жутковатый прессинг - мне по-своему даже понравился этот эффект.
Только это эффект, свойственный триллеру, хоррору. Но происходящее в тексте подталкивает нас не в эту - на мой взгляд, очень напрашивающуюся и очевидную - сторону, а совсем в другую - в сторону романтики. Происходит рассинхрон читательского восприятия и авторского нарратива, и щель между ними все расширяется, достигая к финалу пропасти.
Антон и одноглазая кошка Камбала - совершенно инфернальные существа. Со своими неадекватными реакциями, появлениями из ниоткуда, своим постоянным давящим и неизбежным присутствием в жизни больного от всего этого героя.
Он уже хотел дернуть Антона, но тот вдруг в мгновение ока сменил улыбку на болезненную гримасу, которая больше была похожа на звериный оскал. Стас вздрогнул, замешкался и момент оказался упущен. Он поспешно выпустил запястье Антона, а тот съехал обратно в кресло задницей и как ни в чем не бывало бесцеремонно потыкал в неправильную сторону Стаса пальцем.
— Так откуда это у тебя?
Стас со свистом выдохнул через зубы и тут же об этом пожалел: боль в затылке, потревоженная еще во время возни вокруг кресла, ломанула в виски, а оттуда и на глазные яблоки. Он медленно опустился на стул и малодушно подумал о таблетках в кармане куртки. Хорошо было бы остаться одному, но, похоже, его мнение никого не интересовало — Антон сидел, уютно развалившись в кресле, а злосчастная Камбала опять обозначилась на подоконнике так и не закрытого окна и спокойно намывала себе морду лапой, ни на кого конкретно не глядя и вообще абсолютно ничему в этой жизни не удивляясь.

Рациональное соображение говорит мне, что автор (вроде как) хочет показать теплую историю сближения двух одиноких и обиженных жизнью и окружением людей - но истории сближения передо мной нет. Есть история психической атаки, ежедневного пыточного прессинга:
— Можно я буду задавать тебе один-единственный вопрос в день, и все? — предложил Антон.
— Нет, — Стас кинул обгоревшую спичку прямо в раковину.
— Голова каждый день болит? — жизнелюбивый Антон был непробиваем.
— Нет, — соврал Стас. Огненный шар молниеносно раздулся в голове, давил изнутри, выдавливал глаза из черепной коробки. Каждое движение отдавало в висках зелеными, тошнотными вспышками, и, если бы не это, он бы уже набросился на Антона, но экономил силы и двигался плавно. ….
— Можно я завтра опять приду?...
— Нет, — вцепился в косяк Стас…

Еще более инфернальным - почти по-гоголевски (он, кстати, как те самые адские свиные хари, тоже лезет к герою в окно) - Антон выглядит на прогулке в парке, уже без своих фальшивых улыбок - с пустыми глазами. Деталь с резаными венами только добавляет этому образу темного колорита. Он человек раздвоенный, не тот, кем кажется.
На мое субъективное читательское восприятие текст стал бы логичнее с каким-нибудь мрачным финальным твистом - происходящее похоже на глюки, на нёх, на чью-то изощренную месть, но ничего такого не происходит.
Герой неожиданно для читателя исцеляется и в охотку падает с Антоном в постель как ни в чем не бывало - как будто не было только что - буквально только что(!) - этой явно показанной ноющей боли, отторжения и острого желания остаться в одиночестве, избавиться от раздражителя. Но где причина этого резкого изменения?
В конце мы видим незамутненное романтическое взаимодействие героев. На мой субъективный взгляд, стоило либо подробно прописать эту фазу перехода Стаса из одного агрегатного состояния в другое, либо тогда слегка менять начало - и вписывать ему скрытую, завуалированную жажду общения, ее там нигде нет.
Хотя, судя по всему, некоторые читатели совсем иначе воспринимают эту историю)


плесень тараканья Мальчик в футляре

читать дальшеЛамповый и невинный школьный слэш про про пищущего рассказы “ботаника” Борю и пишущего рассказы “спортсмена” Буняна. Милая святочная история со счастливым концом - если кому-то тоскливо и хочется какао с зефирками в виде чтива, то это самое оно. Такие истории всегда будут писать, они востребованы, потому что дарят своей целевой аудитории радость и светлое настроение.
Меня смутил таймлайн, герои текста не очень похожи на современных старшеклассников, больше напоминают поколение 70-80-х - идеализированное, такое, каким оно выглядит в фильмах того времени: с их бурными обсуждениями классиков, литературными кружками, организацией праздников для малышей.
Стройными рядами прошли мимо Бори красивые первоклашки во главе с сияющими учительницами, уносившими в свой класс по стопке книг и мягкие игрушки, собранные отзывчивыми старшеклассниками. Катюша помогала Наталье Сергеевне проводить викторины и подобно фокуснице вытаскивала из шляпы шоколадные конфеты и печенье. Благоухающая цветочными духами Леночка Синицына и Золотов делали фотографии малышей на одолженный у кого-то полароид, и счастливый смех детворы, которым устроили настоящую фотосессию, оглушал Борю.
О верибельности реалий я писала в преамбуле - пусть себе, возможно, кому-то повезло учиться в среде таких вот думающих, читающих, развитых и ищущих ответы на вечные вопросы одноклассников, но сходство еще и в стиле, которым написан текст: в нем то и дело прорывается приподнятая интонация то ли советской журналистики, то ли воодушевляющей литературы о взрослении.
[Его] окружили как бы невзначай, в толпе протащили от кабинета литературы до столовой, потом обратно в кабинет, где погасили свет и включили гирлянду, так что портреты на стенах вдруг ожили, тени залегли под их глазами, и Боря явственно ощутил, как смотрят на него, ничтожного червя Журавлева, маститые классики прошлого. И сомнения, все его низкие, малодушные метания казались жалким пеплом в сравнении с храмом. На другом конце класса — то ли раскаленное до красна солнце, то ли нарнийский Лев — раскинулся на стуле Семен Бунян, сначала окруженный толпой приятелей, потом оставшийся один, когда все разошлись танцевать.
Кружилась в мазурке с Вронским Анна Каренина — на экране, и посреди кабинета вальсировали то Золотов и Катюша, то Катюша и Лена Синицына, и нет-нет да прыскали в ладоши, как дети, — и постепенно, один за другим, к их танцу присоединились футболисты.

Мальчик Боря мучается, не понимая себя до конца. Гей ли он, влюблен ли он в белокурого футболиста Семена Буняна всерьез, или это наваждение и глупости, ведь Бунян с престижной компанией футболистов раньше гнобил интеллигентного Борю. Что происходит с самим Буняном? Почему он так изменился за лето?
Историю первой юношеской любви рассказывает нам...
Такой могла быть аннотация к этому рассказу в какой-нибудь альтернативной реальности)
Текст легко написан, если не обращать внимания на некоторую лакированность всего происходящего. История действительно похожа на старый фильм про первую школьную любовь, только не из тех, где она оказывается растоптана мерзкими взрослыми или омрачена чужим непониманием, а на такой, где все безоблачно - и героев ждет неопределенное, но обязательно светлое будущее.
Яркое февральское солнце любопытно заглядывало в окна полупустой школы, где в субботний день беззаботно целовались в коридоре два одиннадцатиклассника, один из которых нагло теснил своего светловолосого богатыря к стене и, дурея от вседозволенности, ощупывал его плечи.
Это тоже совсем не созвучно современности, но я подумала, что в таком своеобразном миксе смартфонов с колонками, социальных сетей и нынешней терминологии ("Я Семен Бунян, ...мне восемнадцать лет, я гей и, возможно, пассив", - например, честно сообщает Боре и нам герой) - и литкружков с дискуссионными клубами, вальсов и шефства над малышами что-то есть.
Получилось действительно такое альтернативное взаимопроникновение эпох, что выделяет текст из ряда обычных рождественских сказок.
«Не старый, а опытный» (с): фики по канонам, прошедшим испытание временем
Удивительное дело: каждый раз я жду, что принесут фики по свежачкам — новым вышедшим сериалам, но в итоге в номинацию попадают проверенные временем каноны.
В обзоре сериалы, самому свежему из которых — 12 лет.

«Нечто общее», «Фильм с продолжением»
Автор: dismister
Коломбо, 1968-2003

В малой и большой форме два текста от одного автора и с примерно одинаковыми плюсами и минусами, поэтому говорить буду сразу про оба.

Канон я, конечно, знаю — хотя очень удивилась, что кто-то сейчас пишет по сериалу моего детства. Открывала тексты с большим интересом и легким беспокойством: мало ли, как автор(ка) видит эту вселенную.

Общее впечатление от обеих историй осталось очень приятное. Автор(ка) бережно обращается с каноном, хорошо выдерживает дух времени, о котором пишет. Например, это ярко проявляется в слешных линиях: персонажи очень осторожны в обозначении желаний и чувств, ведь до легализации гей-браков еще ой как далеко.

Тексты построены по принципу классической серии «Коломбо». Сначала читателю «показывают» преступление. Потом появляется лейтенант и начинается неспешное расследование.

Дух сериала выдержан и здесь: не будет красочных погонь, перестрелок, драк и прочего. Только странноватые и «не к месту» заданные вопросы и общее недоумение подозреваемых (и самого читателя) от поведения Коломбо. В кейсах как таковых вообще все хорошо: в меру запутанные, при этом с понятной мотивацией преступников.

Слешные линии тоже вполне себе милые. Нет горячей разнузданной НЦы, но любителям юста должно понравиться. В макси-фике есть еще романтические эпизоды: теплые, дразнящие, уместно неловкие.

Ну и, конечно, чудесно обыграна канонная фишка про «миссис Коломбо». Сделано со вкусом и аккуратно.

У обеих историй есть и недостаток: «вода». Время от времени автор(ка) пускается в подробности, которые вообще не нужны для истории.
Например, в макси читателю показывают аж список покупок Джорджа:

прошёлся по квартире, проверяя, какие запасы нужно не забыть пополнить. Стиральный порошок, крем для обуви, зубная паста, консервированная фасоль, замороженные полуфабрикаты, яйца, молоко, овощи, хлеб. Пара новых лампочек, несколько почтовых конвертов. Оставить заказ на новые стёкла для очков. И, конечно же, не забыть фотоплёнку.

Что дает читателю эта информация? Что Джордж ведет обычную холостяцкую жизнь? Но мы это уже поняли из предыдущих километров описания быта.

Помимо искусственно раздутых сцен, перегруженных необязательными подробностями и описаниями, в макси «укачивает» еще и структура текста. К середине фика начинаешь испытывать дежавю. Джордж о чем-то подумал, пришел поговорил с Коломбо, тот поблагодарил. Джордж восхитился лейтенантом, пожил свою жизнь, снова о чем-то подумал… ctrl+C, ctrl+V.

Возникло ощущение, что автор(ка) вынужденно уткнулась в такое построение, потому что иначе не получилось решить задачу с раскрытием Джорджа и его POVом и, при этом, рассказом о расследовании. В мини это сделано лучше — возможно, благодаря короткой форме.

В общем и целом, я рекомендую к прочтению обе истории: они очень комфортные, бережные и уважительные по отношению к канону, немного ностальгические. А если бы макси еще «подрезали» процентов на 30 и сделали поэнергичнее в плане структуры и драматургии, вышел бы отличный текст без всяких оговорок.



«Красавица и чудовище», «Поезд судного дня»
Автор: Такихиро, беты: Шиммельграу; Argee_Lince
Короли, 2009 год

Тексты одного автора, поэтому в отзыве тоже их объединяю.

Обе истории написаны «драматургически правильно». Есть понятная завязка и обозначенная проблема. Дальше идет развитие персонажей, необходимые поворотные события, кульминация и финал. Очень приятно видеть такой подход к историям, потому что не все авторы соблюдают базисную, в общем-то, вещь.

Оговорюсь сразу: я не против литературных игр и экспериментов. Но стоит понимать, что в эксперименте накосячить очень легко, и получится малочитабельная и интересная только автору и паре друзей вещь. Право на существования такие тексты имеют, но широкий читательский интерес им обычно не светит (даже в мире «большой литературы» и у гораздо более опытных и профессиональных писателей).

Линейная структура, выбранная Такихиро для обеих историй, хорошо «бьется» со смыслами, атмосферой и общим наполнением текстов. Она не перетягивает одеяло на себя. Не отвлекает читателя от того, что, собственно, происходит с героями. И это хорошо, ведь оба текста, мягко скажем, невеселые.

В «Красавице и чудовище» стекло читателю отсыпают горстями. Джек, которого в очередной раз предал отец. Страх смерти (возможно, долгой, мучительной и унизительной). Трагедия генерала, отдавшего стране больше, чем должен отдавать человек — и преданного ею. И на фоне этого медленный слоубилд покалеченных людей, которым отчаянно хочется чего-то хорошего.

Атмосфера у текста — как тягучая соленая карамель. Постепенное сближение, переживания, чувственные секс-сцены, много рефлексии. И то самое выращенное совместными усилиями чувство, где в основе не столько страсть, сколько желание тепла, любви, покоя.

Из недостатков — под конец текста неразрешимые проблемы героев вдруг становятся очень легко разрешимыми, и обоснуй потрескивает под бодрую игру «рояля». Но, если вспомнить канон, там вообще во всех невнятных ситуациях прилетают бабочки и deus ex machina в прямом смысле. Так что условный ХЭ текста выглядит вполне нормальным художественным допущением и оставляет в сердце благодарность. «Спасибо, что живой», знаете ли.

Текст однозначно рекомендую. Без знания канона может быть трудновато, но для общего понимания хватит чекнуть вики. Или посмотреть сам сериал: он коротенький, и там юный Себастьян Стэн — не пожалеете)

«Поезд судного дня» это вроде бы фик по Королям и Сноупирсеру, но при этом замаскированный старбакс. Первой моей реакцией было «зачем так сложно», но история быстро меня увлекла, и стало ясно, что от старбакса там только внешность)

Если «Красавица и чудовище» фик неспешный, то «Поезд» довольно динамичный. Напоминает компьютерную стрелялку: персонажи постоянно в движении с минимальными стопами. На них в любой момент могут напасть белые мертвецы, а чтобы выжить, необходимо добраться в начало поезда.

Я не буду раскрывать главный плоттвист истории. В принципе, он считывается примерно на середине текста, но все равно остается приятно «больненьким», когда автор его озвучивает напрямую. В этот же момент история из «стрелялки» превращается в фик с философским подтекстом.

Заложенная мысль не нова, но тут скорее вариант «классика», а не «банальщина». Есть вечные темы, от которых никуда не деться) И концовка, где читатель буквально получает свет в конце туннеля, тоже приятно греет душу и как-то смягчает тяжелый сюжет самой истории.

Романтическая линия в тексте тоже выдержана хорошо. Персонажи сходятся психологически достоверно. Джек гей, вокруг творится хтонь и можно в любом момент сдохнуть, рядом симпатичный незнакомец — вполне верится, что в такой атмосфере сближение произойдет быстро, а «чувство локтя» и общей опасности еще сильнее сблизит новообразовавшуюся пару.

Думаю, текст нормально прочтется и без знания канона. Рекомендую.



«Хорошие солдаты выполняют приказы»
Автор: Лауриэль Анарвен, бета: greenmusik
Звездные войны, 1977 — наши дни

Канон я очень люблю. А первый эпизод знаю чуть ли не наизусть: в детстве моего младшего брата «заклинило» на этом фильме, и я вынужденно посмотрела его и целиком, и кусками раз 100)) С мультсериалом, к сожалению, не знакома, но для понимания отдельных моментов истории этого и не требовалось. Где я что-то не знала, меня выручила Вукипедия.

Текст я классифицировала как fix-it по отношению к канону. Война клонов пошла по другой траектории: Энакин не перешел на темную стороны (а еще не сделал Люка и Лею), многие джедаи выжили, и вообще надежда появилась раньше, чем в каноне)

В истории хорошо соблюден баланс между романтической линией (влюбленностью Вольфа в Пло) и «приключаловом» — со всеми необходимыми жанру подробностями. Есть жаркая передряга на корабле, есть сомнения Вольфа в верности одного из соратников, есть стычки, боевые «вотэтоповороты» — в общем, правда, все супер. Читаешь текст и как будто смотришь еще один эпизод: ярко, графично и очень в духе канона.

Отлично выписано изменение мироощущения Вольфа. Он проходит трансформацию от клона до уникальной личности, и это интересно и приятно наблюдать. Вместе с тем автор(ка) с большой любовью показывает остальных клонов. Всем уделено достаточно внимания, каждый из них — особенный по-своему.

В тексте много теплых и уютных деталек. Само то, что база у джедаев на планете эвоков, сразу выкручивает градус милоты до максимума.

Здорово показаны характеры джедаев: они тоже все разные, никто не статист. И при сохранении джедайской морали и пр., они нормальные живые «люди». У них есть свои внутренние шутки, конфликты, споры. Они отличаются по поведению и реакциям на одни и те же события. Есть и сомнения: как и клон Вольф, они ищут свою собственную правду. Они признают ошибки, переживают, расстраиваются и радуются.

Благодаря этому история читается увлекательно от начала до конца. Читателя переключают с фокуса на фокус — вот мы переживаем вместе с Вольфом полюбит ли нас прекрасный Пло, вот гадаем, что там за шуточки такие у Оби Вана в прошлом, а вот смотрим, как Йода веселится на пиру у эвоков.

Эмоций много, и они разные. Нет перегиба, нет одной надрывной ноты. Даже наоборот, несмотря на ведущуюся войну и Сопротивление, в тексте очень много бытовых вещей, подготовки к операциям и прочей «скучной» работы. Здесь эти описания крайне уместны — они создают баланс без сюжетного и драматического провисания.

Если придираться к истории, то будет всего два основных момента. Мне не хватило какой-то яркости в отношениях главного пейринга. Романтическая линия очень нежная, туда бы еще щепотку страсти, и было бы идеально. Но это в чистом виде вкусовщина, автор(ка) написала так, как увидела, и я тут без каких-то претензий.

А вот второй момент действительно вызывает у меня вопросы. В конце текста на читателя буквально выпрыгивает пейринг Энакина и Оби Вана. На протяжении всей истории каких-то намеков на то, что между ними нечто большее, чем дружеская любовь и привязанность — не было. Но в финале именно выступление Энакина на Совете джедаев позволяет главной паре открыть свои отношения друзьям и жить вместе, не прячась.

Единственное объяснение, которое я этому нахожу — история рассказана от лица Вольфа, а тот был настолько сосредоточен на своих чувствах и переживаниях, что не увидел намеки и неизбежное палево. И все-таки этот момент я считаю слабым местом истории: вполне можно было показать читателю, что тут тоже цветет любовь, а Вольфа при этом оставить наивным и ничего не заметившим)

В остальном это совершенно прекрасный фик, который точно понравится любителям юста, поклонникам нежным романтических историй и текстов с крепким сюжетом, не завязанном исключительно на отношениях. Почитайте!

Всех автор(ок) из обзора еще раз благодарю: вы принесли классные истории, которые было приятно и интересно читать. Если вам что-то захочется обсудить, поспорить со мной и т.д. — личка открыта, приходите!
сериалы 15+. часть 3
Сюжетно Трудности перевода от Komissar по Мандалорцу (Дин Джарин / Кобб Вэнт) довольно простая история. Мандалорец узнает, что его старого приятеля Кобба взяли в плен работорговцы и используют в том числе для секса, и героически его спасает.
читать дальшеЧастей у фика две – первая от лица Дина, вторая от лица Кобба.
Очарование фика для меня не столько в сюжете, сколько в рисуемых автором образах:
— Никуда ты от меня не денешься, Дин Джарин — шёпот раздался совсем рядом, низкий, жарче татуинского полдня, обещающий, манящий, затягивающий в вязкую патоку...
Одна фраза рисует для любого поклонника ЗВ яркую картинку. Татуин с его пейзажами и обитателями вроде не является главным героем, но создает красивый и яркий фон для происходящего. В конце концов именно противоречие между культурой мандалорцев (с их знаменитым мандалорским поцелуем) и обитателей Татуина приводит к недопониманию между двумя главными героями.
Нельзя сказать, что культуре мандалорцев уделено меньше внимания. Скорее, наоборот, ее детали вроде невозможности снять шлем при любых обстоятельствах делают юст интереснее, а секс – более кинковым.
К недостаткам отнесла бы, что некоторые вещи – вроде подробностей плена Кобба и реакции на пережитое автор пишет более схематично или оставляет за кадром, и сближение в конце долгожданное, но оставляет чувство «и это всееее?!». Показалось, что вторая часть немного слабее первой и выступает скорее в роли порно-сиквела, а Кобб ведет себя в ней моложе своего возраста.


Хорошие солдаты выполняют приказы от Лауриэль Анарвен по Star Wars: The Clone Wars (основной Вольф / Пло Кун, побочный - Анакин Скайуокер / Оби-Ван Кеноби) – приключенческий романс о конфликте между приказом и чувством, а еще немного о войне в далекой-далекой Галактике.
читать дальшеБольше всего в этом фике понравились две вещи – ЮСТ с романтической линией и гуманитарный посыл. Но сначала, пожалуй, напишу о втором.
Вольф – один из множества клонов в империи, привыкших жить, четко исполняя приказы. Пока однажды не поступает приказ 66 (убить всех джедаев). Особенность канона в том, что всем клонам вживляют чипы, «подавляющие агресссию», так что не подчиниться приказу вроде невозможно… Или нет? В фике рассказаны истории разных клонов – кто-то приказ не исполнил, кто-то всегда не доверял чипам, кто-то исполнил и пожалел. У всех свои причины и истории, органично вплетенные в повествование.
Вольф не исполняет приказ по той простой причине, что мастер Пло для него важнее всех на свете, а если он джедай, то убийство джедаев – нечто немыслимое. Причем жажда убийства не проходит чисто по волшебству, а предполагает внутреннюю борьбу на протяжении значительной части фика и саморефлексию. Для того, чтобы принять причину своего поступка и окончательное решение, впервые за много лет Вольфу приходится учиться выбирать самому и самому за свой выбор отвечать.
Интересно, что проблемы героя не ограничиваются простой дилеммой убивать джедаев или нет. Постепенно он учится не только отвечать, но и задавать себе новые вопросы. В каких случаях выполнять приказ преступно, а в каких обязательно? Кому лучше верить, интуиции или паранойе? Можно ли простить ту, кого раньше счел предательницей?
Развитие героя показано подробно и поэтапно, не только через романтическую линию, но и через канонные отношения с другими людьми. Есть четкое ощущение, что к концу фика Вольф меняется и немного неловко называть его клоном, когда он свободолюбивый и самостоятельно мыслящий человек – пусть и напоминает чем-то других.
Романс довольно простой (с абсолютным принятием), но для него герой еще должен вырасти и многое понять о себе. Юст хорошо прописан, прямо грызешь ногти в ожидании, когда главный герой наконец догадается, что влюблен.
"Все взаимно", - в первой половине текста признается ему его возлюбленный телепат, но читатель, как и герой тогда еще не догадывается, что именно все.
Приключений и войны показалось чуть больше, чем романтики, но это вполне канонично. Хотя мелкие романтические детали вроде — У мастера Пло наручи с волком, — беспечно улыбнулась Асока. выглядят приятно.
Правда с таким размахом ждала более закрученного сюжета, а концовка показалась чересчур оптимистичной, но, возможно, именно таких добрых историй не хватает по ЗВ. Эротические сцены в фике тоже не зацепили столь сильно, как нравился юст и в принципе романс между ними, но пейрингом прониклась.
Вот пейринг Оби-вана и Энакина, при том, что я их шипперю, выпрагивает в фике реально внезапно. Довольно долго думала, что автор там преслэш имел в виду, как-то не увидела особых намеков на развитие отношений.


Красавица и чудовище от Такихиро по Кингс (Джек/ОМП) - романс между военнопленным и его тюремщиком, обошедшийся без стокгольмского синдрома
читать дальшеФик немного удивил тем, что по шапке ждала более жесткие слэшные тропы для херт-комфорта, а с головы главного героя практически не упало ни волоска (если исключить сцену взрыва, но она скорее из приключенческой части, чем любовной линии). Возможно, это происходит из того, что на родине да и в каноне Джек настолько глубоко и тяжело НЕСЧАСТЛИВ, что где угодно ему было бы лучше, чем на родине в статусе принца.
Так что херт-комфорт больше эмоциональный и любителям пыток и именно физических страданий я бы фик не рекомендовала. Мне больше напомнило диснеевскую романтическую сказку, чем истории о настоящих чудовищах.
Хотя, возможно, я погорячилась, поскольку одним из ярких элементов саспенса является то, что очень долго Джек не знает точно, что именно с ним произойдет, нервно прислушивается к шагам, изучает привычки своего тюремщика и ждет вот сегодня, вот завтра совершенно точно произойдет нечто ужасное:
Может, его откармливают на убой? А потом съедят на праздничном ужине. И Гаваону, как кровнику, достанется сердце.
Джек засмеялся — он уже не пугался звука собственного смеха в пустой комнате. Кажется, он нашел себе новую игру…
А может, им просто нужно, чтоб он хорошо выглядел для казни. Скажем, если его собираются приковать к столбу посреди площади и пускать в него стрелы, как в святого Себастьяна…


Но ничего по-настоящему плохого с Джеком не происходит. Возможно, оно уже с ним все произошло до Гефа?
Сочетание тревоги и чувства вины вышло довольно завораживающим. Пусть и мне казалось как читателю, что автор слишком любит Джека в этом фике, чтобы готовить ему некую ужасную участь.
Когда ты окончательно убеждаешься, что Джеку ничего не грозит, начинаешь обращать внимание на другого персонажа – генерала Гаваона, оригинального авторского персонажа. Образ вышел довольно фактурным и в чем-то притягательным. Он одновременно не жесток, но и не излишне добр. Автору хорошо удалось показать выхолощенного горем и при этом продолжающего существовать по инерции и из чувства долга генерала.
Развитие романса плавное и довольно неплохо проработанное на протяжении всего текста. Запомнились и игра в карты, и драматичное покушение со взрывом, и сцена секса в ванной – была очень горяча и чувственна.
Помимо романтической есть еще и приключенческий сюжет – канонного конфликта между двумя странами. Читать про него было не менее увлекательно.
Понравился поворот сюжета, что если в начале генерал спас Джека, то в конце он спас его сам и их отношения переросли в отношения равных, уставших от войны и нашедших утешение друг в друге людей.
Правда не до конца поняла мотивы и изначальный план Гавиона насчет Джека.


Производственный роман Время — песок от Solli по Чернобылю HBO (Борис Щербина / Валерий Легасов, Александр Чарков / Борис Щербина)
читать дальшеНесмотря на то, что это AU из-за некоторых нарушений хронологии, автор довольно бережно подходит к реконструкции событий и передает атмосферу катастрофы, то, как обреченность будит в людях жажду жизни и жажду любви, и простой советский человек способен пойти против системы ради спасения жизни.
Причем несмотря на трагичность атмосферы и откровенных злодеев вроде Шаркова, показанные злоупотребления на станции и чиновников, которым лишь бы переложить ответственность, фик оставляет ощущение, что добрых людей – всегда больше. И речь не только о главном герое Легасове, заражающим своей решимостью и жаждой правды всех вокруг, но и о второстепенных персонажах.
С отважной Ульяной Хомюк автор удачно попал в характер. Очаровал и мечтательный вертолетчик, всегда готовый помочь героям.
Вот романс, к сожалению, зацепил гораздо меньше. С одной стороны, в нем присутствует развитие – от первой неприязни герои переходят к симпатии, а к ней быстро и решительно – к любви. С другой именно в романсе попадается больше всего несостыковок.
Щербина то полностью убирает жучки в номере Легасова, чтобы спокойно с ним переговорить, то почему-то зовет его трахаться в свой (!) номер, где эти самые жучки до сих пор лежат. Автор забыл написать, что Щербина убрал их отовсюду? Щербине к тому времени стало плевать на условности?
Не совсем ясен остался и момент с зарождением чувства. По первой половине фика создается впечатление, что Щербина зауважал (и полюбил Легасова) за честность, но далеко не с первого взгляда. Но затем в романтической сцене на вопрос, когда он в него влюбился тот же Щербина выдает:
В самолете. Когда вылетали из Москвы, — неожиданно для себя ответил Борис. — В день аварии. Ты сидел в углу, далеко от меня, и вдруг на тебя попал солнечный свет. На лицо и рубашку. Как на портретах Гойи.
Неудавшиеся отношения Щербины с Шарковым выглядят несколько карикатурными (это и есть дабкон в шапке), автор с большим интересом смакует ужасы отношений без любви, чем объясняет. Например, Щербина страшно боится шантажа от Шаркова, но разве гомосексуальный роман не испортил бы репутацию им обоим? Даже в большей степени Шаркову, воспользовавшемуся его юношеской чистотой и наивностью.
Сериалы до 15К
Принадлежность от ithil по Экзорцисту (отец Маркус Кин / ОМП) построена как очередной кейс по изгнанию дьявола отца Маркуса, перетекший в роман.
читать дальшеБольше всего в этом тексте понравилось, как хоррор и романтика сочетаются и прорастают друг в друге. Там есть и очень нежные моменты вроде:
Чуть захмелевший Уилл чертовски хорош: линия скулы в теплом свете, тень от ресниц, излом рта, закатанные рукава и широкие плечи. Маркус так засматривается, что поначалу не слышит, что он говорит.
Которые сочетаются с жуткими картинами одержимости:
— Он все еще в доме, — голос Барбары дрожит. — Мы слышали, как он опустил чердачную лестницу.
Причем главный герой не успевают сделать ничего по-настоящему страшного – не убивает никого из близких, но ореолу жути и тревоги вокруг одержимости, тем не менее, автору удается создать, а также увлечь своим каноном.
За одержимость главного героя переживаешь до самого конца – даже когда все вроде хорошо, - словно как и Томас не до конца веришь, что это закончилось.
Не зря отец Маркус говорит: «Человек, переживший то, что пришлось пережить тебе, остается уязвимым еще долгое время».


Если говорить и саспенсе и страхах, то в малой форме хорошо тему раскрывает небольшой миник Если долго смотришь в бездну, бездна может решить, что ты ей нахуй не сдался от Riru (South Park, Крэйг Такер / Твик Твик)
читать дальшеТвик с самого детства привык жить в страхе перед деревом за окном комнаты:
По этим веткам к нему в комнату может залезть что угодно.
Никому нет дела, что листья — вон же они — куда меньше, чем то, что шевелится ночью по стенам.
Пропади Твик ночью — никто не станет искать.

И только встреча с Крэйгом заставляет его немного пересмотреть свои чувства, а понимание помогает справиться со страхом.
История очень простая, больше похожа на зарисовку, чем на полноценный фик, а тема именно романтических отношений показалась немного на заднем плане, по сравнению с другими фиками в номинации, но зацепила авторская образность и жуткое, немного мифологическое мышление Твика:
Крэйг хмурится, когда Твик продолжает просто молчать, глупо на него глядя. Время словно замедляется, Твик моргает, вдыхает, выдыхает, всё так же смотрит, как в свете фонаря в глазах Крэйга переливается тёмная, едва заметная на чёрном синева.
Она похожа на цвет моря в энциклопедиях: глубокого, у самого дна, где живут самые страшные рыбы. Может, жёлтые кисточки и большой пушистый помпон на шапке Крэйга похожи на фонарики, которыми такие рыбы освещают свой путь.


Чувства, связывающие главных героев, не обязательно светлые, как например, в фике Затмение от Archie_Wynne (Star Trek: Deep Space 9, Дамар/Вейюн).
читать дальшеС самого начала главный герой, Дамар, испытывает к Вейюну невероятное, безумное омерзение, граничащее с помешательством. Противны ему и его голос, и противоестественная форма жизни (клон), подозрительны поступки и ненавистно по-моему даже самое имя и необходимость дышать одним воздухом.
Самому Дамару даже прикасаться к резервуару было противно. Во всем этом месте, в резервуаре, в существе, находящемся внутри него, в вортах и джем’хадар рядом было что-то исключительно извращенное, чужеродное, неправильное.
При этом сам Дамар помимо своего отвращения к вортам и Вейюну зачастую показан через действие – как человек опасный, импульсивный и чаще действующий на инстинктах, чем думающий головой.
Дамар забрался на стул за барной стойкой, нашел куда пристроить локоть среди битого стекла. До боли, до посветлевших костяшек стиснул нож — пусть кто только подойдет, баджорец, джем’хадар, ференги — Дамар будет бить в шею, сразу на убой.
Но к концу фику после многочисленных напоминаний как сильно и страстно Дамар ненавидит проклятого ворту начинаешь что-то подозревать, что приводит к некоему постыдному секрету – и ненавидит, и хочет:
Это... существо было для него чем-то омерзительным, чужеродным — и к нему тянуло с невероятной силой, словно в черную дыру засасывало, поцелуй жег сильнее любого огня, и каким он был теплым, заманчиво, маняще теплым даже через одежду — почти как камни кардассианской сауны.
Не знаю, правда, зачем и чего пытался добиться Вейюн – возможно, не хватило тут знаний об их отношениях в каноне, и что ему было нужно от Дамара. Переход от ненависти-ненависти к потаенному желанию и обратно у Дамара показался немного резковатым, но так и не поняла, кто тормозил - Дамар или я как читательница что-то упустила.


В Буревестнике от donna Isadora (Пищеблок, Лев Хлопов / Валерий Лагунов) понравилось умение автора создать атмосферу, фон для действия.
читать дальшеЯркой и узнаваемой, с легкой долей иронии вышла у нее Самара:
Старинная обитель монахинь соседствовала с Жигулевским пивоваренным заводом и еще до революции построенной ГРЭС. В этом триединстве Лагунову виделась некая аллегория всего города — энергия, гульба и одиночество.
Отличными вышли и декорациями полуразвалившегося старого лагеря, где кто-то еще пытается что-то делать, а кто-то не знает, что он до сих пор существует.
С не меньшей иронией и легким скепсисом изменившиеся герои возвращаются в места своего детства, где и происходили события сериала:
Лагунов прошелся по лагерю вдоль и поперек и осознал, какой он, в сущности, небольшой. Тогда он казался огромным, а сейчас «Буревестник» занимал лишь треть от участка, предназначенного для элитного поселка «Эко-парк», который должен был почти срастись с ближайшим селом, откуда его рабочие уже протягивали сюда основные коммуникации.
Понравились отсылки к прошлому, то, как изменились герои и видят себя спустя годы, и то, как изменились отношения между ними.
Что испортило впечатление и неприятно удивило – при выбранном неспешном темпе повествования слеш ударяет в этом фике обухом топора по голове, герои до этого спокойно разговаривали о жизни и вдруг буквально посреди реплики упали и начали трахаться. В отличие от жанра PWP романс все же предполагает какое-никакое развитие. Да, они, конечно, не виделись много лет и до что-то значили друг для друга… Но показалось перебором и испортило в целом приятные ощущения от первой половины фика, где автор как раз относительно плавно развивал и раскрывал их отношения через конфликт интересов.


Двое под зонтом, не считая собаки от Red_Box (Yes Minister, Джим Хэкер/Хамфри Эплби) вызвал двойственные чувства.
читать дальшеС первой строчки канон, главный герой и стиль очаровывали - не смотрела канон, но история вышла неуловимо британской. Тем, за что мы любим Дживса и Вустера, и другие британские сериалы, а начало заинтриговало. Мы еще ничего не знаем о герое, а на него уже нападает какая-то собака:

Собаковладелец — ни капли не пристыжённый — внимательно просканировал Хамфри своими ярчайшими синими глазами (такими синими, что у кого-то более чувствительного, чем сэр Хамфри, вполне могло бы перехватить дыхание), бросил взгляд на его кейс, розы и шляпу-котелок:
— Свидание у вас тут, что ли? Или шпионская явка?
Сэр Хамфри не удостоил незнакомца ответом.


Понравился ход с недопониманием и переворот на 180 градусов - хозяин невоспитанной собаки оказывается тем самым человеком, на свидание с которым пришел наш главный герой. История ровно до середины выглядела милой, очаровательной и остроумной, где предвкушаешь романтическую развязку.
К моему сожалению и разочарованию секс, а так же романтическая линия показалась скомканной и написанной в спешке по сравнению с неспешным и остроумным началом фика. Создалось впечатление, что автора подгонял дедлайн или ему вдруг стало неинтересно писать эту историю. На мой взгляд романс в фике с таким интересным юстом (тем более начавшимся с конфликта) мог быть более ярким, подробным и выразительным. Пока вторая половина фика больше похожа на пересказ, чем на достойное завершение интересной истории.


Снежная буря от Alma (Люцифер, Маркус Пирс / Люцифер Морнингстар) понравится любителям романса в замкнутом пространстве.
читать дальшеСамолет с главными героями разбивается в снежном лесу и они ютятся в маленькой хижине. Оба ненадолго из павшего ангела и проклятого убийцы становятся обычными людьми, которых не чуждо ничто человеческое - в том числе любовь и страсть.
Присутствуют и элементы херт-комфорта: Маркус, так упорно пытавшийся раньше умереть, теперь пытается спасти себе и Люциферу жизнь.

Здесь больше, чем описания, на атмосферу и развитие романса работают простые, но довольно живые диалоги, где находится место и позерству Люцифера

— Ты когда-нибудь был в лесу зимой? Нет? Оно и видно. У тебя даже подходящей обуви нет, ты в летних туфлях! Ты бы еще босиком по снегу пошел!
­— Не соглашусь, — Люцифер задумчиво посмотрел себе под ноги. Носки его туфель и впрямь погрузились в снег, а брюки были припорошены белой крошкой. — Это именно что последняя, то есть зимняя коллекция от Fendi.


и каноничным религиозным темам:

— Но вот мы сейчас отрезаны от мира, — заметил Маркус. — Сидим в этой хижине. Иногда мне кажется, что мы уже не на Земле.
— Да, — неожиданно согласился Люцифер. — Мне тоже кажется, что мы с тобой застряли в Чистилище.
— А оно вообще существует?
— Теперь да.

К минусам можно отнести некоторую условность декораций, но она совсем не мешает - антураж верибелен ровно настолько, чтобы создать нужное ощущение, а романс точно понравится шипперам.


Горячий ключ от Gavry по Ведьмаку (Лютик / Геральт).
читать дальше Часто в пейринге фендом устанавливает определенную раскладку, под которую подгоняет характеры героев. Сам автор шутит на эту тему в шапке, что "в свое время перечитал фанфиков с брутальным топом-Геральтом и тонко-звонким Лютиком снизу". Я соглашусь, что эта проблема распространена в фендоме Ведьмака и порой бывает непонятно, зачем Геральту этот бесполезный, глуповатый и тонко-звонкий бард.

В этом фике Лютик, как Баба Яга из русской сказки - накормил Геральта и спать уложить. Только с кинковым порно, где перед PWP есть небольшая экспозиция, проясняющая и немного развивающая отношения героев в рамках истории.

Что радует, Лютик у автора не обретает брутальности или ООС-сной суровости, а просто выписан Очень заботливым, хитрым и прагматичным, а Геральт - Очень заебавшимся от всех своих геройств, поэтому благодарным Лютику за помощь. Без участия Лютика история с нежелающими платить горожанами закончилась бы гораздо мрачнее, а без еды, теплой постели и секса - жизнь Геральта гораздо была куда менее приятной.
Ориджи. Часть 3
Asya_Arbatskaya Танцуй со мной

читать дальшеТанцуют в тексте, как честно предупреждает автор, действительно много. Не буду делать вид, что хоть что-то понимаю в хореографии - ровным счетом ничего, и не могу судить, достоверна ли эта составляющая или просто имитация вида “донна белла маре кредере кантаре”, которая только для непосвященных выглядит правдоподобно. В любом случае, автор разбирается в матчасти лучше меня, предпочту ему верить и вынесу ее в отзыве за скобки.
Почему это вообще надо оговаривать - вроде бы для обсуждения остается не так уж мало: характеры, отношения, сюжет, детали, язык? А дело в том, что танцевальное и околотанцевальное настолько господствует, доминирует в тексте, что почти затмевает все - остальное теряется, отступает на второй план и выцветает. В этом есть свои плюсы: танцы придают происходящему динамики, как бы тянут за собой повествование - это первый плюс, второй - они добавляют тексту красок и своеобразия, он запоминается благодаря своей хореографической специфике.
Минус в том, что эта насыщенность работает скорее как внешний генератор, не становится внутренним двигателем сюжета и скелетом для отношенческого “мяса”. В тексте не хватает сквозной, магистральной танцевальной интриги. Да, пунктиром намечены отдельные линии со своими локальными кульминациями - оттачивание значимого номера, отчетный концерт воспитанников Ильдара, травма Китти, некий конкурс, который должен что-то дать всей группе или главным героям, - но ни одна не превращается в сплошную генеральную с ключевым, центральным пиком. Не в порядке совета, просто взгляд со стороны - на мой вкус, конкурсную линию неплохо было бы прочертить пожирнее, глобализировать. Тогда и обрыв ее с открытым финалом выглядел бы только ярче. Для этого нужно больше конкретики, в том числе и в плане личной значимости. А то и сам безымянный конкурс туманен, и герой как-то вяло мотивирован в подготовке к нему, как будто сомневается: важно это или нет, и если важно - то кому и чем. Пока в финале ему гг-2 не сообщает:
— Выиграть я хочу! Ради тебя, сука, выиграть, это же ты жить не можешь без чужого признания!
Из фокала этот вывод, кстати, неочевиден. То ли Китти не до конца понимает Ильдара, с которым, согласно основному посылу, они родственные, созвучные души, то ли Ильдар старательно замыливает перед собой же свои истинные мотивы. Но к отношениям позже.
В общем, концентрированная танцевальность без центрального стержня превращается в занавесочный фон: герои репетируют, шлифуют, продумывают, снимают видео, отсматривают его, снова репетируют и так по кругу - без реперных точек.
Тогда, по логике, на первый план должны выходить отношения. Есть и такой тип текстов, где костяк и двигатель интереса - любовные синусоиды, на волнах которых читателя несет в потоке, пока мимо проплывают событийная канва, сеттинг, мироустройство, второстепенные персонажи и прочее. И этот текст мог бы стать отношенческим, он к этому стремится - но на своем пути встречает два основных препятствия.
Первое - то, о котором я только что говорила в связи с танцами. В линии отношений тоже должна быть интрига - а ее фактически нет. С первых же строк - буквально - ясно, с кем в любовном треугольнике останется фокальный гг, кого он любит по-настоящему, а кто так - статист. Предопределенность итоговой пары, конечно, тоже имеет право на существование, но в таком случае интересны метания и муки выбора, но с ними не очень густо.
Балласт-героя Вадима даже жалко - как откровенно нелюбимого ребенка. В каждой фразе о нем слышится авторское: какой же он скучный, заурядный, приземленный, ограниченный и нечуткий. Неподходящий. То, как он нелюбим Ильдаром, бросается в глаза в самых первых эпизодов:
Но Вадиму столько же лет, и он из кожи вон лезет, чтобы чего-то добиться, пусть этим «чем-то» пока было профессиональное впаривание листовок прохожим. В остальном он почему-то считал себя абсолютно бездарным, и Ильдар ещё находился в стадии придумывания, как его переубедить.
Вадим копошился на кухне, когда Ильдар проснулся.
Не сказать чтобы общественности было известно о каких-то кулинарных способностях Вадима, но в смекалке и сноровистости ему сложно было отказать. Вчера вечером, уже почти ночью, когда Ильдар позвонил ему и сказал, что они прошли первый этап, он горячо его поздравлял и пообещал какой-то сюрприз, чтобы отметить это событие.
И вот — похоже, сюрпризом было его явление с утра к Ильдару домой. Нет, он, конечно, не возражал — сам же дал дубликат ключей, какие возражения? Только вот поспать он планировал сегодня подольше.
Звякнул закипевший чайник; почти сразу загремело что-то железное, как будто Вадим уронил подставку с приборами. Зарывшись лицом в подушку, Ильдар тихо застонал.
— Почему я всегда выбираю идиотов, — прошептал он едва слышно, прежде чем сползти с кровати и прямо в одеяле пойти выяснять, что произошло.

Существование Вадима в жизни Ильдара игнорирует мудробабушка (она же эксцентричная старуха) Циля Моисеевна, какого еще подтверждения его никчемности надо. У него даже нет щупалец благоговения перед святыми танцами!
Ильдар посмотрел наверх — Вадим сидел в кресле хотя бы без книги, но с откровенно скучающим видом. Одну ногу он закинул на спинку кресла впереди, голову пристроил на подлокотнике.
Эта демонстративная скука и игнорирование Вадимом работы и увлечения Ильдара поначалу останавливает - ищешь скрытый мотив. Ревность? Годится - если дело касается репетиций с Китти, но не для детского кружка. Страх и стыд из-за публичной поддержки? Если речь о конкурсе - ну предположим, но про отчетный концерт с кучей родителей-братьев-сестер в зале? Нежелание делить Ильдара с делом-страстью? Нелюбовь? Равнодушие объяснило бы отсутствие интереса к делам Ильдара, но не жестокость - сказать фанатичному танцору, что у него нет таланта, - удар по больному, зачем?
Хочется найти подтекст, но он не считывается - или автор его не вкладывал. Вадим обрисован кем-то вроде красивого, но дубиноголового и толстокожего гоблина на фоне одухотворенных эльфов. Какой мотив? Он просто вот такой - рожденный ползать. А Ильдар с Китти порхают. Забавно, что эльф отыгрывает примерно то же самое (ты говоришь, что у тебя по географии трояк, а мне на это просто наплевать): слушает вполуха, не отвечает на звонки, неосознанно тяготится обществом вне секса. Но его скука не осуждается - творцу с духовными потребностями простительно, а приземленному Вадиму с листовками и унылыми книжками “по учебе” - нет.
Я ждала их расставания еще в первой трети текста, но вымученные отношения тянулись почти до финала, и с каждой новой частью Вадим становился Ильдару все более и более постылым - хотя казалось куда еще-то:
[Вадим] буквально свалился ему на руки, а Ильдар почему-то решил, что теперь несёт ответственность за этого мальчишку. И поначалу действительно было забавно, Вадим казался таким милым и уютным, а потом всё превратилось в привычку, минуя стадию влюблённости с её желанием сворачивать горы. Как будто сразу за знакомством наступил период «престарелые супруги, знающие друг друга вот уже сорок лет».
Ильдар чуть поёрзал, и стул отозвался едва слышным скрипом. Пластиковая крышечка от стаканчика с кофе, которую сжал Вадим, недовольно щёлкнула.
И все эти звуки для обычного человека наверняка ничего не значили; а беспокойный мозг Ильдара искал ритм, пытался вычленить мелодию. Ведь и музыкальные инструменты, по сути, только издавали определённый шум, почему нельзя было воспринимать другие как песню? А если их записать и повторить движениями, то номер должен получиться по-настоящему оригинальным. По крайней мере, Ильдару такого ещё не попадалось.
— И как только девчонки любят такие места? — проворчал вдруг Вадим. — Тут же шумно, как на паре, когда препод опаздывает!

Вообще высветить духовное богатство героя можно и без карикатурного контраста, тем более что идея “бытовой шум = музыка + танец” обыгрывалась давно и часто. Странно, что профессионалу Ильдару ничего такого не попадалось.
А потом автор вдруг раз - и бросил Вадимом Ильдара. Даже Вадим прозрел на вдохновенном танго Ильдара и Китти и жертвенно самоустранился с их пути:
— Что-то случилось?
— Дар…
— Что такое?
— Нам надо расстаться. Извини.
Скрип двери показался вдруг оглушительным, а звук удаляющихся шагов — удивительно чётким...
Короткая режущая боль, вспыхнув, исчезла.
На душе стало как-то пусто.
И неожиданно спокойно. Тепло. Привычно.

Помер Максим... Больше Вадим не появляется в тексте ни разу - ни сцены объяснения, ни звонка, ни смс - а Ильдар и не ждет. В этом есть что-то обескураживающее по-человечески и - не побоюсь этого слова) - дисгармоничное сюжетно: линия Ильдара с Вадимом брошена за ненадобностью, но не подвязана.
Что касается взаимодействия “истинной пары” Ильдара с Китти, то в нем не заметно эффекта качелей. Их отношений заявлены бурными и страстными, но до конца не прорисованы - хотя бы штриховкой.
Герои много кричат друг на друга:
— Это не твоё дело! — рявкнул Ильдар, встряхивая Китти как тряпичную куклу.
— Это моё дело! — тон в тон заорал Китька.

— Дар, ты сейчас нахуй пойдёшь, если не перестанешь меня страховать! — рявкнул Китти, вырывая из размышлений. — Я! Не! Сахарный!
— Ты ебанутый! — заорал Ильдар...
— А ты тряпка! — не остался в долгу Китька.

А почему их штормит? Герои встречались когда-то и расстались, герои продолжают любить друг друга - это прописано, но в чем проблема? Какова была причина их расставания? О значимых неудачных отношениях люди не думают общими фразами: мы просто слишком много ссорились (другим так говорят, себе - нет). У ссор есть причины, и каждый про себя их точно знает: измены, эгоизм, ревность, соперничество, мудачизм, жадность, открытая зубная паста, волосы в раковине и неподнятый стульчак в конце концов) Перед нами фокал, но в голове у Ильдара нечто аморфно-неопределенное:
Это потом уже вылезли недостатки, ссоры по пустякам, споры из-за любой мелочи, упрямство обоих, когда дело касалось чего-то личного.
Они осознали, что все еще любят друг друга, в финале, был даже секс (меня напугало падение с проездом по полу перед самым выступлением и внезапная Циля Моисеевна в мыслях героя - воспоминания о бабушке в разгар ПА выдержит не каждая страсть), но явно не спешат безоглядно бросаться в отношения снова, оба словно боятся чего-то, даже говорить не решаются - что их так травмировало? Ссоры по пустякам и упрямство? Об этом ничего нет в мыслях Ильдара. По поведению и словам Китти тоже понять не выходит. Но концовка эффектно романтична. Танцы и тут подавляют все - что в логике характеров, конечно.
Короче, по-читательски я увидела и в отношенческой, и в танцевальной составляющих некоторый дефицит конкретики - деталей, делающих картинку более четкой, без них все кажется слегка расфокусированным. Но, возможно, это субъективно.
Свой читатель у этого текста, безусловно, есть. История получилась своеобразной, эмоциональной, ее можно обсуждать.


Агния-сэнсэй Нам не страшно

читать дальшеВосприятие этого текста, думаю, будет заметно зависеть от того, любит ли читатель троп “освобождение героя от постылой жизненной заданности” или нет. Мне этот мотив симпатичен. Похожие линии довольно часто встречаются в кино, сериалах, книгах. Но как читатель я ровно дышу к оригинальности идеи, воплощение важнее. Сказали ли что-то до тебя и насколько удачно - да хоть тысячу раз и языком Пушкина, вопрос только в том, хочется ли тебе самому свою, тысяча первую вариацию того же мотива. И если да - то пожалуйста. Всегда будут те, для кого он любимый.
Мне показалось, что автору хотелось - в его истории не чувствуется натужности, она легко воспринимается, комфортна и по-жанровому просчитываема.
Время от времени приятно почитать о том, как оковы отросшего долга падают, темницы колейного существования рушатся, а свобода приносит кому-то радость и непременный успех. Замордованный Гилберт Грейп уедет путешествовать с вольной птичкой из трейлера, бездомная девочка, родившая в Уолмарте, получит наследство и выиграет фотоконкурс, парень с шоссе 60 выберет свой путь, а простодушное очарование провинциалов в кадре обязательно покорит пресыщенную аудиторию глянца.
Здесь тоже есть зажатый в тисках чужого выбора герой - безвольный мальчик с атрофией стремлений, чья единственная отдушина - фотография. Он и в двадцать три остается идеально послушным ребенком: безропотно подчиняется деспотичному отцу (здесь это закадровая, схематично обрисованная фигура), вяло “встречается” с навязанной девушкой, каждые выходные едет к матери в небольшой городок по соседству, чтобы и там жить по чужим правилам - материнским и заведенным еще бабушкой. В этом захолустье и случается его судьбоносная встреча с перекати-поле Джейми.
В таких историях всегда есть налет сказочной условности, они как бы одной ногой в реальности, а другой - на облачке, поэтому некоторая декорационность сеттинга в них не сильно раздражает. Меня, конечно, смутил узнаваемо-родной антураж магазинчиков в глубинке США - заторможенная пергидрольная блондинка на кассе, крепкий алкоголь на полках (могу ошибаться, но вроде бы там он продается в отдельных магазинах?), “грязный кафельный пол”, но то такое, захолустье часто универсально.
Зато здесь более-менее ненатянутые диалоги - Джейми, на мой вкус, немного пережимает с игрой в хиппи-миссионера и временами транслирует банальности, но в целом это укладывается в характер, такие люди не редкость. В инфантилизме он даст фору Нейтану, что тоже логично - именно это их и объединяет, нам ведь показан конфетно-буфетный срез, а не то, как они прожили вместе до старости.
Вообще все, что касается взаимодействия героев, показалось мне естественным и написанным живо. Понравилась сцена с поцелуем за баром и то, что не Джейми с его раскованностью инициировал контакт, как я ожидала. Герои остановились на нежно-целомудренном этапе: поцелуи, объятия, сплетенья рук-сплетенья ног, совместный сон - как у человека испорченного это вызывает у меня некоторое недоверие, перед нами здоровые парни двадцати трех и двадцати шести лет с нормальным либидо, но по-авторски это, наверно, правильно. Рейтинг сюда “не просится”: прописанный подробно, он мог бы сбить романтический настрой, а обозначенный штриховкой для галочки ни для чего особенно не нужен.
Концовка ожидаемо светлая, согласно купленным билетам, что тоже верно, меньше всего читателю таких текстов нужны мартиновские деконструкции или приземленный реализм.
Кажется, только теперь Нейтан смог вздохнуть с облегчением. Да, он все сделал правильно. Или неправильно, но к черту все. Нейтан думал, что никогда не делал ничего безумного. Видимо, время пришло?
Само собой. Менее травматичного возраста для перемен, чем двадцать три, поискать. Пусть покатается)
При этом совсем безмятежно-плоской история не воспринимается. В ней есть детали, придающие происходящему жизни, она бодро читается - мне показалось, именно легкость слога и тащит весь текст с его нехитрым сюжетом и узнаваемыми, немного ходульными образами. Автор хорошо передает кинестетику, ход мыслей, умеет переключаться между паззлами общей картинки (воспоминания, диалоги, описания, действия).
В целом, этот текст как представление с узнаваемым набором куколок или масок (сын властного отца; свободный, как ветер, бродяжка; случайный полуволшебный помощник; добрая старая миссис) - с одной стороны, ты вроде бы уже видел что-то похожее и не раз, а с другой - в этом и комфорт, никаких разочарований, да и смотрится легко и без напряга.


resident trickster Человек обреченный

читать дальшеУ меня есть подозрение, что в этом тексте откликается эхом что-то фандомное/рпс-ное, но отсылки мне недоступны, оридж - значит, оридж, но сама я неожиданно увидела в нем тоже кое-что свое.
Преамбула) На дне моего сердечка живет страстная и неизбывная любовь к самому горячему для меня пейрингу русской классической литературы, одновременно токсичному и здоровому, болезненно исцеляющему - Порфирий Петрович/Раскольников. И на фандомных скрижалях моей души высечена заявочка на личный кинкфест - безнадежно неисполненная.
Сообщила я это к тому, что сейчас буду пристрастна) Герои, конечно, другие, и ситуация тоже, но вайбы динамика - чем-то близкая, и мне сложновато удержать пенсне на носу и сказать что-нибудь адекватное, когда хочется нести всякие глупости вроде того, что главный герой - ужасно умилительный зайчик)
Николай Павлович, конечно, совсем не Родион Романович, даже наоборот - при тех же вводных (одинокая любящая мать-вдова, провинциальное мелкопоместное дворянство, нерядовые способности, безусловная красота) он вырос зеркальным отражением Раскольникова: в нем совсем нет деструктивного начала, озлобленности, язвительности, гонора, мучительного презрения к себе и окружающим, и метит он вовсе не в наполеоны, а в жертвенные агнцы. Даже холимое и лелеемое эго у него какое-то белое и пушистое)
Временами гг подчеркнуто наивен - до детскости, но мне не показалось это слишком искусственным. Не все взрослеют к совершеннолетию, он вчерашний домашний мальчик, который радостно сбежал с крыльца в большой мир, только без своего Савельича - и вместо проигрыша в карты за сто попал в переплет гораздо серьезней. При всей неискушенности он тем не менее не вызывает ощущения стыда ни в одной из сцен, потому что не теряет душевной целостности и достоинства. И в унижении, и в ужасе, и в запале жалости к себе он из последних сил, но следует принципам, в истинности которых уже и сам не уверен, и пытается не изменить себе. Текст написан лайтово, с легкой иронией, но серьезности ситуации это не отменяет - достоевское ощущение приговоренного здесь есть. В случае “человека обреченного” помилование, возможность все вернуть назад - это огромное, непреодолимое искушение. И то, как Николай держится, делает ему честь.
Он простодушен - это уже вряд ли возрастное, такой характер - но не глуп и в отношении себя не обманывается. С авторской мягкой насмешкой его рефлексии местами умиляют:
Он знал, что другие революционеры, находясь в заключении, отыскивают в себе силы развиваться духовно и физически, однако сам Николай был слишком слаб для этого.
Николай помолчал. Он отчетливо понимал, что любой выбор сделает его несчастным. Выберет свободу — будет вечно презирать себя за слабость. Выберет тюрьму — бесславно с ума сойдет.
Спорить с самим собой было глупо донельзя, и оттого Николай просто ждал, когда эти отвратительные мысли пройдут сами собой. Однако они все не кончались.
Второй гг Константин Христофорович Шульц уже намного ближе к Порфирию Петровичу (за что от меня автору отдельное, личное спасибо). Он холодный, расчетливый и искушенный манипулятор, умеющий получать удовольствие от процесса и результата своей весьма специфичной работы. Фигура зловещая даже в подсвеченном иронией изводе - если Николай Павлович хоть и не безвинная, но овечка в сравнении с Раскольниковым, то Константин Христофорович - волк пострашнее Порфирия Петровича. Именно тут меня подвела расслабляющая авторская интонация, к этому времени я уже не ждала серьезной жести, и психопатическая простота, с которой Шульц убил человека ради спасения своей овечки, выбила меня из колеи. Интонация, повторюсь, не меняет чудовищности ситуации. Константин Христофорович - воплощенная мечта Раскольникова: переступил - и никаких терзаний, “я ведь только вошь убил” без внутреннего конфликта, в полной гармонии с собой. Возможно, кстати, протестантская этика в этом Шульцу и помогает. Как читателю мне, наверно, было бы легче, если бы этого эпизода не было, но из песни слов не выкинешь, и отношения Константина Христофоровича с Николаем видятся мне теперь жутковатенькими) Зато обезоруживает предельная честность Шульца с собой - это их, кстати, с Николаем объединяет и дает отношениям перспективу.
Я так не думаю: убийц, пусть и на государевой службе, в рай вряд ли берут. Но, возможно, с вашей помощью я хочу выбить себе местечко в аду поуютнее.
Врать себе он привычки не имел и оттого легко признал, что привязался к этому заключенному и не хотел бы, чтоб тот какому-то непорядочному подлецу достался. В том, что такой подлец в жизни Николая Павловича непременно случится, сомнений не было. Имелось в нем что-то, к подобным неприятностям располагающее.
К слову сказать, себя самого Константин Христофорович также считал подлецом, однако порядочным. Ровно таковым, какой рядом с Николаем Павловичем и должен быть, чтобы чего дурного не случилось.

И наконец-то я целевая аудитория кинка) Порка - чужая, а вот взаимодействие во время допросов - очень моя чашка чая. Вкрадчивые монологи, эмоциональные качели, манипуляция, фальшивая доброжелательность, маскирующая настоящую, сочетание холодности и ласки, херт-комфорт одним и тем же человеком - для тех, кто любит, все это сделано очень хорошо. Такого досадно мало - даже в цивильном контенте, а уж чтобы найти слэш - просто праздник какой-то)
В общем, я предупреждала про пристрастность в отзыве - мне не мог не понравиться этот текст по личным причинам, но мне он понравился не только потому, что не мог не) Он живо стилизован - в стилизации иногда появляется налет искусственности, здесь я его не ощущала, он легко читается, не затянут, в нем показаны два своеобразных характера через фокал - и история их взаимоотношений выглядит цельной и органичной.
Просто не будет (нехи, ужасные и прекрасные) (Игры, 3-15к)
Осторожно, есть спойлеры!

Конечно, не совсем справедливо называть нехом классику даркового фэнтези «Neverwinter Nights 2» и молодые успешные проекты «Наdes Game» и «Disco Elysium». Но в номинации, где преобладают тексты по монстрам типа «The Witcher» и «Detroit: Become Human», затеряться нетрудно.
И будет жаль, если вы пропустите эту прелесть!
Все эти работы объединяет важная черта — лучшее взято от канона. Авторы рассказали свои истории, используя фирменные фишки первоисточника. Я говорю об этом не ради красного словца. Иногда, если не знаешь канон — неважно, игра, сериал, книга — не всегда можешь оценить по достоинству какие-то фичи. И даже понять, что происходит, сразу не получается.
Вот и сейчас я предупреждаю: просто не будет, но оно того стоит.
«Рыжее море безмятежности», mousemouse — сбивает с толку с первой же строки. Герой бредит? Автор бредит? Ты бредишь? Что вообще происходит?
читать дальшеДа, герой, сильно пьющий коп Гарри Дюбуа, поначалу бредит, но чаще всего в его голове звучат голоса, 24 штуки за раз. У каждого голоса — свое ценное мнение и охуительный взгляд на жизнь. Каждый голос знает лучше как надо. Они врываются в диалоги, творят хаос в сознании (и Гарри, и читателя). Они требуют свое, орут, сбивают с толку и дают дурацкие советы. Местами это выглядит как дурдом, местами как анонимный форум.
Не считая того, что время от времени истерику закатывает и галстук Гарри, который боится одиночества. Галстук боится, вы правильно понял.
И да, это фишка канона. Что с этим может сделать автор? Только активно использовать — на грани между трэшем, черной комедией и нежной историей любви. И начинается вакханалия. И это очень смешно, и очень круто!
Возможно, эта работа пока не зацепила широкий читательский взгляд, потому что автор и не писал ее для широкой публики. Не разъяснил очевидное для тех, кто играл в игру. Но я рискну рекнуть текст «как оридж». И те, кто преодолеют первые абзацы, где Гарри под наркозом бредит о своем, непонятном для мимокроков, потом не пожалеют.


Еще один адочек (в хорошем смысле слова) читателя ждет в работах по «Наdes Game» — это ошеломительная игрушка про царство мертвых, как вы уже догадались: Аид, его семья и вся развеселая компашка греческих богов.
Только не таких, как мы их знаем по пересказам в википедии, застывших в мраморе. А без пафоса. Они все еще герои мифов, но, как и полагается по мифам, они тусят с людьми, они срутся между собой, завидуют, трахаются с кем попало, попадают впросак и творят дичь на голубом глазу.
Из присланных фиков по игре я бы выделила «Раз в неделю, после заката» Doctor Aizen.
Завязка основана на популярном и, наверное, таком же древнем, как греческие мифы, тропе: один персонаж платит другому за услугу сексом.
Не спешите тянуться к красному крестику, ведь в дело вступают бог милосердной смерти, он же златоокий Танатос и мускулистый бог войны Арес. И эти мужики горячи!
читать дальшеИ дело даже не в том, чтобы погладить свои кинки на сомнительное согласие, когда война нагибает смерть. А в самом антураже, который предлагает канон, а автор подхватывает эту игру, когда описывает будни Танатоса:
«Во Фракии землетрясение, в Фивах вспышка брюшного тифа, но туда уже прибыл Асклепий, так что, думаю, ловить нечего. В остальном ночка выдалась тихая — пара поножовщин, смерть от яда, и один бедолага попытался заняться любовью со статуей Афины. Рутина».
А чего стоит эпизод, когда богу с косой (орудие труда) приходится нырять за каждым из двухсот утопших моряков. Лично, ибо такова работа бога смерти в Древней Греции. Усталый, замерзший, несчастный, он такой лапушка.
В общем, никакого пафоса и уныния, царство мертвых зажигает по полной! Местами мне все-таки пришлось заглянуть в вики, страдая от спойлеров (трехтысячелетней давности, смешно, ага). Но даже школьных знаний хватит, чтобы оценить веселый бедлам происходящего.
Если понравится, то и другие тексты по «Аиду» не разочаруют.


«Неверующий», Сагонна Адера, — очень точное и очень ироничное название, отражающее суть главного героя фика по игре «Neverwinter Nights 2», которого зовут Епископ (Бишоп). Он один из самых популярных персонажей этой франшизы, и весьма заслужено. Сумрачная мужская красота и сложный байронический характер — Бишоп обречен на любовь аудитории. Он то уходит, то возвращается, то любит, то ненавидит, то предает, то снова спасает, короче, парень отрабатывает звание демонического любовника по полной.
Но автор идет своим путем и развенчивает миф о Бишопе абсолютно в духе дарка и безысходности, что и предполагает канон.
читать дальшеСам текст представляет из себя цепь важных эпизодов в жизни героя — от тяжелого детства до самой последней, самой жуткой его участи в финале. Каждый раз Бишопу приходится переступать через себя — подставлять задницу или рот, пытаться быть милым или изображать привязанность. Он выживает, как умеет, но испытания не превращают его характер в стойкий, как алмаз, и чистый, как слеза младенца. Нет, с каждой уступкой, с каждым новым страхом и предательством самого себя этот человек становится только хуже.
Автор использует своего рода перевертыш. Начинаем читать мы эту историю с симпатией к маленькому мальчику-сироте. Затем — с сочувствием к молодому наемнику, который страшно боится быть вмурованным навеки в стену Неверующих и заодно пытается избавиться от своего прошлого, в прямом смысле сжигая его заживо. А потом... Потом приходит понимание.
И финал, красивый и жуткий, — когда мы слышим истошный плач того самого брошенного и нелюбимого мальчика и видим, в кого превратился по итогу Бишоп, — он впечатляет.
Сложные чувства, и жаль, и не жаль человека. Все выборы в своей жизни герой сделал сам, но кто знает, как поступил бы ты в таких же обстоятельствах. Мы часто предаем самих себя, даже не замечая этого.
Местами «Неверующего» будет жутко и неприятно читать. Не потому, что упоминается, как люди превращаются в гигантских крыс и жрут друг друга, и не потому что Бишоп постоянно находится в ситуации насилия. А из-за того, сколько в нем ненависти к людям. Через край просто. И из трогательного одинокого мальчика он превращается в отъявленного засранца — по всем законам дарка.
Наверное, история кому-то покажется некрасивой, неприятной, грязной, но, поверьте, она цепляет.
Ориджи. Часть 2
Аполлине Наш Уровень Отношений. Встреча

читать дальшеЭто короткий задел - что-то вроде пролога - для другой, наверно, более внятной и цельной истории. Сюжет его - “мы странно встретились и странно разошлись (это начало прекрасной дружбы)”. Сеттинг - огромный постапокалиптический(?) космический(?) корабль с традиционной разноуровневой иерархией. На элитных верхних уровнях с хорошими условиями жители здоровы и полностью человекоподобны, чем ниже уровень - тем хуже и мрачнее жизнь его обитателей и тем больше у них жутковатых мутаций. Но если кто-то уже успел подумать про мрачную антиутопию, то зря - это комедия, и все в ней представлено в забавном и неугнетающем свете. Главные герои - парочка чудаков, у копа с уровня 2.2 уши летучей мыши и змеиные глаза, у владельца бара с уровня 3.1 - дополнительная пара рук. Их знакомство начинается с погони в стиле французско-итальянских комедий и заканчивается золушкиным побегом наоборот, где вместо бала - попойка, а вместо туфельки - плащ.
Надо сказать, текст написан - хм, пусть будет небрежно. Временами это даже вызывает ностальгию) Можно, например, шаблонные анекдоты составлять по мотивам некоторых абзацев: заходят как-то в бар мужчина, детектив, Алан и Зит, а бармен сложил руки у них на голове:
Эд успел перейти на сторону Алана и, оказавшись за спиной детектива, стянул с него шарф. Зит попытался натянуть его обратно, но бармен положил руки ему на плечи, и шарф остался там же. Тем временем верхние руки Эд сложил на голове мужчины и с интересом начал ощупывать его уши. Алан недовольно дёрнул ухом, чем вызвал лишь больше интереса у увлёкшегося бармена. Тогда детектив запрокинул голову и сверкнул глазами, но Эд только миленько улыбнулся, что-то сказав...
Здесь можно увидеть капслок как средство особой выразительности:
— ВСЕ РУКИ! — уточнил мужчина... — Я всё ещё НИЧЕГО не слышу! Ты меня глушишь!
Где-то на задворках болтовни и бесцельного взаимодействия героев валяются обрывки сюжета. Появление героя на нижнем уровне объясняется в нем бесхитростно:
Это было нужно для дела.
Зато коротко и ясно) “Чего-то ему там надо”-линия продолжается странной врезкой с участием парочки “сожителей”, прописанных примерно никак, которые разводят руками, перекидываются парой не относящихся к делу реплик и тут же исчезают. Вслед за ними исчезает и все недодетективная составляющая - за ненадобностью.
Алан пытался сдержать разочарование. Он и не думал, что в этом случае всё так сложно. Казалось, просто покажет женщине улику, и она скажет, что может по ней определить. Но гляди ж ты, не всё так просто!
Так рассуждает полицейский детектив в этой вселенной - и это, кстати, очень органично и для него, и для окружающих. В принципе, если предположить, что мутации повлияли на мозг и поведение обитателей корабля, просто автор забыл телеграфировать нам об этом инфодампом, тогда все складывается. Такая вот своеобразная аушка - корабль чудаков.
Однако есть и хорошие новости)
После перечисления недостатков, наверно, прозвучит не слишком логично (возможно, мутации героев были заразны), но вопреки всему этот текст меня развлек. В его обрывочной непродуманности есть обаяние легкой болтовни ни о чем, какая-то подкупающая беззаботность, и мне не пришлось принуждать себя к чтению. Он настрочен по фану и, как ни странно, в нем ощущается живость. Автору искренне нравятся его герои, их странненькое поведение, необременительный треп и нелепый флирт, нравится придуманный им мир со всеми его детальками. Кстати, здесь есть одна вещь, которую я по-читательски очень люблю и всегда отмечаю в текстах. Попробую объяснить покороче.
Иногда, придумав какие-то особенности персонажам или сеттингу, авторы не идут дальше их упоминания где-нибудь в начале, а потом в худшем случае - теряют по дороге, в лучшем - используют по назначению, когда требуется - в ситуациях, для которых они и были придуманы. И реже, чем мне хотелось бы, эти фишки встраиваются в реальность, используются не напрямую. У героя четыре руки - волей автора) То, что он не забывает об этом - на всем протяжении текста вторая пара рук не “теряется” ни разу, мы ее видим все время - это первый левел. А второй - вот:
Там был такой классный кардиган! — Эд выглядел сначала очень радостным, но потом помрачнел. — Пришлось, правда, из него жилетку делать.
Бармен продемонстрировал свои две пары рук, поясняя так необходимость надругательства над кардиганом.

Как должен одеваться четырехрукий персонаж? Этому вот приходится носить жилетки и натягивать отдельно отрезанные от разных кофт рукава) Обычно за сюжетом и идеей такие мелочи выпадают, а ведь они придают живости происходящему.
В общем, некоторые тексты наваливаются на читателя железобетонным а в т о р с т а р а л с я, а поперек этого большими буквами проступает “автор получал удовольствие”. По-моему, это единственный резон заниматься любым хобби - написанием текстов в том числе.


Anka-Marsiannka Пётр и его сложности

читать дальшеУ этого текста странноватая структура и логика. Я честно попыталась разобраться и после первого чтения пересматривала текст еще раз от начала к концу, поэтому отзыв будет похож на пересказ теленовеллы “Просто Мария Петр” по сериям)
Первая глава начинается стандартной пвп-шкой - герой выходит в вирт ради ни к чему не обязывающего секса.
Случайным парнером Петра оказывается некий драконид - и, что бы это ни значило, это мало что меняет в происходящем. Мы узнаем, что дракониды - суровые доминанты и нежные любовники, если повезет (?), а еще они урчат и рычат - ну, или это индивидуальная особенность данной особи.
В остальном нц-а довольно шаблонна:
пальцы мимолетно скользнули по полоске голого живота над самым ремнем
в голове не остается ни одной связной мысли, лишь блаженная пустота
Незнакомец слитным движением входит до упора
Есть небольшой перебор с “накрываниями”:
Горячий, влажный рот накрывает изнывающий член
Его качает на острых волнах удовольствия, ноги, кажется, подкашиваются, пальцы поджимаются, и вот-вот его накроет
незнакомец снова накрывает губы Петра своими
Ничего стремного, смешного или сильно раздражающего - просто фразы, которые любой читатель слэша со стажем больше двух лет угадывает с первого слова, а бывалый райтер может строчить, не приходя в сознание.
Неопределенно-личные конструкции показались мне здесь искусственными - хотя я понимаю, зачем они автору нужны
его целуют в шею
увлекают прочь от сцены
губы сминают новым поцелуем
А в сочетании с именем героя у всего появляется какой-то оттенок комичности
Петра подхватывают за задницу
Незнакомец снова и снова врывается в Петра под единственно верным углом
Он резко и глубоко входит в Петра
Пусть это будет личная придирка от жителя Петербурга)
В конце главы мы узнаем, что дракониды моногамны и
э, моралисты? традиционалисты?
Появляются вопросы - наш нехарактерный представитель? бунтарь? Для моралиста и традиционалиста он подснял Петра в вирте подозрительно ловко, будто не в первый раз проворачивает такой номер.
Во второй главе знакомый дракониду подонок подпаивает и насилует Петра. Драконид сообщает в техподдержку и занимается комфортингом. Выясняется, что после случайного секса с аватаром Петра драконид глубоко влюблен и мир без Петра ему теперь не мил - такой вот киберпанковый “Солнечный удар”. В общем и целом, все идет по канонам типичного отношенческого текста - дальше по плану обычно душевные терзания разной степени интенсивности, качели любит-не любит-плюнет-поцелует, а потом хэппи-энд.
Но эта история делает другой поворот.
Третья глава сообщает нам (всегда мечтала написать что-нибудь с хрестоматийным “Глава икс, в которой наш герой /строчек пять спойлеров/”):
с Петром творится непонятное
И действительно творится - причем не только с ним. С этой главы непонятное начинает твориться и с сюжетом текста, с его хронологией, системой персонажей, миром в целом и - как следствие - с читателем.
Выясняется, что у Петра давняя глубокая депрессия - до того об этом не было ни слова. Он не идет к мозгоправу, не просит о встрече драконида Эрлиха, хотя очень хочется, а решает понарошку умереть в вирте. Хочет лайтово - на пятнадцать минут, а выходит - на шесть лет (но это не точно).
И тут вдруг откуда ни возьмись на нас выпрыгивает самый живой, интересный и любовно прописанный автором персонаж этого текста - виртуальный Харон наоборот, проводник из мира виртуально мертвых в мир живых - с котом и огромным “рулоном” самовоспроизводящейся шаурмы. Куда там меланхоличному Петру с его обезличенным драконидом. Автор как будто просыпается (и мы вместе с ним), пускается в детальные описания, выдает отличную речевую характеристику, удачными штрихами обозначает законы и устройство виртуального мира, в тексте появляется движение, вместе с шаурмой самозарождается бодрый сюжет. На мой вкус, Капитон, его трак, шаурма и кот - лучшее, что здесь есть, такой дефибриллятор не только для застрявшего в виртуальном лимбе Петра, но и для всего текста. Когда они пропадают из кадра, случается “мы его теряем”, и герои снова падают в меланхолический бульон флэшбеков и статично там плавают.
На самом деле, как читатель я с удовольствием потребляю меланхолические бульоны: все эти мучительно сладкие поцелуи, щемящую нежность, прикосновения к лицу, недоговоренности и фразы ни о чем - и они тут неплохи, честно.
Но на небольшом объеме выходит не связная история, а пэчворк с грубыми швами, это сбивает настрой.
Читатель настроился на пвп с херт-комфортом - оп, происходит скачок в статично-созерцательную полупритчу. Перестроился на эту волну - оп, мини-роуд стори с бравым спасателем. Не успел моргнуть - уже пастельные зарисовки о чувствах.
И ладно бы, побольше объема и подготовленные переходы сгладили бы картину. Но тут творящееся с Петром непонятное выходит на новый уровень.
Заявку о его пропаже, оказывается, подал драконид Эрлих - и почему-то шесть лет назад. Сначала я посчитала это следствием разницы в течении времени между виртолимбом и реальностью. Успела представить беднягу драконида, который тоскует все эти шесть лет по Петру, как моногамный традиционалист-моралист, и загрустить. Но мои предположения оказались неверны.
В реальном мире прошло по-прежнему восемнадцать дней. Эрлих не зачах от горя. Тогда откуда взялись шесть лет?
Объяснение меня озадачило. Петр, написано в тексте, раньше был/ощущал себя другим Петром (?), и у него шесть лет назад(??) уже мог быть роман с Эрлихом(???) - но это не точно.
Эрлих знал прежнего Петра и по какой-то причине это скрыл. Если это так, то, пожалуй, объяснима тревожащая нежность Эрлиха: они могли быть любовниками.
Сложновато. Я понадеялась на более внятное объяснение дальше.
Но вот все содержимое мыслей Петра на этот счет:
Значит, когда Эрлих узнает, что его с тем Петром связывают только ID и генетический материал, он потеряет интерес. Такие как Эрлих вряд ли западают на тело. Но кроме тела Петр не может предъявить ни единого обрывка воспоминаний. Может, поэтому Эрлих не объявился раньше, когда его только нашли? Может, он ещё тогда всё узнал, а в том клубе, встретившись в живую, просто не смог сдержаться? Значит, это было эхо прошлого? Что ж, Пётр понимает, он и сам не остановился при второй встрече, хотя зарекался.

Пётр отключился.

Моя способность соображать тоже(
Здесь что-то потеряно, автор не дописал кусок текста и оборвал нить - не знаю, случайно или потому что считает, что “сложностей Петра” не бывает много, - и это подпортило мне впечатление.
Кстати, достаточно было удалить этот кусок с шестью годами и прежним Петром, и тогда последний лоскут встроился бы в общее полотно. Эрлих нырнул в виртолимб и силой своей любви выдернул Петра в реальность, герои нежно обнимаются, хэппи-энд. И все (кроме того что они говорят друг другу: м?) было бы нормально.
А так осталось ощущение наметанной на скорую руку, но не до конца простроченной заготовки.
И тем не менее это запоминающийся текст - благодаря шаурме второй части с виртопутешествиями и Хароном-Капитоном)


Лис Алисы Кошки-мышки

читать дальшеЭто чисто кинковый текст - мы все знаем, для чего они пишутся и читаются, и я предполагаю, свою функцию он выполняет добросовестно. Без снобизма отношусь к честным дрочилкам на конкурсе, жанр не хуже прочих, может быть хорошо и не очень реализован, единственное - о них довольно сложно отзываться не любителю, эти тексты не должны быть универсальными, все-таки рейтинговая составляющая в них - главная.
В обсуждениях любого текста с меткой бдсм регулярно разворачиваются дискуссии о соответствии поступков и поведения героев эталонам некоего правильного_бдсм из палаты мер и весов, и редкий текст единогласно признается тематически-благодатным - это, похоже, такой умозрительно-дистиллированный конструкт, недостижимый на практике. Не возьмусь судить в этом направлении, наверняка здесь, как и везде, найдется еретическое отпадение от каноничного триединства разумности-добровольности-безопасности (волнуюсь, насколько опасен ожог от капсикама с теплой водой, но поверю автору - что не сильно), однако мне-дилетанту с кинковой стороны - в самом описании игр героев - этот текст показался работающим. Думаю, он тронет свою ЦА.
Но я, пользуясь случаем, выступлю в роли чувака с уравнениями в порноролике из известной копипасты) Потому что у меня возникли кое-какие вопросы как системного характера, так и конкретные.
На мой сторонний взгляд, этот текст довольно типичен для своей ниши - заметная часть прочитанных мной бдсм-текстов в сеттинге современности были ну очень похожими на него. Выборка абсолютно нерелевантна - пусть звездочки означают “согласно исследованию среди меня”) Но все-таки выскажу соображения.
Смущает меня - и не только в этом тексте - общая* трафаретность внесценарного/неигрового взаимодействия бдсм-персонажей и схематичность их в целом.
Такие тексты - и этот тоже - часто имеют схожую структуру и строятся “сессионно”, как сами игры или как порноролики с закадровыми вставками: знакомство (смотрите, никто не монстр и не злодей, никто не жертва, все по согласию), потом ролевая часть с вынесенной за скобки условностью (все как будто по-настоящему, только по-игрушечному), а в конце - “разоблачение фокуса” (все живы-здоровы и улыбаются, ни одно животное не пострадало). К этому никаких претензий - любой кинковый текст откатывает свою программу по нужным пунктам. Хуже, когда люди в составе этого представления превращаются в игровые маски не только внутри “сессионной” части - это оправдано кинком, но и вне ее - там, где они из игры выходят.
Сабмиссивный парнер в бдсм-текстах* еще худо-бедно бывает наделен какими-то человеческими чертами - здесь это такой инфантильный, не слишком уверенный в себе раздолбай лет двадцати пяти, рассуждающий и разговаривающий скорее, как старшеклассник или студент первого-второго курса.
Расстроенно махнув рукой и показав язык собственному отражению...
«Котик-наркотик, блин», — фыркает про себя Мыш...
Мыш какое-то время тупит, потом, опомнившись, втаскивает себя через порог. Знает ведь Кота уже больше года, но каждый раз офигевает...
Не очень понятно, как ему, сыну профессора-философа, “умненькому технарю, еще по школе отличавшемуся способностями”, получившему хорошее образование, “успешно трудоустроившемуся в ставшей популярной и высокооплачиваемой IT-сфере” с “доходными «леваками»”, прекрасными отношениями в семье (“в душу не лезут, просто любят и поддерживают”), друзьями и легкодоступными перепихонами в анамнезе, удалось сохранить незамутненную детскую непосредственность и приобрести такую низкую самооценку:
Можно вывезти мальчика из деревни, но вот деревню из мальчика… «Как был мудилой из нижнего тагила, так и остался», — фыркает он про себя.
Ему бы гнать Мыша поганой метлой, как надоест — но почему-то не гонит. Значит, еще не надоел. Может, привык, а может и жалеет, кто его знает. Жалости Мыш не хочет, но не сомневается — то, чего бы ему хотелось, ему в любом случае не светит, куда уж ему со своим посконным рылом да в суконный ряд.

А вот бдсм-доминант - это обычно* фигура, ведущая себя (вне ролевой игры), как механический болванчик, снисходительно произносящий приторную штамповку, с характерным самоощущением исполненного своей значимости “взрослого” рядом то ли с ребенком, то ли с умственно иным. Признаюсь в пристрастности - я не выношу бдсм-доминантов, но это далеко не единственный тип героев, который мне несимпатичен - и эти другие бывают живыми и разными, а доминанты словно вырезаны по одному лекалу. Если он хочет приблизиться к званию правильного и хорошего, то обязан стать сплавом стальной Сью, гиперопекающей бабушки и доморощенного горе-психолога. Почему у них выхолащиваются любые выпадающие из этого загона черты, почему им отказано в индивидуальности* - ради кинка? Они должны тащить свои роли, как крест, и в обычную жизнь - это продолжение того же кинкового банкета? Схематизация поведения и характеров - обязательное ли условие для кинка? Возможно, легкая степень дегуманизации и правда должна присутствовать, чтобы лишнее человеческое не отвлекало от откатки обязательной программы.
В этом тексте от сияния доминанта слепит глаза:
Кот потрясающий топ
Кот с его природным изяществом умудряется смотреться элегантно и даже шикарно хоть в мешке, хоть в ватнике.
Кот до неприличия красивый!
Кот, жилистый и поджарый, отличается удивительной силой
Кот словно из другого мира.
Тело у Кота… Умереть — не встать.
Ему дьявольски к лицу этот холодный, безупречный цвет
И дело не в фокале влюбленного Мыша (да пусть бы и так, влюбленность не равна умственной отсталости, должен же герой видеть в человеке, которого якобы любит, хоть что-то за рамками кинковой вывески), есть и объективная реальность:
у Кота своя шикарная квартира… богемная тусовка, свое креативное агентство, какие-то вечные выставки-презентации-перформансы…
Миллионер, плейбой, филантроп… и скромник каких мало:
У меня до чертиков скучная работа, которая выжирает практически все мое время, и мне меньше всего хотелось тебя ею грузить. Я и в мыслях не держал, что тебе может быть интересно.
Да, у кинка свои механизмы, но что стало бы, если бы Кот сиял и лицемерил чуть меньше, а Мыш не выглядел бы слегка недоразвитым не только по ходу игры, но и вне ее, - не включилось бы?
В общем, мне увиделась здесь общая* тенденция такого типа кинковых текстов. Она мне не очень понятна. Возможно, все дело в том, что это не моя чашка чаю.
Ну и конкретика. Я опять нашла повод для пессимизма в происходящем(
Если воспринимать героев не пиноккио, а настоящими мальчиками, то можно заметить, что в конце Мыш эмоционально расшатан, на грани нервного срыва, у него неадекватно низкая самооценка, совершенно не получается без потерь выходить из игрищ с Котом и сбиты личностные ориентиры - я, например, сомневаюсь, что его чувство к Коту действительно любовь.
А Кот - если он не программа-голограмма (это логично встроилось бы в ситуацию, кстати, если бы это был воображаемый партнер из головы Мыша) - на редкость эмоционально глух и, мягко говоря, не очень честен и порядочен.
Он вынудил Мыша открыться в момент слабости, почувствовать себя беззащитным и уязвимым не только внутри их совместной игры, но уже за ее пределами - я не психолог, но по по-житейски мне это кажется не слишком уместным и травмирующим ходом. И в ответ на эту уязвимость выдал порцию сдобренной слащавым сюсюканьем пассивной-агрессивной манипуляции:
если ты загоняешься, что можешь меня разочаровать — это уже какая-то нездоровая хрень, малыш
Я думал, ты знаешь. Но если нет — прости, что не сказал, не донес так, чтобы ты услышал.
То есть ты полтора года считаешь, что я тебя тупо использую для временных потрахушек?
Чтобы убедиться в том, что это был очень просчитываемый с его стороны выпад, достаточно увидеть ответ Мыша:
— Нет, — пугается Мыш. — Нет, что ты. Я вовсе не это имею в виду.
Фактически Кот повесил вину/ответственность за такое нестабильное внутреннее состояние, такие мысли, такие сомнения на самого Мыша.
Я полтора года с тобой не разговаривал ни о чем постороннем, никуда тебя не звал, не ввел тебя в круг своего общения, ни в каком качестве не представлял близким, не открывался тебе ни с какой стороны, кроме сессионной.
Мне не приходило в голову, что тебе бы этого хотелось, Мышонок.
Да ладно! Звучит правдоподобно.
Что ты видишь такого в наших отношениях, что обязательно должно мне наскучить? И почему сомневаешься?
Прости, я вообще не думал, что ты видишь все иначе.
С тобой что-то не так, малыш, ты видишь все неправильно.
Заметим, он ни разу не говорит, что они встречаются, определенно и утвердительно, он говорит:
Мы вроде как полтора года встречаемся…
Дьявольская разница.
Он не отвечает на вопрос прямо:
— ...Мы встречаемся? Правда?
— Ну… А как это еще назвать? Ну давай скажем отношаемся, или как еще?

Что мешает сказать простое “да”? К чему эта риторичность? Что значит "давай скажем" - спрашивали тебя одного, вот ты и скажи.
Он прекрасно понимает, что делает. Он не зовет Мыша никуда на самом деле. Только отшучивается:
— Например, вместо постели поволок бы тебя на какой-нибудь скучный тупой сейшн, — смеется Кот.
Как смешно. Ты же сам не хочешь вместо постели на скучный тупой сейшн, правда, мышонок? Есть два стула - на одном пики точеные скучный тупой сейшн, на другом - ну вы знаете. Третьего не дано.
И, кстати, теперь вся проработка тревожащего пиздеца - официально в зоне ответственности Мыша:
А пока — обещай мне говорить сам, если тебя что-то беспокоит. Хорошо?
Ловко. Угадайте ответ Мыша с трех раз. Угадайте, сколько раз он по личной инициативе затеет разговор о том, что отношения с Котом его тревожат и выбивают из колеи.
Но вишенка на торте, конечно, ответ самого Кота на признание в любви:
мне приятно это слышать
*тут очень сложный смайл*
Итого в корзине Кота: комплимент его безусловной охуенности, закрепление статуса-кво ни к чему не обязывающих отношений, избавление от необходимости что-то решать, признание в любви.
Итого в корзине Мыша: сюсюканье, комплимент про лучшего нижнего (из неопределенного количества), признание "ты не можешь меня разочаровать, пока стараешься на сессиях изо всех сил угодить мне", чувство вины за свои эмоции и свою неправильность, единоличная ответственность за все дальнейшее развитие отношений, “я вас услышал” - что-то среднее между “спасибо за ненужную информацию” и “иди на хуй”, поцелуй.
Вот такое вот печальное увиделось.
Тут самое время вернуться к началу отзыва, вспомнить, что это чисто кинковый текст, а мы все знаем, для чего они пишутся и читаются, и открыть наконец форточку) Сессионная часть по-прежнему вне моих компетенций претензий)
Без секса, но так даже лучше: 3 текста, которые стоит прочитать
В интервью Пушистой Ламе я говорила о своей оценке текстов с точки зрения жюри. В отзывах я пишу с позиции читательницы. Специально оговариваю этот момент во избежание всякого:)

Я, в общем, благодарный читатель — легко закрываю глаза на недостатки (объективные или мою личную вкусовщину), если в тексте меня что-то зацепило/восхитило. Таких крючков может быть много.

Автор классно поработал с матчастью и атмосферой, но герои слегка картон? Не страшно.
Драматургия и персонажи огонь, но язык тяжеловатый? Норм, спасибо за историю.
В тексте вагон сквиков, но написано так увлекательно, что не оторваться? Дайте два.


В обзоре тексты, которые меня особенно зацепили — по разным причинам. Удивительным образом, во всех трех практически нет откровенных слешных сцен, но это их совсем не портит. Поехали (с)

читать дальше

автор: cat-ira
бета: Любительница Хэппи Эндов

«Непостижимый замысел»

Тот офигенный случай, когда я хорошо знаю оба канона и люблю их всем сердцем. Поэтому текст открывала с осторожностью и даже внутренней тоской: вдруг мне сейчас потопчут все эдельвейсы?

Тем более, что сама идея скрестить ПоИ и Гуд оменс выглядела полным сюром. У меня это не билось даже на уровне атмосферы канонов. ПоИ всегда казался мне суховато-сдержанным, мало юмора и эмоций, много ангста, грустной предопределенности и «все умерли» (с). Тогда как Гуд оменс это вроде бы и мастерпис, и тема серьезная, но вагон английского юмора, ничего святого, в любой момент может вылезти бог из машины и перевернуть игру.

Так что текст я читала в первую очередь с интересом, как автор(ка) все это дело поженит. И мне очень сильно додали. Искренние спасибы летят cat-ira и Любительнице Хэппи Эндов, сделано — супер.

Оба канона сшиты практически бесшовно и максимально органично. Джон и Финч прекрасно узнаваемы в новых ролях, и даже их принадлежность Аду и Раю выбрана очень правильно. А финальный твист «who is John» вообще замечательный.

Я очень люблю словесные игры/отсылки/вот это все, поэтому выбор имени для Дитя стал еще одним любимым моментом. Самаритянин — Самин, ну классно же!

И таких деталек, которые мелкими стежками делают из двух больших миров — новый и прекрасно функционирующий, — щедро по всему тексту.

Даже та самая атмосфера, за которую я так переживала, вышла органичной. Вот здесь мы слышим Финча, и чувствуем присущий ПоИ флер гнетущего фатума. А вот мы переключились на другие ПОВы/события, и выпукло проступает иронично-изящная ебанца Гуд оменс.

Гармония канонов сделала для меня весь текст и позволила легко отнестись к вторичности сюжета. Он полностью сплетен из сюжета канонов — с одной стороны «Машина» и все вытекающие, с другой — подмена ребенка-антихриста, чтобы его правильно воспитали и не случился Апокалипсис.

Естественно, исходя из условий кроссовера и АУ, развязка у автора отличается от канонной, но в целом история как история нигде не поражает. Заранее понятно, что «наши победят» (и за это, пожалуй, спасибо, потому что в таком уютном фике не хотелось «все умерли»).

Слешная линия очень в духе фиков по ПоИ. Не могу сказать, что я читала их много, но в тексте я ожидала сдержанный нежный романс, а не разнузданную оргию, и мои ожидания оправдались.

Отношения полны тепла, взаимоуважения и хорошего уюта. Джон и Финч как родители выписаны замечательно — они не идеальны, но очень стараются.

В истории нет ничего лишнего, и это отдельный плюс. Ни «воды», ни торопливого перескакивания — ритм повествования ровный, без фальшивых нот, при этом не скучный. Нет провисаний или, наоборот, эмоционального перегруза.

Однозначно рек тем, кто любит оба канона или хотя бы один из них. Не уверена, прочтется ли история «как оридж» — возможно, некоторые моменты останутся такому читателю непонятны.

Лично я получила от текста огромное удовольствие. И отдельное спасибо, что прислали его в числе первых: приятно, когда чтение номинации начинается с классного фика.



автор: Графит
«Треугольник»


«Агентство НЛС» я удивительным образом не смотрела, хотя про сам сериал, конечно, слышала. Первым делом пришлось идти гуглить: в пейринге стояла «Катя», и это меня немало смутило.

Почему персонажа называют Екатерина, мне гугл так и не смог внятно объяснять, но я хотя бы убедилась, что мне предстоит почитать слеш.

Впрочем, слеша в тексте мало. Любовная линия показалась мне довольно неважной, какой-то третьестепенной на фоне основного кейса. Не могу сказать, что я ей сильно прониклась или вообще поняла, почему вот у этих двоих крутится роман. Но здесь у меня нет никаких претензий, ER я вполне себе принимаю и люблю.

Текст очень зацепил меня атмосферой и вызвал приступ острой ностальгии. Я не смотрела НЛС, но я хорошо помню другие сериалы этого времени, начиная от «Улиц разбитых фонарей» и заканчивая «Не родись красивой».

Сложилось ощущение, что описанной в тексте кейс очень канонный. Автор показал мне «серию», нежно вписав в нее по касательной любимый пейринг. Завязка истории строится на классической ситуации «произошла путаница, и теперь ГГ втянут в переделку». Этот ГГ — Марина, и мы следим, как она сама и ее близкие (включая крутого Катю) помогают ей выпутаться.

История вышла не особенно сложной: довольно быстро автор(ка) рассказывает, что и почему произошло. И к счастливому финалу, когда все везде в порядке, мы тоже добираемся без особых нервов. Отсюда тот самый эффект «серии»: вот завязка, вот угрозы/неприятности, а вот кульминация и благополучное разрешение истории. И, конечно, в процессе никто серьезно не пострадает, кроме несчастных, сидящих в кустах под дождем:)

Для меня текст очень сильно сделала атмосфера конца 90-х/ранних нулевых. Узнаваемые детали времени, описания родного города, уже забытые атрибуты эпохи. Неиронично вернулась в свои подростковые годы и без всяких оговорок кайфанула. Не то, чтобы я скучала по браткам и радовалась отсутствию смартфонов, но двадцать лет спустя видишь в прошлом те плюсы, которых нет в дне сегодняшнем.

Отдельно мне понравилось, как автор(ка) работает с большим количеством персонажей. Я не знала канона, но легко ориентировалась и не путала их между собой. Даже образ успел сложиться по двум-трем характерным чертам.

Да и сам кейс при всей своей простоте сделан качественно и добротно. Нет ощущения, что где-то было недодумано, напущено туману и так далее. Все предельно логично, четко и понятно.

Отдельно спасибо за семью мафиози, которая идеально вписалась бы в вайб 2021 года: в кадре и полиамория, и здоровые отношения партнерского брака, и сильная женщина в кадре.

Про женских персонажей скажу отдельно: в слеше они вообще встречаются нечасто, а встречаясь, занимают не самые симпатичные позиции. Здесь с этим все ок, а история вполне проходит тест Бекдел: женщины больше заняты деловыми делами, чем беспокойством за свою личную жизнь.

Очень рекомендую фик всем, кому хочется крепкого детективно-приключенческого кейса, атмосферы нулевых, романтичного слеша без постельных сцен и классных женщин. Как оридж читается отлично, а любители сериала, мне кажется, кайфанут еще сильнее: вам дважды ударит по ностальгии.



автор: Элентари

«Кофе, водка, кокс — формула Девлин-Ворт»


Снова незнакомый канон. Забегая вперед, скажу: сериал я теперь скачаю и посмотрю:) (Вот за это отдельно люблю Небукер, в том году благодаря фикам посмотрела отличный сериал «Уилл»)

Стиль, которым написан текст, вызвал у меня вьетнамские флешбеки: в эпоху динозавров его называли «паланик-стайл». Для меня это не недостаток — я всеядна, если сделано хорошо. И тут процентов на 80 действительно очень хорошо.

Текст очень яркий, драйвовый и эмоциональный. Иногда слишком эмоциональный — поэтому я и не хвалю его безоговорочно. Все-таки недаром по законам драматургии положено чередовать эмоциональные состояния читателя/зрителя. Если у вас хоррор, вставляйте изредка смешное, если юмор — трагичное. А еще не забывайте давать людям отдыхать, чтобы не перегревались.

Я вот порой перегревалась, потому что надрыв за надрывом и надрывом погоняет. С другой стороны, тема текста отчасти оправдывает такой подход. Все-таки ГГ постоянно растерян/болен/одурманен/зол и так далее.

Сам сюжет при этом выстраивается хорошо и логично. Читателю не сразу раскрывают все карты. Он разгадывает, что происходит, вместе с героем, в режиме реального времени. И это очень способствует погружению и сопереживанию.

Конечно, со стороны виднее, в чем проблема, но интерес не теряется. О’кей, мы видим, что это один и тот же человек, но как и когда появилось альтер-эго?

Когда все становится ясно, начинается второй виток сюжета — как с этим жить, как делить с самим собой свою жизнь и как ГГ не просрать все полимеры дома и на работе.

Я очень люблю сюжеты о расщеплении личности, поэтому текст сильно попал мне в личные кинки. С удовольствием следила, как герой решит свою проблему, и что из этого выйдет. Поэтому слешная линия показалась мне необязательно и даже лишней, хотя не могу не отметить, что технически сделано супер.

Непросто написать секс-сцену, где один из партнеров существует только в мозгу. И все же сцена есть, и она вполне хороша. Но, положа руку на сердце, мне гораздо больше понравились сцены с Энджелой.

Ярко, чувственно, горячо. Да и сам ее образ вышел очень выпуклым, привлекательным и интересным. Заранее в нее немного влюбилась; очень надеюсь, что канонная Энджела такая же крутая, как у автора(ки).

В тексте много классного языка. Точных формулировок, метких сравнений, четко пойманных эмоций и ощущений. Вот, например, отличный фрагмент:
Джим открывает глаза и видит девушку. Очередную зайку, солнышко и дорогушу.
С удивлением думает: моя?
Трогает за упругую голую сиську, проверяет себя и простыню.
Моя.


И очень здорово ощущать авторский кайф от написания фика. Могу ошибаться, но текст показался мне примером ситуации, когда человек пишет и сам весь горит. Такое искреннее и хорошее «меня прет». Чувствуется огромная любовь к Джиму, Джеку, Энджеле, канону. Очень приятно читать текст, в котором каждое слово — по любви.

Подозреваю, что самый главный любимчик у автора(ки) как раз Джек. И не могу осуждать — уверена, плохиш Тим Рот это правда очень круто:)

Рекомендую текст всем, кто любит драйвовые тексты, которые буквально летят на третьей космической. Как оридж читается замечательно. Если НЦа для вас не главное, не пугает гет, мат и насилие, и хочется сочного языка и ярких эмоций — читайте обязательно, прекрасно проведете время.
Ориджи разного размера. Часть 1
Все отзывы содержат спойлеры.

Два текста вызвали ощущение дежавю и напомнили “воспоминания” в инстаграме - “в этот день год назад”) Оба автора участвовали в Небукере-2020. В этом году один из них принес сиквел, а другой - рассказ, который воспринимается частью того же цикла, что и текст прошлого года. Поневоле напрашивалось сравнение не только с другими текстами в номинации, но и внутри авторской параллели.

Пажилая гадза Черная слабость

читать дальшеСиквел мне понравился больше прошлогодней части. Может быть, роль сыграло “оздоровление” отношений между героями и их жизни в целом - это очень терапевтическая и намного более оптимистичная история. Приквел, на мой взгляд, был мрачнее, будущее и Йорга, и Макса особенно виделось мне там тупиковым и тленным. А вот и нет, как оказалось) Автор без заметного сценарного читерства вырулил авто с героями пусть и не на широкую-светлую, и не без колдобин, но все же дорогу с видимой перспективой.
Тронула однозначная взаимность чувств у героев, я год назад в нее не особенно верила, Йорг там явно больше вкладывался, Макс скорее отыгрывал роль позволяющего себя целовать. В этой части видно, что он дорожит Йоргом не меньше, что это не только дружба с привилегиями, что он готов идти - и идет - на многое ради него.
В ту же копилку мистическая составляющая: в первой части она читалась как наркотический бэд-трип или острый психоз, а здесь уже естественно включается в происходящее и выглядит полноправной частью авторской реальности. Мне симпатичен ее - не знаю, пусть будет символизм. Сцена схватки с нёхом в сюжете органично занимает свое - наверно, кульминационное - место. Эпизоды с инфернальным медведем из приквела казались мне более чужеродными.
В этой части есть взрослые - для меня это сделало картинку более объемной, исчезло ощущение лакуны, которое было в прошлый раз. Понравилось, как автор вплетает все сюжетные линии в общую историю - ни одна не провисает, не брошена, не пятое колесо: пропавший много лет назад мальчик, наркоман Петер, бывшая полицейская фрау Шульт, владелец магазинчика Пельман - все нужны, все имеют значение. Второстепенные персонажи здесь живые и вызывают сочувствие, временами даже “злодеи”. Есть тексты, где “никого не жалко, никого”, а в этом - всех жалко, всех, у меня к таким слабость)
Из персонажей второго плана понравились два женских образа - несчастная фрау Шульт и мать Макса. Похожие материнские типажи часто пишут картоном, здесь не так. Фрау Мюллер не вызывает отторжения, у нее свой внутренний раздрай, свои тараканы, свой психозащитный колпак, но и свое обаяние даже в упертости, и понимаемая по-своему любовь к сыну. Такое, как здесь, разрешение конфликта “ребенок - родитель” не редкость, но избитым не выглядит. Люблю, когда в текстах не судят)
Автор вообще любовно относится к своим героям. Хорошо, ненавязчиво прописывает бэкграунд, обозначает характеры, привычки, дает яркие детали. Получается по-прежнему кинематографично.
Меня слегка покоробила идеологическая смена позиции Йоргу (с мотивом живут не для радости, а для совести секс не для удовольствия, а для преодоления страхов; зачем нужно превозмогаторство в постели, мне сложно понять) в рамках культуры активного согласия прямиком из актуальных трендов:
— Ты как вообще, можешь вдохнуть?
Йорг коротко кивает.
...
— Тебе правда нормально?
— Да, — выдыхает Йорг. — Продолжай.
...
— Эмм, тебе как?
— Нормально.

Но то такое - все в этом мире чей-то кинк)
В общем, этот текст достаточно специфичен и написан своеобразно, действительно на любителя. Но я скорее любитель, поэтому мне он симпатичен. Мне нравится в нем сочетание забавного и трогательного, общий налет долбанутости, отсутствие пафоса в серьезных моментах, темп и яркость. Он как еда с карри - для ежедневного меню, наверно, не годится, но и одними паровыми котлетами в рамках ПП тоже сыт не будешь)


mono-in-life Поговори со мной

читать дальшеОт этого текста впечатление у меня, наоборот, осталось менее приятное, чем от прошлогоднего в исполнении того же автора.
Это тоже терапевтическая история - только в другом смысле. Я не против текстов как проработок чего-то беспокоящего - все, наверно, такие пишут, тем более я не против эроса и танатоса в одном флаконе, но - даже не знаю, как сформулировать корректнее, - есть нюанс… Тема онкологии очевидно занимает автора, мне бы не хотелось задевать за больное, поэтому заранее прошу прощения, но Небукер - это конкурс, а передо мной текст, принесенный на него - в том числе ради реакции.
Первая претензия вот в чем: акцентированно прописанный мотив умирания пожилого человека от рака слишком - слишком! - характерен и специфичен, чтобы стать сквозной линией и фоном для второй романтической истории подряд. Накладываясь уже на другую пару, он производит эффект прямо противоположный ожидаемому - ситуация, мягко говоря, теряет драматичность и мысленно озвучивается так: герои опять отношаются на фоне умирающего старика - хм, ну ок.
Здесь новый герой в новых обстоятельствах и с новым любовным интересом, это не продолжение прошлогодней истории, что тянет за собой ощущение вторичности. Главный герой - совестливый мальчик (опять), который не может оставить умирающего (опять), его основным делом становится забота о больном (опять), а романтической привязанностью - не_такой_как_все мальчик, и оба они тонкие, ранимые и одинокие натуры.
Я упрекала прошлый тест в зарисовочности и ощущении недокрученности истории, в нынешнем этого нет, тут добротно дописано и докручено все, что можно, слэшная составляющая перед нами как на ладони и не выглядит натяжкой ради соответствия требованиям Небукера. Однако при этом он потерял и прежнюю легкость, акварельность, в нем нет очарования небрежного, но обещающего эскиза. Эта прописанная история стала прямолинейной и, на мой взгляд, искусственной.
Главным минусом мне кажется неубедительность героев - они больше функции, чем люди. Влюбленный в главного героя Макара Антон местами говорит и ведет себя, как первокурсник психфака в поисках бесплатной практики:
— Поговори со мной.
— Мне не до тебя.
— Я хочу помочь тебе.
— Ты не можешь.
— Я что угодно могу, Макар. Ты только скажи, что тебе нужно.

Весь текст он с невозмутимостью робота отыгрывает флоранс найтингейл, его навязчивое спасительство непробиваемо и почти пугает:
— Я могу остаться с тобой? — спросил он, и Макар, никак не ожидавший подобного, поднял на него взгляд.
...
— Я хотел бы побыть один.
Но Антон снова обратил на себя его взгляд, сказав:
— Я так не думаю.

Здесь тоже есть мать героя. Она произносит (кричит) ровно те слова, которые можно ожидать в этой ситуации. И вроде бы все закономерно - что еще ей сказать? - но эта очевидность и предугадываемость больше напоминает не жизнь, а скандально-бытовые постановочные программы ТВ, где все вот так кричат что-то ожидаемо банальное согласно сценарию:
— Допился, значит. Да пусть он там подохнет! — кричала она. — Он о тебе хоть раз вспомнил? Хоть раз объявился? Божился, что будет деньги присылать, и где? Ни рубля за столько лет! Извини, сыночка, в этом месяце я только на водку заработал! А я одна, между прочим, мне никто не помогает! Себе лишний раз ничего не купишь, всё ребёнку! А ему плевать, как мы тут!
Есть вот такая сцена публичного камин-аута главного героя в “Макдональдсе”:
— Извини, Руся, вечеринки в субботу не будет, — сказал он, всё ещё не поворачиваясь... — В субботу мы с Антоном будем заниматься любовью.
Пауза вышла забавная, Макар облизнул губы. Паша даже бургер до рта не донёс.
— Прости, что?… — спросил он. Руслан промолчал, наконец сообразив, что здесь происходит.
Макар поднялся, обошёл стол и, потянув на себя Антона, поцеловал его жарко прямо здесь, прямо с языком, а потом просто ушёл, улыбаясь.

(В американских фильмах в этом месте все посетители обычно хлопают, но это русреал)
Лучший друг, к слову, с энтузиазмом актера социального ролика принимает все, как нужно:
— Ну и почему ты не сказал мне?
— О чём?
— О том, что ты гей, придурок... Ты же не станешь для меня другим человеком из-за того, что вдруг полюбил члены.

Бывает и так, кто же спорит. И, наверно, часто. Все как в жизни, только выглядит все равно социальным роликом.
При этом я не считаю текст плохо написанным, автор писать умеет, это особенно заметно в сценах с фоново агонизирующим отцом Макара.
Вот он и пропустил, как это началось. Заметил, только когда у отца уже пошла пена изо рта. Судороги уродливо скукоживали его тело, выворачивая, как шарнирную куклу. Макар выронил что-то, что было у него в руках, и схватился за телефон, позвонил в скорую, но не смог вспомнить номер дома, пришлось объяснять про кладбище.
Потом он вышел на улицу и стоял под дождём, жалея, что нет сигареты. Помочь отцу он не мог, а сидеть рядом и смотреть не было никаких сил, их едва хватило, чтобы встретить очередного врача и при нём не сорваться. Снова были грязные следы на ковре, вопросы, упаковки от шприцов. Макар нервно постукивал пальцами по ноге и ждал, пока всё закончится. Время, казалось, застыло вместе с широкой спиной врача, а потом вдруг сделало резкий скачок вперёд.

Все в них вдруг перестает быть картонным, воспринимается живым и осязаемым. Мне кажется, этому можно найти объяснение, если вернуться к началу. Некрасиво умирающий жалкий человек, тоскливая горечь его исхода, дыхание смерти рядом с продолжающейся жизнью - это и есть то, что по-настоящему трогает и занимает самого автора во всей истории, личный фокус его внимания. А герои и их романтическая история - наоборот, только прицеп, рамка для этой картины. Такое вот сложилось впечатление.


Tigerrat 417 expectation failed

читать дальшеЭтот текст показался мне любопытным тем, что нехитрая и по внешним параметрам типично слэшная история неожиданно потянула за собой довольно отвлеченные размышления - не знаю, только ли у меня, наверно, нет. Хотя автор вряд ли ставил это своей главной целью. Так бывает, читаешь что-то написанное с суровой серьезностью: о глубоком, или пугающем, или отвратительном, или общественно-значимом - и задерживается оно в голове не дольше, чем текст остается перед глазами. А иногда что-то развлекательное цепляется, как липучка репейника, и царапает мозг. Не очень уместно, конечно, тут уподобляться школьному "о чем меня заставило задуматься это произведение" - но поневоле получается похоже)
В общем, для меня эта история - о том, как человек может оскотиниться и этого совершенно не заметить. Превратиться в жука и незамутненно жить дальше, не отзеркаливая. То, что навскидку история совсем не об этом - пересказ фабулы будет звучать, как анекдот: купил мужик паленого секс-андроида, а у того жопа заблокирована, - делает все только мрачнее.
Читается текст легко, написан в бодром темпе, начало обещает нам рассказ об очередном уставшем и потрепанном жизнью цинике (кто не любит этот типаж), в характер которого обычно щедро, двойным сиропом доливают неубиваемой человечности. Почему она там по умолчанию остается, когда все остальное атрофировалось? Ну, так - прост) Примеры холодных и бессердечных циников, конечно, тоже существуют, но они и изображены иначе, и роль играют другую - антигероев разной степени романтизации. А автор показывает нам того самого узнаваемого парня - ковбоя-детектива-копа-космобродяги, замордованного, одинокого и бесприютного, точно не тянущего на злодея и с виду не похожего на подонка. Однако непроходимо запароленная роботожопа открывает бездны очень будничного человекоскотства, от которого становится тошновато.
Герой без зверства, но по-житейски мерзенько абьюзит купленного андроида - безответного, конечно. Бросается в глаза - делает он это просто так, без особого мотива. Насилие не приносит ему ни физического удовольствия - его постельные потребности в целом укладываются в рамки чуть более жесткого, чем в среднем по больнице, но обычного секса, ни ощущения превосходства - он не приосанивается над андроидом, не пытается утвердить так свою власть над ним. Его насилие не потеря самоконтроля - герой эмоционально вял и даже злосчастный анус пытается распечатать без нервов, с деловитым упорством навозного жука. Герой не психопат и не всю жизнь был мудаком - об этом говорят атавистические проблески совести, которые он успешно глушит. Он груб и жесток от скуки и бытовушного ачотакова - андроид же, уплочено.
Не то чтобы мотив оправдывал бы его - ни в коем случае. Но объяснимое зло - чума, а бессмысленное - плесень, первое - фатум, с которым можно смириться или бороться, а второе хтонь, от которой руки опускаются.
Я оставлю правдоподобие главного сюжетного хода за скобками - пусть будет: фантдопущение так фантдопущение. Дело не в нем. А в том, что вотэтоповорот мало что меняет в раскладе.
Кто-то может помнить из школьной программы рассказ Евгения Носова - в разных изданиях он называется “Кукла” или “Акимыч” - с таким сюжетом: бывший фронтовик находит изуродованную куклу. Неприятные подробностиЕй сожгли волосы и нос, выдавили глаза, стянули с нее трусы и между ног прижгли сигаретой. От ее вида его перемыкает и трясет, он с трудом говорит. “Вроде и понимаешь: кукла. Да, ведь облик-то человеческий”. Рассказчик встречает его с лопатой в руках, герой выбирает место, роет глубокую - как для человека - могилу и хоронит куклу. Рассказ был не во всех программах - наверно, потому что обосновывать базовые аксиоматические вещи - дело сложное и, в общем, ненужное. Почему нельзя "делать больно" кукле? Просто нельзя - и все. Без подводок.
Герой текста не стал причинять испытывающему все тактильные ощущения роботу невыносимой боли, каков молодец:
С ходу портить покупку Фил не хотел
От химического или термического ожога останутся следы, подать электричество ― электроника сбоить начнёт. Бить его, что ли?
Не для того же купил дорогую модель, в конце концов!
И вдруг сползает по стеночке после слов мастера.
― Я его бил, ― сказал, будто исповедовался тут, в подсобке при мастерской. Будто Арчи мог отпустить ему грехи.
Тю, а шо такое?
Что поменялось-то? Появился ненулевой шанс выхватить ответку?
Другого - клеточного, носовского - барьера не было. У мастера-техника - есть, а у героя - нет. Откуда он возьмется потом по отношению к человеку?
Финал истории для меня пессимистичен. Я нахожу единственное объяснение внезапному энтузиазму героя в конце - неосознанное, конечно, “вслух” он приписывает себе побуждения поблагороднее, чтобы побыть наконец в ладах с внутренним голосом. Технофобом и мудаком он как был, так и остался, воодушевляет его другое - по сходной цене ему достался даже не дорогущий секс-андроид, а настоящий человек. Втайне гг понимает, что это серийно обесчеловеченное существо продолжит считать его своим хозяином, а теперь, наверно, даже проникнется благодарностью за “спасение”. Это и побуждает гг рвануть на ненавистную “толерантную” планету, где можно легализоваться и получить велфер бесплатную техподдержку и обслуживание живой игрушки, которая от него никуда не денется.
Не знаю, планировал ли автор такое прочтение истории, но обыгрывание архетипа "усталого бродяги" удалось - реальность жестока, кто-то и правда сохраняет человеческое в себе при любых условиях, но и опуститься до полуживотного уровня в этом брюзгливом цинизме легче легкого.


Zena Grizzly Коротышка и оглобля

читать дальшеСама по себе история внезапно вспыхнувшей между гномом и орком любви милейшая, теплая и уютная. На всем ее протяжении не случается ни одного, даже самого завалящего конфликта, столкновения или противоречия - чуть-чуть омрачают источаемый текстом ламповый свет лишь сомнения во взаимности с обеих сторон. Я с подозрением бывалого ангстера смотрела то на возможный ПТСР у двух воинов, то на гомофобные традиции орков, то на возникшего из ниоткуда полудемона - но нет, все обошлось. Пятьдесят лет назад гееорков сжигали на кострах, а сейчас нашему просто погрозили пальчиком и запретили заниматься семейным делом (а он и не против):
Мама только попеняла, что я столько лет молчал об этом...
А ярмарочный полудемон, зловеще сверкавший зубами, глазами и рогами, использовал свою инфернальную силу, только чтобы втюхать орку втридорога пылесос “Кирби” светильник с лупами и обручальную серьгу для гнома.
Все остальное невероятно няшно:
Хрустальная бирюза вспыхнула под рыжими ресницами и встретилась с расплавленным янтарём глаз напротив. Сар чуть не поперхнулся, так обожгло его промелькнувшей на дне зрачков жаждой. Не похотью, не страстью, а желанием тепла и близости, обострённым одинокими днями и ночами, невосполнимыми потерями, усталостью воина, которому некуда было возвращаться.
— Но давай именно сегодня просто поспим, хорошо? Я тоже… В смысле я не против. Но тебе действительно завтра нужно рано выезжать. И… — Грег смущённо ткнулся носом в ямку ключиц. — Не готовился я.
А Грег опёрся о косяк двери, прислушался к бурчанию Сара из кухни, мявканью мимиков, втянул носом запах блинов и, конечно же, мёда, прижал крепче к груди яйцо и улыбнулся.
Семья стала больше. Жизнь била ключом.

По-моему, прелесть)
Текст так наивно-умилителен - с его “пекучими желаниями”, “чмоканиями в макушку”, “муркотаниями” и утренними оладушками, что его совершенно невозможно судить строго - кто в здравом уме станет критиковать композицию, технику исполнения и цветовое решение мимимишной картинки)
Разве что я - по долгу службы(
Ужасно жаль, что в эту бочку сладкого меда все же придется добавить дегтя.
Для начала есть претензии к бете. Бросающихся в глаза ошибок хватает - грамматика, словоупотребление, речь. Просто для примера - поверхностной пробежкой по тексту:
из почти пятиста воинов
не чета его дешёвой тарантайке
по разложенной столешне
щеголял короткой редкой бородой
глазированная более дорогая керамика
не блещущий прочностью домик
Я говорила, что спокойно отношусь к таким недочетам. Но одно дело, когда они единичны, а другое - когда количество их начинает мешать.
Другая, более существенная проблема - автор не мог решить (если вообще задавался таким вопросом), будет ли у него всевидящий/всеведущий автор или фокализация героев. В итоге получился кадавр, больше похожий на скачущий фокал с вкраплениями внешнего повествователя. Местами фокал (особенно в начале) скачет так хаотично и плохо разграниченно, что фокусы внимания персонажей путаются между собой и проникают друг в друга.
Вот, например, взгляд Грега - от третьего лица:
Гном тихонько вздохнул, лишний раз скользнул взглядом по мощной фигуре, занявшей почти всю кровать, и пошёл за водой, щёлкнув пальцем по шару-ночнику. Немного жаль, что привычный к нагрузкам организм орка скоро очухается. Не удастся ещё чутка полюбоваться. Под доспехом он оказался ещё красивее, чем в нём. И шрамы его ничуть не портили. Разве они могут испортить тело настоящего зрелого мужчины?
Пока дело только в “гноме” (никто не мыслит о себе как о человеке, мужчине, чернокожем, японце - герой будет гномом для орка, пока они не знакомы, для рассказчика, которого тут нет, но не для себя).
Спустя пару абзацев становится хуже:
Грег вынырнул из непрошеных воспоминаний, услышав приглушённый стон. Смахнув ресницами ледяной блеск глаз и расслабив закаменевшую челюсть, гном наполнил кружку и поспешил в спальню.
(Грег никак не может видеть блеск своих глаз и вряд ли настолько пафосен и самовлюблен, чтобы мысленно оценивать его как “ледяной” и “смахивать ресницами” вместо того, чтобы моргнуть. Таким мог видеть и описывать его влюбленный второй герой, но он сейчас спит в другой комнате)
Подобным рассинхроном не просто полон, а в общем-то написан весь текст. Это, наверно, главный его минус для меня.
Еще есть странности в строении сюжета - кусок с воспоминаниями о крепости и нравах захвативших ее кочевников, например, неясно зачем вообще нужен.
Есть противоречивые сочетания в одном мире средневеково-фэнтезийных примет быта вроде кожаных доспехов, секир, ярмарок, ручной работы глиняной посуды, светелок и горниц - с внезапными телегами на паровом котле, гаражами на электронном замке и оформлением документов “честь по чести” на продажу домика в деревне. Воля автора, конечно, но в логичную картину мира такая солянка не очень укладывается.
А еще есть нца) Которую - не поверите - тоже нет смысла критиковать, потому что она очень органична в этой текстомилоте) Я бы процитировала целиком, но будет слишком громоздко, оставлю только кусочек с пленившим меня сравнением:
Грег обнял головку крупными мягкими губами, и Сар раскрыл глаза, стараясь ничего не пропустить. Задышал чаще, ощущая, как погружается в нежное и горячее член, словно его обволокло легчайшим подпушком гривы мантикоры. А терпкость гномьего языка, ласково потирающего снизу, лишь усиливала возбуждение, смешивая противоположности в невообразимое алхимическое зелье. Шершавые твёрдые пальцы обхватили нижнюю часть ствола, другая ладонь легла на тяжёлую мошонку, хранящую стальной запас клана Волка. Грег сверкнул слепящим голубым исподлобья, чувствительно сжал орочьи яйца в горсти и насадился глубже.
— А-а-а-а-а! — Сар не выдержал и запрокинул голову, выгнувшись.

Кстати об А-а-а-а-а! - в тексте большое количество таких растяжек-междометий, часть из них меня слегка озадачивала:
Погодка и правда не шепчет, ш-с-с-с… — потёр ладони гном, поёжившись.
— Пхех, — расплылся в улыбке орк.
Г-р-р-р. Что ж так плющит-то?
— Кха-кха! Зачем? — нахмурился гном, прошив потемневшим взглядом.
— Сш-ш-ш-… — обмяк орк.
На самом деле, от этого текста со всеми его недостатками я тоже немного (с-ш-ш-ш) обмякла, меня обволокло им, словно легким подпушком шерсти мантикоры, за что и спасибо автору) Его история добрая, славная и кого-то, несомненно, порадует - а что еще нужно?
Военные мальчики (Metal Gear, Мор. Утопия)

Осторожно, спойлеры, упоминание пыток и увечий!

«Metal Gear» — серия брутальных игр, в которых можно от души пофапать на военных, красивых, здоровенных, а также неуловимых шпионов, жестоких красавиц, армию клонов и прочую развесистую клюкву, которую я нежно люблю. Все три фика по «MG» на Небукере принадлежат LenaSt и все три посвящены непростым отношениям двух наемников, которые сначала долго и неистово пытались друг друга убить, а потом так же долго и неистово убивали друг за друга, Снейка (Биг Босса) и полу-японца, полу-американца Казухиры Миллера.
Ангелам здесь не место — сюжет может уместиться в одной фразе. Военные приходят на алмазный рудник, чтобы забрать драгоценные камни, и когда видят, что охрану составляют оборванные тощие мальчишки, то вместо того, чтобы читать дальшеубить их, берут в плен, кормят и ещё думают, как спасти, а мальчишки, освободившись, вырезают практически всех своих «спасителей». Ну, сначала попытав их от души, повыпускав им кишки и выколов глаза. Два предложения, ок.
Эта жуткая история написана именно так, как надо. Мне всегда казалось, что у историй про бывалых вояк есть риск скатиться в сухое неэмоциональное повествование. Все мы родом из Хэмингуя и его «По ком звонит колокол». Но автор очень умело соблюдает баланс между профессиональной сдержанностью своих героев и нормальными человеческими чувствами, которых не лишены даже суровые наемники (это относится и к двум другими работам на Небукере).
Один из сильных моментов, когда Миллер обнаруживает первого убитого из своего отряда. И все, что он слышит от Снейка в наушник, это миг тишины, а потом одну тихую фразу «Продолжай». Миллер переходит от места к месту, находит изувеченные тела и его сопровождает только тихое «Продолжай» от Снейка. Никаких эмоций, слез, проклятий, но от каждого «Продолжай» — мурашки. Неизбежный ужас произошедшего.
И на этот эффект очень хорошо работает эмоциональная пауза, на которую поставил героев автор. Тот самый случай, когда не нужно рассказывать, ты понимаешь, что чувствуют люди, про которых читаешь.
Напоследок еще один красивый, эмоциональный и в то же время несопливый момент: «Они молча стащили все тела в кучу, уложив их друг на друга. Все, что осталось от их отряда. Миллер собрал жетоны, повесил их себе на шею. Это были их с Боссом ребята, их душам место здесь, а не в груде мертвой плоти, в которое их превратило маленькое зверье».
И невольно думается: тяжелую ношу ты взял на себя, Миллер.

Вообще, автор рассказывает про события широкими мазками, но не забывает про яркие детали. Особенно показателен в этом плане «Вампир» — история о настолько неистовой привязанности, что способна поднять даже мертвого. читать дальшеВ принципе это скорее АU-зарисовка, чем законченная история.
Миллер в ней умирает, а Снейк никак не может отпустить его. Вот это очень плотный по физическим ощущениям текст, мне кажется, он просто пропитан запахами — остывающего тела, несвежего пота и свежей крови. Заметно, что рассказ о превращении в вампира — это челлендж для автора, но он описывает узнаваемый троп так, что мы ни на минуту не теряем из вида, что вся драма разыгрывается на военной базе. Это очень спасает героев от перехода в состояние ATG. Но при этом использована вся мрачная привлекательность овампирения, даркового, нечеловеческого и голодного — пусть даже и в камуфляже. Ну и чувство потери, которое испытывает Снейк, когда умирает Миллер, оно сводит тебя с ума вместе с ним. Короткая, но очень яркая по эмоциям зарисовка.

Третья история, Бакэнэко, довольно сильно завязана на каноне. Да и сами красавцы уже довольно возрастные дядьки, потрепанные в боях. читать дальшеМиллер ковыляет на костылях после плена, где лишился ноги, руки и хорошего зрения, Снейк тоже не в самом идеальном состоянии. Но это все еще славная история о боевых товарищах, которые так преданы друг другу, что Миллер готов спать с клоном Снейка, а не бежать (ковылять прочь) в ужасе — только бы выполнить задуманное. Автор сумел зацепить меня всего одним эпизодом: «Неловко покачнувшись, он упал. Последнее время с ним это случалось часто. И все, кто оказывался рядом в этот момент, поднимали его, с какой-то терпеливой, выхолощенной вежливостью. Точно безногую табуретку». После этого я прониклась Миллером окончательно.
Знаете, наверное, дело в том, что от этих историй остается какое-то щемящее чувство сродни прощанию с «уходящей натурой».


В отличие от брутальных текстов по «Metal Gear» фики по «Мор. Утопия» очень — нежные, если так можно выразиться. Да и сами персонажи — не профессиональные комбатанты, они врачи, которых призвали на фронт (условной Первой мировой), вот они и латают, только не таких военных, красивых, здоровенных, как в «MG», а простых безымянных солдатиков. И герои не очень-то тащатся от военных действий. Наоборот, мечтают, чтобы вся эта бессмысленная кровавая драма поскорее прекратилась. Их переживания, страхи и мечты просты и понятны.
«Непринятие» Landavi — автор рассказывает о молодом и наивном Станиславе (в тексте Стах) Рубине, душа которого рвётся прочь из Города, даже прочь от Учителя, в которого он безнадёжно и со всем горячим мальчишеским пылом влюблен. читать дальшеУстами Учителя автор объясняет порыв Стаха: «У каждого человека в этом Городе наступает такой момент, когда узы становятся слишком тесными для него. И он пытается выбраться».
А уехать Стаху нужно непременно на фронт и никак иначе. «О войне он знал мало. ...рассказывали, что оттуда нельзя вернуться — либо буквально, либо тем, кем туда ушел. Стах не видел в этом ничего плохого — возможно, у него будет шанс вернуться лучше, чем он есть сейчас, а иначе зачем тогда это все?»
После такого хочется погладить мальчика по голове.
В целом весь рассказ посвящен прощанию с молодостью, наивностью, свежестью, потому что мы понимаем, что прежним с фронта Стах действительно не вернется, если вообще вернется. Автору удалось передать смятение молодого менху и горячность его порывов, и пророческую печаль Учителя, который прощается навсегда.
Очень душевная работа, с радостью порекомендую ее тем, кого кинкуют отношения «учитель и ученик», а также нежность и внимание под забралом суровой заботы.
А что ждёт на войне наивного Страха, можно представить, если открыть два других фика «Линия» и «В час, когда ветер бушует неистовый».
Обе они посвящены будням военного госпиталя, где достают пули, режут руки-ноги, зашивают, борются с тифом. Тоже своего рода героика, но не слишком выигрышная. Несмотря на схожую тематику, я бы посоветовала читателям прочесть оба текста (если еще не). Они написаны по-разному, рассказывают о разном и в то же время удивительно дополняют друг друга.

«Линия» Olivin — театр военных действий мы видим глазами степняка Артемия Бураха. читать дальшеИ даже на фронте, где нет продыха от крови, Артемий мечется между степным Укладом и новой жизнью, в которой вера в мать Бодхо, раскрытие линий твириновых невест (считай, вскрытие человека наживую) — это дикарство. Глазами Бураха мы видим экс-бакалавра Даниила Данковского, который, даже будучи на фронте, среди недосыпа и вшей, продолжает мысленно биться над своей таинственной «Танатикой». И похоже, чего-то все-таки добился, когда оживает после смерти от тифа — самым чудесным образом. Почти не удивляешься этому, потому что скрытный маленький мир «Мора. Утопии» вмещает в себя много тайн мироздания. На фронте между Даниилом и Артемием ничего толком не произошло. И автор канонично возвращает своего героя в его родные степи: тот дезертирует, бежит с войны, чтобы вернуться домой. Чтобы однажды снова встретиться с Данковским, пытающимся открыть тайны смерти и посмертия.
В час, когда ветер бушует неистовый Cornelia — история от лица Данковского другая, более вычурная. Сам стиль повествования приближен к литературе начала двадцатого века. читать дальшеНа мой взгляд, автор удачно использовал стилизацию — где-то неторопливую, где-то нарочито неуклюжую, но атмосфера словно из «Хождения по мукам» (Так, выше уже был Эрнест Хэмингуэй, но этот член жюри достаточно древний, чтобы помнить советскую классику и Алексея Толстого). А помимо примет времени, вроде исполнения популярного романса «Белой акации гроздья душистые» (кстати, читаешь этот эпизод и невольно начинаешь подпевать), Данковский ведет личный дневник, как и многие в то время. И сдержанное, без надрыва, описаниe быта военного госпиталя то и дело прерывается откровенной горячей исповедью Даниила.
Завершается история на полуоборванной фразе Данковского, который в эту минуту, несмотря на неизбежно надвигающуюся историческую драму, абсолютно счастлив, обретя любовь.
И остальные работы — такие же трогательные и, повторюсь, нежные. Может, именно поэтому от фиков по «Мор. Утопия» остается светлое ощущение жизни, побеждающей войну и смерть.
Отношения здоровые и не очень (Detroit: Become Human)
Осторожно, спойлеры!

Гори, гори ясно автор польза
Яркая история, в которой автор сосредоточился на пиромании главного героя, Гэвина Рида, и это получилось отлично!
читать дальшеИгры со спичками и зажигалками, костры на заднем дворе дома, дымящиеся сигареты, пылающие конфорки газовой плиты и прочие зажигательные моменты отлично характеризуют персонажа. Но больше всего понравилось, что и в личных переживаниях, и в речи Гэвина автор активно добавляет огонька к образу: «в груди начало припекать», «он чувствует эти тлеющие угли интереса», «первое же прикосновение словно высекло сноп искр». А уж "Заглядывайте на огонек!" от пиромана отдельно радует.
Правда, поначалу несколько пугает, что понравившегося полицейского Гэвин мечтает то прижать к плите, чтобы у того обгорели руки, то сжечь вместе с автозаправкой. Но потом оказывается, что коп сам тот ещё маньяк-поджигатель и ради Гэвина, в честь его дня рождения, он предает огню пустующий дом, чтобы порадовать любимого. И это так внезапно мило, что невольно радуешься вместе с Гэвином, глядя на бушующий пожар. Хотя и чувствуешь себя при этом странно. Но все равно радуешься.
По итогу получилась очень греющая история про двух ребят с не очень здоровым увлечением (но которые стараются его контролировать, это важно!), они нашли друг друга и слились в огне пылающей страсти.


С чистого листа автор Амирам
Другая любопытная АU-попытка прописать отношения не самых приятных для окружающих персонажей — гения Элайджи Камски и бывшего школьного драчуна и задиры Гэвина Рида.
читать дальшеНа первый взгляд, перед нами типичная офисная любовь с обязательным кофе в качестве сигнала к флирту и неловкими объятиями в застрявшем лифте.
Эта история могла бы быть довольно банальной, но в финале ситуация кардинально меняется — и не один раз, а даже дважды. Сначала Гэвин просит прощения за то, что травил Элайджу в школе, и ты такой: ого, вот они, те самые травмирующие воспоминания гения о своем детстве, теперь все понятно!
Но когда Элайджа великодушно прощает, ты в общем-то не удивляешься. Этот офисный романс предполагает хэппи-энд, а как иначе?
А потом случается второй финт. Читатель узнает, что все это время социально неловкий Элайджа на самом деле довольно ловко сталкерил Гэвина, пытался испортить ему жизнь, манипулировал его интересом к себе и наконец заполучил, как и хотел, в полное свое распоряжение —  виноватого и влюбленного. И Элайджа не собирается публично раскаиваться и просить прощения, как сделал Гэвин. А лишь спокойно уничтожает компрометирующие файлы. И ты такой: ого! Гэвин, чувак, ты попал, я тебе не завидую.
То есть, предполагается, что ничего плохого не случится, Элайджа любит Гэвина и не будет мстить. Но у меня лично осталось тревожное чувство, что однажды гению станет скучно с простодушным хулиганом и он решит развлечься по-настоящему. Эта потенциальная драма, на мой взгляд, выделяет текст из ряда привычных уютных лавбургеров.


Твой сын автор Аполлине
Ещё одно «ого, чувак, ты попал», правда, с изрядной долей юмора относится к Хэнку Андерсону из «Твоего сына». читать дальшеПоначалу сложно предположить, что история, которая начинается как бытовая зарисовка про двух напарников, один из которых (Хэнк) очень занят своим сыном, а второй (Коннор) просто странный, сможет чем-то удивить.
Автор старательно и даже немного скучновато описывает будни за рабочим столом, а рассказ об аварии и чудесном спасении сына Хэнка, маленького Коула, выглядит как довольно предсказуемый фикс-ит. Тем более, что после аварии Коннор переселяется в дом Хэнка и начинает заботится о нем и его сыне. И думаешь: ясно, остался секс в благодарность, и ещё одна счастливая однополая ячейка общества будет готова.
Но тут Коннор показывает клыки (это не метафора) и начинает летать на стуле над хозяином дома. И ты такой в шоке вместе с Хэнком: вашу ж мать, клятые вампиры!
Тем не менее, двухсотлетний Коннор клянется, что готов строить человеческо-вампирскую семью, основанную на любви и уважении. Выглядит довольно трогательно.
А в финале Хэнка ждёт еще один сюрприз, и семейное кино завершается задорным балаганом. Это неплохо на самом деле, если не боишься посмеяться над своими ожиданиями от текста и не против веселого авторского хулиганства.


Не шевелись и не дыши автор Bianca
Но если хочется по-настоящему хорошей городской фэнтези, то лучше всего припасть к циклу про копа-шамана Гэвина Рида и двух его потрясающе сексуальных, умелых и обворожительных андроидов.
читать дальшеКонкретно «Не шевелись и не дыши» — это что-то вроде эпизода из «Сверхестественного» с монстром недели. Романса как такового там мало, больше экшена с элементами триллера. Как будто случайно переключился на новую серию незнакомого сериала и залип возле экрана. Потому что обаятельные персонажи, отличные съемки, ненавязчивый юмор, увлекательное приключение. И много-много химии между напарниками.
Мне очень понравилось. Действительно хорошо написанная история, с внутренней динамикой текста, с точной ритмикой предложений.
Читаешь, как на теплых морских волнах качаешься, хотя не уверена, правильно ли сравнение передает мое удовольствие от работы, где на самом деле много расчлененки, беготни по канализации и других не самых приятных моментов. Звучит подозрительно, знаю. Но легкий и точный слог автора меня очаровал вопреки самым суровым реалиям этой вселенной. Так, что хочется найти всю серию и погрузиться в романтику жизни зажигательного тройничка.
сериалы 15+. часть 2
Вечность за двести баксов от Maggy Lu
Кроссовер Moonlight с Hawaii 5-0, Мик/Дэнни
читать дальшеФик больше во вселенной Мунлайта – с его вампирами, друзьями Мика и злодеями, куда вписали Дэнни из Гавайев, но жанр увлекательного детектива и приключений, характерный для обоих канонов, сохранился.
Завязка сюжета: Дэнни устраивается на работу к другу Мика (другому вампиру Джозефу), а заодно покупает гараж со старой рухлядью, из-за которой происходит убийство. Вот где-то до убийства читать было не особо интересно – показалось, что Дэнни во вселенной Мунлайта выглядит слегка чужеродным, но стоило произойти убийству, как сюжет разогнался и понесся на огромной скорости.
Сюжетно-приключенческая часть и детективная линия показались главным достоинством этого кроссовера. За исключением последней части со свадьбой повествование не сбавляло темпа, повороты были неожиданными, но в них верилось, а увлекательность текста позволяла простить ему стилистические огрехи. Несмотря на то, что арка с Элисом раньше была в каноне, тут он как злодей раскрылся с новой стороны. Часть противостояния с сектантами Детьми Света, наверное, больше всех понравились. Как и юмор, и диалоги.
Порадовало, насколько вхарактерной и яркой вышла вселенная Мунлайта, в которой автор создает свой оригинальный детективный сюжет. Даже канонную гетную линию Мика с Бет автор вписал бережно, приведя обоснуй их расставания, и сделав добрыми друзьями. Бет не выглядит типичной бывшей подружкой героя, раздающей советы его новой пассии, а важный и готовый прийти на выручку героям персонаж. Кроме того, есть отсылки и к другим вампирским франшизам – Ван Хельсингу с Хью Джекманом, Другом миру с Кейт Бэкинсейл.
Что касается отношений, то автору удалось сделать таких непохожих героев напарниками, со своими перепалками, общими секретами и переходом от взаимного недоверия к способности прикрывать друг другу спины. Как товарищами по оружию ими прониклась!
Правда, в случае столь необычных кроссоверов порой требуется приложить чуть больше усилий, чтобы убедить читателя, что герои – прекрасная пара, чем фикам с ОМП. К сожалению, не могу сказать, что их зашипперила, но романтическая линия неплохо проработана и у отношений видно развитие, поэтому свадьба в конце не вызывает удивления.
После прочтения не поняла, почему Дэнни выбрали именно эту профессию, если он ведет себя больше, как профессиональный детектив (как в Гавайях?) и это никакой почти роли не играет в сюжете. Обидно что-то ввести и никак не обыграть, тем более, профессия-то интересная – с оценкой рисков.
С одной стороны Дэнни живет в какой-то халупе с соседями-наркоманами, с другой – работает в модной фирме у Джозефа. Тогда возникал другой вопрос… С учетом того, что он кроме начала на ней не появлялся, то Джозеф платил ему по дружбе с Миком? Не платил? Или как? Вампирские приключения — это крайне увлекательно, но вопрос на что герои живут и приключаются прям мучил. Ладно Мик, с ним понятно, а вот Дэнни? С соседями-наркоманами тоже не понятно, зачем они были нужны? Чтобы Дэнни от них драматично съехал?


Семь обличий джулиана башира от erlander
Star Trek: Deep Space 9, Джулиан Башир / Элим Гарак
читать дальшеПрекрасный и немного философский романтичный фик, где главный герой Джулиан Башир благодаря волшебному инопланетному артефакту встречает несколько своих отражений из параллельных миров и понимает что-то новое о себе и своих отношениях с Гараком.
Не все из этих отражений к нему дружелюбны, безобидны и легко принимают то, что видят. Идея встречи со своими альтернативными версиями – не нова, в фантастических сериалах это часто канон, но тут подкупило именно разнообразие этих воплощений и то, с какой любовью они проработаны (их трудно перепутать друг с другом и у каждого есть своя предыстория и история отношений с Гараком). Помимо расы, пола, возраста, меняются и обстоятельства жизни нового отражения героя, и для обоих – нашего Джулиана и Джулианов из других вселенных эти встречи позволяют осознать нечто важное (а кому-то и спасти мир!).
Часть со спасением мира самая трогательная, пожалуй – история с волшебной жемчужиной начинается как сказка с несколькими испытаниями, а заканчивается в жанре фентези, с героями из мира, где нет технологий, но есть магия.
Кроме осознания того, что они с Элимом Гараком связаны – вполне предсказуемого для романтической сказки, Джулиан с удивлением замечает, что дружеские отношения с другими персонажами могли сложиться иначе. Скажем, очень зашла версия Джулиана, дружная с Джадзией и Сиско, да и кардассианец!Джулиан откровенно повеселил. А вот музыканту!Джулиану так до конца не веришь, что он безобидный – сила первого впечатления.
Благодаря выбранной простой структуре волшебной сказки легко читается и можно рекомендовать какоридж. Понравилось, что в эпилоге каждой вселенной дали свой отдельный мини-эпилог, где можно узнать, как у них дела после возвращения в свой мир.
Удивило немного разве что, что во вселенной, где они оба женщины и состоят в фиктивном браке им понадобилось аж попадание в другой мир, чтобы Осознать, что две женщины могут быть еще и романтически интересны друг другу. Неужели прям никогда в голову не приходило? С учетом того, что из всех альтвселенных тут они ближе всех других версий?


Такой, как он от tinplate
Black Sails, Джеймс Флинт МакГроу/Джон Сильвер, Джон Сильвер/ОЖП
читать дальшеПовествование охватывает период после конца сериала и до книги «Остров сокровищ». Параллельно идет линия начала отношений Флинта и Сильвера в каноне, которая противопоставляется их последней встрече.
Завязка довольно простая: Флинт возвращается с острова, где по задумке Сильвера должен был обрести счастье с Томасом, и снова зовет Сильвера с собой в плавание, а тот не в силах ему отказать.
Несмотря на то, что присутствуют фоновые пиратские приключения, грабежи и заговоры, они выглядят скорее размытым фоном для нездоровых абьюзивных отношений Флинта и Сильвера, где насилие сменяется симпатией, любовью, потом снова насилием, потом снова любовью и так по кругу.
Возможно, самому Сильверу все эти интриги и приключения откровенно перестали быть интересны и в должность пиратского квартирмейстера он возвращается постольку-поскольку кто-то должен этим заниматься – и далеко не сразу. Сильвер напоминает случайного пассажира, который большую часть фика убежден, что сойдет в следующем же порту, но его корабль никак не пристает к берегу, или пьяницу, обещающего себе завтра точно бросить ром… Поскольку интриги, заговоры и грабежи мало интересуют рассказчика, Сильвера, то особо не увлекают и читателя. Вроде что-то происходит, герои показаны, но они плохо запоминаются – по сравнению с непростыми отношениями Сильвера и Флинта.
Если допустить, что основная тема именно нездоровые отношения Сильвера и Флинта, то за 70 тыщ они, пожалуй, раскрыты. Но местами фик показался затянутым (повороты начинают повторяться, а почему Сильвер остается с ним все менее понятно), дочитывала из любопытства, чем все закончится – они будут вместе, расстанутся, убьют друг друга? Не хватило ярких цепляющих моментов, за героев со временем совершенно перестаешь волноваться.
Что отношения непростые автору удалось показать (предупреждения о нонконе к месту, секс с акцентом на увечье Сильвера есть и не раз). Все повествование меня как читателя вместе с Сильвером мучил вопрос – что же они с Флинтом хотели друг от друга? Было ли это любовью, страстью, дружеской услугой, попыткой выжить и приспособиться или чем?
Из того, что понравилось, отметила бы кризис разочарования в Идеальной Первой Любви в лице Томаса у Флинта, в котором он винит поначалу Сильвера. Легче быть мудаком, обиженным на жизнь, когда у тебя отняли любовь всей жизни, чем потом вернуться ни с чем, выяснив, что вы с этой любовью не созданы друг для друга, а мудаком ты стал сам по себе. Кажется, что и в отношении Сильвера Флинт построил иллюзию, что тот «такой же, как я», хотя это не так. Их интересы иногда совпадают, но гораздо сильнее расходятся. Сильвера к концу фика откровенно ужасают и методы Флинта, и неприятен ему сам Флинт.
Что не понравилось – Сильвер, может, не настолько мудак, каким мечтает его увидеть Флинт, но даже по сравнению со своей молодой версией из линии прошлого чересчур пассивный, что ли? Мне он казался более хитрым и деятельным. Что все-таки с ним случилось – ПТСР, стокгольмский синдром, депрессия или он действительно был настолько безумно влюблен? Хотелось более яркого противостояния и интересного взаимодействия, но его тут не подразумевалось или не вышло. Сильвер с одной стороны осуждает Флинта, а с другой почти не пытается ничего с его зверствами делать… Даже начав догадываться, что ему многое сойдет с рук.
Концовка с уползанием Сильвера к ОЖП показалась притянутой (как и то, что Флинт так легко отпустил), а сама гетная линия и ОЖП – пресными. Именно небрежная реализация, а не сам факт ухода.


Первый поход джонатана бенджамина от LABB
Kings, The Джонатан "Джек" Бенджамин / ОМП
читать дальшеТрагичная история первой любви Джека в преканоне. На параде Джек влюбляется в молодого красавчика-героя Рафа и, узнав, что его отряд может попасть в засаду, сбегает, чтобы его спасти.
В плане развития отношений история довольно банальная – разумеется, молодой герой Раф влюбился в принца на том же параде с первого взгляда. То, что принц хотел прийти на помощь свои солдатам только возвысило его в глазах Рафа. Трогательной эту линию делает смущение, некая несуразность молодого Джека, который влюблен пылко, но в первый раз и еще не до конца понимает, как это бывает. Ему даже целоваться с другим мужчиной неловко.
Чем интересна эта работа: автору неплохо удалась стилизация под военную прозу, экшн и сражения. Он не делает неопытного молодого принца героем вроде Рафа, а наоборот, подчеркивает разницу между войной в ставке, о которой совещаются генералы Сайласа, и тем, как гибнут солдаты прямо на фронте. Да и Джек на войне – отчасти комичный персонаж, избалованный молодой принц, не подумавший захватить с собой ни рацию, ни провианта. Вот с забытой едой, по-моему, автор слегка переборщил, ее бы даже гражданский вроде Джека додумался взять…
Ход, что Джек имел раньше доступ к неким секретным сведениям и не придает этому значения – видел когда-то какие-то карты, слышал байки отцовских генералов – показался вполне реалистичным. Вполне в духе Сайласа и его командиров.
Трагичная концовка предсказуема, даже если пропустить предупреждение в шапке, а сама история вполне вписывается как преканон сериала и исполняет роль печального урока, который получил от жизни принц Джек.
Сериалы 15+. Часть 1
Ангел искушает Поросенок М
Good Omens, Кроули / Азирафаэль, Иван Грозный / Азирафаэль

AU про приключения Азирафаэля и Кроули в Московии во времена Ивана Грозного. Внизу дают Кроули задание любой ценой соблазнить Ивана Грозного, скорбящего по покойной жене, и он просит помощи у Азирафаэля.
читать дальшеЗаметно, что в плане исторического фона и стилизации автор постарался. Начало увлекает почти сразу. Герои не просто садятся куда-то, а садятся в розвальни, не просто едят что-то современное, а аутентичные блюда тех лет. Использование устаревшей лексики не утяжеляет текст, и автор довольно неплохо держит выбранную стилизацию. В этом плане то, что русские говорят на старорусском, а ангел и демон - чуть более современно, если друг с другом, смотрится уместно.
Правда все герои спят и трахаются только на печи, хотя в то время у богатых людей, тем более, у царя начали появляться кровати. Но даже когда они не были распространены – спали еще и на сундуках, лавках…
Относительно верибельна и выбранная героями для прикрытия легенда с английским купцом и его женой. Несмотря на гендерсвитч, автор сумел удержать баланс в сторону слэша в их пейринге. У Азирафаэля с Кроули гетный первый раз, но привязанность к человеку, а не его текущему полу, и далее следует вполне слэшный секс. В принципе романс может понравиться шипперам, которых кинкает гендерсвитч.
На этом обзор можно было закончить, если бы текст повествовал только о романе Кроули и Азирафаэля в Московии под прикрытием.
Иван Грозный в фике прописан ужасно. Даже если автор хотел выставить его злодеем, вышло глупо и картонно. У царя лексикон Эллочки-людоедки, царь откровенно туп и только «ебсти» и «разъебывать пизду» и способен. Женский образ Азирафаэля с треском натягивали на Марию Долгорукую, и по внешности, и по истории с прорубью… Но вышло в итоге криво и неестественно. О плохо написанный гет с Грозным вся тщательно проработанная ДО автором стилизация разваливается. Эта линия оставляет немало других неотвеченных вопросов… Каким образом Грозный мог претендовать на рай, кроме того, что запал на Азирафаэля в образе девицы?
К недостаткам еще отнесла бы оборванную концовку – да, герои выполнили задание, но фик чересчур резко делает временной скачок к эпилогу.


Змеи Бомонт Флетчер
Чезаре Борджиа / Оливеротто да Фермо, Чезаре Борджиа / Асторре Манфреди, Чезаре Борджиа / Доротея Малатеста-Караччоло

читать дальшеВ европейской истории одной из любимых является история семейства Борджиа, всегда с интересом жду в сериалах фики по ним. Но эта работа оставила в сложных чувствах.
Авторы явно с большой любовью погрузились в эпоху и канон, да и любовная история между циничным Чезаре Борджиа и юным и пылким (с глазами как у Лукреции) Асторре Манфреди, а также лавхейт Чезаре Борджиа/Оливеротто да Фермо интересны. Любовные и эротические сцены довольно ярко написаны – в характерном авторском стиле.
К сожалению, неплохую задумку и стилизацию испортила неудачная реализация выбранной формы. При том, что я до прочтения знала, кто эти люди, представляла себе события тех времен… Но большую часть фика я с трудом понимала, что у героев и в сюжете (был ли он?) происходит.
Что же дает такой эффект? Неужели дело только в нехронологическом повествовании? По-моему, проблема не в самом приеме, а том, что авторы не определились или не смогли внятно передать, какую цель он преследует в тексте. Хотели ли они провести параллели между двумя отношениями? От настоящего возвращались в прошлое? Или фрагменты связаны иным способом? К концу фика сложилось впечатление, что большой относительно связный текст расчленили на куски, раскидав их при помощи машинного алгоритма.
Другая, еще более серьезная проблема – разбиение и бесконечное мелкое дробление сцен до такой степени, что текст местами превращается в сборник драбблов, если не однострочников.
Приведу пример:
6 июня, 1502 г., Рим, Ливеротто да Фермо

Когда все закончилось, когда Асторре Манфреди захлебнулся своим последним хрипом, его пальцы, оцарапанные до крови жесткой пенькой, оставившие глубокие лунки синяков на предплечьях Ливеротто, разжались.


Какой цели служит это единичное предложение, оформленное как отдельная сцена? Зачем она в тексте? Что дает читателю и тексту? Что именно закончилось? Любовь, пытки, изнасилование? Да, несколько десятков мелких сцен назад нам намекали, что Ливеротто замучил Асторре, а еще несколько десятков мелких сцен после даже показали (столь же фрагментарно), и? Если уж авторы решили оформить одно предложение как целый абзац и Отдельную сцену с выносом дат… То это должно быть что-то яркое? Что-то шокирующее или разжигающее интерес?
В процессе чтения сильно устала от этих сцен из 1-3 предложений, разорванных во времени и внутри текста (порой они построены как абзац описания плюс ОДНА ничего без контекста не значащая фраза) настолько, что невозможно удержать в голове, к чему они относятся.
Нехронологическое повествование – это всегда литературная игра с читателем, автор бросает мячик, а читатель подхватывает, чтобы в конце сложить их все в корзину и понять что-то. Но в данном случае, насколько хороши ни были бы ударные строки, они не могут висеть в пустоте, и есть граница литературной игры, когда текст просто становится трудно читать.
Почему некоторые эротические сцены понятнее и лучше воспринялись? Как раз потому, что их авторы милостиво пощадили, и если и обрезали, то оставляли связные куски, где каждая сцена что-то говорит.
Причем, я прочитала авторский намек на то, что весь фик, и герои в нем – клубок змей, и явное желание через эти фрагменты показать сложную сеть интриг, но что-то… пошло не так.
Есть небольшие ляпы:
Сейчас, на собственной свадьбе, Лукреция Борджиа была одета в черное и золотое, — цвета, не слишком приличествующие счастливой невесте, но те, которые Чезаре Борджиа любил больше остальных.
Черный краситель же был одним из самых дорогих в то время. Самое то для знатной невесты? В целом что «не приличествующего» не поняла.


Ты - это я Бомонт Флетчер
Уилл Шекспир / Кит Марло, Томас Уолсингем / Кит Марло по сериалу Will

читать дальшеХотя каждую работу мы оцениваем по отдельности, раз это часть прошлогоднего цикла, то дам ссылки на свои же прошлогодние отзывы по другим фикам цикла тех же авторов.
К достоинствам этой можно отнести проработку шекспировской эпохи – герои часто разговаривают или думают явными или скрытыми цитатами из произведений Марло и Шекспира. Они похожи на свои исторические и сериальные прототипы.
Понравились отдельные арки – про Кита Марло на задании в чужой стране, линия с дракой с Грином и ее последствиями. То, что авторам удалось передать страсть, ревность и глубокие чувства, связывающие главных героев.
Правда, пышный, велеречивый стиль в одних местах легко можно счесть удачной и остроумной стилизацией, а в других он погребает под собой зазевавшегося читателя.
Хотелось, чтобы некоторые сцены были подинамичнее… Смена темпа временами пошла бы тексту на пользу.
Порой лучше понятнее и ярче описать одну сцену только с одной точки зрения, чем менять трех рассказчиков, при этом совершенно не продвигаясь сюжетно. Ощущение при прочтении было, что иногда история резко буксует и приходится продираться через тернии.
Так понимаю, что авторы хотели показать разврат и безумие образа жизни Кита Марло, создавая фантасмагорию, но местами перестарались, и выходило чересчур резко и непонятно – скажем, в присоединении к оргии Дика и Китти и развязке.
Фик не страдает от таких серьезных проблем, как Змеи, но заметно, что это серия разных работ, наспех скленная в одну. Особенно это бросается в глаза, когда ружья и линии некоторых героев важны (но не находят однозначного разрешения) в одной части текста, но авторы совершенно забывают про них дальше… Например, в первой половине огромное внимание уделяется любовному треугольнику между Китом, Томасом и Уиллом, но после столь яркого и запоминающегося противостояния Томас… тихо спивается и случайно приходит на оргию, как комический герой. Ощущения, что некоторые части писались в разное время, отсюда и проблемы со связностью.
При этом фик вполне может быть интересен любителям Шекспира, а особенно тем, кто следил за другими работами цикла.
Переводы 15К+
Твоё имя в моём сердце, переводчик Riru
фэндом: One Piece

читать дальшеПерейду сразу к рейтинговой сцене.

Оригинал:
Long, tattooed fingers walked slowly up Kid’s arms and then laced behind his neck.
Перевод:
Ло медленно прошёлся длинными пальцами вверх по его рукам и, добравшись до загривка, сцепил их в замок.
Почему пальцы перестали быть татуированными?


Оригинал:
“What?” Law pouted. “You can, but I can’t? Tsk. That hardly seems fair, Mr. Eustass, you getting to have all the fun. Or … can you simply not handle it if I talk dirty too?”
Перевод:
— Почему это тебе можно, а мне нет? — он надул губы и цыкнул. — Как-то не очень честно, мистер Юстасс, оставлять себе всё самое интересное. Или… слышать подобные откровения из моих уст — выше ваших сил?
«слышать подобные откровения из моих уст» звучит очень уж высокопарно для простого «talk dirty»)


Оригинал:
He struck fast and hard, sinking his teeth into Law’s shoulder hard enough to draw blood.
Перевод:
Он резко нырнул вниз и с силой впился Ло зубами в плечо, оставляя алый отпечаток.
Откуда взялось «нырнул»? В оригинале нет ни слова о том, что он наклонился.


Оригинал:
“You want marks, doc? I’ll give you fucking marks.”
Перевод:
— Хочешь, чтобы остались следы, док? Я тебя всего испятнаю нахуй.
Вроде все отлично, но абзацем выше этот персонаж говорил «подобные откровения из моих уст», возникает небольшой диссонанс))


Оригинал:
The pants were another matter. Kid had appreciated the fuck out of the way they hugged the man’s ass when he’d first seen them, but now he was cursing at the fabric he was so recently praising for the way it clung to Trafalgar’s sinfully long legs, yanking them roughly down to uncover his long-awaited prize.
Перевод:
С первого взгляда на эти джинсы Кид оценил, как они подчёркивают задницу Ло и его длинные ноги — но сейчас он с проклятиями сдирал эту упаковку со своего долгожданного приза.
Очень странное решение — добавить упаковку, в оригинале он просто «сдирал их».


Оригинал:
“Damn,” he murmured, pleasantly surprised at how wet and open Law already was. “When did you do this?”
Перевод:
— Чёрт, — прошептал он, приятно удивившись, насколько тот уже растянут. — И когда только успел?
Потерялось «wet».


Оригинал:
“When – Ah! When I was waiting for you to arrive,” Law admitted, his voice barely more than a breathy groan as soon as Kid pushed two digits into him.
Перевод:
— Когда… Ах! Пока ждал твоего приезда, — признался Ло, чей голос внезапно стал едва ли громче шумного дыхания, как только Кид вставил в него два пальца.
Слегка неловкая конструкция, лучше как-нибудь покрутить вторую фразу: «...признался Ло. Его голос сорвался на шумный вздох, как только Кид вставил в него два пальца».


Оригинал:
“You prepped yourself for me?” Kid asked, running his tongue slowly around Law’s chest, tracing the big, swirling tattoo he found there and savoring the salty taste of his skin.

“Y-yes.”

“And?” Kid prompted, moving his fingers lazily, stroking slowly and enjoying the heat around his fingers, looking forward to feeling that same heat on his dick.

Перевод:
— Готовился для меня? — Кид медленно провёл языком по линиям большой закрученной татуировки на груди, смакуя солоноватый вкус.

— Д-да.

— И? — подсказал Кид, медленно двигая пальцами и наслаждаясь жаром вокруг них, предвкушая, каково будет чувствовать его членом.

Понятно, что повторы авторские, но я бы второе «медленно» заменила пропавшим «лениво».


Оригинал:
With a quick twist of his fingers, Kid found the spot he knew could make the doctor see stars and rubbed.
Перевод:
Кид резко сменил позицию, нащупал точку, от прикосновения к которой под веками взрываются фейерверки… и погладил.
«резко сменил позицию» здесь явно лишнее: звучит так, будто он сменил позу, а не всего лишь повернул пальцы.


Оригинал:
I thought about how beautiful you would look on your knees with your face all covered in my seed.
Перевод:
Думал о том, как красиво ты смотрелся бы на коленях прямо там с моей спермой на лице.
Мелочь, но «прямо там» лучше убрать: в оригинале такой фразы нет, а с ней предложение звучит слегка перегружено.


Оригинал:
Kid took the invitation, tugging Law’s waist up a little until the doctor was partially in his lap, hips held tight by his calloused hands, and legs wrapped around his broad back.
Перевод:
Кид приподнял его, частично укладывая себе на колени, крепко обхватил руками бёдра, и Ло сцепил ноги за его широкой спиной.
«крепко обхватил мозолистыми ладонями бёдра»


Оригинал:
“Fuck me,” he repeated in a soft whine, his eyes a deep, golden pool of molten desire when they met the fiery crimson of the mechanic’s.
Перевод:
— Трахни меня, — тихим стоном повторил Ло, встретив его горящий взгляд своим, переполненным желанием.
Понимаю, почему переводчик сократил всю эту цветистость, но дальше по тексту есть Ло поднял на него золотистый взгляд — по-моему, если уж убирать такое, то везде.


Оригинал:
Kid tangled a hand in midnight locks
Перевод:
Кид вплёл пальцы в чёрные волосы
Вот здесь, на мой взгляд, как раз не помешает хотя бы «иссиня-чёрные волосы».


Оригинал:
“Harder, Eustass. Come on, you can do better than this,” he challenged. The teasing lost a little of its potency considering how thin and airy his voice was, but his words had the desired effect.
Перевод:
— Сильнее Юстасс. Давай, я верю, что ты можешь сильнее. — Вызов в его голосе был едва заметен, настолько он был тихим и запыхавшимся, но Киду, чтобы завестись, хватило слов.
1) мелочь, но потерялась запятая перед обращением
1) последнее предложение тяжеловато звучит, лучше в конце облегчить: «...тихим и запыхавшимся, но Кид завёлся от одних слов».


Оригинал:
It was Law calling out his name as he came, arching so far off the bed Kid wondered how he didn’t snap his back, that sent Kid tumbling over the edge. His thrusts lost their rhythm and he jerked erratically, fucking through what had to be one of the best orgasms of his life, the doctor’s name slipping between his clenched teeth like a prayer as he released.
Перевод:
Ло кончил первым, выкрикнув имя Кида и так прогнувшись в спине, что Кид удивился, как он себе позвоночник не сломал. А потом он и сам сбился с ритма и задрожал в лучшем оргазме в своей жизни, беспорядочно толкаясь в Ло и как молитву выстанывая сведённым горлом его имя.
В переводе не считывается, что именно то, как Ло вскрикнул и выгнулся, подстегнуло оргазм Кида.



Оригинал:
After they’d both come down a little from their post-orgasmic high, Kid gently pulled out and took care of the condom.
Перевод:
После того как обоих немного попустило, Кид осторожно вынул член и разделался с презервативом.
1) «обоих немного попустило» без уточнения про оргазм звучит слегка странно, здесь больше подойдет какое-нибудь «После того как оба пришли в себя после оргазма»
2) «разделался с презервативом» — звучит страшновато, лучше хотя бы «избавился от презерватива»


Очень приятный и горячий фик, особенно в переводе, где нет всевозможных «doctor», «redhead» и «raven-haired man»))
Да и в целом перевод неплохой, я бы в итоговом списке поставила его повыше.



Маленькое счастье, переводчики DReindeer, hartwig_n
фэндом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеЦитаты в произвольном порядке)

Оригинал:
When he arrived, it took him some time to find his brother-in-law
Перевод:
Он не сразу нашёл брата по мужу
Я совсем не разбираюсь в китайских традициях, там точно так говорят?


Оригинал:
And somehow, didn't trust Wen Ning, even though there really isn't a sweeter fierce corpse out there.
Перевод:
И почему-то не доверял Вэнь Нину, хотя он самый милый на свете лютый мертвец.
Странновато звучит, лучше подобрать какой-нибудь другой перевод к «fierce». Скажем, «свирепый мертвец».


Оригинал:
He bore it until SiZhui came to his rescue, having returned from renting a boat only to be utterly confused by the sight that awaited him.
Перевод:
Мальчик терпел, пока Сычжуй не вернулся спасать их и очень удивился увиденному.
Часть фразы потерялась.


Оригинал:
Guiding the boat into the clear waters of Biling Lake, Wei WuXian felt a strange sense of nostalgia temper his excitement.
Перевод:
Пока Вэй Усянь вёл лодку по чистым водам озера Билин, в нём трепыхалось волнение, навеянное мыслями о прошлом.
В оригинале немного другой смысл: мысли о прошлом поумерили его восторг)


Оригинал:
Leave your pants on, but at least get rid of your outer and inner robes.
Перевод:
Оставь штаны, но хотя бы сними верхние одежды.
Опять же, я ничего не понимаю в традиционных китайских нарядах, но точно речь только о верхних одеждах?


Оригинал:
It was bittersweet seeing the exact same expressions his Lan Zhan wore on such a young face. The familiarity combined with the strangeness of such seriousness in a child made him want to tease.
Перевод:
Видеть привычные выражения на столь молодом лице было горько и в то же время сладко. К знакомым чувствам примешивалось удивление от серьёзности, столь несвойственной детям. Отчего малыша всё время хотелось подразнить.
По-моему, здесь речь не о знакомых чувствах, а об узнаваемости в целом. Вряд ли видеть Лань Ванцзи каждый раз было горько и в то же время сладко?


Оригинал:
After a pause, Lan WangJi shook his head, looking faintly guilty. A quick ruffle of his hair chased that away quickly enough, leaving him frowning at Wei WuXian as he tried to smooth out the damage.
Перевод:
Помедлив, Лань Ванцзи покачал головой с призрачной виной на лице. Вэй Усянь довольно быстро развеял её, взлохматив мальчику волосы, после чего тот, нахмурившись, принялся приводить причёску в порядок.
«со слегка виноватым видом» звучало бы чуть органичнее. А дальше можно какое-нибудь «Вэй Усянь быстро успокоил его, взлохматив мальчику волосы...»


Поначалу тот вцепился ему в волосы, дёрнув так сильно, что Вэй Усянь вскрикнул, но быстро понял, что не упадёт, и ослабил хватку.
Фраза построена так, что «но быстро понял, что не упадёт, и ослабил хватку» как будто относится к самому Вэй Усяню, а не к Лань Ванцзи, который сидел у него на плечах))


Оригинал:
The next time Wei WuXian woke up, it was because he was being pushed into a sitting position. He came to with a confused grunt, slumped over his outstretched legs.
Перевод:
В следующий раз Вэй Усянь проснулся от того, что его насильно усадили. Бессвязно ворча, он окончательно проснулся, после чего уткнулся лицом в вытянутые ноги.
Точно аж уткнулся лицом? Вообще «slumped over» — это просто согнулся или наклонился.


Оригинал:
Lan WangJi entered him then, fucked him through the afterglow and into a second orgasm that pulled hoarse cries from his throat and left him clinging weakly to Lan WangJi, nails sliding over his back without gaining purchase in the mass of scars.
Перевод:
Тогда Лань Ванцзи вошёл в него, ещё пылающего после первого оргазма, и двигался внутри, доведя до второго. Вэй Усянь хрипло вскрикнул и бессильно повис, царапая ногтями спину, где любые следы терялись среди шрамов.
1) какие-то странные изменения произошли с «fucked him through the afterglow»)) «пылающего» я еще как-то могу понять (хотя «разомлевшего после первого оргазма», на мой взгляд, здесь подошло бы больше), но цензура «fucked» была внезапна
2) «left him clinging weakly to Lan WangJi» — «бессильно повис на нём», лучше уточнить


Оригинал:
He chatted as Lan WangJi scrubbed his body
Перевод:
Он болтал, когда Лань Ванцзи отскребал его тело
Неудачный выбор глагола, читается так, как будто тело пришлось отскребать от грязи.


Оригинал:
When a week passed, and there was still no sign of Lan WangJi returning to normal, Wei WuXian brought Lan WangJi to his brother one morning.
Перевод:
Когда прошла неделя, а никаких признаков возвращения Лань Ванцзи в обычное состояние так и не появилось, Вэй Усянь с утра привёл его к брату.
В основном перевод гладкий, но встречаются тяжеловесные конструкции, которые в оригинале звучат гораздо легче.
Навскидку: «Когда прошла неделя, но не похоже было, что Лань Ванцзи вот-вот вернется в обычное состояние...»


Оригинал:
The point is, it was perfectly safe, and I made sure of that before testing it on myself so that I could use it on you.
Перевод:
Дело в том, что это было совершенно безопасно, я всё учёл перед тем, как проверить на себе, чтобы потом применить его на тебе.
Здесь то же самое, стоит хотя бы разбить на два предложения.


Много где бросаются в глаза повторы: в тексте есть три-четыре отрывка, где «взгляд» и «взглянул» идут через строчку аж несколько абзацев.( Так же хорошо бы проредить местоимения:

Вэй Усянь ожидал кивка, но всё равно это немного его задело. Он привык есть то, что готовил его муж специально для него.

Вэй Усянь придерживал его одной рукой, а второй — грёб. Лань Ванцзи был тёплым, и от него по-прежнему пахло сандалом — даже запах озера не смог его перебить. Вэй Усянь потрепал его за щёчку, чмокнул, а потом поплыл прочь от лодки.


И, например, повторы воды здесь:

Оригинал:
Wei WuXian dove, pushing himself to go as deep as he could, and stay under until his body was nearly desperate enough for air to wrench his jaws apart and fill his lungs with water.
Перевод:
Вэй Усянь нырнул как можно глубже и оставался под водой до тех пор, пока ему не захотелось вдохнуть так сильно, что он готов был наглотаться воды.

Оригинал:
Lan WangJi jumped from the side of the boat. He fell right into Wei WuXian's arms, knocking him momentarily under the water even as Wei WuXian made sure to hold him up above the surface.
Перевод:
Лань Ванцзи спрыгнул с лодки прямо в руки Вэй Усяню, сразу увлекая его под воду, но Вэй Усянь сумел удержать мальчика над поверхностью воды.

Напоследок пара мелких багов, от пропущенных запятых до мелких опечаток:

Несмотря на то что волосы Лань Ванцзи были гладкими
Помнишь, несколько месяцев назад я сказал, что мне нужно разобраться кое с чем вместе с Вэнь Нином и пропал на пару недель?
Лань Цижэнь, по видимому, пока сдался и заданий больше не приносил.
Какое бы воспоминание не заставляло его радоваться обществу Вэй Усяня, дело было явно не память о физической близости


В общем, перевод славный, но повторная вычитка точно не помешает)
Сам фик милый, очень трогательные отношения между персонажами.



Год в Туссенте, переводчик T. M. Riddle
фэндом: The Witcher

читать дальше
Купил несколько скаковых лошадей, но они тоже выигрывали больше, чем проигрывали, и после того, как Барнаба-Базиль пару раз намекнул насчёт того, что за случку с хорошими жеребцами платят и можно было бы договориться насчёт разведения, Геральт продал их к чертям, пока и это тоже не стало прибыльным делом.
Автор оригинала — тот еще любитель длинных перегруженных предложений) Местами переводчик очень удачно разбивает их на несколько, но кое-где где текст все-таки читается тяжеловато.


Оригинал:
nice intimate dinner for forty
Перевод:
небольшой интимный ужин на сорок персон
Почему «nice» стало «небольшим»? Еще и получился смысловой повтор с «интимный».
Просто «приятный интимный ужин».


Оригинал:
But then he was ankle-deep in swamp muck for no reason, drowner guts stinging in his scrapes and their putrid stench in his nostrils
Перевод:
Но тогда получалось, что он лезет по щиколотку в болотную грязь безо всякого повода. Кишки утопцев обжигали его ссадины, гнилая вонь застревала в носу
Странный выбор глагола, лучше «вонь забивалась в нос» или как угодно иначе.


Оригинал:
angry and still drunk on the cheap liquor
Перевод:
злющий и всё ещё не пьяный от дешёвого бухла
Откуда в переводе взялось «не»?


Оригинал:
He’s an absolutely brutal taskmaster, and I don’t think he knows how to be anything but hard.
Перевод:
Он совершенно безжалостный наставник, и по-моему, не умеет быть не таким строгим.
Здесь лучше без отрицаний, «умеет быть только строгим».


Сказал, что если я откажусь выходить за него, мне лучше было бы не возвращаться.
Просто «мне лучше не возвращаться» звучало бы удачнее, на мой взгляд.


Оригинал:
Anyway, Morvran’s all right. He keeps wanting me to be a well-bred Nilfgaardian lady, and he doesn’t know what to do with me when I keep not being one
Перевод:
В любом случае, с Морвраном всё в порядке. Он упорно хочет видеть меня чистопородной нильфгаардской леди и не знает, что делать с тем, что я совсем не такая
И вообще, Морвран ничего такой. Он упорно хочет сделать из меня чистопородную нильфгаардскую леди и не знает, как себя со мной вести, раз я отказываюсь.
Второе предложение — это так, навскидку, у переводчика тоже хороший вариант) Но вот с первым надо что-то делать: в оригинале смысл именно в том, что Морвран — не такой уж плохой парень. Не говоря уже о том, что «В любом случае» не обособляется )


Оригинал:
He only got to finish the conquest of the North
Перевод:
Ему позволили завершить завоевание Севера
«Ему позволили полностью завоевать Север», как вариант без канцелярита.


Оригинал:
I think Father is considering an estate here in Toussaint, in fact. He said it was just close enough to civilization to be bearable
Перевод:
По-моему, отец присматривает недвижимость здесь, в Туссенте. Он сказал, что это достаточно близко к цивилизации, чтобы это можно было вынести
Лучше как-нибудь без повторов «это»: «Он сказал, что это достаточно близко к цивилизации, чтобы жизнь в этих краях можно было вынести...»


— Вам придётся извинить сэра Геральта, — сказал Эмгыр, до которого они наконец добрались, забирая у него бокал.
«забирая у него бокал» словно относится к «до которого они наконец добрались», а не к Эмгыру. Лучше как-нибудь так: «сказал Эмгыр, до которого они наконец добрались, и забрал у него бокал».


Напоследок близкие повторы, которых нет в оригинале:

Он вышел на балкон следом и тоже замер, молча глядя вокруг, а потом опустил взгляд.

Пещеры на этом уровне они изучали долго
Геральт, принюхиваясь и ощупывая каждый дюйм, изучал стены.


Это все совсем мелочи, перевод замечательный — мой фаворит в номинации и в принципе один самых качественных переводов astolat, что мне попадались)
Азиатские графические каноны 3-15К
Ветер с Повельи

Начало истории – как последовательность кадров: вот герой едет в автобусе, разглядывая цветочные поля, вот он вспоминает, как рыбачил с отцом, вот он покупает пекарню.
Сдержанная интонация, размеренный ритм, точные емкие фразы – сама манера повествования задает образ и характер персонажа, но при этом оставляет его загадкой. Постоянно кажется, что все рассказанное о нем гораздо менее важно, чем то, что еще не рассказано.

На этом ощущении строится саспенс, он нарастает и становится гуще, как туман над Повельей. Воспоминания наслаиваются на текущее время и растворяются в нем, и читатель ждет то ли вторжения призраков с острова, то ли человека из прошлого, появление которого должно что-то прояснить. Это как размытый задний план, на котором пока ничего не разглядеть, кроме смутных контуров, но игнорировать его невозможно.

Сквозь обыденную атмосферу проступают очертания тайны, подозрительный человек наконец появляется, раскрывается и главный герой, со всей его внешней нормальностью и расчетливым дружелюбием. Ностальгия по отцовской пекарне оборачивается рассказом про остров мертвых с картины Бёклина, призраки становятся реальностью, а реальность – иллюзией.


Пособие по проведению школьной дискотеки (для начинающих)

Экзистенциальный рэп в эпиграфе задает правильный настрой еще до того, как обнаруживаешь персонажа с именем Бруно в русской школе посреди отчетного праздника.

«Первоклассники поют под руководством учительницы, про которую Бруно помнит только то, что зовут ее не Наталья, а Наталия».

Итальянские имена в этот сюрный мир вписываются неожиданно органично. Русская реальность – при всей узнаваемости названий и типажей – все время кажется ненастоящей, как если бы кино про русреал снимал кто-то, кто привык снимать артхаус. Как будто все происходящее – причудливый сон главного героя, начавшийся еще за пределами рассказа.

Герой, кстати, вызывает симпатию одной лишь манерой прерывать собственные лирические метафоры мыслями о повседневной рутине.

«Бруно еще долго смотрит в окно, представляя себя капитаном, чей корабль вот-вот уйдет под воду. С неба идет то ли дождь, то ли снег. Бруно вспоминает, что еще не сменил летние шины на зимние, и момент рушится».


Подводя итог по поводу сразу двух текстов: автору отлично удается повествование на грани реальности и воспоминаний, снов и иллюзий, перетекающих друг в друга. Истории, начинающиеся из ниоткуда и ведущие в никуда, расцвечены яркими красками и убедительными эмоциями. Сложно сказать, уместна была бы здесь какая-то более развернутая сюжетная интрига или не нужна она вовсе, разрушила бы всю атмосферу.


Вам сообщение

Текст мгновенно затягивает в себя, потому что автор нашел идеальную композицию для раскрытия сюжета. Фрагментарность событий и фрагментарность повествования лучше всего передают атмосферу космического корабля, зависшего в ожидании то ли смерти, то ли спасения над то ли погибшей, то ли выжившей Землей. Сообщения, отправляемые в никуда, воспоминания – как короткие видеозаписи в архиве бортового компьютера. Будни постапокалипсиса, описанные отстраненно-нейтрально.

Автор, можно сказать, прошел по минимальной квоте на слэш – его в тексте очень немного, но отношения с человеком, оставшимся на Земле, определяют собой весь эмоциональный план. Отчаянный оптимизм сплетается с меланхолией, чувство одиночества – с надеждой и постоянным, бесконечным ожиданием.

Герой ждет, ждет, ждет. Ждет ответа, ждет встречи с Землей, ждет любого шанса, страшного будущего, счастливого случая, ждет, когда рассеется облако неизвестности.
Возможно, с точки зрения общей интонации текста было бы лучше, если бы мы так и не узнали, дождался он или нет.


Длительное ожидание короткого ответа

Автора можно упрекнуть в явном отступлении от канонных образов (он сам признается, что они претерпели изменения), но элементы оригинального мира встроены в АУ как фрагменты конструктора из другого набора, которые при этом оптимально подошли по цвету и размеру.

Герой, работающий учителем, как его отец – и воспоминания о котором являются важной частью его личности.
Дружба Эрвина и Майка, до самого конца остающаяся дружбой, даже когда сквозь нее проросло романтическое влечение.
Маленький город, который воспринимается как любой маленький город без опознаваемых черт, этакое нигде вдали от Большого города. Внешняя среда, жизнь города и природа здесь не просто повод для условно-необходимых внешних описаний, они становятся продолжением внутренней жизни Эрвина Смита и его личных переживаний.

У автора своеобразная манера повествования, то ныряющая глубоко в эмоции героя, то отвлеченно-описательная. Диалогам часто недостает естественности, и шероховатости языка ощутимы, но все равно тут есть оригинальный стиль, далекий от безжизненного нарратива многих технически хороших текстов. Стиль, который позволяет сделать персонажей живыми, а образы – яркими.
Западные сериалы. 15К+. Часть 5
Осторожно, возможны спойлеры!

Яблочки от Мей Подколодный
Адам Янг/Уорлок Даулинг (основной), Азирафаэль/Кроули (фоновый) по Good Omens.
Милый романс про поколение зуммеров, повествующий о двух студентах колледжа.
читать дальшеОдин из немногих фиков в своей подноминации, удачно раскрывающий тему первой юношеской влюбленности. Сюжет довольно прост и типично романсовый — герои сначала становятся друзьями, а затем понимают, что влюблены, и начинают встречаться.
Понравилось в первую очередь тем, как это сделано — довольно психологически достоверно (веришь, что герои — именно подростки-зуммеры с соответствующими интересами, культурными отсылками и лексикой). Разве что среди множества отсылок и соцсетей я бы Тикток добавила, но возможно, у автора период за пару лет до Тиктока. Тот интернет-дискурс, что любит Пеппер, мне именно современным казался.
Кстати, помимо романса Адам/Уорлок у автора вышла классная дружба между Пеппер и Адамом и Пеппер и Уорлоком. Прямо порадовало, не так часто в слешных фиках помимо любовной линии показывают еще и дружбу с девушкой.
Кроме того, зашло авторское чувство юмора. От фика остается приятное ощущение рождественской комедии — там даже есть классическая сцена знакомства с родителями и приездом к семье любимого человека на Рождество. И удивление Азирафаэля и Кроули, когда Адам привел в дом Уорлока — очень забавная сцена.
Если говорить про Уорлока, то в каноне книжном и сериальном мы знаем о нем только в совсем раннем детстве, а вот уже плодов воспитания Азирафаэля и Кроули почти и не видим. В этом плане, очевидно, что образ авторский, но мне он крайне импонировал и в него поверилось. Было интересно прочесть, что из него выросло! Его пейринг с Адамом достаточно органично прописан и нет ощущения, как иногда бывает, что их свели, только потому что автору захотелось, а вполне плавная и милая любовная линия.
Порадовали помимо отсылок к поп-культуре традиционные для фендома библейские. И кошка Аштарот — любовь.
В дверь позвонили, когда он, матерясь, пытался по кривой инструкции собрать домик для Аштарот, внешне похожий на Парфенон. Колонны, обмотанные джутом, никак не хотели вставать на место, от звонка он дёрнулся, ещё и крыша съехала набок. Уорлок чертыхнулся и пошёл к двери.
Из недостатков — можно найти стилистические огрехи, местами крайне странную пунктуацию — фик бы однозначно выиграл, если бы его еще раз вычитали. Плюс хотелось посоветовать автору избегать слишком ассоциирующихся с русской культурой идиом и соблюдать все же реалии выбранной страны. В паре мест ловила диссонанс — герои в России или в Англии — и из текста это выкидывало.


Родина твоего страха от LisenaK и LABB
Кроссовер Kings с постапокалиптическим фильмом Snowpiercer. Джек из Кингс/Кертис Эверетт из Сноупирсера. Джека играет Себастьян Стэн, а Кертиса — Крис Эванс, так что помимо тех, кто знаком с одним из канонов, может быть интересно и Марвел фендому, включая поклонников актеров.
читать дальшеСложные и немного противоречивые чувства вызвал у меня это текст, хотя по саммари ожидала, что понравится — знаю каноны и очень люблю постапокалипсис.
С одной стороны авторам однозначно удалось интересно соединить такие непохожие каноны как Кингс с его запутанной политикой и библейскими отсылками, и Сноупирсер с его замкнутой авторитарной системой управления и обреченностью. Если в фильме герои едут в поезде, последнем на свете, то тут они жители постапокалиптического закрытого и крайне авторитарного государства с лагерями и расстрелами под названием Насон. Особенности быта, предысторию Кертиса — за этим было крайне интересно следить и распутывать, что там у них произошло. Единственное, что немного непонятным из-за непоследовательного изложения самим Кертисом своей биографии показался момент между детством с отцом видным инженером и попаданием в лагерь, как и то, какие отношения у него были с диктатором Насона и в какой момент они настолько испортились. Вроде есть упоминания о том, что он узнал правду об отце, а также о том, как посещал с другом митинги, но вот как-то не до конца сложилось. Плюс, по тому, как он туманно отзывался о диктаторе, показалось почему-то, что он не просто ребенком был вхож в высшие круги, а именно уже взрослым или подростком часто общался и восхищался, а потом — разочаровался. Но немного не уверена... Мне кажется, линия потенциально классная, одна из самых важных в фильме и было бы интересно больше на нее сделать акцент, а то в фике она — мельком.
Любовная линия достаточно плавно развивается (с элементами слоубилда) и проходит через весь текст. Именно сближение двух незнакомых людей авторам в принципе неплохо удалось передать. Вопросы у меня были, скорее, к психологической стороне и характерам персонажей в этих двух канонах... Оба они — и Джек, и Эверетт люди с довольно резкими и неуживчивыми характерами, сформировавшимися под влиянием обстоятельств, и в фике эти обстоятельства вроде и сохранены, но психологически не сильно проработаны и показались формальными...
Вроде у Эверетта есть и ПТСР после лагеря, и депрессия после смерти друга, они выросли в разных мирах, но при этом внезапно легко находят общий язык. Когда Джек заходит в барак и легко затаскивает Эверетта, впавшего в ступор, в душ — это выглядит немного странно. Не верится и в то, что они практически не конфликтует и Эверетт проникается к нему симпатией только за то, что он помог его людям. Это человек-то, которого несколько лет проведший в концлагере, крайне резкий и недоверчивый? Сближение есть, но вот причины, по которой оно происходит — я так и не поняла до конца. Они влюбляются просто потому, что некуда деться? Или в благодарность за спасение? Был вариант, что Эверетт сломался после смерти друга, а Джек к нему просто по-человечески отнесся и вызвал симпатию, но не уверена...
Читала предупреждения, так что была в курсе про импотенцию, но почему-то надеялась, что это преодолеваемая проблема в рамках херт-комфорта на 73 тыщи слов. Но авторы либо приняли импотенцию одного из героев как вещь пожизненную, не мешающую их любви и близости, либо все наладилось у пары, но как-то за кадром. Есть, собственно, одна эротическая сцена, где у одного героя не стоит, и все. Почему-то рассчитывала увидеть хотя бы какой-то намек, что все стало лучше, в достаточно флаффном эпилоге.
Эмоционально, к сожалению, особо историей не прониклась, а для меня это важно, чтобы работа понравилась. Судя по комментариям, есть читатели, которые, наоборот, прониклись.
Не понравилось, что все остальные персонажи, кроме Джека и Эверетта, сводятся до роли функций. Тот же Намгун Мин Су выглядит довольно колоритным и ярким вначале, но в итоге существует только ради исполнения цели, а Йона — чтобы его к этому подтолкнуть. С Йоной в принципе сложно... По поведению и характеру решила, что авторы ее сделали маленькой девочкой, младшей «сестренкой» Кертису, а оказалось, что она вполне самостоятельная девушка с поведением не по возрасту. Что-то не вышло у авторов в этом аспекте. Проблема не только с персонажами Сноупирсера — Дэвид Шэппард выглядит такой же фигурой-функцией. В каноне у них неважные отношения, но откровенным мудаком он не был. Плюс абсолютно непонятно, почему приехал от Гефа именно он, а не случайный ОМП, так как его появление совершенно ни на что не влияет. Кроме проблемы дронов загадка, зачем они с Гефом связывались... Да и с дронами бывший инженер Намгун Мин Су, по идее, мог найти способ выкрутиться.
Самой удачной показалась как раз последняя арка — с приключениями и обезвреживание газа на чужой территории. Поэтому было немного жаль, что авторы ее толком не расписали.
Очень красивые иллюстрации!


Порт независимости от Такихиро
Kings, Джек/Джозеф (основной) и Джек/Исайя Шэппард.
читать дальшеЗабавно, что все три фика по Кингс про Джека и вытаскивают его из родных мест туда, где он наконец может быть счастлив. В Пастухе он попадает в горную деревушку, в Родина твоего страха его делают наместником отдаленной провинции, граничащей с холодным Насоном, а в Порте независимости Джек, без связи и с небольшим запасом денег, оказывается по иронии в Порту Независимости, мест, откуда родом семья Шэппардов. Земли ничейной и особо никому не нужной, где постоянно возникают конфликты. Возможно, причина в том, что из всех канон наиболее несправедливо обходится именно с принцем Джеком, вот фендом и пишет каждый раз истории о том, как он наконец в другой среде обретает счастье и мир на душе.
Если сравнивать эти работы между собой, то здесь характер Джека показался ближе всех к тому, кого полюбили в сериале. И в конце герой реализует себя как наместник и наконец закрывает этот всегда терзавший его надлом, что он ничем не хуже остальных. Что он представляет что-то сам по себе. Что его отец был не прав, поставив на нем и его жизни крест.
Отношения с отцом, Сайласом, которые в итоге не удается наладить, зато удается немного сгладить при всей их болезненности, удачно показаны в фике. То есть это все еще отношения не самые теплые, но в них оба находят некие взаимные выгоды, позволяющие им наконец сосуществовать, пусть и на разных концах страны.
Крайне импонировал баланс между тем, что мы знаем о порте независимости в каноне и тем, что вносит в этот мир автор. Скажем, в том же Пастухе было довольно много оригинальных персонажей, но тут прям местами чувство, что ты «где-то их в каноне видел, просто подзабыл», настолько они органично вписаны — это именно история по Кингс, а не оридж.
Живыми вышел лучший друг-пожарник Лео Фишер, о чьей свадьбе я немного сожалела, потому что шиппнула их с Джеком, но гет оказался приятным, а дружба — тоже классно. И загадочный гефец Дэмиан — показалось отсылкой к Бэтману и DC почему-то, но, наверное, просто совпадение. И все остальные его друзья и не совсем друзья. И даже ушлый контрабандист Бланко.
Автор не просто выстраивает новый мир и вводит героя в иное окружение, а делает Джека сердцем, движущей силой для этих всех людей и событий. Поэтому должность наместника в чем-то закономерна и так ему идет. Герой Порта независимости бежит сюда от отчаяния и постепенно влюбляется в свою новую малую родину и понимает, что его место теперь — именно здесь. Причем его не «протаскивают», как можно ожидать от королевского сына, а он вынужден подниматься с нуля и завоевывать авторитет, и ему это удается — и просто в пожарной части, и вообще в порту, что вызывает к нему большое уважение и восхищение. Наверное, ни в одном фике по Кингс я еще так не любовалась Джеком и тем путем, что он проделал от начала до конца фика как человек.
Если говорить о романтической линии, то в этом плане работа заметно провисает. Это увлекательный приключенческий роман о политике и поиске своего места в жизни, герою вроде и нравятся мужчины, у него есть одна мелкая интрижка, и в итоге к нему возвращают канонный пейринг, но вот как-то... Если бы еще это было более подробно прописано. С одной стороны «уползание» любовного интереса обычно радует, а с другой Джозеф произвел впечатление одноногой собачки, добавленной больше формально, чтобы дать хоть какой-то любовный интерес — вроде хорошо к нему относилась в каноне, но совершенно в фике не тронуло. Вот интрижка еще немного зацепила — пусть это и несерьезный секс на один раз. Немного жаль, так как раньше читала этого автора и знаю, что она умеет писать классный цепляющий романс и все остальные отношения Джека в фике отлично вышли.
С другим фиком по Кингс Порт независимости внезапно роднит тема импотенции партнера Джека после лагеря — хотя тут это показалось более психологично прописано, но загадочный для меня в своей популярности в этом конкретно фендоме троп (в 2 из 3 фиках по фендому). Так вышло, что еще и подряд читала. Хотелось Джеку очень пожелать счастья в будущей сексуальной жизни...
Моя любимая и самая тронувшая линия отношений оказалась дженовой, а не слешной. Это дружба Джека с Шоу. Равные и доверительные отношения, которых у Джека не могло никогда быть с отцом. Самое глубокое и искреннее уважение, какое возможно между людьми из двух враждующих государств. С интересом следила за всеми их встречами и прямо сильно расчувствовалась в финале!


Шторм от Solli
Еще один фик про советскую космонавтику и ракетостроение — Сергей Королёв/Юрий Гагарин (основной), Сергей Королёв/Валентин Глушко (в прошлом больше)
читать дальшеЛучшая из трех работ автора на конкурсе. Во-первых, достаточно понятная и размеренная манера повествования, удачная композиция — какие-то события, понятно, опускаются, так как фик занимает довольно большой временной отрезок, но в большинстве случаев — это сделано уместно.
Наконец понятно и кратко объяснено про отношения с Валентином Глушко, хотя это не основной пейринг фика, а осталось в прошлом. Поворот с признанием тоже понравился. И про то самое Две тысячи сто:
Разлад с Валентином был неизбежен, как холодная война. Их связывали давние и очень непростые отношения. Когда-то, в тридцатые, они вместе начинали в исследовательском институте, разрабатывали ракетные двигатели и были до того увлечены своим делом, что коллеги даже прозвали их парочку «Две тысячи сто» — такая у них была зарплата на двоих.
Хорошая стилизация под советский соцреализм с его немного наивной верой в светлое будущее. Встречается и канцелярит, но он кажется уместным эпохе, именно стилистических ошибок в тексте немного, читалось достаточно гладко, чтобы о них не спотыкаться.
Удачной вышла дженовая линия про отношения внутри конструкторского бюро и про полеты в космос и их подготовку — и Колюня, и Неделин, и Галай, и другие достаточно интересны показаны. Ничего не могу сказать по поводу исторической достоверности, но авторская точка зрения понравилась и увлекла. И как раз эта линия занимает процентов 80 от объема фика. Если не больше.
Любовная линия начинается далеко не сразу и поначалу у меня были на ее счет некоторые опасения — что или не будет, или выйдет по сравнению с ракетостроением скомкано. Ее действительно суммарно немного, но она довольно плавно развивается — от знакомства с отборами до уже рабочих и не только отношений. Понравился момент с мигренью и массажем, с гаданием на книжке, со сценой в кабинете.
Королев ищет в будущих космонавтах нечто особенное:
СП хотелось увидеть их такими, какие они есть, без всего наносного: в идеале, он хотел бы доверить свою мечту душе настолько чистой, чтобы полёт в небо для неё стал сродни возвращению домой.
И именно в лице Гагарина находит свою воплощенную мечту. А то, что влюбляется раньше, чем все в советском союзе — это совершенно неудивительно.
У Юры были глаза человека, заглянувшего в небо. Может быть, он так же, как и сам СП, утонул в нём однажды и больше не выплыл.
Понравилось то, что в Гагарине есть чудесная завораживающая лихость. Восторг. Вроде этого позерства с прыжком из окна.
В итоге вышла в сочетании с дженовой основной линий история об огромной любви к космосу, переходящую в любовь друг к другу. Это одновременно и лебединая песня, последняя любовь Королева, и влюбленность Гагарина в него как в человека, подарившего ему космос, как одного из немногих, кто видит его как есть — без славы и достижений, кто любит космос точно так же, как он сам. Интересно, как полет в космос для них обоих и в плане любовной линии становится катализатором, и в чем-то освобождает — странно держаться за запреты человеку, который побывал в космосе и вернулся.
Правда иногда автор перебарщивал с драматизацией и выходило скорее комично, чем жутко:
Несколько раз в сумерках он принимал обугленные стволы деревьев за чекистов.
К недостаткам можно отнести и то, что хотя романс мне в целом понравился, его в фике действительно меньше, чем во многих других работах в номинации.


Буря от Isca Lox
Сюрреалистичное космическое приключение по Star Trek, Жан-Люк Пикар/Кью.
читать дальшеЕсть фики, которые приятно читать, а есть фики, которые приятно падать, как Алиса в кроличью нору. И при перечитывании эффект сохраняется.
Думала, что прочтение другого фика в малой форме немного познакомит меня с персонажами и подготовит, но к такому невозможно быть готовой — не фик, а космическое приключение! Теперь в числе самых захватывающих сюрреалистичных фиков, что я читала — и это при том, что канон незнакомый. Напомнило и Доктора Кто, и Льиса Кэррола, и Джаспера Ффорде, и самую чуточку Нила Стивенсона.
С одной стороны, сюжет довольно простой — ментальный континуум, к которому подключены кью, сломался, и задача Пикара и Кью — понять, что же случилось и найти нарушителя. С другой — автор настолько тонко воссоздает ощущение хаоса, неразберихи и сюра в происходящем, что ты теряешься в Континууме, как Пикар, а мимо проносятся временные линии, корабли, другие версии знакомых, Аманда и щенята, кого-то превращают в торты и пытаются съесть (очень классный эпизод!), что очень Пикару сочувствуешь!

— Именно это я и хотела сказать, просто забыла, как правильно выразиться. Без связи с континуумом трудно подбирать слова. Они такие странные, а у меня давно не было практики в человеческом языке, и многое о прежней жизни вылетело из головы. — Она огляделась. — А вы не видели щенят?
— Щенят?
— Да, у меня с собой было пятнадцать или шестнадцать, но я не могу их найти. Куда же они могли подеваться?
— В последнее время тут многие пропадают. Но вы точно в порядке? Вы лежали на полу в крови и казались мертвой, когда я вошел. И, думаю, вам лучше отойти от лужи, она не внушает мне доверия. Я чувствую искажение.
— Всегда так лежу, что в этом странного? Меня гораздо больше волнуют щенята.


Тексту идет его шекспировское название и понравился авторский прием, когда начали трансформироваться в том числе буквы в названии глав, причем происходит это постепенно и поначалу почти незаметно — как и шутки с континуумом, где все выглядит почти так, как должно, но не совсем, а чем дальше...
Самое неожиданное для меня — больше, чем тентакли, превращение в торт и хождение по застенкам чужого разума, это то, что происходящее не осталось сюром ради сюра, а за ним читается глубокий гуманитарный посыл про войну и то будущее, что может ждать не только Кью, но и человечество.
Романтическая линия местами выглядела неровной, но осталась эдаким оком бури на фоне всех искажений. Интересно было за ней следить, но именно сюрная часть больше понравилась и показалось, что лучше удалась, чем романтика.
Недостатки происходят прямо из выбранной формы и не уверена, что это именно недостатки, а не так задумано. Сюр — это классно, падаешь в него с огромным удовольствием, вот только иногда в нем путаешься. Через неделю уже довольно сложно восстановить, о чем был текст, а некоторые линии так и остались недопонятыми. С другой стороны, требовать от сюра абсолютной прозрачности — странно, в легком непонимании и заключается его обаяние, просто не всем может такое понравиться.
Не знаю, насколько канон, но линия с ангелами в бескрайнем космосе как-то не вкатила — верится в более интересное будущее, что ли. Она какая-то на фоне абсурда искажений — чересчур ограниченно человеческая и скучноватая. Хотя именно из-за нее довольно долго считала именно Пикара главным (возможно, невольным) злом и причиной всех этих искажений, так что как ловушка для читателя точно сработало, если это и было целью.
Впечатление в целом осталось приятное и перечитала с удовольствием.
Иллюстрация у работы ужасно выразительная!


Розовая книга радости от Мадоши
Романтичная космическая приключенческая история с сектантами и похищениями по пост-канону Вольтрона, Кит/Лэнс
читать дальшеВойна окончена, мертвые друзья похоронены, а книга воспоминаний Лэнса — та самая Розовая книга радости из названия — становится дико популярной и используется сектантами в своих интересах. Как в Мизери Кинга Лэнса похищают безумные фанаты, а Кит с друзьями пытаются его спасти.
История показана с двух точек зрения — Кита и Лэнса, поэтому после похищения мы видим, и как ведутся поиски, и то, что там с Лэнсом. Обе линии держат в напряжении и следить за ними увлекательно. Кроме того, есть забавный момент, когда кукловоды Лэнса задают точку встречи, а паладины Вольтрона прилетают в не то место и вообще не могут договориться о том, где все-таки Кит и Лэнс сблизились и начали доверять друг другу (в том числе и сам Кит). Интересно было следить и за переживаниями Лэнса, что вдруг друзья не догадаются, что его заставили говорить по бумажке, и за реакцией самих друзей.
Хотя на что похитители рассчитывали, с учетом близости дружеской между командой — тоже не поняла, такой типичный просчет злодеев. Лэнс очень много страниц, подозреваю, в биографии крепости их дружбы посветил. В смысле — как они могли его перестать искать и поверить, что он ушел к сектантам проведывать добровольно? Плюс шутка про даму-фикрайтера и ООС не понравилась, и как-то выбила из фика немного.
Вообще пришлись по душе теплые командные взаимоотношения и то, как герои мыслят и действуют, как единое целое даже в, казалось бы, поствоенное время. Прямо круто и душевно вышло! И как они обижаются, что Кит их не сразу позвал на помощь — вполне справедливо, и как легко отходят, и как про них с любовью пишет в книжке Лэнс — откровенно любуясь тем, какие они классные.
Назвала бы так же удачным ходом, что романтическое признание и секс случается у Кита и Лэнса до похищения — и это не просто происки близкого друга, а именно поиски любимого человека. И как чувства усиливаются в разлуке, чтобы потом еще и помочь ускорить встречу и дать подсказку.
Линия с послевоенной трагедией жителей Олкариона и их философией смерти тоже показалась интересной и драматичной.
С самими цитатами из книги радости не определилась понравилось или нет. С одной стороны они, в отличие от всего остального текста, выглядят немного графоманскими и наивными, с другой автор дает нам точку зрения редактора, что они такие и есть и причина издания — в личности Лэнса и контексте этой биографии. Так что, скорее, автору удалось стилизовать под то, что он хотел, но мне бы чуть меньшее их количество импонировало. Фанфик понравился, а вот книжку у Лэнса я бы точно не купила!
К недостаткам — показалось, что порно у автора несет, скорее, секс-просветную, чем эротическую функцию. Она чересчур серьезно подходит к его написанию (мне кажется, что сноска о том, как безопасно заниматься анальным сексом, на слешном конкурсе для слешеров — немного лишняя) и сексу не хватает той естественности, с какой выходит романтика — вот она там вышла очень милой, кстати. Или автор редко в принципе порно-сцены пишет и смотрится немного натянуто. Обсуждать риски мочеполовых инфекций после классного секса — серьезно? Они же не врачи-урологи. Плюс, запуталась в (не)девственности Кита. С одной стороны он ни с кем, кроме Лэнса не спал, с другой потом рассуждает с точки зрения опытного любовника сверху или снизу ему с кем-то нравилось. Если он прихвастнул, то стоило бы, наверное, сделать потом акцент на том, что он приврал, а то странно вышло.
Были небольшие вопросы к алтейской медицине, но решила, что она работает сродни магии.


И это была последняя часть — спасибо огромное всем участникам за присланные работы!
Западные книги, фильмы, комиксы
Черное солнце, белые дыры Diran

читать дальшеЭто большое приключенческое ответвление в мире Звездных Войн от конца третьего фильма: Галактика снова в опасности, и для разнообразия главное зло в этот раз не Империя, оно приходит извне и грозит всем независимо от умения направлять Силу.

Прежде всего, это было очень увлекательно читать. Масштаб приключения, разнообразие описанных миров, продуманность цепочки событий поражает и одновременно напоминает хорошую компьютерную РПГ, где герой, проходя локацию за локацией и получая в каждой новую инфу, распутывает сюжетный клубок. Очень понравилось решение основного конфликта между главными героями через старую симпатию ученика к учителю и любовь к сыну. Последнее мне показалось очень каноничным – Анакин в этой истории между сыном и Императором снова выбирает сына. Может быть, в этой истории маловато собственно слэша и можно было обойтись без него, но мне хватило. Каждая сцена сближения, яркая и запоминающаяся, двигает сюжет вперед; каждый маленький шаг на встречу, заново складывающееся доверие, затаенная любовь и желание большего со стороны Анакина, забота и некоторая жертвенность со стороны Оби Вана - чудо как хороши. Мне очень понравилось.

Из недостатков: имхо, некоторые события показались скомканными и отрывочно изложенными, например, финальная битва, другие - слишком большими совпадениями (появления Диких на Корусанте и на Сигуре в самый разгар событий); иногда слишком быстро и резко менялись локации; ну и да, легкий недобет.


День М МКБ-10

читать дальшеЭта история – переложение восстания декабристов на фантастическую реальность мира репликантов. И сама идея такого кроссовера – имхо, огнина огненная, восторг. Совместить крепостную Россию и мир «как бы» людей - поискать ответы на вопросы: кто человек, а кто может считаться человеком; может ли человек быть вещью; есть ли у «вещи» душа; может ли «вещь» верить в бога – по-моему, очень интересно. И отдельно хорошо, что текст не только заявляет тему, но и пытается ее глубоко раскрыть.

Есть очень удачные кроссоверные моменты, например, сцена в театре, взятая из фильма «Союз Спасения», но подданная в философски созерцательном духе последнего «Бегущего по лезвию». Есть удачные исторические параллели, например, размышления героев о привлечении к восстанию репликантов-колонистов, которые прямо отдают дворянским страхом русского бунта и хрестоматийным выводом советских учебников «декабристы далеки от народа». Есть интересные трактовки образов, той же Анны.

В целом, в тексте много действительно интересных моментов, за которыми чувствуется кропотливая авторская работа, но - к большому сожалению - текст подвело воплощение. Он неровно стилизован: нарочитый, сильно устаревший стиль не слишком удачно, на мой вкус, перемешан с частями, написанными современным языком, а местами и сухим языком учебника. Повествование, крайне медленное, временами лишается картинки и детальности, превращая фантастический мир текста во что-то очень условное, по которому из некого пункта А в непонятный пункт Б летят космические корабли. Много внимания уделяется переживаниям главного героя, но его внутренний мир на протяжении всего текста, несмотря на вроде бы яркие внешние события, остается статичным, он как бы слышится на одной низкой ноте без эмоциональных пиков. Возможно, это авторская задумка, потому что герой – репликант, но от этого эффекта в тексте иногда просто вязнешь. Сорри, придумано, конечно же, очень здорово, но вот как-то так(


Золотая Птица чиф

читать дальшеЭто легкая и простая, почти классическая в слэше история о любви, в которой два героя долго не понимали, что стали друг другу дороги, но в результате один смог расшифровать свои чувства, а второй – найти в себе смелость признаться. Она легко, остроумно и воздушно написана, ее читаешь с улыбкой, не задумываясь о матчасти, логике, стиле оригинала, она просто создает хорошее настроение, будто выпил бокал шампанского. Ее противопоказано читать на самоизоляции без возможности сесть на поезд, самолет, в машину, ехать куда глаза глядят по каким-нибудь европейским городам, останавливаясь в квартирах с большими окнами. Все герои, что и как они говорят и думают, ситуации, в которые они попадают, очень симпатичные, теплые, ламповые. Этот фик надо читать как лекарство после тяжелого дня.

Думая об этой истории, сложно говорить о недостатках, потому что на самом деле просто хочется улыбаться. Ну может быть, для конкурсного фика немного прост сюжет; небольшой перебор флаффа в конце; простота, с которой главного героя отпускают из отношений с невестой. Но мне, как читателю, это не помешало получить удовольствие от его прочтения.


Достаточно смел, чтобы умереть koganemushi

читать дальшеИстория о том, как один из героев оказался за гранью, а второй его оттуда вытащил.

Больше всего в ней и других историях автора по этому фандому мне понравились герои, их сразу же захотелось погуглить, посмотреть на них в каноне, прочитать про них что-нибудь еще. Это такие тексты-завлекалочки: приходите к нам в фандом, у нас есть веселый и красивый компьютерный гений, которого между прочим играет Крис Эванс (ух!), и мрачный латинос в шляпе со снайперской винтовкой. Ну правда же, настоящее раздолье для слэшера)

Конкретно в этой истории понравился сюжет-перевертыш, как автор плавно поменял местами спасителя и спасенного, как постепенно сменил атмосферу обычного мира на мистическую, как подвел к кульминации – оживлению. Единственный минус, мне показалось лишним описание механики ритуала в конце фика. У меня этот кусок прочитался так: текст медленно наполнился потусторонними деталями, стало понятно, куда ведет автор, начали зашкаливать эмоции, по телу уже побежали крупные мурахи, герой упал из могилы в небо – и в этот момент началось пояснения, что и как произошло, хотя в принципе и так все было ясно. Но надо сказать, что даже этот минус, мне ничего не испортил, текст очень понравился.

Западные сериалы. До 15К. Часть 5
Осторожно, возможны спойлеры!

Самая важная книга на свете от Alma
Good Omens, Азирафаэль/Кроули
Увлекательно написанный и немного ироничный фик о том, как Азирафаэль решает попробовать себя в литературе и пишет о том, в чем лучше всего разбирается — Кроули, а попутно они оба лучше осознают свои чувства. читать дальшеАвтор умело вставляет различные детальки, названия улиц и прочие мелочи, говорящие о том, что действо происходит в Лондоне. При этом он не перегружает ими текст, и они работают на атмосферу.
Кроули оставил «Бентли» в закоулке на Арлингтон-стрит и сейчас шел по Пикадилли пешком, словно в первый раз пробуя лондонский воздух на вкус: пыльный, пропахший бензином, смогом и пережаренным кофе.

Показалась забавной и история про фараонов и крокодилов. В целом довольно живые и вхарактерные диалоги.

— Древний Египет? — хмыкнул Кроули. — Да, прекрасное было времечко. Чудное. Фараоны скармливали своих врагов крокодилам.
Он сказал это нарочно громко и нехорошо улыбнулся: французский турист, который сейчас фотографировался с мумией, даже выронил телефон из рук.
— Но это ведь не ты придумал, — заметил Азирафаэль.
— Не я, — согласился Кроули. — Но Внизу считают иначе. Я ведь правда был в Уасете и в Гизе.

Повествование крайне неспешное, как и развитие у героев влюбленности, и это скорее дополнительные сцены, чем отдельный сюжет. Хотя отдельный небольшой сюжет есть — это собственно написание романа.
Из недостатков — иногда автор перегибает с парцелляцией и очень любит начинать предложения «а», в одном месте прямо несколько подряд — я бы разнообразила.
Выдуманные рецензии на книгу Азирафаэля могут восприниматься и как критика самого романа Гейман и Пратчетта, и фанфикшна по нему — рассмешили. Если присмотреться, тут можно найти и типичные советы для молодых писателей:

Растениям, наброску Леонардо и мраморному столу Азирафаэль посвятил целых две страницы. Результат был похож на опись имущества, и Азирафаэль в первый раз задумался, так ли это важно, в каком именно углу Кроули держит финиковую пальму и какого цвета мебель стоит на кухне.

«Для фэнтезийного жанра здесь многовато описаний внешности. Автор беззастенчиво любуется своим героем. Он и безумно красивый, и волосы у него цвета пламени, и глаза сияют золотом, а еще он стройный, хорошо смотрится в узких брюках и даже пытается спасти мир», — заявлял третий.



Renascence от Shax
Good Omens, Азирафаэль/Кроули
Ангст о потери Кроули зрения читать дальше(уже второй фик, что прочитала на эту тему в номинациях, в макси был еще «Крик ангела»).
Понравилось динамичное начало. Подробно описаны соответствующие медицинские процедуры и эмоциональное состояние обоих героев. Оба героя, несмотря на обстоятельства, сохраняют чувство юмора и пытаются шутить:
— У всех нормальных англичан файв-о-клок — это пятичасовой чай, а у меня — пятичасовой антисептик? Я сражён наповал твоей оригинальностью, так и знай!

За небольшой объем в 5 тысяч слов автор интересно показывает и приобретенную слепоту Кроули, и как герои учатся жить с этим. Очень эмоциональный и болезненный текст, где, как и боль, так и нежная привязанность героев показывается в прикосновениях и едва заметных мелочах.
Скорее понравилось по стилю, но по содержанию возникали вопросы — так и не объясняется куда и с какой целью ходил Кроули (судя по контексту в Ад, а вернулся, осознав свои чувства или типа того?) и почему решил вернуться. Плюс немного читалось, как отрывок из другого, большего по объему текста и слеша немного.


Тик-так от Илдре Аускайте
Атмосферный миник с экшном, борьбой с чудовищами (главная тема Stranger things), адреналином и юстом между главными героями. читать дальшеНазвание очень подходящее, а характеры — каноничны.
Повествование начинается с экшна и здесь это однозначно удачный ход — еще не знаешь, что точно у героев произошло, но погружаешься в гущу событий:
Когда Стив заехал на школьную парковку, ошмётки уже летели во все стороны: кровь, слизь, обрывки шкуры и плоти. Не успел он оглянуться, как на капот со смачным шлепком приземлилась оторванная лапа с растопыренными когтями.
Порадовала отсылка к Кингу — про него часто вспоминают, кстати, когда говорят о каноне Очень странных дел.
Показана и параллель между насилием и сексуальным возбуждением:
На мгновение ему даже показалось, что с каждым взмахом топора Билли закатывает глаза, как при оргазме.
С некоторыми фразами — прямо слышишь их голосом персонажей, особенно эту:
— Брось, — сказал Билли с запинкой. — Скучно же без балагана.
Хотелось побольше прочесть тут об отношениях, но как история о том, как адреналин и борьба становится катализатором выхода сексуального напряжения и подтекста — легко читается, динамично написано и не кажется обрывочным.


Пять зим Льюиса Никсона от Gevion
Проникновенный военный романс Льюис Никсон / Ричард Уинтерс по Band Of Brothers. читать дальшеНачинается все с броманса, а затем небольшими намеками, раскиданными по всему фику, перерастает в полноценную любовную историю.
Текст о том, как на войне двое непохожих людей — сын влиятельного предпринимателя Льюис Никсон влюбляется в простого парня Ричарда Уинтерса, родом из религиозной семьи. То, насколько они разные дважды замечает и сам Льюис, спрашивая:
— ... давай прикинем: каковы были шансы, что мистер Добродетель станет терпеть заносчивого пьяницу, родившегося с серебряной ложечкой во рту?
И как раз характер и некоторая близорукость Дика становится причиной, почему в армии броманс не выходит за пределы нежной дружбы, хотя Льюис явно именно романтически в него влюблен:
— Теперь все. Куда ты, туда и я.
Дик только вздыхает, его брови чуть смягчают свой скорбный излом. В отношениях с ним это и есть одновременно лучшее и худшее: Льюис может ему признаться, может прямо сейчас сказать: «Я люблю тебя». Когда дело касается того, что диктует сердце, Дик становится невероятно тугоух и близорук. Взять хоть его двухлетнюю переписку с девушкой из Каролины — в своей восхитительной наивности он до сих пор верит, что Деэтта ждет от него дружеского участия и больше ничего.

Слова про близорукость, кстати, обыгрываются и на еще одном, гораздо более однозначном признании, к которому точно так же Дик оказывается не готов:
Обыкновенно такой близорукий, если дело касается велений сердца, Дик понимает с первого раза:
— Замолчи. — От его тихой паники по ту сторону трубки пробирает дрожь.

Зато потом после того, как оба героя меняют свою жизнь — Льюис ругается со строгим отцом и уходит с нелюбимой работы, когда Дик замечает, что он не счастлив, а у самого Дика умирает его строгий отец, они решают съехаться и соответственно романтическая получает счастливое завершение.
Вообще читала эту историю несколько раз и заметила, что у автора достаточно емкие и интересные параллели не только в плане признаний, но и сюжетно. Та же сцена с торжественным ужином, Бланш и отцом, который сначала хвалится тем, что его сын пойдет в армию, а затем показывает его как трофей.
Про войну автор тоже интересно пишет, порадовало, что акцент не просто на всех пережитых ими боевых действиях, а больше на каких-то моментах, когда война героев сблизила — они помогают, скучают, думают друг о друге или взаимодействуют. От фика нет ощущения, что это джен, куда прилепили любовную линию, а хотя романтики, честно говоря, не очень много.
И к разводу Льюиса тоже нет особых вопросов, именно ощущение, что они с женой так толком не сблизились, оставшись чужими людьми, есть.
К недостаткам назвала бы — порно показалось довольно стандартным, но какого-то диссонанса не вызвало. Просто про предшествующую нежность между героями было интереснее читать. Ну, и если любите прямо надрыв, драму, страсти и трудности в отношениях — тут этого особо и нет, все в крайне спокойном темпе развивается, а препятствия — не всегда легко, но постепенно преодолеваются.
В итоге вышла приятная романтичная военная история о том, что самое главное в отношениях — близость по духу. Еще у того же автора есть хороший фик по этому же канону в номинации от 15к - Иллюминация.


Две тысячи сто от Solli
Сергей Королёв / Валентин Глушко. Еще один фик по фендому советской космонавтики, читается как RPS или оридж.
читать дальшеСамое лучшее, что есть в этом фике — сюжетная линия про полеты, ракеты и летные испытания, не знаю, правда, насколько с точки зрения матчасти все верно. Все описано очень подробно, читать действительно увлекательно. Героям-конструкторам сопереживаешь весь фик и вместе с ними волнуешься взлетит у них или нет. Все, даже эпизодические, персонажи на космодроме показались довольно яркими и живыми. И как история про ракеты — мне искренне понравилось.
По композиции и манере изложения возникали вопросы. В тексте практически нет полноценных флешбеков и все прошлое, включая романтику и чувства, показано размазано и перемешано между настоящим повествованием и прошлым, но собрать цельную картинку за первое прочтение не удалось, да и после второго остались вопросы. Я так думаю, что автор хотел показать, что герой и сам плохо помнит тяжелые времена и его восприятие необъективно, но что-то пошло не так.
Вдруг, конечно, если хорошо знать канон советской космонавтики, картинка достраивается, но, если в общих чертах — остается чувство недопонимания. Вот как с заглавным Две тысячи сто. Возможно, стоило дать более простые объяснения и точку зрения Валентина сделать подробнее. В конце ведь именно он дает хотя бы намек, откуда Две тысячи сто — нас с тобой коллеги так называли, а почему называли-то? Неясно. Встречала версию, почему именно так, в другом фике автора — Шторме, но можно было и здесь дать четкий ответ, раз уж это название работы. Если он существует, конечно.
Куда сложнее из-за выбранной манеры повествования и структуры с романтической линией. Чувство к Глушко вообще то появляется, то исчезает, то снова появляется, а почему — неясно. Откуда — неясно. Я в какой-то момент решила, что Королев просто трудоголик-асексуал, зачем ему секс, когда можно строить ракеты, а оказалось — еще как секс его интересует. Тоже внезапно. Хорошо, что вазелин у них в критический момент нашелся.
Непонятно и о возникновении чувства у Королева, когда дело дошло до первого (или нет? есть указание на то, что он неожиданный, но точно первый ли конкретно для них?) поцелуя после провала на испытаниях. Возникла ли любовь во время совместной работы после войны, было еще до в ссылке или раньше? Как это соотносится с его семейной драмой? Ему Глушко всегда нравился, раньше нравился или он вообще до поцелуя не осознавал? Про точку зрения Глушко тут можно лишь гадать... Не сложилось это совершенно у меня как романтическая история.
Скорее понравилось по языку — неплохая стилизация под советскую литературу эпохи соцреализма, надрыв и высокое стремление явно чувствуется, но встречаются часто и стилистические ошибки — фику не хватает редактуры.
Сергей не собирался поддаваться на провокацию, но испытал одновременно слабость и возбуждение — слабость противиться этому и желание получить больше, и сам перекатился по полу, задевая локтями и коленями за столы и тумбочки, подмял Валентина под себя, потому что действительно был физически сильнее его. \\ задевать можно столы и тумбочки, а не ЗА? оборот «слабость противиться этому» показался неудачным сочетанием
Западные сериалы. 15К+. Часть 4
Осторожно, возможны спойлеры!

Пастух от Эялька и Шиммельграу
Kings, Джек/ОМП, Джек/ОМП/ОМП

Херт-комфорт о спасении жизни и обретении сломленным персонажем своего места под солнцем с сельскими пейзажами, боевыми повстанцами и небольшой политической интригой.
читать дальшеНесмотря на предупреждения (смерть второстепенных персонажей, графическое описание насилия, увечий, трупов, упоминание пыток, ПТСР, панические атаки, секс втроем (вне окончательного пейринга)) и крайне мрачное начало, это один из самых добрых текстов, что я читала в номинации. Хотя честно ждала чернухи на 100 тыщ слов.
Однозначный недостаток фика, который сразу бросается в глаза — крайне неудачное начало и невнятная экспозиция. В отзывах к другому херт-комфорту писала, что херт части там недодали, так вот тут ее пытались додать, но в ней ничего непонятно. Через 1 главу приходится буквально продираться, а некоторые предложения — перечитывать по нескольку раз. Если бы не конкурс, то, скорее всего, тут как читателя фик меня и потерял.
Что именно непонятно? Каким местом фик стыкуется или не стыкуется тут с каноном Кингс, который я смотрела? Что у персонажей произошло? Что с Сайласом и с Джеком? В боевиках и фильмах про войну любят эффект дергающейся камеры, вот в начале именно он, выкрученный на максимум. Поначалу у меня была версия, что Джек в тексте УЖЕ УМЕР или происходящее его галлюцинация, остановилась на том, что его много били по голове, отсюда и спутанность сознания и всевозможные несостыковки. Как-то шоковое состояние можно было более плавно подать. Не получилось у авторов.
Дальше наш раненный, чудом выживший герой выползает из горы трупов, находит какой-то населенный пункт и теряет сознание. А в повествовании волшебным образом выравнивается, информация начинает подаваться плавно, несостыковки находят объяснение и читать становится интереснее.
Вообще авторам лучше всего удалась деревенская часть (она занимает основную часть фика), и у них вышли интересные оригинальные персонажи и отношения между ними. По-моему, им стоит в следующем году податься в макси ориджи, если будет идея и желание.
Так и не зашипперила окончательный пейринг, но истории со спасением жизни и выхаживанием — не всегда мое. В принципе развивается он достаточно логично и плавно — от жеста милосердия, к помощи, симпатии с ревностью и наконец объяснением. Дневниковая часть с мыслями одного из героев показалась скучноватой. В принципе понимаю, зачем ее добавили — один из героев немой и общается либо при помощи надписях на табличках, либо вот так, пишет сам для себя дневники, но как-то затянуто.
Зато понравились все линии с повстанцами. От Рахиль осталась в отдельном восторге, ее история с Йеном вполне в духе Кингс с его библейскими отсылками (Рахиль и Иаков).
Дани и Габи — понравились и как пара, и как тройничок с Джеком. Плотвист с Габи — классный и не догадалась, у авторов вышел интересный небинарный персонаж, который при этом при некоторой развязности не выглядит вульгарным. Правда любовный многоугольник в прошлом показался слишком сложным и немного лишним. Хотела написать, что зашла авторская трактовка полиамории у персонажей, но так и не поняла, что тут имели в виду. Вроде сначала это выглядит как разрешенная (или нет) супружеская измена, потом выясняется, что все в курсе и всем по кайфу, а потом, что нет, в душе все страдали и это дискомфортный формат отношений. Может, это и имелось в виду, но как-то запутанно и не всегда понятно логически и эмоционально.
По стилю и изложению работа заметно уступает фикам по тому же фендому, присланным в этом году в номинацию сериалов. Из других недостатков — Джек, конечно, ООС, и это заметно, но, с другой стороны, достаточно узнаваем, чтобы про него было интересно читать. Плюс делала скидку на то, что тут он — вне привычной среды и это сильно на него влияет.
Где-то в последней самой части сельская история уже немного приедается, окончательный пейринг сходится и непонятно, а что в оставшейся части фика читать, когда все основные конфликты разрешились. В этот момент авторы неожиданно вставляют вторую привязку к канону сериала — с заговорами, Гефом и даже нанятыми киллерами. Действительно это взбодрило повествование, плюс есть закольцовка с экспозицией, которая мне так не понравилась, но попытка связать начало и конец — хорошая. И приятно было, что Джек встретился с сестрой, Дэвидом и другими персонажами из своей прошлой жизни.


Дорога домой от Natalia1
Элим Гарак/Джулиан Башир по Star Trek: Deep Space Nine
читать дальшеРаньше в постах на дайри, в жж, на тумблере, на ютубе в клипах был такой жанр — шипперский манифест, где с цитатами, гифками, часто с указанием номеров серий или выпусков автор пытается рассказать про свой любимый пейринг и почему его стоит шипперить. Или на Слешконе были трибьюты, можно считать этот фик вот таким трибьютом, который с большой любовью написан и подробно рассказывает, как и когда Элим Гарак и Джулиан Башир полюбили друг друга в реалиах сериала Star Trek: Deep Space Nine и почему в том числе ради них сериал достоин просмотра. Из всех прочитанных фиков по этому пейрингу в номинации из Дороги домой я лучше всего узнала Гарака и Башира и их ближайшее окружение и историю именно в каноне.
Мне кажется, такие милые и флаффные шипперские фики — с переосмыслением и дополнением пропущенными сценами того, что уже известно, должны быть в каждом фендоме. Их приятно читать впервые и по ним приятно вспоминать, за что же фанаты пейринг любят.
Так же к достоинствам фика отнесла бы то, что у автора вышел крайне задорный флирт между персонажами, пожалуй, один из самых задорных в зарубежных сериалах, что я читала. Герои остроумные, едкие, влюбленные и не признающие этого за всеми пикировками, за их взаимодействием по-настоящему интересно следить. Заявленный слоубилд действительно есть и видно, что между персонажами искры летят. В принципе во многом согласна с колумнистом, очень подробно разбиравшим работу с точки зрения слоубилда тут.
Если подходить к работе не только с точки зрения шипперского фика, а художественного текста, то выбранный формат имеет существенный недостаток — работа для меня не выглядит цельной, а сотканной из множества кусочков разного размера, разной атмосферы и с разными персонажами. Не всегда понятен выбор той или иной сцены для показа, кроме это, наверное, было в каноне, вот автор и вставил. Как-то разношерстно очень, даже если считать за сюжет линию слоубилда между героями.
Допускаю, что если подставить недостающее, и так известное поклонникам сериала, то паззл идеально складывается. Но, возможно, что-то, наоборот, стоило опустить? Это, по-моему, частая проблема для фиков с пропущенными сценами или обыгрывающих канон — как и не сильно повторяться, удержаться в рамках характеров, но сделать так, чтобы об уже знакомом было интересно прочесть?
Еще показалось, что удерживать интерес читателя автору не всегда удавалось — особенно ближе к концу, самая последняя треть фика. Или сам флирт и юст показался увлекательнее, чем его итоговое разрешение. Возможно, стоило чуть погрешить против канона, но немного раньше свести пейринг, а то последние преграды на пути пейринга немного притянутыми смотрелись? Было бы любопытно почитать о том, как они преодолевали разлуку и тюрьму, если бы уже были близки и от этого еще больше беспокоились друг о друге.
Люблю момент с балконом и голограммой — красивый и чувственный одновременно. Правда, так и не поняла до конца (если взять контекст фика и то, как неловко сохнет по Гараку Башир, что всем очевидно уже на тот момент), почему вскоре достаточно теплые отношения напрочь рушит этот диалог:
— Нужно было поговорить с тобой в тот же вечер, и не мучиться столько времени. Пусть это даже на один раз...
Гарак остановился.
— На один раз? — внезапно трезвым тоном поинтересовался он.

Возможно, это какая-то особенность кардассианского этикета и культуры или характера Гарака, но из фика непонятно. Если хотелось показать размолвку из-за сказанной глупости, можно было быть и порезче или более однозначно этот момент показать, почему это так недопустимо и обидно.
Хотя понравился момент, когда Башир вдруг узнал, как кардассианцы флиртуют и как в конце это обыгрывается.
— Ой, — Джадзия прислушалась к возобновившемуся гулу голосов за переборкой. — У них все в порядке?
— Да все у них в порядке, — Майлз развел руками, поясняя свою мысль. — Они это. Спорят.

Вообще в фике много подобных тонких внутренних отсылок и видеть их приятно. С точки зрения композиции несмотря на сильную обрывочность повествования, фик прямо классно закольцовывает начало и конец одним каноничным диалогом. Удачное решение выбрать из канона именно эти пару фраз.


Война роз от Бомонт Флетчер
Уилл Шекспир/Кит Марло, Уилл Шекспир/Кит Марло/Нед Аллен по сериалу Will
читать дальшеНачинала читать этот фик какоридж, но происходящее и описанная автором атмосфера и герои настолько увлекли, что залпом посмотрела половину сериала к тому времени, как дочитала. Если хочется проникнуться новым каноном и интересны времена Шекспира — точно стоит как рекламу рекомендовать этот текст.
У автора отлично вышло передать любовь, переходящую в одержимость, где мир для героев практически начинается и заканчивается друг другом, а все остальное — театр, стихи, друзья тоже важно, но не может сравниться. Та самая страстная фаза влюбленности, когда всего — встреч, прикосновений, взглядов, слов, секса — мало и постоянно хочется еще. Поэтому герои срывают репетиции, откладывают дела, чем изрядно злят своих коллег. Когда увидела в жанре PWP, исторический текст и приключение одновременно немного удивилась, но действительно PWP занимает значительную часть секса — есть и кроссдрессинг, а в финальной арке и горячий тройничок.
Любимый момент — то, насколько ловко сам Кит перевоплощается, не хуже, чем актеры, для которых он пишет свои постановки. Уличная шалава из него вышла совершенно потрясающая! Не уверена, что хочу пожелать его коллегам так ее играть, а то театр сожгут за непотребство, но ужасно чувственно вышло и не только потому, что фик с порно.
Яркими получились и второстепенные персонажи — и Джорджи, который хочет быть Лавинией (во времена Шекспира женские роли играли мужчины), и старый Бербедж, и Кемп, и Нед Аллен показались прямо как из сериала. А вот Дик показался по сравнению с сериальным чересчур карикатурным, да в сериале он ужасно наивен и местами простоват, но в последней арке у автора ведет себя так, как будто по возрасту младше Джорджи. Показалось, что перебор с комизмом немного.
Понравилась стилизация под эпоху и то, какой яркий и образный у автора язык — действительно приятно читать.
В чем фик проигрывает, на мой взгляд, так это в плане сюжета и композиции. Начать стоит того, что у работы одно из самых НЕ ОТРАЖАЮЩИХ саммари, что я читала на конкурсе. Мы, конечно, не оцениваем саммари, но там описано не начало, а скорее последняя ЧЕТВЕРТЬ ФИКА. Это немного необычный ход.
Что же происходит оставшееся время тогда? Начинается все с небольшой экспозиции, где нас знакомят с героями, театром и их отношениями, затем следует очень длинное многоглавное пвп, и только потом то, что обещали в саммари — выясняется, что один из актеров пропал и с приключениями они идут его искать, а затем следует уже небольшая сцена секса.
При том, что фик большой — 48 тысяч слов, и читалось с удовольствием, хотелось чуть больше сюжета. Или что бы композиция была более равномерной — какими бы классными не были сцены секса, если автор предполагал некий сюжет, а не просто порносагу (тоже достойный, но другой жанр), то их полезно чем-то перемежать. Если бы это не был фик на конкурсе, в какой-то момент могла бы бросить и до сюжета в итоге так и не дочитать...
Еще в этом фике, особенно в порно, у меня была некоторая проблема с выбранными авторскими приемами и манерой повествования. Дело в том, что происходящее показано через несколько фокальных персонажей. Более того некоторые события автор показывает переключением с перемоткой. То есть нам рассказывают происходящее глазами Уилла, действо доходит до определенного момента, а затем нам — обычно с начала или чуть раньше, а не с того момента, где остановился Уилл, — излагают это глазами другого героя. Сам прием по себе отличный, именно благодаря нему, кстати, хорошо читается как оридж — успеваешь проникнуться разными героями и в целом понять их мотивацию, в дженовых частях он мне в целом не мешал, но в порно в какой-то момент ужасно утомил. По-моему, автор с ним переборщил. Порно от этого стало выглядеть чересчур затянутым и в какой-то момент как у читателя сложилось ощущение, что я на съемках порнухи на съемочной площадке или герои там трахаются даже не перед зеркалом, а в целой зеркальной галерее. Лучше показать несколько раз, когда они занимались сексом, чем бесконечно разглядывать один и тот же зацикленный. Но в плане порно начиналось классно.
Дальше, к счастью, последовала сюжетная арка с поисками юного актера по борделям — вот она была достаточно динамичная, сюрреалистичная и смешная. Показалась вполне в духе канона. Хотелось, чтобы ее было побольше, а занявшая большую часть фика предшествующая часть — покороче. Вот финальный тройничок этой проблемой с фокалами не страдает и как раз показался достаточно горячим и не растянутым.
В плане сюжета максимально раскрыта тема пылкой страсти между Китом и Уиллом, средне раскрыта линия приключений и как-то показалась повисшей в воздухе линия с противостоянием между театрами (ну разве что тройничок считать кульминацией?). Да, это идет из канона, но в фике эта линия остается повисшей в никуда и скорее фоном, чем главной темой. Хотя в начале и по саммари может создаться впечатление, что фик именно об этом.


Семейные ценности от Бомонт Флетчер
Уилл Шекспир/Кит Марло, Дик Бербедж/Кит Марло, Фальк Грэвилл/Кит Марло по сериалу Will
читать дальшеЭтот фик точно стоит читать после Войны роз и не только потому, что он постканон. И в целом какоридж он вряд ли зайдет, если прямо с нуля.
Большим недостатком было то, что если Война роз при некоторых проблемах с композицией читается как самостоятельная работа, то тут ощущение, что ты читаешь немного вырванную из контекста середину большого цикла, где и особой экспозиции нет, и четкой развязки тоже. Автор интересно, витиевато, атмосферно и увлекательно рассказывает истории, а вот композиция и именно сюжетность — в обоих работах не самая сильная сторона.
Романтические истории редко начинают с расставаний, а тут все начинается именно с разлада в отношениях между героями — Уилл вместе с другом Диком, и своим бывшим любовником Китом возвращается из Лондона в отчий дом, где воссоединяется со строгим отцом, женой и детьми.
Больше всего понравилось, как в фике раскрывается Кит Марло с его бесконечными мужиками, в попытках забыться и отвлечься, когда бывший возлюбленный буквально за стенкой — такой одновременно близкий и далекий. И это его циничное, как и в каноне, отношение к сексу, где чаще всего он ничего не значит и почему бы, собственно, и нет. А также талант заморочить голову кому угодно и использовать в своих целях.
Интересно раскрыт образ Дика. Если в Войне роз он показался чересчур карикатурной фигурой, то тут веришь в эту нелепую, случайную влюбленность, как всегда — несчастливую и некстати.
Уилл в фике больше всего напоминает собаку на сене. С одной стороны религиозные, семейные и еще какие-то чувства не позволяют ему быть с Китом, но при этом его страшно обижает, что тот с кем-то другим трахается. Или он вроде и хочет трахаться с ним дальше, и мучается, и выносит мозг всем, включая Кита, своей неспособностью решить. История с дуэлью какая-то максимально нелепая. Душевные метания Уилла в этот раз оставили совершенно равнодушными и к концу утомили, а отношения героев вроде как ни к чему новому не приходят — они и не расстаются окончательно друзьями, или врагами, но и не разбегаются. Отчасти, если вспомнить канон, в такие метания верится, но вот читать про них было как-то не сильно увлекательно. Момент, когда он наезжает на Дика за Предательство дружбы и ревнует к нему Кита вызвал глубочайшее недоумение.
Самая тронувшая и динамичная отношенческая линия совершенно не слешная для меня. Это противостояние гомофобного католика, отца Уилла, и дьявола во плоти Кита Марло, своим существованием уже оскорбляющим все устои. При том, что вначале по очевидным причинам он вызывает неприязнь, отец Уилла буквально движущая сила сюжета этого фика — не Кит, или Уилл, или Дик, или еще кто-то. Он решает вначале выгнать этого проходимца Кита на улицу, он решает приютить скандального кузена Уилла, да в принципе основа и корень большинства конфликтов. Любимая сцена в тексте — драка с участием Джона Шекспира, Кита и Дика в конце. Испытала прямо настоящий катарсис от их примирения и взаимного уважения.
В плане сюжета с Китом и Уиллом — жаль, что он никуда особо не развивается и, как показалось, не приходит. Плюс концовка с дуэлью показалась сильно оборванной — только самое интересное, а ничего не рассказали по итогу.
К недостаткам фика отнесла бы то, что местами автор, в отличие от Войны роз, перегибал со стилизацией, и герои превращались в совсем уж условных персонажей шекспировских пьес, а не Кита и Дика. Есть подозрение, что автор это специально — Дик с Китом даже шутят на тему, — но вот не везде понравилось. Показалось, что при сильном утрировании черт пару раз пропало ощущение живого художественного текста и характеры. И как-то много опечаток и они в глаза бросались.


Рыцарь и дракон от arcane
Азирафаэль/Кроули и фоновый Гавейн/Ланселот.
Кроссовер Good Omens с Артурианой. читать дальшеПричем, реалии Артурианы автор собирала из нескольких разных источников — если любите искать отсылки, то прямо россыпь их.
В итоге получилась красивая и атмосферная стилизация под рыцарский роман и высокий стиль романтизма, у автора богатый язык и лексика соответствует эпохе. По стилизации под период я бы сказала, что Рыцарь и дракон и Война роз из отзыва выше, хотя про разные времена, но с одинаковой глубиной проработаны и обе с большой любовью стилизованы и зайдут любителям атмосферной исторички.
Сир Фелл — рыцарь при дворе короля Артура, а Кроули — коварный змий, пугающий в пещере мирных жителей, но все, разумеется, оказывается не совсем так.
Часть про змия показалась крайне трогательной. И момент спасение «украденных» детей и то, как забывший, как принимать человеческий облик, Кроули льнет к теплу в виде Азирафаэля. Хорошо передана та затаенная нежность, что они друг к другу испытывают.
Кроули выглядел совершенно диким, желание, тоска и чистое стремление навстречу были открыто написаны на его раскрасневшемся лице. Волосы огненным нимбом растрепались вокруг головы, исчезли все следы той настороженности, которую он носил на себе, как невидимый доспех, не позволяя приблизиться к тому, что внутри. Он был открытой раной, предложенной, как свидетельство; он был живым.
Он был прекрасен.

Помимо романтического есть еще небольшая сюжетная линия из Артурианы — Моргана ушла к друидам, а среди рыцарей Артура нет согласия и явно что-то назревает. Понравилось теплыми братско-сестринскими отношениями Артура и Морганы, и уже романтическими Гавейна и Ланселота. После того, как эта линия заканчивается Спойлер, Азирафаэль приходит за утешением к Кроули, а дальше уже события много лет спустя.
Небольшие, хотя меньшие, чем у Войны роз, у этого фика проблемы с композицией. На 3/4 это огромная история про приключения и жизнь при дворе короля Артура, а на 1/4 про современность, причем эти части за небольшим исключением — герои в конце попадают в Те Самые места из первой части, почему-то кажутся почти никак друг с другом не связанными. Вторая часть не просто воспринимается как отдельный фик, она похожа на вбоквел без особого сюжета — где в основном порно и немного чувств. Воспринимается вторую часть, как такой эпилог с доп. эротическими сценами. Плюс показалось, что они даже по манере повествования и стилю немного отличается.
Понравился символизм названия — вроде формально дракон — Кроули, а рыцарь — очевидно Азирафаэль, но Кроули в фике часто даже будучи змеем ведет себя ужасно по-рыцарски, а высокие моральные принципы и страхи Азирафаэля — такой дракон, что они вместе пытаются победить.
По сюжету не совсем поняла концовку и детали Артурианской ветки. Хотелось бы расширенную версию почитать, потому что так как Азирафаэль и Кроули единственные фокальные персонажи и не везде присутствуют, есть ощущение, что их не сильно интересовало, вот ты и недопонял. Особенно развязку с предсказанием Мерлина и спойлер не поняла, хотелось больше контекста. Зато фоновый Гавейн/Ланселот очень славный.
Совершенно не понравилась сцена объяснения Азирафаэля и Кроули после первого поцелуя, когда Азирафаэль рассказывает Кроули, почему они не могут быть вместе. Показалось, что вместо персонажей вдруг возникают герои абстрактной романтической пьесы. По-моему, перебор с пафосом и в других сценах его аргументам и чувствам как раз верилось — этим фик и хорош, а тут смутило.
Не всегда уместен и горяч высокий стиль показался в эротических сценах, во второй части они немного неровно написаны, зато в первой очень органичны. Ближе к концу не совсем удачное употребление «вонзится» сбило настрой.
А так в целом довольно приятный, атмосферный текст.

Если интересно, еще можно прочесть отзыв колумниста об этом тексте тут

Мы обязательно встретимся от Alma
Азирафаэль/Кроули Good Omens.
Это достаточно канонный фик, который долго притворяется модерн AU, а потом ты наконец понимаешь, в чем фишка. Кроули — европейский юрист, Азирафаэль (Эзра Фелл) — сотрудник службы безопасности в израильской фармацевтической компании.
читать дальшеВместо традиционной экспозиции герои сразу же занимаются сексом, а уже потом мы узнаем на обратной перемотке, как они познакомились, кто такие и какой в этой AU сюжет и расклад. В принципе вышло достаточно динамично и порно мне понравилось, но отчасти немного рисковый ход. Хотя, повторю, автору удалось заинтересовать. Порно понравится, если есть кинк на легкий BDSM.
К большим достоинствам фика я отнесла крайне увлекательные и оригинальные сюжетные линии. Их на самом деле две: основная — это корпоративные интриги и тайны фармацевтической компании (довольно быстро выясняется, что там не все так идиллично, как верит Эзра, но как сотрудник СБ он должен понять, в чем и ком причина), а так же отношения Кроули и Эзры (сколько в их отношениях романтики, а сколько расчета), и вторая — насколько эта AU на самом деле не совсем AU, как все-таки автор повернул канон и герои дошли до того, о чем сейчас речь. Почему первое интересно — понятно, про такие интриги всегда интересно читать, если автор грамотно их простроил, а вот второе... Довольно быстро автор дает понять, что все не так просто — герои видят сны-флешбеки во вполне знакомую нам реальность канона Good Omens. И ты ломаешь голову, пытаясь понять, что происходит? Они умерли? Это параллельный мир? Адам Янг поменял вселенную? Это из-за Армагеддона? Они работают под прикрытием? Реинкарнировали? Им стерли память? Что-то еще? Аааааа! Вот это гадание — моя самая любимая часть фика.
По стилю местами суховато написано показалось, зато очень атмосферно. Атмосферность вторая сильная сторона фика, помимо закрученных сюжетных линий. Автор так подробно и с душой описывает Израиль, что он становится физически ощутимым. Не знаю, был ли автор в этой стране, но по тексту создается впечатление, что он там, как минимум, жил или бывал не единожды. Даже не столько улицы, достопримечательности, сколько сами характеры и ощущения от места переданы. Ты чувствуешь себя так, будто сам вместе с героями проходил мимо дома Симона-Кожевника. Как дочитала, пару дней страстно хотелось в Израиль!
Образ Эзры Фелла у автора довольно сильно отличается от того Азирафаэля, к которому мы привыкли в каноне. Вполне допускаю, что можно и бросить из-за этого, так как сильно разные характеры. Потом Эзра мне тоже понравился, и в принципе могу понять причину таких изменений — тут Эзра в силу профессии и места, где вырос, жестче и гораздо более властный, хотя в чем-то такой же идеалистичный. Самое любопытное начинается, когда идут флешбеки и, оп, Азирафаэль у автора достаточно вканонный и вхарактерный. Сбивает с толку и интригует.
В принципе, дочитав, могу сказать, что и к Эзре привязалась и он классным вышел персонажем. Диссонанс скорее с того, что Кроули практически не меняется — и такой же и в современной линии, и во флешбеках.
— Когда в человеческом сердце поселится любовь, там будет и Бог.
— Когда-нибудь они все испортят, — весело сказал он, снова разливая вино по чашам. — И нет, я не буду вмешиваться. Я уже давно понял, что могу ни во что не вмешиваться. Они все делают сами, эти люди. Если это новое прекрасное учение не умрет, оно станет религией или сектой. Даже не знаю, что хуже. Я повидал столько странных, удивительных сект... А религия — это всегда инструмент политиков. Вот увидишь, пройдет десять, двенадцать столетий, и под знаменем любви к богу и всепрощения последователи твоего дорогого Петра начнут карать тех, кто недостаточно верит в эту самую любовь.
— Кроули, как ты можешь такое говорить...


Тут, наверное, закруглюсь, потому что, да, можно разобрать подробнее, но закрученная интрига была для меня сильным плюсом фика и не хочется чтение в первый раз кому-то испортить. В плане логичности объяснений и сюжетных линий — у меня все сошлось, вроде ничего не провисло. Автору удалось свести обе сюжетные ветки воедино.
Коллажи от A до Я
Perfect together.
Коллаж, который может порадовать маленькими детальками: не знаю специально ли, но автор оставил зажим на пиджаке и добавил отсвет на воротнике ниже сидящего Ван Ибо - эти острые моменты подчеркнули изображение с разбитым стеклом (окном?), взятое для фона. Насыпать стекла даже там где необязательно - это святое, но загадка зачем эти фотообои за диваном :) Трещины слишком крупные в сравнении с людьми, от того и неоднозначные впечатления от фона

Stay with me
Несмотря на абсолютное незнание данных молодых людей, коллаж впечатлил и техникой, и посылом. Во-первых, столь тщательно отбритые руки это отдельная благодарность :DD Во-вторых, нежные тона и романтичность коллажа оставляют приятное ощущение после себя. Работа, которая ещё долго потом остаётся в памяти как нечто совершенно замечательное :3

В ожидании Доктора
Если бы у нас была премия за лучшую комедию - сюда бы однозначно ушло первое место, потому что единственное на районе порно с тентаклями, да и ещё такое задорное должно заслуживать внимания! Однозначно очень дрочибельная работа. Свет, камера, мотор, тентакли, сюжет - всё по высшему разряду. Особенно понравился куколд наблюдатель за главными лицами. Я его увидела с пятого раза, настоящий ниндзя!

Влюбленные
Та категория коллажей, где легко мог быть и джен) На самом деле очень аккуратная работа с исходниками и грамотная композиция. Тут и замена одежды, и анимация, и славный фон, даже легкое таро. И, опять же по мелочам, случайно или специально ли: хоть карта про "любовь и счастливые взаимоотношения", но на ней традиционно изображаются не только Адам и Ева, но и змей, который тут остался на руке одного из участников в виде браслета. Отличный подбор исходников!

До конца
Снова анимация и неплохая, не хватила активности для точечного элемента по центру, при общей анимации, хочется и для этой штуки движения. Голубые глаза периодически маленько пугают, но больше отвлекает линия обрезки рубашки, уж больно она ненатуральной смотрится (и не по руке, и не по какой-то закрепленной линии композиции)
Будь это обложкой дневника, то вот этот пиджачок был бы сто процентов в блестках и такой шершавый наощупь :3

Звезду с небу? Пожалуйста!
Я предвзят к канону, но не пейрингу, так что один-один! Нравится идея: весело и легко подана, сама по себе очень светлая и контрастная как надо: настоящие космические камни и флатовый месяц. Смущают тени на ногах: от светящейся луны на ногах нет засвета( Ещё смущают треки от падающих комет внизу над городом - лишнее. Но в остальном всё равно очень светлая для ночи картина ♥ (очень крутая по веселью фотосессия в целом, так что плюсик за подбор исходников!)

Моя любовь
Тут с нами снова приятная анимация ♥ На самом деле из-за другой работы на тему русалочки этот коллаж тоже проассоциировался с ней, потому что вода, потому что красные волосы, потому что замок, как-то всё сошлось :DDD По деталям и композиции приятная постановка и настроение, безумно радует глаз контраст красного и синего именно в тех гармоничных оттенках, что надо. Опять же по анимации с водой хотелось бы добавить движения волос и вообще замечательно )

Пожалуйста, только не сделай мне больно
Нетипичная техника для коллажей сейчас, всё же большая часть работ у нас другого плана, но это не умоляет достойнств этой работы) Всем, кому не хватает солнца и подсолнухов, жары и стрекочущей саранчи или цикад, крикак прибрежных чаек и легкого бриза - обязательно к просмотру. Отлично для просмотров холодными зимними вечерами ♥

После рабочего дня
Это и смешно и замечательно :DD Балдежная работа с уютным настроением, боке, свечами, пледиком и солнышком. Исходник с актерами угарный, обработан знатно под парочку в кресле. Можно несколько запутаться в ногах и одеяле с набега, но всё верно, всё по госту, так что мои хлопанья ладошками, только тихие, чтоб не разбудить :3

Русалочка & принцесса Эрика
Ещё одна необычная работа из этой категории, потому что встречает фемслэшем. Обе девушки чудные, но коллажу не хватает уверенной руки. Пиксели едут, надпись в смятении от вариантов (второй лучше), обтравка Брианны не совсем удачна, ракушки повисли в воздухе. Тем не менее коллаж всё равно приятный, главное чтобы у Ариэль не смылось столько макияжа :DD

Свет небес
Классическое представление добра и зла. В исходниках не хватает оригинала волос, потому что, ей богу, приклеены они знатно, как и велит оригинал. Эффекты с молниями вызывают сомнение, своим движением в стороны и вверх - выглядит натужно. У светлого господина засвечено плечо, которое должно оттеняться волосами. Всё ещё отличная работа по смыслу, но какие-то мелочи не дают насладиться ей до конца.

Снова расставание
Несложная работа по исходникам, но отличная по настроению: показаны чувства, грусть, "зыбкая" основа в размытых линиях добавляет этого смятенного настроения. Иногда черно-белое представление - легкий выход и дешевый ход, но здесь он отлично вписался в идею.

Старший брат
Скажу честно, работа у меня вызвала смятение: такая твердая поза, такие сложные лица... Я не знаю канона, я тут очень незаинтересованное лицо, но хочется шлепнуть по голой попе и сказать: переигрываете! Картине немного не хватает размытости по планам, их головные уборы слились в одно непонятное, чёткость дальних деталей и передних одинаковая, а одежда внизу вызывает легкое недоумение размытыми пятнами (хотя это должно быть что-то вроде нашивок, как понимаю, но выглядит нечетко для остального. Тем не менее, достаточно дрочибельно, если отринуть всё это вот ♥

Темная колода
Последняя необычная работа в нашей номинации, вызвавшая много впечатлений. Во-первых, моёувожение работе с Корелом, противный мужик, строптивый, но выполнено всё чётко. Во-вторых, единственная работа полностью с упором в слова "смешанная техника" в нашей номинации. Отлично проработано с деталями, тенями, объектами, но очень дешевит солидная рамка по краю, тени и четкие контуры самой карты, а главное фоны. Эти детские облака за Ганнибалом убивают всё мирское, так что главное сосредоточиться на переднем плане, где есть офигенное сердце и скромно выгладывающее яйко ♥



Подытоживая, хочется сказать спасибо (громадное спасибо!) каждому участнику в категории и пожелать и дальше вдохновения (и побольше!)! ♥
Переводы 3-15К
О, вихри возможностей, пламя безумных страстей, переводчик Reya Dawnbringer
фэндом: Good Omens

читать дальшеДля разнообразия начну с конца.

Оригинал:
“Why, I haven’t done that yet,” says Aziraphale, beaming back beatifically as Crowley nearly trips on the carpet. “No, I think we had best start again with having you stay the night.”
Перевод:
— Еще пока ничего, — говорит Азирафель. Он в полном восторге от того, что Кроули наконец-то принимает правила игры и чуть не спотыкается о ковер, когда торопливо следует за ним. — Но у нас будет полно времени обсудить все в мельчайших подробностях. Думаю, нам лучше начать все сначала, с того, что сегодня ты останешься на ночь.
Откуда взялась эта фраза?


Оригинал:
Aziraphale all but throws him down onto the sofa. Follows after, straddles those thrice-damned hips.
Перевод:
Азирафель толкает его диван и забирается к нему на колени, оседлав эти невозможно прекрасные, порочно-узкие бедра.
Почему трижды проклятые бедра стали... вот этим всем?


Оригинал:
He kisses Crowley’s neck, his throat, the hinge of his jaw.
Перевод:
— На следующую тоже, — говорит он, покрывая поцелуями точеную шею и нижнюю челюсть.
Зачем?


Оригинал:
“All nights,” says Aziraphale. “Every night.”

“An expert negotiation, well-argued,” says Crowley.

Перевод:
— Теперь мы будем вместе все ночи напролет, — обещает ангел. — Каждую ночь.

— Ты хороший дипломат, — одобрительно отзывается демон.

Зачем?..


Оригинал:
Aziraphale pauses midway in kissing along Crowley’s jaw. He lifts his head.
Перевод:
Азирафель прекращает осыпать поцелуями его лицо, делает паузу на полпути, смотрит ему в глаза.
1) «делает паузу на полпути» — слишком буквальный перевод, здесь бы больше подошло какое-нибудь «на миг останавливается»
2) почему в оригинале он поднимает голову, а в переводе — смотрит ему в глаза?


Оригинал:
Crowley offers to drive Aziraphale to breakfast
Перевод:
Демон предлагает отвезти ангела позавтракать
Я правда не понимаю, зачем так делать( Рядом даже нет повторов имен.


Теперь рейтинговая сцена.

Оригинал:
Crowley starts, but Aziraphale is now several steps ahead, banishing all of their clothes in an instant, his hands at the ready to palm the curves of Crowley’s ass as soon as they are on offer. He palms them, then, and squeezes, appreciative, and Crowley nearly upends their chair with his body’s surprised jump.
Перевод:
Кроули пока не понимает, к чему он клонит, но у Азирафеля уже наготове есть отличный план. Он заставляет одежду исчезнуть, и готов немедленно оценить округлости симпатичной задницы Кроули, когда вопрос до него дойдет. Но Кроули все еще не понимает, поэтому ангел просто кладет ладони на его ягодицы, благодарно стискивает, и Кроули, не ожидающий ничего подобного, дергается от неожиданности и готов свалиться на пол вверх тормашками вместе с ангелом и креслом.
В переводе вся эта сцена читается слегка комично — от «немедленно оценить округлости симпатичной задницы Кроули, когда вопрос до него дойдет» до добавленных переводчиком ангелов.


Оригинал:
Crowley recovers fast enough, realizes then that Aziraphale’s cock, long and thick and hard for him, is now between them also. As is Crowley’s, a strained, extraordinary curve, and it’s simple work for Crowley to reach down and take them both in his hand. His beautiful, able fingers bind them together, all matched velvet heat, and he strokes them, once, twice, again.
Перевод:
Впрочем, раз взглянув на Азирафеля, он довольно быстро ориентируется в ситуации: теперь, когда их не разделяют слои одежды, становится очень просто протянуть руку и коснуться самых интимных частей тела, для которых и были нужны приложенные обоими усилия. Оба постарались друг для друга, им обоим совершенно нечего скрывать — член ангела толстый и аккуратный; у демона тоньше и изящнее, но длиннее. Кроули обхватывает их одновременно своими умными ловкими пальцами (в ладони — налившаяся горячая нежная плоть), и начинает двигать рукой. Раз, два, три, вперед-назад.
Крайне неудачные описания.(
1) «самых интимных частей тела, для которых и были нужны приложенные обоими усилия» — само по себе канцелярит, а если учесть, что в оригинале простое «to reach down and take them both in his hand», перевод тем более вызывает недоумение.
2) «член ангела толстый и аккуратный; у демона тоньше и изящнее» — мало того, что в переводе добавились заместительные, в оригинале вообще нет таких сравнений.
3) «умными пальцами» — страшновато.(


Вдобавок тексту не хватает вычитки, встречаются мелкие баги:
пуговицы на жилете Азирафеля начинают расстегиваются сами собой

Очень небрежное и неумелое обращение с оригиналом( Я бы в шорт не брала.
Сам по себе фик приятный, обидно, что в переводе с ним так обошлись.



Искушение, переводчик Natalia1
фэндом: Star Trek

читать дальшеОригинал:
“Don’t concern yourself, Doctor.” The man said with a dismissive wave of his hand. “Our less-sophisticated ancestors had a similar idea—the rajnit. Hairy, scale-less, round-eyed monsters of unthinking malevolence.” He shrugged. “Peaceful relations between our peoples might have been doomed from the start.”
Перевод:
– Не переживайте, доктор, – Гарак пренебрежительно махнул рукой, – у моих давних предков была похожая концепция – Раджнит. Волосатый монстр с круглыми глазами и кожей без единой чешуйки – бездумный и бездушный. – Кардассианец пожал плечом. – Кажется, отношения между нашими расами были обречены с самого начала.
На мой взгляд, это тот случай, когда косяки за автором надо исправлять. Имя Гарака нам известно, значит, всяких «man» стоит заменить либо на имя, либо на местоимение, но точно не чередовать с «кардассианец» — и тем более не добавлять там, где его нет.


Оригинал:
He’d come to Quark’s looking for little more than something to help him bear the swelter of his empty quarters.
Перевод:
Он заглянул в бар Кварка в поисках чего-то, что просто поможет перенести жаркую пустоту его каюты.
Здесь лучше как-нибудь менее буквально:
«Он заглянул в бар Кварка, особо ни на что не рассчитывая — лишь бы не изнывать от жары в пустой каюте».


Оригинал:
He hadn’t expected smiles. Or sleekness. Or the way that, turned like this, their knees were mere centimeters apart.
Перевод:
Он не ожидал улыбок. Элегантности. Не ожидал, что будет сидеть вот так с кардассианцем и между их коленями будет всего пара сантиметров.
Вот здесь кардассианец был совсем внезапен: в оригинале на его месте даже существительного нет. Откуда он тогда?


Оригинал:
His body, only slightly beyond his kanar-hazed control, made him aware that it had been some time since he’d found himself in an intimate encounter.
Перевод:
Канар лишь чуть смазал его контроль над телом, и сейчас тело напомнило ему, что он слишком долго был лишен близкого общения.
1) «Канар самую малость затуманил голову, и тело напомнило ему...» — как вариант. Если оставлять «контроль», то лучше с другим глаголом (алкоголь может ослабить контроль, но не смазать) и без повторов тела, которых нет в оригинале.
2) «слишком долго был лишен близкого общения» хорошо бы перестроить без пассивного залога.

Оригинал:
One of the dabo girls had expressed interest when he’d first visited Quark’s, but Julian couldn’t.
Перевод:
В его первый визит к Кварку с ним начала заигрывать одна из девушек дабо, но Джулиан не позволил себе отреагировать.
Тяжеловатое окончание, лучше какое-нибудь «но Джулиан не мог ответить тем же».


Оригинал:
Maybe, Julian reflected, it was as much about that—the thrill of risk
Перевод:
Возможно, подумал Джулиан, в этом и было все дело – в искушении риском.
«the thrill of» — это не искушение чем-то, а острые ощущения от чего-то. «Возможно, подумал Джулиан, в этом и было все дело — риск захватывал».


Оригинал:
Here he did little more than bandage and counsel and try not to cause trouble.

Truth be told, he yearned for a little trouble. And this—he looked over the man as he took a deep drink, throat working—this was certainly a new frontier.

Перевод:
Но до сих пор на этом рубеже он только накладывал бинты, давал медицинские советы и старался не причинять хлопот.

Честно говоря, он жаждал каких-нибудь сложностей. А это – кардассианец в этот момент сделал глубокий глоток, помогая движением гортани – это определенно был новый рубеж.

1) в переводе потерялась связка «not to cause trouble\he yearned for a little trouble». Как вариант: «и старался не создавать проблем. Честно говоря, временами он их жаждал»
2) возникли повторы «это – кардассианец в этот момент сделал глубокий глоток, помогая движением гортани – это определенно». Можно, например: «...как раз сделал глубокий глоток».
3) возникли повторы «на этом рубеже\новый рубеж». Стоит убрать первый: и так непонятно, откуда он там взялся, какого-нибудь «at this point» в оригинале нет.
4) наконец, кардассианец. Я правда не понимаю, зачем он здесь нужен( Если переводчик так стремился подчеркнуть расу персонажа, то упоминаний об этом в тексте хватает и без заместительных.


Оригинал:
“How exactly did this s’suhrpunt corrupt them?”
Перевод:
Как же именно змей их соблазнил?
В других репликах он «ас-с-спид».


Оригинал:
Told them God was just afraid if they ate from the tree, they would become too wise. Too powerful.
Перевод:
Он сказал им, что Бог боится, что они вкусят с этого дерева и станут слишком мудрыми. Слишком сильными.
1) паровозик из «что», лучше первое заменить на «будто»
2) на мой взгляд, «powerful» здесь лучше перевести как «могущественными»


Замечание вскружило целый ворох воспоминаний, и Джулиан, не в силах смотреть Гараку в глаза, опустил взгляд на свой перевернутый стакан. На прилипший ободок синего пудинга на его кромке. На мутное отражение своего лица на его поверхности.

Именно это он видел в глазах адмирала – того, который приказал ему подать рапорт в Институт Психологии. В избегающем его взгляде, в напряженных плечах.

Много повторов глаз и взглядов. В оригинале с ними тоже не все гладко, но можно хотя бы сделать так:
«...и Джулиан, не в силах смотреть Гараку в глаза, стал изучать свой перевернутый стакан. Прилипший ободок синего пудинга на его кромке. Мутное отражение своего лица на поверхности».
Заодно станет поменьше «на» и «его»)


Оригинал:
“Uh, no, no…I mean, God found out they’d eaten the fruit, and it was, ‘Out you go!”
Перевод:
– М, нет, нет… Я хочу сказать, Бог узнал, что они съели фрукт, и сразу так: «Пошли прочь!»
Лучше убрать рассогласованность фраз, в переводе читается еще более странно.
Например: Бог узнал, что они съели фрукт, и сразу такой: «Пошли прочь!»


Оригинал:
No more Paradise was a sentence they both heard and understood and felt, deep-down.
Перевод:
Никакого рая – таков был приговор, который они оба получили, познали и ощутили до самой глубины.
В конце я бы скорее сделала «и ощутили сполна»)


Оригинал:
A glimpse caught from a portside window as they’d left Earth behind, blue dot receding, until it flickered out altogether.
Перевод:
Проблеск из окна по левому борту, когда они оставили Землю позади; голубая точка, уменьшающаяся, исчезающая.
Лучше «голубая точка, которая все уменьшалась, пока не исчезла».


Оригинал:
When the other man finally spoke again, it was as polished and smooth as the line of bar in front of them.
Перевод:
Когда кардассианец снова заговорил, его голос был гладким, как полированная барная стойка перед ними:
«smooth voice» стоит переводить как «вкрадчивый», а «гладкий голос» — это уже калька.( По-моему, здесь больше подойдет какое-нибудь другое существительное, тем более в оригинале оно не указано. Скажем, «его речь звучала гладко».


Оригинал:
The other man’s smile was that of victory, but he gave a gracious nod nonetheless. He didn’t withdraw the creeping appendage. It wrapped suggestively around Julian’s ankle.
Перевод:

Улыбка кардассианца была откровенно победной, но он все равно милостиво кивнул. Возмутительная конечность никуда не делась – напротив, она многообещающе обвила щиколотку.
По-моему, это самые неудачные фразы на весь текст: сперва «улыбка кардассианца», следом «возмутительная конечность», которая была бы уместна разве что в юморе. Лучше «хвост никуда не делся» — с прилагательным еще можно поиграть, но «возмутительный» все же далековато по смыслу от «creeping».

Повторная вычитка тоже бы не помешала:
Джулиан подозревал, что работу ему предложили в первую очередь из-за этой причине.

Интересная динамика между персонажами и диалоги, но обилие «the Cardassian» и «the man» сильно портит текст( Само собой, переводчик не обязан исправлять за автором косяки, но добавлять еще больше заместительных — точно плохая идея.

В целом над текстом проделали неплохую работу, удачных моментов хватает, но из-за заместительных я бы в шорт не брала.



Правила созданы, чтобы их нарушать, переводчик Urtica
фэндом: Hawaii 5-0

читать дальшеОригинал:
no one on the islands was doing jack-shit about the less than normal activity in Hawaii.
Перевод:
а на Гавайях бороться с монстрами было вообще некому.
У автора все же чуть грубее, «а на Гавайях все вообще нихрена не делали»)


Оригинал:
And he can tell that Steve is about to go off on him, because this warrants something breaking just a little, except there’s a loud rumble, a low droning noise and then a thump of footsteps.
Перевод:
Дэнни чувствовал, что Стив уже готов ввязаться в спор на эту тему, как вдруг раздался грохот, едва слышное жужжание и топот шагов.
По контексту здесь бы скорее подошло какое-нибудь «Дэнни чувствовал, что Стив уже готов накинуться на него с вопросами — ну еще бы, такое не каждый день увидишь\зрелище не для слабонервных. Но вдруг раздался...»
По крайней мере, спорить им явно не о чем: «go off on him» — это именно наброситься\сорваться на кого-то.


Оригинал:
For a few seconds he even manages to forget that Steve is still there; he’d like it if Steve had actually run a mile, but the guy is just far too noble to leave Danny behind, even if it did save one of them.
Перевод:
На мгновение Дэнни даже забыл о присутствии Стива — хорошо бы тот успел убежать куда подальше. Но, конечно, Стив оказался слишком благороден, даже если это могло спасти ему жизнь.
По-моему, здесь все же не помешает расписать:
«Но, конечно, Стив оказался слишком благороден, чтобы бросить его и спасаться самому».


Оригинал:
“What the fuck?” It should be comforting that Steve can’t brush this one off. “Danny, what the fuck was that?”
Перевод:
— Что за?.. — Стив явно не собирался просто отмахнуться от произошедшего. — Дэнни, что за херня происходит?
Потерялось «It should be comforting».


Оригинал:
The manticore is just lying out, brush and trees heaving under the sheer mass of the beast as it lies, dead and bleeding on the jungle floor.
Перевод:
Огромная мантикора, истекая кровью, лежала на земле.
Какой-то обратный Боромир)) Оставлять повторы «lying out» и «lies», конечно, не стоит, но какое-нибудь «придавливая своим весом траву» не помешало бы оставить.


“No, okay, listen. This is serious shit. There are things that I do, that I have done for a long time, that are for the good of all mankind, and yeah, it’s a little insane and whatever, but this is what I do and if you want to dismiss it, that’s fine. But do not start poking in this, just leave it, Steve.”
Перевод:
— Не, так-то это серьезное дело. Есть вещи, которые я делаю ради блага всего человечества. Звучит безумно, но что есть. Просто не лезь в это, Стив.
Очень многое сокращено, «that I have done for a long time» точно стоило оставить.


Перейду в конец)


Оригинал:
Danny’s father made the exception for Rachel because it promised to result in a potential carry on of the heritage.
Перевод:
Отец Дэнни принял Рейчел в семью — ее появление означало рождение наследника их древней крови.
«ее появление означало рождение наследника» не очень удачно звучит, лучше облегчить — скажем, «с ней у них появлялся шанс на наследника»


Оригинал:
he takes the time to delve deeper, because he’s just damn interested
Перевод:
не жалел времени, чтобы полностью погрузиться в чужую жизнь — из чистого, искреннего интереса.
«because he’s just damn interested» — скорее уж «ему просто не наплевать». Или как-нибудь похоже, но из простого «damn interested» делать «чистый, искренний интерес» — немного перебор.


Оригинал:
Steve doesn’t plan, doesn’t know, doesn’t learn shit.
Перевод:
Стив ничего не планировал, не рассчитывал и не учил.
«doesn’t learn shit» — «нихрена не понимал\не учился на своих ошибках».


Оригинал:
Steve kisses like he’s got all the time in the world, Steve has focus and determination, even when it comes to kissing, possibly especially when it comes to kissing.
Перевод:
Стив целовался так сосредоточенно и решительно, будто это была самая важная миссия на свете.
Очень многое пропало.


Оригинал:
Steve’s nose presses to the base of Danny’s neck, pressing into the hairline while they hold themselves
Перевод:
Вздохи Стива щекотали загривок Дэнни, пока они переводили дыхание.
Ой.( Читается так, будто вздохи переводят дыхание. Лучше оставить «Стив уткнулся носом Дэнни в шею».


Оригинал:
Danny would normally flinch away from it, but Steve’s touch isn’t something he has the willpower to avoid.
Перевод:
С другим человеком Дэнни бы вздрогнул, но прикосновения Стива он мог встречать только с энтузиазмом.
«...но от прикосновений Стива ему уклоняться не хотелось» — так чуть ближе по смыслу.


Оригинал:
They should talk, logically, Danny knows they need to.
Перевод:
Размышляя рационально, им совершенно точно стоило бы обсудить произошедшее.
Сильный канцелярит, после сцены секса такая фраза звучит совсем неуместно.


Напоследок мелочь вычитки:
В первую неделю на Гавайях Дэнни чуть не утопил кхала, живший в пещере у пляжа.

Понравилось, что переводчик не боится разбивать предложения и убирать смысловые повторы, из-за этого текст читается куда более легко, чем в оригинале. Кое-где с сокращениями перебор, но таких мест не так уж много, так что в целом впечатление очень положительное — и от перевода, и от самого фика.
Западные сериалы. До 15К. Часть 4
Здесь Геральт Лютика... от Nemi
Геральт/Лютик по Ведьмаку, романс с небольшим приключением для затравки и порно.
читать дальшеСюжет один из самых популярных, не только в фендоме Ведьмака — герои сначала присматриваются к друг другу и неловко флиртуют, а затем под воздействием сверхъестественных сил (здесь это — дриады) понимают, что нужно потрахаться, но написано так, что читать это все равно увлекательно.
Характеры чисто сериальные, показаны немного утрированно, но вполне верибельно. Понравилось, как автор играет со стереотипами — когда Лютик исходит из того, что уж мужчины-то, наверное, Геральта не привлекают, а оказывается, что наоборот:
— ... и девкам в борделях некогда драться. Иногда их и не хватает вовсе.
— И что ты тогда делаешь? — удивился Лютик, который с таким не сталкивался. К девкам он и ходил-то не так часто, предпочитая дамочек позажиточнее да почище, но всё же. — Ждёшь или уходишь?
— Когда жду. А когда и ждать невмоготу.
— У овец нет очереди? — захохотал Лютик, но осёкся под хмурым взглядом.
— Тогда парня беру, — низко и хрипло ответил Геральт, не сводя с плескавшегося Лютика глаз, и от звуков его голоса Лютик чуть не ушёл под воду.

И понравился момент выше про слабых девиц, вполне в духе канона:
— Из десяти мальчишек после обучения в живых остаётся три. Угадай, сколько бы осталось девчонок?
— Десять? — фыркнул Лютик, нисколько после Калантэ не сомневавшийся в женской силе и коварстве.

Фик может оттолкнуть разве что своей крайней физиологичностью — и в быту, и в сексе. Лютик и Геральт у автора крайне приземлённые, но я бы не назвала это недостатком, а скорее авторской фишкой. Особенно в пейринге, где часто Лютика склонны писать чересчур возвышенным и одухотворенным.
Вообще в номинации по Ведьмаку понравилось всего два фика, но если в По ту сторону страха порно немного недодали, а тут порадовало. Приятный кинковый фик, который можно порекомендовать шипперам.


Игра в мяч от Бомонт Флетчер
Borgia, Людовик XII Французский / Чезаре Борджиа
читать дальшеПрекрасно передана каноничная атмосфера тайных интриг в Борджиа, стилизация определенно удалась. Весь фик держится на намеках, метких уколах и сексуальном напряжении, которое появляется задолго до того, как происходит собственно секс.
— Безусловно, — Чезаре кивнул, глядя на Луи так же, как тот глядел на него — прямо, с вызовом, остро, будто направляя в лицо противника острие клинка. Их взгляды скрещивались — как в драке, и это было очередное состязание между ними — и ступенька, еще одна ступенька, ведущая Чезаре Борджиа наверх, на небеса, к ангелам. И он не собирался проспать свой собственный сон, как Иаков. — Я могу дать слово чести, но это избавит вас от удовольствия видеть, как я умею управляться с женщинами.
Название удачно выбрано. Это и правда игра в мяч — Чезаре ловко отбивает подачи, а Людовик хотя знает, что эта игра — не совсем честная, в итоге не может устоять, потому что увлечение Чезаре с каждым абзацем прогрессирует:
Но никогда до того, он не испытывал головокружения при одном только взгляде на того или ту, кого хотел. Никогда не чувствовал, как саднит горло и ноют пальцы — от одного только блестящего, ставшего почти черным ответного взгляда, направленного на него острием отточенного клинка. От одних только слов — дразнящих и влекущих.
Понравилась деталь о том, как Чезаре в детстве не понимал того, что делала его мать, но смотрел и перенимал. Учился у лучших! И как Людовик думает о том, что заслуга того, что Чезаре столь горяч — в крови его родителей.
Помимо этого, прекрасные и вхарактерные диалоги, а порно — как блики от воды на стенах бассейна. У автора сама прелюдия показалась интереснее секса. Если в PWP интереснее читать про секс, чем подводки к нему, может разочаровать. Плюс и одновременно минус фика — стиль автора очень иносказательный и метафоричный и не всем зайдет.
Понравится любителям канона и тем, кто любит стилизацию под прошлую эпоху, флирт и длительную прелюдию.


Если все пойдет не так от resident trickster
Good Omens. Красивый короткий дабкон (или все же нонкон) Хастур/Кроули с томной и тягучей атмосферой опиумного салона в аду и простым сюжетом про секс с нелюбимым человеком, полученный шантажом. Присутствует фоновый закадровый Кроули/Азирафель.
читать дальшеПонравилось, как Азирафаэль тонко чувствует перемену настроения Кроули и как тот неумело пытается ему и себе врать.
— Не выдумывай, ангел. Со мной все в порядке. Как вообще что-то может быть со мной не в порядке? В смысле, мне потому и нравится быть демоном — все неприятности уже случились, трудности позади, и можно расслабиться.
Все в порядке.
Кроули мысленно повторил эту фразу столько раз, что от нее даже уже не тошнило. Она попросту не вызывала никаких эмоций.


Отношения Кроули и Хастура и до, и после, и во время секса можно охарактеризовать одним диалогом:
— Не знаю, огорчает это тебя или нет, но я не боюсь тебя.
Хастур пристально посмотрел на него и ответил:
— Это меня огорчает. Я бы хотел, чтобы ты боялся.


Секс не сильно графичный (кому-то это может показаться недостатком, мне чуть больше графики, честно говоря, хотелось) и автор делает акцент больше на психологию:
«А ведь он старается», — отвлеченно подумал Кроули. Все эти попытки скопировать привычки смертных были явно неслучайны. От этой мысли захотелось уснуть на триста лет, проснуться и никогда больше не спускаться в Ад.
Хастур в фике одновременно и неловкий, и по-своему страшный, но при этом явно не ожидавший, что его угроза будет иметь для Кроули такой вес.


Вопросы доверия от ksobakaa
Black Sails, Джеймс Флинт МакГроу/Джон Сильвер, Билли Бонс
Легкий и задорный романс с кинком на переодевание в женское платье (у автора PWP, но тут скорее романс, а сюжета и количества порно для чистого PWP — многовато). AU от канона, Сильвер отправляется в бордель в женском платье, чтобы украсть карту.
читать дальшеКарту он успевает уничтожить. Разгневанный его коварством Флинт придумывает страшно унизительное наказание — так вот в этих тряпках по кораблю и ходи, когда отплывем. В итоге через несколько дней команды привыкает — и не к такому привыкали, Сильвер откровенно наслаждается наказанием, а страдает один Флинт, потому что мерзавец Сильвер в этом проклятом платье (с каждым днем все более открытом) хорош, как черт.
В конце дело идет к обещанной кульминации — герои наконец трахаются. У автора довольно бойкий, динамичный стиль, живые диалоги и персонажи, и отличный юмор. Сильвер — ужасно обаятельный обманщик и мерзавец, но как и Флинт — невольно им очаровываешься. Слышала прямо интонации, когда читала.
— Вы упускаете важную деталь, капитан. Я не продавал карту, ее у меня забрали обманом.
Порно попало в кинки — люблю кроссдресинг, хотя раз уж это PWP, то можно было бы и чуть больше порнухи вписать.
Есть, к сожалению, и ляпы вроде «оставить его на корабле не грозило ничем существенно ужасным». И сюжет в рамках жанра очевидно предсказуемый — это скорее вписанная в канон рамочка с романсом перед PWP или альтернативная порно пропущенная сцена, чем оригинальная сюжетная ветка.


Соорнаопыжюя от Isca Lox
Star Trek, Кью/Жан-Люк Пикар
Ностальгичный ксенофильский романс с порно и долей геронтофилии.
читать дальшеСюжет тут довольно простой. Главный герой, капитан Пикар, живет в глуши и спокойно проводит старость, пока к нему не является давний друг Кью, представитель другой расы, и сначала напоминает о том, что Жан-Люк мог бы присоединиться к их расе, а потом показывает метафорическое слияние через секс. В целом красивый, метафорический мозготрах, полный нежности, ностальгии и чуждости. У автора оригинальные и емкие метафоры, передающие ощущение и от космоса, и некой чуждости их рас — и в сексе, и до, вышло крайне атмосферно.
Жан-Люк ответил на поцелуй — из ностальгии, тоски по упущенным возможностям, из жажды снова почувствовать себя на краю ойкумены, рискнуть, бросить кости, принять критически важное решение. На вкус Кью был горячим, влажным и непрочным, будто его атомы собрались вместе лишь из прихоти и готовы были разбежаться в любой момент.
Когда в первый раз читала, было интересно, откуда у текста такое странное название, а это плод метафорического слияния разумов и тел, когда у героя заканчиваются знакомые слова и появляются новые. Красивый в целом момент и как прием тут уместен:
Оргазм разлетелся вместе с кроватью, Кью и Жан-Люком тысячей мелких осколков: пушистых, розовых, угольных, горьких, математических, пересоленых, живых, сумасбродных, влюбленных, атгорелых, улипонных, муровашельных, цифроварных, укетных, прорырных, уминтах, беоры, курдэ, таманух, соорнаопыжюя...
Понравилось еще, что есть акцент на возрасте Жан-Люка — у него болят колени, его накрывает осознанием собственной смертности и старости, внутри постоянно возникает тоска по несбывшемуся, такое подспудное, почему сейчас, а не десять лет назад.
Жан-Люк захлебнулся в азарте, восторге, предчувствии нового и непознанного — настолько ярко живым он не ощущал себя уже очень давно, возможно, с того момента, когда получил ножом в сердце.
Недостатки — наверное, порно местами может показаться чересчур перегруженным образами, если больше любите физиологию и не любите мозготрах, то скорее не зайдет.
Мелкоориджи. Часть 6
Skjelle Белый, трусливый, великий

читать дальше– Скотина! – сдавленным шепотом вопил за пазуху Гера. – Вылазь, скотина, что ты там прячешься, валенок трусливый! В какую кишку ты там всосался?

Так начинается данный текст.
И я сразу повторю мысль, которую уже высказывала: юмор - это очень, очень субъективная категория. Не сомневаюсь, что огромное количество читателей уже одна интонация этого “вылазь, скотина”, словопостроение “вопил за пазуху” или обращение “валенок трусливый” сразу настраивает на игриво-веселый лад. Но, увы, не меня(

Двадцать четыре года назад случилось то, о чем мечтали заядлые уфологи, а обычные люди судачили в сетке, снимали фильмы и генерировали массу анекдотов. Внеземная форма жизни с размаху шмякнулась на третью от солнца планету.

Эту разухабистую интонацию завзятого шутника-балагура я даже слышу внутри голосом то ли Задорнова, то ли Петросяна, то ли еще кого-то из тех, чьи фамилии боюсь переврать, а гуглить не хочу, и меня она скорее удручает, чем веселит. Я тот человек, который на вопрос: хочешь анекдот? - максимально быстро отвечает: нет. Пока не началось: короче, слушай...

Симбионт сделал их два. Два члена. Оба смотрели на Геру и нахально щурились.
– Во-первых, Симаков, сейчас я подобью тебе оба хуевых глаза, – уныло сказал Гера, поставленный перед этим вопиющим фактом. – Закрой эти скорбные очи. Во-вторых, ты с ума сошел, в живого не совмещенного человека двойным хером тыкать? Засунь его себе в жопу!
– А я не могу, – нахально сказал Симаков. – В жопе уже занято.


Полагаю, даже оргазм имитировать проще, чем искренний смех или даже улыбку. Хотя я догадываюсь, что есть те, кому тут симулировать не придется.
Возможно, подобные искрометные пассажи можно было бы пропускать ради чего-то еще - скажем, сюжета, или горячих рейтинговых сцен. Но во-первых, сделать это крайне сложно из-за плотности насыщения довольно короткого текста авторскими остротами. У меня перед глазами невольно мелькали кадры рандомных юмористических передач - режиссеры их обычно любят давать крупным планом зрителей, заходящихся в пароксизмах хохота от каждого нового гэга. Наверно, читателю юмористического текста, как и зрителю, нельзя позволять прийти в себя от безудержного веселья ни на минуту.

С симбионтами иногда случалось, что они на пару секунд могли попутать прохождение нервных сигналов. Иногда и конфузы бывали, если, к примеру, хохотательный нерв с обсирательным перепутаются, а если еще и посреди анекдота...

А во-вторых, конечно же, авторские остроты нельзя пропускать, потому что именно в них весь смысл - ни сюжета, ни рейтинга (что, кстати, сюрприз) здесь толком нет. Герой-1 не мог “разбудить” симбионта в себе - сила любви “разбудила” симбионта в нем. The end.
Вот еще одна тонкая оппозиционная шутка, чтобы мой отзыв был аутентично пересыпан ими тоже:

Симбионты, к немалому ужасу скромных исследователей, оказались ебливы до невозможности… Сей возмутительный для нравственности факт утаить от широкой общественности не удалось, и депутаты с воем понеслись по избирательным округам, размахивая бюллетенями. Запретить! Не допустить! Нравственность! Неприкосновенность земных жоп и писек!

В какой-то момент кажется, что в тексте наконец прорывается что-то обычное, человеческое, и читатель вроде меня рывком выныривает из селевого потока этого инфернального хохота, как герой-2 Симаков с собачкой из снега, - описание лавины внезапно прямо хорошо:

Когда лавина стискивает человеческое тело, она страшно кричит. Скрипит многотонная снежная масса, сминаясь вокруг неожиданного препятствия и сминает его сама. В этом крике не слышно ни хруста костей, ни последнего стона жертвы – только рыдает сама лавина, и непонятно, от печали это или от злости, что игрушка сломалась так быстро.

И выясняется, что автор легко может писать совершенно иначе:

Снег и лед исчезли. Раскололись, лопнули, в вихре осколков выплевывая оказавшуюся не по зубам добычу.
Гера взмыл, опрокидываясь через спину, и с изумлением увидел, как далеко внизу остается затихшее белое море, и какие в нем крошечные сломанные елки на фоне остановившейся лавины, и какой удивительно маленький хеликоптер. И еще увидел что-то огромное, расплескавшееся двумя ослепительно-белыми потоками в синеве.


Но автору это не нужно, он упоенно хохмит, бросая все на алтарь с китчевой грубостью вырубленного божка юмора. И после короткого рывка из лавины читателя, как и Симакова с собачкой, снова накрывает с головой.

- ...Смотри не обосри меня в полете, голубь херов!
«Вот же скотина неблагодарная, – гулко сказал чей-то голос в голове у Геры, и ему мгновенно стало так сладко, что сердце застучало с перебоями. – Надо было ему хуй нашей задницей все-таки откусить!»


Что ж, жанр анекдота, “срамных” сказок и соленых флотских баек всегда находил и будет находить своего ценителя, и я ни в коем случае не осуждаю ни одного, ни другого.
Автор, конечно, писать умеет, это смутно угадывается даже по данному тексту. Но складывается ощущение, что, некогда поймав и оседлав юмористическую волну, автор иногда упускает момент, когда чувство меры и вкуса начинает ему изменять.
Но это исключительно мое субъективное мнение.


FFN Мы станем лучше

читать дальшеИ этот отзыв начну, пожалуй, с первых строк текста:

Толян, старшой Витин брат, десять дней как откинулся. Чалился не на крытой конечно, но срок отбыл от звонка до звонка. Кореша пошли табуном. Водка лилась рекой. Отец своих друганов позвал, забив на работу с концами. Мать, когда немного просыхала, тискала Витю, говорила, что он единственная ее надежда, и посылала в магазин за новой партией бухла.

Хм, подумала я, прочитав, я угадаю эту мелодию с первой ноты, у нас тут второй ходульный жанр перестроечного кино. Только если “все будет хорошо” был призван будить в глубинном народе надежду и веру в абстрактную справедливость, то “все будет плохо” по мнению создателей - это мое гипотетическое предположение - должно было заставить его рвануть рубаху на груди с криком “эх-ма, жизненно-то как!” и закусить огурцом устыдиться-покаяться. Как представитель народа хоть и глубинного, но все же не совсем придонного, я никогда не причисляла себя к ценителям подобного творческого продукта и потому слегка взгрустнула.
Однако!
Буквально на следующих строках выяснилось, что это был абзац-обманка, и текст-таки написан в жанре “все будет хорошо”. И так меня этот факт обрадовал, что я уже была автору благодарна и на все дальнейшее посматривала в радужном настроении “фух, пронесло”.
В будущем я постараюсь пореже эксплуатировать киноаналогии, но здесь они уместны. Это все-таки кооперативное кино, но в некотором смысле продолжающее гайдаевскую традицию) В нем есть барышня и хулиган, но не в стереотипном, очевидном раскладе, а в обратном, который в 60-е пролил бальзам на души всех очкариков СССР: тот самый Шурик - в авторском варианте Сережа, и Федя (который “надо, Федя, надо”) - в новом воплощении Витя. Мальчик со скрипочкой Сережа - парень-ботаник, задрот-музыкант. Неожиданно сильный и дерзкий. Острый на язык. Смелый. Витя слов таких не знал, какими тот его крыл по началу - одной рукой орудует смычком и подает большие надежды, а другой - лайтово бэдээсэмит полумаргинального Витька из шараги. От пейринга в “Лягушке и лебеде” Лио Хантер данный отличается не столько своей русреальностью, сколько тем, что влюбленность у героев искренняя и взаимная, что ужасно мило. Ничто меня так не огорчает в текстовых отношениях, как неразделенность)
Все у героев горячо - чтоб никто не усомнился, автор доказывает это не только их взаимодействием в кадре, но и словоупотреблением, там прямо горит и припекает:

Щеки на миг обожгло, и жар хлынул вниз. Ударил в пах и припек нарастающим возбуждением.
Витя как дышать забыл, глаза раскрыл широко и моргать перестал. Их припекать стало.
Витя закрыл горящие глаза...Он весь горел. Казалось, еще немного, и дым повалит.
Жар бросился в грудь, рухнул в пах.

И пока от героев валит дым, все, на мой взгляд, в тексте органично и сообразно задачам. Заявленные в шапке кинки, несмотря на шероховатости, прописаны любовно: Сережа доминирует с заботливостью еврейской маменьки, а Витя сабмиссирует брутально, чередуя ласковую постельную покорность с межсессионным “в табло давно не получал?” и хуками в челюсть. В общем, ценителей - снова возьму на себя смелость утверждать - вполне себе припечет)
Но дальше этих горячих парней надо куда-то двигать. Автор выбирает направление в рамках того же жанра - в свое время расхожим его тропом был шанс “уехать в Америку”, выступающую таким абстрактным Эдемом. Здесь в этой роли Германия. Драма с поеду-не поеду-уйду без шапки в ночь холодную немного детская, но она дает нужную синусоиду любовной линии, а куда без нее. В итоге герои, конечно, уезжают вместе.
И живут там.
Витек с сиделым братом и бухающими родителями в анамнезе:

Отец долбанет ли, сестра притащится с новым фингалом и выводком сопливых внуков, позвонит директриса шараги с рассказом о прогулах и неуспеваемости — мать начинала реветь, причитать о загубленной жизни. Падала на продавленный диван лицом в затертую обивку и кричала, что удавится или траванется.

И консерваторский Сережа, Татьяны Моисеевны и Аркадия Иосифовича сынок.

— Ты знаешь, милый, мне кажется, Полозкова вчера была не в голосе.
— Меццо-сопрано, особенно лирическое, ей не слишком удается. Она скорее контральто.
— Помнишь, в том году мы слушали «Пиковую Даму» с нею?
— Да, она была превосходна…


Как и Фрэнки в Омуте, автор данного текста тоже хорошо понимает, какой вопрос к отношениям героев возникнет у тех читателей, кого не припекло, так же прямо озвучивает его устами героя - и дает примерно тот же самый ответ:

— Сам подумай, чем ты им понравиться-то мог? Носками дырявыми?
— А тебе чем? — спросил и дыхание затаил.
— Не знаю, — пожал плечами Серега. — Люблю и все.


Коротко и ясно.
Потому что в жанре “все будет хорошо” все должно быть хорошо.
Вот и я не буду занудствовать)
P.S.
Мне лично дает надежду на перспективы способность Витька к здоровой рефлексии и самоиронии:

Витя смотрел на зазнобу свою, на квартиру, на родителей его, на ноты и чувствовал себя свиньей в музее. Пришел, с копыт грязи натряс и на экспонате спать завалился. Куда только полез и зачем?


meow-fix Выбор Джека Сандерса

читать дальшеЭтот текст - гимн мизантропии)
И он очень визуалистичен. У меня при чтении в воображении шел яркий мульт - не в рисовке аниме, хотя стилистика киберпанковского была бы в тему для сеттинга, а почему-то в стиле “Тайны третьей планеты” - может быть, из-за гг-2 - шарообразного пурпурного шакаранца - который больше стыкуется с вселенной Алисы Булычева, не зацикленной на антропоморфности.
Шакаранец (тоже как-то по-булычевски, в моем восприятии) невероятно славный: умный, ненавязчивый, деликатный, смелый, способный любить. Основной фокальный главгер Джек Сандерс приязни вызывает заметно меньше, особенно поначалу - эта его акцентированная мизантропия кажется слишком пафосной, подростковой. Но история с бывшим другом и котом отчасти этот надрыв объясняет, у Джека птср и экзистенциальный кризис, ему нужна помощь - а жестокий мир киберпанка только препарирует его взглядом штатного психолога-”ледяной суки”: не списать ли потерявшего функциональность юнита в утиль - и вместо избавления от боли заставляет Джека напрягать и без того истощенные силы, чтобы играть в норму. Выходит, конечно, плохо.
Вообще все, что связано с отношениями Джека с шакаранцем, для меня трогательно и по-человечески понятно, узнаваемо. Мне понравилась сцена первой близости-релаксации героев, это был самый целомудренно-терапевтический и альтруистичный секс с тентаклями из всех, которые мне попадались) А потом шакаранец умилительно скучал: «Я жду тебя. Джек. Смотрю на воду и больше не вижу хорошего» - и смеялся низким урчащим звуком, отвечал: «Здесь вкусная вода. И ты».
А вот линия с провокацией в качестве сюжетного поворота показалась мне немного плоской: мутный план саус-парковского вида “1. 2. 3. … профит”, шаблонно-правильная глава Совета, стереотипные взаимоотношения с “батяней-комбатом” и метания, скомканно прописанная сцена провала, - на мое субъективное восприятие в этом больше схемы и меньше жизни, чем в начале истории, у меня в голове во время этой части даже “мультик” выключили.
К концу текст становится слегка дидактичным с проговариванием очевидно правильных вещей вроде если мы не поднимем зад и не попытаемся стать лучше, это никогда не изменится или кто-то же должен нас остановить. И никто не сделает этого кроме нас самих. Это не плохо, дидактизм укладывается в эту историю про родство душ вопреки разности всего остального - от натуры до культуры, про “мы разные - мы равные” и про исцеление любовью - просто немного простит ее, что ли, как мне кажется.
Вообще текст милый, добрый и цельный. Единственное, что меня зацепило в композиции - урезанная вторая часть. Мне показалось, объема ее многовато для эпилога, но маловато для полноценного раскрытия линии со спасенным-другом предателем, но в принципе, это мелочи.
А еще меня очаровала наглость борделя, который не совсем бордель и соединяет не только тела, но и сердечки своих клиентов - а потом берет деньги с обоих) Но оно того стоит)


2sven Полдорожье

читать дальшеПо-читательски этот текст мне симпатичен больше того, что в итоге вошел в шорт, - по комплексу субъективных причин: потому что я обожаю маяки и море, присутствие их “в кадре” прибавляет в моих глазах шарма любому тексту; потому что история показалась мне более обстоятельной и развернутой; из-за криминальной составляющей - я частый потребитель детективного контента и привыкла к нему любому: не совсем верибельные вводные или нестыковки сюжета в его общей массе - обычное дело и мало меня смущают.
С точки зрения последнего самый большой вопрос в рассказанной истории вызывает сомнительность способа устранения ненужного и опасного человека - с уверенностью в том, что порочащие материалы он не отослал кому-нибудь с грифом “отправить в полицию/СМИ в случае моего исчезновения” (откуда такая уверенность?), выйти с ним в море на яхте в шторм (какой-никакой, а риск для горе-организаторов тоже), отправить под удар гика (а вдруг жертва откажется вставать куда сказано? по голове, как мы видим, попасть и не получилось, был план Б добить иначе?), потом, не убедившись, что жертва утонула (да и как убедиться на 100% в гибели человека в море?), уйти на яхте, уже из экспозиции музея на берегу(!) узнать о течении, которое может прибить тело к утесу с маяком, чтобы потом сложными путями искать следы возможного чудесного спасения. И это при том, что у зловещего сенатора, как мы позже узнаем, есть неглупый карманный безопасник и волшебная женщина-агент, которая и в доверие втереться может, и диверсию тонко организовать - они не могли придумать что-то более прямолинейное и действенное? Чем проще план, тем меньше шансов, что что-то пойдет не так.
Но, повторюсь, большое количество книг, фильмов и сериалов с детективно-мафиозной интригой этой условностью грешит.
Гг-1 Сайлас - смотритель маяка, отшельник, обиженный сначала фактом своей незаконнорожденности, затем обделенностью в завещании отца-отчима, а потом и своей невостребованностью как художника - человек желчный и нелюдимый. Гг-2 Оушен - та самая жертва неудавшейся ликвидации, красавчик, ради сомнительной актерской перспективы согласившийся быть любовником преступного сенатора - раскованный парень немного без царя в голове, что частично, вероятно, оправдывается юным возрастом.
Взаимодействие их на маяке поначалу раздражает - Оушен настойчиво убеждает Сайласа в том, что им обоим грозит опасность, Сайлас уперто ему не верит, ведомый предубеждениями - по брендовой одежде и хорошим зубам спасенного он идентифицировал в нем “золотого мальчика” с дорогой яхты. Но и это противостояние тоже знакомая условность жанра. Вообще невольно осознаешь закономерность - чем чаще до того сталкивался с каким-то нишевым контентом, тем меньше придираешься к реалистичности в следующем по счету его представителе. Герои препираются, притираются, открываются друг другу, невольно связанные и узким жизненным пространством, и общей проблемой. Пусть и нехотя, но Сайлас находит способ и помогает Оушену сбежать от преследователей, а дальше прыткий Оушен уже самостоятельно реализует план мести злодею-сенатору, оказываясь в итоге в материальном и моральном выигрыше и - неожиданно - сторицей воздает своему спасителю.
Этот текст для меня уютен. Бывает разное читательское настроение. Иногда душа просит нерва, натянутых струн и разрыва аорты, чтобы не отрываться, сгрызть в процессе чтения ногти, лечь спать под утро в таком состоянии
А иногда хочется другого - устроиться поудобнее и неспешно читать о том, как герой варит себе кофе в турке, отстаивает пену, переливает в чашку, пьет - в этом месте сходить на кухню, сделать кофе самой, понимая, что за время отсутствия с героем ничего страшного не случится, - потом вернуться и узнать о том, как устроен маяк, какого назначения там есть помещения и где они расположены, проследить за тем, как герой ремонтирует трещину на парапете, сколачивает щит из досок, чтобы прикрыть работу от дождя и ветра, как вытягивает из моря ловушки: одну с крабами, вторую с лобстером... - прерваться и подумать, что неплохо было бы зайти завтра в супермаркет и купить креветок... В этом есть что-то по-хорошему убаюкивающее, дающее терапевтический эффект. Такие истории оправдывают ожидания - Сайлас обязательно придумает выход, Оушен выживет, а хитроумные пособники мафиозного сенатора будут посрамлены.
У тебя за окном дождь, а у героя в щелочку меж стекол уютно, будто зимой, свищет ветер, с обеих сторон кофе и лобстеры с креветками - что еще нужно для умиротворяющего настроения?)


Mister_Key Горбатая сопка

читать дальшеСтоит, наверно, начать с того, что этот текст сложно считать художественным, поэтому его присутствие на конкурсе меня сначала слегка озадачило. Но потом я осознала, что в эпоху реальных сценариев, слепленных из тредов твиттера, к таким мелочам цепляться смешно.
Нет, это не художественная карикатура на современный российский кинематограф, на что есть слабый намек в фейсбук-посте, по которому пишет автор, но упоминание полу- и четвертьвековой давности образов как характерных для современности не имеет под собой основания. То же можно сказать и о тридцатилетней давности теле- и кинокартинке российской провинции как места среди говна и бездорожья, где холодно, мерзко, коррумпированно и насрано. Такой шарж на телекинопродукт был бы безнадежно устаревшим. Но это и не был он.
По сути перед нами памфлет - в виде ”пьесы”. Жанр, имеющий глубокие корни в отечественной публицистике, - его очень любили в позднем Советском Союзе, например, трудно сказать почему. Сатирический журнал “Крокодил”, был такой, регулярно подобное печатал. Особенно хлестко там бичевали быт и моральное разложение в капиталистических странах. Без рейтинга, конечно же) Был легкий всплеск интереса к поджанру и в нулевые - на платформе ЖЖ мне попадались схожие посты-пьесы. Обычно они были более емкими и короткими - шутка, по моему скромному мнению, не должна быть затянутой. И даже деконструкция пьесы-памфлета попадалась мне на глаза там же лет шесть назад (у юзера Ивана дер Янса, пиэса “В ожидании кацапа”, ссылку намеренно не даю, многим может не понравиться, хотя талантливо и иронично, правда сейчас уже неактуально).
А как раз в актуальности и есть самый цимес памфлета. Ему насущно важна текущая самая распоследняя повестка и знание нынешних, сиюминутных реалий детально. “Утром в газете - вечером в куплете”. Ну и дар иронии и сарказма автора играет решающую роль, здесь недостаточно одного пламени злости, страстного желания уколоть или вызвать баттхерт. В любой жанр нужно уметь. Карикатуры “Шарли Эбдо”, например, как творческий продукт плохи не тем, что разжигают в ком-то ненависть, оскорбляют чьи-то религиозные чувства или глумятся над болезненными для кого-то трагедиями, а прежде всего тем, что удивительно бездарны и не смешны.
Это опять было долгое отступление, вернусь к конкретике продукта данного.
Типажи.
Собрала из описаний афишу - список действующих лиц.

1. Иван, хмурый тип бандитской наружности. Шрам через всю грудь нарушает симметрию куполов, грязная футболка клоком свисает с плеча… на мощной волосатой груди наколот двуглавый орёл со скипетром и державой .
(для меня, кстати, загадка, как первое сочетается со вторым, но, видимо, сверхзадача требовала и того, и другого одновременно)
2. Евгений, сутулый, с потрёпанным дипломатом, в дешёвом мятом костюме и толстых очках с потеющим лбом и редкими усиками...
3. Лизанька, учительша, в модном микроскопическом платье в облипку, из выреза которого выпирает щедрое декольте, обильно накрашена, то совершенно пьяна, то с признаками тяжёлого похмелья, то с фингалом под глазом.
4. Директриса, знойная женщина в брючном костюме и богатой коллекции золота из провинциальной ювелирки с золотозубым накрашенным ртом.
5. Местная журналистка с обильно накрашенным лицом, тычет микрофоном, поминутно сверяясь с записями в блокноте, растерянно хлопает перекрашенными ресницами.
6. Две девочки откровенно пубертатного возраста, губы накрашены обильно и с запасом, плохо вымытые волосы распущены, принимают кокетливую позу с выставленной грудью и губами уточкой.
7. Толстая техничка, она же толстозадая техничка в синем халате.
8. Непросыхающий помощник героя, в ватнике и седой нечистой щетине.
9. Вишнёвая “лада” с прогнутым капотом, разбитыми стёклами и единственным целым колесом.

Что ж, свежо. Актуально. Жизненно. Как вишневая “лада” в Приморском крае, где рукой подать до японского автосеконд-хэнда.
Поражает обилие и многообразие женских образов и, видимо, прием лексического и смыслового повтора в их описаниях.
В поисках реалий современности, заявленных в шапке, не поленилась я и собрать авторский саундтрек.
1. “На сопках Маньчжурии”
2. Неназванная композиция “Сектора Газа”
3. “Вставай, страна огромная”
4. “Эх, дубинушка, ухнем”
5. “Учительница первая моя”
6. “Калинка-малинка” (да ладно, "Калинка-малинка"?)
6. Государственный гимн России
7. “Огромное небо”
8. “Где мне взять такую песню и о любви и о судьбе”
Последние две композиции мне лично не знакомы, но, по мнению автора, их рандомно передают по “стареньким радиоприемникам” (радиоприемникам?), перемежая государственным гимном.
10. Модный пять лет тому назад рэп - даже и не знаю, что делает в списке этот устаревший трек.
Кстати, гимн, играющий по поводу и без повода и подхватываемый всеми окружающими, как и “крашеные в триколор покрышки” (в триколор!) и внезапная “курва” в речи глубинного народа (ох уж это влияние соседней Польши на жителей Дальнего Востока) - вообще очень умилительные детали. Никто не свободен от прямолинейных экстраполяций, довольно распространенное когнитивное искажение.
Как и эффект эхо-камеры, неоднократно описанный, но от этого не менее занятный.
Это уже к речевым характеристикам. В эхо-камере определенного сегмента условного фейсбука, наверно, и правда не ставится под сомнение, что русские с утра до вечера жонглируют понятиями “либераст”, “грантоед”, “нерукопожатный”, “бандеровец”, “деды воевали”, то и дело вопрошают кого-нибудь: “пиндосам продался, тварь?” Как и в том, что остальная русская речь состоит, разумеется, из примерно таких фраз:

— Где этот пидорас? Где эта сука ёбаная?!
— Облюёшь тут всё — сама мыть будешь
— …а мой-то… козлина очкастая…
— Вижу, как ты работаешь, дырка помойная… блядь… манда спидозная...
— Татьяна, хуяна, выебал бы её этот Онегин, и никакой поэмы. А лучше самого Лермонтова, чтоб хуйни всякой не писал… Да чтоб вы сдохли все с вашими ёбаными книжками, кому они вообще нужны.
— Это так ты, сучий потрох, родину любишь?


Я не против мата в тексте, люди матерятся - тексты это отражают. Но градус накала и количество его в речи почти всех подряд персонажей вызывает уже легкую брезгливость. Какой-то острый приступ болезни Туретта выходит из-под заточенного авторского пера.
Короче, я честно пыталась найти в этом тексте какие-то художественные достоинства: хоть один свежий, не затасканный еще десятки лет назад типаж, тонко подмеченную деталь, пусть злую, но по-настоящему смешную шутку, какой-нибудь неизбитый прием, неожиданный ход - и, увы, не смогла. Злость в сатире нужна, бесспорно, - но тогда, когда она подсвечена искрой жизни, а жизни здесь нет, одни оскомину набившие штампы эээ времен Очаковских и покоренья Крыма - позволю себе выразиться в стиле главгера данного текста) - и отзвуки замкнутой эхо-камеры, поэтому и выходит заезженный памфлет о нравах капстраны, только с перегибом.
Я с уважением отношусь к праву человека кого-то или что-то ярко не любить - да, в современном мире это лучше делать с осторожностью и выборочно, но я не собираюсь спекулировать на мысли о зеркалках чего-то подобного в отношении других стран, рас или народов, хотя могла бы, - это все пустое. Главное, что сама по себе эта яркая неприязнь - плохой помощник в творчестве. Писать, руководствуясь только ею, - обрекать себя на создание чего-то мусорного.
И я бы не стала отзываться на эту работу, если бы не хотела высказать свое недоумение.
Да, у нас Оскар для котиков и выставка достижений сельского слэшного хозяйства, а не дом высокой культуры быта, но то, что люди обычно несут на эту ярмарку, чаще всего они считают условно достойным. Затмевала ли эмоция автору глаза настолько, что он искренне считал получившийся текст хорошим? Или он все-таки не мог не видеть, что вышло так себе? Во втором случае мне не очень понятны мотивы, которыми он руководствовался, выкладывая ее на конкурс.


О неоднозначных впечатлениях. Азиатские текстовые и видеоканоны, обе номинации

Дорога в Дуньин
автор: Jess_L
фэндом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеЕсть фики, по прочтению которых удивляешься, как ты сам не догадался о таком подумать, это же так просто. Дорога в Дунъин как раз из таких, она побуждает взглянуть под другим углом. В самом деле, как клан Вэнь решал вопрос поминовения предков, крайне важный в их представлении? Хм. А мир Модао мы привыкли считать замкнутым - основные кланы и мелкие, вот карта, глядите, как похоже на Китай. Но Китай имел развитый флот! Так почему бы и в этом мире не быть странам за морем? Возможно, это Америки, но я открывала их именно тут)) И да, что подумает Вэй Усянь, очнувшись в тесном темном помещении с Лань Ванцзи? Правильно, что он в тюрьме Гусу.
Ещё один несомненный плюс фика в человечности Лань Ванцзи: здесь он сомневается, хватит ли у него денег нанять корабль, ошибается в расчетах, выматывается, опасается реакции Вэй Усяня на свое спонтанное решение, не уверен, что ему будет позволено остаться и малодушно выбирает оставить объект приложения своих усилий в неведении, пугается благодарности сильнее упреков. Отчего-то Лань Чжаня редко раскрывают как человека, а не молча сияющее великолепие, тем приятней встретить исключение.
Текст очень удачно структурирован внутренними монологами Лань Чжаня, два кролика пойманы разом: и временные отрезки разделены, и видна динамика внутреннего состояния главного героя.
Сцена, в которой Вэй Усянь просыпается наконец и понимает, что произошло, впечатляет точной сменой эмоций у обоих, но - тут начинаются "но" - ровно до окончания поцелуя. С этого момента я перестала видеть Вэй Усяня, как выключатель щелкнул. Он только что был ошарашен, возмущен, зареван, его вдобавок ко всему внезапно целуют и он - что? моментально становится игрив? Кокетничает и хохочет? Для меня это оказалось слишком резким перепадом.
Та же история с морским чудищем и призраками моряков, которым нельзя давать ничего вмещающего воду. Такие интересные легенды, просто чудесные, это же найти надо! Но в сюжете это коротко и скупо пересказанные эпизоды, в которых восхищенные матросы падают на колени перед великолепием Вэй Усяня, а я как читатель остаюсь голодным.
По итогу фик произвел именно такое двойственное впечатление, что-то в нем меня подкупает, а что-то не заходит совсем. С одной стороны проницательность в понимании Вэй Усянем боли, впечатляюще и к месту упомянутое кинцуги, прекрасные детали вроде талисмана тишины, от которого Лань Чжань с Вэй Усянем чуть не задохнулись. С другой несколько диснеевские визуализации (если все воодушевлены, то мама нежно целует малыша в макушку, а пожилая пара берется за руки) и попадание в сказку, где к геям только одно требование, чтоб стихи писать умели.
Хорошо написано, интересный сюжет, гештальты закрыты просто все, но)


Луна для берсерков
авторы: afcleric, Ayliten
Фандом: The King’s Avatar (Quan Zhi Gao Shou)

читать дальшеЭта работа стоит несколько особняком, в фикописании нечасто встретишь образец совершенно классического нуара, в котором, как известно, положительный герой тот, кто остался жив) Все, как мы любим: луна, дождь и усталый мужчина. Он не очень-то молод, он одинок, он затягивается в полсигареты разом, но его не сломить, и он спасет мир, хочет тот этого или нет. Герой с виду колюч, но смел и умен, благороден и мудр, милосерден к слабым и безжалостен к врагам. А мир, как в нуаре и положено, весьма к происходящему индифферентен, все в нем вращается где-то там, по дальним от героя орбитам - гильдии, ордена, инквизиция, карнавальные ведьмы с гадалками. Иногда они приближаются, чтобы произнести слова или сообщить сведения, но никогда не близко, их не разглядеть. В звенящем своем одиночестве герой совершает подвиг, освобождая жителей легендарного зачарованного города, но никому не сообщает об этом, конечно же, и мир ничего не замечает. Герой спасает очень важных миру мальчишек, и они исчезают в далекой дали, встают на орбиту. Герой расследует мистический детектив, дело серьезное, на кону целых два мира, и снова сам, все сам, что поделать, полиция-инквизиция не справляется, разве что информацией пару раз поделится. И вот мироздание уже качается, оно вот-вот схлопнется, и все-таки никто ничего не предпринимает, ибо это дело Героя, и только его. Конечно же, Герой не подводит, он докуривает сигарету и бросается в бой. И только в разгар этого боя, на острие кульминации орбита наконец сужается, ко всеобщему хэппи-энду вбрасывая в действие те самые гильдии, ордена и инквизицию. Потому что свалить два мира на одного героя это все-таки перебор, а переборов авторы не допускают.
Изумительно написано, однозначно поставила бы 10/10 за впечатляющее решение нуара в жанре фэнтези и чистоту стиля, за безупречный язык и неоднозначность злодея – по большому счету он всего лишь хотел жить, и бессмертием поделился со многими, целым городом, а я очень люблю, когда зло не совсем черненькое. Очень понравилось, как ловко автор избавился от флешбеков, которые всегда затрудняют восприятие истории. И невозможно же не похвалить котика! Котик оживляет сумрачную историю, котик милый, даже если кусает за жопу! Да, он дохлый и возможно не котик, но у всех свои недостатки))
Смутило меня в этой работе одно-единственное обстоятельство, но смутило всерьез: я не могу понять, зачем главного героя авторы сделали двуединым. А сделали они это явно с какой-то целью, уровень текста не позволяет заподозрить "ну так вышло". Да-да, наш усталый, немолодой и беззаветный герой с сигаретой в руке – сюрприз! – два человека, и это вэйчуни. Два героя вместо одного в нуаре случались и раньше, как минимум такое я помню в "Восходящем солнце", но это всегда разные, взаимодополняющие друг друга персонажи. А здесь два имени и два тела, но сколько ни пытайся сформулировать их характеры или хотя бы найти какое-то различие, сделать это не удастся, Лян Ичунь и Вэй Чэнь неразделимы и неотличимы. Окей, один старше, а у другого шрам через глаз, и аватары в бою разные, но это всё. Ичунь по ходу действия проговаривает у себя в голове какие-то особенности Вэй Чэна (больше курит, любит более острую пищу и ужастики, выпендрежник), но, во-первых, это так не работает, во-вторых, это не характер даже для фика. До самой кульминации в главных героях так и не возникает ничего личного, ни различия в мнениях и решениях, ни внутренних конфликтов, ни развития, только бесконечная безусловная любовь, спина к спине, понимание без слов и жаркий секс на фоне приключений. То, как ритмично секс работает в тексте (приключение-секс-приключение-секс, я насчитала 5 оборотов, могла сбиться) наводит на мысль, что именно для того один герой и разыгран на двоих, чтобы секс был, а женщин и вообще посторонних в кадре не было. Ещё допускаю, что идея двуединства героя вдохновляла авторов сама по себе, этим они нашли действительно необычное решение для нуара, в который романс, тем более такой теплый, обычным способом не вставить, это собьет с сумрачного настроя, а такое «заворачивание» романса в нуар формально сохраняет его целостность, замещает внутренний мир героя и создает контраст теплого "мы" с дождливо-лунным внешним миром. У меня есть и третья версия: авторы намеренно слили персонажей в один, чтобы обострить финал, где герои перестают этим единым целым быть. В нем выстреливают все ружья, авторы тщательно подбирают все хвосты, так почему бы не выстрелить этому? Оно стреляет.
Какой бы ни была причина, все это я понимаю умом, а как читателя меня этот прием несколько обескуражил, и после третьего оборота приключение/секс, я нцу начала проматывать. Это, понятно, вопрос предпочтений, но я заскучала: никто трахается с никем, абстрактное тело с телом, описано хорошо, однако мне для эмоций нужна внятность характеров. Кроме того, идущий ступенями финал показался мне длинноватым, он занимает почти четверть текста, именно в нем наконец дает о себе знать конфликт, который все равно не решается, а просто отодвигается на потом. Но котика я в нем очень одобряю и поддерживаю))

Как результат, при всей очевидности достоинств впечатление неоднозначное.



Вовек не угаснет душа твоя
автор: passionario
фэндом: Scum Villain's Self-Saving System

читать дальшеЛюбите ли вы Нила Геймана? Я, например, не знаю. Хочу ли я его читать, восхищаюсь ли? Нет. Но прочитала почти все и потому не узнать его в этом фике не могла - здравствуйте, Американские боги и Никогде. Даже ритмически я вас здесь слышу, и, конечно же, вижу в этих юношах с рогами и в странных, странных женщинах, которые есть в этом мире просто потому, что есть. Но самое главное, узнаю в звучании вселенской, космической отстранённости от человеческого. В фике она звучит даже сильнее: совсем мальчик, школьник, Ло Бинхэ колышется перед нами призрачной тенью (а Тень-то был поживее). Что он чувствует? Ничего. Что он думает? Ничего. Чего он хочет? Тот же ответ. Зачем он здесь? Чтобы остаться.
Тень дрогнула – это Ло Бинхе почувствовал что-то. Он кому-то нужен.
Годы смахиваются тем же небрежным жестом. Что происходило в их течении? Ничего. Изменился ли Ло Бинхе? Неважно. Мы просто смотрим на движение Вселенной и мы зачарованы – оно красиво и непостижимо. Листья ложатся в ладонь и исчезают, свертки неизвестно с чем передаются из рук в руки, от них тепло, Ло Бинхе заучивает непонятные тексты, неизвестно зачем ходит в школу и относит волшебные цветы в хранилище. Вторая часть, где Бинхэ и желает, и чувствует, по моим ощущениям с первой поначалу несколько диссонирует, она вполне человеческая, но и это мимолетно, последняя фраза вернет нас туда, где мы оставили прекрасно-непостижимое. И откатит снова. И вернет.
Если вам нравится впадать в созерцание миров и замирать от восторга, вам определенно следует прочесть фик. Если хочется эмоций и внятного сюжета, пожалуй, вы не дотянете до момента, когда Ло Бинхэ чего-то возжелает. Я, так уж сложилось, из последних, и хотя я вижу, что для выбранного стиля текст сделан хорошо, он не вызывает во мне отклика. Что не делает его ни лучше, ни хуже, разумеется)

Игры 15+, шортлист
miloserdie, Человек человеку, канон: Metal Gear

читать дальшеДостаточно эмоционально тяжелый, хотя и написанный таким «суховатым» (нарочито-суховатым, все-таки речь про брутальных солдат) языком текст, который без знания канона и даже с википедией по канону воспринимается несколько трудновато. В плане – чего хотят все эти люди? Что за война идет, чем именно они занимаются? Нет, в общем и целом понятно, что это профессиональные военные (из-за всех этих прозвищ-позывных, правда, создается ощущение скорее каких-то наемников с погонялами, но они не наемники, они именно профи армии США, судя по информации из все той же вики).
В общем, о буднях вот этих вот суровых ребят и весь текст, несколько операций, риск погибнуть, пытки и насилие в достаточном количестве – при этом, описывается все так, что понятно: для них это привычно и нормально, это их жизнь.
В тексте есть интрига, неожиданные повороты, предательство (или не совсем предательство, ага). Слэш такой тоже военно-суровый (очень подчеркнуто брутальная мужественность и передоз тестостерона – лично на мой вкус даже чересчур), как и следует ожидать.
Я не могу сказать, что я поклонник таких сюжетов и таких типажей персонажей, поэтому опять-таки не могу сказать, что я прониклась их проблемами и драмами, но это уже будет чистая вкусовщина, зато абсолютно точно могу сказать, что это хороший сильный текст, в котором превосходно соблюдено единство формы и содержания, даже слэш и та самая доля сентиментальности – она очень уместна, потому что нельзя постоянно быть «непробиваемым воякой со стальными яйцами», все внутри живые, как ни крути. Здесь нет лишних эпизодов, они все балансируют так, чтобы создавать представление о реалиях (подчас очень, очень жутких) и о том, в чем живут эти люди.
Еще хочу отметить, что тут редкий случай, когда настоящее время в макси смотрится отлично. И еще здесь много образности, несмотря на вроде бы «лаконичный» стиль.


GreyKite, Cardinal Sin, канон: Mass Effect
читать дальшеНебольшой по объему, но очень плотный, насыщенный и эмоциональный фик. На самом деле, такого можно немало найти в любом фандоме – «становление злодея», в данном случае, «злодейство» даже не выбор персонажа, а ее сущность (особая генетическая мутация, которая делает ее своего рода суккубом, убивающим через сексуальное взаимодействие). Я люблю такие фики, всегда интересно «как дошли до жизни такой», и мне пожалуй нравится, что Моринт показана с одной стороны не совсем социопатом, все-таки у нее была привязанность к сестрам, даже к матери и – заочно, - ко второй матери, от которой унаследовала свою способность, но одновременно круто, что она не особо рефлексирует «о боже, какой ужас, я чудовище», а довольно быстро начинает получать от этого удовольствие.
По-моему отлично показан этот вот «путь» с детства и до финального развития личности персонажа, плюс хотелось бы отметить, что интересно продемонстрирована инопланетная культура, быт, много деталек о семье, об отношениях – в том числе, с родными сестрами.
Написано эмоционально, ярко, хотя в центре только один персонаж, но все равно запоминаются все, кто ее окружает – и ее жертвы, и семья, и даже эпизодические.
Какоридж читать в принципе можно, если знать, что азари – это раса «космических лесбиянок» (в смысле, у них нет как таковых мужских особей, все условно «женщины»), в норме они занимаются сексом через телепатию в том числе, и это не причиняет никому вреда, ну а героиня – убивает таким образом. Все остальное тоже становится тогда понятно.


Vereskstar, Пандора искажающая, канон: Borderlands, Tales from the Borderlands
читать дальшеДовольно сложные впечатления от текста.
Сначала хорошее. Это прямо вот залихватский экшен, который бежит-бежит-бежит сюжетом вперед, перестрелки, кровища, возвращение злобных врагов, которые оказываются не такими уж злобными и не такими врагами, плен, побег, освобождение, кошмары далеко не дружелюбной планеты, где все с оружием и все хочет тебя убить – от местной живности до сумасшедших фанатиков.
Несмотря на то, что стилистически небезупречен, много вопросов к тому, "как" написано, все же читается достаточно легко: как на американских горках или словно боевик-экшен. Вообще он и воспринимается таким остросюжетным экшеном.
В этом тексте герои действительно действуют. Во многих других персонажи по большей части находятся в каких-то условных "состояниях", даже если это работа или битва с монстрами, но как такого действия не происходит, здесь же именно оно - постоянная активность каждого персонажа. Этим фик безусловно подкупает.
А вот отношенческая часть показалась странной.
Риз поначалу был наивным няшей, на чем погорел с Красавчиком Джеком. И все боятся, что Джек вернется, что он выберется из виртуального пространства и всех уничтожит, ему поклоняется ставшая практически сектой толпа фанатиков-гиперионовцев…
Конечно же, Риз «ловит» Джека второй раз, как вирус, будучи киборгом.
Конечно же, Джек пытается втереться в доверие, проникновенно убалтывает, и потом аж собирается собой рискнуть (или даже пожертвовать!)… и Риз ему верит!
Нет, серьезно, верит!
Да, он думает, что верить не надо, что на этом и прокололся, что это вообще он виноват, но Джеку стоило пару раз красиво пафосно выступить – и опля, уже все в шляпе.
Я так понимаю, автор любит Джека, хотел сделать ему красивое «уползание», даже все продумал, но все же, извините, не верю, а Риз смотрится идиотом, и я до последнего думала, что Джек в последний момент предаст, такие люди не могут просто проторчать восемь лет в условной «одиночной камере» виртуальной реальности и стать добрыми и хорошими.
Финал чистейший ХЭ, что конечно закономерно и неплохо для пейрингового фика с уползанием, но все равно ощущение, что неправильно и что Джек еще покажет зубы никуда не делось. И что Риз дурак, уж извините.
Я пытаюсь проанализировать, почему «не поверила», наверное, дело в том, что автор уж очень качественно и подробно описал, какое Джек чудовище и плюс отдельно подчеркнул, что он может «уболтать» кого угодно, и вот тут классическое – ага! Вот и наш герой попался на удочку «злодея», а та часть, которая redemption arс этого злодея написана куда более пунктирно, мельком, и нет полного ощущения, что он правда изменился и раскаялся.
Имха, не имеющая отношения к качеству текста: наверное, в русском имя Rhys лучше все-таки транслитировать как Риз, по крайней мере, нет ассоциации с едой)


Valemora, Место под солнцем, канон: Detroit: Become human
читать дальшеФик основан на допущении, что того самого Коннора подсунули в напарники не Хэнку, а Риду. Который предсказуемо не в восторге - вплоть до стресса, и вообще, тут конечно вопрос к канону, а не к фику, но ох уж этот луддизм «андроиды заменят людей», пока еще никакой робот и никакая автоматизация людей не заменяла, а только наоборот, создавала новые рабочие места. На этом же самом фантдопе про «андроиды заменят людей» основывается и теория, что Гэвин до полиции работал механиком, но его заменили роботами, что имхо, было бы странно в реальности, его бы скорее оставили следить за андроидами – девианты, конечно, отдельный вопрос, они уже полноценные личности, но ИИ все-таки должен контролироваться человеком, хотя бы чтобы другим человекам было спокойнее))
Но – это фантдоп распространенный, поэтому спорить можно скорее с общим концептом, не с конкретным фиком.
По сути здесь многовато пересказа канона, хотя где-то от момента истории с Трейси начинает меняться сюжетная канва.
Что в фике интереснее всего: отношения Гэвина и Коннора, которые по факту начинаются уже после восстания, после примерно всех событий, известных по игре.
Очень прикольная переписка (правда мемас с this is fine лично у меня не открылся, ну я знаю его, неважно), очень вхарактерные все. Даже Норт с «людоёбом»))
Немного лишним показался этот племянник Гэвина, то есть, какая сюжетная функция у персонажа – по-моему он «просто чтобы был».
В целом, это тоже шипперский фик, да еще и достаточно близко повторяющий сюжет непосредственно игры, но ради забавных переругиваний (и флирта-переругиваний), читать стоит, особенно пресловутым шипперам. Немного показалось, что повисла в воздухе тема «а не заменят ли нас андроиды», вроде как Гэвин подуспокоился на этот счет, но как-то стоило ее вырулить, раз уж она была поднята.
Гэвин очень милый и заботливый, не то, что бы ООС – в конце концов, его недостаточно показали, чтобы судить, вон Хэнк вполне такой в каноне, а так-то поначалу говнится Хэнк не меньше, зато Коннор точно вхарактерный, очень хорошо показана эта его способность «язвить с непроницаемой рожей».


SSC, Мы — Риды, канон: Detroit: Become human

читать дальшеСтарый как мир конфликт отцов и детей, на этот раз перенесенный на, что ожидаемо, андроидскую почву. В смысле, старшее поколение Ридов не любит андроидов, а Гэвин Коннора вроде как уже немного да, что и становится камнем преткновения и служит причиной того, что Гэвин вынужден съехать (удивительно, конечно, что в США взрослый мужчина живет не сам, а с родителями и сиблингами, но в принципе обоснуй есть, Гэвин тут настолько хороший старший сын, что помогает платить за обучение младших). А съезжать ему некуда, вот он и первое время перекантовывается в участке, а потом все заверте, и Коннор приглашает его пожить у себя.
Ну вернее в девиантском общежитии.
Итак, Гэвин живет с андроидами (в смысле, поначалу просто в общаге андроидов), помогает им согреться, экспроприировав киберлайфовскую энергию и т.д. Параллельно андроиды борются за свои права, в том числе, с Коннором несколько сложных ситуаций (начиная от того момента, когда ему установили секс-функционал, а ему оно и не надо и вообще это была издевка сотрудников Киберлайф).
Вообще это интересный тип фиков, когда описывается вот этот вот постгеймовый быт, как андроиды, вроде бы даже «выигравшие» в той «революции», на самом деле еще ничерта не приняты, я люблю бытовуху такого плана и притирки одной «расы» к другой, сложности и непонятки, принятие и отторжение. В этом тексте много и людей-сволочей , и нормальных людей, и андроиды всякие – автор вообще хорошо описывает побочные истории, второстепенных персонажей, они получаются живыми и им сочувствуешь даже иногда больше, чем ГГ. Например, очень тронула история бедного мужика, у которого любимую Хлою сожгли, да, он убивал, но это прямо такой вигилант уже, а не просто маньяк и убивец, а еще и история маленькой «юкашки» (в смысле девочки-андроида, аналогичной Алисе из игры) и т.д.
Некоторые сюжетные ходы показались лишними и притянутыми за уши, словно автор просто думал «чего бы еще такое придумать», вроде крокодила и кхм, критичной травмы Рида. В смысле, я понимаю, что надо было сделать Гэвина… чем-то вроде «посредника между двумя мирами» (это достаточно архетипичный образ, кстати, обычно правда в мифологии между живыми и мертвыми), но крокодил по-моему был лишним, можно было какой-то шальной пулей (ну какой-то разрывной, мало ли что там в будущем!) ему руку отстрелить, коль уж требовалось.
Основной сюжет потом в результате крутится вокруг семейки Ридов (под конец создалось полное ощущение индийского фильма, только тысячи танцующих слонов, ну или учитывая русского родственника – скорее медведей, не хватало), среди которых кого только нет, от убийц до родственника-Камски. Честно говоря, мне эта часть сюжета кажется менее сильной, чем начальная, когда речь шла только об адаптации андроидов, создается ощущение, что автор хотел написать два фика – один про пресловутую адаптацию, а другой про Ридов, но не смог выбрать, какой именно.
Если говорить об образах персонажей (канонов, я имею в виду), то: Коннор отличный, особенно мне понравилось его упорство «я не девиант» (ага), и сознательное решение стать девиантом, такой умненький мальчик. Гэвин… ну, в общем достаточно в характере, хотя его семью я представляла иначе. Очень понравился Камски, который здесь тот самый визионер, правда, минус социопатия, здесь он прям почти человечный.
Развитие отношений между Гэвином и Коннором выглядит логичным, это такое классическое «из друзей в возлюбленные», конечно, в каноне вроде как Гэвин Коннора хейтил, но автору удалось выписать динамику без явного ООСа.


verter_osot, Работа в команде, канон: Portal 2, Half Life 2
читать дальшеМощный драматичный фик, который, по-моему, можно и как оридж читать, он вполне самодостаточный.
В нем есть то, чего не хватает многим другим текстам – грамотно выстроенная интрига – внешняя, внутренняя; внешний апокалипсис ужасен, но то, что происходит внутри и между героинями еще хуже. Робот в теле человека, ГЛэДОС, с одной стороны против захватчиков-инопланетян, но она не добро, она в некотором смысле еще худшее зло. Человек, Челл – безумная, немая выживальщица в апокалиптическом мире, в анамнезе у нее побег из лабораторий, где та самая ГЛэДОС над ней издевалась, а теперь они вроде бы должны объединиться ради общей цели.
На какое-то время они объединяются, но автор, в отличие от многих, не приводит к банальному «от врагов к возлюбленным», тут все гораздо сложнее, ГЛэДОС остается со своей жуткой моралью и чужеродностью, ее по-прежнему хочется уничтожить – по крайней мере, читателю, хотя Челл на какое-то время ее принимает, но узнав главную «тайну», снова преисполняется отвращения и ненависти.
Текст очень мрачный и безысходный, автор пишет «открытый финал», но я вижу здесь только полный конец всего. Даже если нет гибели персонажей в кадре, но есть полная деградация, окончательное безумие уже обеих.
Конец света снаружи, конец света внутри. Для всех, для героев и чудовищ. Да, вроде бы есть какой-то фоновый призрачный шанс, но он настолько призрачный, что в него нельзя поверить толком, а для этих героинь все точно уже кончено.
Отношения условные, потому что легкая тень приязни, которая могла бы оформиться, будь ГЛэДОС менее крипотной стремной штукой, разрушаются фактически тем, что она сделала (не буду спойлить, потому что это главный плоттвист).
Интрига, драматургия, напряжение, особенности восприятия одной женщины, которая обезумела от всего, что с ней делали и постоянный черный юмор чудовища, которое страшнее всех этих лицехватов и прочих монстров, - все это создает единую атмосферу, играет на общее впечатление. Очень гнетущий и тяжелый текст, хотя все-таки я бы порекомендовала его прочитать, он отлично написан (там есть огрехи по вычитке, но это ерунда, по сути, я вообще не люблю докапываться до опечаток и прочих мелочей), в нем непредсказумые повороты сюжета, он «держит» до последней буквы.


+ бонус из "Спасибо подрочил"

Metal Mickey, Мечтают ли отличники о супермоделях?, канон: Detroit: Become human
читать дальшеВ таких фиках, тотал АУ, всегда два основных критерия: насколько персонаж отличается от своего привычного образа и насколько это обосновано. Разумеется, без некоторого ООСа нельзя, в конце концов, канон про революцию андроидов, а фик про модельный бизнес и «поиски настоящей любви».
Итак, Маркус. Мог бы он, при указанных вводных, быть тем, кем он стал? Теоретически да, в смысле если бы его продвигал Карл Манфред, плюс его внешность – почему бы и нет, он вполне мог стать ТОП-моделью такого специфически-экзотичного вида.
Но.
Если его одержимость брендами (штаны такие-то, рубашка такая-то) понятна, это совершенно профессиональное и логичное – подмечать такие детали, то одержимость сексом… ну? Приводит кого-то, трахает, причем, конечно же аж едва ли не устал от этого. Но вот он видит Коннора, и сразу же думает о сексе с ним. Теоретически возможно, но это уже какая-то зацикленность. И прямо так сразу и мямлит, и теряется. Во-первых, не верю, потому что держать лицо моделей учат в первую очередь, во-вторых это далеко не лучший из слэшных (да и вообще романтических) штампов.
И ведь автор достаточно убедительно пишет: разбирается в матчасти «высокой моды», во всяких трендах-брендах, даже где-то есть атмосфера «Дьявол носит Прада», хищной клоаки с ядовитыми змеями (и рюшечки сверху).
Только вот мир и рюшечки вместе с дьяволами не то, чтобы заканчиваются, но существенно начинают провисать, когда дело переходит к любовной истории со всеми мелодраматичными перипетиями. Коннор, конечно же, оказывается не просто там каким-то умным мальчиком, а сыном известного бизнесмена, который (ну конечно же) всегда не то, чтобы не любил, но игнорил старшего сына, а Коннор (ну еще раз конечно же) протестовал всячески. Все это неплохо, но просто нууу… а как же оригинальность? Почему бы не добавить какой-то оригинальной канвы помимо вот этого, что все было уже три миллиона раз.
Еще и внезапный потом POV, в смысле от первого лица от Коннора, тоже мне показалось странным решением, потому что это читкод, автор просто «рассказывает» историю персонажа от первого лица, причем, рассказывает даже не кому-то по сюжету, а «в лоб» читателю.
Итого: Маркус местами на себя похож, но одержимость сексом и обоснуй «увиделвлюбился» - не оч. Коннор тоже на себя в принципе похож, его обоснуй вроде бы интереснее (он больше на талант Маркуса запал), но его история шаблонна донельзя, да еще и читкод с ПОВом.
Западные сериалы. 15К+. Часть 3
Осторожно, возможны спойлеры!

Крик ангела от fannni
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
Крайне неспешный херт-комфорт о жутких физических увечьях и последующей реабилитации. Кроули пытают и едва не убивают, а Азирафаэль весь фик его лечит.
читать дальшеЗайдет тем, у кого кинк на подробно описанные увечья, их лечение и последующий комфорт. Где-то чуть больше половины фика Кроули пребывает в коме и непонятно, удастся ли его в принципе спасти или нет. Помимо ангельской медицины и божественной благодати ангел использует и человеческие лекарства, и помощь Всевышней. Рекомендовать или нет — зависит от того, готовы ли вы читать фик на 34 тыщи слов, где больше половины один главный герой в коме.
Разнообразие в повествование до пробуждения Кроули вносят встречи Азирафаэля со Всевышней и другими людьми, и нелюдями.
У автора довольно необычная версия про падение Кроули и Люцифера, есть небольшие камео Адама с ребятами вначале и Смерти (скорее чисто пратчеттовской с отсылками к циклу про ведьм — как фаната порадовало). Разговор со Смертью — одна из любимых сцен.
Фик стилизован под книжный канон с некоторыми деталями из сериального, в том числе огромным количеством сносок. Стилизация не везде показалась удачной. Кроме того, сноски в каноне чаще были юмористические, плюс чувствуется местами перебор с огромными предложениями и описаниями, где авторский стиль уже выглядит избыточным и тяжеловесным. Но как я поняла за чтение автора на Небукере — это характерная особенность ее фиков по фендому, и может нравиться, а может — нет.
Зато решение по оформлению сносок в конце глав — самое удобное, что видела на Небукере, как раз не успевает забыться, где сноска и что она значит, и ничего не отвлекает от чтения. Но заинтригована, чем Азирафаэлю не угодила книга Питера Акройда «Лондон. Биография.», из сноски непонятно.
Диалогов по сравнению с описаниями, размышлениями и медицинскими процедурами — ничтожно мало. Сам по себе фик про неторопливую реабилитацию, возможно, именно такой — неспешный темп повествования ему и подходит, но не всем читателям понравится.
Большую часть фика — в том числе после пробуждения из комы — не могла решить является ли привязанность Азирафаэля к Кроули романтической или чисто дружеской, или это обычное христианское милосердие. Слеш это или джен? Пока не встретился абзац о том, что чувства явно романтические, это совершенно не казалось очевидным.


Линька и кактусы от fannni
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
читать дальшеНазвание в принципе исчерпывающе описывает сразу весь сюжет. Кроули линяет, а Азирафаэль любит кактусы и Кроули.
Причем, линька у автора — это не простой биологический, а крайне эротичный и чувственный процесс, до финала все происходящее кажется долгой юстовой прелюдией к сексу и, что совершенно неудивительно, ей и оказывается. Вот юстово-эротической частью, как мне кажется, фик наиболее интересен, хотя чисто по шапке об этом никак нельзя догадаться.
В эротических сценах автор использует для Кроули анатомию змеи — с двумя членами. После фика долго и с интересном изучала, что и как у змей устроено. Змеиную анатомию Кроули во время секса не так часто делают в фендоме.
Авторский стиль все еще крайне неспешный и размеренный и иногда в нем вязнешь. Со сносками прямо в тексте фика было неудобно читать и тут они не показались особо уместными или смешными, а скорее объем увеличивали.
Что, несомненно, портит фик и встает на пути простому желанию потенциального читателя прочитать эротичный юст и порно по ОТП — первые две главы и огромные простыни о кактусоводстве от лица Азирафаэля. Возможно, именно это вдохновило автора на написание работы, но по сравнению с тематикой остальных частей — был диссонанс. Вот в Крике ангела с ними гораздо удачнее вышло.
В каноне Кроули действительно занимался цветоводством, так что желание дать ангелу в чем-то похожее хобби объяснимо. Я читала много садоводческих статей и книг... но ни через одну из них я не продиралась с таким трудом, как через первые две главы этого фика.
Возможно, дело в свойственной авторскому стилю тяжеловесности, но явно не стоит подавать так информацию, чтобы она выглядела выжимкой из википедии. Это абсолютно бессмысленно — и в статье о выращивании кактусов, и в фике по Good Omens.
Самое большое недоумение вызывает то, что в целом эти огромные отступления фику особо не нужны? Для того, чтобы рассказать о своеобразном методе Кроули запугивать комнатные растения, Гейману и Пратчетту понадобилось гораздо меньше слов, а тут вообще — эротичный романс с юстом про линьку и секс.
Единственная причина, зачем, по моим ощущениям, автор вворачивает эти простыни — чтобы в порно сравнить член с кактусом. Но я бы с большим удовольствием выкупила и поверила в милое хобби Азирафаэля за меньшее количество абзацев.
Редкий случай, когда фик однозначно выиграл бы, если его сократили при редактуре.


После от Shax
Ретеллинг Побега из Шоушенка по Good Omens, Азирафаэль / Кроули
читать дальшеОбычно читать интереснее, когда знаешь оба канона, но с этим фиком правило сработало против меня и из-за этого не понравилось.
Поскольку Побег из шоушенка и повесть Кинга входят в список моих любимых произведений, я в подробностях помню сюжет и главные сюжетные повороты, читать было скучно. Но если вы никогда не читали и не видели это произведение или смотрели давно, а общий сюжет плохо помните — все может быть иначе.
Вообще с ретеллингами, помимо того, читал ты или нет пересказываемое произведение, многое зависит от того, насколько ярко и оригинально автор обыгрывает знакомые сюжеты за счёт характеров персонажей или небольших изменений канвы повествования, чтобы лучше вписывалось в тот канон, героев которых он взял. Тут автор довольно строго идет по канве сюжета Шоушенка и, к сожалению, особо ничем не удивляет. Отличие от фильма в том преступлении, за которое посадили Эйрона Фелла (Азирафаэля), но еще до того, как правду раскрыли, легко догадаться, за какое именное.
Что понравилось и показалось удачным — так это то, какими вышли в фике характер и предыстория в тюрьме Кроули, а также камео Лигура и Хастура. Возможно, дело в том, что тюрьма в большей мере похожа на ад, чем на рай и, естественно, что демоны (хотя фик никак не раскрывает эту тему, это AU, где все люди) чувствуют себя здесь, как рыбы в воде и легко усваивают местные порядки.
Еще у автора довольно приятные диалоги, которые интересно читать. По стилю — суховато написано показалось. Есть предупреждение про мат, но в целом его немного, он уместно употреблен. Понравилась и тронула сцена с пластинкой, хоть и ждала ее — она была и в Шоушенка.
Когда размышляла о том, почему все же не зацепило, пришла к выводу, что фик немного стоит в тени оригинального произведения, что невольно формирует завешанные ожидания — хочется испытывать те же эмоции, что и от оригинала, но простым повторением знакомых ходов это не работает, а интрига уходит. Мне кажется, добавь автор в фик больше своих находок — это сыграло бы ему на пользу.
При чтении немного диссонировало, что действие Побега из Шоушенка происходило в США, а автор перенес его в Англию, но этого не ощущаешь — от Good Omens четкое ощущение места, где происходят все события, а в этом фике — нет. В шапке «Ни на какую достоверность автор не претендует, в британской пенитенциарной системе разбирается из рук вон плохо, а многие факты нарочно искажены», но было бы интересно, наверное, поставь автор себе задачу больше разобраться в разных системах исполнения наказаний. Вроде тут и не совсем Америка, а с другой — не совсем Англия.
Если говорить об Эйроне Фелле, то показалось, что он отчасти Энди Дюфрейн — там, где Энди Дюфрейном ему быть не обязательно. В Шоушенка на поступках Энди держится весь сюжет, поэтому могу понять, почему автор их досконально повторяет, но хотелось, наверное, чтобы Азирафаэль чуть больше напоминал персонажа из канона, даже оказавшись на месте Энди в рамках AU. Мне показалось, что при том, что Кроули отлично вписался в эту AU, характер Азирафаэля отчасти (не целиком, поэтому не могу сказать, что сильный ООС, история про больницу была неплоха и вполне в его духе) — потерялся. И, возможно, что-то пропустила, но почему у героя по имени Эйрон Фелл прозвище Азз, так и не поняла из фика.


Крылья дракона, сердце льва от BraKet
История об одержимости одного человека другим Эйерис II Таргариен / Тайвин Ланнистер по Игре Престолов и книгам
читать дальшеЗаметно книжный фик во всем, удивилась, зачем его в сериалы послали. Автор пишет, что визуально представлял Тайвина Ланнистера сериальным — ну, может быть. Мне больше книжный образ напомнил. Книги я читала довольно давно, а приквел цикла «Пламя и кровь» совсем не читала, поэтому где-то могу ошибиться в плане каноничности происходящего.
Основная тема фика — доходящая до безумия одержимость короля Эйериса II Таргариена своим десницей Тайвином Ланнистером. Причем одержимость в каком-то плане детская и мелочная при всем ее сексуальном подтексте. Эйерис, которого в шестнадцать против воли женили на родной сестре Рейелле (к чему и относится предупреждение про андерэйдж, но их ранний брак и секс менее графичен, чем обычный секс у Мартина), в принципе не понимает как романтические или дружеские отношения работают. Он хочет получить Тайвина как украшение в дополнение к короне или охотничью собаку, способную загрызть своих врагов — в начале есть сцена, где Эйерис влюбляется в юного Тайвина, заметив, как яростно он бросается на обидчиков. И вот, кажется, любовь Эйериса и осталась где-то в том возрасте — сам по себе взрослый и уже более опасный и хитроумный Тайвин-десница совершенно ему не интересен, а вот как бледная тень той первой влюбленности — вполне. Вот этот невероятный эгоизм и одержимость Эйериса весь текст и завораживает, и ужасно бесит. Такой вот персонаж.
Причем, другие герои, тот же общий их друг Стеффон намекает в одной из сцен, что, будучи королем, есть иные способы получить желаемое от своих подданых — силой.
— Он меня не хочет...
Стеффон растерялся. А что тут скажешь? «Сочувствую»? Бред какой-то...
— Ты теперь король, — хмыкнул Стеффон. — Прикажи!

Но один единственный раз, когда в его первую брачную ночь с женой Эйерис решает пытается заняться с Тайвином сексом, все обламывается еще на прелюдии — он ломает ему член. Точнее, в страстном желании ему подрочить, рвет уздечку. И думает, что это помешает Тайвину трахаться с женой, но Тайвин не сдается — положена брачная ночь, значит, будет брачная ночь, а своим ласковым обращением завоевывает ее сердце.
Основной леймотив чтения — неловкость за персонажа. Вроде творит что-то невообразимое Эйерис, а стыдно — тебе. При этом Эйерис вызывает сразу максимальную антипатию, и даже сочувствовать его нелепым ухаживаниям и неразделенным чувствам по ходу чтения не удается, только недоумевать, пусть и неразделенные чувства — один из моих любимых тропов. Очень сильно неудомевать.
Некоторые поступки Эйериса и с учетом его образа сумасшедшего короля ставят в тупик. Скажем, его поведение на турнире, где он решает подкатить к Джоанне и потом с ней спит, потому что на самом деле хочет переспать с Тайвином. Про Тириона — сына Эйериса в каноне не помню, но, возможно, была такая теория у фанатов.
Выигрышными показались сцены, где автор играет на разнице восприятий и усиливает тем самым пропасть между персонажами. То же пьянство Эйериса, когда он пьет, надеясь стать ближе к Тайвину, а Тайвин окончательно решает, что тот спятивший алкоголик и доведет страну. Или как по-разному они воспринимают решение Эйериса посвятить Джейме Ланнистера в рыцари — для Эйериса это исполнение просьбы Серсеи, для Тайвина — жуткий позор и предательство.
Из недостатков фика я бы назвала, что автор не везде интересно и верибельно показывает образ безумца, которым так славен и памятен в каноне король, убитый Джейме Ланнистером. Возможно, тут и не ставилось изначально такой цели — работа больше напоминает попытку найти в традиционном образе безумца логику и в чем-то его понять и обелить, но мне каноничный Эйерис казался гораздо более жестоким человеком, а не только чисто эгоистичным, тут же большая часть его жутких поступков — остается за кадром. Если речь о том, что спятил он от неразделенной любви и непонимания окружающих, то недотянуто. А концовка выглядит обрывочной в духе «ну что дальше, там все и так знают», хотя как раз авторскую трактовку этих событий было бы интересно почитать, раз уж он взялся переомыслять и дополнять образ персонажа.
Но может быть интересно, если хотите чуть больше узнать о преканоне Тайвина Ланнистера и короля Эйериса или нравится читать о безумной одержимости одного человека другим.


Эрос и танатос от Весенний Кай
Приключенческая история Аллан Хайнек / Майкл Квинн (Project Blue Book)
С одной стороны это очень фрейдисткая история про Эрос и Танатос, а с другой — фанфик на классический фендомный троп «инопланетяне (в данном случае — неведомый инопланетный артефакт) заставили их потрахаться».
читать дальшеФик сразу порадовал очень подробным саммари, где не столько излагаются события текста, сколько читателя вводят в курс дела и канона. Так что можно читать и как фик по сериалу, и как оридж. Написано достаточно завлекательно, чтобы канон хотелось скачать — посмотреть не успела.
Фанфик напомнил одновременно и Секретные материалы, и истории про Индиану Джонса. Довольно динамично и интересно написано, хоть и немного уступает стилистически и сюжетно другим работам в номинации.
Что автору однозначно удалось, так это весь кинковый фрейдизм — герои действительно трахаются вместо того, чтобы вцепляться друг другу в глотки (хотя размышляют об обоих вариантах), а в процессе понимают, что давно питали друг к другу скрытую симпатию и спасаются от неведомой хуйни. Можно было бы укорить автора, что все как-то стремительно развивается, но вполне вписывается в рамки жанровой истории про охватившую двух мужчин похоть или жажду убийства.
Понравилась особенно сцена с винтовками, когда, уже с трудом соображая, они решают разоружиться. Как и то, что, когда горячка отпускает героев, к ним возвращается долгое время игнорируемая усталость и жажда. Круто и самую малость жутко, когда автор обращает их и читателя внимания, что из-за артефакта они перестали чувствовать усталость и жажду с голодом. И радуешься за них, когда пусть и таким неочевидным способом — сексом — они выживают. Да и проникаешься к ним симпатией за время чтения — характеры достаточно яркие, чтобы и какоридж зацепило.
Жаль, что линия с инопланетным артефактом сильно второстепенная и так себе раскрыта. Вот обоснования и какого-то более подробного описания происходящего с точки зрения науки или логики канона — не хватило. Непонятно особо ни про принцип работы артефакта (кроме его действия — вот оно наглядно показано, как и трупы в пещере), ни откуда он мог взяться, ни про их отношения в дальнейшем. Внешний сюжет однозначно мог быть и сильнее и нему при желании можно задать множество других вопросов, но как простой кинковый фик про фрейдизм — классно, с удовольствием прочитала.