все отзывы жюри

Переводы 15К+
Твоё имя в моём сердце, переводчик Riru
фэндом: One Piece

читать дальшеПерейду сразу к рейтинговой сцене.

Оригинал:
Long, tattooed fingers walked slowly up Kid’s arms and then laced behind his neck.
Перевод:
Ло медленно прошёлся длинными пальцами вверх по его рукам и, добравшись до загривка, сцепил их в замок.
Почему пальцы перестали быть татуированными?


Оригинал:
“What?” Law pouted. “You can, but I can’t? Tsk. That hardly seems fair, Mr. Eustass, you getting to have all the fun. Or … can you simply not handle it if I talk dirty too?”
Перевод:
— Почему это тебе можно, а мне нет? — он надул губы и цыкнул. — Как-то не очень честно, мистер Юстасс, оставлять себе всё самое интересное. Или… слышать подобные откровения из моих уст — выше ваших сил?
«слышать подобные откровения из моих уст» звучит очень уж высокопарно для простого «talk dirty»)


Оригинал:
He struck fast and hard, sinking his teeth into Law’s shoulder hard enough to draw blood.
Перевод:
Он резко нырнул вниз и с силой впился Ло зубами в плечо, оставляя алый отпечаток.
Откуда взялось «нырнул»? В оригинале нет ни слова о том, что он наклонился.


Оригинал:
“You want marks, doc? I’ll give you fucking marks.”
Перевод:
— Хочешь, чтобы остались следы, док? Я тебя всего испятнаю нахуй.
Вроде все отлично, но абзацем выше этот персонаж говорил «подобные откровения из моих уст», возникает небольшой диссонанс))


Оригинал:
The pants were another matter. Kid had appreciated the fuck out of the way they hugged the man’s ass when he’d first seen them, but now he was cursing at the fabric he was so recently praising for the way it clung to Trafalgar’s sinfully long legs, yanking them roughly down to uncover his long-awaited prize.
Перевод:
С первого взгляда на эти джинсы Кид оценил, как они подчёркивают задницу Ло и его длинные ноги — но сейчас он с проклятиями сдирал эту упаковку со своего долгожданного приза.
Очень странное решение — добавить упаковку, в оригинале он просто «сдирал их».


Оригинал:
“Damn,” he murmured, pleasantly surprised at how wet and open Law already was. “When did you do this?”
Перевод:
— Чёрт, — прошептал он, приятно удивившись, насколько тот уже растянут. — И когда только успел?
Потерялось «wet».


Оригинал:
“When – Ah! When I was waiting for you to arrive,” Law admitted, his voice barely more than a breathy groan as soon as Kid pushed two digits into him.
Перевод:
— Когда… Ах! Пока ждал твоего приезда, — признался Ло, чей голос внезапно стал едва ли громче шумного дыхания, как только Кид вставил в него два пальца.
Слегка неловкая конструкция, лучше как-нибудь покрутить вторую фразу: «...признался Ло. Его голос сорвался на шумный вздох, как только Кид вставил в него два пальца».


Оригинал:
“You prepped yourself for me?” Kid asked, running his tongue slowly around Law’s chest, tracing the big, swirling tattoo he found there and savoring the salty taste of his skin.

“Y-yes.”

“And?” Kid prompted, moving his fingers lazily, stroking slowly and enjoying the heat around his fingers, looking forward to feeling that same heat on his dick.

Перевод:
— Готовился для меня? — Кид медленно провёл языком по линиям большой закрученной татуировки на груди, смакуя солоноватый вкус.

— Д-да.

— И? — подсказал Кид, медленно двигая пальцами и наслаждаясь жаром вокруг них, предвкушая, каково будет чувствовать его членом.

Понятно, что повторы авторские, но я бы второе «медленно» заменила пропавшим «лениво».


Оригинал:
With a quick twist of his fingers, Kid found the spot he knew could make the doctor see stars and rubbed.
Перевод:
Кид резко сменил позицию, нащупал точку, от прикосновения к которой под веками взрываются фейерверки… и погладил.
«резко сменил позицию» здесь явно лишнее: звучит так, будто он сменил позу, а не всего лишь повернул пальцы.


Оригинал:
I thought about how beautiful you would look on your knees with your face all covered in my seed.
Перевод:
Думал о том, как красиво ты смотрелся бы на коленях прямо там с моей спермой на лице.
Мелочь, но «прямо там» лучше убрать: в оригинале такой фразы нет, а с ней предложение звучит слегка перегружено.


Оригинал:
Kid took the invitation, tugging Law’s waist up a little until the doctor was partially in his lap, hips held tight by his calloused hands, and legs wrapped around his broad back.
Перевод:
Кид приподнял его, частично укладывая себе на колени, крепко обхватил руками бёдра, и Ло сцепил ноги за его широкой спиной.
«крепко обхватил мозолистыми ладонями бёдра»


Оригинал:
“Fuck me,” he repeated in a soft whine, his eyes a deep, golden pool of molten desire when they met the fiery crimson of the mechanic’s.
Перевод:
— Трахни меня, — тихим стоном повторил Ло, встретив его горящий взгляд своим, переполненным желанием.
Понимаю, почему переводчик сократил всю эту цветистость, но дальше по тексту есть Ло поднял на него золотистый взгляд — по-моему, если уж убирать такое, то везде.


Оригинал:
Kid tangled a hand in midnight locks
Перевод:
Кид вплёл пальцы в чёрные волосы
Вот здесь, на мой взгляд, как раз не помешает хотя бы «иссиня-чёрные волосы».


Оригинал:
“Harder, Eustass. Come on, you can do better than this,” he challenged. The teasing lost a little of its potency considering how thin and airy his voice was, but his words had the desired effect.
Перевод:
— Сильнее Юстасс. Давай, я верю, что ты можешь сильнее. — Вызов в его голосе был едва заметен, настолько он был тихим и запыхавшимся, но Киду, чтобы завестись, хватило слов.
1) мелочь, но потерялась запятая перед обращением
1) последнее предложение тяжеловато звучит, лучше в конце облегчить: «...тихим и запыхавшимся, но Кид завёлся от одних слов».


Оригинал:
It was Law calling out his name as he came, arching so far off the bed Kid wondered how he didn’t snap his back, that sent Kid tumbling over the edge. His thrusts lost their rhythm and he jerked erratically, fucking through what had to be one of the best orgasms of his life, the doctor’s name slipping between his clenched teeth like a prayer as he released.
Перевод:
Ло кончил первым, выкрикнув имя Кида и так прогнувшись в спине, что Кид удивился, как он себе позвоночник не сломал. А потом он и сам сбился с ритма и задрожал в лучшем оргазме в своей жизни, беспорядочно толкаясь в Ло и как молитву выстанывая сведённым горлом его имя.
В переводе не считывается, что именно то, как Ло вскрикнул и выгнулся, подстегнуло оргазм Кида.



Оригинал:
After they’d both come down a little from their post-orgasmic high, Kid gently pulled out and took care of the condom.
Перевод:
После того как обоих немного попустило, Кид осторожно вынул член и разделался с презервативом.
1) «обоих немного попустило» без уточнения про оргазм звучит слегка странно, здесь больше подойдет какое-нибудь «После того как оба пришли в себя после оргазма»
2) «разделался с презервативом» — звучит страшновато, лучше хотя бы «избавился от презерватива»


Очень приятный и горячий фик, особенно в переводе, где нет всевозможных «doctor», «redhead» и «raven-haired man»))
Да и в целом перевод неплохой, я бы в итоговом списке поставила его повыше.



Маленькое счастье, переводчики DReindeer, hartwig_n
фэндом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеЦитаты в произвольном порядке)

Оригинал:
When he arrived, it took him some time to find his brother-in-law
Перевод:
Он не сразу нашёл брата по мужу
Я совсем не разбираюсь в китайских традициях, там точно так говорят?


Оригинал:
And somehow, didn't trust Wen Ning, even though there really isn't a sweeter fierce corpse out there.
Перевод:
И почему-то не доверял Вэнь Нину, хотя он самый милый на свете лютый мертвец.
Странновато звучит, лучше подобрать какой-нибудь другой перевод к «fierce». Скажем, «свирепый мертвец».


Оригинал:
He bore it until SiZhui came to his rescue, having returned from renting a boat only to be utterly confused by the sight that awaited him.
Перевод:
Мальчик терпел, пока Сычжуй не вернулся спасать их и очень удивился увиденному.
Часть фразы потерялась.


Оригинал:
Guiding the boat into the clear waters of Biling Lake, Wei WuXian felt a strange sense of nostalgia temper his excitement.
Перевод:
Пока Вэй Усянь вёл лодку по чистым водам озера Билин, в нём трепыхалось волнение, навеянное мыслями о прошлом.
В оригинале немного другой смысл: мысли о прошлом поумерили его восторг)


Оригинал:
Leave your pants on, but at least get rid of your outer and inner robes.
Перевод:
Оставь штаны, но хотя бы сними верхние одежды.
Опять же, я ничего не понимаю в традиционных китайских нарядах, но точно речь только о верхних одеждах?


Оригинал:
It was bittersweet seeing the exact same expressions his Lan Zhan wore on such a young face. The familiarity combined with the strangeness of such seriousness in a child made him want to tease.
Перевод:
Видеть привычные выражения на столь молодом лице было горько и в то же время сладко. К знакомым чувствам примешивалось удивление от серьёзности, столь несвойственной детям. Отчего малыша всё время хотелось подразнить.
По-моему, здесь речь не о знакомых чувствах, а об узнаваемости в целом. Вряд ли видеть Лань Ванцзи каждый раз было горько и в то же время сладко?


Оригинал:
After a pause, Lan WangJi shook his head, looking faintly guilty. A quick ruffle of his hair chased that away quickly enough, leaving him frowning at Wei WuXian as he tried to smooth out the damage.
Перевод:
Помедлив, Лань Ванцзи покачал головой с призрачной виной на лице. Вэй Усянь довольно быстро развеял её, взлохматив мальчику волосы, после чего тот, нахмурившись, принялся приводить причёску в порядок.
«со слегка виноватым видом» звучало бы чуть органичнее. А дальше можно какое-нибудь «Вэй Усянь быстро успокоил его, взлохматив мальчику волосы...»


Поначалу тот вцепился ему в волосы, дёрнув так сильно, что Вэй Усянь вскрикнул, но быстро понял, что не упадёт, и ослабил хватку.
Фраза построена так, что «но быстро понял, что не упадёт, и ослабил хватку» как будто относится к самому Вэй Усяню, а не к Лань Ванцзи, который сидел у него на плечах))


Оригинал:
The next time Wei WuXian woke up, it was because he was being pushed into a sitting position. He came to with a confused grunt, slumped over his outstretched legs.
Перевод:
В следующий раз Вэй Усянь проснулся от того, что его насильно усадили. Бессвязно ворча, он окончательно проснулся, после чего уткнулся лицом в вытянутые ноги.
Точно аж уткнулся лицом? Вообще «slumped over» — это просто согнулся или наклонился.


Оригинал:
Lan WangJi entered him then, fucked him through the afterglow and into a second orgasm that pulled hoarse cries from his throat and left him clinging weakly to Lan WangJi, nails sliding over his back without gaining purchase in the mass of scars.
Перевод:
Тогда Лань Ванцзи вошёл в него, ещё пылающего после первого оргазма, и двигался внутри, доведя до второго. Вэй Усянь хрипло вскрикнул и бессильно повис, царапая ногтями спину, где любые следы терялись среди шрамов.
1) какие-то странные изменения произошли с «fucked him through the afterglow»)) «пылающего» я еще как-то могу понять (хотя «разомлевшего после первого оргазма», на мой взгляд, здесь подошло бы больше), но цензура «fucked» была внезапна
2) «left him clinging weakly to Lan WangJi» — «бессильно повис на нём», лучше уточнить


Оригинал:
He chatted as Lan WangJi scrubbed his body
Перевод:
Он болтал, когда Лань Ванцзи отскребал его тело
Неудачный выбор глагола, читается так, как будто тело пришлось отскребать от грязи.


Оригинал:
When a week passed, and there was still no sign of Lan WangJi returning to normal, Wei WuXian brought Lan WangJi to his brother one morning.
Перевод:
Когда прошла неделя, а никаких признаков возвращения Лань Ванцзи в обычное состояние так и не появилось, Вэй Усянь с утра привёл его к брату.
В основном перевод гладкий, но встречаются тяжеловесные конструкции, которые в оригинале звучат гораздо легче.
Навскидку: «Когда прошла неделя, но не похоже было, что Лань Ванцзи вот-вот вернется в обычное состояние...»


Оригинал:
The point is, it was perfectly safe, and I made sure of that before testing it on myself so that I could use it on you.
Перевод:
Дело в том, что это было совершенно безопасно, я всё учёл перед тем, как проверить на себе, чтобы потом применить его на тебе.
Здесь то же самое, стоит хотя бы разбить на два предложения.


Много где бросаются в глаза повторы: в тексте есть три-четыре отрывка, где «взгляд» и «взглянул» идут через строчку аж несколько абзацев.( Так же хорошо бы проредить местоимения:

Вэй Усянь ожидал кивка, но всё равно это немного его задело. Он привык есть то, что готовил его муж специально для него.

Вэй Усянь придерживал его одной рукой, а второй — грёб. Лань Ванцзи был тёплым, и от него по-прежнему пахло сандалом — даже запах озера не смог его перебить. Вэй Усянь потрепал его за щёчку, чмокнул, а потом поплыл прочь от лодки.


И, например, повторы воды здесь:

Оригинал:
Wei WuXian dove, pushing himself to go as deep as he could, and stay under until his body was nearly desperate enough for air to wrench his jaws apart and fill his lungs with water.
Перевод:
Вэй Усянь нырнул как можно глубже и оставался под водой до тех пор, пока ему не захотелось вдохнуть так сильно, что он готов был наглотаться воды.

Оригинал:
Lan WangJi jumped from the side of the boat. He fell right into Wei WuXian's arms, knocking him momentarily under the water even as Wei WuXian made sure to hold him up above the surface.
Перевод:
Лань Ванцзи спрыгнул с лодки прямо в руки Вэй Усяню, сразу увлекая его под воду, но Вэй Усянь сумел удержать мальчика над поверхностью воды.

Напоследок пара мелких багов, от пропущенных запятых до мелких опечаток:

Несмотря на то что волосы Лань Ванцзи были гладкими
Помнишь, несколько месяцев назад я сказал, что мне нужно разобраться кое с чем вместе с Вэнь Нином и пропал на пару недель?
Лань Цижэнь, по видимому, пока сдался и заданий больше не приносил.
Какое бы воспоминание не заставляло его радоваться обществу Вэй Усяня, дело было явно не память о физической близости


В общем, перевод славный, но повторная вычитка точно не помешает)
Сам фик милый, очень трогательные отношения между персонажами.



Год в Туссенте, переводчик T. M. Riddle
фэндом: The Witcher

читать дальше
Купил несколько скаковых лошадей, но они тоже выигрывали больше, чем проигрывали, и после того, как Барнаба-Базиль пару раз намекнул насчёт того, что за случку с хорошими жеребцами платят и можно было бы договориться насчёт разведения, Геральт продал их к чертям, пока и это тоже не стало прибыльным делом.
Автор оригинала — тот еще любитель длинных перегруженных предложений) Местами переводчик очень удачно разбивает их на несколько, но кое-где где текст все-таки читается тяжеловато.


Оригинал:
nice intimate dinner for forty
Перевод:
небольшой интимный ужин на сорок персон
Почему «nice» стало «небольшим»? Еще и получился смысловой повтор с «интимный».
Просто «приятный интимный ужин».


Оригинал:
But then he was ankle-deep in swamp muck for no reason, drowner guts stinging in his scrapes and their putrid stench in his nostrils
Перевод:
Но тогда получалось, что он лезет по щиколотку в болотную грязь безо всякого повода. Кишки утопцев обжигали его ссадины, гнилая вонь застревала в носу
Странный выбор глагола, лучше «вонь забивалась в нос» или как угодно иначе.


Оригинал:
angry and still drunk on the cheap liquor
Перевод:
злющий и всё ещё не пьяный от дешёвого бухла
Откуда в переводе взялось «не»?


Оригинал:
He’s an absolutely brutal taskmaster, and I don’t think he knows how to be anything but hard.
Перевод:
Он совершенно безжалостный наставник, и по-моему, не умеет быть не таким строгим.
Здесь лучше без отрицаний, «умеет быть только строгим».


Сказал, что если я откажусь выходить за него, мне лучше было бы не возвращаться.
Просто «мне лучше не возвращаться» звучало бы удачнее, на мой взгляд.


Оригинал:
Anyway, Morvran’s all right. He keeps wanting me to be a well-bred Nilfgaardian lady, and he doesn’t know what to do with me when I keep not being one
Перевод:
В любом случае, с Морвраном всё в порядке. Он упорно хочет видеть меня чистопородной нильфгаардской леди и не знает, что делать с тем, что я совсем не такая
И вообще, Морвран ничего такой. Он упорно хочет сделать из меня чистопородную нильфгаардскую леди и не знает, как себя со мной вести, раз я отказываюсь.
Второе предложение — это так, навскидку, у переводчика тоже хороший вариант) Но вот с первым надо что-то делать: в оригинале смысл именно в том, что Морвран — не такой уж плохой парень. Не говоря уже о том, что «В любом случае» не обособляется )


Оригинал:
He only got to finish the conquest of the North
Перевод:
Ему позволили завершить завоевание Севера
«Ему позволили полностью завоевать Север», как вариант без канцелярита.


Оригинал:
I think Father is considering an estate here in Toussaint, in fact. He said it was just close enough to civilization to be bearable
Перевод:
По-моему, отец присматривает недвижимость здесь, в Туссенте. Он сказал, что это достаточно близко к цивилизации, чтобы это можно было вынести
Лучше как-нибудь без повторов «это»: «Он сказал, что это достаточно близко к цивилизации, чтобы жизнь в этих краях можно было вынести...»


— Вам придётся извинить сэра Геральта, — сказал Эмгыр, до которого они наконец добрались, забирая у него бокал.
«забирая у него бокал» словно относится к «до которого они наконец добрались», а не к Эмгыру. Лучше как-нибудь так: «сказал Эмгыр, до которого они наконец добрались, и забрал у него бокал».


Напоследок близкие повторы, которых нет в оригинале:

Он вышел на балкон следом и тоже замер, молча глядя вокруг, а потом опустил взгляд.

Пещеры на этом уровне они изучали долго
Геральт, принюхиваясь и ощупывая каждый дюйм, изучал стены.


Это все совсем мелочи, перевод замечательный — мой фаворит в номинации и в принципе один самых качественных переводов astolat, что мне попадались)
Азиатские графические каноны 3-15К
Ветер с Повельи

Начало истории – как последовательность кадров: вот герой едет в автобусе, разглядывая цветочные поля, вот он вспоминает, как рыбачил с отцом, вот он покупает пекарню.
Сдержанная интонация, размеренный ритм, точные емкие фразы – сама манера повествования задает образ и характер персонажа, но при этом оставляет его загадкой. Постоянно кажется, что все рассказанное о нем гораздо менее важно, чем то, что еще не рассказано.

На этом ощущении строится саспенс, он нарастает и становится гуще, как туман над Повельей. Воспоминания наслаиваются на текущее время и растворяются в нем, и читатель ждет то ли вторжения призраков с острова, то ли человека из прошлого, появление которого должно что-то прояснить. Это как размытый задний план, на котором пока ничего не разглядеть, кроме смутных контуров, но игнорировать его невозможно.

Сквозь обыденную атмосферу проступают очертания тайны, подозрительный человек наконец появляется, раскрывается и главный герой, со всей его внешней нормальностью и расчетливым дружелюбием. Ностальгия по отцовской пекарне оборачивается рассказом про остров мертвых с картины Бёклина, призраки становятся реальностью, а реальность – иллюзией.


Пособие по проведению школьной дискотеки (для начинающих)

Экзистенциальный рэп в эпиграфе задает правильный настрой еще до того, как обнаруживаешь персонажа с именем Бруно в русской школе посреди отчетного праздника.

«Первоклассники поют под руководством учительницы, про которую Бруно помнит только то, что зовут ее не Наталья, а Наталия».

Итальянские имена в этот сюрный мир вписываются неожиданно органично. Русская реальность – при всей узнаваемости названий и типажей – все время кажется ненастоящей, как если бы кино про русреал снимал кто-то, кто привык снимать артхаус. Как будто все происходящее – причудливый сон главного героя, начавшийся еще за пределами рассказа.

Герой, кстати, вызывает симпатию одной лишь манерой прерывать собственные лирические метафоры мыслями о повседневной рутине.

«Бруно еще долго смотрит в окно, представляя себя капитаном, чей корабль вот-вот уйдет под воду. С неба идет то ли дождь, то ли снег. Бруно вспоминает, что еще не сменил летние шины на зимние, и момент рушится».


Подводя итог по поводу сразу двух текстов: автору отлично удается повествование на грани реальности и воспоминаний, снов и иллюзий, перетекающих друг в друга. Истории, начинающиеся из ниоткуда и ведущие в никуда, расцвечены яркими красками и убедительными эмоциями. Сложно сказать, уместна была бы здесь какая-то более развернутая сюжетная интрига или не нужна она вовсе, разрушила бы всю атмосферу.


Вам сообщение

Текст мгновенно затягивает в себя, потому что автор нашел идеальную композицию для раскрытия сюжета. Фрагментарность событий и фрагментарность повествования лучше всего передают атмосферу космического корабля, зависшего в ожидании то ли смерти, то ли спасения над то ли погибшей, то ли выжившей Землей. Сообщения, отправляемые в никуда, воспоминания – как короткие видеозаписи в архиве бортового компьютера. Будни постапокалипсиса, описанные отстраненно-нейтрально.

Автор, можно сказать, прошел по минимальной квоте на слэш – его в тексте очень немного, но отношения с человеком, оставшимся на Земле, определяют собой весь эмоциональный план. Отчаянный оптимизм сплетается с меланхолией, чувство одиночества – с надеждой и постоянным, бесконечным ожиданием.

Герой ждет, ждет, ждет. Ждет ответа, ждет встречи с Землей, ждет любого шанса, страшного будущего, счастливого случая, ждет, когда рассеется облако неизвестности.
Возможно, с точки зрения общей интонации текста было бы лучше, если бы мы так и не узнали, дождался он или нет.


Длительное ожидание короткого ответа

Автора можно упрекнуть в явном отступлении от канонных образов (он сам признается, что они претерпели изменения), но элементы оригинального мира встроены в АУ как фрагменты конструктора из другого набора, которые при этом оптимально подошли по цвету и размеру.

Герой, работающий учителем, как его отец – и воспоминания о котором являются важной частью его личности.
Дружба Эрвина и Майка, до самого конца остающаяся дружбой, даже когда сквозь нее проросло романтическое влечение.
Маленький город, который воспринимается как любой маленький город без опознаваемых черт, этакое нигде вдали от Большого города. Внешняя среда, жизнь города и природа здесь не просто повод для условно-необходимых внешних описаний, они становятся продолжением внутренней жизни Эрвина Смита и его личных переживаний.

У автора своеобразная манера повествования, то ныряющая глубоко в эмоции героя, то отвлеченно-описательная. Диалогам часто недостает естественности, и шероховатости языка ощутимы, но все равно тут есть оригинальный стиль, далекий от безжизненного нарратива многих технически хороших текстов. Стиль, который позволяет сделать персонажей живыми, а образы – яркими.
Западные сериалы. 15К+. Часть 5
Осторожно, возможны спойлеры!

Яблочки от Мей Подколодный
Адам Янг/Уорлок Даулинг (основной), Азирафаэль/Кроули (фоновый) по Good Omens.
Милый романс про поколение зуммеров, повествующий о двух студентах колледжа.
читать дальшеОдин из немногих фиков в своей подноминации, удачно раскрывающий тему первой юношеской влюбленности. Сюжет довольно прост и типично романсовый — герои сначала становятся друзьями, а затем понимают, что влюблены, и начинают встречаться.
Понравилось в первую очередь тем, как это сделано — довольно психологически достоверно (веришь, что герои — именно подростки-зуммеры с соответствующими интересами, культурными отсылками и лексикой). Разве что среди множества отсылок и соцсетей я бы Тикток добавила, но возможно, у автора период за пару лет до Тиктока. Тот интернет-дискурс, что любит Пеппер, мне именно современным казался.
Кстати, помимо романса Адам/Уорлок у автора вышла классная дружба между Пеппер и Адамом и Пеппер и Уорлоком. Прямо порадовало, не так часто в слешных фиках помимо любовной линии показывают еще и дружбу с девушкой.
Кроме того, зашло авторское чувство юмора. От фика остается приятное ощущение рождественской комедии — там даже есть классическая сцена знакомства с родителями и приездом к семье любимого человека на Рождество. И удивление Азирафаэля и Кроули, когда Адам привел в дом Уорлока — очень забавная сцена.
Если говорить про Уорлока, то в каноне книжном и сериальном мы знаем о нем только в совсем раннем детстве, а вот уже плодов воспитания Азирафаэля и Кроули почти и не видим. В этом плане, очевидно, что образ авторский, но мне он крайне импонировал и в него поверилось. Было интересно прочесть, что из него выросло! Его пейринг с Адамом достаточно органично прописан и нет ощущения, как иногда бывает, что их свели, только потому что автору захотелось, а вполне плавная и милая любовная линия.
Порадовали помимо отсылок к поп-культуре традиционные для фендома библейские. И кошка Аштарот — любовь.
В дверь позвонили, когда он, матерясь, пытался по кривой инструкции собрать домик для Аштарот, внешне похожий на Парфенон. Колонны, обмотанные джутом, никак не хотели вставать на место, от звонка он дёрнулся, ещё и крыша съехала набок. Уорлок чертыхнулся и пошёл к двери.
Из недостатков — можно найти стилистические огрехи, местами крайне странную пунктуацию — фик бы однозначно выиграл, если бы его еще раз вычитали. Плюс хотелось посоветовать автору избегать слишком ассоциирующихся с русской культурой идиом и соблюдать все же реалии выбранной страны. В паре мест ловила диссонанс — герои в России или в Англии — и из текста это выкидывало.


Родина твоего страха от LisenaK и LABB
Кроссовер Kings с постапокалиптическим фильмом Snowpiercer. Джек из Кингс/Кертис Эверетт из Сноупирсера. Джека играет Себастьян Стэн, а Кертиса — Крис Эванс, так что помимо тех, кто знаком с одним из канонов, может быть интересно и Марвел фендому, включая поклонников актеров.
читать дальшеСложные и немного противоречивые чувства вызвал у меня это текст, хотя по саммари ожидала, что понравится — знаю каноны и очень люблю постапокалипсис.
С одной стороны авторам однозначно удалось интересно соединить такие непохожие каноны как Кингс с его запутанной политикой и библейскими отсылками, и Сноупирсер с его замкнутой авторитарной системой управления и обреченностью. Если в фильме герои едут в поезде, последнем на свете, то тут они жители постапокалиптического закрытого и крайне авторитарного государства с лагерями и расстрелами под названием Насон. Особенности быта, предысторию Кертиса — за этим было крайне интересно следить и распутывать, что там у них произошло. Единственное, что немного непонятным из-за непоследовательного изложения самим Кертисом своей биографии показался момент между детством с отцом видным инженером и попаданием в лагерь, как и то, какие отношения у него были с диктатором Насона и в какой момент они настолько испортились. Вроде есть упоминания о том, что он узнал правду об отце, а также о том, как посещал с другом митинги, но вот как-то не до конца сложилось. Плюс, по тому, как он туманно отзывался о диктаторе, показалось почему-то, что он не просто ребенком был вхож в высшие круги, а именно уже взрослым или подростком часто общался и восхищался, а потом — разочаровался. Но немного не уверена... Мне кажется, линия потенциально классная, одна из самых важных в фильме и было бы интересно больше на нее сделать акцент, а то в фике она — мельком.
Любовная линия достаточно плавно развивается (с элементами слоубилда) и проходит через весь текст. Именно сближение двух незнакомых людей авторам в принципе неплохо удалось передать. Вопросы у меня были, скорее, к психологической стороне и характерам персонажей в этих двух канонах... Оба они — и Джек, и Эверетт люди с довольно резкими и неуживчивыми характерами, сформировавшимися под влиянием обстоятельств, и в фике эти обстоятельства вроде и сохранены, но психологически не сильно проработаны и показались формальными...
Вроде у Эверетта есть и ПТСР после лагеря, и депрессия после смерти друга, они выросли в разных мирах, но при этом внезапно легко находят общий язык. Когда Джек заходит в барак и легко затаскивает Эверетта, впавшего в ступор, в душ — это выглядит немного странно. Не верится и в то, что они практически не конфликтует и Эверетт проникается к нему симпатией только за то, что он помог его людям. Это человек-то, которого несколько лет проведший в концлагере, крайне резкий и недоверчивый? Сближение есть, но вот причины, по которой оно происходит — я так и не поняла до конца. Они влюбляются просто потому, что некуда деться? Или в благодарность за спасение? Был вариант, что Эверетт сломался после смерти друга, а Джек к нему просто по-человечески отнесся и вызвал симпатию, но не уверена...
Читала предупреждения, так что была в курсе про импотенцию, но почему-то надеялась, что это преодолеваемая проблема в рамках херт-комфорта на 73 тыщи слов. Но авторы либо приняли импотенцию одного из героев как вещь пожизненную, не мешающую их любви и близости, либо все наладилось у пары, но как-то за кадром. Есть, собственно, одна эротическая сцена, где у одного героя не стоит, и все. Почему-то рассчитывала увидеть хотя бы какой-то намек, что все стало лучше, в достаточно флаффном эпилоге.
Эмоционально, к сожалению, особо историей не прониклась, а для меня это важно, чтобы работа понравилась. Судя по комментариям, есть читатели, которые, наоборот, прониклись.
Не понравилось, что все остальные персонажи, кроме Джека и Эверетта, сводятся до роли функций. Тот же Намгун Мин Су выглядит довольно колоритным и ярким вначале, но в итоге существует только ради исполнения цели, а Йона — чтобы его к этому подтолкнуть. С Йоной в принципе сложно... По поведению и характеру решила, что авторы ее сделали маленькой девочкой, младшей «сестренкой» Кертису, а оказалось, что она вполне самостоятельная девушка с поведением не по возрасту. Что-то не вышло у авторов в этом аспекте. Проблема не только с персонажами Сноупирсера — Дэвид Шэппард выглядит такой же фигурой-функцией. В каноне у них неважные отношения, но откровенным мудаком он не был. Плюс абсолютно непонятно, почему приехал от Гефа именно он, а не случайный ОМП, так как его появление совершенно ни на что не влияет. Кроме проблемы дронов загадка, зачем они с Гефом связывались... Да и с дронами бывший инженер Намгун Мин Су, по идее, мог найти способ выкрутиться.
Самой удачной показалась как раз последняя арка — с приключениями и обезвреживание газа на чужой территории. Поэтому было немного жаль, что авторы ее толком не расписали.
Очень красивые иллюстрации!


Порт независимости от Такихиро
Kings, Джек/Джозеф (основной) и Джек/Исайя Шэппард.
читать дальшеЗабавно, что все три фика по Кингс про Джека и вытаскивают его из родных мест туда, где он наконец может быть счастлив. В Пастухе он попадает в горную деревушку, в Родина твоего страха его делают наместником отдаленной провинции, граничащей с холодным Насоном, а в Порте независимости Джек, без связи и с небольшим запасом денег, оказывается по иронии в Порту Независимости, мест, откуда родом семья Шэппардов. Земли ничейной и особо никому не нужной, где постоянно возникают конфликты. Возможно, причина в том, что из всех канон наиболее несправедливо обходится именно с принцем Джеком, вот фендом и пишет каждый раз истории о том, как он наконец в другой среде обретает счастье и мир на душе.
Если сравнивать эти работы между собой, то здесь характер Джека показался ближе всех к тому, кого полюбили в сериале. И в конце герой реализует себя как наместник и наконец закрывает этот всегда терзавший его надлом, что он ничем не хуже остальных. Что он представляет что-то сам по себе. Что его отец был не прав, поставив на нем и его жизни крест.
Отношения с отцом, Сайласом, которые в итоге не удается наладить, зато удается немного сгладить при всей их болезненности, удачно показаны в фике. То есть это все еще отношения не самые теплые, но в них оба находят некие взаимные выгоды, позволяющие им наконец сосуществовать, пусть и на разных концах страны.
Крайне импонировал баланс между тем, что мы знаем о порте независимости в каноне и тем, что вносит в этот мир автор. Скажем, в том же Пастухе было довольно много оригинальных персонажей, но тут прям местами чувство, что ты «где-то их в каноне видел, просто подзабыл», настолько они органично вписаны — это именно история по Кингс, а не оридж.
Живыми вышел лучший друг-пожарник Лео Фишер, о чьей свадьбе я немного сожалела, потому что шиппнула их с Джеком, но гет оказался приятным, а дружба — тоже классно. И загадочный гефец Дэмиан — показалось отсылкой к Бэтману и DC почему-то, но, наверное, просто совпадение. И все остальные его друзья и не совсем друзья. И даже ушлый контрабандист Бланко.
Автор не просто выстраивает новый мир и вводит героя в иное окружение, а делает Джека сердцем, движущей силой для этих всех людей и событий. Поэтому должность наместника в чем-то закономерна и так ему идет. Герой Порта независимости бежит сюда от отчаяния и постепенно влюбляется в свою новую малую родину и понимает, что его место теперь — именно здесь. Причем его не «протаскивают», как можно ожидать от королевского сына, а он вынужден подниматься с нуля и завоевывать авторитет, и ему это удается — и просто в пожарной части, и вообще в порту, что вызывает к нему большое уважение и восхищение. Наверное, ни в одном фике по Кингс я еще так не любовалась Джеком и тем путем, что он проделал от начала до конца фика как человек.
Если говорить о романтической линии, то в этом плане работа заметно провисает. Это увлекательный приключенческий роман о политике и поиске своего места в жизни, герою вроде и нравятся мужчины, у него есть одна мелкая интрижка, и в итоге к нему возвращают канонный пейринг, но вот как-то... Если бы еще это было более подробно прописано. С одной стороны «уползание» любовного интереса обычно радует, а с другой Джозеф произвел впечатление одноногой собачки, добавленной больше формально, чтобы дать хоть какой-то любовный интерес — вроде хорошо к нему относилась в каноне, но совершенно в фике не тронуло. Вот интрижка еще немного зацепила — пусть это и несерьезный секс на один раз. Немного жаль, так как раньше читала этого автора и знаю, что она умеет писать классный цепляющий романс и все остальные отношения Джека в фике отлично вышли.
С другим фиком по Кингс Порт независимости внезапно роднит тема импотенции партнера Джека после лагеря — хотя тут это показалось более психологично прописано, но загадочный для меня в своей популярности в этом конкретно фендоме троп (в 2 из 3 фиках по фендому). Так вышло, что еще и подряд читала. Хотелось Джеку очень пожелать счастья в будущей сексуальной жизни...
Моя любимая и самая тронувшая линия отношений оказалась дженовой, а не слешной. Это дружба Джека с Шоу. Равные и доверительные отношения, которых у Джека не могло никогда быть с отцом. Самое глубокое и искреннее уважение, какое возможно между людьми из двух враждующих государств. С интересом следила за всеми их встречами и прямо сильно расчувствовалась в финале!


Шторм от Solli
Еще один фик про советскую космонавтику и ракетостроение — Сергей Королёв/Юрий Гагарин (основной), Сергей Королёв/Валентин Глушко (в прошлом больше)
читать дальшеЛучшая из трех работ автора на конкурсе. Во-первых, достаточно понятная и размеренная манера повествования, удачная композиция — какие-то события, понятно, опускаются, так как фик занимает довольно большой временной отрезок, но в большинстве случаев — это сделано уместно.
Наконец понятно и кратко объяснено про отношения с Валентином Глушко, хотя это не основной пейринг фика, а осталось в прошлом. Поворот с признанием тоже понравился. И про то самое Две тысячи сто:
Разлад с Валентином был неизбежен, как холодная война. Их связывали давние и очень непростые отношения. Когда-то, в тридцатые, они вместе начинали в исследовательском институте, разрабатывали ракетные двигатели и были до того увлечены своим делом, что коллеги даже прозвали их парочку «Две тысячи сто» — такая у них была зарплата на двоих.
Хорошая стилизация под советский соцреализм с его немного наивной верой в светлое будущее. Встречается и канцелярит, но он кажется уместным эпохе, именно стилистических ошибок в тексте немного, читалось достаточно гладко, чтобы о них не спотыкаться.
Удачной вышла дженовая линия про отношения внутри конструкторского бюро и про полеты в космос и их подготовку — и Колюня, и Неделин, и Галай, и другие достаточно интересны показаны. Ничего не могу сказать по поводу исторической достоверности, но авторская точка зрения понравилась и увлекла. И как раз эта линия занимает процентов 80 от объема фика. Если не больше.
Любовная линия начинается далеко не сразу и поначалу у меня были на ее счет некоторые опасения — что или не будет, или выйдет по сравнению с ракетостроением скомкано. Ее действительно суммарно немного, но она довольно плавно развивается — от знакомства с отборами до уже рабочих и не только отношений. Понравился момент с мигренью и массажем, с гаданием на книжке, со сценой в кабинете.
Королев ищет в будущих космонавтах нечто особенное:
СП хотелось увидеть их такими, какие они есть, без всего наносного: в идеале, он хотел бы доверить свою мечту душе настолько чистой, чтобы полёт в небо для неё стал сродни возвращению домой.
И именно в лице Гагарина находит свою воплощенную мечту. А то, что влюбляется раньше, чем все в советском союзе — это совершенно неудивительно.
У Юры были глаза человека, заглянувшего в небо. Может быть, он так же, как и сам СП, утонул в нём однажды и больше не выплыл.
Понравилось то, что в Гагарине есть чудесная завораживающая лихость. Восторг. Вроде этого позерства с прыжком из окна.
В итоге вышла в сочетании с дженовой основной линий история об огромной любви к космосу, переходящую в любовь друг к другу. Это одновременно и лебединая песня, последняя любовь Королева, и влюбленность Гагарина в него как в человека, подарившего ему космос, как одного из немногих, кто видит его как есть — без славы и достижений, кто любит космос точно так же, как он сам. Интересно, как полет в космос для них обоих и в плане любовной линии становится катализатором, и в чем-то освобождает — странно держаться за запреты человеку, который побывал в космосе и вернулся.
Правда иногда автор перебарщивал с драматизацией и выходило скорее комично, чем жутко:
Несколько раз в сумерках он принимал обугленные стволы деревьев за чекистов.
К недостаткам можно отнести и то, что хотя романс мне в целом понравился, его в фике действительно меньше, чем во многих других работах в номинации.


Буря от Isca Lox
Сюрреалистичное космическое приключение по Star Trek, Жан-Люк Пикар/Кью.
читать дальшеЕсть фики, которые приятно читать, а есть фики, которые приятно падать, как Алиса в кроличью нору. И при перечитывании эффект сохраняется.
Думала, что прочтение другого фика в малой форме немного познакомит меня с персонажами и подготовит, но к такому невозможно быть готовой — не фик, а космическое приключение! Теперь в числе самых захватывающих сюрреалистичных фиков, что я читала — и это при том, что канон незнакомый. Напомнило и Доктора Кто, и Льиса Кэррола, и Джаспера Ффорде, и самую чуточку Нила Стивенсона.
С одной стороны, сюжет довольно простой — ментальный континуум, к которому подключены кью, сломался, и задача Пикара и Кью — понять, что же случилось и найти нарушителя. С другой — автор настолько тонко воссоздает ощущение хаоса, неразберихи и сюра в происходящем, что ты теряешься в Континууме, как Пикар, а мимо проносятся временные линии, корабли, другие версии знакомых, Аманда и щенята, кого-то превращают в торты и пытаются съесть (очень классный эпизод!), что очень Пикару сочувствуешь!

— Именно это я и хотела сказать, просто забыла, как правильно выразиться. Без связи с континуумом трудно подбирать слова. Они такие странные, а у меня давно не было практики в человеческом языке, и многое о прежней жизни вылетело из головы. — Она огляделась. — А вы не видели щенят?
— Щенят?
— Да, у меня с собой было пятнадцать или шестнадцать, но я не могу их найти. Куда же они могли подеваться?
— В последнее время тут многие пропадают. Но вы точно в порядке? Вы лежали на полу в крови и казались мертвой, когда я вошел. И, думаю, вам лучше отойти от лужи, она не внушает мне доверия. Я чувствую искажение.
— Всегда так лежу, что в этом странного? Меня гораздо больше волнуют щенята.


Тексту идет его шекспировское название и понравился авторский прием, когда начали трансформироваться в том числе буквы в названии глав, причем происходит это постепенно и поначалу почти незаметно — как и шутки с континуумом, где все выглядит почти так, как должно, но не совсем, а чем дальше...
Самое неожиданное для меня — больше, чем тентакли, превращение в торт и хождение по застенкам чужого разума, это то, что происходящее не осталось сюром ради сюра, а за ним читается глубокий гуманитарный посыл про войну и то будущее, что может ждать не только Кью, но и человечество.
Романтическая линия местами выглядела неровной, но осталась эдаким оком бури на фоне всех искажений. Интересно было за ней следить, но именно сюрная часть больше понравилась и показалось, что лучше удалась, чем романтика.
Недостатки происходят прямо из выбранной формы и не уверена, что это именно недостатки, а не так задумано. Сюр — это классно, падаешь в него с огромным удовольствием, вот только иногда в нем путаешься. Через неделю уже довольно сложно восстановить, о чем был текст, а некоторые линии так и остались недопонятыми. С другой стороны, требовать от сюра абсолютной прозрачности — странно, в легком непонимании и заключается его обаяние, просто не всем может такое понравиться.
Не знаю, насколько канон, но линия с ангелами в бескрайнем космосе как-то не вкатила — верится в более интересное будущее, что ли. Она какая-то на фоне абсурда искажений — чересчур ограниченно человеческая и скучноватая. Хотя именно из-за нее довольно долго считала именно Пикара главным (возможно, невольным) злом и причиной всех этих искажений, так что как ловушка для читателя точно сработало, если это и было целью.
Впечатление в целом осталось приятное и перечитала с удовольствием.
Иллюстрация у работы ужасно выразительная!


Розовая книга радости от Мадоши
Романтичная космическая приключенческая история с сектантами и похищениями по пост-канону Вольтрона, Кит/Лэнс
читать дальшеВойна окончена, мертвые друзья похоронены, а книга воспоминаний Лэнса — та самая Розовая книга радости из названия — становится дико популярной и используется сектантами в своих интересах. Как в Мизери Кинга Лэнса похищают безумные фанаты, а Кит с друзьями пытаются его спасти.
История показана с двух точек зрения — Кита и Лэнса, поэтому после похищения мы видим, и как ведутся поиски, и то, что там с Лэнсом. Обе линии держат в напряжении и следить за ними увлекательно. Кроме того, есть забавный момент, когда кукловоды Лэнса задают точку встречи, а паладины Вольтрона прилетают в не то место и вообще не могут договориться о том, где все-таки Кит и Лэнс сблизились и начали доверять друг другу (в том числе и сам Кит). Интересно было следить и за переживаниями Лэнса, что вдруг друзья не догадаются, что его заставили говорить по бумажке, и за реакцией самих друзей.
Хотя на что похитители рассчитывали, с учетом близости дружеской между командой — тоже не поняла, такой типичный просчет злодеев. Лэнс очень много страниц, подозреваю, в биографии крепости их дружбы посветил. В смысле — как они могли его перестать искать и поверить, что он ушел к сектантам проведывать добровольно? Плюс шутка про даму-фикрайтера и ООС не понравилась, и как-то выбила из фика немного.
Вообще пришлись по душе теплые командные взаимоотношения и то, как герои мыслят и действуют, как единое целое даже в, казалось бы, поствоенное время. Прямо круто и душевно вышло! И как они обижаются, что Кит их не сразу позвал на помощь — вполне справедливо, и как легко отходят, и как про них с любовью пишет в книжке Лэнс — откровенно любуясь тем, какие они классные.
Назвала бы так же удачным ходом, что романтическое признание и секс случается у Кита и Лэнса до похищения — и это не просто происки близкого друга, а именно поиски любимого человека. И как чувства усиливаются в разлуке, чтобы потом еще и помочь ускорить встречу и дать подсказку.
Линия с послевоенной трагедией жителей Олкариона и их философией смерти тоже показалась интересной и драматичной.
С самими цитатами из книги радости не определилась понравилось или нет. С одной стороны они, в отличие от всего остального текста, выглядят немного графоманскими и наивными, с другой автор дает нам точку зрения редактора, что они такие и есть и причина издания — в личности Лэнса и контексте этой биографии. Так что, скорее, автору удалось стилизовать под то, что он хотел, но мне бы чуть меньшее их количество импонировало. Фанфик понравился, а вот книжку у Лэнса я бы точно не купила!
К недостаткам — показалось, что порно у автора несет, скорее, секс-просветную, чем эротическую функцию. Она чересчур серьезно подходит к его написанию (мне кажется, что сноска о том, как безопасно заниматься анальным сексом, на слешном конкурсе для слешеров — немного лишняя) и сексу не хватает той естественности, с какой выходит романтика — вот она там вышла очень милой, кстати. Или автор редко в принципе порно-сцены пишет и смотрится немного натянуто. Обсуждать риски мочеполовых инфекций после классного секса — серьезно? Они же не врачи-урологи. Плюс, запуталась в (не)девственности Кита. С одной стороны он ни с кем, кроме Лэнса не спал, с другой потом рассуждает с точки зрения опытного любовника сверху или снизу ему с кем-то нравилось. Если он прихвастнул, то стоило бы, наверное, сделать потом акцент на том, что он приврал, а то странно вышло.
Были небольшие вопросы к алтейской медицине, но решила, что она работает сродни магии.


И это была последняя часть — спасибо огромное всем участникам за присланные работы!
Западные книги, фильмы, комиксы
Черное солнце, белые дыры Diran

читать дальшеЭто большое приключенческое ответвление в мире Звездных Войн от конца третьего фильма: Галактика снова в опасности, и для разнообразия главное зло в этот раз не Империя, оно приходит извне и грозит всем независимо от умения направлять Силу.

Прежде всего, это было очень увлекательно читать. Масштаб приключения, разнообразие описанных миров, продуманность цепочки событий поражает и одновременно напоминает хорошую компьютерную РПГ, где герой, проходя локацию за локацией и получая в каждой новую инфу, распутывает сюжетный клубок. Очень понравилось решение основного конфликта между главными героями через старую симпатию ученика к учителю и любовь к сыну. Последнее мне показалось очень каноничным – Анакин в этой истории между сыном и Императором снова выбирает сына. Может быть, в этой истории маловато собственно слэша и можно было обойтись без него, но мне хватило. Каждая сцена сближения, яркая и запоминающаяся, двигает сюжет вперед; каждый маленький шаг на встречу, заново складывающееся доверие, затаенная любовь и желание большего со стороны Анакина, забота и некоторая жертвенность со стороны Оби Вана - чудо как хороши. Мне очень понравилось.

Из недостатков: имхо, некоторые события показались скомканными и отрывочно изложенными, например, финальная битва, другие - слишком большими совпадениями (появления Диких на Корусанте и на Сигуре в самый разгар событий); иногда слишком быстро и резко менялись локации; ну и да, легкий недобет.


День М МКБ-10

читать дальшеЭта история – переложение восстания декабристов на фантастическую реальность мира репликантов. И сама идея такого кроссовера – имхо, огнина огненная, восторг. Совместить крепостную Россию и мир «как бы» людей - поискать ответы на вопросы: кто человек, а кто может считаться человеком; может ли человек быть вещью; есть ли у «вещи» душа; может ли «вещь» верить в бога – по-моему, очень интересно. И отдельно хорошо, что текст не только заявляет тему, но и пытается ее глубоко раскрыть.

Есть очень удачные кроссоверные моменты, например, сцена в театре, взятая из фильма «Союз Спасения», но подданная в философски созерцательном духе последнего «Бегущего по лезвию». Есть удачные исторические параллели, например, размышления героев о привлечении к восстанию репликантов-колонистов, которые прямо отдают дворянским страхом русского бунта и хрестоматийным выводом советских учебников «декабристы далеки от народа». Есть интересные трактовки образов, той же Анны.

В целом, в тексте много действительно интересных моментов, за которыми чувствуется кропотливая авторская работа, но - к большому сожалению - текст подвело воплощение. Он неровно стилизован: нарочитый, сильно устаревший стиль не слишком удачно, на мой вкус, перемешан с частями, написанными современным языком, а местами и сухим языком учебника. Повествование, крайне медленное, временами лишается картинки и детальности, превращая фантастический мир текста во что-то очень условное, по которому из некого пункта А в непонятный пункт Б летят космические корабли. Много внимания уделяется переживаниям главного героя, но его внутренний мир на протяжении всего текста, несмотря на вроде бы яркие внешние события, остается статичным, он как бы слышится на одной низкой ноте без эмоциональных пиков. Возможно, это авторская задумка, потому что герой – репликант, но от этого эффекта в тексте иногда просто вязнешь. Сорри, придумано, конечно же, очень здорово, но вот как-то так(


Золотая Птица чиф

читать дальшеЭто легкая и простая, почти классическая в слэше история о любви, в которой два героя долго не понимали, что стали друг другу дороги, но в результате один смог расшифровать свои чувства, а второй – найти в себе смелость признаться. Она легко, остроумно и воздушно написана, ее читаешь с улыбкой, не задумываясь о матчасти, логике, стиле оригинала, она просто создает хорошее настроение, будто выпил бокал шампанского. Ее противопоказано читать на самоизоляции без возможности сесть на поезд, самолет, в машину, ехать куда глаза глядят по каким-нибудь европейским городам, останавливаясь в квартирах с большими окнами. Все герои, что и как они говорят и думают, ситуации, в которые они попадают, очень симпатичные, теплые, ламповые. Этот фик надо читать как лекарство после тяжелого дня.

Думая об этой истории, сложно говорить о недостатках, потому что на самом деле просто хочется улыбаться. Ну может быть, для конкурсного фика немного прост сюжет; небольшой перебор флаффа в конце; простота, с которой главного героя отпускают из отношений с невестой. Но мне, как читателю, это не помешало получить удовольствие от его прочтения.


Достаточно смел, чтобы умереть koganemushi

читать дальшеИстория о том, как один из героев оказался за гранью, а второй его оттуда вытащил.

Больше всего в ней и других историях автора по этому фандому мне понравились герои, их сразу же захотелось погуглить, посмотреть на них в каноне, прочитать про них что-нибудь еще. Это такие тексты-завлекалочки: приходите к нам в фандом, у нас есть веселый и красивый компьютерный гений, которого между прочим играет Крис Эванс (ух!), и мрачный латинос в шляпе со снайперской винтовкой. Ну правда же, настоящее раздолье для слэшера)

Конкретно в этой истории понравился сюжет-перевертыш, как автор плавно поменял местами спасителя и спасенного, как постепенно сменил атмосферу обычного мира на мистическую, как подвел к кульминации – оживлению. Единственный минус, мне показалось лишним описание механики ритуала в конце фика. У меня этот кусок прочитался так: текст медленно наполнился потусторонними деталями, стало понятно, куда ведет автор, начали зашкаливать эмоции, по телу уже побежали крупные мурахи, герой упал из могилы в небо – и в этот момент началось пояснения, что и как произошло, хотя в принципе и так все было ясно. Но надо сказать, что даже этот минус, мне ничего не испортил, текст очень понравился.

Западные сериалы. До 15К. Часть 5
Осторожно, возможны спойлеры!

Самая важная книга на свете от Alma
Good Omens, Азирафаэль/Кроули
Увлекательно написанный и немного ироничный фик о том, как Азирафаэль решает попробовать себя в литературе и пишет о том, в чем лучше всего разбирается — Кроули, а попутно они оба лучше осознают свои чувства. читать дальшеАвтор умело вставляет различные детальки, названия улиц и прочие мелочи, говорящие о том, что действо происходит в Лондоне. При этом он не перегружает ими текст, и они работают на атмосферу.
Кроули оставил «Бентли» в закоулке на Арлингтон-стрит и сейчас шел по Пикадилли пешком, словно в первый раз пробуя лондонский воздух на вкус: пыльный, пропахший бензином, смогом и пережаренным кофе.

Показалась забавной и история про фараонов и крокодилов. В целом довольно живые и вхарактерные диалоги.

— Древний Египет? — хмыкнул Кроули. — Да, прекрасное было времечко. Чудное. Фараоны скармливали своих врагов крокодилам.
Он сказал это нарочно громко и нехорошо улыбнулся: французский турист, который сейчас фотографировался с мумией, даже выронил телефон из рук.
— Но это ведь не ты придумал, — заметил Азирафаэль.
— Не я, — согласился Кроули. — Но Внизу считают иначе. Я ведь правда был в Уасете и в Гизе.

Повествование крайне неспешное, как и развитие у героев влюбленности, и это скорее дополнительные сцены, чем отдельный сюжет. Хотя отдельный небольшой сюжет есть — это собственно написание романа.
Из недостатков — иногда автор перегибает с парцелляцией и очень любит начинать предложения «а», в одном месте прямо несколько подряд — я бы разнообразила.
Выдуманные рецензии на книгу Азирафаэля могут восприниматься и как критика самого романа Гейман и Пратчетта, и фанфикшна по нему — рассмешили. Если присмотреться, тут можно найти и типичные советы для молодых писателей:

Растениям, наброску Леонардо и мраморному столу Азирафаэль посвятил целых две страницы. Результат был похож на опись имущества, и Азирафаэль в первый раз задумался, так ли это важно, в каком именно углу Кроули держит финиковую пальму и какого цвета мебель стоит на кухне.

«Для фэнтезийного жанра здесь многовато описаний внешности. Автор беззастенчиво любуется своим героем. Он и безумно красивый, и волосы у него цвета пламени, и глаза сияют золотом, а еще он стройный, хорошо смотрится в узких брюках и даже пытается спасти мир», — заявлял третий.



Renascence от Shax
Good Omens, Азирафаэль/Кроули
Ангст о потери Кроули зрения читать дальше(уже второй фик, что прочитала на эту тему в номинациях, в макси был еще «Крик ангела»).
Понравилось динамичное начало. Подробно описаны соответствующие медицинские процедуры и эмоциональное состояние обоих героев. Оба героя, несмотря на обстоятельства, сохраняют чувство юмора и пытаются шутить:
— У всех нормальных англичан файв-о-клок — это пятичасовой чай, а у меня — пятичасовой антисептик? Я сражён наповал твоей оригинальностью, так и знай!

За небольшой объем в 5 тысяч слов автор интересно показывает и приобретенную слепоту Кроули, и как герои учатся жить с этим. Очень эмоциональный и болезненный текст, где, как и боль, так и нежная привязанность героев показывается в прикосновениях и едва заметных мелочах.
Скорее понравилось по стилю, но по содержанию возникали вопросы — так и не объясняется куда и с какой целью ходил Кроули (судя по контексту в Ад, а вернулся, осознав свои чувства или типа того?) и почему решил вернуться. Плюс немного читалось, как отрывок из другого, большего по объему текста и слеша немного.


Тик-так от Илдре Аускайте
Атмосферный миник с экшном, борьбой с чудовищами (главная тема Stranger things), адреналином и юстом между главными героями. читать дальшеНазвание очень подходящее, а характеры — каноничны.
Повествование начинается с экшна и здесь это однозначно удачный ход — еще не знаешь, что точно у героев произошло, но погружаешься в гущу событий:
Когда Стив заехал на школьную парковку, ошмётки уже летели во все стороны: кровь, слизь, обрывки шкуры и плоти. Не успел он оглянуться, как на капот со смачным шлепком приземлилась оторванная лапа с растопыренными когтями.
Порадовала отсылка к Кингу — про него часто вспоминают, кстати, когда говорят о каноне Очень странных дел.
Показана и параллель между насилием и сексуальным возбуждением:
На мгновение ему даже показалось, что с каждым взмахом топора Билли закатывает глаза, как при оргазме.
С некоторыми фразами — прямо слышишь их голосом персонажей, особенно эту:
— Брось, — сказал Билли с запинкой. — Скучно же без балагана.
Хотелось побольше прочесть тут об отношениях, но как история о том, как адреналин и борьба становится катализатором выхода сексуального напряжения и подтекста — легко читается, динамично написано и не кажется обрывочным.


Пять зим Льюиса Никсона от Gevion
Проникновенный военный романс Льюис Никсон / Ричард Уинтерс по Band Of Brothers. читать дальшеНачинается все с броманса, а затем небольшими намеками, раскиданными по всему фику, перерастает в полноценную любовную историю.
Текст о том, как на войне двое непохожих людей — сын влиятельного предпринимателя Льюис Никсон влюбляется в простого парня Ричарда Уинтерса, родом из религиозной семьи. То, насколько они разные дважды замечает и сам Льюис, спрашивая:
— ... давай прикинем: каковы были шансы, что мистер Добродетель станет терпеть заносчивого пьяницу, родившегося с серебряной ложечкой во рту?
И как раз характер и некоторая близорукость Дика становится причиной, почему в армии броманс не выходит за пределы нежной дружбы, хотя Льюис явно именно романтически в него влюблен:
— Теперь все. Куда ты, туда и я.
Дик только вздыхает, его брови чуть смягчают свой скорбный излом. В отношениях с ним это и есть одновременно лучшее и худшее: Льюис может ему признаться, может прямо сейчас сказать: «Я люблю тебя». Когда дело касается того, что диктует сердце, Дик становится невероятно тугоух и близорук. Взять хоть его двухлетнюю переписку с девушкой из Каролины — в своей восхитительной наивности он до сих пор верит, что Деэтта ждет от него дружеского участия и больше ничего.

Слова про близорукость, кстати, обыгрываются и на еще одном, гораздо более однозначном признании, к которому точно так же Дик оказывается не готов:
Обыкновенно такой близорукий, если дело касается велений сердца, Дик понимает с первого раза:
— Замолчи. — От его тихой паники по ту сторону трубки пробирает дрожь.

Зато потом после того, как оба героя меняют свою жизнь — Льюис ругается со строгим отцом и уходит с нелюбимой работы, когда Дик замечает, что он не счастлив, а у самого Дика умирает его строгий отец, они решают съехаться и соответственно романтическая получает счастливое завершение.
Вообще читала эту историю несколько раз и заметила, что у автора достаточно емкие и интересные параллели не только в плане признаний, но и сюжетно. Та же сцена с торжественным ужином, Бланш и отцом, который сначала хвалится тем, что его сын пойдет в армию, а затем показывает его как трофей.
Про войну автор тоже интересно пишет, порадовало, что акцент не просто на всех пережитых ими боевых действиях, а больше на каких-то моментах, когда война героев сблизила — они помогают, скучают, думают друг о друге или взаимодействуют. От фика нет ощущения, что это джен, куда прилепили любовную линию, а хотя романтики, честно говоря, не очень много.
И к разводу Льюиса тоже нет особых вопросов, именно ощущение, что они с женой так толком не сблизились, оставшись чужими людьми, есть.
К недостаткам назвала бы — порно показалось довольно стандартным, но какого-то диссонанса не вызвало. Просто про предшествующую нежность между героями было интереснее читать. Ну, и если любите прямо надрыв, драму, страсти и трудности в отношениях — тут этого особо и нет, все в крайне спокойном темпе развивается, а препятствия — не всегда легко, но постепенно преодолеваются.
В итоге вышла приятная романтичная военная история о том, что самое главное в отношениях — близость по духу. Еще у того же автора есть хороший фик по этому же канону в номинации от 15к - Иллюминация.


Две тысячи сто от Solli
Сергей Королёв / Валентин Глушко. Еще один фик по фендому советской космонавтики, читается как RPS или оридж.
читать дальшеСамое лучшее, что есть в этом фике — сюжетная линия про полеты, ракеты и летные испытания, не знаю, правда, насколько с точки зрения матчасти все верно. Все описано очень подробно, читать действительно увлекательно. Героям-конструкторам сопереживаешь весь фик и вместе с ними волнуешься взлетит у них или нет. Все, даже эпизодические, персонажи на космодроме показались довольно яркими и живыми. И как история про ракеты — мне искренне понравилось.
По композиции и манере изложения возникали вопросы. В тексте практически нет полноценных флешбеков и все прошлое, включая романтику и чувства, показано размазано и перемешано между настоящим повествованием и прошлым, но собрать цельную картинку за первое прочтение не удалось, да и после второго остались вопросы. Я так думаю, что автор хотел показать, что герой и сам плохо помнит тяжелые времена и его восприятие необъективно, но что-то пошло не так.
Вдруг, конечно, если хорошо знать канон советской космонавтики, картинка достраивается, но, если в общих чертах — остается чувство недопонимания. Вот как с заглавным Две тысячи сто. Возможно, стоило дать более простые объяснения и точку зрения Валентина сделать подробнее. В конце ведь именно он дает хотя бы намек, откуда Две тысячи сто — нас с тобой коллеги так называли, а почему называли-то? Неясно. Встречала версию, почему именно так, в другом фике автора — Шторме, но можно было и здесь дать четкий ответ, раз уж это название работы. Если он существует, конечно.
Куда сложнее из-за выбранной манеры повествования и структуры с романтической линией. Чувство к Глушко вообще то появляется, то исчезает, то снова появляется, а почему — неясно. Откуда — неясно. Я в какой-то момент решила, что Королев просто трудоголик-асексуал, зачем ему секс, когда можно строить ракеты, а оказалось — еще как секс его интересует. Тоже внезапно. Хорошо, что вазелин у них в критический момент нашелся.
Непонятно и о возникновении чувства у Королева, когда дело дошло до первого (или нет? есть указание на то, что он неожиданный, но точно первый ли конкретно для них?) поцелуя после провала на испытаниях. Возникла ли любовь во время совместной работы после войны, было еще до в ссылке или раньше? Как это соотносится с его семейной драмой? Ему Глушко всегда нравился, раньше нравился или он вообще до поцелуя не осознавал? Про точку зрения Глушко тут можно лишь гадать... Не сложилось это совершенно у меня как романтическая история.
Скорее понравилось по языку — неплохая стилизация под советскую литературу эпохи соцреализма, надрыв и высокое стремление явно чувствуется, но встречаются часто и стилистические ошибки — фику не хватает редактуры.
Сергей не собирался поддаваться на провокацию, но испытал одновременно слабость и возбуждение — слабость противиться этому и желание получить больше, и сам перекатился по полу, задевая локтями и коленями за столы и тумбочки, подмял Валентина под себя, потому что действительно был физически сильнее его. \\ задевать можно столы и тумбочки, а не ЗА? оборот «слабость противиться этому» показался неудачным сочетанием
Западные сериалы. 15К+. Часть 4
Осторожно, возможны спойлеры!

Пастух от Эялька и Шиммельграу
Kings, Джек/ОМП, Джек/ОМП/ОМП

Херт-комфорт о спасении жизни и обретении сломленным персонажем своего места под солнцем с сельскими пейзажами, боевыми повстанцами и небольшой политической интригой.
читать дальшеНесмотря на предупреждения (смерть второстепенных персонажей, графическое описание насилия, увечий, трупов, упоминание пыток, ПТСР, панические атаки, секс втроем (вне окончательного пейринга)) и крайне мрачное начало, это один из самых добрых текстов, что я читала в номинации. Хотя честно ждала чернухи на 100 тыщ слов.
Однозначный недостаток фика, который сразу бросается в глаза — крайне неудачное начало и невнятная экспозиция. В отзывах к другому херт-комфорту писала, что херт части там недодали, так вот тут ее пытались додать, но в ней ничего непонятно. Через 1 главу приходится буквально продираться, а некоторые предложения — перечитывать по нескольку раз. Если бы не конкурс, то, скорее всего, тут как читателя фик меня и потерял.
Что именно непонятно? Каким местом фик стыкуется или не стыкуется тут с каноном Кингс, который я смотрела? Что у персонажей произошло? Что с Сайласом и с Джеком? В боевиках и фильмах про войну любят эффект дергающейся камеры, вот в начале именно он, выкрученный на максимум. Поначалу у меня была версия, что Джек в тексте УЖЕ УМЕР или происходящее его галлюцинация, остановилась на том, что его много били по голове, отсюда и спутанность сознания и всевозможные несостыковки. Как-то шоковое состояние можно было более плавно подать. Не получилось у авторов.
Дальше наш раненный, чудом выживший герой выползает из горы трупов, находит какой-то населенный пункт и теряет сознание. А в повествовании волшебным образом выравнивается, информация начинает подаваться плавно, несостыковки находят объяснение и читать становится интереснее.
Вообще авторам лучше всего удалась деревенская часть (она занимает основную часть фика), и у них вышли интересные оригинальные персонажи и отношения между ними. По-моему, им стоит в следующем году податься в макси ориджи, если будет идея и желание.
Так и не зашипперила окончательный пейринг, но истории со спасением жизни и выхаживанием — не всегда мое. В принципе развивается он достаточно логично и плавно — от жеста милосердия, к помощи, симпатии с ревностью и наконец объяснением. Дневниковая часть с мыслями одного из героев показалась скучноватой. В принципе понимаю, зачем ее добавили — один из героев немой и общается либо при помощи надписях на табличках, либо вот так, пишет сам для себя дневники, но как-то затянуто.
Зато понравились все линии с повстанцами. От Рахиль осталась в отдельном восторге, ее история с Йеном вполне в духе Кингс с его библейскими отсылками (Рахиль и Иаков).
Дани и Габи — понравились и как пара, и как тройничок с Джеком. Плотвист с Габи — классный и не догадалась, у авторов вышел интересный небинарный персонаж, который при этом при некоторой развязности не выглядит вульгарным. Правда любовный многоугольник в прошлом показался слишком сложным и немного лишним. Хотела написать, что зашла авторская трактовка полиамории у персонажей, но так и не поняла, что тут имели в виду. Вроде сначала это выглядит как разрешенная (или нет) супружеская измена, потом выясняется, что все в курсе и всем по кайфу, а потом, что нет, в душе все страдали и это дискомфортный формат отношений. Может, это и имелось в виду, но как-то запутанно и не всегда понятно логически и эмоционально.
По стилю и изложению работа заметно уступает фикам по тому же фендому, присланным в этом году в номинацию сериалов. Из других недостатков — Джек, конечно, ООС, и это заметно, но, с другой стороны, достаточно узнаваем, чтобы про него было интересно читать. Плюс делала скидку на то, что тут он — вне привычной среды и это сильно на него влияет.
Где-то в последней самой части сельская история уже немного приедается, окончательный пейринг сходится и непонятно, а что в оставшейся части фика читать, когда все основные конфликты разрешились. В этот момент авторы неожиданно вставляют вторую привязку к канону сериала — с заговорами, Гефом и даже нанятыми киллерами. Действительно это взбодрило повествование, плюс есть закольцовка с экспозицией, которая мне так не понравилась, но попытка связать начало и конец — хорошая. И приятно было, что Джек встретился с сестрой, Дэвидом и другими персонажами из своей прошлой жизни.


Дорога домой от Natalia1
Элим Гарак/Джулиан Башир по Star Trek: Deep Space Nine
читать дальшеРаньше в постах на дайри, в жж, на тумблере, на ютубе в клипах был такой жанр — шипперский манифест, где с цитатами, гифками, часто с указанием номеров серий или выпусков автор пытается рассказать про свой любимый пейринг и почему его стоит шипперить. Или на Слешконе были трибьюты, можно считать этот фик вот таким трибьютом, который с большой любовью написан и подробно рассказывает, как и когда Элим Гарак и Джулиан Башир полюбили друг друга в реалиах сериала Star Trek: Deep Space Nine и почему в том числе ради них сериал достоин просмотра. Из всех прочитанных фиков по этому пейрингу в номинации из Дороги домой я лучше всего узнала Гарака и Башира и их ближайшее окружение и историю именно в каноне.
Мне кажется, такие милые и флаффные шипперские фики — с переосмыслением и дополнением пропущенными сценами того, что уже известно, должны быть в каждом фендоме. Их приятно читать впервые и по ним приятно вспоминать, за что же фанаты пейринг любят.
Так же к достоинствам фика отнесла бы то, что у автора вышел крайне задорный флирт между персонажами, пожалуй, один из самых задорных в зарубежных сериалах, что я читала. Герои остроумные, едкие, влюбленные и не признающие этого за всеми пикировками, за их взаимодействием по-настоящему интересно следить. Заявленный слоубилд действительно есть и видно, что между персонажами искры летят. В принципе во многом согласна с колумнистом, очень подробно разбиравшим работу с точки зрения слоубилда тут.
Если подходить к работе не только с точки зрения шипперского фика, а художественного текста, то выбранный формат имеет существенный недостаток — работа для меня не выглядит цельной, а сотканной из множества кусочков разного размера, разной атмосферы и с разными персонажами. Не всегда понятен выбор той или иной сцены для показа, кроме это, наверное, было в каноне, вот автор и вставил. Как-то разношерстно очень, даже если считать за сюжет линию слоубилда между героями.
Допускаю, что если подставить недостающее, и так известное поклонникам сериала, то паззл идеально складывается. Но, возможно, что-то, наоборот, стоило опустить? Это, по-моему, частая проблема для фиков с пропущенными сценами или обыгрывающих канон — как и не сильно повторяться, удержаться в рамках характеров, но сделать так, чтобы об уже знакомом было интересно прочесть?
Еще показалось, что удерживать интерес читателя автору не всегда удавалось — особенно ближе к концу, самая последняя треть фика. Или сам флирт и юст показался увлекательнее, чем его итоговое разрешение. Возможно, стоило чуть погрешить против канона, но немного раньше свести пейринг, а то последние преграды на пути пейринга немного притянутыми смотрелись? Было бы любопытно почитать о том, как они преодолевали разлуку и тюрьму, если бы уже были близки и от этого еще больше беспокоились друг о друге.
Люблю момент с балконом и голограммой — красивый и чувственный одновременно. Правда, так и не поняла до конца (если взять контекст фика и то, как неловко сохнет по Гараку Башир, что всем очевидно уже на тот момент), почему вскоре достаточно теплые отношения напрочь рушит этот диалог:
— Нужно было поговорить с тобой в тот же вечер, и не мучиться столько времени. Пусть это даже на один раз...
Гарак остановился.
— На один раз? — внезапно трезвым тоном поинтересовался он.

Возможно, это какая-то особенность кардассианского этикета и культуры или характера Гарака, но из фика непонятно. Если хотелось показать размолвку из-за сказанной глупости, можно было быть и порезче или более однозначно этот момент показать, почему это так недопустимо и обидно.
Хотя понравился момент, когда Башир вдруг узнал, как кардассианцы флиртуют и как в конце это обыгрывается.
— Ой, — Джадзия прислушалась к возобновившемуся гулу голосов за переборкой. — У них все в порядке?
— Да все у них в порядке, — Майлз развел руками, поясняя свою мысль. — Они это. Спорят.

Вообще в фике много подобных тонких внутренних отсылок и видеть их приятно. С точки зрения композиции несмотря на сильную обрывочность повествования, фик прямо классно закольцовывает начало и конец одним каноничным диалогом. Удачное решение выбрать из канона именно эти пару фраз.


Война роз от Бомонт Флетчер
Уилл Шекспир/Кит Марло, Уилл Шекспир/Кит Марло/Нед Аллен по сериалу Will
читать дальшеНачинала читать этот фик какоридж, но происходящее и описанная автором атмосфера и герои настолько увлекли, что залпом посмотрела половину сериала к тому времени, как дочитала. Если хочется проникнуться новым каноном и интересны времена Шекспира — точно стоит как рекламу рекомендовать этот текст.
У автора отлично вышло передать любовь, переходящую в одержимость, где мир для героев практически начинается и заканчивается друг другом, а все остальное — театр, стихи, друзья тоже важно, но не может сравниться. Та самая страстная фаза влюбленности, когда всего — встреч, прикосновений, взглядов, слов, секса — мало и постоянно хочется еще. Поэтому герои срывают репетиции, откладывают дела, чем изрядно злят своих коллег. Когда увидела в жанре PWP, исторический текст и приключение одновременно немного удивилась, но действительно PWP занимает значительную часть секса — есть и кроссдрессинг, а в финальной арке и горячий тройничок.
Любимый момент — то, насколько ловко сам Кит перевоплощается, не хуже, чем актеры, для которых он пишет свои постановки. Уличная шалава из него вышла совершенно потрясающая! Не уверена, что хочу пожелать его коллегам так ее играть, а то театр сожгут за непотребство, но ужасно чувственно вышло и не только потому, что фик с порно.
Яркими получились и второстепенные персонажи — и Джорджи, который хочет быть Лавинией (во времена Шекспира женские роли играли мужчины), и старый Бербедж, и Кемп, и Нед Аллен показались прямо как из сериала. А вот Дик показался по сравнению с сериальным чересчур карикатурным, да в сериале он ужасно наивен и местами простоват, но в последней арке у автора ведет себя так, как будто по возрасту младше Джорджи. Показалось, что перебор с комизмом немного.
Понравилась стилизация под эпоху и то, какой яркий и образный у автора язык — действительно приятно читать.
В чем фик проигрывает, на мой взгляд, так это в плане сюжета и композиции. Начать стоит того, что у работы одно из самых НЕ ОТРАЖАЮЩИХ саммари, что я читала на конкурсе. Мы, конечно, не оцениваем саммари, но там описано не начало, а скорее последняя ЧЕТВЕРТЬ ФИКА. Это немного необычный ход.
Что же происходит оставшееся время тогда? Начинается все с небольшой экспозиции, где нас знакомят с героями, театром и их отношениями, затем следует очень длинное многоглавное пвп, и только потом то, что обещали в саммари — выясняется, что один из актеров пропал и с приключениями они идут его искать, а затем следует уже небольшая сцена секса.
При том, что фик большой — 48 тысяч слов, и читалось с удовольствием, хотелось чуть больше сюжета. Или что бы композиция была более равномерной — какими бы классными не были сцены секса, если автор предполагал некий сюжет, а не просто порносагу (тоже достойный, но другой жанр), то их полезно чем-то перемежать. Если бы это не был фик на конкурсе, в какой-то момент могла бы бросить и до сюжета в итоге так и не дочитать...
Еще в этом фике, особенно в порно, у меня была некоторая проблема с выбранными авторскими приемами и манерой повествования. Дело в том, что происходящее показано через несколько фокальных персонажей. Более того некоторые события автор показывает переключением с перемоткой. То есть нам рассказывают происходящее глазами Уилла, действо доходит до определенного момента, а затем нам — обычно с начала или чуть раньше, а не с того момента, где остановился Уилл, — излагают это глазами другого героя. Сам прием по себе отличный, именно благодаря нему, кстати, хорошо читается как оридж — успеваешь проникнуться разными героями и в целом понять их мотивацию, в дженовых частях он мне в целом не мешал, но в порно в какой-то момент ужасно утомил. По-моему, автор с ним переборщил. Порно от этого стало выглядеть чересчур затянутым и в какой-то момент как у читателя сложилось ощущение, что я на съемках порнухи на съемочной площадке или герои там трахаются даже не перед зеркалом, а в целой зеркальной галерее. Лучше показать несколько раз, когда они занимались сексом, чем бесконечно разглядывать один и тот же зацикленный. Но в плане порно начиналось классно.
Дальше, к счастью, последовала сюжетная арка с поисками юного актера по борделям — вот она была достаточно динамичная, сюрреалистичная и смешная. Показалась вполне в духе канона. Хотелось, чтобы ее было побольше, а занявшая большую часть фика предшествующая часть — покороче. Вот финальный тройничок этой проблемой с фокалами не страдает и как раз показался достаточно горячим и не растянутым.
В плане сюжета максимально раскрыта тема пылкой страсти между Китом и Уиллом, средне раскрыта линия приключений и как-то показалась повисшей в воздухе линия с противостоянием между театрами (ну разве что тройничок считать кульминацией?). Да, это идет из канона, но в фике эта линия остается повисшей в никуда и скорее фоном, чем главной темой. Хотя в начале и по саммари может создаться впечатление, что фик именно об этом.


Семейные ценности от Бомонт Флетчер
Уилл Шекспир/Кит Марло, Дик Бербедж/Кит Марло, Фальк Грэвилл/Кит Марло по сериалу Will
читать дальшеЭтот фик точно стоит читать после Войны роз и не только потому, что он постканон. И в целом какоридж он вряд ли зайдет, если прямо с нуля.
Большим недостатком было то, что если Война роз при некоторых проблемах с композицией читается как самостоятельная работа, то тут ощущение, что ты читаешь немного вырванную из контекста середину большого цикла, где и особой экспозиции нет, и четкой развязки тоже. Автор интересно, витиевато, атмосферно и увлекательно рассказывает истории, а вот композиция и именно сюжетность — в обоих работах не самая сильная сторона.
Романтические истории редко начинают с расставаний, а тут все начинается именно с разлада в отношениях между героями — Уилл вместе с другом Диком, и своим бывшим любовником Китом возвращается из Лондона в отчий дом, где воссоединяется со строгим отцом, женой и детьми.
Больше всего понравилось, как в фике раскрывается Кит Марло с его бесконечными мужиками, в попытках забыться и отвлечься, когда бывший возлюбленный буквально за стенкой — такой одновременно близкий и далекий. И это его циничное, как и в каноне, отношение к сексу, где чаще всего он ничего не значит и почему бы, собственно, и нет. А также талант заморочить голову кому угодно и использовать в своих целях.
Интересно раскрыт образ Дика. Если в Войне роз он показался чересчур карикатурной фигурой, то тут веришь в эту нелепую, случайную влюбленность, как всегда — несчастливую и некстати.
Уилл в фике больше всего напоминает собаку на сене. С одной стороны религиозные, семейные и еще какие-то чувства не позволяют ему быть с Китом, но при этом его страшно обижает, что тот с кем-то другим трахается. Или он вроде и хочет трахаться с ним дальше, и мучается, и выносит мозг всем, включая Кита, своей неспособностью решить. История с дуэлью какая-то максимально нелепая. Душевные метания Уилла в этот раз оставили совершенно равнодушными и к концу утомили, а отношения героев вроде как ни к чему новому не приходят — они и не расстаются окончательно друзьями, или врагами, но и не разбегаются. Отчасти, если вспомнить канон, в такие метания верится, но вот читать про них было как-то не сильно увлекательно. Момент, когда он наезжает на Дика за Предательство дружбы и ревнует к нему Кита вызвал глубочайшее недоумение.
Самая тронувшая и динамичная отношенческая линия совершенно не слешная для меня. Это противостояние гомофобного католика, отца Уилла, и дьявола во плоти Кита Марло, своим существованием уже оскорбляющим все устои. При том, что вначале по очевидным причинам он вызывает неприязнь, отец Уилла буквально движущая сила сюжета этого фика — не Кит, или Уилл, или Дик, или еще кто-то. Он решает вначале выгнать этого проходимца Кита на улицу, он решает приютить скандального кузена Уилла, да в принципе основа и корень большинства конфликтов. Любимая сцена в тексте — драка с участием Джона Шекспира, Кита и Дика в конце. Испытала прямо настоящий катарсис от их примирения и взаимного уважения.
В плане сюжета с Китом и Уиллом — жаль, что он никуда особо не развивается и, как показалось, не приходит. Плюс концовка с дуэлью показалась сильно оборванной — только самое интересное, а ничего не рассказали по итогу.
К недостаткам фика отнесла бы то, что местами автор, в отличие от Войны роз, перегибал со стилизацией, и герои превращались в совсем уж условных персонажей шекспировских пьес, а не Кита и Дика. Есть подозрение, что автор это специально — Дик с Китом даже шутят на тему, — но вот не везде понравилось. Показалось, что при сильном утрировании черт пару раз пропало ощущение живого художественного текста и характеры. И как-то много опечаток и они в глаза бросались.


Рыцарь и дракон от arcane
Азирафаэль/Кроули и фоновый Гавейн/Ланселот.
Кроссовер Good Omens с Артурианой. читать дальшеПричем, реалии Артурианы автор собирала из нескольких разных источников — если любите искать отсылки, то прямо россыпь их.
В итоге получилась красивая и атмосферная стилизация под рыцарский роман и высокий стиль романтизма, у автора богатый язык и лексика соответствует эпохе. По стилизации под период я бы сказала, что Рыцарь и дракон и Война роз из отзыва выше, хотя про разные времена, но с одинаковой глубиной проработаны и обе с большой любовью стилизованы и зайдут любителям атмосферной исторички.
Сир Фелл — рыцарь при дворе короля Артура, а Кроули — коварный змий, пугающий в пещере мирных жителей, но все, разумеется, оказывается не совсем так.
Часть про змия показалась крайне трогательной. И момент спасение «украденных» детей и то, как забывший, как принимать человеческий облик, Кроули льнет к теплу в виде Азирафаэля. Хорошо передана та затаенная нежность, что они друг к другу испытывают.
Кроули выглядел совершенно диким, желание, тоска и чистое стремление навстречу были открыто написаны на его раскрасневшемся лице. Волосы огненным нимбом растрепались вокруг головы, исчезли все следы той настороженности, которую он носил на себе, как невидимый доспех, не позволяя приблизиться к тому, что внутри. Он был открытой раной, предложенной, как свидетельство; он был живым.
Он был прекрасен.

Помимо романтического есть еще небольшая сюжетная линия из Артурианы — Моргана ушла к друидам, а среди рыцарей Артура нет согласия и явно что-то назревает. Понравилось теплыми братско-сестринскими отношениями Артура и Морганы, и уже романтическими Гавейна и Ланселота. После того, как эта линия заканчивается Спойлер, Азирафаэль приходит за утешением к Кроули, а дальше уже события много лет спустя.
Небольшие, хотя меньшие, чем у Войны роз, у этого фика проблемы с композицией. На 3/4 это огромная история про приключения и жизнь при дворе короля Артура, а на 1/4 про современность, причем эти части за небольшим исключением — герои в конце попадают в Те Самые места из первой части, почему-то кажутся почти никак друг с другом не связанными. Вторая часть не просто воспринимается как отдельный фик, она похожа на вбоквел без особого сюжета — где в основном порно и немного чувств. Воспринимается вторую часть, как такой эпилог с доп. эротическими сценами. Плюс показалось, что они даже по манере повествования и стилю немного отличается.
Понравился символизм названия — вроде формально дракон — Кроули, а рыцарь — очевидно Азирафаэль, но Кроули в фике часто даже будучи змеем ведет себя ужасно по-рыцарски, а высокие моральные принципы и страхи Азирафаэля — такой дракон, что они вместе пытаются победить.
По сюжету не совсем поняла концовку и детали Артурианской ветки. Хотелось бы расширенную версию почитать, потому что так как Азирафаэль и Кроули единственные фокальные персонажи и не везде присутствуют, есть ощущение, что их не сильно интересовало, вот ты и недопонял. Особенно развязку с предсказанием Мерлина и спойлер не поняла, хотелось больше контекста. Зато фоновый Гавейн/Ланселот очень славный.
Совершенно не понравилась сцена объяснения Азирафаэля и Кроули после первого поцелуя, когда Азирафаэль рассказывает Кроули, почему они не могут быть вместе. Показалось, что вместо персонажей вдруг возникают герои абстрактной романтической пьесы. По-моему, перебор с пафосом и в других сценах его аргументам и чувствам как раз верилось — этим фик и хорош, а тут смутило.
Не всегда уместен и горяч высокий стиль показался в эротических сценах, во второй части они немного неровно написаны, зато в первой очень органичны. Ближе к концу не совсем удачное употребление «вонзится» сбило настрой.
А так в целом довольно приятный, атмосферный текст.

Если интересно, еще можно прочесть отзыв колумниста об этом тексте тут

Мы обязательно встретимся от Alma
Азирафаэль/Кроули Good Omens.
Это достаточно канонный фик, который долго притворяется модерн AU, а потом ты наконец понимаешь, в чем фишка. Кроули — европейский юрист, Азирафаэль (Эзра Фелл) — сотрудник службы безопасности в израильской фармацевтической компании.
читать дальшеВместо традиционной экспозиции герои сразу же занимаются сексом, а уже потом мы узнаем на обратной перемотке, как они познакомились, кто такие и какой в этой AU сюжет и расклад. В принципе вышло достаточно динамично и порно мне понравилось, но отчасти немного рисковый ход. Хотя, повторю, автору удалось заинтересовать. Порно понравится, если есть кинк на легкий BDSM.
К большим достоинствам фика я отнесла крайне увлекательные и оригинальные сюжетные линии. Их на самом деле две: основная — это корпоративные интриги и тайны фармацевтической компании (довольно быстро выясняется, что там не все так идиллично, как верит Эзра, но как сотрудник СБ он должен понять, в чем и ком причина), а так же отношения Кроули и Эзры (сколько в их отношениях романтики, а сколько расчета), и вторая — насколько эта AU на самом деле не совсем AU, как все-таки автор повернул канон и герои дошли до того, о чем сейчас речь. Почему первое интересно — понятно, про такие интриги всегда интересно читать, если автор грамотно их простроил, а вот второе... Довольно быстро автор дает понять, что все не так просто — герои видят сны-флешбеки во вполне знакомую нам реальность канона Good Omens. И ты ломаешь голову, пытаясь понять, что происходит? Они умерли? Это параллельный мир? Адам Янг поменял вселенную? Это из-за Армагеддона? Они работают под прикрытием? Реинкарнировали? Им стерли память? Что-то еще? Аааааа! Вот это гадание — моя самая любимая часть фика.
По стилю местами суховато написано показалось, зато очень атмосферно. Атмосферность вторая сильная сторона фика, помимо закрученных сюжетных линий. Автор так подробно и с душой описывает Израиль, что он становится физически ощутимым. Не знаю, был ли автор в этой стране, но по тексту создается впечатление, что он там, как минимум, жил или бывал не единожды. Даже не столько улицы, достопримечательности, сколько сами характеры и ощущения от места переданы. Ты чувствуешь себя так, будто сам вместе с героями проходил мимо дома Симона-Кожевника. Как дочитала, пару дней страстно хотелось в Израиль!
Образ Эзры Фелла у автора довольно сильно отличается от того Азирафаэля, к которому мы привыкли в каноне. Вполне допускаю, что можно и бросить из-за этого, так как сильно разные характеры. Потом Эзра мне тоже понравился, и в принципе могу понять причину таких изменений — тут Эзра в силу профессии и места, где вырос, жестче и гораздо более властный, хотя в чем-то такой же идеалистичный. Самое любопытное начинается, когда идут флешбеки и, оп, Азирафаэль у автора достаточно вканонный и вхарактерный. Сбивает с толку и интригует.
В принципе, дочитав, могу сказать, что и к Эзре привязалась и он классным вышел персонажем. Диссонанс скорее с того, что Кроули практически не меняется — и такой же и в современной линии, и во флешбеках.
— Когда в человеческом сердце поселится любовь, там будет и Бог.
— Когда-нибудь они все испортят, — весело сказал он, снова разливая вино по чашам. — И нет, я не буду вмешиваться. Я уже давно понял, что могу ни во что не вмешиваться. Они все делают сами, эти люди. Если это новое прекрасное учение не умрет, оно станет религией или сектой. Даже не знаю, что хуже. Я повидал столько странных, удивительных сект... А религия — это всегда инструмент политиков. Вот увидишь, пройдет десять, двенадцать столетий, и под знаменем любви к богу и всепрощения последователи твоего дорогого Петра начнут карать тех, кто недостаточно верит в эту самую любовь.
— Кроули, как ты можешь такое говорить...


Тут, наверное, закруглюсь, потому что, да, можно разобрать подробнее, но закрученная интрига была для меня сильным плюсом фика и не хочется чтение в первый раз кому-то испортить. В плане логичности объяснений и сюжетных линий — у меня все сошлось, вроде ничего не провисло. Автору удалось свести обе сюжетные ветки воедино.
Коллажи от A до Я
Perfect together.
Коллаж, который может порадовать маленькими детальками: не знаю специально ли, но автор оставил зажим на пиджаке и добавил отсвет на воротнике ниже сидящего Ван Ибо - эти острые моменты подчеркнули изображение с разбитым стеклом (окном?), взятое для фона. Насыпать стекла даже там где необязательно - это святое, но загадка зачем эти фотообои за диваном :) Трещины слишком крупные в сравнении с людьми, от того и неоднозначные впечатления от фона

Stay with me
Несмотря на абсолютное незнание данных молодых людей, коллаж впечатлил и техникой, и посылом. Во-первых, столь тщательно отбритые руки это отдельная благодарность :DD Во-вторых, нежные тона и романтичность коллажа оставляют приятное ощущение после себя. Работа, которая ещё долго потом остаётся в памяти как нечто совершенно замечательное :3

В ожидании Доктора
Если бы у нас была премия за лучшую комедию - сюда бы однозначно ушло первое место, потому что единственное на районе порно с тентаклями, да и ещё такое задорное должно заслуживать внимания! Однозначно очень дрочибельная работа. Свет, камера, мотор, тентакли, сюжет - всё по высшему разряду. Особенно понравился куколд наблюдатель за главными лицами. Я его увидела с пятого раза, настоящий ниндзя!

Влюбленные
Та категория коллажей, где легко мог быть и джен) На самом деле очень аккуратная работа с исходниками и грамотная композиция. Тут и замена одежды, и анимация, и славный фон, даже легкое таро. И, опять же по мелочам, случайно или специально ли: хоть карта про "любовь и счастливые взаимоотношения", но на ней традиционно изображаются не только Адам и Ева, но и змей, который тут остался на руке одного из участников в виде браслета. Отличный подбор исходников!

До конца
Снова анимация и неплохая, не хватила активности для точечного элемента по центру, при общей анимации, хочется и для этой штуки движения. Голубые глаза периодически маленько пугают, но больше отвлекает линия обрезки рубашки, уж больно она ненатуральной смотрится (и не по руке, и не по какой-то закрепленной линии композиции)
Будь это обложкой дневника, то вот этот пиджачок был бы сто процентов в блестках и такой шершавый наощупь :3

Звезду с небу? Пожалуйста!
Я предвзят к канону, но не пейрингу, так что один-один! Нравится идея: весело и легко подана, сама по себе очень светлая и контрастная как надо: настоящие космические камни и флатовый месяц. Смущают тени на ногах: от светящейся луны на ногах нет засвета( Ещё смущают треки от падающих комет внизу над городом - лишнее. Но в остальном всё равно очень светлая для ночи картина ♥ (очень крутая по веселью фотосессия в целом, так что плюсик за подбор исходников!)

Моя любовь
Тут с нами снова приятная анимация ♥ На самом деле из-за другой работы на тему русалочки этот коллаж тоже проассоциировался с ней, потому что вода, потому что красные волосы, потому что замок, как-то всё сошлось :DDD По деталям и композиции приятная постановка и настроение, безумно радует глаз контраст красного и синего именно в тех гармоничных оттенках, что надо. Опять же по анимации с водой хотелось бы добавить движения волос и вообще замечательно )

Пожалуйста, только не сделай мне больно
Нетипичная техника для коллажей сейчас, всё же большая часть работ у нас другого плана, но это не умоляет достойнств этой работы) Всем, кому не хватает солнца и подсолнухов, жары и стрекочущей саранчи или цикад, крикак прибрежных чаек и легкого бриза - обязательно к просмотру. Отлично для просмотров холодными зимними вечерами ♥

После рабочего дня
Это и смешно и замечательно :DD Балдежная работа с уютным настроением, боке, свечами, пледиком и солнышком. Исходник с актерами угарный, обработан знатно под парочку в кресле. Можно несколько запутаться в ногах и одеяле с набега, но всё верно, всё по госту, так что мои хлопанья ладошками, только тихие, чтоб не разбудить :3

Русалочка & принцесса Эрика
Ещё одна необычная работа из этой категории, потому что встречает фемслэшем. Обе девушки чудные, но коллажу не хватает уверенной руки. Пиксели едут, надпись в смятении от вариантов (второй лучше), обтравка Брианны не совсем удачна, ракушки повисли в воздухе. Тем не менее коллаж всё равно приятный, главное чтобы у Ариэль не смылось столько макияжа :DD

Свет небес
Классическое представление добра и зла. В исходниках не хватает оригинала волос, потому что, ей богу, приклеены они знатно, как и велит оригинал. Эффекты с молниями вызывают сомнение, своим движением в стороны и вверх - выглядит натужно. У светлого господина засвечено плечо, которое должно оттеняться волосами. Всё ещё отличная работа по смыслу, но какие-то мелочи не дают насладиться ей до конца.

Снова расставание
Несложная работа по исходникам, но отличная по настроению: показаны чувства, грусть, "зыбкая" основа в размытых линиях добавляет этого смятенного настроения. Иногда черно-белое представление - легкий выход и дешевый ход, но здесь он отлично вписался в идею.

Старший брат
Скажу честно, работа у меня вызвала смятение: такая твердая поза, такие сложные лица... Я не знаю канона, я тут очень незаинтересованное лицо, но хочется шлепнуть по голой попе и сказать: переигрываете! Картине немного не хватает размытости по планам, их головные уборы слились в одно непонятное, чёткость дальних деталей и передних одинаковая, а одежда внизу вызывает легкое недоумение размытыми пятнами (хотя это должно быть что-то вроде нашивок, как понимаю, но выглядит нечетко для остального. Тем не менее, достаточно дрочибельно, если отринуть всё это вот ♥

Темная колода
Последняя необычная работа в нашей номинации, вызвавшая много впечатлений. Во-первых, моёувожение работе с Корелом, противный мужик, строптивый, но выполнено всё чётко. Во-вторых, единственная работа полностью с упором в слова "смешанная техника" в нашей номинации. Отлично проработано с деталями, тенями, объектами, но очень дешевит солидная рамка по краю, тени и четкие контуры самой карты, а главное фоны. Эти детские облака за Ганнибалом убивают всё мирское, так что главное сосредоточиться на переднем плане, где есть офигенное сердце и скромно выгладывающее яйко ♥



Подытоживая, хочется сказать спасибо (громадное спасибо!) каждому участнику в категории и пожелать и дальше вдохновения (и побольше!)! ♥
Переводы 3-15К
О, вихри возможностей, пламя безумных страстей, переводчик Reya Dawnbringer
фэндом: Good Omens

читать дальшеДля разнообразия начну с конца.

Оригинал:
“Why, I haven’t done that yet,” says Aziraphale, beaming back beatifically as Crowley nearly trips on the carpet. “No, I think we had best start again with having you stay the night.”
Перевод:
— Еще пока ничего, — говорит Азирафель. Он в полном восторге от того, что Кроули наконец-то принимает правила игры и чуть не спотыкается о ковер, когда торопливо следует за ним. — Но у нас будет полно времени обсудить все в мельчайших подробностях. Думаю, нам лучше начать все сначала, с того, что сегодня ты останешься на ночь.
Откуда взялась эта фраза?


Оригинал:
Aziraphale all but throws him down onto the sofa. Follows after, straddles those thrice-damned hips.
Перевод:
Азирафель толкает его диван и забирается к нему на колени, оседлав эти невозможно прекрасные, порочно-узкие бедра.
Почему трижды проклятые бедра стали... вот этим всем?


Оригинал:
He kisses Crowley’s neck, his throat, the hinge of his jaw.
Перевод:
— На следующую тоже, — говорит он, покрывая поцелуями точеную шею и нижнюю челюсть.
Зачем?


Оригинал:
“All nights,” says Aziraphale. “Every night.”

“An expert negotiation, well-argued,” says Crowley.

Перевод:
— Теперь мы будем вместе все ночи напролет, — обещает ангел. — Каждую ночь.

— Ты хороший дипломат, — одобрительно отзывается демон.

Зачем?..


Оригинал:
Aziraphale pauses midway in kissing along Crowley’s jaw. He lifts his head.
Перевод:
Азирафель прекращает осыпать поцелуями его лицо, делает паузу на полпути, смотрит ему в глаза.
1) «делает паузу на полпути» — слишком буквальный перевод, здесь бы больше подошло какое-нибудь «на миг останавливается»
2) почему в оригинале он поднимает голову, а в переводе — смотрит ему в глаза?


Оригинал:
Crowley offers to drive Aziraphale to breakfast
Перевод:
Демон предлагает отвезти ангела позавтракать
Я правда не понимаю, зачем так делать( Рядом даже нет повторов имен.


Теперь рейтинговая сцена.

Оригинал:
Crowley starts, but Aziraphale is now several steps ahead, banishing all of their clothes in an instant, his hands at the ready to palm the curves of Crowley’s ass as soon as they are on offer. He palms them, then, and squeezes, appreciative, and Crowley nearly upends their chair with his body’s surprised jump.
Перевод:
Кроули пока не понимает, к чему он клонит, но у Азирафеля уже наготове есть отличный план. Он заставляет одежду исчезнуть, и готов немедленно оценить округлости симпатичной задницы Кроули, когда вопрос до него дойдет. Но Кроули все еще не понимает, поэтому ангел просто кладет ладони на его ягодицы, благодарно стискивает, и Кроули, не ожидающий ничего подобного, дергается от неожиданности и готов свалиться на пол вверх тормашками вместе с ангелом и креслом.
В переводе вся эта сцена читается слегка комично — от «немедленно оценить округлости симпатичной задницы Кроули, когда вопрос до него дойдет» до добавленных переводчиком ангелов.


Оригинал:
Crowley recovers fast enough, realizes then that Aziraphale’s cock, long and thick and hard for him, is now between them also. As is Crowley’s, a strained, extraordinary curve, and it’s simple work for Crowley to reach down and take them both in his hand. His beautiful, able fingers bind them together, all matched velvet heat, and he strokes them, once, twice, again.
Перевод:
Впрочем, раз взглянув на Азирафеля, он довольно быстро ориентируется в ситуации: теперь, когда их не разделяют слои одежды, становится очень просто протянуть руку и коснуться самых интимных частей тела, для которых и были нужны приложенные обоими усилия. Оба постарались друг для друга, им обоим совершенно нечего скрывать — член ангела толстый и аккуратный; у демона тоньше и изящнее, но длиннее. Кроули обхватывает их одновременно своими умными ловкими пальцами (в ладони — налившаяся горячая нежная плоть), и начинает двигать рукой. Раз, два, три, вперед-назад.
Крайне неудачные описания.(
1) «самых интимных частей тела, для которых и были нужны приложенные обоими усилия» — само по себе канцелярит, а если учесть, что в оригинале простое «to reach down and take them both in his hand», перевод тем более вызывает недоумение.
2) «член ангела толстый и аккуратный; у демона тоньше и изящнее» — мало того, что в переводе добавились заместительные, в оригинале вообще нет таких сравнений.
3) «умными пальцами» — страшновато.(


Вдобавок тексту не хватает вычитки, встречаются мелкие баги:
пуговицы на жилете Азирафеля начинают расстегиваются сами собой

Очень небрежное и неумелое обращение с оригиналом( Я бы в шорт не брала.
Сам по себе фик приятный, обидно, что в переводе с ним так обошлись.



Искушение, переводчик Natalia1
фэндом: Star Trek

читать дальшеОригинал:
“Don’t concern yourself, Doctor.” The man said with a dismissive wave of his hand. “Our less-sophisticated ancestors had a similar idea—the rajnit. Hairy, scale-less, round-eyed monsters of unthinking malevolence.” He shrugged. “Peaceful relations between our peoples might have been doomed from the start.”
Перевод:
– Не переживайте, доктор, – Гарак пренебрежительно махнул рукой, – у моих давних предков была похожая концепция – Раджнит. Волосатый монстр с круглыми глазами и кожей без единой чешуйки – бездумный и бездушный. – Кардассианец пожал плечом. – Кажется, отношения между нашими расами были обречены с самого начала.
На мой взгляд, это тот случай, когда косяки за автором надо исправлять. Имя Гарака нам известно, значит, всяких «man» стоит заменить либо на имя, либо на местоимение, но точно не чередовать с «кардассианец» — и тем более не добавлять там, где его нет.


Оригинал:
He’d come to Quark’s looking for little more than something to help him bear the swelter of his empty quarters.
Перевод:
Он заглянул в бар Кварка в поисках чего-то, что просто поможет перенести жаркую пустоту его каюты.
Здесь лучше как-нибудь менее буквально:
«Он заглянул в бар Кварка, особо ни на что не рассчитывая — лишь бы не изнывать от жары в пустой каюте».


Оригинал:
He hadn’t expected smiles. Or sleekness. Or the way that, turned like this, their knees were mere centimeters apart.
Перевод:
Он не ожидал улыбок. Элегантности. Не ожидал, что будет сидеть вот так с кардассианцем и между их коленями будет всего пара сантиметров.
Вот здесь кардассианец был совсем внезапен: в оригинале на его месте даже существительного нет. Откуда он тогда?


Оригинал:
His body, only slightly beyond his kanar-hazed control, made him aware that it had been some time since he’d found himself in an intimate encounter.
Перевод:
Канар лишь чуть смазал его контроль над телом, и сейчас тело напомнило ему, что он слишком долго был лишен близкого общения.
1) «Канар самую малость затуманил голову, и тело напомнило ему...» — как вариант. Если оставлять «контроль», то лучше с другим глаголом (алкоголь может ослабить контроль, но не смазать) и без повторов тела, которых нет в оригинале.
2) «слишком долго был лишен близкого общения» хорошо бы перестроить без пассивного залога.

Оригинал:
One of the dabo girls had expressed interest when he’d first visited Quark’s, but Julian couldn’t.
Перевод:
В его первый визит к Кварку с ним начала заигрывать одна из девушек дабо, но Джулиан не позволил себе отреагировать.
Тяжеловатое окончание, лучше какое-нибудь «но Джулиан не мог ответить тем же».


Оригинал:
Maybe, Julian reflected, it was as much about that—the thrill of risk
Перевод:
Возможно, подумал Джулиан, в этом и было все дело – в искушении риском.
«the thrill of» — это не искушение чем-то, а острые ощущения от чего-то. «Возможно, подумал Джулиан, в этом и было все дело — риск захватывал».


Оригинал:
Here he did little more than bandage and counsel and try not to cause trouble.

Truth be told, he yearned for a little trouble. And this—he looked over the man as he took a deep drink, throat working—this was certainly a new frontier.

Перевод:
Но до сих пор на этом рубеже он только накладывал бинты, давал медицинские советы и старался не причинять хлопот.

Честно говоря, он жаждал каких-нибудь сложностей. А это – кардассианец в этот момент сделал глубокий глоток, помогая движением гортани – это определенно был новый рубеж.

1) в переводе потерялась связка «not to cause trouble\he yearned for a little trouble». Как вариант: «и старался не создавать проблем. Честно говоря, временами он их жаждал»
2) возникли повторы «это – кардассианец в этот момент сделал глубокий глоток, помогая движением гортани – это определенно». Можно, например: «...как раз сделал глубокий глоток».
3) возникли повторы «на этом рубеже\новый рубеж». Стоит убрать первый: и так непонятно, откуда он там взялся, какого-нибудь «at this point» в оригинале нет.
4) наконец, кардассианец. Я правда не понимаю, зачем он здесь нужен( Если переводчик так стремился подчеркнуть расу персонажа, то упоминаний об этом в тексте хватает и без заместительных.


Оригинал:
“How exactly did this s’suhrpunt corrupt them?”
Перевод:
Как же именно змей их соблазнил?
В других репликах он «ас-с-спид».


Оригинал:
Told them God was just afraid if they ate from the tree, they would become too wise. Too powerful.
Перевод:
Он сказал им, что Бог боится, что они вкусят с этого дерева и станут слишком мудрыми. Слишком сильными.
1) паровозик из «что», лучше первое заменить на «будто»
2) на мой взгляд, «powerful» здесь лучше перевести как «могущественными»


Замечание вскружило целый ворох воспоминаний, и Джулиан, не в силах смотреть Гараку в глаза, опустил взгляд на свой перевернутый стакан. На прилипший ободок синего пудинга на его кромке. На мутное отражение своего лица на его поверхности.

Именно это он видел в глазах адмирала – того, который приказал ему подать рапорт в Институт Психологии. В избегающем его взгляде, в напряженных плечах.

Много повторов глаз и взглядов. В оригинале с ними тоже не все гладко, но можно хотя бы сделать так:
«...и Джулиан, не в силах смотреть Гараку в глаза, стал изучать свой перевернутый стакан. Прилипший ободок синего пудинга на его кромке. Мутное отражение своего лица на поверхности».
Заодно станет поменьше «на» и «его»)


Оригинал:
“Uh, no, no…I mean, God found out they’d eaten the fruit, and it was, ‘Out you go!”
Перевод:
– М, нет, нет… Я хочу сказать, Бог узнал, что они съели фрукт, и сразу так: «Пошли прочь!»
Лучше убрать рассогласованность фраз, в переводе читается еще более странно.
Например: Бог узнал, что они съели фрукт, и сразу такой: «Пошли прочь!»


Оригинал:
No more Paradise was a sentence they both heard and understood and felt, deep-down.
Перевод:
Никакого рая – таков был приговор, который они оба получили, познали и ощутили до самой глубины.
В конце я бы скорее сделала «и ощутили сполна»)


Оригинал:
A glimpse caught from a portside window as they’d left Earth behind, blue dot receding, until it flickered out altogether.
Перевод:
Проблеск из окна по левому борту, когда они оставили Землю позади; голубая точка, уменьшающаяся, исчезающая.
Лучше «голубая точка, которая все уменьшалась, пока не исчезла».


Оригинал:
When the other man finally spoke again, it was as polished and smooth as the line of bar in front of them.
Перевод:
Когда кардассианец снова заговорил, его голос был гладким, как полированная барная стойка перед ними:
«smooth voice» стоит переводить как «вкрадчивый», а «гладкий голос» — это уже калька.( По-моему, здесь больше подойдет какое-нибудь другое существительное, тем более в оригинале оно не указано. Скажем, «его речь звучала гладко».


Оригинал:
The other man’s smile was that of victory, but he gave a gracious nod nonetheless. He didn’t withdraw the creeping appendage. It wrapped suggestively around Julian’s ankle.
Перевод:

Улыбка кардассианца была откровенно победной, но он все равно милостиво кивнул. Возмутительная конечность никуда не делась – напротив, она многообещающе обвила щиколотку.
По-моему, это самые неудачные фразы на весь текст: сперва «улыбка кардассианца», следом «возмутительная конечность», которая была бы уместна разве что в юморе. Лучше «хвост никуда не делся» — с прилагательным еще можно поиграть, но «возмутительный» все же далековато по смыслу от «creeping».

Повторная вычитка тоже бы не помешала:
Джулиан подозревал, что работу ему предложили в первую очередь из-за этой причине.

Интересная динамика между персонажами и диалоги, но обилие «the Cardassian» и «the man» сильно портит текст( Само собой, переводчик не обязан исправлять за автором косяки, но добавлять еще больше заместительных — точно плохая идея.

В целом над текстом проделали неплохую работу, удачных моментов хватает, но из-за заместительных я бы в шорт не брала.



Правила созданы, чтобы их нарушать, переводчик Urtica
фэндом: Hawaii 5-0

читать дальшеОригинал:
no one on the islands was doing jack-shit about the less than normal activity in Hawaii.
Перевод:
а на Гавайях бороться с монстрами было вообще некому.
У автора все же чуть грубее, «а на Гавайях все вообще нихрена не делали»)


Оригинал:
And he can tell that Steve is about to go off on him, because this warrants something breaking just a little, except there’s a loud rumble, a low droning noise and then a thump of footsteps.
Перевод:
Дэнни чувствовал, что Стив уже готов ввязаться в спор на эту тему, как вдруг раздался грохот, едва слышное жужжание и топот шагов.
По контексту здесь бы скорее подошло какое-нибудь «Дэнни чувствовал, что Стив уже готов накинуться на него с вопросами — ну еще бы, такое не каждый день увидишь\зрелище не для слабонервных. Но вдруг раздался...»
По крайней мере, спорить им явно не о чем: «go off on him» — это именно наброситься\сорваться на кого-то.


Оригинал:
For a few seconds he even manages to forget that Steve is still there; he’d like it if Steve had actually run a mile, but the guy is just far too noble to leave Danny behind, even if it did save one of them.
Перевод:
На мгновение Дэнни даже забыл о присутствии Стива — хорошо бы тот успел убежать куда подальше. Но, конечно, Стив оказался слишком благороден, даже если это могло спасти ему жизнь.
По-моему, здесь все же не помешает расписать:
«Но, конечно, Стив оказался слишком благороден, чтобы бросить его и спасаться самому».


Оригинал:
“What the fuck?” It should be comforting that Steve can’t brush this one off. “Danny, what the fuck was that?”
Перевод:
— Что за?.. — Стив явно не собирался просто отмахнуться от произошедшего. — Дэнни, что за херня происходит?
Потерялось «It should be comforting».


Оригинал:
The manticore is just lying out, brush and trees heaving under the sheer mass of the beast as it lies, dead and bleeding on the jungle floor.
Перевод:
Огромная мантикора, истекая кровью, лежала на земле.
Какой-то обратный Боромир)) Оставлять повторы «lying out» и «lies», конечно, не стоит, но какое-нибудь «придавливая своим весом траву» не помешало бы оставить.


“No, okay, listen. This is serious shit. There are things that I do, that I have done for a long time, that are for the good of all mankind, and yeah, it’s a little insane and whatever, but this is what I do and if you want to dismiss it, that’s fine. But do not start poking in this, just leave it, Steve.”
Перевод:
— Не, так-то это серьезное дело. Есть вещи, которые я делаю ради блага всего человечества. Звучит безумно, но что есть. Просто не лезь в это, Стив.
Очень многое сокращено, «that I have done for a long time» точно стоило оставить.


Перейду в конец)


Оригинал:
Danny’s father made the exception for Rachel because it promised to result in a potential carry on of the heritage.
Перевод:
Отец Дэнни принял Рейчел в семью — ее появление означало рождение наследника их древней крови.
«ее появление означало рождение наследника» не очень удачно звучит, лучше облегчить — скажем, «с ней у них появлялся шанс на наследника»


Оригинал:
he takes the time to delve deeper, because he’s just damn interested
Перевод:
не жалел времени, чтобы полностью погрузиться в чужую жизнь — из чистого, искреннего интереса.
«because he’s just damn interested» — скорее уж «ему просто не наплевать». Или как-нибудь похоже, но из простого «damn interested» делать «чистый, искренний интерес» — немного перебор.


Оригинал:
Steve doesn’t plan, doesn’t know, doesn’t learn shit.
Перевод:
Стив ничего не планировал, не рассчитывал и не учил.
«doesn’t learn shit» — «нихрена не понимал\не учился на своих ошибках».


Оригинал:
Steve kisses like he’s got all the time in the world, Steve has focus and determination, even when it comes to kissing, possibly especially when it comes to kissing.
Перевод:
Стив целовался так сосредоточенно и решительно, будто это была самая важная миссия на свете.
Очень многое пропало.


Оригинал:
Steve’s nose presses to the base of Danny’s neck, pressing into the hairline while they hold themselves
Перевод:
Вздохи Стива щекотали загривок Дэнни, пока они переводили дыхание.
Ой.( Читается так, будто вздохи переводят дыхание. Лучше оставить «Стив уткнулся носом Дэнни в шею».


Оригинал:
Danny would normally flinch away from it, but Steve’s touch isn’t something he has the willpower to avoid.
Перевод:
С другим человеком Дэнни бы вздрогнул, но прикосновения Стива он мог встречать только с энтузиазмом.
«...но от прикосновений Стива ему уклоняться не хотелось» — так чуть ближе по смыслу.


Оригинал:
They should talk, logically, Danny knows they need to.
Перевод:
Размышляя рационально, им совершенно точно стоило бы обсудить произошедшее.
Сильный канцелярит, после сцены секса такая фраза звучит совсем неуместно.


Напоследок мелочь вычитки:
В первую неделю на Гавайях Дэнни чуть не утопил кхала, живший в пещере у пляжа.

Понравилось, что переводчик не боится разбивать предложения и убирать смысловые повторы, из-за этого текст читается куда более легко, чем в оригинале. Кое-где с сокращениями перебор, но таких мест не так уж много, так что в целом впечатление очень положительное — и от перевода, и от самого фика.
Западные сериалы. До 15К. Часть 4
Здесь Геральт Лютика... от Nemi
Геральт/Лютик по Ведьмаку, романс с небольшим приключением для затравки и порно.
читать дальшеСюжет один из самых популярных, не только в фендоме Ведьмака — герои сначала присматриваются к друг другу и неловко флиртуют, а затем под воздействием сверхъестественных сил (здесь это — дриады) понимают, что нужно потрахаться, но написано так, что читать это все равно увлекательно.
Характеры чисто сериальные, показаны немного утрированно, но вполне верибельно. Понравилось, как автор играет со стереотипами — когда Лютик исходит из того, что уж мужчины-то, наверное, Геральта не привлекают, а оказывается, что наоборот:
— ... и девкам в борделях некогда драться. Иногда их и не хватает вовсе.
— И что ты тогда делаешь? — удивился Лютик, который с таким не сталкивался. К девкам он и ходил-то не так часто, предпочитая дамочек позажиточнее да почище, но всё же. — Ждёшь или уходишь?
— Когда жду. А когда и ждать невмоготу.
— У овец нет очереди? — захохотал Лютик, но осёкся под хмурым взглядом.
— Тогда парня беру, — низко и хрипло ответил Геральт, не сводя с плескавшегося Лютика глаз, и от звуков его голоса Лютик чуть не ушёл под воду.

И понравился момент выше про слабых девиц, вполне в духе канона:
— Из десяти мальчишек после обучения в живых остаётся три. Угадай, сколько бы осталось девчонок?
— Десять? — фыркнул Лютик, нисколько после Калантэ не сомневавшийся в женской силе и коварстве.

Фик может оттолкнуть разве что своей крайней физиологичностью — и в быту, и в сексе. Лютик и Геральт у автора крайне приземлённые, но я бы не назвала это недостатком, а скорее авторской фишкой. Особенно в пейринге, где часто Лютика склонны писать чересчур возвышенным и одухотворенным.
Вообще в номинации по Ведьмаку понравилось всего два фика, но если в По ту сторону страха порно немного недодали, а тут порадовало. Приятный кинковый фик, который можно порекомендовать шипперам.


Игра в мяч от Бомонт Флетчер
Borgia, Людовик XII Французский / Чезаре Борджиа
читать дальшеПрекрасно передана каноничная атмосфера тайных интриг в Борджиа, стилизация определенно удалась. Весь фик держится на намеках, метких уколах и сексуальном напряжении, которое появляется задолго до того, как происходит собственно секс.
— Безусловно, — Чезаре кивнул, глядя на Луи так же, как тот глядел на него — прямо, с вызовом, остро, будто направляя в лицо противника острие клинка. Их взгляды скрещивались — как в драке, и это было очередное состязание между ними — и ступенька, еще одна ступенька, ведущая Чезаре Борджиа наверх, на небеса, к ангелам. И он не собирался проспать свой собственный сон, как Иаков. — Я могу дать слово чести, но это избавит вас от удовольствия видеть, как я умею управляться с женщинами.
Название удачно выбрано. Это и правда игра в мяч — Чезаре ловко отбивает подачи, а Людовик хотя знает, что эта игра — не совсем честная, в итоге не может устоять, потому что увлечение Чезаре с каждым абзацем прогрессирует:
Но никогда до того, он не испытывал головокружения при одном только взгляде на того или ту, кого хотел. Никогда не чувствовал, как саднит горло и ноют пальцы — от одного только блестящего, ставшего почти черным ответного взгляда, направленного на него острием отточенного клинка. От одних только слов — дразнящих и влекущих.
Понравилась деталь о том, как Чезаре в детстве не понимал того, что делала его мать, но смотрел и перенимал. Учился у лучших! И как Людовик думает о том, что заслуга того, что Чезаре столь горяч — в крови его родителей.
Помимо этого, прекрасные и вхарактерные диалоги, а порно — как блики от воды на стенах бассейна. У автора сама прелюдия показалась интереснее секса. Если в PWP интереснее читать про секс, чем подводки к нему, может разочаровать. Плюс и одновременно минус фика — стиль автора очень иносказательный и метафоричный и не всем зайдет.
Понравится любителям канона и тем, кто любит стилизацию под прошлую эпоху, флирт и длительную прелюдию.


Если все пойдет не так от resident trickster
Good Omens. Красивый короткий дабкон (или все же нонкон) Хастур/Кроули с томной и тягучей атмосферой опиумного салона в аду и простым сюжетом про секс с нелюбимым человеком, полученный шантажом. Присутствует фоновый закадровый Кроули/Азирафель.
читать дальшеПонравилось, как Азирафаэль тонко чувствует перемену настроения Кроули и как тот неумело пытается ему и себе врать.
— Не выдумывай, ангел. Со мной все в порядке. Как вообще что-то может быть со мной не в порядке? В смысле, мне потому и нравится быть демоном — все неприятности уже случились, трудности позади, и можно расслабиться.
Все в порядке.
Кроули мысленно повторил эту фразу столько раз, что от нее даже уже не тошнило. Она попросту не вызывала никаких эмоций.


Отношения Кроули и Хастура и до, и после, и во время секса можно охарактеризовать одним диалогом:
— Не знаю, огорчает это тебя или нет, но я не боюсь тебя.
Хастур пристально посмотрел на него и ответил:
— Это меня огорчает. Я бы хотел, чтобы ты боялся.


Секс не сильно графичный (кому-то это может показаться недостатком, мне чуть больше графики, честно говоря, хотелось) и автор делает акцент больше на психологию:
«А ведь он старается», — отвлеченно подумал Кроули. Все эти попытки скопировать привычки смертных были явно неслучайны. От этой мысли захотелось уснуть на триста лет, проснуться и никогда больше не спускаться в Ад.
Хастур в фике одновременно и неловкий, и по-своему страшный, но при этом явно не ожидавший, что его угроза будет иметь для Кроули такой вес.


Вопросы доверия от ksobakaa
Black Sails, Джеймс Флинт МакГроу/Джон Сильвер, Билли Бонс
Легкий и задорный романс с кинком на переодевание в женское платье (у автора PWP, но тут скорее романс, а сюжета и количества порно для чистого PWP — многовато). AU от канона, Сильвер отправляется в бордель в женском платье, чтобы украсть карту.
читать дальшеКарту он успевает уничтожить. Разгневанный его коварством Флинт придумывает страшно унизительное наказание — так вот в этих тряпках по кораблю и ходи, когда отплывем. В итоге через несколько дней команды привыкает — и не к такому привыкали, Сильвер откровенно наслаждается наказанием, а страдает один Флинт, потому что мерзавец Сильвер в этом проклятом платье (с каждым днем все более открытом) хорош, как черт.
В конце дело идет к обещанной кульминации — герои наконец трахаются. У автора довольно бойкий, динамичный стиль, живые диалоги и персонажи, и отличный юмор. Сильвер — ужасно обаятельный обманщик и мерзавец, но как и Флинт — невольно им очаровываешься. Слышала прямо интонации, когда читала.
— Вы упускаете важную деталь, капитан. Я не продавал карту, ее у меня забрали обманом.
Порно попало в кинки — люблю кроссдресинг, хотя раз уж это PWP, то можно было бы и чуть больше порнухи вписать.
Есть, к сожалению, и ляпы вроде «оставить его на корабле не грозило ничем существенно ужасным». И сюжет в рамках жанра очевидно предсказуемый — это скорее вписанная в канон рамочка с романсом перед PWP или альтернативная порно пропущенная сцена, чем оригинальная сюжетная ветка.


Соорнаопыжюя от Isca Lox
Star Trek, Кью/Жан-Люк Пикар
Ностальгичный ксенофильский романс с порно и долей геронтофилии.
читать дальшеСюжет тут довольно простой. Главный герой, капитан Пикар, живет в глуши и спокойно проводит старость, пока к нему не является давний друг Кью, представитель другой расы, и сначала напоминает о том, что Жан-Люк мог бы присоединиться к их расе, а потом показывает метафорическое слияние через секс. В целом красивый, метафорический мозготрах, полный нежности, ностальгии и чуждости. У автора оригинальные и емкие метафоры, передающие ощущение и от космоса, и некой чуждости их рас — и в сексе, и до, вышло крайне атмосферно.
Жан-Люк ответил на поцелуй — из ностальгии, тоски по упущенным возможностям, из жажды снова почувствовать себя на краю ойкумены, рискнуть, бросить кости, принять критически важное решение. На вкус Кью был горячим, влажным и непрочным, будто его атомы собрались вместе лишь из прихоти и готовы были разбежаться в любой момент.
Когда в первый раз читала, было интересно, откуда у текста такое странное название, а это плод метафорического слияния разумов и тел, когда у героя заканчиваются знакомые слова и появляются новые. Красивый в целом момент и как прием тут уместен:
Оргазм разлетелся вместе с кроватью, Кью и Жан-Люком тысячей мелких осколков: пушистых, розовых, угольных, горьких, математических, пересоленых, живых, сумасбродных, влюбленных, атгорелых, улипонных, муровашельных, цифроварных, укетных, прорырных, уминтах, беоры, курдэ, таманух, соорнаопыжюя...
Понравилось еще, что есть акцент на возрасте Жан-Люка — у него болят колени, его накрывает осознанием собственной смертности и старости, внутри постоянно возникает тоска по несбывшемуся, такое подспудное, почему сейчас, а не десять лет назад.
Жан-Люк захлебнулся в азарте, восторге, предчувствии нового и непознанного — настолько ярко живым он не ощущал себя уже очень давно, возможно, с того момента, когда получил ножом в сердце.
Недостатки — наверное, порно местами может показаться чересчур перегруженным образами, если больше любите физиологию и не любите мозготрах, то скорее не зайдет.
Мелкоориджи. Часть 6
Skjelle Белый, трусливый, великий

читать дальше– Скотина! – сдавленным шепотом вопил за пазуху Гера. – Вылазь, скотина, что ты там прячешься, валенок трусливый! В какую кишку ты там всосался?

Так начинается данный текст.
И я сразу повторю мысль, которую уже высказывала: юмор - это очень, очень субъективная категория. Не сомневаюсь, что огромное количество читателей уже одна интонация этого “вылазь, скотина”, словопостроение “вопил за пазуху” или обращение “валенок трусливый” сразу настраивает на игриво-веселый лад. Но, увы, не меня(

Двадцать четыре года назад случилось то, о чем мечтали заядлые уфологи, а обычные люди судачили в сетке, снимали фильмы и генерировали массу анекдотов. Внеземная форма жизни с размаху шмякнулась на третью от солнца планету.

Эту разухабистую интонацию завзятого шутника-балагура я даже слышу внутри голосом то ли Задорнова, то ли Петросяна, то ли еще кого-то из тех, чьи фамилии боюсь переврать, а гуглить не хочу, и меня она скорее удручает, чем веселит. Я тот человек, который на вопрос: хочешь анекдот? - максимально быстро отвечает: нет. Пока не началось: короче, слушай...

Симбионт сделал их два. Два члена. Оба смотрели на Геру и нахально щурились.
– Во-первых, Симаков, сейчас я подобью тебе оба хуевых глаза, – уныло сказал Гера, поставленный перед этим вопиющим фактом. – Закрой эти скорбные очи. Во-вторых, ты с ума сошел, в живого не совмещенного человека двойным хером тыкать? Засунь его себе в жопу!
– А я не могу, – нахально сказал Симаков. – В жопе уже занято.


Полагаю, даже оргазм имитировать проще, чем искренний смех или даже улыбку. Хотя я догадываюсь, что есть те, кому тут симулировать не придется.
Возможно, подобные искрометные пассажи можно было бы пропускать ради чего-то еще - скажем, сюжета, или горячих рейтинговых сцен. Но во-первых, сделать это крайне сложно из-за плотности насыщения довольно короткого текста авторскими остротами. У меня перед глазами невольно мелькали кадры рандомных юмористических передач - режиссеры их обычно любят давать крупным планом зрителей, заходящихся в пароксизмах хохота от каждого нового гэга. Наверно, читателю юмористического текста, как и зрителю, нельзя позволять прийти в себя от безудержного веселья ни на минуту.

С симбионтами иногда случалось, что они на пару секунд могли попутать прохождение нервных сигналов. Иногда и конфузы бывали, если, к примеру, хохотательный нерв с обсирательным перепутаются, а если еще и посреди анекдота...

А во-вторых, конечно же, авторские остроты нельзя пропускать, потому что именно в них весь смысл - ни сюжета, ни рейтинга (что, кстати, сюрприз) здесь толком нет. Герой-1 не мог “разбудить” симбионта в себе - сила любви “разбудила” симбионта в нем. The end.
Вот еще одна тонкая оппозиционная шутка, чтобы мой отзыв был аутентично пересыпан ими тоже:

Симбионты, к немалому ужасу скромных исследователей, оказались ебливы до невозможности… Сей возмутительный для нравственности факт утаить от широкой общественности не удалось, и депутаты с воем понеслись по избирательным округам, размахивая бюллетенями. Запретить! Не допустить! Нравственность! Неприкосновенность земных жоп и писек!

В какой-то момент кажется, что в тексте наконец прорывается что-то обычное, человеческое, и читатель вроде меня рывком выныривает из селевого потока этого инфернального хохота, как герой-2 Симаков с собачкой из снега, - описание лавины внезапно прямо хорошо:

Когда лавина стискивает человеческое тело, она страшно кричит. Скрипит многотонная снежная масса, сминаясь вокруг неожиданного препятствия и сминает его сама. В этом крике не слышно ни хруста костей, ни последнего стона жертвы – только рыдает сама лавина, и непонятно, от печали это или от злости, что игрушка сломалась так быстро.

И выясняется, что автор легко может писать совершенно иначе:

Снег и лед исчезли. Раскололись, лопнули, в вихре осколков выплевывая оказавшуюся не по зубам добычу.
Гера взмыл, опрокидываясь через спину, и с изумлением увидел, как далеко внизу остается затихшее белое море, и какие в нем крошечные сломанные елки на фоне остановившейся лавины, и какой удивительно маленький хеликоптер. И еще увидел что-то огромное, расплескавшееся двумя ослепительно-белыми потоками в синеве.


Но автору это не нужно, он упоенно хохмит, бросая все на алтарь с китчевой грубостью вырубленного божка юмора. И после короткого рывка из лавины читателя, как и Симакова с собачкой, снова накрывает с головой.

- ...Смотри не обосри меня в полете, голубь херов!
«Вот же скотина неблагодарная, – гулко сказал чей-то голос в голове у Геры, и ему мгновенно стало так сладко, что сердце застучало с перебоями. – Надо было ему хуй нашей задницей все-таки откусить!»


Что ж, жанр анекдота, “срамных” сказок и соленых флотских баек всегда находил и будет находить своего ценителя, и я ни в коем случае не осуждаю ни одного, ни другого.
Автор, конечно, писать умеет, это смутно угадывается даже по данному тексту. Но складывается ощущение, что, некогда поймав и оседлав юмористическую волну, автор иногда упускает момент, когда чувство меры и вкуса начинает ему изменять.
Но это исключительно мое субъективное мнение.


FFN Мы станем лучше

читать дальшеИ этот отзыв начну, пожалуй, с первых строк текста:

Толян, старшой Витин брат, десять дней как откинулся. Чалился не на крытой конечно, но срок отбыл от звонка до звонка. Кореша пошли табуном. Водка лилась рекой. Отец своих друганов позвал, забив на работу с концами. Мать, когда немного просыхала, тискала Витю, говорила, что он единственная ее надежда, и посылала в магазин за новой партией бухла.

Хм, подумала я, прочитав, я угадаю эту мелодию с первой ноты, у нас тут второй ходульный жанр перестроечного кино. Только если “все будет хорошо” был призван будить в глубинном народе надежду и веру в абстрактную справедливость, то “все будет плохо” по мнению создателей - это мое гипотетическое предположение - должно было заставить его рвануть рубаху на груди с криком “эх-ма, жизненно-то как!” и закусить огурцом устыдиться-покаяться. Как представитель народа хоть и глубинного, но все же не совсем придонного, я никогда не причисляла себя к ценителям подобного творческого продукта и потому слегка взгрустнула.
Однако!
Буквально на следующих строках выяснилось, что это был абзац-обманка, и текст-таки написан в жанре “все будет хорошо”. И так меня этот факт обрадовал, что я уже была автору благодарна и на все дальнейшее посматривала в радужном настроении “фух, пронесло”.
В будущем я постараюсь пореже эксплуатировать киноаналогии, но здесь они уместны. Это все-таки кооперативное кино, но в некотором смысле продолжающее гайдаевскую традицию) В нем есть барышня и хулиган, но не в стереотипном, очевидном раскладе, а в обратном, который в 60-е пролил бальзам на души всех очкариков СССР: тот самый Шурик - в авторском варианте Сережа, и Федя (который “надо, Федя, надо”) - в новом воплощении Витя. Мальчик со скрипочкой Сережа - парень-ботаник, задрот-музыкант. Неожиданно сильный и дерзкий. Острый на язык. Смелый. Витя слов таких не знал, какими тот его крыл по началу - одной рукой орудует смычком и подает большие надежды, а другой - лайтово бэдээсэмит полумаргинального Витька из шараги. От пейринга в “Лягушке и лебеде” Лио Хантер данный отличается не столько своей русреальностью, сколько тем, что влюбленность у героев искренняя и взаимная, что ужасно мило. Ничто меня так не огорчает в текстовых отношениях, как неразделенность)
Все у героев горячо - чтоб никто не усомнился, автор доказывает это не только их взаимодействием в кадре, но и словоупотреблением, там прямо горит и припекает:

Щеки на миг обожгло, и жар хлынул вниз. Ударил в пах и припек нарастающим возбуждением.
Витя как дышать забыл, глаза раскрыл широко и моргать перестал. Их припекать стало.
Витя закрыл горящие глаза...Он весь горел. Казалось, еще немного, и дым повалит.
Жар бросился в грудь, рухнул в пах.

И пока от героев валит дым, все, на мой взгляд, в тексте органично и сообразно задачам. Заявленные в шапке кинки, несмотря на шероховатости, прописаны любовно: Сережа доминирует с заботливостью еврейской маменьки, а Витя сабмиссирует брутально, чередуя ласковую постельную покорность с межсессионным “в табло давно не получал?” и хуками в челюсть. В общем, ценителей - снова возьму на себя смелость утверждать - вполне себе припечет)
Но дальше этих горячих парней надо куда-то двигать. Автор выбирает направление в рамках того же жанра - в свое время расхожим его тропом был шанс “уехать в Америку”, выступающую таким абстрактным Эдемом. Здесь в этой роли Германия. Драма с поеду-не поеду-уйду без шапки в ночь холодную немного детская, но она дает нужную синусоиду любовной линии, а куда без нее. В итоге герои, конечно, уезжают вместе.
И живут там.
Витек с сиделым братом и бухающими родителями в анамнезе:

Отец долбанет ли, сестра притащится с новым фингалом и выводком сопливых внуков, позвонит директриса шараги с рассказом о прогулах и неуспеваемости — мать начинала реветь, причитать о загубленной жизни. Падала на продавленный диван лицом в затертую обивку и кричала, что удавится или траванется.

И консерваторский Сережа, Татьяны Моисеевны и Аркадия Иосифовича сынок.

— Ты знаешь, милый, мне кажется, Полозкова вчера была не в голосе.
— Меццо-сопрано, особенно лирическое, ей не слишком удается. Она скорее контральто.
— Помнишь, в том году мы слушали «Пиковую Даму» с нею?
— Да, она была превосходна…


Как и Фрэнки в Омуте, автор данного текста тоже хорошо понимает, какой вопрос к отношениям героев возникнет у тех читателей, кого не припекло, так же прямо озвучивает его устами героя - и дает примерно тот же самый ответ:

— Сам подумай, чем ты им понравиться-то мог? Носками дырявыми?
— А тебе чем? — спросил и дыхание затаил.
— Не знаю, — пожал плечами Серега. — Люблю и все.


Коротко и ясно.
Потому что в жанре “все будет хорошо” все должно быть хорошо.
Вот и я не буду занудствовать)
P.S.
Мне лично дает надежду на перспективы способность Витька к здоровой рефлексии и самоиронии:

Витя смотрел на зазнобу свою, на квартиру, на родителей его, на ноты и чувствовал себя свиньей в музее. Пришел, с копыт грязи натряс и на экспонате спать завалился. Куда только полез и зачем?


meow-fix Выбор Джека Сандерса

читать дальшеЭтот текст - гимн мизантропии)
И он очень визуалистичен. У меня при чтении в воображении шел яркий мульт - не в рисовке аниме, хотя стилистика киберпанковского была бы в тему для сеттинга, а почему-то в стиле “Тайны третьей планеты” - может быть, из-за гг-2 - шарообразного пурпурного шакаранца - который больше стыкуется с вселенной Алисы Булычева, не зацикленной на антропоморфности.
Шакаранец (тоже как-то по-булычевски, в моем восприятии) невероятно славный: умный, ненавязчивый, деликатный, смелый, способный любить. Основной фокальный главгер Джек Сандерс приязни вызывает заметно меньше, особенно поначалу - эта его акцентированная мизантропия кажется слишком пафосной, подростковой. Но история с бывшим другом и котом отчасти этот надрыв объясняет, у Джека птср и экзистенциальный кризис, ему нужна помощь - а жестокий мир киберпанка только препарирует его взглядом штатного психолога-”ледяной суки”: не списать ли потерявшего функциональность юнита в утиль - и вместо избавления от боли заставляет Джека напрягать и без того истощенные силы, чтобы играть в норму. Выходит, конечно, плохо.
Вообще все, что связано с отношениями Джека с шакаранцем, для меня трогательно и по-человечески понятно, узнаваемо. Мне понравилась сцена первой близости-релаксации героев, это был самый целомудренно-терапевтический и альтруистичный секс с тентаклями из всех, которые мне попадались) А потом шакаранец умилительно скучал: «Я жду тебя. Джек. Смотрю на воду и больше не вижу хорошего» - и смеялся низким урчащим звуком, отвечал: «Здесь вкусная вода. И ты».
А вот линия с провокацией в качестве сюжетного поворота показалась мне немного плоской: мутный план саус-парковского вида “1. 2. 3. … профит”, шаблонно-правильная глава Совета, стереотипные взаимоотношения с “батяней-комбатом” и метания, скомканно прописанная сцена провала, - на мое субъективное восприятие в этом больше схемы и меньше жизни, чем в начале истории, у меня в голове во время этой части даже “мультик” выключили.
К концу текст становится слегка дидактичным с проговариванием очевидно правильных вещей вроде если мы не поднимем зад и не попытаемся стать лучше, это никогда не изменится или кто-то же должен нас остановить. И никто не сделает этого кроме нас самих. Это не плохо, дидактизм укладывается в эту историю про родство душ вопреки разности всего остального - от натуры до культуры, про “мы разные - мы равные” и про исцеление любовью - просто немного простит ее, что ли, как мне кажется.
Вообще текст милый, добрый и цельный. Единственное, что меня зацепило в композиции - урезанная вторая часть. Мне показалось, объема ее многовато для эпилога, но маловато для полноценного раскрытия линии со спасенным-другом предателем, но в принципе, это мелочи.
А еще меня очаровала наглость борделя, который не совсем бордель и соединяет не только тела, но и сердечки своих клиентов - а потом берет деньги с обоих) Но оно того стоит)


2sven Полдорожье

читать дальшеПо-читательски этот текст мне симпатичен больше того, что в итоге вошел в шорт, - по комплексу субъективных причин: потому что я обожаю маяки и море, присутствие их “в кадре” прибавляет в моих глазах шарма любому тексту; потому что история показалась мне более обстоятельной и развернутой; из-за криминальной составляющей - я частый потребитель детективного контента и привыкла к нему любому: не совсем верибельные вводные или нестыковки сюжета в его общей массе - обычное дело и мало меня смущают.
С точки зрения последнего самый большой вопрос в рассказанной истории вызывает сомнительность способа устранения ненужного и опасного человека - с уверенностью в том, что порочащие материалы он не отослал кому-нибудь с грифом “отправить в полицию/СМИ в случае моего исчезновения” (откуда такая уверенность?), выйти с ним в море на яхте в шторм (какой-никакой, а риск для горе-организаторов тоже), отправить под удар гика (а вдруг жертва откажется вставать куда сказано? по голове, как мы видим, попасть и не получилось, был план Б добить иначе?), потом, не убедившись, что жертва утонула (да и как убедиться на 100% в гибели человека в море?), уйти на яхте, уже из экспозиции музея на берегу(!) узнать о течении, которое может прибить тело к утесу с маяком, чтобы потом сложными путями искать следы возможного чудесного спасения. И это при том, что у зловещего сенатора, как мы позже узнаем, есть неглупый карманный безопасник и волшебная женщина-агент, которая и в доверие втереться может, и диверсию тонко организовать - они не могли придумать что-то более прямолинейное и действенное? Чем проще план, тем меньше шансов, что что-то пойдет не так.
Но, повторюсь, большое количество книг, фильмов и сериалов с детективно-мафиозной интригой этой условностью грешит.
Гг-1 Сайлас - смотритель маяка, отшельник, обиженный сначала фактом своей незаконнорожденности, затем обделенностью в завещании отца-отчима, а потом и своей невостребованностью как художника - человек желчный и нелюдимый. Гг-2 Оушен - та самая жертва неудавшейся ликвидации, красавчик, ради сомнительной актерской перспективы согласившийся быть любовником преступного сенатора - раскованный парень немного без царя в голове, что частично, вероятно, оправдывается юным возрастом.
Взаимодействие их на маяке поначалу раздражает - Оушен настойчиво убеждает Сайласа в том, что им обоим грозит опасность, Сайлас уперто ему не верит, ведомый предубеждениями - по брендовой одежде и хорошим зубам спасенного он идентифицировал в нем “золотого мальчика” с дорогой яхты. Но и это противостояние тоже знакомая условность жанра. Вообще невольно осознаешь закономерность - чем чаще до того сталкивался с каким-то нишевым контентом, тем меньше придираешься к реалистичности в следующем по счету его представителе. Герои препираются, притираются, открываются друг другу, невольно связанные и узким жизненным пространством, и общей проблемой. Пусть и нехотя, но Сайлас находит способ и помогает Оушену сбежать от преследователей, а дальше прыткий Оушен уже самостоятельно реализует план мести злодею-сенатору, оказываясь в итоге в материальном и моральном выигрыше и - неожиданно - сторицей воздает своему спасителю.
Этот текст для меня уютен. Бывает разное читательское настроение. Иногда душа просит нерва, натянутых струн и разрыва аорты, чтобы не отрываться, сгрызть в процессе чтения ногти, лечь спать под утро в таком состоянии
А иногда хочется другого - устроиться поудобнее и неспешно читать о том, как герой варит себе кофе в турке, отстаивает пену, переливает в чашку, пьет - в этом месте сходить на кухню, сделать кофе самой, понимая, что за время отсутствия с героем ничего страшного не случится, - потом вернуться и узнать о том, как устроен маяк, какого назначения там есть помещения и где они расположены, проследить за тем, как герой ремонтирует трещину на парапете, сколачивает щит из досок, чтобы прикрыть работу от дождя и ветра, как вытягивает из моря ловушки: одну с крабами, вторую с лобстером... - прерваться и подумать, что неплохо было бы зайти завтра в супермаркет и купить креветок... В этом есть что-то по-хорошему убаюкивающее, дающее терапевтический эффект. Такие истории оправдывают ожидания - Сайлас обязательно придумает выход, Оушен выживет, а хитроумные пособники мафиозного сенатора будут посрамлены.
У тебя за окном дождь, а у героя в щелочку меж стекол уютно, будто зимой, свищет ветер, с обеих сторон кофе и лобстеры с креветками - что еще нужно для умиротворяющего настроения?)


Mister_Key Горбатая сопка

читать дальшеСтоит, наверно, начать с того, что этот текст сложно считать художественным, поэтому его присутствие на конкурсе меня сначала слегка озадачило. Но потом я осознала, что в эпоху реальных сценариев, слепленных из тредов твиттера, к таким мелочам цепляться смешно.
Нет, это не художественная карикатура на современный российский кинематограф, на что есть слабый намек в фейсбук-посте, по которому пишет автор, но упоминание полу- и четвертьвековой давности образов как характерных для современности не имеет под собой основания. То же можно сказать и о тридцатилетней давности теле- и кинокартинке российской провинции как места среди говна и бездорожья, где холодно, мерзко, коррумпированно и насрано. Такой шарж на телекинопродукт был бы безнадежно устаревшим. Но это и не был он.
По сути перед нами памфлет - в виде ”пьесы”. Жанр, имеющий глубокие корни в отечественной публицистике, - его очень любили в позднем Советском Союзе, например, трудно сказать почему. Сатирический журнал “Крокодил”, был такой, регулярно подобное печатал. Особенно хлестко там бичевали быт и моральное разложение в капиталистических странах. Без рейтинга, конечно же) Был легкий всплеск интереса к поджанру и в нулевые - на платформе ЖЖ мне попадались схожие посты-пьесы. Обычно они были более емкими и короткими - шутка, по моему скромному мнению, не должна быть затянутой. И даже деконструкция пьесы-памфлета попадалась мне на глаза там же лет шесть назад (у юзера Ивана дер Янса, пиэса “В ожидании кацапа”, ссылку намеренно не даю, многим может не понравиться, хотя талантливо и иронично, правда сейчас уже неактуально).
А как раз в актуальности и есть самый цимес памфлета. Ему насущно важна текущая самая распоследняя повестка и знание нынешних, сиюминутных реалий детально. “Утром в газете - вечером в куплете”. Ну и дар иронии и сарказма автора играет решающую роль, здесь недостаточно одного пламени злости, страстного желания уколоть или вызвать баттхерт. В любой жанр нужно уметь. Карикатуры “Шарли Эбдо”, например, как творческий продукт плохи не тем, что разжигают в ком-то ненависть, оскорбляют чьи-то религиозные чувства или глумятся над болезненными для кого-то трагедиями, а прежде всего тем, что удивительно бездарны и не смешны.
Это опять было долгое отступление, вернусь к конкретике продукта данного.
Типажи.
Собрала из описаний афишу - список действующих лиц.

1. Иван, хмурый тип бандитской наружности. Шрам через всю грудь нарушает симметрию куполов, грязная футболка клоком свисает с плеча… на мощной волосатой груди наколот двуглавый орёл со скипетром и державой .
(для меня, кстати, загадка, как первое сочетается со вторым, но, видимо, сверхзадача требовала и того, и другого одновременно)
2. Евгений, сутулый, с потрёпанным дипломатом, в дешёвом мятом костюме и толстых очках с потеющим лбом и редкими усиками...
3. Лизанька, учительша, в модном микроскопическом платье в облипку, из выреза которого выпирает щедрое декольте, обильно накрашена, то совершенно пьяна, то с признаками тяжёлого похмелья, то с фингалом под глазом.
4. Директриса, знойная женщина в брючном костюме и богатой коллекции золота из провинциальной ювелирки с золотозубым накрашенным ртом.
5. Местная журналистка с обильно накрашенным лицом, тычет микрофоном, поминутно сверяясь с записями в блокноте, растерянно хлопает перекрашенными ресницами.
6. Две девочки откровенно пубертатного возраста, губы накрашены обильно и с запасом, плохо вымытые волосы распущены, принимают кокетливую позу с выставленной грудью и губами уточкой.
7. Толстая техничка, она же толстозадая техничка в синем халате.
8. Непросыхающий помощник героя, в ватнике и седой нечистой щетине.
9. Вишнёвая “лада” с прогнутым капотом, разбитыми стёклами и единственным целым колесом.

Что ж, свежо. Актуально. Жизненно. Как вишневая “лада” в Приморском крае, где рукой подать до японского автосеконд-хэнда.
Поражает обилие и многообразие женских образов и, видимо, прием лексического и смыслового повтора в их описаниях.
В поисках реалий современности, заявленных в шапке, не поленилась я и собрать авторский саундтрек.
1. “На сопках Маньчжурии”
2. Неназванная композиция “Сектора Газа”
3. “Вставай, страна огромная”
4. “Эх, дубинушка, ухнем”
5. “Учительница первая моя”
6. “Калинка-малинка” (да ладно, "Калинка-малинка"?)
6. Государственный гимн России
7. “Огромное небо”
8. “Где мне взять такую песню и о любви и о судьбе”
Последние две композиции мне лично не знакомы, но, по мнению автора, их рандомно передают по “стареньким радиоприемникам” (радиоприемникам?), перемежая государственным гимном.
10. Модный пять лет тому назад рэп - даже и не знаю, что делает в списке этот устаревший трек.
Кстати, гимн, играющий по поводу и без повода и подхватываемый всеми окружающими, как и “крашеные в триколор покрышки” (в триколор!) и внезапная “курва” в речи глубинного народа (ох уж это влияние соседней Польши на жителей Дальнего Востока) - вообще очень умилительные детали. Никто не свободен от прямолинейных экстраполяций, довольно распространенное когнитивное искажение.
Как и эффект эхо-камеры, неоднократно описанный, но от этого не менее занятный.
Это уже к речевым характеристикам. В эхо-камере определенного сегмента условного фейсбука, наверно, и правда не ставится под сомнение, что русские с утра до вечера жонглируют понятиями “либераст”, “грантоед”, “нерукопожатный”, “бандеровец”, “деды воевали”, то и дело вопрошают кого-нибудь: “пиндосам продался, тварь?” Как и в том, что остальная русская речь состоит, разумеется, из примерно таких фраз:

— Где этот пидорас? Где эта сука ёбаная?!
— Облюёшь тут всё — сама мыть будешь
— …а мой-то… козлина очкастая…
— Вижу, как ты работаешь, дырка помойная… блядь… манда спидозная...
— Татьяна, хуяна, выебал бы её этот Онегин, и никакой поэмы. А лучше самого Лермонтова, чтоб хуйни всякой не писал… Да чтоб вы сдохли все с вашими ёбаными книжками, кому они вообще нужны.
— Это так ты, сучий потрох, родину любишь?


Я не против мата в тексте, люди матерятся - тексты это отражают. Но градус накала и количество его в речи почти всех подряд персонажей вызывает уже легкую брезгливость. Какой-то острый приступ болезни Туретта выходит из-под заточенного авторского пера.
Короче, я честно пыталась найти в этом тексте какие-то художественные достоинства: хоть один свежий, не затасканный еще десятки лет назад типаж, тонко подмеченную деталь, пусть злую, но по-настоящему смешную шутку, какой-нибудь неизбитый прием, неожиданный ход - и, увы, не смогла. Злость в сатире нужна, бесспорно, - но тогда, когда она подсвечена искрой жизни, а жизни здесь нет, одни оскомину набившие штампы эээ времен Очаковских и покоренья Крыма - позволю себе выразиться в стиле главгера данного текста) - и отзвуки замкнутой эхо-камеры, поэтому и выходит заезженный памфлет о нравах капстраны, только с перегибом.
Я с уважением отношусь к праву человека кого-то или что-то ярко не любить - да, в современном мире это лучше делать с осторожностью и выборочно, но я не собираюсь спекулировать на мысли о зеркалках чего-то подобного в отношении других стран, рас или народов, хотя могла бы, - это все пустое. Главное, что сама по себе эта яркая неприязнь - плохой помощник в творчестве. Писать, руководствуясь только ею, - обрекать себя на создание чего-то мусорного.
И я бы не стала отзываться на эту работу, если бы не хотела высказать свое недоумение.
Да, у нас Оскар для котиков и выставка достижений сельского слэшного хозяйства, а не дом высокой культуры быта, но то, что люди обычно несут на эту ярмарку, чаще всего они считают условно достойным. Затмевала ли эмоция автору глаза настолько, что он искренне считал получившийся текст хорошим? Или он все-таки не мог не видеть, что вышло так себе? Во втором случае мне не очень понятны мотивы, которыми он руководствовался, выкладывая ее на конкурс.


О неоднозначных впечатлениях. Азиатские текстовые и видеоканоны, обе номинации

Дорога в Дуньин
автор: Jess_L
фэндом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеЕсть фики, по прочтению которых удивляешься, как ты сам не догадался о таком подумать, это же так просто. Дорога в Дунъин как раз из таких, она побуждает взглянуть под другим углом. В самом деле, как клан Вэнь решал вопрос поминовения предков, крайне важный в их представлении? Хм. А мир Модао мы привыкли считать замкнутым - основные кланы и мелкие, вот карта, глядите, как похоже на Китай. Но Китай имел развитый флот! Так почему бы и в этом мире не быть странам за морем? Возможно, это Америки, но я открывала их именно тут)) И да, что подумает Вэй Усянь, очнувшись в тесном темном помещении с Лань Ванцзи? Правильно, что он в тюрьме Гусу.
Ещё один несомненный плюс фика в человечности Лань Ванцзи: здесь он сомневается, хватит ли у него денег нанять корабль, ошибается в расчетах, выматывается, опасается реакции Вэй Усяня на свое спонтанное решение, не уверен, что ему будет позволено остаться и малодушно выбирает оставить объект приложения своих усилий в неведении, пугается благодарности сильнее упреков. Отчего-то Лань Чжаня редко раскрывают как человека, а не молча сияющее великолепие, тем приятней встретить исключение.
Текст очень удачно структурирован внутренними монологами Лань Чжаня, два кролика пойманы разом: и временные отрезки разделены, и видна динамика внутреннего состояния главного героя.
Сцена, в которой Вэй Усянь просыпается наконец и понимает, что произошло, впечатляет точной сменой эмоций у обоих, но - тут начинаются "но" - ровно до окончания поцелуя. С этого момента я перестала видеть Вэй Усяня, как выключатель щелкнул. Он только что был ошарашен, возмущен, зареван, его вдобавок ко всему внезапно целуют и он - что? моментально становится игрив? Кокетничает и хохочет? Для меня это оказалось слишком резким перепадом.
Та же история с морским чудищем и призраками моряков, которым нельзя давать ничего вмещающего воду. Такие интересные легенды, просто чудесные, это же найти надо! Но в сюжете это коротко и скупо пересказанные эпизоды, в которых восхищенные матросы падают на колени перед великолепием Вэй Усяня, а я как читатель остаюсь голодным.
По итогу фик произвел именно такое двойственное впечатление, что-то в нем меня подкупает, а что-то не заходит совсем. С одной стороны проницательность в понимании Вэй Усянем боли, впечатляюще и к месту упомянутое кинцуги, прекрасные детали вроде талисмана тишины, от которого Лань Чжань с Вэй Усянем чуть не задохнулись. С другой несколько диснеевские визуализации (если все воодушевлены, то мама нежно целует малыша в макушку, а пожилая пара берется за руки) и попадание в сказку, где к геям только одно требование, чтоб стихи писать умели.
Хорошо написано, интересный сюжет, гештальты закрыты просто все, но)


Луна для берсерков
авторы: afcleric, Ayliten
Фандом: The King’s Avatar (Quan Zhi Gao Shou)

читать дальшеЭта работа стоит несколько особняком, в фикописании нечасто встретишь образец совершенно классического нуара, в котором, как известно, положительный герой тот, кто остался жив) Все, как мы любим: луна, дождь и усталый мужчина. Он не очень-то молод, он одинок, он затягивается в полсигареты разом, но его не сломить, и он спасет мир, хочет тот этого или нет. Герой с виду колюч, но смел и умен, благороден и мудр, милосерден к слабым и безжалостен к врагам. А мир, как в нуаре и положено, весьма к происходящему индифферентен, все в нем вращается где-то там, по дальним от героя орбитам - гильдии, ордена, инквизиция, карнавальные ведьмы с гадалками. Иногда они приближаются, чтобы произнести слова или сообщить сведения, но никогда не близко, их не разглядеть. В звенящем своем одиночестве герой совершает подвиг, освобождая жителей легендарного зачарованного города, но никому не сообщает об этом, конечно же, и мир ничего не замечает. Герой спасает очень важных миру мальчишек, и они исчезают в далекой дали, встают на орбиту. Герой расследует мистический детектив, дело серьезное, на кону целых два мира, и снова сам, все сам, что поделать, полиция-инквизиция не справляется, разве что информацией пару раз поделится. И вот мироздание уже качается, оно вот-вот схлопнется, и все-таки никто ничего не предпринимает, ибо это дело Героя, и только его. Конечно же, Герой не подводит, он докуривает сигарету и бросается в бой. И только в разгар этого боя, на острие кульминации орбита наконец сужается, ко всеобщему хэппи-энду вбрасывая в действие те самые гильдии, ордена и инквизицию. Потому что свалить два мира на одного героя это все-таки перебор, а переборов авторы не допускают.
Изумительно написано, однозначно поставила бы 10/10 за впечатляющее решение нуара в жанре фэнтези и чистоту стиля, за безупречный язык и неоднозначность злодея – по большому счету он всего лишь хотел жить, и бессмертием поделился со многими, целым городом, а я очень люблю, когда зло не совсем черненькое. Очень понравилось, как ловко автор избавился от флешбеков, которые всегда затрудняют восприятие истории. И невозможно же не похвалить котика! Котик оживляет сумрачную историю, котик милый, даже если кусает за жопу! Да, он дохлый и возможно не котик, но у всех свои недостатки))
Смутило меня в этой работе одно-единственное обстоятельство, но смутило всерьез: я не могу понять, зачем главного героя авторы сделали двуединым. А сделали они это явно с какой-то целью, уровень текста не позволяет заподозрить "ну так вышло". Да-да, наш усталый, немолодой и беззаветный герой с сигаретой в руке – сюрприз! – два человека, и это вэйчуни. Два героя вместо одного в нуаре случались и раньше, как минимум такое я помню в "Восходящем солнце", но это всегда разные, взаимодополняющие друг друга персонажи. А здесь два имени и два тела, но сколько ни пытайся сформулировать их характеры или хотя бы найти какое-то различие, сделать это не удастся, Лян Ичунь и Вэй Чэнь неразделимы и неотличимы. Окей, один старше, а у другого шрам через глаз, и аватары в бою разные, но это всё. Ичунь по ходу действия проговаривает у себя в голове какие-то особенности Вэй Чэна (больше курит, любит более острую пищу и ужастики, выпендрежник), но, во-первых, это так не работает, во-вторых, это не характер даже для фика. До самой кульминации в главных героях так и не возникает ничего личного, ни различия в мнениях и решениях, ни внутренних конфликтов, ни развития, только бесконечная безусловная любовь, спина к спине, понимание без слов и жаркий секс на фоне приключений. То, как ритмично секс работает в тексте (приключение-секс-приключение-секс, я насчитала 5 оборотов, могла сбиться) наводит на мысль, что именно для того один герой и разыгран на двоих, чтобы секс был, а женщин и вообще посторонних в кадре не было. Ещё допускаю, что идея двуединства героя вдохновляла авторов сама по себе, этим они нашли действительно необычное решение для нуара, в который романс, тем более такой теплый, обычным способом не вставить, это собьет с сумрачного настроя, а такое «заворачивание» романса в нуар формально сохраняет его целостность, замещает внутренний мир героя и создает контраст теплого "мы" с дождливо-лунным внешним миром. У меня есть и третья версия: авторы намеренно слили персонажей в один, чтобы обострить финал, где герои перестают этим единым целым быть. В нем выстреливают все ружья, авторы тщательно подбирают все хвосты, так почему бы не выстрелить этому? Оно стреляет.
Какой бы ни была причина, все это я понимаю умом, а как читателя меня этот прием несколько обескуражил, и после третьего оборота приключение/секс, я нцу начала проматывать. Это, понятно, вопрос предпочтений, но я заскучала: никто трахается с никем, абстрактное тело с телом, описано хорошо, однако мне для эмоций нужна внятность характеров. Кроме того, идущий ступенями финал показался мне длинноватым, он занимает почти четверть текста, именно в нем наконец дает о себе знать конфликт, который все равно не решается, а просто отодвигается на потом. Но котика я в нем очень одобряю и поддерживаю))

Как результат, при всей очевидности достоинств впечатление неоднозначное.



Вовек не угаснет душа твоя
автор: passionario
фэндом: Scum Villain's Self-Saving System

читать дальшеЛюбите ли вы Нила Геймана? Я, например, не знаю. Хочу ли я его читать, восхищаюсь ли? Нет. Но прочитала почти все и потому не узнать его в этом фике не могла - здравствуйте, Американские боги и Никогде. Даже ритмически я вас здесь слышу, и, конечно же, вижу в этих юношах с рогами и в странных, странных женщинах, которые есть в этом мире просто потому, что есть. Но самое главное, узнаю в звучании вселенской, космической отстранённости от человеческого. В фике она звучит даже сильнее: совсем мальчик, школьник, Ло Бинхэ колышется перед нами призрачной тенью (а Тень-то был поживее). Что он чувствует? Ничего. Что он думает? Ничего. Чего он хочет? Тот же ответ. Зачем он здесь? Чтобы остаться.
Тень дрогнула – это Ло Бинхе почувствовал что-то. Он кому-то нужен.
Годы смахиваются тем же небрежным жестом. Что происходило в их течении? Ничего. Изменился ли Ло Бинхе? Неважно. Мы просто смотрим на движение Вселенной и мы зачарованы – оно красиво и непостижимо. Листья ложатся в ладонь и исчезают, свертки неизвестно с чем передаются из рук в руки, от них тепло, Ло Бинхе заучивает непонятные тексты, неизвестно зачем ходит в школу и относит волшебные цветы в хранилище. Вторая часть, где Бинхэ и желает, и чувствует, по моим ощущениям с первой поначалу несколько диссонирует, она вполне человеческая, но и это мимолетно, последняя фраза вернет нас туда, где мы оставили прекрасно-непостижимое. И откатит снова. И вернет.
Если вам нравится впадать в созерцание миров и замирать от восторга, вам определенно следует прочесть фик. Если хочется эмоций и внятного сюжета, пожалуй, вы не дотянете до момента, когда Ло Бинхэ чего-то возжелает. Я, так уж сложилось, из последних, и хотя я вижу, что для выбранного стиля текст сделан хорошо, он не вызывает во мне отклика. Что не делает его ни лучше, ни хуже, разумеется)

Игры 15+, шортлист
miloserdie, Человек человеку, канон: Metal Gear

читать дальшеДостаточно эмоционально тяжелый, хотя и написанный таким «суховатым» (нарочито-суховатым, все-таки речь про брутальных солдат) языком текст, который без знания канона и даже с википедией по канону воспринимается несколько трудновато. В плане – чего хотят все эти люди? Что за война идет, чем именно они занимаются? Нет, в общем и целом понятно, что это профессиональные военные (из-за всех этих прозвищ-позывных, правда, создается ощущение скорее каких-то наемников с погонялами, но они не наемники, они именно профи армии США, судя по информации из все той же вики).
В общем, о буднях вот этих вот суровых ребят и весь текст, несколько операций, риск погибнуть, пытки и насилие в достаточном количестве – при этом, описывается все так, что понятно: для них это привычно и нормально, это их жизнь.
В тексте есть интрига, неожиданные повороты, предательство (или не совсем предательство, ага). Слэш такой тоже военно-суровый (очень подчеркнуто брутальная мужественность и передоз тестостерона – лично на мой вкус даже чересчур), как и следует ожидать.
Я не могу сказать, что я поклонник таких сюжетов и таких типажей персонажей, поэтому опять-таки не могу сказать, что я прониклась их проблемами и драмами, но это уже будет чистая вкусовщина, зато абсолютно точно могу сказать, что это хороший сильный текст, в котором превосходно соблюдено единство формы и содержания, даже слэш и та самая доля сентиментальности – она очень уместна, потому что нельзя постоянно быть «непробиваемым воякой со стальными яйцами», все внутри живые, как ни крути. Здесь нет лишних эпизодов, они все балансируют так, чтобы создавать представление о реалиях (подчас очень, очень жутких) и о том, в чем живут эти люди.
Еще хочу отметить, что тут редкий случай, когда настоящее время в макси смотрится отлично. И еще здесь много образности, несмотря на вроде бы «лаконичный» стиль.


GreyKite, Cardinal Sin, канон: Mass Effect
читать дальшеНебольшой по объему, но очень плотный, насыщенный и эмоциональный фик. На самом деле, такого можно немало найти в любом фандоме – «становление злодея», в данном случае, «злодейство» даже не выбор персонажа, а ее сущность (особая генетическая мутация, которая делает ее своего рода суккубом, убивающим через сексуальное взаимодействие). Я люблю такие фики, всегда интересно «как дошли до жизни такой», и мне пожалуй нравится, что Моринт показана с одной стороны не совсем социопатом, все-таки у нее была привязанность к сестрам, даже к матери и – заочно, - ко второй матери, от которой унаследовала свою способность, но одновременно круто, что она не особо рефлексирует «о боже, какой ужас, я чудовище», а довольно быстро начинает получать от этого удовольствие.
По-моему отлично показан этот вот «путь» с детства и до финального развития личности персонажа, плюс хотелось бы отметить, что интересно продемонстрирована инопланетная культура, быт, много деталек о семье, об отношениях – в том числе, с родными сестрами.
Написано эмоционально, ярко, хотя в центре только один персонаж, но все равно запоминаются все, кто ее окружает – и ее жертвы, и семья, и даже эпизодические.
Какоридж читать в принципе можно, если знать, что азари – это раса «космических лесбиянок» (в смысле, у них нет как таковых мужских особей, все условно «женщины»), в норме они занимаются сексом через телепатию в том числе, и это не причиняет никому вреда, ну а героиня – убивает таким образом. Все остальное тоже становится тогда понятно.


Vereskstar, Пандора искажающая, канон: Borderlands, Tales from the Borderlands
читать дальшеДовольно сложные впечатления от текста.
Сначала хорошее. Это прямо вот залихватский экшен, который бежит-бежит-бежит сюжетом вперед, перестрелки, кровища, возвращение злобных врагов, которые оказываются не такими уж злобными и не такими врагами, плен, побег, освобождение, кошмары далеко не дружелюбной планеты, где все с оружием и все хочет тебя убить – от местной живности до сумасшедших фанатиков.
Несмотря на то, что стилистически небезупречен, много вопросов к тому, "как" написано, все же читается достаточно легко: как на американских горках или словно боевик-экшен. Вообще он и воспринимается таким остросюжетным экшеном.
В этом тексте герои действительно действуют. Во многих других персонажи по большей части находятся в каких-то условных "состояниях", даже если это работа или битва с монстрами, но как такого действия не происходит, здесь же именно оно - постоянная активность каждого персонажа. Этим фик безусловно подкупает.
А вот отношенческая часть показалась странной.
Риз поначалу был наивным няшей, на чем погорел с Красавчиком Джеком. И все боятся, что Джек вернется, что он выберется из виртуального пространства и всех уничтожит, ему поклоняется ставшая практически сектой толпа фанатиков-гиперионовцев…
Конечно же, Риз «ловит» Джека второй раз, как вирус, будучи киборгом.
Конечно же, Джек пытается втереться в доверие, проникновенно убалтывает, и потом аж собирается собой рискнуть (или даже пожертвовать!)… и Риз ему верит!
Нет, серьезно, верит!
Да, он думает, что верить не надо, что на этом и прокололся, что это вообще он виноват, но Джеку стоило пару раз красиво пафосно выступить – и опля, уже все в шляпе.
Я так понимаю, автор любит Джека, хотел сделать ему красивое «уползание», даже все продумал, но все же, извините, не верю, а Риз смотрится идиотом, и я до последнего думала, что Джек в последний момент предаст, такие люди не могут просто проторчать восемь лет в условной «одиночной камере» виртуальной реальности и стать добрыми и хорошими.
Финал чистейший ХЭ, что конечно закономерно и неплохо для пейрингового фика с уползанием, но все равно ощущение, что неправильно и что Джек еще покажет зубы никуда не делось. И что Риз дурак, уж извините.
Я пытаюсь проанализировать, почему «не поверила», наверное, дело в том, что автор уж очень качественно и подробно описал, какое Джек чудовище и плюс отдельно подчеркнул, что он может «уболтать» кого угодно, и вот тут классическое – ага! Вот и наш герой попался на удочку «злодея», а та часть, которая redemption arс этого злодея написана куда более пунктирно, мельком, и нет полного ощущения, что он правда изменился и раскаялся.
Имха, не имеющая отношения к качеству текста: наверное, в русском имя Rhys лучше все-таки транслитировать как Риз, по крайней мере, нет ассоциации с едой)


Valemora, Место под солнцем, канон: Detroit: Become human
читать дальшеФик основан на допущении, что того самого Коннора подсунули в напарники не Хэнку, а Риду. Который предсказуемо не в восторге - вплоть до стресса, и вообще, тут конечно вопрос к канону, а не к фику, но ох уж этот луддизм «андроиды заменят людей», пока еще никакой робот и никакая автоматизация людей не заменяла, а только наоборот, создавала новые рабочие места. На этом же самом фантдопе про «андроиды заменят людей» основывается и теория, что Гэвин до полиции работал механиком, но его заменили роботами, что имхо, было бы странно в реальности, его бы скорее оставили следить за андроидами – девианты, конечно, отдельный вопрос, они уже полноценные личности, но ИИ все-таки должен контролироваться человеком, хотя бы чтобы другим человекам было спокойнее))
Но – это фантдоп распространенный, поэтому спорить можно скорее с общим концептом, не с конкретным фиком.
По сути здесь многовато пересказа канона, хотя где-то от момента истории с Трейси начинает меняться сюжетная канва.
Что в фике интереснее всего: отношения Гэвина и Коннора, которые по факту начинаются уже после восстания, после примерно всех событий, известных по игре.
Очень прикольная переписка (правда мемас с this is fine лично у меня не открылся, ну я знаю его, неважно), очень вхарактерные все. Даже Норт с «людоёбом»))
Немного лишним показался этот племянник Гэвина, то есть, какая сюжетная функция у персонажа – по-моему он «просто чтобы был».
В целом, это тоже шипперский фик, да еще и достаточно близко повторяющий сюжет непосредственно игры, но ради забавных переругиваний (и флирта-переругиваний), читать стоит, особенно пресловутым шипперам. Немного показалось, что повисла в воздухе тема «а не заменят ли нас андроиды», вроде как Гэвин подуспокоился на этот счет, но как-то стоило ее вырулить, раз уж она была поднята.
Гэвин очень милый и заботливый, не то, что бы ООС – в конце концов, его недостаточно показали, чтобы судить, вон Хэнк вполне такой в каноне, а так-то поначалу говнится Хэнк не меньше, зато Коннор точно вхарактерный, очень хорошо показана эта его способность «язвить с непроницаемой рожей».


SSC, Мы — Риды, канон: Detroit: Become human

читать дальшеСтарый как мир конфликт отцов и детей, на этот раз перенесенный на, что ожидаемо, андроидскую почву. В смысле, старшее поколение Ридов не любит андроидов, а Гэвин Коннора вроде как уже немного да, что и становится камнем преткновения и служит причиной того, что Гэвин вынужден съехать (удивительно, конечно, что в США взрослый мужчина живет не сам, а с родителями и сиблингами, но в принципе обоснуй есть, Гэвин тут настолько хороший старший сын, что помогает платить за обучение младших). А съезжать ему некуда, вот он и первое время перекантовывается в участке, а потом все заверте, и Коннор приглашает его пожить у себя.
Ну вернее в девиантском общежитии.
Итак, Гэвин живет с андроидами (в смысле, поначалу просто в общаге андроидов), помогает им согреться, экспроприировав киберлайфовскую энергию и т.д. Параллельно андроиды борются за свои права, в том числе, с Коннором несколько сложных ситуаций (начиная от того момента, когда ему установили секс-функционал, а ему оно и не надо и вообще это была издевка сотрудников Киберлайф).
Вообще это интересный тип фиков, когда описывается вот этот вот постгеймовый быт, как андроиды, вроде бы даже «выигравшие» в той «революции», на самом деле еще ничерта не приняты, я люблю бытовуху такого плана и притирки одной «расы» к другой, сложности и непонятки, принятие и отторжение. В этом тексте много и людей-сволочей , и нормальных людей, и андроиды всякие – автор вообще хорошо описывает побочные истории, второстепенных персонажей, они получаются живыми и им сочувствуешь даже иногда больше, чем ГГ. Например, очень тронула история бедного мужика, у которого любимую Хлою сожгли, да, он убивал, но это прямо такой вигилант уже, а не просто маньяк и убивец, а еще и история маленькой «юкашки» (в смысле девочки-андроида, аналогичной Алисе из игры) и т.д.
Некоторые сюжетные ходы показались лишними и притянутыми за уши, словно автор просто думал «чего бы еще такое придумать», вроде крокодила и кхм, критичной травмы Рида. В смысле, я понимаю, что надо было сделать Гэвина… чем-то вроде «посредника между двумя мирами» (это достаточно архетипичный образ, кстати, обычно правда в мифологии между живыми и мертвыми), но крокодил по-моему был лишним, можно было какой-то шальной пулей (ну какой-то разрывной, мало ли что там в будущем!) ему руку отстрелить, коль уж требовалось.
Основной сюжет потом в результате крутится вокруг семейки Ридов (под конец создалось полное ощущение индийского фильма, только тысячи танцующих слонов, ну или учитывая русского родственника – скорее медведей, не хватало), среди которых кого только нет, от убийц до родственника-Камски. Честно говоря, мне эта часть сюжета кажется менее сильной, чем начальная, когда речь шла только об адаптации андроидов, создается ощущение, что автор хотел написать два фика – один про пресловутую адаптацию, а другой про Ридов, но не смог выбрать, какой именно.
Если говорить об образах персонажей (канонов, я имею в виду), то: Коннор отличный, особенно мне понравилось его упорство «я не девиант» (ага), и сознательное решение стать девиантом, такой умненький мальчик. Гэвин… ну, в общем достаточно в характере, хотя его семью я представляла иначе. Очень понравился Камски, который здесь тот самый визионер, правда, минус социопатия, здесь он прям почти человечный.
Развитие отношений между Гэвином и Коннором выглядит логичным, это такое классическое «из друзей в возлюбленные», конечно, в каноне вроде как Гэвин Коннора хейтил, но автору удалось выписать динамику без явного ООСа.


verter_osot, Работа в команде, канон: Portal 2, Half Life 2
читать дальшеМощный драматичный фик, который, по-моему, можно и как оридж читать, он вполне самодостаточный.
В нем есть то, чего не хватает многим другим текстам – грамотно выстроенная интрига – внешняя, внутренняя; внешний апокалипсис ужасен, но то, что происходит внутри и между героинями еще хуже. Робот в теле человека, ГЛэДОС, с одной стороны против захватчиков-инопланетян, но она не добро, она в некотором смысле еще худшее зло. Человек, Челл – безумная, немая выживальщица в апокалиптическом мире, в анамнезе у нее побег из лабораторий, где та самая ГЛэДОС над ней издевалась, а теперь они вроде бы должны объединиться ради общей цели.
На какое-то время они объединяются, но автор, в отличие от многих, не приводит к банальному «от врагов к возлюбленным», тут все гораздо сложнее, ГЛэДОС остается со своей жуткой моралью и чужеродностью, ее по-прежнему хочется уничтожить – по крайней мере, читателю, хотя Челл на какое-то время ее принимает, но узнав главную «тайну», снова преисполняется отвращения и ненависти.
Текст очень мрачный и безысходный, автор пишет «открытый финал», но я вижу здесь только полный конец всего. Даже если нет гибели персонажей в кадре, но есть полная деградация, окончательное безумие уже обеих.
Конец света снаружи, конец света внутри. Для всех, для героев и чудовищ. Да, вроде бы есть какой-то фоновый призрачный шанс, но он настолько призрачный, что в него нельзя поверить толком, а для этих героинь все точно уже кончено.
Отношения условные, потому что легкая тень приязни, которая могла бы оформиться, будь ГЛэДОС менее крипотной стремной штукой, разрушаются фактически тем, что она сделала (не буду спойлить, потому что это главный плоттвист).
Интрига, драматургия, напряжение, особенности восприятия одной женщины, которая обезумела от всего, что с ней делали и постоянный черный юмор чудовища, которое страшнее всех этих лицехватов и прочих монстров, - все это создает единую атмосферу, играет на общее впечатление. Очень гнетущий и тяжелый текст, хотя все-таки я бы порекомендовала его прочитать, он отлично написан (там есть огрехи по вычитке, но это ерунда, по сути, я вообще не люблю докапываться до опечаток и прочих мелочей), в нем непредсказумые повороты сюжета, он «держит» до последней буквы.


+ бонус из "Спасибо подрочил"

Metal Mickey, Мечтают ли отличники о супермоделях?, канон: Detroit: Become human
читать дальшеВ таких фиках, тотал АУ, всегда два основных критерия: насколько персонаж отличается от своего привычного образа и насколько это обосновано. Разумеется, без некоторого ООСа нельзя, в конце концов, канон про революцию андроидов, а фик про модельный бизнес и «поиски настоящей любви».
Итак, Маркус. Мог бы он, при указанных вводных, быть тем, кем он стал? Теоретически да, в смысле если бы его продвигал Карл Манфред, плюс его внешность – почему бы и нет, он вполне мог стать ТОП-моделью такого специфически-экзотичного вида.
Но.
Если его одержимость брендами (штаны такие-то, рубашка такая-то) понятна, это совершенно профессиональное и логичное – подмечать такие детали, то одержимость сексом… ну? Приводит кого-то, трахает, причем, конечно же аж едва ли не устал от этого. Но вот он видит Коннора, и сразу же думает о сексе с ним. Теоретически возможно, но это уже какая-то зацикленность. И прямо так сразу и мямлит, и теряется. Во-первых, не верю, потому что держать лицо моделей учат в первую очередь, во-вторых это далеко не лучший из слэшных (да и вообще романтических) штампов.
И ведь автор достаточно убедительно пишет: разбирается в матчасти «высокой моды», во всяких трендах-брендах, даже где-то есть атмосфера «Дьявол носит Прада», хищной клоаки с ядовитыми змеями (и рюшечки сверху).
Только вот мир и рюшечки вместе с дьяволами не то, чтобы заканчиваются, но существенно начинают провисать, когда дело переходит к любовной истории со всеми мелодраматичными перипетиями. Коннор, конечно же, оказывается не просто там каким-то умным мальчиком, а сыном известного бизнесмена, который (ну конечно же) всегда не то, чтобы не любил, но игнорил старшего сына, а Коннор (ну еще раз конечно же) протестовал всячески. Все это неплохо, но просто нууу… а как же оригинальность? Почему бы не добавить какой-то оригинальной канвы помимо вот этого, что все было уже три миллиона раз.
Еще и внезапный потом POV, в смысле от первого лица от Коннора, тоже мне показалось странным решением, потому что это читкод, автор просто «рассказывает» историю персонажа от первого лица, причем, рассказывает даже не кому-то по сюжету, а «в лоб» читателю.
Итого: Маркус местами на себя похож, но одержимость сексом и обоснуй «увиделвлюбился» - не оч. Коннор тоже на себя в принципе похож, его обоснуй вроде бы интереснее (он больше на талант Маркуса запал), но его история шаблонна донельзя, да еще и читкод с ПОВом.
Западные сериалы. 15К+. Часть 3
Осторожно, возможны спойлеры!

Крик ангела от fannni
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
Крайне неспешный херт-комфорт о жутких физических увечьях и последующей реабилитации. Кроули пытают и едва не убивают, а Азирафаэль весь фик его лечит.
читать дальшеЗайдет тем, у кого кинк на подробно описанные увечья, их лечение и последующий комфорт. Где-то чуть больше половины фика Кроули пребывает в коме и непонятно, удастся ли его в принципе спасти или нет. Помимо ангельской медицины и божественной благодати ангел использует и человеческие лекарства, и помощь Всевышней. Рекомендовать или нет — зависит от того, готовы ли вы читать фик на 34 тыщи слов, где больше половины один главный герой в коме.
Разнообразие в повествование до пробуждения Кроули вносят встречи Азирафаэля со Всевышней и другими людьми, и нелюдями.
У автора довольно необычная версия про падение Кроули и Люцифера, есть небольшие камео Адама с ребятами вначале и Смерти (скорее чисто пратчеттовской с отсылками к циклу про ведьм — как фаната порадовало). Разговор со Смертью — одна из любимых сцен.
Фик стилизован под книжный канон с некоторыми деталями из сериального, в том числе огромным количеством сносок. Стилизация не везде показалась удачной. Кроме того, сноски в каноне чаще были юмористические, плюс чувствуется местами перебор с огромными предложениями и описаниями, где авторский стиль уже выглядит избыточным и тяжеловесным. Но как я поняла за чтение автора на Небукере — это характерная особенность ее фиков по фендому, и может нравиться, а может — нет.
Зато решение по оформлению сносок в конце глав — самое удобное, что видела на Небукере, как раз не успевает забыться, где сноска и что она значит, и ничего не отвлекает от чтения. Но заинтригована, чем Азирафаэлю не угодила книга Питера Акройда «Лондон. Биография.», из сноски непонятно.
Диалогов по сравнению с описаниями, размышлениями и медицинскими процедурами — ничтожно мало. Сам по себе фик про неторопливую реабилитацию, возможно, именно такой — неспешный темп повествования ему и подходит, но не всем читателям понравится.
Большую часть фика — в том числе после пробуждения из комы — не могла решить является ли привязанность Азирафаэля к Кроули романтической или чисто дружеской, или это обычное христианское милосердие. Слеш это или джен? Пока не встретился абзац о том, что чувства явно романтические, это совершенно не казалось очевидным.


Линька и кактусы от fannni
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
читать дальшеНазвание в принципе исчерпывающе описывает сразу весь сюжет. Кроули линяет, а Азирафаэль любит кактусы и Кроули.
Причем, линька у автора — это не простой биологический, а крайне эротичный и чувственный процесс, до финала все происходящее кажется долгой юстовой прелюдией к сексу и, что совершенно неудивительно, ей и оказывается. Вот юстово-эротической частью, как мне кажется, фик наиболее интересен, хотя чисто по шапке об этом никак нельзя догадаться.
В эротических сценах автор использует для Кроули анатомию змеи — с двумя членами. После фика долго и с интересном изучала, что и как у змей устроено. Змеиную анатомию Кроули во время секса не так часто делают в фендоме.
Авторский стиль все еще крайне неспешный и размеренный и иногда в нем вязнешь. Со сносками прямо в тексте фика было неудобно читать и тут они не показались особо уместными или смешными, а скорее объем увеличивали.
Что, несомненно, портит фик и встает на пути простому желанию потенциального читателя прочитать эротичный юст и порно по ОТП — первые две главы и огромные простыни о кактусоводстве от лица Азирафаэля. Возможно, именно это вдохновило автора на написание работы, но по сравнению с тематикой остальных частей — был диссонанс. Вот в Крике ангела с ними гораздо удачнее вышло.
В каноне Кроули действительно занимался цветоводством, так что желание дать ангелу в чем-то похожее хобби объяснимо. Я читала много садоводческих статей и книг... но ни через одну из них я не продиралась с таким трудом, как через первые две главы этого фика.
Возможно, дело в свойственной авторскому стилю тяжеловесности, но явно не стоит подавать так информацию, чтобы она выглядела выжимкой из википедии. Это абсолютно бессмысленно — и в статье о выращивании кактусов, и в фике по Good Omens.
Самое большое недоумение вызывает то, что в целом эти огромные отступления фику особо не нужны? Для того, чтобы рассказать о своеобразном методе Кроули запугивать комнатные растения, Гейману и Пратчетту понадобилось гораздо меньше слов, а тут вообще — эротичный романс с юстом про линьку и секс.
Единственная причина, зачем, по моим ощущениям, автор вворачивает эти простыни — чтобы в порно сравнить член с кактусом. Но я бы с большим удовольствием выкупила и поверила в милое хобби Азирафаэля за меньшее количество абзацев.
Редкий случай, когда фик однозначно выиграл бы, если его сократили при редактуре.


После от Shax
Ретеллинг Побега из Шоушенка по Good Omens, Азирафаэль / Кроули
читать дальшеОбычно читать интереснее, когда знаешь оба канона, но с этим фиком правило сработало против меня и из-за этого не понравилось.
Поскольку Побег из шоушенка и повесть Кинга входят в список моих любимых произведений, я в подробностях помню сюжет и главные сюжетные повороты, читать было скучно. Но если вы никогда не читали и не видели это произведение или смотрели давно, а общий сюжет плохо помните — все может быть иначе.
Вообще с ретеллингами, помимо того, читал ты или нет пересказываемое произведение, многое зависит от того, насколько ярко и оригинально автор обыгрывает знакомые сюжеты за счёт характеров персонажей или небольших изменений канвы повествования, чтобы лучше вписывалось в тот канон, героев которых он взял. Тут автор довольно строго идет по канве сюжета Шоушенка и, к сожалению, особо ничем не удивляет. Отличие от фильма в том преступлении, за которое посадили Эйрона Фелла (Азирафаэля), но еще до того, как правду раскрыли, легко догадаться, за какое именное.
Что понравилось и показалось удачным — так это то, какими вышли в фике характер и предыстория в тюрьме Кроули, а также камео Лигура и Хастура. Возможно, дело в том, что тюрьма в большей мере похожа на ад, чем на рай и, естественно, что демоны (хотя фик никак не раскрывает эту тему, это AU, где все люди) чувствуют себя здесь, как рыбы в воде и легко усваивают местные порядки.
Еще у автора довольно приятные диалоги, которые интересно читать. По стилю — суховато написано показалось. Есть предупреждение про мат, но в целом его немного, он уместно употреблен. Понравилась и тронула сцена с пластинкой, хоть и ждала ее — она была и в Шоушенка.
Когда размышляла о том, почему все же не зацепило, пришла к выводу, что фик немного стоит в тени оригинального произведения, что невольно формирует завешанные ожидания — хочется испытывать те же эмоции, что и от оригинала, но простым повторением знакомых ходов это не работает, а интрига уходит. Мне кажется, добавь автор в фик больше своих находок — это сыграло бы ему на пользу.
При чтении немного диссонировало, что действие Побега из Шоушенка происходило в США, а автор перенес его в Англию, но этого не ощущаешь — от Good Omens четкое ощущение места, где происходят все события, а в этом фике — нет. В шапке «Ни на какую достоверность автор не претендует, в британской пенитенциарной системе разбирается из рук вон плохо, а многие факты нарочно искажены», но было бы интересно, наверное, поставь автор себе задачу больше разобраться в разных системах исполнения наказаний. Вроде тут и не совсем Америка, а с другой — не совсем Англия.
Если говорить об Эйроне Фелле, то показалось, что он отчасти Энди Дюфрейн — там, где Энди Дюфрейном ему быть не обязательно. В Шоушенка на поступках Энди держится весь сюжет, поэтому могу понять, почему автор их досконально повторяет, но хотелось, наверное, чтобы Азирафаэль чуть больше напоминал персонажа из канона, даже оказавшись на месте Энди в рамках AU. Мне показалось, что при том, что Кроули отлично вписался в эту AU, характер Азирафаэля отчасти (не целиком, поэтому не могу сказать, что сильный ООС, история про больницу была неплоха и вполне в его духе) — потерялся. И, возможно, что-то пропустила, но почему у героя по имени Эйрон Фелл прозвище Азз, так и не поняла из фика.


Крылья дракона, сердце льва от BraKet
История об одержимости одного человека другим Эйерис II Таргариен / Тайвин Ланнистер по Игре Престолов и книгам
читать дальшеЗаметно книжный фик во всем, удивилась, зачем его в сериалы послали. Автор пишет, что визуально представлял Тайвина Ланнистера сериальным — ну, может быть. Мне больше книжный образ напомнил. Книги я читала довольно давно, а приквел цикла «Пламя и кровь» совсем не читала, поэтому где-то могу ошибиться в плане каноничности происходящего.
Основная тема фика — доходящая до безумия одержимость короля Эйериса II Таргариена своим десницей Тайвином Ланнистером. Причем одержимость в каком-то плане детская и мелочная при всем ее сексуальном подтексте. Эйерис, которого в шестнадцать против воли женили на родной сестре Рейелле (к чему и относится предупреждение про андерэйдж, но их ранний брак и секс менее графичен, чем обычный секс у Мартина), в принципе не понимает как романтические или дружеские отношения работают. Он хочет получить Тайвина как украшение в дополнение к короне или охотничью собаку, способную загрызть своих врагов — в начале есть сцена, где Эйерис влюбляется в юного Тайвина, заметив, как яростно он бросается на обидчиков. И вот, кажется, любовь Эйериса и осталась где-то в том возрасте — сам по себе взрослый и уже более опасный и хитроумный Тайвин-десница совершенно ему не интересен, а вот как бледная тень той первой влюбленности — вполне. Вот этот невероятный эгоизм и одержимость Эйериса весь текст и завораживает, и ужасно бесит. Такой вот персонаж.
Причем, другие герои, тот же общий их друг Стеффон намекает в одной из сцен, что, будучи королем, есть иные способы получить желаемое от своих подданых — силой.
— Он меня не хочет...
Стеффон растерялся. А что тут скажешь? «Сочувствую»? Бред какой-то...
— Ты теперь король, — хмыкнул Стеффон. — Прикажи!

Но один единственный раз, когда в его первую брачную ночь с женой Эйерис решает пытается заняться с Тайвином сексом, все обламывается еще на прелюдии — он ломает ему член. Точнее, в страстном желании ему подрочить, рвет уздечку. И думает, что это помешает Тайвину трахаться с женой, но Тайвин не сдается — положена брачная ночь, значит, будет брачная ночь, а своим ласковым обращением завоевывает ее сердце.
Основной леймотив чтения — неловкость за персонажа. Вроде творит что-то невообразимое Эйерис, а стыдно — тебе. При этом Эйерис вызывает сразу максимальную антипатию, и даже сочувствовать его нелепым ухаживаниям и неразделенным чувствам по ходу чтения не удается, только недоумевать, пусть и неразделенные чувства — один из моих любимых тропов. Очень сильно неудомевать.
Некоторые поступки Эйериса и с учетом его образа сумасшедшего короля ставят в тупик. Скажем, его поведение на турнире, где он решает подкатить к Джоанне и потом с ней спит, потому что на самом деле хочет переспать с Тайвином. Про Тириона — сына Эйериса в каноне не помню, но, возможно, была такая теория у фанатов.
Выигрышными показались сцены, где автор играет на разнице восприятий и усиливает тем самым пропасть между персонажами. То же пьянство Эйериса, когда он пьет, надеясь стать ближе к Тайвину, а Тайвин окончательно решает, что тот спятивший алкоголик и доведет страну. Или как по-разному они воспринимают решение Эйериса посвятить Джейме Ланнистера в рыцари — для Эйериса это исполнение просьбы Серсеи, для Тайвина — жуткий позор и предательство.
Из недостатков фика я бы назвала, что автор не везде интересно и верибельно показывает образ безумца, которым так славен и памятен в каноне король, убитый Джейме Ланнистером. Возможно, тут и не ставилось изначально такой цели — работа больше напоминает попытку найти в традиционном образе безумца логику и в чем-то его понять и обелить, но мне каноничный Эйерис казался гораздо более жестоким человеком, а не только чисто эгоистичным, тут же большая часть его жутких поступков — остается за кадром. Если речь о том, что спятил он от неразделенной любви и непонимания окружающих, то недотянуто. А концовка выглядит обрывочной в духе «ну что дальше, там все и так знают», хотя как раз авторскую трактовку этих событий было бы интересно почитать, раз уж он взялся переомыслять и дополнять образ персонажа.
Но может быть интересно, если хотите чуть больше узнать о преканоне Тайвина Ланнистера и короля Эйериса или нравится читать о безумной одержимости одного человека другим.


Эрос и танатос от Весенний Кай
Приключенческая история Аллан Хайнек / Майкл Квинн (Project Blue Book)
С одной стороны это очень фрейдисткая история про Эрос и Танатос, а с другой — фанфик на классический фендомный троп «инопланетяне (в данном случае — неведомый инопланетный артефакт) заставили их потрахаться».
читать дальшеФик сразу порадовал очень подробным саммари, где не столько излагаются события текста, сколько читателя вводят в курс дела и канона. Так что можно читать и как фик по сериалу, и как оридж. Написано достаточно завлекательно, чтобы канон хотелось скачать — посмотреть не успела.
Фанфик напомнил одновременно и Секретные материалы, и истории про Индиану Джонса. Довольно динамично и интересно написано, хоть и немного уступает стилистически и сюжетно другим работам в номинации.
Что автору однозначно удалось, так это весь кинковый фрейдизм — герои действительно трахаются вместо того, чтобы вцепляться друг другу в глотки (хотя размышляют об обоих вариантах), а в процессе понимают, что давно питали друг к другу скрытую симпатию и спасаются от неведомой хуйни. Можно было бы укорить автора, что все как-то стремительно развивается, но вполне вписывается в рамки жанровой истории про охватившую двух мужчин похоть или жажду убийства.
Понравилась особенно сцена с винтовками, когда, уже с трудом соображая, они решают разоружиться. Как и то, что, когда горячка отпускает героев, к ним возвращается долгое время игнорируемая усталость и жажда. Круто и самую малость жутко, когда автор обращает их и читателя внимания, что из-за артефакта они перестали чувствовать усталость и жажду с голодом. И радуешься за них, когда пусть и таким неочевидным способом — сексом — они выживают. Да и проникаешься к ним симпатией за время чтения — характеры достаточно яркие, чтобы и какоридж зацепило.
Жаль, что линия с инопланетным артефактом сильно второстепенная и так себе раскрыта. Вот обоснования и какого-то более подробного описания происходящего с точки зрения науки или логики канона — не хватило. Непонятно особо ни про принцип работы артефакта (кроме его действия — вот оно наглядно показано, как и трупы в пещере), ни откуда он мог взяться, ни про их отношения в дальнейшем. Внешний сюжет однозначно мог быть и сильнее и нему при желании можно задать множество других вопросов, но как простой кинковый фик про фрейдизм — классно, с удовольствием прочитала.
Ориджи разного размера. Часть 5
HungryCaterpillar Тигр и Дракон

читать дальшеЕсли воспринимать Небукер как спец-Оскар для хоумвидео про котиков, то автор данного текста - местный Кустурица на этом празднике подлинно народного искусства. Не сюжетно, конечно, и даже не стилистически, а в большей степени своим настроением и духом.
В этой работе есть то, чего, увы, не хватает многим другим (я сейчас не про конкурсные, если что, а вообще), - она дышит свежестью и ничем не скованной свободой. Автор пишет то, что хочет, так, как ему хочется, делает это смело и с таким явным, нескрываемым удовольствием, что оно становится заразительным, - и получается у него при этом лихо, своеобразно и легко.
Здесь нет следа опасливой авторской оглядки или мучительных рефлексий - которые, как ни крути, даже хорошие, годные работы подергивают патиной. Да, дорогое вино выдержано, имеет сложный букет и не сразу раскрывается утонченному ценителю, но молодое зато отлично ударяет в голову) Никакого приглушенного света и звука, никакой благородной патины, все громко, ярко, выпукло и разве что не поют и танцуют в кадре.
Возвращаясь к стилистике, скажу, что в большей степени это все же, наверно, Болливуд. По крайней мере, в сторону такой ассоциации склоняет меня образ гг-1 Шэрхана. Он ненаследный принц альтернативно-магической Индии, плоть от плоти и кровь и от крови своего народа, прямодушный малый и бравый боевой пидарас офицер, во всех смыслах обожаемый в армии. Истинная натура его открывается нам не сразу, это тоже часть общей интриги. Он не так прост, как кажется на первый взгляд. Продажа Шэрхана в качестве бесправного наложника в альтернативно-магический Китай за пару десятков бочек пороха коварным братом-“карлой” - завязка сюжета, ну и отношений, само собой.
При том, что текст создает ощущение наметанности на скорую руку, он тем не менее гармонично выстроен на антитезе. Если индийский дворцовый расклад и вероломство очевидны и прямолинейны, как сам Шэрхан, то хитросплетения императорского двора в Китае намного сложнее, все там полно тайн и недоговоренностей и мало понятно до самого финала, то же можно сказать и о гг-2 Яо.
Наследный принц в прошлом и император в настоящем он одновременно могуществен - и связан по рукам и ногам во всем: от внешне- и внутриполитических решений до частной жизни даже в быту, вплоть до ограничения времени, которое может ночью провести с наложником. На постепенном узнавании друг друга, таянии льда, установлении доверия и переходе от обоюдного “что за неведома зверушка” до “вдвоем против всех” и строится любовная линия.
Если вы любите расклад: сильный и неглупый, но бесхитростный, теряющийся в интригах воин (ян) и утонченно-холодный, расчетливый, при этом чудовищно одинокий на своем извилистом пути политик (инь) - вам сюда. Однако учитывайте, что в стиле автора - широкие мазки, а не тонкая штриховка. На мой вкус, в его исполнении Шерхан немного утрированно простодушен. С другой стороны, в таких пейрингах обычно утрируют хитромудрость “инь”-героев, которые вечно сияюще-неуязвимы и невыбиваемы из седла. А здесь меня погладил поворот с внезапной беспомощностью Яо, его внутренним надломом - недолгим, но трогающим. Это уравнивает героев, делает их парой без "любовного" снисхождения одного к другому. Кстати, они меняются, если кому-то это важно)
Мне понравилось и то, как автор управляется с элементами культуры обеих цивилизаций. Они узнаваемы и укладываются в нужную автору сюжетную и образную схему ровно настолько, насколько здесь это требуется. Это лубок, но нарисованный с интересом и любовью к оригиналу.
В тексте есть недостатки, но мне не особенно хочется их сейчас касаться. Во-первых, они такие же броские, как и все у автора, и, мне кажется, не сильно нуждаются в проговаривании, их видно, а во-вторых, не они определяют общее впечатление от истории.


Electra И последние станут первыми

читать дальшеУ меня этот оридж стартовал живо. Первая половина текста читалась легко и мне в процессе нравилась. Не скажу, что я в целом люблю тему войны-и-немцев, но она все же выделяет текст из ряда других с более привычным сеттингом и обращает на себя внимание.
Конец войны, оккупированная Чехия, тень русских на пороге, метания/расчеты/безумие местной нацистской верхушки перед лицом неумолимого поражения, чехословацкое сопротивление, затихшая перед бурей Прага - все это обрисовано с разных ракурсов, с ощущением атмосферы. Мне показалось удачным сочетание нескольких сюжетных и отношенческих линий и переключение фокуса внимания с одной на другую.
Отголоски уже встречавшихся в книгофильмах по теме второй мировой мотивов, сюжетных тропов и образов, на мой взгляд, здесь играют в плюс - делают текст узнаваемо-родным: местный Шиндлер; садист-комендант концлагеря, топящий собственный ужас в крови тех, над кем изощренно издевается; обязательный нацист, словивший обсессию на еврейской скрипачке; подпольная сеть с роковой красоткой, планирующая ликвидацию (группен)фюрера.
Исторически-логических ляпов тут, наверно, было в любом случае не избежать, автор об том честно предупреждает - и тем не менее местами они все равно царапают. Смущает, например, простота, с которой герои-подпольщики таскают туда-сюда оружие (семь винтовок, три пистолета, несколько гранат... и, кажется, один ручной пулемет), прячут его в тайник у не до конца проверенного человека, а потом эффектно забирают с револьвером наголо - и это в городе, где уже было совершено громкое убийство Гейдриха (а о нем герои вспоминают не раз) с масштабными последствиями для обеих сторон. Опять же повтор с храмом и (псевдо)священниками - уверена, после первого покушения Церковь и церковников проверяли и следили за ними с удесятеренным усердием. Или вот собеседование, благодаря которому разобидевшийся на друга-покровителя герой попадает в диверсионную группу:
- Хватит говорить со мной, как с ребенком, - возмутился он, - я могу быть полезен. Я умею стрелять.
Юльхен бросила улыбаться, посмотрела на него чуть серьезнее, с толикой любопытственного интереса.
- Умеешь?
- Да, - подтвердил он, - отец меня учил.

Поздравляю, вы приняты)
Кто угадает исход покушения?
Первую половину текста о такие моменты запинаешься, но легко переступаешь - это не документалка, в конце концов. В бодром ритме текста и круговерти событий все внимание еще сосредоточено на новых именах, вводных и отношениях между героями. Но во второй части темп снижается, повествование - на мой взгляд - начинает буксовать, и срабатывает накопительный эффект. Ближе к финалу иллюзию реалистичности текст теряет окончательно.
Слэшный пейринг не единственный в этой работе, но мы на тематическом конкурсе, так что о других не буду, скажу только, что гету уделено довольно много внимания, и он здесь не пресный, для меня лично это плюс.
Гг-1 Денис - сын русских эмигрантов, совестливый мальчик, не пожелавший оставаться в стороне и спасаться за океаном от творящегося кошмара. Гг-2 Стефан Леблан (я верно понимаю, что тут слышно дальнее эхо фигуристов?) - швейцарский дипломат, высланный из США за однополую связь, который по схожим мотивам помогает местному сопротивлению. В динамике отношений героев прослеживается та же тенденция, что во всей истории - до ссоры и расставания во всем происходящем между героями есть движение: узнавание, тепло и забота, немного сладковатый, на мой вкус, но душевный юст. Меня не так тронула сцена танца - скорее всего потому что в какой-то момент их писали очень много, и я пресытилась, - но она работает переломно-ключевым эпизодом. Нить, которая соединяет героев, - сначала совсем тонкая - становится все прочнее и крепче, потом драматично рвется, а дальше - увы - провисает.
Я не об отсутствии рейтинга, конечно же, тут воля автора - закон, а о том, что в общем клубке событий, который с каждой частью все больше путается и петляет - в какой-то момент кажется, что сюжет в целом свернул с шоссе в чисто поле, потерял управление и несется по кочкам и разнотравью: арка с Денисом в лагере с мимосоучастниками бунта, исповеди мимоумирающих адъютантов, дневники мимоспасающих свою шкуру лагерных офицеров, реанимация штопкой и снотворным мимозастреленной скрипачки... - линия отношений Дениса и Стефана останавливается в развитии. Она отступает на второй план, блекнет, и даже на финальном отрезке марафона, где герои выруливают к счастливому воссоединению, прежней искры между ними не вспыхивает - для меня.
Может, на это повлияли малость странноватое поведение Стефана после ареста Дениса - здоровая, но какая-то сглаженно-неострая реакция на весть о его гибели в гестапо (вроде как и больно, но что поделать, побегу помогать живым) или, например, разговор с консулом, который практически уламывает Стефана на поиски:
- Поиски? Как вы себе это представляете? Не буду же я подходить к воротам каждого лагеря с просьбой найти среди заключенных того, который мне нужен, и под честное слово его отпустить? - возражает дохрена влюбленный герой.
Ну поищите же, милый, уговаривает консул, я вот и миссию вам специальную подобрал, и письмо защитное напишу, только поезжайте.
Но в целом текст все равно был мне интересен. Он запоминается и воспринимается цельным, у автора есть свой стиль и взгляд на происходящие события.


~rakuen Keep us alive

читать дальшеТекст предваряет эпиграф из Веры Полозковой, и это история любви дворника с ВИЧ и студента-нищеброда.
Дворник седой, бородатый, в треухе и рабочем ватнике - все по хардкору. Правда студент в качестве ругательства все время приговаривает “вот х-холера”, чем сам очень напоминает дедушку в обличье школьника из шварцевской “Сказки о потерянном времени”, так что в целом особого диссонанса от расклада не возникает.
Я какое-то время ждала мистики - что дворник окажется ангелом-хранителем или каким-то другим иномирным существом, уж больно из ниоткуда и вовремя он всегда появляется, чтобы спасти студента от случайной смерти или неприятностей, но нет, ничего метафизического в нем не оказалось. Но, как и ожидалось, дауншифтер он, конечно, вынужденный: талантливый изобретатель (чего-то сферического в вакууме, очень ценного и стоящего многаденег), сооснователь крутой фирмы и держатель патентов на свои вундервафли, он был предан коварным другом-соперником, впал в апатию от диагноза и рухнул на социальное дно. Сначала из “мужских прелестей”(с) у него только разного цвета глаза, потом выясняется, что не такой уж он и старый, а ближе к середине герой и вообще превращается в записного красавчика - по крайней мере, в глазах своего смотрящего.
Вся история - простовато-сказочная, из тех, что призваны будить доброе в простых душах и оставлять после чтения умиротворенное, светлое настроение. Поэтому и герои, и интрига, и все происходящее немного утрированно, схематично. Она по ощущению напомнила мне “задушевные” фильмы из 90-х в жанре “все будет хорошо”, где бедная, но честная старая дева обязательно встретит олигархического олигарха, сотрудник полумертвого НИИ получит премию и признание научных ученых за границей, замордованная жизнью уборщица неожиданно окажется наследницей из воздуха взявшегося состояния. Дело не в самом наличии хэппи-энда, а в общем строе повествования: сначала героям трудно и мир к ним несправедлив, но они не опускают рук, живут по совести, радуются малому - и потом обязательно будут вознаграждены абстрактным добром. Детали и верибельность вторичны.
Такие истории рука не понимается критиковать за выхолощенность или трафаретность образов - они и должны быть такими по законам жанра. Подлый друг ужасно подлый, коварный план подсунуть герою проститутку с ВИЧ в торте ужасно коварный, равнодушная жена очень равнодушная, гопники шагнули в текст из ситкомов и в глубине души тоже не злые.
Два момента меня напрягли, не могу не признать. Первый - это сборное бинго избитых раздражающих присказок в речи героев: древний “блин горелый”, “метнуться куда-то" кабанчиком, “напугать ежаку голой сракой”, “птица обломинго”, “цигель-цигель-ай-люлю”, тост “чтоб все было и ничего за это не было” - после него я все ждала сакраментального “между первой и второй перерывчик небольшой”, но его, к счастью, не случилось. Это сугубо личное, но меня отталкивало.
А второе - то, что оба героя откровенно гетеросексуальны не только до встречи, но и после нее, на фоне отношений друг с другом: дворник Лен любил и в общем не перестает, пусть и отрешенно, любить бывшую жену, студент Саня то и дело заглядывается на девушек и даже увлекается одной из них почти всерьез. Более того, от первого поцелуя с Леном Саня классически поблевал в кустах и убежал в панике, но затем - спустя время - они сходятся снова, ничего толком не отрефлексировав, и все вдруг уже идет как по маслу.
В фильме 90-х их история вообще уложилась бы в броманс и близкую дружбу, но здесь герои падают в гомообъятия друг друга, как перезрелые фрукты в траву, а в финале даже романтично обмениваются кольцами - и все это как-то слишком буднично для традиционно ориентированных всю сознательную жизнь людей. Ни особых метаний, ни удивления хотя бы.
Но концовка лирически светлая, как и положено жанру “все будет хорошо”, герои преодолели испытания и заслужили умиротворение и покой.
А еще в тексте очень много кулинарии, там постоянно что-то готовят: то жареную картошечку, то яишенку с беконом, то суп с фрикадельками, то заваривают чаек)


Danya-K Более или менее

читать дальшеЭтот текст мог бы служить моей иллюстрацией понятия “ровный русреал”, если бы меня попросили привести пример.
Автор умеет в общую реалистичность мира, в котором обитают его герои, - здесь нет картонных декораций, героев-масок дель арте или функциональной массовки, живые, невымученные диалоги. Нет тут и обращающих на себя внимание косяков стиля - хотя я как читатель такую рвано-пунктирную манеру не очень люблю, но она выдержана на всем объеме, нигде не сбивается и задает общий ритм, близкий к разговорной речи, - а в граничащем с пов-ом фокале это уместно. Читаешь текст все равно что едешь по новому шоссе: втопил и погнал, нигде не подбросит на ухабе и не дернет на внезапной рытвине. Но в этом же сравнении, отражающем достоинства, кроется и недостаток, снова субъективный, конечно, - для меня этот текст слишком монотонен.
Перед нами, как в лобовом стекле машины дорожные знаки, фонарные столбы, деревья за обочиной, мелькают картины обыденной жизни героев - узнаваемый быт, повседневный уклад довольно интеллигентной семьи со своими заморочками: отстраненность отца, трения родителей со старшим поколением, обеды-ужины-завтраки, обиходные разговоры… Ты неспешно погружаешься в это, вполглаза наблюдаешь, вполуха вслушиваешься, лениво вникаешь - автор не грузит тебя вотэтоповоротами, не вытаскивает из кустов рояли, он вообще не требует особого внимания к происходящему, потому что как бы особенно ничего и не происходит - даже стрелка барометра будущего пейринга долго-долго болтается между отметками “ясно” и “сушь”. Все это притупляет восприятие.
Автор очень любит детали и любовно их прописывает, и все они работают на материализацию картинки - звуки, запахи, тактильные ощущения:
...Мама подвинула Никите банку горошка и открывалку, а сама отошла к холодильнику за майонезом. Никита с удовольствием вдавил железное лезвие в крышку — оно скользнуло приятно, как по маслу.
...Мамина рука дрогнула, и из вскрытой банки пролился на клеёнку рассол.
— Вытри, пожалуйста. — Мама достала из ящика ложку с дырками...
...Первый блин безнадёжно прилип к сковородке, несмотря на масло, и перевернул Никита его двумя свалянными лохмотьями. Не забыть бы, что ручка горячая и браться за неё можно только полотенцем.
...Егор затушил сигарету о лавку — она мягко вошла в сероватый снег — и выкинул в урну, прежде чем встать.

Это просто рандомно выдранные цитаты, текст можно на примеры этой детальности разобрать. Ощущение поддающейся консервной жестянки, ложка с дырками, горячая ручка сковороды, затушенная о снег сигарета - кто скажет, что это не осязаемо и не дает объемную картинку?
Однако в деталях этой всепоглощающей материальности тонет, теряет остроту и значимость завязанный на отношениях сюжет.
Инцест совсем не моя трава, честно признаюсь, но сомнение у меня вызвало не это. Проблема - для меня - в том, что слоуберн здесь слишком слоу - это во-первых, все очень вяло, очень долго и - это как раз во-вторых - как-то безнадежно-вымученно. Ну и да, в реакции на инцестное сожительство братьев у мимопроходящей всепонимающей женщины чувство реальности автору явно изменило. На такие вещи и в толерантном обществе немногие отозвались бы искренним "а, ну ок, почему бы и не да".
Больше половины текста герои - просто хорошие братья, у них теплые отношения: взаимная поддержка, незлые подколки, нет ссор. Но у каждого своя жизнь, и если младший Егор - гей, и в его привязанности к брату с юности ощущается искра чего-то большего, то старший Никита, чей повообразный фокал - ракурс читательского взгляда на происходящее, - вполне себе традиционно ориентирован. Его девушки и женщины сменяют друг друга, он испытывает настоящие чувства, далеко не платонические, женится по любви, ревнует, хочет - одну, другую, третью, иногда страдает - все это жизненно прописано. И ничто в нем не предвещает того, куда завезет его кривая совместной жизни с братом в итоге. Да, в середине есть довольно чувственно обрисованная сцена камин-аута Егора в машине, когда Никита кладет ладонь брату на шею, а потом нарочно долго не убирает, чтобы не задеть ложным отторжением - но он искренне не понимает и не разделяет вкусов Егора в тот момент. Не мелькает даже намека вроде “на меня, конечно, тоже пару раз находило, но” - Никита искренне потрясен иной ориентацией брата, ему надо свыкнуться с этой мыслью и сложно представить, каково это все.
А потом они совместно подрочили где-то в последней четверти текста - и все заверте. Никита тут же обнаруживает, что вообще-то для него никогда не было проблемой переспать с мужиком - он просто "привык" с женщинами.
Если бы Никите нравился мужчина, а он нравился в ответ, в принципе за физиологией дело не стало бы — в порно Никита мог встретить не только привлекательную рыжую, но и рыжего. Или русого. Только в жизни Никита привык быть с женщинами: подмечать, когда нравился, показывать симпатию, смотреть на каждую, расценивая привлекательность и возможность отношений, даже когда уже состоял в других и это было совершенно незачем. С женщинами получалось гораздо проще. С мужчиной Никита смог бы, но не хотел.
Ну так себе обоснуй. Во-первых, где это было обозначено хоть раз за весь текст? Мы Никиту с детства видим через его фокал - и не было ничего даже близко похожего. Там даже была сцена просмотра порно в детстве - Никиту волновали в нем только женщины, он это с братом попытался обсудить. А во-вторых, "смог бы, но не хотел" - это, мягко говоря, странная манифестация бисексуальности. Так-то все могут, когда не хотят, - был бы для них хлороформ, веревка покрепче, кляп и помещение со звукоизоляцией)
При этом Егор гораздо пассионарнее, он всегда знает, чего хочет, независим от чужого мнения и привык жить, как считает нужным, вопреки всему и всем. А Никита вяловат характером, он ведомый по натуре, склонен плыть по течению и поддаваться влиянию - матери, девушек, жены. И от этого, честно говоря, вся история любовного слияния братьев выглядит для меня примерно так: будучи давно, остро и безнадежно влюбленным в Никиту, Егор воспользовался моментом, когда того совсем утомили сложности в отношениях с женщинами, под настроение ситуативно повело (полез целоваться, надо отметить, именно Егор, Никита легко обошелся бы “братской помощью”) - и грамотно натянул его на себя. То есть со стороны Никиты все дальнейшее - в большей степени трепетная (обычная) любовь к брату, боязнь его оттолкнуть, удобство и привычное приспособленчество, а Егора и такой вариант устраивает. Он-то по-настоящему хочет, ему надо - и он Никиту от себя не отпустит.
Разумеется, у автора прописано иначе - в финале он разворачивает подробно описания якобы-горячего секса героев, страсти, нежности и прочего мимими, но для меня воплощение их совместной жизни - вступительная сцена, дорожно-скучная и бытовая.


Nelson Латыш

читать дальшеЯ читала отзыв другого члена жюри на этот текст и кое в чем мои впечатления отличаются.
Не видела клипа, по которому написан текст, - и к счастью, потому что картинка, появившаяся у меня в голове, была ни капли не похожа на образы из видео, и в целом текст имеет для меня другое настроение - гораздо более близкое моему вкусу - и даже цветность. Я очень люблю скандинавские сериалы, и здесь увидела ту же камерную атмосферу глухой шведской/датской/норвежской провинции с ее приглушенной тусклостью, вечно низким солнцем, сонной скукой неспешной жизни, где под спудом общепринятой эмоциональной скупости, как в любой провинции, бьются нешуточные страсти и творятся “странные вообще дела”. И еще море, конечно же. Оно вроде как вскользь здесь упоминается, присутствует фоном, но его близость прибавляет воздуха тексту - и запаха, приморские жители поймут, о чем я)
Взрыв сверхновой от появления мисс Дэлоуэй в Скатехольме передан очень живо. И это узнаваемая ситуация, когда, с одной стороны, везде так-то только о Латыше и говорили, по крайней мере полнедели точно, а с другой - как будто сделали вид, что ничего и не было. Вообще начало текста, на мой взгляд, вышло очень удачным. Мне понравилась сцена с выступлением в реальном времени, где все хотели пойти танцевать, но не решались - и Юнас пошел первым, потому что не мог выносить это и всегда делал шаг раньше всех, - этим он меня очень располагает, у меня вызывает уважение это качество вне зависимости от остального личностного набора. Понравился мне и рейтинг, он прописан одновременно и по-бытовому, даже с довольно сквичными деталями, и при этом по-своему горячо.
Дальше текст слегка теряет темп, но до момента второго визита это и оправданно - сверхновая взорвалась и схлопнулась, жизнь потихоньку вернулась в свою колею, все продолжают старательно делать вид, что ничего и не было. Юнас, под чьим углом зрения мы видим события, хотя и шибанутый током этого случайного контакта, тоже возвращается к опостылевшей жизни в Скатехольме. Сцена неловкости первого визита ощущается очень хорошо, но я люблю такие вещи и могу быть пристрастна.
А вот второй визит, диалог и, главное, монолог_с_историей_жизни я бы отнесла скорее к минусам текста. Монолог громоздкий, как ни крути. Он выбивается из общего темпоритма и утяжеляет концовку текста, который до того шел очень легко и словно по маслу. Да, можно объяснить себе, что герой рассказывает на неродном для себя языке, что ему не с кем было поговорить, а тут вдруг появляется по-настоящему заинтересованный собеседник, что иначе читатель никак не узнал бы историю Латыша и Олафа. Но когда тебя что-то останавливает, подгружает и ты ищешь этому оправданий, - это все же близко к просчету.
Что же касается самой истории, то больше всего мне здесь жаль Латыша. Он не интроверт, если работал барменом - и получал от этого удовольствие. Они ездили с первым любовником по Европе, не сидели на месте. У него есть нормальное образование. Да, он постоянен во вкусах и любит родной город, из которого не уехал бы, не случись скандала, но Лиепая - уютное красивое место, это полноценный город, не лодки-бар-дом-все друг друга знают, а уж про Ригу, где он обосновался после шумихи, я вообще молчу. Айварс не родился в глуши, чтобы воспринимать все как должное и любить по факту импринтинга и привычки, у него был другой образ жизни, уровень, запросы. Заметим, что, когда у него появился личный выбор, чем заняться, не завязанный на жизни любовника-покровителя, он выбрал гей-бар и тусовку (а не затворничество, как, скажем, герой keep us alive в схожей ситуации), не сильно страдая “в людях”.
Поэтому мне печально думать о его жизни в Скатехольме даже с мужем - человеком, которого все зовут “старый Олаф” и который кричит из окна подглядывающим подросткам, что сейчас принесет ружье. Это все здорово: он дал мне ощущения, по которым я так скучал — безопасности, предсказуемости, покоя. Что все мои проблемы будут решены - но всего лишь благодарность и бальзам на нанесенные другим раны. Это успокаивает и лечит, но не дает настоящего счастья и ощущения полноты жизни - с моей точки зрения. Конечно, Олаф в итоге стал для Латыша светом в окне, иначе и быть не могло - Айварс жил чужаком в месте, где никто не знает и не хочет знать его имени, с языковым барьером не имея возможности завести хотя бы поверхностный круг общения по душе. У него ничего и никого не осталось больше. Но это любовь вынужденного заложника обстоятельств, пусть и добровольного. Сказанное мной ничего плохого не говорит об Олафе, то, что он был прекрасным человеком и любил Айварса по-настоящему, особых сомнений не вызывает. И тем не менее.
Так что я очень надеюсь, что Юнас поступит-таки в свой мед и уедет - может, даже не в унылый Лунд) А там и заберет с собой Айварса, раз уж тот вечная дева в замке)

Переводы 3-15К
Симулятор соблазнения курьера, переводчик greenmusik
фандом: Death Stranding

читать дальшеОригинал:
Summary: Higgs gets more than he bargained for after harrassing the legendary porter.
Перевод:
Очередная история, в которой Хиггс домогается легендарного курьера (и результат превосходит все его ожидания).
Точно ли стоит добавлять «Очередная история»?)


Оригинал:
The porter tried to fight the cargo thief closest to him, punching him in the gut and then giving a right hook
Перевод:
Он ринулся в драку, врезав ближайшему в живот и сразу следом — прямым в челюсть
Почему хук справа стал прямым ударом?


Оригинал:
Dizzy but undeterred, Sam whirled around
Перевод:
Полуоглушённый, он развернулся
В переводе потерялось «undeterred». «Полуоглушённый, он все же нашёл в себе силы развернуться» — навскидку.


Оригинал:
wielding the cattle prod
Перевод:
отобрать стрекало
Канона я не знаю, поэтому могу сейчас сказать глупость, но точно стрекало, а не электрошокер?


Оригинал:
"What do you want?" Sam growled, his adrenaline spiking and his heart thumping in his ears.
Перевод:
— Да что ты хочешь-то? — прорычал Сэм, едва слыша собственный голос за ударившим по ушам от подскочившего адреналина пульсом.
Конец фразы получился несколько громоздким. Лучше как-нибудь так: «...прорычал Сэм. От выброса адреналина его сердце бешено колотилось в ушах».


Оригинал:
"Do you really think I'd take the time out of my busy schedule, ruinin' lives and trying to bring about the next extinction, if I didn't give a shit?"
Перевод:
Ты и впрямь считаешь, что я выкроил время из своего чрезвычайно плотного графика разрушения чужих жизней и подготовки мира к вымиранию — потому что мне насрать?
Вообще диалоги — сильная сторона переводчика, но здесь реплика вышла очень тяжеловесной. Лучше не переводить глаголы в существительные:
«Ты и впрямь считаешь, что я выкроил время из своего плотного графика — а я чрезвычайно занят, всё время разрушаю чужие жизни и подготавливаю мир к вымиранию, — потому что мне насрать?


Оригинал:
Ah-ah-ah, Sammy boy, not so fast.
Перевод:
— А, а, а, Сэмми, не так быстро.
Здесь бы скорее подошло «Ай-яй-яй, Сэмми, не так быстро» или даже «Нет-нет, Сэмми, не так быстро».


А сейча-ас… — протянул Хиггс и замолчал, лизнул в шею, почти коснувшись уха, заставив Сэма, охнув, снова вздрогнуть, — … сейчас я хочу поиграть.
Здесь явный перебор с деепричастиями: сперва «коснувшись» и «заставив», потом за них «цепляется» еще и «охнув». Лучше будет «...заставив Сэма охнуть и снова вздрогнуть».


Оригинал:
Baffled, Sam turned back around to ask what the hell was going on, but when he did, Higgs had already gone.
Перевод:
Озадаченно развернувшись обратно, чтобы спросить, что за хуйня тут творится, он увидел лишь полное ничего — Хиггс пропал.
До того, как заглянуть в оригинал, я была уверена, что «полное ничего» — калька с какого-нибудь «absolutely nothing». Эту фразу явно стоит убрать.


Дальше перейду к рейтингу, это интереснее всего)

Оригинал:
Higgs' panting and keening driving Sam mad while he sucked at his neck
Перевод:
Хиггс загнанно дышал, сводя вгрызающегося ему в шею Сэма с ума
Ой. В оригинале он посасывал его шею, а в переводе с «вгрызающегося ему в шею» вышло страшновато(


Оригинал:
"F-fuck, Sam," Higgs grunted, reaching down to hold both of their members together and jack them both at the same time. Practically growling into the other man's neck, Sam drove his hips forward, arching his back at the much-needed extra contact.
Перевод:
— Б-блядь, Сэм, — низко выдохнул Хиггс и, обхватив ладонью сразу оба члена, принялся дрочить. Сэм буквально зарычал ему в шею и, выгнувшись, подался бёдрами вперёд, увеличивая площадь отчаянно желанного соприкосновения.
«увеличивая площадь отчаянно желанного соприкосновения» — это очень неудачно. Особенно в описании порно.


Оригинал:
The terrorist kissed back hungrily, moaning into the others' mouth
Перевод:
Хиггс жадно, голодно ответил на поцелуй и стонал ему в рот
На мой взгляд, хватило бы одного «жадно»))


Оригинал:
They took their time this time around, slowing down when getting too close and taking the time to just rest their foreheads together
Перевод:
Сегодня они не торопились, замедляясь у самого края и переводя дыхание
«getting too close» никогда не стоит переводить буквально. «Сегодня они не торопились, замедляясь, едва ощущали приближение оргазма...»


Оригинал:
Sam had no idea why Higgs wanting something like that turned him on as much as it did
Перевод:
Не до конца понимая, с чего это подобные речи из уст Хиггса так заводят
Еще раз уточню, что канон не знаю, поэтому не могу судить, насколько Сэму присуща такая высокопарность. Просто отмечу, что с оригиналом здесь явное расхождение в стиле.


Оригинал:
Higgs kept with Sam's pace with his own hand wrapped around their cocks, and panted and practically whimpered against Sam before seizing up and coming hard, wrapping his arm around Sam's shoulders tightly.
Перевод:
Хиггс полностью поддержал его порыв, в унисон с ним двигая обхватывающей члены ладонью, сорванно дыша и едва ли не всхлипывая ему в кожу, пока наконец не замер, крепко вцепившись рукой ему в плечи и с силой изливаясь над их переплетёнными ладонями.
Непонятно, что за порыв, если он просто двигался в такт? И откуда взялись переплетённые ладони?
В целом предложение вышло очень перегруженным(


Оригинал:
Sam quickly came after him, trying to stay silent but moaning quietly into Higgs' shoulder as he jerked his hips with the last of his spurts.
Перевод:
протяжно застонал Сэм ему в плечо, судорожно дёргая бёдрами в финальных толчках и кончая сразу следом.
«trying to stay silent» потерялось.


Вообще мне скорее понравилось, как переводчик обращается с текстом: в оригинале полно всяких the golden-masked man, the shorter man, the terrorist, а перевод отсутствие заместительных сильно облагородило) Но вычитки все-таки не хватило, особенно в рейтинговых сценах.

Сам по себе фик — довольно стандартное PWP, но динамика enemies to lovers здесь отличная.



Свяжи себя, коль жаждешь ты свободы, переводчик bangbangbaby
фэндом: Good Omens

читать дальшеОригинал:
He would’ve filed a complaint to God via prayer, but they were no longer on speaking terms.
Перевод:
Он бы оставил жалобу в ящике входящих молитв, да что-то не ладятся разговоры с Богом в последнее время.
У «no longer on speaking terms» немного другое значение: разговоры не просто не ладились, они с Богом в принципе отказывались друг с другом разговаривать.


Оригинал:
He’s been agonizing through each and every morning that ever was, the birdsong and the sunshine, and later, traffic and alarms.
Перевод:
Каждое — каждое! утро, песни птиц и солнечный свет, шум проезжающих под окнами машин и вой сирен — всё заставляло его страдать.
Здесь что-то странное с пунктуацией. Лучше было бы, например, так:
«Каждое — каждое! — утро всё заставляло его страдать: песни птиц и солнечный свет, шум проезжающих под окнами машин и вой сирен».


Оригинал:
It left him with this: that brief moment of dread before Aziraphale replied, before he could be assured that they were granted another day together.
Перевод:
Кроули поддался было накатывающей панике, а затем услышал голос, убедивший его, что у них есть ещё один день впереди.
В переводе вышло малость тяжеловесно. Навскидку: «Кроули поддался было накатывающей панике, а затем услышал ответ Азирафеля и убедился, что у них есть ещё один день впереди».
С голосом в любом случае хорошо бы что-то делать, иначе ниже выходит близкий повтор (Теперь голос Азирафеля звучал ближе), которого нет в оригинале.


Оригинал:
but he was a sneaky little bugger who could steal away without a trace and disappear into a dusty volume
Перевод:
но ангел — та ещё скользкая сволочь, умеет незаметно ускользнуть из постели, лишь бы с головой нырнуть в очередной пыльный том
Откуда здесь ангел?..


Оригинал:
There he was now: to the casual observer, it’d seem like he was perched atop a ladder, but one look at the book in his hand told Crowley he was at least six sacred hymns deep in the Yasna again.
Перевод:
Вот и сейчас: сторонний наблюдатель решил бы, что Азирафель просто сидит на стремянке, но Кроули только взглянул на лежавшую в его руке книгу. Понятно, ангел успел перечитать как минимум шесть глав «Ясны».
Зачем?..


Оригинал:
Aziraphale directed all his attention to him. It was nearly blinding, like the sunrise, and warmed him just the same. He stood in the glow of it as Aziraphale set the battered copy aside, not even looking at what he was doing.
Перевод:
Азирафель тут же обратил на него всё своё внимание. Это почти ослепляло, согревало как лучи рассветного солнца, озаряло своим сиянием. Азирафель не глядя отложил потёртую книгу в сторону.
Очень заметно, что это перевод. Совсем примерно:
«Азирафель тут же обратил на него всё своё внимание — что почти ослепляло, согревало, как лучи рассветного солнца. Он замер, купаясь в этом сиянии\наслаждаясь этим сиянием, а Азирафель не глядя отложил потёртую книгу в сторону».


Оригинал:
Crowley didn’t wait to be courted: reached back to tug off the shirt, then his hand was on the snakeskin belt as he climbed into bed.
Перевод:
Не дожидаясь, пока Азирафель приступит к делу, Кроули сбросил рубашку, потянулся к ремню из змеиной кожи, забрался в постель.
В оригинале Кроули потянулся к ремню и одновременно стал забираться в постель. Из-за перечисления в переводе читается так, будто он только потянулся к ремню и, так и не расстегнув его, забрался в постель.


Оригинал:
Crowley pulled back to sit on his heels, trousers open, chest bare—far too vulnerable.
Перевод:
Кроули отстранился, присев на пятки. Расстёгнутая рубашка, расстёгнутая ширинка — в таком виде он чувствовал себя слишком уязвимым.
Лучше бы сделать рубашку, например, распахнутой, чтобы избежать повторов.


Оригинал:
It was a bit silly to tear up while holding a heavy and fairly massive dildo
Перевод:
Довольно глупо расплакаться, держа в руке тяжёлый дилдак весьма приличного размера
Это совсем мелочь, но «tear up» — скорее прослезиться или всплакнуть.


Оригинал:
of course he’d use everything at his disposal to drive Crowley wild
Перевод:
конечно, этот ангел ничем не побрезгует ради того, чтобы свести Кроули с ума
Я бы еще поняла, если бы «ангел» был здесь в кавычках. Но так(


Оригинал:
He was absolutely at Aziraphale’s mercy like this, and Aziraphale was all about mercy.
Перевод:
Вся его жизнь зависела от милосердия Азирафеля, а милосердие было самой ангельской сутью.
Вот здесь «ангельская суть» отторжения не вызывает: это не читается как заместительный и даже подходит по смыслу. И хотя бы понятен мотив переводчика — избавиться от повтора.


Стоп-сл’во — «scaramouche»
Точно не стоит перевести?


Оригинал:
the ropes and Aziraphale’s clever-clever fingers just felt splendid, and he was sluggish with it
Перевод:
верёвки и ловкие-чуткие пальцы ангела дарили невероятные ощущения, от которых он растекался лужицей
Здесь вышло очень неудачно. Вот просто очень.(


Напоследок еще мелочь вычитки. Близкие фразы в оригинале:
Crowley just couldn’t look away
Crowley went a bit crossed-eyed at it
he began, eyelids drooping

В переводе здесь сплошные повторы глаз:
Кроули не мог отвести от него глаз.
Кроули закатил глаза.
начал он, прикрывая глаза


Прямо расстроил этот перевод( В целом язык неплохой, сперва текст читался легко и приятно, но добавлять при переводе заместительные? Очень странно видеть, что так до сих пор делают.

Сам фик — симпатичный романс, разве что порно мне показалось немного скомканным.



Тиндер во время чумы, переводчик fata
фэндом: Captain America

читать дальшесаммари: Баки обнаружил в Тиндере интересного персонажа: парень разместил заглавным фото, на котором его арестовывают. Баки лайкнул - остальное история.
«остальное история» — прямо буквальный перевод «the rest is history». Тем удивительнее, что в оригинале этой фразы нет.


Оригинал:
Bucky’s warming up in a sheltered sunspot near the Dominique Ansel Bakery’s cronut line
Перевод:
Баки нежился в затененном дворике неподалеку от пекарни «Доминик Ансель» – подальше от длиннющей очереди за кронатами
В оригинале нет ни слова о том, что он находился «подальше от очереди». Как и о том, что она длиннющая.


Оригинал:
a gigantic coffee between his hands
Перевод:
нянча в руках огромный пластиковый стакан кофе
Совсем мелочь, но почему пластиковый?


Оригинал:
To find the Super Like he has to swipe through the usual stack of smart-looking women with great photos, fashionable hipster gays, and slimy guys
Перевод:
Баки пришлось пролистать с десяток фоток – явно профессиональных – выпендрежных дамочек в деловых нарядах, геев-хипстеров и склизких даже на вид парней
Не очень понимаю, откуда взялось «явно профессиональных»? «great photos» — не совсем то же самое, да и относится эта фраза только к «smart-looking women».
Вроде бы мелочь, но фраза про десяток явно профессиональных фоток слегка противоречит уже следующему абзацу:
Фотка в профиле была на удивление хорошей. Возможно, ее даже сняли на полупрофессиональную камеру – четкая, с хорошей выдержкой, она резко контрастировала с той тонной мусора, какую народ обычно постил в Тиндер.


Оригинал:
slimy guys who are either trying too hard or too little
Перевод:
склизких даже на вид парней, что старались слишком сильно, а может, наоборот, недостаточно
1) «slimy» применительно к человеку скорее переводится как «скользкий тип» или «мерзкий», «гнусный»
2) «trying too hard» никогда не стоит переводить буквально. Лучше «...которые слишком выделывались\выпендривались», например.


Оригинал:
Bucky recognizes the protest: he’d been out of town himself, but Natasha had gone and sent photos.
Перевод:
Баки сразу понял, когда это снято – его самого не было в городе, но Наташа ходила и прислала фотки.
Потерялся «протест».


Оригинал:
Steve, 28, it says under the photo. New York City. Some say I have an arresting personality. This photo is from my good side. The other has a shiner.
Перевод:
«Стив, 28 лет, – гласила подпись. – Нью-Йорк. Некоторые говорят, что у меня преступная внешность. И это – моя светлая сторона. А темная вас просто ослепит… хотя, может, это просто фонарь под глазом».
Как темная сторона может ослепить? В смысле... она же темная.)
Вообще переводчик интересно поигрался с фразой, но вышло что-то нелогичное и, на мой взгляд, слишком уж пафосное.
Можно попробовать, например, как-нибудь так:
«Некоторые говорят, что я преступно хорош. С этой стороны я смотрюсь лучше, зато на второй просто роскошный фингал».


Оригинал:
The conversation with Steve evolves faster than Bucky’s fashion sense in high school.
Перевод:
Разговор со Стивом набирал обороты быстрее, чем вкус Баки к моде в старшей школе.
Здесь речь скорее не об увлечении Баки модой, а об умении одеваться) «Разговор со Стивом набирал обороты быстрее, чем пристрастие Баки к стильным нарядам в старшей школе».


Оригинал:
Bucky imagines how it would sound murmured into his ear, accompanied by Steve's large hands framing his waist, and the rush of arousal and humiliation twists sharply in his chest, hot and glowing.
Перевод:
Баки представил, как бы оно прозвучало, если бы Стив шептал ему это прямо на ухо, сопровождая поглаживаниями больших теплых рук, устроившихся на талии – и прилив возбуждения пополам со стыдом свернулись в груди тугим смерчем, горячей, сияющей воронкой.
Ой. Начиналось все хорошо, но появившиеся из ниоткуда смерч и горячая воронка меня очень смутили))


Оригинал:
all him those saccharine-sweet names--
Перевод:
называл всеми этими невыносимо сладкими словечками
Почему «невыносимо»? Просто «приторно-сладкими».


Оригинал:
My turn to get arrested, huh
Перевод:
«И тогда уже я стану преступной личностью под арестом».
Очень странное решение) Фраза читается громоздко и слегка неловко.


Оригинал:
But when Bucky opens the message, he nearly spits out the gum he was chewing, because on the screen is a photo of Steve's - thankfully clothed – crotch
Перевод:
Но когда Баки открыл сообщение, от удивления он чуть жвачку не проглотил – на экране было фото стратегической зоны Стива – к счастью, укрытой одеждой
Зачем?..


жизнерадостно ответил Стив, и, господи, в реале этот парень был еще красивее, такой большой и надежный. Как гребаный вагон метро, только запашок получше – гораздо, гораздо лучше.
«запашок» не может быть получше, у этого слова в любом случае негативный оттенок.


И мелкие баги вычитки:
К тому же, ему стало любопытно посмотреть на несчастного засранца
с талией как у Мэрилин Монро, особенно заметной в полоборота
Баки медленно оглядел его, переводя взгляд с ботинок на отлично сидящие джинсы
словно случайно перехватил взгляд Баки, разглядывавшего последнюю коллекцию галстуков от Армани


Неплохой текст, местами переводчик очень удачно обыгрывал игру слов — скажем, в шутке про cell phones\камеры. Однако в плане вычитки есть над чем поработать)

Фик милый и забавный, разве что на мой вкус скорее про any two guys — но это, наверное, так кажется из-за смены сеттинга.
Азиатские текстовые и видеоканоны, номинация 15+
Амнезия, авторы: Ayliten, Puhospinka
Фандом: The King’s Avatar (Quan Zhi Gao Shou)

читать дальшеЯ люблю фильмы, книги, фики и всё что угодно с амнезией. Прочитанного и просмотренного не так уж много, но достаточно, чтобы понять: автор, который решается использовать этот троп, ступает на скользкий и опасный путь. Амнезия в этом не виновата, но с годами или даже десятилетиями она приобрела стойкий налёт киношности. Хотя авторы детективов тоже любят начать историю с того, что герой приходит в себя в рандомном месте с вопросом «Кто я? Где я?», но именно сценаристы сериалов превратили амнезию в не самый лучший штамп. Про бедную амнезию действительно сложно написать что-то, что не вызывало бы реакции «а, видел такое, сейчас выяснится, что…». Но в этом фике, хотя я уже готовилась угадать эту мелодию с трёх нот, авторы сумели подать троп по-новому, втянуть меня в историю и заставить напряженно следить за всеми перипетиями не «детективного» сюжета восстановления памяти, а зарождения отношений.
Когда главный герой приходит в себя, он обнаруживает, что за те восемь месяцев, которые стёрлись из памяти, не появилось никаких таинственных загадок, не случилось трагедий, а просто его отношения с Е Сю стали более близкими и дружескими. И вот тут начинается какая-то магия. Завязка, где один человек промолчал, другой не настоял на ответе, и как-то из этого стало подразумеваться, что они до аварии были в отношениях, – в пересказе звучит, прямо скажем, не очень правдоподобно. Но в тексте это работает, причем, абсолютно вхарактерно. Для Е Сю совершенно нормально не отвечать прямо и даже не вводить людей в заблуждение, а заставлять их самостоятельно вводить в заблуждение самих себя. Я хуже знаю канонного Боюаня, потому что не читала новеллу, а в дораме эфирное время ему урезали, но ход его мыслей и сомнения хорошо прописаны, и они вполне логично ведут от допущения к ошибочному выводу. Так получилось, что я заранее знала, что отношений у героев не было, но даже так, со спойлером, я нигде не почувствовала фальши, Боюань как-то очень естественно запутался в Е Сю и поддался его обаянию. Честно говоря, я тоже. Хотя мой внутренний морализатор был возмущён поступком Е Сю, вернее, чередой его поступков, на него было очень сложно сердиться. Авторы показали Бога Е с очень необычной для меня стороны: внимательным, тёплым и заботливым. В каноне (сознаюсь, новеллу не читала, смотрела дунхуа и дораму, зато три раза) он больше шпыняет и троллит, чем проявляет заботу, и читать про укрывания одеялком было очень приятно. И, наверное, моё (почти) окончательное прощение Е Сю заслужил в тот момент, когда сказал, почему он это сделал, хотя и понимал, что обман раскроется. Его грустное, почти безнадёжное смирение – не могу подобрать лучшего слова – меня очень тронуло.
Вообще это даже немного парадоксально – в фике не так уж много событий, герои отдыхают, едят и спят, но за этим не просто интересно наблюдать, во время чтения буквально ловишь и анализируешь каждую фразу, каждое маленькое действие в предвкушении: так-так, погоди, что это значит? это уже оно? это шаг вперёд или случайно так вышло? Были и сцены, которые теряли динамику, но таких очень мало.
Ну и вообще, как автор, у которого герои обречены страдать, я не могла не позавидовать умению так щедро, ярко, вкусно и интересно отсыпать героям простых житейских радостей, типа пиццы, горячего душика, просмотра матчей и обнимашек.


Счастлив тот, кто бывал в Юньмэне, автор: darkmorgana
Фандом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеОтличный фик с неимоверно, просто огненно горячим юстом.
Цзян Чэн – омега, но скрывает это по традиционным для жанра причинам: можно быть одним из сильнейших заклинателей и возродить из руин орден, но если станет известно, что ты – омега, то про достижения забудут, будут обсуждать, кому дал, а кому не дал. Понятно, что Цзян Чэн слишком горд для этого, он хочет быть своим собственным мальчиком, а не чьим-то омегой. Лань Сичэнь – альфа, и даже больше, он та самая истинная пара (это совпадение называется «небесным зовом»). В фике нет неуправляемого гона и прочего, оба героя дошли до такого уровня в самосовершенствовании, что инстинкты не имеют необоримой власти, и всё происходящее между Лань Сичэнем и Цзян Чэном вроде и подпитывается омегаверсной физиологией, но на самом деле определяется их свободным выбором. И главная интрига - «что пересилит: небесный зов и настойчивость главы Лань или гордыня бешеного главы Цзян».
Я думаю, никто не сомневается, что именно победит, потому что этот тот самый романсовый фик, который будешь перечитывать, когда попалось что-то стеклянное или когда просто стало грустно, – он честно, искренне, эмоционально и красиво рассказывает, как два героя идут друг к другу, преодолевают препятствия и в конце концов делают друг друга счастливыми. Он сложен как будто бы из хорошо знакомых сюжетных кубиков, но именно в таком «классическом» сюжете важно умение автора сделать текст новым и неизведанным для читателя: раскрыть характеры, найти особенные детали и темы, заставить переживать за героев, тронуть за душу и, в конечном итоге, не обмануть ожиданий. Мои ожидания как читателя были полностью оправданы.
Очень понравились герои: Лань Сичэнь – благородный и доброжелательный (без скатывания в глуповатую мягкотелость), Цзян Чэн – вспыльчивый и жёсткий (без истеричных беснований), и люди вокруг тоже хорошо считываются, вплоть до заботливых родственников, которые говорили бы «часики-то тикают», если бы в Древнем Китае изобрели тикающие часы.
Отдельно хочу отметить, что для древнекитайской версии омегаверса придуманы свои названия «драконий род», «фениксов род» и прочее, есть свои традиции, с этим связанные, например, в клане Лань принято скрывать свои запахи, а в других ими, видимо, гордятся. Нигде не появляется ощущения, что автор тянет своё АУ на канон, а оно не натягивается; всё очень логично и увязывается с каноном.


Луна для берсерков, авторы: afcleric, Ayliten
Фандом: The King’s Avatar (Quan Zhi Gao Shou)

читать дальшеУвлекательное, яркое и отлично сделанное АУ по Аватару, где в нашем мире появились разломы, ведущие в Сферу, что-то вроде альтернативного измерения и монстрами; гильдии стали орденами, которые сдерживают эти разломы, а игровые аватары – сверхъестественными сущностями из Сферы, которые иногда выбирают людей и «сливаются» с ними. Вообще, про мир можно говорить долго: авторы отрисовали его очень ярко и детально, причём обе половины, и нашу, изменившуюся после Сферы, и чужую. При описании вымышленной реальности авторов фиков, ориджей и книг довольно часто заносит, и они излишне увлеченно описывают мир, перегружая читателя. В «Луне для берсерков» всё распределено по разным сценам, к месту добавлено, передано через запоминающиеся, зримые детали, так что нет ни проблем с пониманием, что происходит, ни ощущения, что читаешь путеводитель. Сюжет и перипетии тоже очень хорошо отлажены: история нигде не провисает и не замирает, не комкается и не путается в собственных ответвлениях. Хотя их довольно много, авторы не углубляются в побочные истории, а рассказывают ровно столько, сколько нужно для развития основного сюжета, и плавно возвращают читателя в неё. В общем, мне очень понравилось, как фик сделан.
Теперь про героев. Вэй Чэнь и Лянь Ичунь по долгу службы занимаются поиском артефактов, борьбой с монстрами и восстановлением разломов. Хотя мне показалось, что основной сюжет всё же приключенческо-детективный, приключений и романса в фике примерно половина на половину. И хотя я при чтении более напряжённо следила за расследованием, но отношения тоже прекрасно прочувствовала и безоговорочно поверила в любовь Лянь Ичуня к такому непростому человеку, как Вэй Чэнь. Возможно, именно то, что их отношения показаны надёжными и устойчивыми, и переключило моё внимание на детективный сюжет, мол, у этих двоих и так всё хорошо, разве что Своксаар когда взбрыкнёт. Возможно, так и задумывалось: их преданные и тёплые отношения, не только любовь, но и товарищество «соигроков» – некая константа в безумном вывернутом мире. В отношениях появляется напряжение, когда Вэй Чэнь сбегает, но мне этот ход показался немного мелодраматичным, и в сюжете он ничего не поменял. Зато у Скелетика появился повод цопнуть Вэй Чэня за задницу ;)
Второстепенные герои тоже очень хороши, особенно Шаотянь, но тут я могу быть пристрастна, я его вообще очень люблю. И ещё Весна, аватар Ичуня, который живёт внутри него и присутствует в тексте в основном в виде эмоциональных отзвуков и реакций, но тоже оказывается наделен понятным, неплоским характером. А ещё там есть прекраснейший мимимишный Скелетик. Кажется, скелетик кота, но это неточно. Со стороны авторов было умно его добавить; симпатичная и пронырливая живность – беспроигрышный способ завоевать любовь читателей )))
Западные сериалы. До 15К. Часть 3
Вальс ля минор (для ангелов) от marla666
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
Романс на одну из самых популярных в фендоме тем — промежуток от конца линии с Апокалипсисом до постканона (включая каноничную идею с обменом телами).
читать дальшеВальс из названия служит зароком — Кроули и Азирафаэль договариваются о нем, если их планы сбудутся, а в конце — наконец его танцуют, а так танцу посвящено немного времени — больше авторскому переосмыслению и дополнению каноничных событий.
Кстати, в макси номинации у других авторов есть еще один (не похожий на этот) фик на тему танцев — Ангельская милонга и еще один мини, про который напишу ниже — там стриптиз, а в каноне герои лихо гавот и диско отплясывали. Очень любит фендом тему танцев!
Вернемся к Вальс ля минор (для ангелов), тут порадовали нетривиальные внутриканонные отсылки. Почему нетривиальные? Одна из самых впечатливших авторов номинации сцен в сериале — с нацистами в церкви, без отсылки к ней обходится редкий фик про Азирафаэля и Кроули (если речь не идет об AU или другом таймлайне и героях) и, честно говоря, она при всем ее совершенстве в каноне немного приелась в шипперских фиках. Порадовало, что помимо нее автор вспомнил, например, про инцидент с велосипедом Анафемы, Татфилд с Адамом и ко и др. мои любимые моменты.
В плюс фику сыграло и то, что, когда герои в новом обличье, им требуются время на постройку к чужому телу и они поправляют друг друга в мелочах — вроде мимики и поведения.
По стилю — смущал и портил впечатление неожиданный канцелярит.


Танцы на стекле от fannni
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
Юмористический фик со стриптизом на популярный троп из романтической комедии: герои давно любят друг друга, но никак решаются признаться в своих чувствах, а читателю и автору хочется их к этому подтолкнуть.

читать дальшеОт отчаяния Кроули решает записать видео со стриптизом (кстати именно Кроули и изобрел стриптиз), а ангел из вежливости делает вид, что его не узнает и «восхищен артистом», пока сам Кроули возмущен «как можно не догадаться, что это я?!». Вообще, пока читала, думала, что Кроули и Теннанту еще больше стриптиза пошел бы классический бурлеск с веерами, перьями и корсетами! Если вам интересно, как бы демоны танцевали стриптиз, а не только диско и другие танцы — это фик для вас.
Повеселил Кроули, контрабандно достающий для Везельвул аниме. Назвала бы авторской находкой — раньше не встречала такой версии.
Понравились сцены с едой и походами по заведениям — их часто пишут в фиках по фендому, поскольку герои гедонисты, но тут прямо аппетитно вышло, а некоторые блюда захотелось попробовать.
Заканчивается все, естественно, сексом, но горячим я бы его не назвала.
Показалась затянутой сцена с любованием членами и авторским объяснением разницы между обрезанным и не обрезанным устами персонажей в диалоге, причем это зачем-то повторяется два раза. Азирафаэль же в принципе все успел в первый раз рассмотреть, когда они телами менялись... Любоваться членом любимого человека — естественно, но в пылу страсти такой монолог показался не самым эротичным и уместным.


Третье пришествие сатаны от Поросенок М
Good Omens, Азирафаэль / Кроули, Сатана/Всевышняя
Юмористический текст, где Сатана пытается добиться благосклонности Всевышней и идет за советом к Кроули и Азирафаэлю.

читать дальшеДовольно милая и забавная комедия, несколько раз вызвавшая улыбку. Могу понять, почему он при всей своей простоте глянулся читателям — если судить по лайкам и комментариям.
Благие советы в части ухаживаний приводят не к тому результату, и бедный Сатана все время попадает впросак.
Но проблема текста в рамках конкурса в том, что основная линия — вполне гетные чувства Сатаны ко Всевышней (во вселенной Good Omens она женского пола), а пейринг слешный — очень фоново. В этой классической гетной истории с нелепым ухлестываниями отверженного кавалера за дамой гета гораздо больше, чем слеша, от которого — поцелуй и устоявшиеся отношения сильно за кадром.


Улыбайся, Кроули! от Поросенок М
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
Фик на еще один крайне популярный в фендоме сюжет — пересказ встреч Кроули и Азирафаэля сквозь века вместе с добавлением пропущенных сцен. В этой версии — с юмористическим оттенком.
читать дальшеТекст довольно легко читается и в нем есть забавные моменты — например, авторская версия, почему у Азирафаэля-садовника такие жуткие зубы в сериале, и фрагменты про театр Глобус с камео Хастура и чуму неплохи.
Вот только выбранные автором стиль и язык показались чересчур бедными для создания яркой истории про другие эпохи. В принципе может и зайти, если не ждете от юмора особой стилизации под эпоху или канон, или нравятся другие фики автора, но начать знакомиться с его творчеством рекомендовала бы с Третьего пришествие сатаны.
Разочаровали ляпы вроде «надсадно дребезжа латами», которые вроде и на юмор не спишешь.


Сатана приходил от Поросенок М
Good Omens, Азирафаэль / Кроули
Незатейливый романс, начинающийся с тропа «Сатана заставил их сделать это».
читать дальшеНе зная, как наказать Кроули, Сатана заставил его возжелать Азирафаэля, но оказалось, что Кроули и прежде был пылко в него влюблен.
Часто в таких фиках герои сразу же переходят к сексу, тут этот путь занимает у них больше половины текста, и это скорее романс, чем чистое PWP. Автор делает акцент на то, что им важно наконец озвучить свои чувства, а проклятие Сатаны — подождет. Кроули пытается утолить свою жажду с другими людьми, пока не понимает, что есть лишь один очевидный способ.
Показалось затянутым для столь простого сюжета. По языку и стилю тоже особо не порадовало.
Из трех прочитанных фиков автора эта работа меньше всего понравилась.


Не любовники от Seli Creston
Criminal Minds, Дерек Морган / Спенсер Рид, драматичный романс с PWP
читать дальшеЕще один фик про осознание и озвучивание вслух своих чувств.
Нередко для поклонников пейринга становится испытанием, когда один из персонажей женится — тут канонично женился на своей девушке Дерек Морган. Этот фик — своеобразный PWP-fixit с элементами романса и драмы, где герои могут быть вместе.
Сюжет, как и исполнение показались крайне незамысловатыми.
Дерек и Спенсер раньше встречались для секса без обязательств, затем Дерек ушел из отдела и женился, и вот спустя много лет на фоне особенно тяжелого дела Спенсер и снова ему позвонил. Дерек, разумеется, не смог не приехать.
Весь текст герои пытаются понять, кто же все-таки они друг для друга — обычные любовники или нечто большее и возможны ли между ними доверительные близкие отношения. К этой проблеме отсылает и название.
Трогательно влюбленный в Спенсера Дерек в фике понравился и показался ближе к канону, чем сам Спенсер — вот в его мотивации у автора так и не смогла до конца разобраться.


Уравнение с двумя неизвестными от Solli
Сергей Королёв / Юрий Гагарин. В качестве канона указана документалка Space Race (Битва за космос), но в целом — это обычный RPS про известного космонавта и авиаконструктора.
читать дальшеЭто первый фик, что читала у автора про космонавтов, в примечаниях есть «фик написан в параллель к „Шторму“», а Шторм я прочла сильно позже. Но решила, что стоит написать больше о первых впечатлениях, так как тогда сразу написала к нему отзыв.
Что обращает на себя внимание — у автора красивый и поэтичный русский язык, некоторые фразы хочется читать нараспев. Фик называется Уравнение с двумя неизвестными — одно из простейший линейных уравнений. Понравилось, как автор работает с физико-математическими и полетными отсылками и метафорами. Такие вещи добавляют героям и тексту вхарактерности и веры в то, что так действительно мог рассуждать летчик-космонавт и не выглядят инородно.
В этой суете Сергей Павлович, неподвижный, как скала, был словно точка отсчета, постоянная величина в уравнении.
Подобно пилоту в незнакомом воздушном потоке, Юра сейчас как будто потерял штурвал.

Иногда, правда, автор впадает в речевую избыточность и ритм сбивается — как в начале этого предложения (части вначале по смысли дублируют друг друга и одну из я бы опустила).
Сверху, из самолета, во время тренировочных прыжков с парашютом, тюльпановые поля казались рыжим ковром.
Если вернуться к сюжету, то со временем чувство Гагарина к Королеву, растущее из смеси восторга и восхищения товарищем, перерастает в болезненную необходимость. Переломным, наверное, становится момент с барокамерой, когда Гагарин хочет, но ничем не может помочь и узнать, что случилось. Ну и приезд на дачу, конечно.
Правда, местами Гагарин показался чересчур восторженным, что ли, для своего возраста. И совершенно не поняла из фика, зачем эти отношения и какие чувства у Королева, про него очень мало в принципе и общий сюжет с ним не складывается в логичную последовательность.
Ответ на этот вопрос получаешь, когда, собственно, читаешь «Шторм» — автор не пишет про чувства Королева и опускает многие события, которые помогли бы дать понимание происходящего, как раз потому, что это сайд-стори к Шторму и в Шторме он уже все описал и не хочет повторяться — понятно и что за история с дачей, да и вообще фик иначе играет и многие моменты переосмысляются. И это, на мой взгляд, огромный недостаток работы в рамках конкурса — самостоятельно она плохо читается, хоть это и не сразу очевидно.


Три головы хорошо, а две лучше от BraKet
Джорах Мормонт / Барристан Селми по «Игре престолов» (кроссовер с книгами)
PWP с самым абсурдным обоснуем, что читала в номинации — Джорах Мормонт и Барристан Селми пытаются потрахаться и обучить друг другу искусству любви на случай, если одному из них, а то и обоим, придется брать в жены прекрасную Дейенерис.
читать дальше"Закрой глаза и думай об Англии!" советовала дочери перед первой брачной ночью королева Виктория, так и Джорах Мормонт и Барристан Селми почти что закрывают глаза и думают о Дейенерис. Им можно от души посочувствовать, потому что, когда у твоего любовника борода и член — нелегко думать о женских прелестях. Причем, варианта пригласить живых девушек они не рассматривают — иначе это был бы не слешный фанфик. Присутствует и кинк на геронтофилию в силу преклонного возраста одного из персонажей.
В жанрах этого нет, но отлично прочиталось как юмористический текст. Герои и сами периодически осознают абсурдность ситуации, но намерены твердо идти к цели и все-таки потрахаться. Главная интрига фика для меня была — получится что-нибудь у них в итоге или нет.
— Ты хоть что-то чувствуешь, похожее на желание?
— Пытаюсь понять, — медленно, прислушиваясь к себе, сказал сир Барристан. — Кажется, нет.
— Хм.
— Но ведь и ты не Дейенерис.

Как ни странно для PWP, именно секс не назвала бы сильной частью фика — тут, скорее, акцент на диалогах и попытках подступиться к ебле, чем на самом горячем итоговом действии. Но если любите абсурдный юмор и кого-то из персонажей, то можно попробовать прочесть.
Из существенных недостатков — порой диалоги начинали звучать неестественно и перегружено:
— Я не собираюсь учить тебя самоудовлетворяться, — сообщил Джорах, оставил член сира Барристана в покое и принялся за свои штаны. — Я как раз хочу максимально приблизить тебя к натуральной, скажем так, ситуации.


Хуегриб, или трогательная история воссоединения от chmonder
Star Trek: Discovery, Пол Стамец / Хью Калбер
читать дальшеЛучше всего этот текст описывает название — это действительно история про хуегриб (в конце можно увидеть и иллюстрацию), но при этом она смешная, трогательная и крайне флаффная. Будь в номинации приз за юмор, то номинировала бы этот фик.
Не смотрела конкретно Дискавери, но в том, как герои с отважностью первооткрывателей подходят к проблеме и ее изучению, есть что-то универсально стартрековское. Даже если речь про секс с хуем необычной формы.
Особой пикантности истории добавляет то, что Пол Стамец — увлеченный ученый-миколог. Помимо его явной страсти к грибам и Хью Калберу автор удачно показал прекрасный и немного ксенофильский троп «буду любить тебя, во что бы не превратился или как бы не выглядел». Если тоже его цените — думаю, можно и какоридж попробовать.
Фик написан с некоторым количеством канцелярита — читала другие тексты автора, где особо не было этой проблемы, поэтому показалось, что тут это сделано намеренно — показать, что увлеченный ученый и в обычной жизни так странно, немного наукообразно разговаривает. В принципе отчасти, в разумных количествах, это и сработало бы.
Но, к сожалению, несмотря на то, что сама работа мне понравилась и я с удовольствием перечитывала, к концу текста остается ощущение, что с неестественной разговорной речью таки перебор. Особенно, это касается избыточных вводных конструкции, больше подходящих научной счастье, чем художественному тексту, повторов, или просто слов, которые уместнее опустить или вовсе не стоит употреблять вместе — конструкции вроде «успешно подавиться».
Но ввиду того, что голодным ты весь день ходить точно не будешь, я принесу тебе еду прямо на рабочее место.
И я очень рад, что вчера все закончилось так благополучно, при таком объеме спермы ты мог успешно подавиться.
Harry Potter
Лишение девственности по методу Драко Малфоя, авторы: Vitce и Terra Celtika
Драко считает Гарри извращенцем, а Гарри считает Драко ебанутым, а потом они меняются.

Вот это я понимаю — восьмой курс!)) читать дальшеЗанятная идея, подкупающе добрый юмор, фанонные, но узнаваемые герои, причем не только главные персонажи. Каждому отведена своя роль, и действие разыгрывается как по нотам: словно в (порно)пьесе, поставленной ради забавы, но с искренней фанатской любовью. Приятно напомнило старые добрые переводные гарридраки из архива Драконьей Заводи) Отличное развлечение для драрри-шипперов — и для всех, кому нравятся легкие истории, написанные смешно и горячо.

Кофе, булочка и труп врага, авторы: Vitce и Terra Celtika
У Гарри есть почти безотказный способ управления гневом, о котором никто не догадывается. Жаль, он не работает на Драко Малфое.

Предупреждения (UST, графичные упоминания убийств и насилия) выглядят впечатляюще; читать дальше«Гарри Поттер был серийным убийцей», — раскрывают авторы в самом начале страшную правду.

Со временем он понял, что это надежный способ держать себя в руках. Но душить свои жертвы и забивать их до смерти ему быстро надоело, поэтому он начал изобретать новые способы убийства, все более изощренные. Он медленно поджаривал людей, распиливал их на части тупой пилой, растворял в кислоте и скармливал пираньям.
На мое шипперское счастье, авторы оказались слишком добры, чтобы делать из своих любимых героев убийц и насильников. (Пусть и достаточно изобретательны для того, чтобы фик с ходу потянул на четвертый левел — благодаря Гарри Поттеру, «понимающему и терпеливому человеку»).

На его счету было не меньше двухсот сорока жертв. Только за эту неделю Гарри разделался с тремя и готовился убить четвертого. Он как раз схватил Драко Малфоя за волосы, чтобы разбить его голову об угол, но вместо этого почему-то прижал его к стене и провел ладонью по бедру.
Да, что-то пошло не так, когда в дело вступил Драко Малфой, тоже по-своему терпеливый и понимающий.

Малфой сложил руки на груди и самодовольно посмотрел на него поверх острого носа:

— Ты представляешь, как убиваешь меня. Видел бы ты свою блаженную рожу, я точно знаю, что такое выражение бывает только у тех, кто думает, как бы меня прикончить.

Что произойдет дальше, догадаться несложно: изобретательные фантазеры объединят усилия в борьбе с коррупцией и офисной скукой. Нет смысла спойлерить развитие служебного романса, но любителям остроумного Драко и отважного Гарри скучать не придется наверняка) Авторы по-своему беспощадны к читателю: один герой — привлекателен, второй — чертовски привлекателен: развязка не заставит себя ждать и окажется «сумбурной, бестолковой» — и абсолютно прекрасной. «Никакого сравнения с фантазиями», — но ведь иначе и быть не могло)


Оборотень, автор: BarbaraBoom
В городе убивают оборотней. Офицер Поттер работает над делом под прикрытием и надеется получить корочки детектива, но, разумеется, получает кое-что ещё.

Вольный ретеллинг фильма Cruising ("Разыскивающий", 1980 год), — на мой взгляд, удачный. читать дальшеДействие разворачивается в альтернативной вселенной со своей магией и «шерстяными» кварталами: от канона ГП здесь только заявленные персонажи и симпатичные отсылки. Автор ведет скуповатое повествование с некоторой небрежностью, но не сбивается с емкого слога и не фальшивит, и вот уже Гарри Поттер — слегка иронично и весьма убедительно — предстает в образе самоотверженного героя «нуара», а его злоключения от сцены к сцене становятся все более обыденными (насколько это вообще возможно в подобной AU) и ужасающе правдоподобными.
Принимать авторский замысел или нет — решать читателю; для меня этот опыт оказался интересным. Учитывая предупреждения в шапке, по собственной воле я бы вряд ли открыл текст, — и совершенно, как выяснилось, напрасно.


Добро пожаловать в Англию!, автор: _Philippa_
Драко Малфой возвращается в Англию после десяти лет отсутствия, чтобы представить публике свой десятый по счету роман.

Кем только не был за свою фандомную жизнь Драко Малфой: целителем, волшебным механиком, боевиком, даже аврором, и все-то ему по плечу; вот и писатель из него получился замечательный. читать дальшеЧитать стоило хотя бы ради этой метаморфозы, — и ради заявленного дракорона, конечно же. К тому же романс здесь не простой, а производственный, если можно так сказать, и вдобавок детективный. Фандомные (да вообще любые) детективы я открываю без особого энтузиазма, этим же — зачитался. Временами сюжетная сторона занимала меня куда больше, чем собственно романсовая) Но впечатления это ни в коей мере не портило, рассказ о Драко-писателе и полном сюрпризов Роне оказался очень «моим» и сразу запомнился.

Профессор Шмидт , автор: Cornelia
фэндом: Fantastic Beasts and Where to Find Them
Альбус совсем недавно стал директором Хогвартса, и теперь ему приходиться решать множество разных проблем. Например, каждый год искать нового преподавателя ЗОТИ. Профессор Шмидт оказывается вполне подходящей кандидатурой, но Геллерту, хоть он уже несколько лет заточен в Нурменгарде, конечно, есть до этого дело.

Не делая из своей задумки особой тайны, автор обтекаемо раскрывает ее уже в саммари. читать дальшеЧитатель-канонист видит больше, чем главный герой, и наблюдать за невольным ненадежным рассказчиком интересно вдвойне. Даже когда события развиваются вполне предсказуемо и ведут героя по известному пути: от личной приязни и нежелания прозревать — к юсту и романсу. Объем текста небольшой, но здесь и преподавательские будни, и поединок между главными героями в дуэльном клубе, и непременные прогулки в Хогсмид. Читать эту историю — все равно что наслаждаться полузабытой любимой книгой: все в ней и радует, и печалит — именно так, как тебе нужно. Недомолвки, предчувствия, пронзительный момент с боггартом, больничный херт/комфорт, чувственный секс: каждая сцена желанна, а неизбежность развязки лишь добавляет удовольствия. Финальная фраза горька и прекрасна — как и сам пейринг, за время конкурса раскрывшийся для меня, пожалуй, ярче всех прочих. Авторы видят его каждый по-своему; взгляд этого автора и его любовь к героям стали для меня очень приятным открытием.

Лунная Совка, автор: Cornelia
фэндом: Fantastic Beasts and Where to Find Them
Проклятие непонятной природы губит авроров, Трэверс вынужден обратиться за помощью к лучшему специалисту, которого может отыскать в Британии, и постепенно понимает, что его неприязнь к Дамблдору совсем не так сильна, как думалось.

Не гельбусом единым) И снова детектив, — да такой во всех смыслах волшебный, что мне стало не до лавхейта, который я для себя углядел в саммари. читать дальшеТорквил Трэверс — не самый мой любимый персонаж; тем интереснее было увлечься не только расследованием дела, но и главным героем. А затем и предметом его собственного увлечения: влюбленный Трэверс — влюбляющийся именно здесь — просто идеальный вербовщик в лаверы Альбуса Дамблдора) Если бы я не успел полюбить «фантастичного» Альбуса-директора раньше, сделал бы это немедленно.
Автор мастерски закручивает магическую детективную интригу и, по своему обыкновению безжалостно, изводит героев юстом. Жесткий прямолинейный Трэверс, для которого секс и контроль стоят рядом, и гениальный харизматичный Дамблдор, способный обаять кого (ему) угодно, уклончивый и ускользающий наперекор желаниям: идеальное невыносимое сочетание, никакого лавхейта даром не надо. Тем более Дамблдору и без того хватает драм в прошлом, и любовной тоже (а Трэверсу наоборот: только любви всю жизнь и не хватало).

– Но в школе, – проговорил он, поднося руку к лицу Дамблдора, – мне не хотелось сделать вот так.

Трэверс медленно провел пальцами по его скуле. Дамблдор удивленно приподнял брови, но не отпрянул, чуть склонил голову, прильнув щекой к ладони Трэверса. И от интимности этого движения, от прикосновения горячей кожи и мягких волос Трэверса окатило волной возбуждения, как, бывает, захлестывает магией сбившееся заклинание.

Вот и меня как захлестнуло, так и не отпускало до самого конца истории, которая вообще-то вовсе даже не о Прекрасном Альбусе, а о Лунной Совке (она достойна особого восхищения, очень жуткая красотка получилась). Здесь с лихвой и экшена, и неизбежной рабочей рутины, и болезненного, напряженного ожидания исхода; герои охвачены поиском спасения, а их чувства и желания, обостренные смертельной опасностью, обретают неподдельную искренность. Жесткий, но удивительно понимающий Трэверс добивается своего отзывчивого (даже слишком отзывчивого)) Альбуса; доверившись, взамен тот получает всё, о чем уже давно не смел мечтать. Или не всё) Хочется верить, что обоих героев ждет еще немало чудесных открытий, и эта история в их общей судьбе — только начало.
Ориджи разного размера. Часть 4
Anele Первая любовь
читать дальше
Еще одна работа, которая представляет собой часть чего-то более крупного - на этот раз цикла. В шапке автор обещает, что ее можно читать отдельно, но оборванный финал с резкой переменой героя в отношении к предмету своей страсти вызвал у меня некоторое недоумение, я ожидала логически завершенной истории.
На мой взгляд, этот текст - примерно то, за чем и приходит в слэш массовый читатель. Такие вещи обычно имеют стабильный успех - это ненавязчивый любовный роман с хорошо выдержанным балансом: легкость изложения, гомоэротизм, несложные сюжетные перипетии, определенный уровень качества и отсутствие лишней специфики, которая кому-то может не зайти. Здесь есть все составляющие приятного чтива на вечер: два молодых и красивых героя, первое чувство, неуверенность, юст, положенные жанру эмоциональные качели, живописная локация, магия, интриги.
Стиль правда иногда действительно прихрамывает и этим веселит - так, например, посреди “отхожих мест”, “дозорных башен”, стражей, доспехов, “магических клятв” и обращений вроде “сын великого мага” герой-2 вдруг бесхитростно вопрошает героя-1:
- Вот какого ты ко мне приебался?
Хватает тут неудачных формулировок и словесной небрежности, но реально они не настолько портят общее впечатление от чтения, живость героев и бодрость повествования компенсирует недостатки по мелочам.
Не знаю, почему автор заявил в шапке “нездоровые недоотношения”, ничего особенно больного в них лично я не нашла. Неразделенность со стороны Ирсы - да, он упорно отвергает Ниала с его чувствами, и временами объяснения Ирсы выглядят то ли надуманными, то ли фальшивыми: желание ищет возможность, нежелание - причины. Но и это воспринимается без драматизма, тем более что близости упертый и навязчивый Ниал все же добивается. Недоотношениями я бы это тоже не назвала - есть там и взаимная симпатия в начале, и взаимоуважение ближе к концу. Псевдо(?)предательский поворот был смазан, по отрывку сказать что-то о нем невозможно, а в остальном у героев все неплохо.
Текст в целом вообще очень светлый и уютный, в нем все как будто понарошку: и любовные отказы, которые - мы же понимаем - не окажутся окончательными, и предательство потом наверняка обернется верностью, и жестокое тюремное заточение быстро закончится, не причинив герою сильного вреда. В таких историях есть что-то диккенсовское - даже в моменты самых нищасных нищастий персонажей читателю только горько-сладко от предвкушения неизбежного восстановления справедливости и хэппи-энда. Тут вам не Джордж Мартин - и это радует)
В море слэшного ангста, не игрушечно больных отношений, героев-33-несчастья, их страданий и душевных травм здоровая семья Ниала, где мама заставляет надеть носочки для тепла, папа позволяет возиться в своем кабинете, брат с охотой дает советы по соблазнению, а сестра ласково треплет по волосам, - бальзам на израненную суровой реальностью душу.
Автору удался легкий и милый текст, даже жаль, что на конкурсе только часть истории, надеюсь, что в полном цикле у Ниала с Ирсой в итоге все хорошо.


HungryCaterpillar Сирены
читать дальшеМне понравился крупный текст автора - “Тигр и дракон”, отзыв на него я надеюсь написать позже - и почему-то “Сирены” я поневоле мысленно сравнивала с ним, ничего не могла с собой поделать.
Здесь тоже заметен размашистый и смелый авторский стиль, в котором есть что-то ярмарочное: броско, недорого, эклектично и притягательно. Тут у нас конфетки-бараночки, тут цыганка с картами, дорога дальняя, тут деревянные качели-расписные карусели, а вот тут лубочные картинки рисуют. То, что в других случаях цепляло бы взгляд, раздражало или вызывало втф, у автора смотрится на удивление цельно и если не полностью гармонично, то уместно в общей яркой, аляповатой картине.
Основное “сочетание несочетаемого” здесь - переплетение щемящей и нежной истории любви главгеров Рафа и Дагона с разухабистыми приключениями по спасению мира за пять минут, плакатной антирасистской агитацией, карикатурой на Евровидение и солдафонским порно внезапнопары второго плана - дракона с парнем-русалкой (ненавижу слово русал).
При знакомстве с героями у меня (сомневаюсь, что у меня одной) сразу же случился сбой прицела в сюжете: с первых же строк стало ясно, что Раф - ангел. И имя, и поведение, и детали внешности героя вроде шеи трепетно белой, длинной, словно горлышко античной вазы - все работает на узнавание. Потом оказалось, что “узнавать” было рано, в дальнейшем это мешает понять суть заморочки Рафа в чувствах к Дагону. Будучи уверенной, что оба героя прекрасно понимают природу друг друга, я гадала, каковы окажутся причины отмороженности Рафа: он как-то замешан в гибели родных Дагона? он ангел с каким-то безнадежным изъяном? он бесполый? в их близости заложено что-то, что причинит Дагону боль или вред? Чем там будет разочарован Дагон?
То, что Дагон не догадывается об ангельской сущности Рафа, не прописано прямо. В его хейтспичах по отношению к ангелам при Рафе я, например, видела не незнание-непонимание, а типичную бестактность зацикленного на своем пунктике (не)человека: “не принимай на свой счет, ты - исключение, к тебе это не относится”, а в долготерпении Рафа - деликатность: он же чувствует, что у Дагона в этом месте какая-то душевная рана. Только когда Дагон не понял, чьи перья валялись на земле после похищения Рафа, я осознала, что два и два надо было складывать, а не умножать.
Многие вещи в тексте обрисованы топорно - как, например, кондовое зло в виде “белокрылых отморозков”, убивших отца Дагона, или бессмысленно жестокого врача, отказавшего в помощи беременной матери. В “Тигре и драконе” детские истоки ненависти показаны немного тоньше и объемнее. Шарж на Евровидение, на мой вкус, тоже слишком прямолинеен, поэтому не особенно смешон, но юмор - то такое, совсем фломастеры, допускаю, что кому-то, наоборот, зашло.
Зато некоторые детали для меня были умилительно-забавны - посмешило, что у Дагона в мотоциклетном шлеме дырки под рога или что хвост у него не полностью контролируется сознанием, а живет своей жизнью - лезет под руку и ластится к Рафу.
В целом, текст сделан грубее, чем “Тигр и дракон”, интрига в нем абсолютно мультяшная, а антирасистский посыл лобовой. Однако он так же, как и “Тигр…”, обладает своей особой балаганной харизмой, читается легко, заставляет улыбнуться и заканчивается победой любви над ненавистью. Мир несовершенен, изменить мы его не в силах, “но можем мы любить друг друга сильней”.
Чем герои и займутся)


Рогатый курильщик
Пустое чрево
читать дальшеКак читатель я неровно дышу к убийственным страстям в текстах - убийственным в буквальном смысле: непреодолимому влечению врагов, вырезавших семьи друг друга, маньяков с жертвами, которые меняются местами, отморозков-насильников и кровавых мстителей за поруганную честь... Уточню: речь не про лавхейт, в котором первая часть все-таки “лав”, или стокгольмский синдром, а именно про сексуализированную ненависть - если этому подбирать название.
На таком совпадающем у нас с автором кинке и строится данный текст, что порадовало. С остальным у меня сложилось чуть похуже.
Если отношенческая составляющая истории не вызывает особых вопросов - она служит своей цели и отрабатывает эмоционально-кинковый сценарий, то к матчасти их возникает много: почему Пакистан? (не Афганистан или Ирак? эти военные кампании хотя бы на слуху); что за зверь “военный городок” в этой стране? какие конкретно отряды там жгли, убивали, раздирали жизни в клочки? (SWAT, упоминавшийся в конце, - подразделение полиции, оно за границей не воюет, где тогда герой служил раньше - в ЧВК?); в честь чего был этот отмороженный банкет? (я помню только индо-пакистанские разборки, но тут явно не про них); как мог гг-2 Сиф, в детстве ставший жертвой запредельной жестокости (с какой целью, кстати?) этих неопознанных солдат удачи в дальнейшем стать членом их же отряда? (они идиоты или самоубийцы? а командование? кого он потом убивал, вступив в их ряды, - бывших своих соотечественников?) Ответов нет.
Сюжет хронологически нелинеен, в нем сплетаются две линии - настоящее, где списанный в утиль Найджел, отдыхая в Венеции, клеит (кто бы мог подумать) гондольера, который напоминает Сифа, и сходство оказывается глубже, чем можно предположить, - и прошлое: обрывками воспоминаний рассказывается история жестоких отношений Найджела с Сифом.
Повествование ведется от первого лица, и я бы посчитала уместным и его, и даже изложение “потоком сознания” - психика у героя не в порядке, он поехавший моральный урод опустошен и искалечен, - если бы к первому лицу и потоку сознания в нагрузку не шли пафос (Среди нашей чертовой дюжины я был самый-самый. Солнцем целованный. Варварством заклейменный. С улыбкой юного падре...), рваные предложения (Мы были страхом. Мы жаждали быть еще страшней. В сотни раз... Смотрим глаза в глаза. Душа в душу. Тьма во тьму.) и настоящее время (Ищу, наслаждаясь игрой, не торопясь. Не на того хищника ты напал, Арсель. Не с тем вознамерился развлечься в хитроумной забаве. Но, кажется, тебе не впервой быть добычей, а? ).
Парцелляция такого типа не лучшее синтаксическое решение, на мой вкус, злоупотреблять им точно не стоит. Мода на нее осталась далеко в прошлом, и воспринимается она сейчас как усы подковкой и брюки-клеш на фотографиях 70-х. Там, где автор отказывается от этого и пишет развернуто, становится намного лучше. Градус надрыва я бы, на свой вкус, тоже прикрутила. Хотя суть происходящего и душевное состояние героя к нему располагают.
В общем, сама по себе сюжетная задумка без шелухи, расклад характеров и композиция мне понравились, а к главным минусам текста я бы отнесла полную оторванность от реалий и неудачную стилистику.
Самой яркой для меня стала сцена холодной мести Сифа, она по-своему - чудовищно - красивая, кинематографичная и живая в деталях - меня зацепили, например, радужки глаз убитого товарища, которые видит Найджел, упав на пол.


Фрэнки Омут
читать дальшеБольше всего мне понравилось в этом тексте то, что в кои-то веки целительная порка не стала для героев панацеей от всех недугов - от родильной горячки до депрессии, биполярного расстройства и воды в коленках. А странно: в попадавшихся мне текстах с этим БДСМ-предупреждением она обычно неизменно помогала страждущим - психологические проблемы рассасывались, напряжение снималось, а чувство вины и гипертрофированного долга у героев сменялось дзеном и душевным благолепием.
Здесь ситуация иная - но не скажу, что более правдоподобная. Отношенческая составляющая сюжета показалась мне сомнительной.
Семь месяцев подряд раз за разом без намека на обсуждение герои на пару практикуют жестокую игру, которая обоим приносит физическую и/или душевную боль, разочарование, мучительное чувство вины и отвращение к себе. И ни капли удовольствия.
Ну, даже не знаю.
Понятно, что текст - почти пвп (так вижу, автором этот жанр в тегах не проставлен) и написан ради кинка на флагелляцию и херт-комфорт одним и тем же человеком. Первое не моя трава, но оценить градус эротизма мне это не мешает. Сразу предупреждаю возможных читателей: автором в шапке честно заявлены оба кинка - и БДСМ, и насилие, но базовый здесь - насилие, а от БДСМ - отдельные элементы. Так вот, учитывая сказанное, сцены порки, как и финального комфорта прописаны неплохо: эмоционально, с акцентами на том, что должно трогать, и оно трогает, - это автору, на мой взгляд, удалось. Однако кинк, даже нормально прописанный, должен встраиваться в систему отношений героев, вытекать из нее. Она может быть какой угодно: неправильной, безнравственной, больной, жестокой - но понятной, здесь же мотивация героев ставит читателя в тупик.
Эта игра никому не доставляет удовольствия. Сначала — да, но сейчас Максим предпочел бы выпить. Посидеть за стойкой бара, сказать — без яда в голосе, без оскорблений, что груз ответственности будет не так тяжел, отнесись Вадим к ней проще. Что контроль — над собой и другими — нужно ослабить. Что за доброжелательность никто не сочтет его слабым. Но Вадим не услышит и не поверит, и потому Максим молчит. А если говорит, то так, что бы попасть сразу в сердце. И, конечно, бьет — физически.
То есть Максиму - “наказывающему” - игра не нравится, он понимает, что и Вадиму - “жертве” - тоже. Можно было бы с ним поговорить, рассуждает Максим, но Вадим же все равно ничего не поймет, так что продолжаем его бить. Звучит логично)
Психическое состояние ничего не понимающего Вадима при этом таково:
Это первый раз, когда Вадиму хочется решить проблему суицидально. Сдохнуть — и все.
Хороший тамада, и конкурсы интересные. При этом ближе к концу мы читаем:
Максим вдруг понимает, что в последнее время Вадим и правда подуспокоился.
Подуспокоился мыслями о суициде, видимо) Способность к эмпатии у Максима поражает воображение.
Нет, люди - странные существа и творят такое, что волосы становятся дыбом, для этого достаточно почитать сводку любого райотдела полиции, но мы-то читаем не сводку, а художественный текст - в нем должны угадываться логика и мотивация героев. Автор, впрочем, это понимает и даже озвучивает возникающие очевидные вопросы устами героя, но ответов не дает:
От самого себя противно — как он до этого докатился? Просто вот — как? Он, взрослый мужик, 28 лет как никак, и позволяет драть себя, как мальчишку. Вадим запрещает себе погружаться глубже, искать причину. Он не хочет знать, зачем это делает из раза в раз.
На мой взгляд, это неверибельный внутренний монолог. Человек нерефлексирующий - такие, конечно же, существуют - не задается вопросами, не размышляет, а просто живет. Человек же, мучительно копающийся в себе, как Вадим, будет искать ответы.
С монологом не очень получилось, может, в диалоге выйдет лучше?
— Зачем тебе это? — голос у Вадима почти не дрожит.
— А тебе?
— Я не знаю.
— Тебе нравится боль?
— Нет.
— Унижение?
— Нет.
— Тебе становится легче после?
Вадим качает головой. Слова не идут с языка.
— Тогда зачем?
— Я… — во рту сухо, как в пустыне. — Не знаю. Я не знаю.

Очень загадочно, очень)
Хорошо, что в финале герои спустя семь месяцев молчаливых взаимных пыток все же решили поговорить словами через рот - немножко односторонне правда, с вербализацией у Вадима, надо признать, есть некоторые сложности. Но не беда, успешный психолог-самородок Максим не теряется и смело ставит на Вадиме новый эксперимент. На этот раз, к счастью, намного более мягкий и наконец-то доставляющий удовольствие им обоим. И то славно)
В общем, это не тот текст, который стоит воспринимать отражением реальности, а то станет страшновато, и да, он не без недостатков. При этом к достоинствам его я бы отнесла эмоционально-кинковую составляющую, которая вполне может тронуть любителей.


Magnus Kervalen Освобождение
читать дальшеЕсли б я любила загадки в стиле Кэрролла, то спросила бы у кого-нибудь: что общего между антиутопией и модой? Но спрашивать мне не у кого, так что собираюсь ответить на вопрос сама)
Разумеется, все нижесказанное только мое личное и глубоко субъективное соображение дилетанта.
Так вот, в моде иконой стиля чаще всего становится тот, кто может уловить и реализовать тренд раньше, чем его почувствуют остальные - по крайней мере, большинство, тот, кто отразит коллективное настроение, прежде чем его осознает сам коллектив. Так же и хорошая антиутопия чаще всего озвучивает пугающие или опасные общественные тенденции до того, как они станут очевидной и понятной всем затвердевшей системой. Это не единственная цель создания антиутопий, но актуальность, даже пред_актуальность и делает их интересными. Их ценность для современников в выставлении на свет смутно ощущаемого, но пока не осознанного и в попытке предотвратить, возможно, непредотвратимое. Такое “Предчувствие гражданской войны” в словах.
Антиутопия рассказывает о гипотетическом пессимистичном будущем, но связанном с настоящим - вытекающим из идей и настроений, которые рождаются на наших глазах, но мы слепы и смотрим не туда.
К чему было это долгое отступление.
Я увидела в данном тексте кальку с давно мертвого общественного устройства. Кальку забавную, с легко читаемыми аналогиями, проработанным - как это любят формулировать в отзывах и критериях - миром, системой взаимоотношений между персонажами, с раскрытыми характерами, крепким сюжетом и множеством других достоинств. Но для меня это антиутопия о прошлом - она не предугадывает того, что будет, отталкиваясь от того что есть, она повторяет то, что уже было и больше не вернется в том же самом варианте.
Как антиутопия или шарж этот текст смотрелся бы свежо, будь он написан во времена расцвета Стругацких - они посмеивались над системой и попинывали ее, пока она еще была жива, - или сразу после слома системы, когда существовала опасность ее возрождения. А эксгумировать давно похороненный труп, чтоб нарисовать его карикатурно отзеркаленное отражение, мне лично не кажется захватывающей идеей. За прошедшее время написано столько текстов, воссоздающих подобие и раннего военного коммунизма, и сталинского тоталитаризма, и позднесоветского застоя в разных альтернативных вселенных, сделать что-то принципиально новое в этой нише, мне кажется, сложно. (Из последнего, что попадалось на глаза с сюжетом “коммунистические реалии на другой планете”, - Антонов “Время войны”, напомнило похожей аналогией обращения: “товарищ Маленков” - “лицо Бранивой” - “добруг Аджасов”).
При этом интерес и желание автора выше любых такого рода соображений, автору захотелось и было интересно, он рисует свою картину, у него свое переосмысление темы, свои образы и мир. И это его святое право)
Заканчивая с авторской идеей, хочу сказать, что как читатель, пожалуй, с интересом прочитала бы о продолжении изложенных событий - оно как раз было бы больше приближено к современности и перекликалось бы с ней. Какой станет жизнь этой феодальной_планеты_с_ресурсами под властью тех, кто клятвенно обещал взять “данью” и “не лезть в душу”, не ломать традиций. Что-то подсказывает, что градус антиутопичности следующего этапа этого будущего тоже будет на уровне. Финал с открытием “границ” между мирами показался мне не обещающим ничего хорошего ни главному герою, ни его окружению, ни его народу. В этом ключе и в заголовке читается сарказм.
Что касается персонажей.
Главгер Вард Аджасов - личность для меня отталкивающая. Сквозь текст пунктиром идут намеки о том, что он вроде бы неплохой, совестливый и трепетно-ранимый человек, - по крайней мере, таким его воспринимают и Вершина-”товарищ Сталин”, и сестра-советница Неверика, и лидер местных повстанцев/бывший друг семьи. Все вокруг его любят, оберегают от потрясений, щедро прощают ему малодушие и бесхребетность - но мне неясно за что. Чем он компенсирует трусость и недалекость - мягкотелостью? Считаю большой ошибкой путать доброту со слабостью, доброта всегда требует мужества и воли, которых у Варда нет. Единственный его по-настоящему хороший, осознанный и требующий некоторой смелости поступок - спасение мальчика из лап усмирительницы колониальных планет Кату-Ату. И то, в страхе перед последствиями такой своей неслыханной дерзости Вард полтекста дрожал как лист. Все остальное якобы-хорошее в нем - пустое “жалейство”. Вард грустит, красится, мямлит, тянет резину, делает положенное по должности - и все. Предыдущего направителя Потока убили тайные сторонники Державы, избавление от Кату-Ату происходит случайно, вундервафельный артефакт он получает то ли волей провидения, то ли того же сопротивления - этот момент от меня ускользнул, но при появившейся возможности от кулона Вард почти с охотой избавляется, как от очередного непосильного груза ответственности. Даже чудовищный приказ казнить каждого десятого человека на его родной планете не встряхивает его, а заставляет только вяло ужаснуться, как верх решительности позвонить Вершине (“товарищ Сталин не в курсе”) - этот шаг дается ему нечеловеческим усилием, а от осознания “товарищ Сталин в курсе” он окончательно впадает в бездейственное отчаяние. Когда на кону стоят жизни тысяч людей. Редкий эгоизм и равнодушие ко всему и всем.
И открытие разлома он позволяет, только когда все вокруг начинают трясти его как грушу. Все, включая дядюшку Шо’дуджьона и спасенного мальчика, - гораздо более цельные и решительные люди, у всех есть стержень, понимание ситуации, воля что-то изменить, кроме Варда, который весь текст плавает в сиропе из своих недочувств и страха, как инфузория-туфелька.
Его любовная линия такая же жалкая, как и он сам, не случайно он для Вершины только “копия” оригинала - соратника Ксамоктлана, “злого копа” режима, который берет на себя все “грязные” решения. Вард - эрзац-заменитель для Вершины, но и собственная якобы-любовь Варда к нему только вяло-пассивное принятие. Вообще мелькнула мысль, что эти чувства Варда - удобная психологическая маскировка для самооправданий и отмазок, неосознанный механизм психозащиты. Я люблю = я не думаю, не ставлю под сомнение, не решаю, слепо верю.
Рейтинговая составляющая тут забавна тем, что это такое воплощение пошлых смешков потомков над нездоровым отношением к вождю у мужчин прошлого: “Ты кого больше любишь, меня или товарища Сталина? Конечно, товарища Сталина”. Тут любовь к товарищу Сталину происходит буквально)
Кстати, линия Вершины и Ксамоклтана, упомянутая вскользь, меня чем-то зацепила. Были ли у Вершины настоящие чувства к Ксамоктлану, отвечал ли тот ему, был ли Ксам всегда “пустым” и “гнилым”, как характеризует Неверика. В начале его образ выглядит более объемным, чем в конце, он заинтересовывает, а потом превращается в тень-функцию. Его история манкурта схожа с судьбой Кату-Ату и прочих “интернатских” детей с даром направителей. В тексте упоминалось, что Поток разрушает физически и морально, значит ли это, что пустота и безжалостность - следствие его воздействия? Потому что и Тчемэль - малоприятный персонаж того же толка. В них во всех есть общее.
В Кату-Ату же - очень живом персонаже из второстепенных - я лично узнала легендарную хунвейбинку Сун Биньбинь (которая, кстати, сейчас до сих пор жива и прекрасно здравствует в США, что иронично, и даже преподает в Чикагском университете, сорри за оффтоп) - хотя это наверняка собирательный образ всех этих подростков-опричников прокоммунистических режимов восточного извода - Китай с его культурной революцией, красные кхмеры. Героиня показалась мне забавно-цельной, она именно жестокий и морально изуродованный, но ребенок: а кормить будут? а подарки? а концерт? а расскажи интересное? ладно, а теперь хочу пытать!
В общем, несмотря на высказанные мной в начале - повторюсь, сугубо субъективные - размышления, сравнение этого текста поневоле идет с изданными произведениями, а не в рамках: вот здесь автору изнасилование удалось не так хорошо, как в соседней пвп-шечке, - что достойно уважения. Это действительно серьезный текст с идеей, к стилю его написания, языку, композиции вопросов у меня нет. В нем есть заставляющая задуматься история, и тех, кого всегда волнует тема личности внутри системы, она точно привлечет.

Harry Potter 15к+
Виновные и потерпевшие, Книззл

читать дальшеЭта история даже не о любви, хотя она и побеждает, а скорее о близости, складывающейся с годами. О неготовности, несмотря на накопившиеся взаимные претензии, вычеркнуть другого человека из жизни, потому что он давно ее неотъемлемая часть. На это работают и общие воспоминания, и знание друг друга до мелочей, и никуда не исчезнувшая взаимная симпатия.

Читая о накопившихся обидах, подсознательно ждешь хорошего конца и воссоединения героев, но лакмусовой бумажкой для меня стала сцена у поместья Малфоев. После тяжелого дня Драко фактически выторговывает себе внимание Гарри, потому что знает: с ним ему будет хорошо, с ним он может поделиться и тот его поймет, привычно ищет тепла и уверен, что его получит. И Гарри полностью оправдывает эти ожидания. Острая, сильная, трогательная и имхо очень правдоподобная сцена, построенная на нюансах, после нее становится понятно, что эти люди все еще нуждаются друг в друге.

Между тем, фик легкий, приправленный юмором и динамичным кейсом, легко приковывает внимание, втягивает в историю и не отпускает до конца. Написано четко и просто, все по делу, очень хорошо.

Автор любит всех героев – главных, Рона с леденцами, Гермиону с заранее купленным подарком, Джинни с бокалом огневиски, даже мимо проходящих начальников – все они на редкость приятные люди, о которых очень уютно читать. Но Драко, хотя он временами как раз не самый приятный человек, автор любит немного больше) И оправдывает это текстом: его герой - обаятельный язва, немного циник с ехидными подколками, но четкими моральными ориентирами.

Из недостатков можно отметить легкую скомканность и отрывочность концовки, особенно кейса, чудится в этом неотвратимо приближающийся дедлайн, но все равно - это отличнейший фик.


Римские дороги, gentleman-bastard

читать дальшеЯ прочитала эту историю, как размышления о природе любви, о том, что в ней важнее - цельность объекта или обладание им.

Сразу хочу предупредить, что это отзыв человека, далекого от фандома. Я смутно представляю себе героев и их трагедию, а автор не ставит перед собой задачу их раскрыть, возможно, поэтому текст не тронул меня эмоционально. Герои практически до конца оставались для меня двумя едва намеченными силуэтами на фоне наоборот очень ярких, детально прописанных декораций магреализма. Смешение времен, петли, парадоксы, знаки – весь этот поток сюра очень интересно придуман и великолепно написан (мой личный фаворит – закольцевавшийся бармен). Этот текст для головы, а не для сердца. Единственный момент, когда герои для меня смогли «победить» декорации и выйти на первый план – воспоминания Геллерта о выходящем из реки Альбусе. И именно с этой сцены сделан заход на замечательную концовку, мне лично вынесшую мозг, написанную так же отстраненно и холодно, как и весь текст, но цепляющую эмоции. Уравнение решилось – этот мир не спасти, герои обречены на скитание, «икс» равен желанию обладать вопреки всему. В целом, круто, конечно.


Стажеры, Lady22

читать дальшеЭта история о том, что, совершив серьезную ошибку, которая привела к трагедии, нужно найти в себе смелость и хотя бы пробовать жить дальше.

Опять же - это мой первый фик по некстам, я не была знакома с этими героями, и так же как с предыдущим фиком только немного почитала вики, но здесь проблемы с эмоциональной вовлеченностью не возникло, потому что автор на героях сосредоточен. Мне они очень понравились, особенно потерянный Скорпиус и деловой Перси. У романтической истории интересное начало - несмешная шутка Скорпиуса буквально вкладывает в голову Джеймса идею возможности отношений между ними. Очень понравились постепенно складывающаяся дружба, нежная эротика и привкус горечи и неустроенности над этим всем. Вот уж действительно - встретились два одиночества.

Начало фика мне показалось затянутым, читалось не очень увлекательно, но постепенно текст раскрывается, накапливает факты и завязки, и в конце происходит сюжетный катарсис, объединяющий всех героев, кейс и романтическую линию в единую картину, все становится осмысленно. И это было здорово.

С другой стороны, этот же катарсис и несколько параллельно развивающихся в одной локации сюжетов вызывают недоверие - слишком много всего (внезапно) сошлось в одном месте, чтобы сюжет заиграл. Ну и скинутый автором магловский самолет на референдум русалок – это, конечно, кирпич уровня «бог».


Жертвы, Книжник., Lienin

читать дальшеЭта история о том, как жертвы харассмента отомстили своему обидчику.

Но написана она так, что это не сразу становится понятно. Как читателя она удивила меня в хорошем смысле этого слова. Я не большой любитель нон-кона, поэтому начинала читать с осторожностью, и сначала решила, что это служебный роман с БДСМ-подоплекой. Потом стало ясно, что Тесей в этом романе не совсем добровольно, и с учетом настроения первой НЦ-сцены ожидания изменились – фик показался кейсом с кинком на нон-кон. И только во второй части стало понятно, что главная линия здесь – именно кейс, хотя любители нон-кона, думаю, также с удовольствием могут его прочитать. Авторы создали необычную композицию: первая половина фика - большая запутанная экспозиция, вторая - четкое пояснение, что на самом деле происходит. В результате получилась интересная и запутанная история, которая интригует началом, раскрывается в середине и держит в напряжении до самого конца. Мне очень понравилось.

Из недостатков фика можно отметить тяжеловесность первой части, она показалась небезупречной по написанию, вторая же часть прочиталась вообще влёт и никаких вопросов к ней у меня не возникло.

И еще, возможно, тоже читательское. Сначала придется немного асибе, куда ж без этого – у меня большой кредит доверия автору, и обычно, если текст хорошо читается, у меня не возникает вопросов, почему герой поступил так, а не иначе. Во всем прочитанном на Небукере сомнения в поступках героев возникли от силы пару раз, и этот текст - один из таких случаев. У него радужный счастливый финал. Безусловно, справедливость восторжествовала, но какой ценой - Тесей и его сообщник совершили два убийства, плюсом стерли внезапно догадавшемуся коллеге память. Тесей по фику не производит впечатления злодея, он - человек в большой беде, измученный ситуацией, из которой не может найти выхода законным путем, тем более, сам служа закону. Слишком легко он отпускает ситуацию после смерти насильника. Ведь отомстив преступнику, он, по сути, сам стал преступником. Мне кажется, это должно было прийти ему в голову и запустить новый виток его тихого помешательства. И как бы это ни было грустно, финал этой истории в том, что Тесей будет пить свои капли до скончания времен. Имхо, кнчн же.
Азиатские текстовые и видеоканоны, обе номинации
автор: Донна Дункан
бета: Аттян
Нитью хаоса
фэндом: The King's Avatar (Quan Zhi Gao Shou)

читать дальшеТот прекрасный случай, когда автору тесно в каноне, потому он не перекладывает в нем так и сяк фрагменты, не заполняет пустоты, а раздергивает, как занавески, и открывает новый, больший мир - смотрите! Очень такое в авторах уважаю. Честно, хотелось конспектировать местами, так развернут и логичен этот мир, столько идей возникает по ходу чтения, автор щедр, у него много.
Сюжет при этом минимален - Е Сю сотворяет фигню и почти весь фик лежит без сознания, за это расплачиваясь. Хань Вэньцин сидит молчаливой глыбой, Сюй Боюань делает примерно ничего. А ты, читатель, прерываешься только немного побегать по потолку, потому что вся эта штука с богами так здорово придумана и потому что короткая сцена в финале так пронзительна, в ней столько любви, а ещё потому что подгрызает юст, для которого вроде и оснований-то нет, и с осознанием этого тоже надо смириться)) Отдельно нравится, что хотя Сюй Боюань, простой смертный рядом с двумя богами, регулярно обмирает от ужаса и восторга, не разыгрывается карта неравенства возраста и положения, столь любима я в фикописании. Потому что обмирание обмиранием, а действует он как равный, и читателю очевидно, что если он пока не бог, это всего лишь вопрос времени.
Море эмоций.



автор: Подмастерье из Архива
Невозможное и невероятное
фэндом: Nirvana in fire (TV)

читать дальшеЯ начала знакомиться с фиками по Архиву Ланъя прямо здесь, на небукере, и одним из внезапных открытий для меня стало, что в этом каноне сложилась традиция куда большего погружения в матчасть и более сильной стилизации текста, чем в Модао, например. Первое меня восхищает, от всех этих "не стоит медного фыня", кэ и цзяней душа радуется. Второму - не радуется, не готова моя душа оказалась к яшмовым бубенцам и медным вратам без иронии) И хотя я принимаю это как данность, монастырь-то чужой, проникаться нцой в этом фандоме мне сложновато.
Вся эта присказка была для того, чтобы сказать, чем этот фик такой особенный. Он, видите ли, сказка в чистом виде. Не достаточно реалистичная драма, стоящая одной ногой в историчке, второй в условности и магии, а нормальная, эталонная даже сказка (для недогадливых автор озвучивает это мыслями принца Цзина про требование отдать первенца). И знаете что? Этому канону очень идут сказки! Сюжет сразу крепко, кхм, встал на обе ноги и потащил нас в друмучий лес, где всё как положено - испытания. Но так как главное действующее лицо принц Цзин, то ими дело не ограничится, он себя угрызет ещё и изнутри, повод найдет, не сомневайтесь. А вот тот, кто мог бы его погрызть снаружи, зубы имеются, делать этого не станет))
Отличная сказка, которая сначала кажется знакомой, но все время удивляет, и неизменно в хорошем смысле. А какой здесь Линь Чэнь, какие диалоги! Прекрасный слог, зажигательная нца и очень точное попадание в персонажей. И шутка про хвост огонь))



автор: afcleric, Puhospinka
Письмо
фэндом: The King's Avatar (Quan Zhi Gao Shou)

читать дальшеГлавное, что я хочу сказать про этот фик - я возмущена, что он уже написан))) Почему это сделала не я? Почему такого нет по Модао? Очень надо!
Фик сюжетно прост: игрок вкрашился в суперигрока, местную звезду, устал страдать, психанул и отправил ему признание в любви, типа у него таких вагон, в общей куче не заметит. А тот мало что лично явился с этим письмом, так ещё и зашел с козырей. Дальше рассказывать не буду хотя бы потому, что в историях такого типа не так важно что, их похожего типа тыщи, важно - как. И вот как не подвело. Мне очень нравится, как охреневший от ситуации Сюй Боюань (у меня теперь есть фоточка!) добровольно входит в мышеловку, в которой защищает свою психику от потрясения, а ногти от погрызания полным отстранением от происходящего и держится этой линии до последнего, стойкий маленький солдатик. Он так на этом сосредоточен, что объекта своего обожания в итоге вообще не видит, и это дополнительно смешно и трогательно, потому что тот тоже сосредоточен, но не на себе)) Эмоциональные всплески, метания, шажки навстречу и удирание в кусты, препирательства и мелкие нелепости - все, за что мы любим романс, в комплекте и отличного качества. Дайте мне такое по Модао, а?)



автор: Sunraise
бета: Алгоритмизация
Три противоядия
фэндом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеЧэнсяни. Идеальные чэнсяни и фиксит, которого нам не хватало, мне точно. В процессе починки, правда, другое поломалось, но автор с первых строк так ловко втыкает читателя в шкуру Чэна, что пока читаешь - пофиг, важно только здесь и сейчас. Он очень точно пойман, весь здесь, со своими сожалениями, угрызениями, памятью о прошлом, недуманием о будущем. И огромной любовью, которую не вытащить, вросла. Чувств, эмоций удивительно много от небольшого, по сути, текста, и это отнюдь не растекания по невнятным поводам, здесь все острое, живое, в надрыв. Тем внезапней вотэтоповорот, очень правильный по сути, нам на него в дораме намекало сиреневое свечение Суйбяня, но все равно ошеломительный. А ещё Усянь очень настоящий. Подустала я от прелесть каких дурочек, честное слово.
Ориджи разного размера. Часть 3
LunaticQueen Отпуск в Валенсии
читать дальшеВ предыдущем отзыве я уже писала о тексте, который вдохновил меня своим началом, а этот текст скорректировал общее впечатление о себе концовкой.
Отношения гг-1 Юэна из Глазго находятся в стадии вялотекущего кризиса, в надежде на их перезагрузку он покупает билеты в заявленную Валенсию, бронирует отель, но сюрприз не удается, в планы его бойфренда поездка не входит, и гг едет один. Думаю, завязку дальнейших событий легко угадать - в первый же день при нелепых обстоятельствах герой знакомится с прекрасным принцем средиземноморской наружности, а затем падает с ним в упоительный и скоропалительный курортный роман.
Что можно сказать о героях? Они скучные. Не в том смысле, что автор написал их скучно, а в том, что автор написал историю про заурядных людей. Тех, для кого верх эксцентричности - внезапно поехать в Испанию, закрутить там интрижку, вместо пляжа и моря гулять по улицам, пить вино из бутылки без пакета(!), вернуться в номер в пять утра вместо полуночи и даже - чем черт не шутит - проспать в первый день по возвращении и прийти в офис на час позже. Такое невероятное приключение, можно не сомневаться, станет для гг источником ярких воспоминаний на ближайшие пару десятилетий, а отголоски будут приятно волновать его до глубокой старости. Маленький грустный клерк Юэн трогателен, как Акакий Акакиевич Башмачкин (все мы оттуда вышли, да).
Другое дело - его курортное увлечение. Гг-2 Рик - американец, оператор тревел-канала и проводник Юэна по злачным местам из трипадвайзера. По идее, он должен был оттенять его ординарность своей незаурядностью, но на деле отличается лишь тем, что не только погуглил местные достопримечательности, но и посетил их, а еще запомнил информацию аудиогида и может при случае ее воспроизвести, в человеческом же отношении он простодушному наивному Юэну не чета, о чем подробнее чуть позже.
В целом, из всего этого мог бы получиться легкий отпускной текст-настроение с запахами и звуками, где на фоне прекрасной Валенсии не так важно, кто и как отношается, но мне лично не хватило живости колорита. Всю вторую половину текста я провела в ожидании стандартной развязки: Рик встряхнул Юэна, показал ему жизнь во всей полноте, и к прежнему вялому существованию нет возврата, даже если встреча не будет иметь продолжения. Но она, конечно же, продолжение иметь будет - примерно в последнем абзаце кто-нибудь из героев подаст другому судьбоносный сигнал. Примерно такой мне виделась концовка.
Второй вариант развития подобных историй более циничен - самое жутковатое воплощение я видела в фильме с Инной Чуриковой про Венецию, когда средиземноморский принц наутро оторопел: в смысле нет денег? это что значит, я катал тебя на своей гондоле за так? Но коэльоподобный стиль текста ничего похожего не предвещал:
— Расстояние все портит, — пробормотал Юэн, закрывая глаза.
...Или делает острее. Краткосрочнее. Делает что-то маленькое чем-то большим, а что-то пустячное — значимым. Оно придает смысл и заставляет ждать. Или заставляет забыть.

Так что я спокойно приближалась к финалу Доброй Надежды.
Однако там меня ждал сюрприз - сюжет, слепленный из стандартных клише условной ромкомовской реальности, вдруг сделал вполне себе жизненный кульбит.
— Оставишь свой адрес? — спросил Юэн, прерывая еще не начавшийся поцелуй. — Я имел в виду емэйл.
- Нахрена? - отвечает ему Рик. - Обменяемся фоточками хуев, тоскливо подрочим по скайпу и промямлим друг другу сопливые благоглупости? Оно тебе надо?
Сказал он это, конечно, другими словами, коэльоподобными, но с тем же смыслом, и это было отрезвляюще прелестно. С обыденной гнильцой такой вышел типчик, по-житейски очень узнаваемый. Плюсанул себе звездочку между перелетами - и до свидания. Обделенными романтикой овечками обоего пола у него, наверно, весь фюзеляж залеплен и места мало, но еще одна никогда для таких Риков не лишняя. Он собрал вещи и стремительно свалил, оставив ненужный больше трофей со смутным чувством вины и неловкости, как такие персонажи умеют.
Юэн догулял оставшиеся дни отпуска и вернулся в Глазго ("Лето холодное, сырое и дождливое, зима мягкая, также с доминирующей пасмурной погодой". - Википедия) к своей обычной, настоящей жизни, в которой не осталось времени на сожаления. В нее вернулся Элрой, и разлука вправду пошла им на пользу.
Меня порадовал этот финальный выверт из любовно-романной системы координат в реальность. Нежданно ворвавшееся дыхание жизни приятно удивило. Настоящее у Юэна действительно не в Валенсии. И унылый зануда Элрой, который скорее всего уныло-занудно не изменил Юэну за время разлуки, полагаю, вариант куда более достойный, чем потасканный ходок Рик.


Lalayt02 Дожди цвета стали
читать дальшеЭто забавный текст. Он написан на полном серьезе, от первого лица и в весьма своеобразной манере, которая делает его местами комичным. Думаю, автор не планировал такого эффекта, но именно в этом для меня и заключался особый шарм. Несмотря на наивность и заметные косяки, текст чем-то подкупает и точно запоминается.
Гг-1 - маг воды по имени Виктор Морган - мобилизован на фронт бесперспективной войны. Какой-то решающе значимой помощи своими способностями в данном мире маги армии оказать не могут, однако смутные надежды на них все же возлагают. По дороге на место службы Виктор Морган знакомится с майором Эдмундом Данном, который магов недолюбливает по личным причинам. Герой очарован им, но ни на что не рассчитывает:
Я был уверен, что майор не относится к числу любителей мужских прелестей.
Надо ли говорить, что мужские прелести Виктора Моргана, разумеется, пришлись в итоге майору по душе. У них завязываются дружеские и любовные отношения.
Помимо них, в сюжете есть антивоенный посыл и драматичная финальная битва с боевыми цеппелинами)
Герой излагает свою историю с интонацией ребенка, изображающего взрослого - согласно своим детским представлениям. Так, например, всех знакомых он называет полными именами или по званию, даже бывшего бойфренда:
Мой партнер, Сигизмунд Дойлер, весьма сильно завидовал моим умениям, - признается он.
А об отношениях с майором Данном или Сигизмундом Дойлером в прошлом говорит фразами вроде:
Впереди был почти целый день, и весь его можно было посвятить плотским удовольствиям.
Майор собирался сделать мне недвусмысленное предложение, и я теперь вдруг ощутил колебания.
У нас с Сигизмундом случались размолвки, чаще всего касающиеся распределения ролей в постели.

При этом, странное дело, вопреки языку пожарно-эвакуационных инструкций и даже некоторой перловочности (у меня брови взлетели так высоко, как только позволяла анатомия), сам текст - по крайней мере, для меня - в целом достаточно живой, не кирпично-тяжелый и читается без принуждения, мне кажется, это большой плюс и потенциал для автора. Стиль его в конечном итоге начинает восприниматься фишкой - что ж, вот так вот изъясняются в этой альтернативной вселенной, почему бы ей не существовать? Где-то живет магистр Йода, а здесь - злодей Сигизмунд, рассказывающий герою о своей невесте так:
- Неужели ты думаешь, что я стал бы делать предложение, если бы мы не совпали в желании удовлетворять плоть?
В любом случае это не тот текст, который оставляет по себе тягостное ощущение потраченного впустую времени)


В конкурсе есть работы, которые представляют собой только часть законченного крупного текста, ниже отзыв на одну из них. О том, что это не вся история, не упоминается даже в шапке. Не знаю, чем объясняется такое решение, всегда ли так делали, а я не обращала внимания, или это тренд нынешнего сезона, меня оно немного удивило. Но на то воля автора, имеет право.

пажилая гадза Первый день рож­де­ния в Бер­ли­не
читать дальшеЯ люблю этот жанр - трагикомический отвязный текст с атмосферой всеобщей шизанутости, отметила для себя и этот. Понравились его динамика, образы, его кинематографичность - такая европейская авторско-фестивальная уходящая натура. Причем в тексте есть и то, что в таком кино обычно импонирует: сюжетная непредсказуемость, недоговоренность, отсутствие прямого дидактизма - так и то, что в нем слегка напрягает: налет искусственности происходящего, перегибы в мелочах, намеренная акцентуация. Но герои у автора очень молоды, и последнее им, наверно, простительно.
С самого начала показана всеобщая нездоровость отношений. Состояние психики одного из двух друзей-главгеров Макса вообще вызывает серьезные опасение. Не зная, что у текста есть продолжение, я дочитывала конкурсную часть с тревожным ожиданием, что Макс в конце умрет - от пневмонии, заражения крови, гнойного абсцесса или любого другого последствия того, что он делает с собой и своей жизнью. Приземленный реалист не умирает во мне даже в мире боевиков с Джеки Чаном и взрывов в космосе, а тут все гораздо ближе к действительности. Смерти не случилось, хотя Макс скорее всего будущий член клуба 27, так вижу.
Его лучший друг Йорг безнадежно влюблен в него - безнадежно не только потому, что в воображаемом треугольнике с братом Макса Вольфгангом всегда будет проигрывать (а, дистанцируясь от Макса, Вольфганг будет становиться для него все более притягательным), но и потому что, даже избавившись от братской зависимости, Макс никогда не сможет дать Йоргу столько, сколько тому надо. Йоргу всегда будет мало. Безысходности и полного тупика в этом нет, у их отношений есть формальная перспектива: Макс дорожит Йоргом как другом и в принципе не против физической близости (в поданной на конкурс части все ограничивается щемящим юстом, парой объятий, совместной дрочкой и невинным поцелуем в щечку) - как не против чего угодно, заполняющего пустоту безразличия вокруг него. Но это “не против”, на мой взгляд, никогда не заполнит расширяющуюся черную дыру потребности в его любви у Йорга.
Отношение Йорга в этом тексте и взаимность их с Максом дружбы мне, как местному Добролюбову нашего сельского клуба, видятся лучом света в темном царстве всеобщего апатичного равнодушия. Мир автора похож на реальность "Повелителя мух" Голдинга или некоторых рассказов Брэдбери - взрослые в нем призраки, чье присутствие почти неощутимо, за исключением отца Йорга, который в кадре появляется, но тоже довольно вяло реагирует на происходящее. Однако отец и мать Йорга точно любят его, в отличие от родителей Макса и Вольфганга - за фасадом внешнего благополучия их семьи я бы предположила внутреннее инфернально ледяное безучастие родителей к детям. В отчаянных попытках привлечь к себе внимание и получить заботу братья и творят все эти жутковатые вещи с собой. Думаю, Макса с Вольфгангом швырнуло друг к другу в жажде хоть какого-то тепла. Но Вольфганг уже и сам мертвеет, начинает передавать по цепочке дальше холодную бессердечность. Ну, так выглядит ситуация в этом отрывке на мой взгляд. Макс еще жив, и я надеюсь, что любовь Йорга выдернет его из этого замкнутого круга и разорвет цепочку хотя бы с его стороны.
Самый тронувший меня момент в тексте - это переформатирование медведя Темпельхофа. Влюбленный в ебанутого на всю голову друга Йорг мечется в поисках подарка, который соответствовал бы запредельной безбашенности Макса, и, как любой подросток, в страхе показаться банальным и желании угодить совершает ошибку - уродует плюшевого медвежонка намалеванными ранами, режет и накладывает ему швы, обматывает цепями, вставляет в грудь паука вместо сердца и украшает подарок полицейской лентой. Но у Макса и так много шрамов, порезов, ран и паутины на сердце, он ищет другого - того, чего лишен, но в чем истошно нуждается. Сердце из конфетной фольги и совместное отмывание медвежонка от крови было символично и умилительно в хорошем смысле слова.
Абсурдистские элементы сюжета в виде ожившего Темпельхофа мне лично показались немного искусственными и родили смутное ощущение “остапа понесло” - субъективное, конечно же. Однако иногда лучше, когда автора чуть-чуть несет в общей логике истории, чем когда он удерживается от того, что написать хочется, доводами “как бы чего не вышло”.


av2 Беззаботные дни

читать дальшеЕще один веселый отвязный текст, на это раз ксенофилия.
Фихтерфпис и Кудолало - инопланетные отморозки с Твердыни и Житницы - похожи на подросших Бивиса и Баттхеда. А без “человекостюмов” - на высокоразвитую лягушку и мохнатолапую летучую мышь. Они нашли друг друга - оба дорвались до свободы и непритязательных удовольствий, лишены и тени морали, трахаются как в последний раз и одинаково не дорожат что чужой, что своей собственной жизнью. За их нелегальные инопланетные головы назначена награда, их ищет тайный Центр - который желает остаться монопольным обладателем знания о том, что кожа землян отлично налезает на любого инопланетянина, а человекостюмы имеют естественное происхождение. Конец истории довольно предсказуем. Но все равно впечатляет)
Это ПВП глупо анализировать, его надо читать. Оно короткое и по-хорошему сумасшедшее.
Мне понравилась идея мира, в котором Земля - экзотический и полный жизни развеселый курорт на фоне унылых истощенных планет других систем, откуда сбежали Фихтерфпис и Кудолало. Понравилась их уютная семейная жизнь с оплодотворением кислотными яйцами, грозящими лопнуть в животе одного из них, и домашними заготовками из остатков человекостюма. А главное, понравилось, что никого здесь и правда не жаль, как и обещано в шапке.
Плохо быть человеком на Земле, а вот инопланетянином — очень хорошо.
Хорошо, но недолго - в данном случае. А герои как будто и не против)


Ялира Цветок нижнего мира

читать дальшеЭтот отзыв будет, пожалуй, более субъективным, чем все предыдущие, потому что затрагивает генеральные вкусовые предпочтения - то, что человек в принципе ищет и любит в чтиве, от них сложно абстрагироваться.
К несомненным достоинствам текста можно отнести его вязкость и магнетичность, это такие зыбучие пески из магнитной стружки - будучи человеком, чей читательский интерес максимально далек от эпоса о Гильгамеше, я открыла эту работу поздно вечером прикинуть объем и читабельность, а затем взяться за нее утром на свежую голову, но, сама не знаю как, очнулась часа в два ночи на последних строчках. Надо отдать должное, затягивать в чтение у автора получается хорошо.
К другим достоинствам я бы отнесла свободное владение материалом не по букве - я понятия не имею, что доподлинно известно о шумерском быте и нравах, и судить о точности выведенных реалий не возьмусь, - а по духу. Завораживающе инаковый мир доантичной древности обступает, даже облепляет сразу, с первых же строк, как жаркий и влажный месопотамский воздух.
Текст вообще густой, пахнущий. Кулинарный талант героини в нем более чем органичен, все ее приготовления: лепешек, сладостей, пирогов, текущие соком фрукты, липкое тесто, масло прописаны очень тактильно, чувственно. В середине текста мучительные поиски героиней истинного вкуса посреди грязи и в унижении напомнили “Парфюмера”. Думаю, отсылка была намеренной, Лилис и правда схожа с ним - она одержима, из-за чего почти неуязвима и холодна, и действительно несет несчастье тем, кто с ней так или иначе связан, тянет за собой цепочку смертей, начиная с матери. Глубоко больного отца не особенно жалко, его уход был делом времени, Акихар вызывает больше сочувствия: он любил сестру, не оставлял ее оступившейся - как ему виделось, едва не погубил себя местью за нее, но в итоге тоже недолго прожил. Мерзостный Аран, конечно, заслужил свой позор; после отравления Лилис, что-то подсказывает, и с ним, и с главной жрицей Гальяной все будет печально. Самой горькой кажется доля несчастной Шахмат - наверно, гуманнее было бы и ее отравить вместе с Энкиду. Полагаю, Лилис не сделала этого в том числе потому, что продолжала считать ее жрицей Инанны, а принадлежащее Инанне было для Лилис священно.
Кстати, даже для самой Инанны, во имя которой жила и действовала Лилис, встреча с ней разве что ненадолго скрасила безысходность, но счастья тоже не подарила. Образ и судьба Инанны, пожалуй, оставляют самое тягостное впечатление. Обреченная заложница мифа и мира вокруг нее.
Не буду делать вид, что точно поняла, почему Лилис в конце безропотно съела отравленный апельсин: потому что посчитала, что до конца выполнила свое предназначение? потому что осознала, что принесенная жертва ничего не изменила для Инанны? из какого-то древнешумерского фатализма? Уверена, что автор имеет на этот счет определенный ответ, и все же рискну предположить, что основным мотивом автора для написания именно такого финала было то, что он фигуристым вензелем завершит эту орнаментальную историю.
И здесь я хочу вернуться к началу и высказать субъективное соображение. Отзыв не рецензия, в нем асибе допустимо.
При том, что я могу перечислить достоинства этого текста, могу оценить его общий уровень, подивиться легкости его восприятия при плотной стилизации и загруженности спецификой, - он, на удивление, не вызывает у меня никакого особого отклика. История не трогает, не заставляет переживать за героев, обдумывать все спустя время.
Получившаяся работа для меня больше всего похожа на образчик восточной каллиграфии. Автор кладет мазки, ведет линии: умело, местами ювелирно - и получает удовольствие от того, как у него выходит. Выходит красиво. Наслаждением, с которым он прорисовывает детали и реалии, просто фонит от строчек. Автор вплетает свой узор в существующую (псевдо)исторически-мифологическую канву - и то, как у него это получается, с моей точки зрения, достойно внимания, безусловно, но не рождает чувств. Нарисованные тушью иероглифы или вязь самоценны в ракурсе каллиграфии и прекрасно смотрятся на бумаге, а вот суть, которую они призваны - по идее - передать, отходит на второй план, теряет значимость. Словно автор разговаривает с читателем не напрямую: мыслями, чувствами, образами, а опосредованно - затейливо выписанными арабесками, и только они для него и ценны.
Это, увы, не мой язык.
Почему-то мне показалось нужным об этом сказать.

Игры до 15к, часть 3
Bianca, Хлебные крошки, канон: Detroit: Become Human

читать дальшеЧто есть в тексте: ксенофилия и линька.
Не совсем понятна предыстория персонажей, вроде как они друзья и не первый день знакомы, Гэвин в принципе ксеноморфу доверяет, у них вроде как даже отношения, но как будто его боится.
Гэвин трогательно о своем нехе беспокоится, почему, правда, было заранее не поизучать ну знаете ли, анатомию своего кореша, с которым ты не только на корабле вместе летишь, но и трахаешься – не совсем ясно. Но видимо сотрудничество с ксеноморфами является не таким уж распространенным явлением.
В целом, неплохо, поклонникам ксено зайдет. Но проработки не хватает, логики происходящего тоже (зачем искать ксеноморфа, когда он сам приходит, ну и спроси ты его, в чем дело, когда пришел). Вообще, если в этом мире люди и ксеносы вместе работают, то им как минимум должны выдавать краткую инструкцию типа «не ломиться в дверь сортира когда там сидит человек» и «не трогать ксеноморфа во время линьки». У меня создалось ощущение, что автор просто хотел написать кинк, не особенно вдумываясь в детали того, как это обосновать.
Гэвин кстати довольно вхарактерный, а вот Коннор ну такое, поскольку он тут нех))


Polyn, Ничего серьёзного, канон: Dragon Age

читать дальшеФик с акцентом на эротике, но именно через эту эротику раскрываются взаимоотношения персонажей, подробности их историй, тонкости отношений. Начало как случайный, почти «на слабо» пьяный секс, а потом постепенно перерастает в нечто большее.
Предельно откровенная эротичность сочетается с вниманием к характерам героев. Особенно приятный в этом плане Дориан, который прямо удивительно милый и человечный. А еще здесь очень классный Бык, 20 из 10 – суровый, мужественный, с чуточку привкусом ксенофилии в сексе с ним - ксенофилия проявляется в акценте на "нечеловечность" Быка, здесь подчеркнут этот кинк, несмотря на то, что формально кунари не тентаклиевые монстры и не что-то такое; но при этом заботящийся о комфорте партнера, тот, кого принимают за тупого наемника, но он совсем не тупой.
И да. Это все очень горячо, кинково, персонажи отлично трахаются (может показаться, что стиль несколько «прохладный», эмоций не хватает, но лично мне даже тот же Дориан видимо больше в таком варианте нравится, чем драма-больше драмы), им хорошо и хочется, чтобы у них было хорошо.
Написано кинково, физиологично, без стыдливых умолчаний на любом этапе анатомии и реакций телесности, никаких умолчаний и затемнений в ответственный момент. Крайне эротичное почти-ПВП, которое, как ни странно, достаточно полноценно раскрывает и характеры с лучшей их стороны
.

Shelen, Над нами только небо, канон: Detroit: Become Human

читать дальшеИнтересная с точки зрения ворлдбилдинга работа, в которой лучшее – мир, нехи, вот это ощущение кошмара, апокалипсиса и приползающих откуда-то из параллельной реальности тварей. И даже девиация выглядит более логично, чем в игре, потому что тут по смыслу сам этот выброс андроидов труба шатал, вот они и того.
На этом фоне история… ну, несколько слабее. Проработан только отношенческий акцент: Гэвин дрочит на Коннора, Коннор принадлежит Андерсону и его, Гэвина, недолюбливает, мягко говоря, а потом Гэвину дают РК900, на которого тот тоже дрочит и не только. А потом нехи, больше нехов, еще больше нехов, спасающий всех Девятка, восхитительный и крутой, кхем, восхищается им не только Гэвин, но и автор (нет, ничего плохого в этом нет). И ХЭ, который мне казался, что не наступит, потому что в шапке прочитала про овипозицию и ожидала, что офигенный Девятка окажется особо коварным нехом, но нет.
Финал очень положительный, ХЭ и воссоединение пейринга, хотя все равно ощущение, что все плохо и рано или поздно героям крышка.
Стилистически - легко читается, образно, интересные описания (те же морлоки).


Bianca, Мастер на все руки, канон: Detroit: Become Human

читать дальшеОчень кинковая ситуация: один из героев умирает, тяжело ранен, второй должен ему помочь, но нечем и негде, и он не спец, и… в общем, помогает, да. Смекалка, слабоумие и отвага. Шланг от стиральной машины для починки андроида.
Несмотря на простоту сюжета, эмоции персонажей хорошо выписаны, ситуация прямо напряженная, за Коннора переживаешь. Самый лучший момент – собственно починка, а дальше «способы отвлечься» и секс, хм, ну не знаю, способ снять стресс – возможно, вот только что человеку, что технике лучше особо не дрыгаться, если в ней дыра, залатанная с помощью пресловутого шланга и такой-то матери.
Мой внутренний технарь сомневался в логичности происходящего, зато понравилось, что здесь Гэвин и Коннор напарники, а вот намек на Рид900 показался немного не то, чтобы странным, но в пейринговом фике лишним. В смысле… ну але? Мы тут пришли ради одного ОТП, а тут его фоном почти разбивают. Не думаю, что это хорошая идея.
Но в целом, зашло, и да, кинк такой кинк!
> За чудесный арт спасибо CreatureXIII
Арт и правда отличный, пользуясь случаем.


yisandra, Земли Блаженств, канон: Lust for Darkness

читать дальшеИнтересная атмосферная жесть и крипота. Что-то среднее между лавкрафтианским хоррором и более сексуально-окрашенным и откровенным – каким-нибудь сплаттерпанком, что ли. Сначала такое мерное размеренное повествование, герой просто чувак, которому нечего делать и деньги девать некуда, ничего ему не нравится. Потом находит странненького любовника, который затаскивает его в культ – но это все еще воспринимается героем, словно какая-то игра. Ну и наконец финальная часть с жутким кроваво-похотливым адом, какие-то наркотически-фантасмагорические видения в стиле «Голого завтрака» – не стилистически, но ассоциативно, такой же примерно градус извращенной сексуальности и отвратительных подробностей. Ну и финал… финал немного предсказуем. В хорошем смысле, это именно то, чего ждешь от подобной работы.
Самая сильная часть – это вот как раз кровавые подробности, все эти детали. Одновременно хотелось бы отметить начало, оно очень каноничное, стилизация просто замечательная, сразу же погружает в атмосферу, и сразу же ждешь ктулхи. А вот кстати описание кровищи выбивается из лавкрафтианской стилизации, потому что классический лавкрафтохоррор без крови и кишок на потолке, равно как и возвратно-поступательных, там все более целомудренно. То есть, немного диссонанс.
Отличная кровавая трешанина и крипота, в общем-то надо смотреть предупреждения и объективно не для всех, но превосходно и мне очень зашло!


bettelgeyze, Диптих, канон: Dragon Age

читать дальшеесли при виде пейринга вы подумали то самое про жабу и гадюку, то вы подумали правильно. Ну или тут две гадюки. Или жаба не простая, а ядовитая жаба-ага.
Но в общем, оно и есть.
Обе героини довольно неприятные на грани антагонизма в каноне, здесь они полностью в характере, обеих хочется стукнуть по башке, можно лопатой, но, с другой стороны, следить за этой половой жизнью ядовитых земноводных и рептилий весьма занятно. Главное, понимаешь в процессе, не приближаться слишком близко и не пытаться с ними подружиться)
Вивьен определенно метит в Верховные Жрицы, Флорианна поверженная, но несломленная, продолжает Игру даже в ферелденском захолустье среди мабари, талвашотов и прочего сброда.
Показалось, что какие-то есть недосказанные места – например, что у Флорианны уже есть какой-то пакт то ли с демонами, то ли еще с кем, или еще какие-то штуки, ага, которыми она однозначно могла бы затянуть Вивьен на свою сторону.
А вообще я люблю такие отношения и такой фем, когда обе персонажки те еще сучки, ага. Не люблю ни ту, ни другую в каноне, но автору удалось их отлично выписать и сделать пусть не приятными, но верибельными и каноничными.


lysblanche, Меры предосторожности, канон: Greedfall

читать дальшеТекст для фандомных, поскольку персонажи не "первой арки".
Однако сам сюжет понятен даже тем, кто вообще не в курсе самой игры: здесь одна девушка советует другой соблюдать предосторожности, в том числе, чтобы не отравили почем зря, лол. Потом приходит к ней убедиться, что все в порядке, между ними случается фемслэш.
Написано хорошо, в общем-то, для такого небольшого объема и характеры показаны (я не помню персонажей, поэтому не могу сказать, насколько ООС или не ООС))), читать интересно. Что показалось невыстрелившим ружьем – они столько обсуждали яды, и была уверена, что героиню попробуют отравить. Да и вообще этот момент странный: одна героиня предупреждает другую об опасности, потом к второй приходит массажер и оказывается, внезапно… просто массажером! Ну эээ? Я думала, будет как раз про убийцу. А вторая ее спасет, не зря же она столько рассказывала о свойствах ядов и всем таком. Даже странно, что автор не использовал такое ружье…
Эротический компонент чувственный, красивый, но в сочетании с тем, о чем беседовали персонажи, испытываешь некоторое недоумение и до последнего ожидаешь подвоха.


Polyn, Зарисовки о Брэдли, канон: Devil may Cry

читать дальшеОтличный пример текста с нечеловеческой психологией. Автор пишет в шапке, что персонажи аморальны, но это не так, у них просто фиолетово-оранжевая мораль, они не люди, а демоны, абсолютные нехи. Совокупляться с только что порожденным существом, пожирать себе подобных, насиловать, все это даже не выглядит мерзко, потому что это изначально показано как какое-то «в мире животных», ну действительно, не осуждать же пчел, которые поедают лишних трутней? Вот и тут какое-то такое ощущение.
А еще это история возвышения изгнанника и слабака, который сумел даже в аду среди более сильных и могущественных тварей выжить и стать заметной фигурой. И вот уже отношения в «мире людей» более …своеобразные, можно поговорить и морали (забавно, что демон, который совокуплялся со своей матерью, считает, что инцест Майка с его дочерью не ок). И Брэдли оказывается удивительно хорошим и честным парнем для демона и для твари из глубин ада – понимает, что чрезмерно подчинил людей себе, что это не настоящая любовь, и хочет, чтобы любили по-настоящему. Сам факт того, что он решает охотиться на демонов – ничего удивительного и даже ожидаемо, но он делает это не из мести своим отвратительным сородичам, а из любви к людям, и это круто.


crash syndrome, tacitcoreda Roberto, канон: Overwatch

читать дальшеСразу о плюсах: кинковые отношения, кинковая парочка, автор сумел выписать всю ту "темную страсть" и запретность инцеста одновременно с обоснованием в таких пейрингах, когда это кажется наиболее здоровой версией отношений, кхм.
А вот к происходящему много вопросов.
Младший бедокурит, бухает, устраивает форменный ппц, аж добухался до почечной недостаточности, и родители… ну, особо не наказывают его?
Зато за невинное познание своего тела (ну серьезно, кто лучше старшего брата может объяснить про эрекцию и все такое) – сразу аж выпороли (да, я в курсе, что в Японии до сих пор серьезно так стоит проблема телесных наказаний, но все же). В смысле, але, это мелкие мальчишки, особенно младший. Даже странно, что заострили внимание (притом, что потом Генджи творил куда худшее и родители то ли не вмешивались, то ли уже им было пофиг, но с их влиянием могли бы вмешаться, а пофиг быть не должно было бы). То есть, я понимаю, Генджи вроде бы показан таким «инфант террибль», но почему? Родители наплевали на него, типа есть приличный старший и ок?
> Сакэ коварно: пьётся легко, но голову кружит не хуже вина.
Сакэ крепче вина, даже самое слабенькое 15-17 градусов)
Интересная динамика, Ханзо мне предсказуемо больше понравился, люблю таких серьезных ответственных ребят. Но их сначала отдаление, а потом снова сближение – и тот самый мой любимый троп, что они друг с другом, потому что никому не могут больше доверять. Короче, в целом хорошо, как динамика, как развитие персонажей, хотя немного есть какие-то странные моменты из мотивации даже не самих героев, а их окружения.


Melissa Badger, золото утерянных надежд, фандом: Трансформеры

читать дальше(Игру по трансформерам, сразу скажу, не знаю).
Вот это в определенном смысле идеальный текст, текст образец: того, как следует писать про существ с принципиально другим биологическим (в данном случае даже не знаю, как сказать, квантово-механическим, что ли) строением.
Это вот то, чего мне зачастую не хватает в том же Детройте, когда даже в совсем не хуман!АУшке у андроидов типичные гормональные реакции и поведение людей. Ну ладно, они хоть созданы по образу и подобию, хотя все равно машины. Но и сюда же всяких НЕХов с нечеловеческой анатомией и, теоретически, психологией. Очень редко когда их пишут нормально.
Вот здесь автор ни на секунду не позволяет забыть, что герои нет, не Вася и Петя, не просто парочка археологов на раскопках, а огромные человекоподобные роботы(С). Которые не созданы людьми, а еще и инопланетяне со своей культурой. И тут везде – даже в истории, даже в любовных фресках, даже в метафорах и образах про корпус и искру жизни, это совершенно потрясающая конструкция «как могло быть» среди подобных существ. И «интерфейсное чтиво» в данном случае отличная метафора, как «весенние истории» в каком-нибудь «Магистре», лол)
А еще после здешнего описания эээээ полового акта вы никогда больше не сможете спокойно подключать, там, монитор к компьютеру. Или мышь в USB-порт.


Lim_sorgo, шаг ввысь, канон: Мор (Утопия)

читать дальшеПрошу заранее извинить, что я напишу о своем отношении к канону, потому что автор в некотором смысле полемизирует с ним (каноном). Итак.
На канон у меня идиосинкразия (слишком много Загадочных Загадок и Многозначительных Слов, короче такой себе ОБВМ).
Но в самом тексте как раз есть попытка бороться с этой каноничной надменностью канона и пресловутым ОБВМ, хотя вот «предназначение» это сразу нет, это сразу про отсутствие свободы воли. Но, с другой стороны, герои пытаются по крайней мере, преодолеть это «предназначение» и всю прочую местную малоприятную мистику. Если честно, по-моему, этот городишко надо просто посолить и сжечь, вот прямо со всей травой, поверьями, укладом и прочим дерьмом, потому что ничего хорошего от него нет (если я не ошибаюсь, то «сжечь» это как раз одна из концовок). В свете чего крайне одобряю борьбу героев со всякими укладами-предназначениями и прочим противным мракобесием.
Ну и правда финал непонятен, удалось все-таки победить или не? Открытый финал, получается?
Кстати, еще среди заслуг фика: при мутности и муторности канона, написано одновременно со стилизацией, но без той тошнотворной напыщенности. Читается вполне легко, хотя совсем какоридж вряд ли.
Азиатские текстовые и видеоканоны, обе номинации
Вовек не угаснет душа твоя , автор: passionario
Фандом: Система «Спаси-Себя-Сам» для главного злодея

читать дальшеЭто тот тип фика, который можно разбирать несколько страниц, указывая, что вот этот образ отсюда, а этот оттенок цвета указывает вон на то, а это предложение - намёк на вон те события из канона. При этом, во-первых, отсылки к канону даны не прямолинейно и не навязчиво, а тонко, уместно и интересно обыгрываются, во-вторых, рассказ не становится бессмысленным и непонятным для тех, кто не читал «Систему», хотя без неё фик, конечно, не будет так хорош. Угадывание её «кусочков» в тексте мне доставило невероятное удовольствие.
«Вовек не угаснет душа твоя» – кроссовер «Системы» и «xxxHolic». Из первого канона взяты персонажи и их прошлое, из второго – магазин желаний и мрачноватая мистическая атмосфера. Ло Бинхэ не было в прошлом, но какой-то аналог пиков, видимо, существовал, потому что Шэнь Цинцю, Лю Цингэ и Му Цинфан зовут друг друга братьями; Ло Бинхэ, обыкновенный китайский школьник, появляется только в настоящем и начинает работать в магазине, постепенно замечая всё больше и больше странностей (и всё больше влюбляясь в хозяина Шэнь Цзю). При этом загадочные вещи, вроде меняющегося дома и посетителей с оленьими рогами, не воспринимаются Ло Бинхэ как нечто пугающее или как то, чему бы он стремился найти разгадку. И это одна из причин, почему фик по фэнтези-канонам «перешагивает» в другой жанр: по моему восприятию, он гораздо ближе к магическому реализму, чем к исходному фэнтези.
Об отношениях героев сказано не так уж много, но трепетное, преданное чувство Ло Бинхэ легко прочитывается между строк, и ему не надо говорить об этом напрямую, хотя он и озвучивает то самое желание в конце. С Шэнь Цзю сложнее, но эта грустная неопределённость вполне согласуется с тем, что есть сам Шэнь Цзю в этом фике.
Можно бы поругать автора за то, что текст плохо вычитан, и за Лю Цинге, но совершенно не хочется, потому что всё остальное в фике прекрасно.


Среди миров, в сиянии светил, автор: Eide
Фандом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеКосмоопера, где ордена вполне логично превратились в планеты-колонии. Кроме ордена Цишань Вэнь, они – иная форма жизни, симбионты, нуждающиеся в хозяине, но на начало фика уже потерпевшие поражение в войне. Автор здорово всё придумал и с орденами, и с аркой «Зелени», и с тем, почему на крейсере «Ба Ся» оказалась такая разношёрстная компания. В рамках канона эти персонажи оказывались вместе разве что в храме Гуаньинь, и то на противоборствующих сторонах, а здесь они – команда. По большей части. Мэн Яо вышел очень симпатичным и одновременно канонным: вроде и не хочет никому зла, но гадости приходится делать, раз папа велит.
У фика отличный сюжет, полный загадок и вотэтоповоротов. И если сначала мы наблюдаем всё глазами Мэн Яо, который в отличие от остальных на корабле, в курсе происходящего, а основная интрига – удастся Мэн Яо всех обмануть и выйти сухим из воды или не удастся, то потом ситуация выходит и из-под его контроля тоже. За событиями следишь, как за хорошим сериалом, который не даёт сделать передышку – постоянно что-то происходит, и, стоит разрешиться одной острой ситуации, как тут же возникает следующий конфликт или появляется новая информация, которая переворачивает всё с ног на голову. Но, как бывает и с сериалами тоже, развязка вышла торопливой, как будто на автора давил дедлайн, и ему нужно было скорее всё это как-то развязать, пусть и с привлечением deus ex machina. Несомненно, Цзян Чэн – бог, с этим не поспоришь, но его божественное вмешательство не дало героям шанса разрулить всё не грубой силой, а, например, хитростью.
Понравилось, как прописаны отношения Мэн Яо и Лань Сичэня в настоящем, в них чувствуются теплота, доверие несмотря ни на что и поддержка. Хотя, как для главного пейринга, немного не хватает предыстории. Она не требуется фоновым вансяням (про них мы всё знаем из канона), но и то кратко рассказана, а в случае с сияо, кмк, даже сам Мэн Яо оказался не готов к внезапным авансам Лань Сичэня, но он просто этому радуется, а мне как читателю хотелось бы знать, что именно в Мэн Яо так зацепило Лань Сичэня, когда это произошло, ещё в прошлом или уже при второй встрече.
И ещё: начисляю этой работе дополнительные баллы на воображаемый счёт за такую простую вещь, как обоснование крутости героя в его роде занятий. При чтении не возникает вопросов, почему Вэй Усяня считают пилотом-асом или почему Мэн Яо – талантливый врач, есть факты из прошлого и из настоящего, которые это доказывают. Этому не посвящены целые главы, но пара строк тут, предложение там – и перед нами уже похожие на правду пилот и врач, в противовес условным «успешным бизнесменам», которые успешны только потому, что делают важные звонки и ездят на важные переговоры.


Повесть об искушении и праведности, авторы: Duches; Подмастерье из Архива; Lake_Badger
Фандом: Nirvana in Fire (Список архива Ланъя)

читать дальшеНесмотря на заявленное в заглавии, праведности в этом фике не очень много, а ту, что есть, приходится раз за разом задвигать в тёмный угол ради жизненно важного дела восполнения ци. В этом заключается основное «фантдопущение» фика: всё происходит примерно так, как в каноне, за исключением того, что на Мэйлин Линь Шу не только отравился ядом Огня-Стужи, но его ещё и покусали лисы-оборотни. Теперь он, с одной стороны, вынужден заимствовать ци, как это делают лисы, но, с другой, получает лисьи чары, перед которыми мужчины не могут устоять.
Хотя авторы в примечаниях пишут, что рабочее название фика – «Анжелика, маркиза Буйволов», на «Анжелику» и вообще любовные романы эта работа не похожа. Героя, конечно, все хотят, как Анжелику, из-за его волшебной лисьей природы и многократно валяют по шелковым простыням, но страсти не являются двигателем сюжета и не толкают героя к новым приключениям, и тем более цель Мэй Чансу вовсе не обретение личного счастья в объятиях идеального мужчины, как у героинь любовных романов. Это по-прежнему история о восстановлении справедливости, и во многом фик – ретеллинг канона с поправкой на присутствие лис-оборотней, которое меняет сюжет, но не кардинально. Понравится тем, кто любит Мэй Чансу и с удовольствием читает о том, какой он прекрасный; очень фандомный фик. Если бы важные сюжетные моменты, которые раскрываются в каноне (вроде взрыва на фабрике фейерверков, предательства Се Юя и Ся Цзяна), были бы не пропущены, а рассказаны, то можно было бы читать как офигенный фэнтези-оридж с кучей секса и интриг.
Авторы проделали очень большую работу (и я не про объём в 153к): придумали и продумали, как красиво и остроумно вплести в канон лис, кого-то сделав устойчивым к их чарам, а кого-то, наоборот, падкими на них, проработали не только сюжет, но и мир вокруг и даже, можно сказать, написали пособие по физиологии хули-цзин (хотя вот эту часть, пожалуй, можно было сократить).
Конечно, к некоторым моментам есть вопросы, вроде того, что в части случаев не было никакого смысла восполнять ци от близко знакомых людей, или того, что за все годы никто, кроме поехавшего принца Юя, не попытался получить свой второй раз с лисом, но, если подумать, какие могут быть вопросы к красивой и кинковой китайской сказке?


Кто ты для меня?, автор: platepants
Фандом: Mo Dao Zu Shi

читать дальшеОчень красивый, чистый, светлый и лиричный текст. В нём есть момент, когда Цзинь Линь касается серебряного колокольчика – и как будто оказывается в Юньмэне, слышит стук лодок, видит розовые лотосы, словно входит в чистую, прозрачную воду. Я как читатель, кажется, тоже коснулась чего-то волшебного настолько всё зримо и ощутимо: и мир, который окружает Цзинь Лина, и его радости, заботы, чувства, сомнения.
По жанру это повседневность: двое глав орденов, юный и уже опытный, заняты обычными своими делами, но для Цзинь Лина в этом обыденном начинает медленно и почти незаметно проступать то, чего не было раньше. Сначала он и сам не находит для этого слов и даже не вполне осознаёт, и автору удаётся филигранно тонко передать неуловимый переход чувств от просто родственных к романтическим. Даже к финалу фика влечение Цзинь Лина к дяде остаётся настолько невинным и чистым, что у нелюбителей инцеста не должно вызвать сквика, как я думаю. В работе очень много прекрасных и тёплых моментов – в конце концов, у Цзинь Лина и Цзян Чэна нет никого ближе и дороже друг друга, – и те, кто любят эту пару, могут просто читать и наслаждаться. Несмотря на это общее настроение фика скорее немного грустное. Светлое, но печальное, потому что Цзинь Линь, даже поняв природу своих чувств, не осмеливается отдаться им по-настоящему, мучается сомнениями и страхами, избегает встреч с Цзян Чэном, когда не удаётся избежать – всеми силами скрывает влечение, и в итоге так и не решается признаться. Хотя финал открытый, история останавливается в очень правильной точке и с намёком на то, что Цзинь Линь в будущем решится на то, чего боится хуже смерти.
ориджиналы 3-15к (3)
Любовь на фоне хлопот по организации заказного убийства, автор: Verotchka

читать дальшеВ кадре: киллер-профессионал организует себе недолгую отсидку для выполнения очередного заказа. В тюрьме он встречает юношу Уильяма, забитого всеми, кому не лень — “Несуразный, с торчащими коленками и длинным носом, с почти бесцветными, но выразительными глазами и жиденькими сальными волосами, с тонкой кожей, обтягивающей хрупкие кости”, — и случается “эмоциональная побочка”, суровый киллер привязывается к бедняге. Настолько, что принимает решение организовать хлопотную и дорогостоящую опеку над ним. За кадром: прошлое Уильяма, точные детали полумистической истории, приведшей его в тюрьму, подробности связи киллера и всемогущего Чарли и еще много чего.

Здесь меня заинтересовало то, что автор сумел взять некий отрезок, окруженный прошлым и будущем, и поместить его в историю, не обрубая многочисленные нити, не превращая их в смутные флешбэки; это такой живой кусок, аккуратно вырезанный из большего по объему живого куска и показанный читателю. Такая операция требует хирургической сноровки, и зачастую результаты плачевны, но тут, на мой взгляд, автору все более чем удалось. В небольшом объеме он сумел дать все необходимое, чтобы понять героев и насладиться историей.
Вообще, текст напомнил мне нуарный комикс, где преувеличение — закон жанра, а реалистичность — нечто забытое за ненадобностью. Например, наш герой — не просто киллер, он максимально востребованный мегаспециалист, способный выполнить заказ хоть на Луне, и клиенты за его услуги готовы раскошеливаться. Если он вступает в тюремную драку, то противникам конец: “Я перешагнул через порог ризницы и стал бить на поражение. Три удара, и трое лежали на полу. Если они и придут в сознание сами, то не скоро, а вот ходить сами теперь вряд ли смогут”. Если он планирует убийство, то происходит все примерно так: “...мой утяжеленный лапландский тесак, заточенный как бритва, вонзился между его вторым и четвертым позвонком, рассек третий по диагонали, разрезал пищевод и шейную аорту. Он умер еще до того, как его лицо с размаху ударилось о парашу”. Казалось бы, повод фыркнуть и поморщиться, но как можно, это же комикс! Это история, где внимание привлекают яркие, четко прорисованные детали, где нахмуренные брови во весь кадр имеют большее значение, чем формальная логика или законы физики. В этом для меня прелесть подобных сюжетов, при условии, что они хорошо написаны, конечно.

Бедный замордованный Уильям как персонаж меня скорее оттолкнул, а вот за героем-киллером я наблюдала во все глаза. Я люблю обаятельных злодеев, особенно в ситуациях, когда они делают что-то для себя нетипичное — на фоне планомерных злодейств спасают котят, детишек или жертв тюремного насилия, например. Потому Леон-киллер один из моих любимых персонажей, а о рожденных такой ситуацией отношениях я всегда переживаю больше, чем о своих, и готова читать о них бесконечно. Жаль, здесь не было места полноценному комфорту, но это уже так, шипперское нытье. В общем, понравилось, хорошо.


Сиротинушка, автор: Мы_дракон

читать дальшеИстория: явно психический паренек прибивается к группе-семье, бороздящей постапокалиптические просторы. Семья сражается с многочисленными опасностями, ищет временную крышу над головой, спасается от зомби. Понимаю, что это прозвучит странно, тем более, зомби-постап он и в Африке зомби-постап, но меня не покидало чувство, что я пью не пепси, а кока-колу это история не в мире сериала "Нация Z", как заявлено, а в мире “Ходячих мертвецов”. Но это так, к слову о странностях восприятия.
В описанных обстоятельствах поведение очень здравое — проще и безопаснее сбиваться в ячейку, общину, так больше шансов выжить и получить свой кусок пирога. С этой позиции поначалу оцениваешь и поведение Мартина, ясно, что он жаждет общества потому что жизнь такая, а еще из-за болезненных переживаний детства, когда он потерял свою настоящую семью. Далее ситуация от условно мрачной развивается до очень печальной, время грустить.

С отношениями в этом тексте у меня не сложилось. Возможно, из-за постоянных склонений на все лады слова “семья” пополам с перекрестной еблей и жестокостью меня мутило от бьющего через край нездоровья: “Раньше Вик его бил. Не помогло. Теперь наказывает иначе. Такие наказания… действеннее. По крайней мере, Мартин сейчас задумывается, перед тем как предпринять что-то”. Не знаю, было ли это в планах автора, но я морщилась при описании семейных междусобойчиков: “Сильнее он ненавидит, лишь когда они меняются, и Вик берет Дэна, а Лекс его. Лекс другой: резкий, настойчивый. С ним все не так. Он трогает его неправильно. Пахнет неправильно”. Так что, стыдно признаться, я даже обрадовалась, когда Мартин их всех перебил.

Не скажу, что работа мне понравилась — слишком большое количество субъективных сквиков на квадратный сантиметр текста, плюс, кмк, здесь настоящее время делает повествование примитивным — но это все же неплохой оридж.


Латыш, автор: Nelson

читать дальшеЯ очень люблю тексты по ключам — картинкам, цитатам, клипам. Всегда интересно наблюдать, как из условного зерна рождается история, как ключ трактуется автором и что получается в итоге. Здесь, мне кажется, многие узнали вдохновляющий элемент — клип The Knife “Pass This On”, и, на мой взгляд, автору не только удалось органично вписать в свой текст посторонние картинки, но и создать в результате нечто самостоятельное и очень красивое.
Итак, декорации дополняются шведской деревней, у героев появляются имена, собственные голоса и простые, но убедительные истории. Несмотря на небольшой объем текста, мы успеваем узнать о каждом из них очень многое.

Мне кажется, эта история об отношениях именно Латыша и Олафа, несмотря на то, что начинается она со смерти последнего. Юхан тоже важен, он — герой, чей голос мы слышим, но в сравнении с Олафом его партия второстепенная. Об Олафе нам рассказывает Латыш, и его слова не дают усомниться в том, что этот персонаж — главный: “Потом ты сбежал, и до меня вдруг дошло, что он мертв. И что все это больше не имеет никакого смысла, я тогда пришел домой и сжег все тряпки, туфли, все эти шмотки. В них нет больше смысла, если не для кого их надевать”. Безнадежненько. Всегда грустно, когда люди так категорично отказываются от того, что доставляло им радость. Олаф умер, и не хочется думать, что чья-то жизнь превратится в надгробный памятник другой жизни. Финал вполне оптимистичный, однако сомнений в том, что Олаф никуда не исчез (метафорически) из Скатехольма и из жизни Латыша, у меня нет.
Вообще, кмк, надежды и грусти здесь поровну, читатель сам выбирает, какая сторона Луны ему ближе, но вне зависимости от выбора история останется тонкой, пронзительной и щемящей.

Мне было сложно отдельно оценивать в этом тексте историю и отношения, на мой вкус, и то, и другое вполне удалось.
Ксеносекс и ксеноотношения в игрономинации: мелкоформа, часть 2
Человек/представитель другой расы


Дилогия «Ничто не предвещало» и «То, что нельзя делегировать» от Графит, Масс Эффект, Скотт Райдер / Эфра де Тершаав, технически, конечно, это два разных текста, по факту — второй продолжает первый, поэтому буду писать о них как об одном фике. Ксеноромком в научно-фантастическом антураже и, пожалуй, самый флаффно-милый текст всей номинации.

читать дальшеПредставьте, что вы собираетесь смотреть какую-нибудь романтическую комедию промозглым осенним вечером. Это не драма, не драмедия, это именно комедия — без подстав, с жанрово предсказуемым сюжетом и гарантированным хэппи-эндом в конце. Причём ни предсказуемость, ни отсутствие драмы, ни хэппи-энд не являются недостатками, наоборот: если бы в заявленном ромкоме вдруг открылись бездны социальной драмы, зритель бы удивился и разозлился, насколько бы крутой это социальная драма ни была, — и вполне справедливо.

В общем, эта дилогия — тот самый милый ромком. Здесь есть очаровательный и очень характерный Скотт Райдер, герой, сам не особо верящий в свой героизм, весельчак и немного балагур, есть Эфра де Тершаав — серьёзный глава инопланетных повстанцев, есть взаимные чувства и тотальное неумение говорить словами через рот. Но есть кое-что ещё: простой, но крепкий и интригующий сюжет, без которого в действительности никакой ромком работать не будет — на одних только юморе и любви никакое произведение не выедет.

В первой части Скотт со своим повстанцем инспектируют саботаж на заводе и признаются друг другу в симпатии. Во второй части отправляются на романтическое свидание, совместно сражаются с врагами и целуются в финале. Немного экшена, немного контролируемой тревоги за героев, немного очаровательной непробиваемой глупости влюблённых, когда они не догадываются, что 99% проблем можно решить разговором — или, как в случае с этим циклом, сталкиваются с некоторой межвидовой мискоммуникацией.

— Я хотел спросить, — сказал вдруг Эфра из своего кресла. Он, как обычно, выглядел на редкость невозмутимо и солидно. Даже в растрепанной одежде. Даже в неполном ее комплекте. В минимуме ее практически. — Как вы, люди, целуетесь друг с другом? Вам же должны мешать длинные носы.

Очень мило.

Ложка дёгтя: иногда автор, на мой взгляд, слишком сильно увлекается смешными оборотами и сравнениями — они идут сплошным потоком и начинают утомлять. И Скотт порой уж слишком сильно напоминал damsel in distress на фоне сурового и опасного Эфры.



Трансформер/трансформер


«Золото утерянных надежд» от Melissa Badger, Трансформеры, Орион Пакс / Мегатронус, я бы сказала, что это по формату идеальный высокорейтинговый романс. Технически, конечно, для участников фика это не ксенофилия, зато для читателя ещё как :)))

читать дальшеПо сюжету, Орион с Мегатронусом отправляются на руины древнего города и обнаруживают там необычную гравировку на плите, проливающую свет на личную жизнь одного из их великих лидеров. Ориона находка захватывает, Мегатронусу больше интересно побыть с любовником вдвоём подальше от чужих глаз, но в конце концов оба остаются довольны.

Признаюсь — это мой первый текст по Трансформерам, со всей его необычной фандомной лексикой, а ещё это, наверное, один из самых горячих текстов номинации. О значении некоторых слов догадываешься интуитивно, аналог секса в этом сеттинге — обмен энергией, но эмоции у героев вполне себе человеческие, поэтому пробирает. Наверное, с одной стороны, это можно отнести к недостаткам — всё-таки читая о контакте представителей другого вида, настолько далёкого от человека, чтобы даже не быть органическими, хочется увидеть чего-нибудь необычное; с другой стороны, это как-то не хочется относить к недостаткам, потому что сцена действительно очень трогательная.

Понравилось и то, как автор прописал персонажей: я мало что знаю об этих героях, но образы их получились яркими и живыми, так что представились без труда.



Демоны/человек + бонусный вертикальный инцест


«Зарисовки о Брэдли» от Polyn, Devil May Cry, Бельфегор / Брэдли, Майк Хейгель / Анжелина Хейгель / Брэдли, демоны / Брэдли. Вообще это персонажи аниме, а не игр, но ладно. Меня с самого начала озадачил список тегов: PWP, Дарк, Флафф, Драма, так что начинала читать очень заинтригованной.

читать дальшеБрэдли — демон, который родился слабым, немощным и похожим на человека, из-за чего остальные демоны, включая властителя Бельфегора, подвергают его всяческим унижениям (в основном сексуальным). Собственно, первая часть текста посвящена этим унижениям — и попыткам Брэдли не оказаться сожранным, для чего он изо всех сил ублажает Бельфегора.

Вторая часть — про мир людей, где Брэдли влюбляется в Анжелину Хейгель (канонно), которая, как оказалось, состоит в инцестуальных отношениях со своим отцом Майком (воля автора). Брэдли к этому отнёсся философски:

Из книг, которые он успел прочитать, следует, что отцам не полагается спать с дочерями – по крайней мере, если речь не идёт о спасении рода, и женихам полагается ревновать своих невест. Но Брэдли не человек. Его чувства слишком скромны, и ревновать он не может. Наоборот, он хочет сказать Майку и Анжелине, что он не против их любви, только не знает, как это сделать вежливо.

И это очень классно!

У автора три текста в номинации, один — о сложных отношениях демонов (от лица демонов), второй — о сложных отношениях кунари и человека (от лица человека), третий — о сложной судьбе демона (в первой части автор использует всевидящее авторское око, во второй — от лица демона). И хочется сказать, что тексты от лица демонов удаются автору немного лучше, чем от лица человека, с попыткой прописать метания: суховатый, чуть отстранённый авторский стиль гораздо лучше подходит для описания нечеловеческих логических связей. Очень удалась и первая часть текста, описанная частично «всевидящим автором», поскольку главный герой пока не обрёл собственную личность: чрезвычайно удачный приём, показывающий зверские демонические обычаи не как что-то шокирующее, а как что-то совершенно заурядное — для демонов, понятное дело.

«Флафф» и «драма» относятся ко второй части, когда Брэдли попадает в мир людей. Там он проходит через развитие — влюбляется в Хейгелов, а потом осознаёт, не без помощи бывшего мастера, что умудрился подчинить себе этих людей. Мысль приводит его в ужас, но он приходит к выводу, что не в силах «освободить» жену и тестя, не в силах отказаться от отношений с ними.

И вот что: сухое безэмоциональное повествование, в котором чувства героя не показываются через действия, а называются и перечисляются, как список продуктов на листке, тут прекрасно работают — Брэдли ведь не человек. Наверное, для полноты эффекта я бы сменила тон, чтобы продемонстрировать очеловечивание Брэдли. С другой стороны, никакое очеловечивание не сделает из демона человека.

Западные сериалы. До 15К. Часть 2
Осторожно, возможны спойлеры!

Тик-так от Илдре Аускайте
Социальная драма Билли Харгроув / Стив Харрингтон (Stranger Things)

читать дальшеДрама с социальной проблематикой — борьбой со СПИДом. Действие самого сериала происходит в 80-е, так что вполне логично, что автор затронул эту тему.

Главный герой изменяет партнеру с девушкой (есть гет в pg-13). После чего, услышав из новостей о СПИДе, решает пойти и провериться, попутно пытается немного осмыслить их отношения и понять, стоит ли говорить об измене вообще и как на это может повлиять результат теста.
Собственное измена в отношениях и тест на СПИД — основная тема текста, перекликающаяся с названием. До последнего мы не знаем ни результат, ни скажет ли он партнеру.

Динамично написано, сразу приковывает к себе внимание и до конца держит в напряжении. Повествование не совсем линейное, но тут смотрится уместно. Понравилось, как при помощи изменения длины предложений и ритма автор то ускоряет, то замедляет темп повествования.

Ужасно бесило, какой все-таки мудак главный герой — автору прекрасно удалось это показать.


Терапия от chmonder
Флаффный романс с херт-комфортом Калеб / Тони Падилла (13 Reasons Why)

читать дальшеВ шапке автор пишет, что этот канонный пейринг для нее лучший пример здоровых сбалансированных отношений в сериале. Так как не смотрела сериал, то не могу подтвердить или опровергнуть, но по фику складывается впечатление, что отношения там и правда максимально здоровые и уважительные, несмотря на некоторую разницу в возрасте и статусе (Калеб раньше был тренером по боксу Тони).

Кроме того, конечно, текст о необходимости откровенности и обращения в трудной ситуации за помощью и преодолении триггеров. В данном случае название — Терапия — отсылает и к медицинской тематике (герой из-за давних приставаний врача всячески избегает обращаться в больницу).
Калеб пытается его переубедить, научить не игнорировать полученные травмы и в конце придумывает ему вознаграждение в виде римминга.

Разочаровало, что не увидела здесь никакого кейса (есть в тегах) — тайна о том, почему Тони не любит больницы, быстро раскрывается и даже спойлером назвать ее не могу.

В целом довольно простая и линейно рассказанная история с небольшим экскурсом в прошлое. Флаффа и романса в фике увидела заметно больше, чем собственно херт-комфорта. Обычно в фиках в этом жанре херт-часть более прописана (здесь только упоминание, что произошло, а эмоциональная травма описана не сильно подробно), а тут — практически сразу переходит во флаффный комфорт. Если для вас в херт-комфорте как раз херт-часть условна и больше нравится читать флаффный комфорт, то может понравиться.
Мне не хватило драматургии — фик очень предсказуемо развивается.

Бета не указана, но в любом случае посоветовала бы автору ее найти или самому перечитать и поправить некоторые обороты вроде «в психотерапевты заделался», пробелы перед знаками препинания и опечатки.

В шапке не нашла, кто рисовал акварельных иллюстрации в тексте, очень понравились.


Легенда о сыне луны и сыне солнца от SE FYZ
Сказочное AU Широгане Такаши (Широ) / Кит (Voltron: Legendary Defender)

читать дальшеСказочное AU про сына солнца и сына луны. В предупреждениях смерть персонажей, но, как и положено в сказках — неокончательная. Романтичная сказка, где нет ощущения перебора с красивостями, как иногда бывает в подобных стилизациях. Понравилось, что секс не особо выбивается из стилизации и отношения (для любви с первого взгляда) довольно гармонично и последовательно развиваются.
Глухота и немота героев в работе интересно поданы и показаны (фразы, выделенные курсивом, произносятся на языке жестов).

Смущали метафоры вроде «расплескивая жар по всему телу», некоторые стилистические огрехи и местами странная авторская пунктуация.
Разочаровала обрывочная концовка. Не увидела совсем предпосылок к развязке, не связанной с пейрингом, в самом тексте — возможно, автор хотел показать, что и для героев это полная неожиданность, но я бы вкинула больше намеков (и раньше) для читателей или четче прописала этот момент.


Ворон вещий от reda_79
Мистический романс Дерек Хейл / Стайлз Стилински (Teen Wolf)
читать дальшеДерек — модный художник, видящий вещие сны, а Стайлз — сотрудник кофейни, встретившийся ему на пути. Дерек пытается разобраться в значениях своих снов и попутно влюбляется. AU, где пожара в доме Хейлов не было

Понравилась динамика в сцене с мотоциклом и мистическая сюжетная линия. Правда показалось, что линии с вещими снами уделено больше внимания, чем романтической, и вышла она гораздо интереснее.

Романтические сцены немного обрывочно написаны и переходы между кусками резковаты (возможно, издержки дедлайна). Дерек и Стайлз только начинают что-то друг к другу испытывать, а читатель проникаться, как уже следующая сцена. Отчего все время чувство недосказанности.
Если автор подразумевал именно любовь с первого взгляда или с пары взглядов/слов — тоже до конца не поверилось. До конца фика осталось ощущение, что герои так толком и не познакомились, а уже жизнь готовы друг за друга отдать, как соулмейты. Но возможно, что для меня в этом фике просто химия между персонажами в романсе не сработала.

Текст написан на реверс, поэтому сразу идет с красивым визуальным оформлением — оно в тему.


Монах и кошка от klotho_borg
Мистическая драма по Бригаде (Космос/Пчела)

читать дальше Еще один драматичный мистический фик в номинации — на этот раз об искуплении грехов и невозможности забыть былые чувства. Это AU, где Космос выживает и, переосмысляя прожитое, уходит в монастырь и берет имя Косьма.

В принципе в уход Космоса (Косьмы в фике) в монастырь верится и автор логично его объясняет в тексте.
Название немного сбивает с толку — фик скорее про монаха и беса. В кошку ненадолго обращается навещавший друга Пчела (попав в Ад, он стал демоном), а Косьма тут — душа, которую нужно искусить.

Фик крайне неторопливо написан и раскручивается постепенно. Поначалу Косьма долго не верит, что перед ним действительно Пчела, и просит существо выбрать любое другое обличье, чтобы не было так мучительно больно и горько.

Понравилось, как при помощи небольших штрихов (чисто романтических сцен в фике не так много) переданы давние чувства. Хотя поначалу не зашло по стилю, написано увлекательно и легко читалось.

Автор через разговоры о прошлом интересно раскрывает собственно отношения героев и показывает, что для них обоих — и для беса, и для монаха — прошлое до сих пор живо.

Вот только не совсем поняла сильные спойлеры и про концовкупро письмо от Саши (оно чисто отсылка показать, что он выжил, или еще какую-то роль должно было играть?) и еще развязку.
Космос умер, когда спасал девушку, и попал в ад? То есть когда он открывает глаза, и отец Никита — не отец Никита, и все ненастоящее?
Или он умер еще тогда, со всеми (каноничная концовка) и вот это с монастырем и приходом Пчелы — это и был его персональный ад? Или все-таки выжил после залива, спас девушку, вернулся к себе и утонул в море и за это (самоубийство) попал в ад? Возможно ли вообще в случае Космоса с таким количеством крови на руках было искупление или он изначально должен был отправиться в ад и Пчела особо ни на что не повлиял?

Ориджи разного размера
Ainessi Дети мертвого мира

читать дальшеАвтор создает свой мир, видно, что ему это нравится, он с удовольствием прописывает детали, законы, имена и прочие особенности. Если человеку приятно то, что он делает, это счастье для него, я так считаю. Не знаю, нужен ли ему при этом чей-то совет, но пусть будет здесь в качестве отзыва.
Читать написанное сложно, история тонет в словах и авторском стиле. Ненужная многословность мешает, лишнее на каждом шагу, оно уводит в сторону от повествования и рассеивает внимание.
Пара примеров для иллюстрации:
Папаша понятливо усмехнулся и, сделав знак разносчице, заторопился обратно на кухню. Оно и понятно: еда — она сама не готовится. За ней, как известно, присмотр нужен.
Последние два предложения бессмысленны. Кому и зачем нужно объяснять, почему повар заторопился на кухню? Кто-то не поймет?
На самом деле, у его господина было и второе, настоящее, имя, куда более длинное и благозвучное, но для домашних и для тех, кто знал, чем оный господин зарабатывает себе на жизнь, он был и оставался Арком — придворное титулование, в конце концов, не в ходу среди работорговцев и прочей швали. Да и незачем «деловым партнерам» хозяина Дайна было знать об его истинном происхождении и положении в обществе.
Это первые строки новой части, мы еще знать не знаем ни кто этот персонаж, ни зачем он появился, ни как выглядит, но сходу загружены объяснением тонкостей его именования и туманными намеками на род занятий.
Весь текст написан примерно так. Эта избыточность перегружает, не дает сконцентрироваться на содержательно важном и тормозит темп.
Не хочу навязывать свое мнение, но, возможно, автору будет интересен и такой взгляд со стороны.


Дуня Дунявская. Враги объединятся

читать дальшеМне показалось, это что-то по мотивам “Дозоров” Лукьяненко, могу ошибаться, но сеттинг похожий. Магический реализм, разные расы: оборотни, вампиры, колдуны, феи среди людей. Люди героями не очень представлены, в массе просто где-то создают фон - ходят по улицам, служат едой. Задумана детективная линия как формальная основа сюжета, но автору, как мне показалось, изначально больше была интересна идея примирения многовековых врагов и слома старой, отжившей системы мироустройства.
Здесь есть тот же минус, что и в прошлом тексте - многословность, хотя она другого рода. Слишком много персонажей с описаниями, слишком мало действия. Хотя текст заявлен не как рефлексия, а как экшн, собственно экшна мало, по крайней мере, повествование им не ощущается. Чередой выходят на сцену персонажи, все они находятся в давних, намеками обрисованных отношениях с главгером и между собой, мелькают расы с краткими, набросочными характеристиками. Сначала я решила, что будут только оборотни и вампиры с их тысячелетним противостоянием, потом упомянули фей, потом появились колдуны - все они выпадают на читателя как-то бессистемно, будто просто к слову пришлось: да, кстати, у нас тут еще провидцы есть.
Это больше похоже на масштабную заготовку к тексту, доску с фото и нитяными-маркерными линиями связей, чем на готовую историю. Ждешь, когда затянувшаяся экспозиция закончится и начнется основная движуха с ограниченным количеством центральных участников, но персонажи все появляются и появляются, расы мелькают, ниток-линий становится еще больше, и в итоге ты забиваешь на все, потому что никто и ничто особой роли в действии не играет, да и самого действия как такового нет. Все множится без видимого стержня как будто само ради себя.
Даже любовный интерес гг сразу не просчитывается, герой выглядит размазанно-всеядным и реагирует на всех, кто попадает в фокус его ситуативного внимания. Складывается впечатление, что автор в процессе не мог определиться, кого же выбрать в пару гг - все такие прекрасные. Спасение девы в беде намекало на пейринг с подло обращенным вампиренышем, юным и красивым, жаркое взаимодействие с рыже-веснушчатым напарником готовило к бадди-линии, полные напряжения контакты с мудрым и сильным вампиром подавали сигналы о лавхейте.
Плюсом выделю то, что химия в тексте действительно есть, есть невымученный юст, красивые персонажи - все реально горячие, любование ими автора заразительно, он явно не из тех, кто в тексте отношениями тяготится, что радует)
Но здоровый юст и взаимодействие героев тонут в окружающей их казенщине и бытовухе: постоянных совещаниях, малозначительных диалогах-созвонах, автомобильных поездках, готовке на кухне… Забавной фишкой могло бы стать подчеркнутое обращение вампиров-оборотней-колдунов-фей друг к другу по имени-отчеству - вроде Вениамин Яковлевич, Бронислав Тимофеевич или Наталья Парамоновна - устами героя автор подчеркнуто иронизирует над псевдопафосом такого официоза, но в офисной обыденности оно, наоборот, становится органичным, и штаб расследования начинает выглядеть рядовым отделом бухгалтерии во время квартального отчета.
На мой взгляд, именно бытовыми мелочами, как сорняками, заглушается идея и сюжет - как детективная его составляющая, так и мироустановочная. Теряется острота и значимость от забалтывания.
Но зато все вокруг красивые и можно любоваться)


mono-in-life Пожалуйста, только не сделай мне больно

читать дальшеЭто милый и нежный набросок, автор неплохо пишет, и ему даже удается пройти по лезвию и не свалиться в дешевую спекуляцию на тяжелой теме безнадежных онкобольных.
Главгер - у него говорящее имя Богдан - добрый и трепетный мальчик, который потерял любимого деда, но по-прежнему продолжает помогать людям в хосписе. Он из тех, кого называют “чистая душа”, открытый, искренний, альтруистичный. Мы видим, как он бережно относится к старикам, трогательно пытается “дружить” с персонажем с РАС (надеюсь, я правильно это поняла), остро реагирует на смерти полузнакомых людей. Он хорош и даже не плоско написан, как часто бывает с безупречно положительными персонажами.
Что меня смутило:
- на мой взгляд, это текст из серии “а дженом был бы краше”. Скороспелость появления и развития слэшной составляющей в истории совершенно не соответствует темпу самого повествования с его элегичной неспешностью - это раз. Про легкость и естественность, с которой спонтанно “нежно покрывают лица” однополыми поцелуями парни в российской глубинке, я, пожалуй, промолчу, все мы тут понимаем некоторую условность таких поворотов, но два - это то, что поцелуи в принципе здесь какие-то лишние, герои вышли по-ангельски бестелесными, и линия органичнее смотрелась бы совсем целомудренной, потому что как бы и к чему им вотэтовсе) но да, тогда этому тексту совсем нечего было бы делать на слэшном конкурсе;
- ну и собственно обрывочность истории смутила; понятно, что это зарисовка, но и как зарисовке ей, на мой вкус, все-таки не хватает - не знаю, как лучше сформулировать, - докрученности, что ли, цельности. Допускаю, что это только субъективное восприятие.
В целом я как человек, любящий созерцательные тексты-настроения с нотами горечи, прочитала эту историю с удовольствием.


Jelise A. Три подковки от Сивки

читать дальшеТекст легко читается. Несмотря на рутинную повседневность происходящего, он не скучен и производит хорошее впечатление.
Героиня-1 Саша - топовая фигуристка, которая просела по результатам в пубертат, тяжело его пережила и, как водится, потеряла веру в себя, смысл и стержень жизни, а вместе со всем этим и душевное равновесие. Она созревает - в настоящем продолженном - а мы наблюдаем. Ей восемнадцать, но, как многие спортсменки, она притормаживает в развитии, поэтому смотрится и ведет себя, как подросток с гормональными всплесками и метаниями. Героиня-2 Ада - топ-хореограф и бывшая фигуристка, которая в свое время из пост-пубертата так и не взлетела на прежнюю высоту, типаж ”загадочный мудак” в юбке и фам фаталь. Ее образ, на мой взгляд, частично остается функцией.
Что понравилось:
- фоновое ощущение жизни в тексте, нет картонного задника и массовки; мелькающие второстепенные персонажи - люди со своими, пунктиром обрисованными, характерами и историями, они разные, вызывают и отклик, и интерес;
- способность автора вовлечь в повествование ровное и неспешное и при этом вызвать сопереживание. За Сашей с ее знакомыми по многочисленным фильмам и книгам “переломно-взросленческими” терзаниями следишь с сочувствием. Вообще для текста достаточно флегматичного, без нерва (по крайней мере, мне он таким показался, в нем нет даже свойственного спортивным драмам накала борьбы или интриги “победит ли изначальный лузер в финальной битве, волнуемся”) он хорошо удерживает внимание.
А вот линия отношений оставила меня совершенно равнодушной. И дело не в моем предвзятом отношении к фему, если что, я к фему отношусь неплохо.
Автор явно испытывает симпатию к обеим героиням - но по отдельности, их химия - опять же: на мой взгляд - ему не удается. Она заявлена на словах - так, Саша вроде бы “пронзает” и озвучивает, что Аде как минимум льстят ее внимание и чувства, а как максимум Ада ее хочет, но это не ощущается ни в чем. Между героинями не искрит. Ада прописана, как пишут "голубых героинь" и фам фаталь, нечетким объектом воздыхания, ее мотивация остается туманной, сама она путается в показаниях с неочевидной целью, а что на самом деле думает и чувствует, неясно до рейтинговой сцены - а потом и внутри нее, и после. Понятно, что фокал влюбленной Саши не позволяет открыть читателю все до конца, но автор-то знает. У него есть куча способов дать нам понять, однако он этого не делает - по крайней мере, определенно. Соответственно и рейтинговая сцена выглядит механической и отстраненной.
— Всё хорошо, — выдохнула Ада, — продолжай.
Хриплый подтон её голоса воодушевил.

Увы, не меня(
Но и влюбленная Саша влюблена как-то тоже на словах. Старательно вписано, как она циклится, смотрит, хочет: шея, волосы, губы, обнять, прижаться, то-се - но выходит как-то формально, будто работала программа искусственного интеллекта, натасканная на тысяче ходульных текстов. Моя трактовка - потому что Саша и не влюблена в настоящем смысле этого слова. Все эти противоречивые, часто амбивалентные чувства к материнско-отеческим фигурам наставников, густо замешанные на зависимости, болезненности и обожании, - расхожая история взросления в закрытой среде и юношеская гиперэмоциональность.
Получается, с одной стороны пейринга - холодная отрешенность и расчет, с другой - болезнь роста. Такие истории имеют право на существование, почему нет, но именно это воплощение для меня лишено чувственности. Почему-то кажется, что и для автора тоже, но тут я могу ошибаться.
А в целом текст мне понравился. Все, что не взаимодействие героинь, в нем живо и легко, такой ненатужный русреал в спортивном антураже.


Мы_дракон Со вкусом "Амаретто"

читать дальшеЭтот текст пленил меня своим началом. Все, что было до поцелуя у сфинкса, когда герои перешли на ты, - ну, или ладно, пусть будет побольше, до момента выкупа из плена, - было многообещающе, цельно, бодро и свежо. Расклад вырисовывался из тех, что я нежно люблю: холодный киллер с белоснежными манжетами (тм) и битый жизнью дворовый пацан-боец. Первые части щедро давали надежду на четко выстроенную, внятно изложенную историю, где все на своем месте и ничего лишнего: образы были набросаны живо и органично, детали, жесты, фразы, поступки - все шло одно к другому, и даже реалии 90-х, которые чаще всего малюют клюквенным морсом, были верибельны.
Изначально мне очень понравилась кличка киллера Катя, она зацепила меня странненькостью и контрастом имя-образ - да, я из тех, кто плохо читает шапки, информация об источнике авторского вдохновения от меня ускользнула, а знание юмористических русских сериалов нулевых не моя сильная сторона( Даже жаль, что это не плод авторской фантазии, я была готова ею восхититься. Но любопытство сгубило кошку: погуглив, я узнала не только о существовании такого персонажа, но и о том, как он выглядел и держался, это многое для меня изменило. Хотя многое, конечно, и объяснило - в плане атмосферы происходящего дальше.
Я успела набросать следующую часть отзыва по первому впечатлению и решила ее оставить. Если автор(ы?) считают свой тест ориджем, а не фиком, я могу опираться на свое восприятие с чистого листа. Поэтому уточню для полной ясности, что без фарсово-сериального бэкграунда происходящее в первых частях выглядит холодно реалистично, без намека на клоунаду, для меня на героях не было шутовских колпаков.
Мне понравилось, что Катя не рисовался мартистьюшно крутым хитроплановцем и честно признавался средним винтиком криминального мира с ограниченным кругом возможностей. Нравились его осторожные разговоры со Степановым и таинственным Юрием Александровичем. Все казалось взросло-настоящим.
Гг-2 Саша Токарев тоже был нормальным пацаном) Неяркая притягательная внешность, сломанный нос, незатянувшиеся детские травмы, больное самолюбие, закрытость - вроде и стандартный набор ингредиентов, но поначалу выходило вполне съедобно. История была для меня рельефной, жизненной.
А дальше что-то пошло не так.
Миной замедленного действия стало пропущенное мной в шапке слово “флафф”, которое, как и счастье, каждый понимает по-своему. Автор(ы?) его трактуют, на мой вкус, совсем уж в приторно медовом ключе. К списку ингредиентов начали добавлять сахарный сироп. Первыми звоночками стали выскакивающие из-за каждого угла мудроженщины пенсионного возраста, которых хлебом не корми, дай напечь героям пирожочков, помочь им с ремонтом (да, посреди бандитского Петербурга под прицелом главзлодея герои обустраивают семейное гнездышко) или защитить от бандюганов в глухой деревне. Потом в заботливую бабушку мутировал хладнокровный наемный убийца - видимо, имя таки мистическим образом определяет характер), а герой-боец без правил морфировал в капризного пингвина “а вот теперь мне уже не хочется”. Герои принялись клеить обои, печь тортики, нежничать и на глазах терять для меня шарм.
Ложка за ложкой, половник за половником, ковшик за ковшиком, ближе к концу в текст кинули шланг с сиропом и открутили вентиль на максимум: медовый месяц во Франции, знакомство со счастливыми все одобряющими (ктобысомневался) родителями и финальным фейерверком - выводок щенят, с которыми няшатся Катя и Саша на Лазурном берегу.
И все бы это ерунда, кто не желает счастья полюбившимся героям, пусть бросит в авторов камень, я пас, беда для меня была в том, что их линия из живой и свежей превратилась в стандартную, душноватую, сладостно-благостную, с рецептиками, стыдливым румянцем и слезами “от переполнявших чувств”.
Проходя мимо, Катя влажно чмокнул Сашку в мокрое плечо, так, что тот подпрыгнул от неожиданности. Сашка недоуменно заморгал, а Катя засмеялся.
— Хорошо, хоть по жопе не хлопнул.

Имей я хоть малейшее представление о том, на что похож сериал "Агентство НЛС", я бы написала другой отзыв. У текста бы не появилось для меня иного по настроению и тону начала, чтобы создать обескураживающий контраст. Дело ведь на самом деле в разнице вкусов - одному арбуз, другому свиной хрящик - и стандартные истории заходят, когда отвечают личной потребности. Но обманутые ожидания у меня случились, и задавить разочарование было сложно.
Однако за первые части вот прямо спасибо, они были для меня одним из приятных впечатлений от конкурса.
Западные книги, фильмы, комиксы
Охотник на крыс, автор: enco de krev
фэндом: Отблески Этерны
Написано по заявке с кинкфеста: "У Ричарда есть хвост, которого он очень стесняется, считает жутким уродством и трагедией, и так боится, что о хвосте узнают, что не решается переспать даже с трактирными девушками, не говоря уж о Марианне и пр. На войне Алва случайно видит хвост и его так вштыривает, что у них сразу и все!"
и
Хрустальный дворец, хрустальный гроб, автор: enco de krev
фэндом: Отблески Этерны
К герцогу Надорскому из Талига приезжает посольство.

Первая история, невероятно увлекательная, чудесным образом переворачивает взгляды на исполнение кинковых заявок; вторая позволяет взглянуть иначе на мир канона. читать дальшеМагия во втором фике настолько самобытна, что затмила своей красотой преслэш, которым ограничивается главный пейринг. Заявленный гет прописан хорошо (даже слишком)), любителям разрешения юста повезло куда меньше. И все же от этого фика, как и от первого, невозможно было оторваться! Завидная фантазия автора и удивительно проникновенная манера в любом случае доставили море удовольствия, — и чисто эстетического, и самого обыкновенного, шипперского.

Тревожное сердце, автор: Levitati0n
фэндом: Star Wars
1917 год, Первая мировая война. Полковник артиллерии Армитаж Хакс оправляется от ран в госпитале во Франции, когда в нему в палату подселяют неожиданного соседа.

Еще одна работа, в которой понравилось все, кроме нехватки слэша. читать дальшеБезотносительно к условиям конкурса: мне не хватило определенности эмоций и чувств, столь милой сердцам любителей слэшного контента, фандомно-шипперского в особенности. В остальном же этот фик — несмотря на скромный объем — один из немногих конкурсных текстов о войне, способных растревожить сердце по-настоящему. Автор написал ровно то, что пообещал в саммари и предупреждениях, и со своей задачей справился блестяще.

Ни слова о войне и смерти, автор: Персе
фэндом: Отблески Этерны
Во время Варастийской кампании на Рокэ Алву накладывают странное проклятие.

Третий фик по «Отблескам Этерны» — и вновь по фестовой заявке — на популярную тему, где многое решает умение выстраивать сюжет. читать дальшеИстория фраппирует завязкой, проступающая интрига держит в эмоциональном напряжении до конца текста, первого в цикле; второй («Солнечная сторона») — словно бальзам на раны: автор знает толк в эротических сценах и прекрасен в своей щедрости). Прекрасно вообще всё: жутковато-сказочный сюжет, «романс ради романса», сами герои (и не только главные), их потрясающая магия. И своеобразный авторский стиль, уже традиционно для этого фандома чарующий.

286 УК РФ, автор: пакет с пакетами
фэндом: Союз спасения
Криминального авторитета Александра Романова обнаруживают мёртвым в собственной квартире. В деле об убийстве поручено разобраться следователю убойного отдела капитану Пестелю. Кому была выгодна смерть Романова? Не замешано ли в деле его обширное семейство? И зачем к убойному отделу прикомандировали майора Юшневского, старшего следователя из ОБЭП?

Декабристы на улицах разбитых фонарей, смелая идея) читать дальшеТем не менее, «мажорный» Союз спасения удался: герои уверенно вписались в современный мир, громкие фамилии благополучно обыграны так, чтобы сгладить неизбежный диссонанс, отсылки к фильму работают на сюжет и не выглядят чужеродными. Волнующая любовная линия не уступает детективной, самый острый момент подан на разрыв сердца, больничная грусть хёртит и комфортит, эпилог — как вишенка в крем-брюле). То что надо для фанатов, раненных каноном.
Кое-где взгляд спотыкался, например, здесь:

Выпил таблетку, отсиделся в коридоре на крепко сбитой, советской ещё скамейке, встал, чтобы пройтись по такому же советскому, будто время сюда и не заглядывало, мозаичный мраморный пол, крашеные в светло-розовый до середины стены, коридору.
Но запинки не испортили общего впечатления, самого что ни на есть хорошего.


Flore morbo, автор: пакет с пакетами
фэндом: Союз спасения
Сперва Юшневский думает, что простудился — но в скором времени понимает, что его постигло то, что доктора называют flore morbo, цветочная болезнь. Явление это совсем не изучено, и только случай открывает ему природу его страданий. Как жаль, что на разрешение своих проблем у него совсем нет времени: от flore morbo человек сгорает буквально за несколько дней.

Еще одна неожиданная AU, сомнительная в своей верибельности. читать дальшеИ снова автор ставит перед собой непростые задачи: убедить читателя в реальности болезни, воссоздать атмосферу стилизацией. Вот с инверсией, на мой взгляд, немного вышел перебор, зато нужная атмосфера на месте, дневниковые записи хороши, и в целом история вышла впечатляющая. Ханахаки!АУ и Пушкин — сногсшибательное сочетание, где еще почитаешь этакое) Тем более написанное с явным увлечением и всерьез.

Кружка кофе, автор: Якинэко
фэндом: Ольга Громыко
После расформирования Женьке приходится искать себя. Джек тоже ищет.

Та самая макси-история, где все начинается с преслэша на фоне дружбы, а завершается долгожданной рейтинговой сценой и хэппи-ендом. читать дальшеГерои с первых абзацев показались мне совершенно каноничными; на преслэш автор не поскупился, на юст тоже; оставалось наслаждаться неминуемым сближением, даже когда героев унесло сюжетом в красочный приключенческий джен, — а затем в такой лихой экшн, что мне стало не до слоуберна. Автор не давал передышки и не разочаровывал ни в одной сцене, — включая ту самую рейтинговую, и я в очередной раз убедился, до чего же горячи могут быть сцены секса с киборгами. Вообще я уяснил это еще на первом поцелуе, потому что свое дело автор знает, а оба его главных героя не только каноничные: и прямодушный лесник с неистребимым «ёпт», и «сорванный» киборг получились не «книжными», а очень настоящими. Не могу отнести себя к поклонникам творчества Ольги Громыко, но к шипперам Джека и Женьки присоединился с радостью) Сцена секса, кстати, там не одна, за что большущая моя благодарность!
Что же до женских персонажей, так или иначе попираемых фикрайтерским произволом, то это не первый такой случай, не последний, и ничего плохого в том произволе нет. Для чего еще нужен фанфикшен, как не для удовольствия, которое каждый волен доставлять себе, как пожелает. Другой вопрос, если желания автора расходятся с ожиданиями читателей; но для меня в этой работе все сошлось идеально. Как в той кружке с любимым кофе)


Разбуди меня, автор: The_Secret_Vice
фэндом: Макс Фрай
«О снах, самопознании, сожалениях и особенностях любовной магии Угуланда, а также о дверях, ключах и некоторых исключительных обстоятельствах»

Можно сказать, автор разбудил и меня) читать дальшеГолос главного героя (то есть словесный багаж автора, конечно, стройность мысли, его собственный взгляд) отправил меня в то увлекательное путешествие, ради которого обычно открывают любой художественный текст, тем более — по такому канону. Обаятельные характерные персонажи; живая, нормальная человеческая речь; не мыслепоток, а размышления, замечательные в своей простоте и ясности; легкость слога и необходимая ирония (быть Максом в самом деле оказалось трудно!); всё, чем примечателен канон, улучшенное и дополненное. И даже некоторая размытость композиции и невнятность сюжета не помешали мне взбодриться и увлечься.
Каждый художественный текст хорош по-своему; в этом тексте решающим для меня был голос автора (к тому же здесь повествование от первого лица). Его сразу же захотелось перечитать — с чувством и толком, причем всё подряд, а не выборочные сцены, например рейтинговые (к слову, тоже замечательные) или просто зацепившие («я вспомнил, как он смотрел… Ну, понимаешь… как человек, которого ударил тот, кого хочется целовать»).
Будь я шиппером шурфомаксов, был бы сейчас не только благодарным читателем, а очень счастливым, наверное). Но я надеюсь, что эта работа найдет и порадует еще немало читателей и шипперов.


Вечный шах, автор: BrramStoker
фэндом: A Study in Emerald
фэндом: Sherlock BBC
фэндом: Sherlock Holmes
Известие о неизлечимой болезни, дар путешествия по иным мирам и голос в его голове, который предлагает опасную авантюру — так начался обычный день Джеймса Мориарти, единственного в мире детектива-консультанта с Бейкер-стрит. Но тогда он даже не представлял, что впереди будет все чудесатее и чудесатее…

Волей случая эта работа была прочитана следующей после «Разбуди меня» — и в определенном смысле с ней перекликается: здесь тоже говорится об иных мирах и снах, «а также о дверях, ключах и некоторых исключительных обстоятельствах»). читать дальшеНо выделить сильные стороны этой работы сложно; проще сказать, что она прекрасна со всех сторон.
Думаю, со мной согласились бы не только фанаты «Этюда в изумрудных тонах» — и вообще любители лавкрафтовских ужасов и викторианской эпохи. Вовлеченному в любой фандом Шерлока Холмса — или просто заинтересованному читателю — здесь гарантировано полное погружение в яркий осязаемый мир, перекроенный автором на свой, бесподобный лад. И, конечно же, особенное удовольствие ждет шипперов заявленного пейринга: знакомство заново с любимыми героями, детективная головоломка, игры разума во сне и наяву — и уникальная «игра в шахматы», которую не хочется спойлерить (она восхитительна!) Ценители хорошего языка и стилизации (на мой взгляд, безукоризненной), живых диалогов и словесных пикировок в лучших канонных традициях тоже не останутся разочарованными.

— …Близоруки на правый глаз.

— Бросили курить десять лет назад.

— Равнодушные родители.

— Строгая мать, бесхарактерный отец.

— В пять лет упали с дерева. И что вы там забыли, Джеймс?

— А что вы забыли в камине в десять?

— Это был костер, хотя с возрастом вы угадали. Вам штрафной ход.


(если вы не против больших цитат и спойлеров, то продолжение диалога под катом)

читать дальшеОн поднимался справа, бесшумно ступая, его оппонент — слева, постукивая тростью; тень Мориарти ползла по ступеням амфитеатра, как большой черный спрут, а на волосах Картера играли солнечные зайчики, и он постоянно щурился, заслоняясь от солнца рукой.

— Лишний вес до четырнадцати лет. Вас травили.

— Вас тоже, но за другое.

— Предпочитаете свой пол.

— Предпочитаете математику. Правда, это не мешало вам изучать науку любви в свободное от формул время.

— Поговорим про вашу трость?

— Нет, это слишком личное. Я расскажу вам сам, когда придет время.

Наконец они оба замерли. Их разделяла одна ступенька.

Теперь Мориарти мог изучить Картера вблизи. Молодой человек лет двадцати, высокий, узкий в плечах, с бледной кожей, усеянной веснушками. Его темно-рыжие волосы были аккуратно зачесаны назад и открывали высокий лоб, из-под которого с надменным прищуром на Мориарти смотрели серые глаза. Крупный, вздернутый нос и приказной изгиб тонких губ говорили о том, что этот человек привык командовать и владеть всеми и всем.

Его трудно было назвать красивым, скорее — привлекательным.

Мориарти усмехнулся:

— Ужасный игрок в гольф, хороший — в крикет.

— Великолепный фехтовальщик. Пожалуй, не только шпагой, но и словами…

Губы Картера вновь тронула улыбка.

— Ну здравствуйте, Джеймс. Говорил же, что мы с вами еще пожмем друг другу руки.

Он протянул руку ладонью вверх, будто приглашал на танец.

Мориарти сделал последний шаг, поднимаясь на ступеньку выше, и его тень накрыла и поглотила своей тьмой собеседника, заслоняя того от солнечных лучей.

— Рад нашей встрече, Майкрофт Холмс.

И он пожал ему руку в ответ.


Мне не близки пейринги этого фандома, но в неизлечимо больного Мориарти я влюбился без памяти, а переосмысленный автором мир останется для меня незабываемым. Громадное спасибо за все-все это великолепие (и отдельное спасибо за котика!)


Анамнез жизни, автор: Mister_Key
фэндом: Собачье сердце - Михаил Булгаков
фэндом: Неуловимые Мстители
Пути господни неисповедимы, а революция и гражданская война сводит очень разных людей и ведёт их уж совсем непредсказуемым образом.

Фик вызывает сомнения уже одним своим саммари. читать дальшеНо стоило мне приступить к первой части — и окунуться в непередаваемую (казалось бы) булгаковскую атмосферу, как весь мой скепсис испарился. И неудивительно; во-первых, сразу стало ясно, что автор — отменный стилист: чуткий, умелый, превосходно владеющий словом экспериментатор, а не бездумно имитирующий подражатель. Во-вторых, действие с ходу захватывает юстом — на контрастирующем фоне сочного описания операции (не то чтобы я любил хирургические страсти, но написано здорово). В-третьих, автор замечательным образом устраивает конфликты — один за другим, и тут же их разрешает (юст в том числе). Причем разрешение юста — обстоятельное и чувственное до дрожи. Я, как и многие, люблю «Собачье сердце» с детства, но даже не подумал о том, что они бы никогда. Да чтобы развеять все сомнения, было достаточно той драматичной ситуации, когда с проф. Преображенским едва не случилась трагедия и спасение пришло вовремя. Ей-богу, для шипперского счастья мне бы хватило одной первой части (и пусть бы фик так и назывался: «Ампутация»). Я так потерялся во всей этой блаженной красоте, что пережил катарсис — и напрочь забыл, что заявлены два фандома, а не один! Когда началась следующая часть, оторвать меня от текста уже было невозможно. Мне хочется рассказать о своих впечатлениях подробнее, поэтому дальше будут спойлеры, прошу прощения.

Забегая вперед, замечу, что вторая часть понравилась мне больше всего. Я не фанат Неуловимых мстителей — смотрел давно, читал еще раньше, от фандома максимально далёк. И тут такое откровение: Овечкин и Валерка! Неофитским моим восторгам не было конца-края, потому что автор смешал какой-то немилосердный коктейль из юста и лавхейта (без добавления воды; в тексте вообще невозможно найти ни одного лишнего слова). Такой коктейль Молотова; жарче кульминации лавхейта в этом пейринге оказался разве что травмирующий (меня) рейтинг в начале третьей части.
И все же вторая часть запала мне в душу за другое, дженовое. После всей этой страстной и невзаимной ненависти Валерочки автор врезал по нему таким страшным кровавым дженом, что у меня не было шансов. Когда кровавый джен почти непоправимо ушел в кровавый слэш и подоспел такой ожидаемый спаситель Овечкин, я уже был готов и обратно познал катарсис, только со вторым пейрингом.
Но я оказался не готов к третьей части.
В этой части выясняется, что после канонного взрыва Овечкин остался, простите за спойлер, без хера (единственное слово, которое меня царапало (по сугубо субъективным причинам) в тех травмирующих, так полюбившихся мне сценах рейтинга; но слово это из Валеркиного лексикона и потому на своем месте). Внимательный читатель (да просто любой!) сразу понял бы, куда гнет автор, но я успел пройти все стадии принятия и познать катарсис в третий раз. Ведь и правда — пока у мужчины есть хотя бы один палец… тем более у такого мужчины, как Петр Сергеевич Овечкин, которого я тоже успел полюбить. Я люблю героев, замученных авторами, да еще когда мучают так искусно.
Однако третья часть, как автор и не думал скрывать, называется «Сложный клинический случай» не просто так, и на помощь второму пейрингу логично пришел первый. А затем и второй придет на помощь первому; не хочется спойлерить совсем всё, но третья часть — отличная. После хёрта, комфорта и экшена все четверо останутся живы — и в чудесной четвертой части будут здоровы и счастливы.
И я бы тоже был счастлив, окажись тот экшн не просто захватывающим, а кульминационным. Да простит меня автор, но я едва не растерял все свои восторги, когда приступил к части пятой. Автор без колебаний — и несомненно талантливо — вел своих героев дальше, к всеобъемлющему ХЭ; опять же на Ивана Арнольдовича в купальном костюме грешно не подрочить: чем не замечательный, красиво завершающий историю, эпилог? Но я растерялся и ничего не мог с собой поделать, когда роялеподобное явление спойлера, чуть не оставившего Преображенского без руки, завело «эпилог» на новый, абсурдный сюжетный виток и едва не свело в моих глазах всю эпопею к фарсу. И всеобъемлющий ХЭ не порадовал меня так, как мог бы.
С другой стороны — пусть это будет такой пляжный сиквел, как в «Солнечной стороне», только кровавый и с очередным катарсисом, отчего же нет-то. Даже гармонично: здесь пришили одно, тут — другое, все окончательно спасли всех. Убедительно раскрытый анамнез жизни, благополучие и любовное счастье героев, это ли не главное.
И лишь потом я вчитался в примечания в шапке (как это следовало сделать с самого начала) и узнал, что весь текст — это части цикла, которые «были размещены в разное время и собраны в единое целое». Это объясняет ту завершенность каждой из частей, которая не нарушала смысловой целостности всей истории в процессе чтения — и не помешала мне увидеть финал прежде времени. На самом деле финальная часть вполне хороша — и в качестве заключительной, и как задел для будущих историй. У автора прекрасное воображение. Вдохновения ему и огромное спасибо за эту работу, без сомнения удачную.
А свой личный читательский Анамнез я завершил на том порнографичном письме первому пейрингу от счастливого второго (дивно горячая сцена!) И той мыслью, что «самым главным фактом в их с доктором Борменталем жизни теперь была крепкая и сладкая, как хорошо заваренный чай, прочная, как нить кетгута и чистая, как операционная, любовь, не уступавшая своим судьбоносным значением ни политике, ни даже оперативной хирургии». Для себя я так и поставил точку где-то там, в конце четвертой части:

Чуть ниже резким почерком было выведено одно только слово, осенённое размашистой подписью Овечкина:

«Благодарю».
Ксеносекс и ксеноотношения в игрономинации: мелкоформа, часть 1
Подборка о ксеносексе и ксеноотношениях, но без Детройта, про Детройт потом отдельно напишу :) Как водится, в отзывах есть спойлеры, не читайте их, если пока не прочитали сами тексты, но планируете это сделать.


Монстр/человек


not only silence от Evijuls, канон Silent Hill, Пирамидоголовый / Алекс Шепард. Здесь Алекс и Пирамидоголовый начинают сотрудничать, почему, впрочем, автор не объясняет.

читать дальшеМогу представить себе несколько вариантов развития событий с этим пейрингом. Первый вариант — про насилие, в котором Пирамидоголовый ловит протагониста и начинает над ним издеваться, в том числе сексуально. Второй вариант — тоже про насилие, но с Алексом, который становится кем-то вроде пэта Пирамидоголового, что было бы довольно симпатично, с учётом садомазохистского символизма антагониста. Третий, лайтовый, по которому, как мне показалось, хотел пойти автор, но который, к сожалению, не вытянул: что Пирамидоголовый вовсе не безжалостный монстр, и под личиной чудовища находится вполне себе живое человеческое сердце, до которого можно достучаться. Почему нет.

Первая половина текста — экшен и стадик сеттинга. Алекс попадает сюда впервые, и весь мир для него в новинку. Однако нарисован сеттинг схематично, удивление героя тоже прописано схематично, он быстро со всем свыкается, слишком быстро, чтобы это было правдоподобно. У него есть цель, впрочем: он жаждет отыскать потерянного в Сайлент Хилле ребёнка и, будучи бывшим военным, готов пойти на многое. Так всё и идёт, пока Алекс не натыкается на Пирамидоголового, который вызывает у него… сексуальный интерес:

Кто же он? Алексу приходится признать, что существо с пирамидой вызывает у него куда больший интерес, чем все остальное, возможно потому, что оно единственное взаимодействует с ним, а возможно, потому что несмотря на кровавые разводы, шрамы и уродливый шлем, оно выглядит как эротическая фантазия. Хотя, впрочем, отчасти благодаря шрамам оно так и выглядит - Алекс не то чтобы скрывает свои предпочтения.

Опять же, это можно было бы интересно вывернуть в историю о стокгольмском синдроме и садомазохизме, но если автор и имел это в виду, то явно недостаточно старался. В тексте алексовская похоть обрушивается на голову читателя с бухты-барахты, без объяснений и без объявления войны. Алексу просто внезапно захотелось. Пирамидоголовому тоже внезапно захотелось. Они упали и начали трахаться.

Причём к сцене секса тоже много вопросов: Пирамидоголовый насилует героя насухую, герой кончает, благодарит своего партнёра за секс, а утром:

Он встает, чувствуя как по ногам течет вязкая сперма вперемешку с кровью, и морщится - ощущения не из приятных, и стоять-то больно, не говоря о том, чтобы идти.

Но кровь — сущая ерунда (как и потерянный в Сайлент Хилле ребёнок, хотя совесть всё-таки начинает подъедать занятого курортным романом главного героя):

И вообще, пока он тут развлекается, там где-то совсем один бродит ребенок. Алекс чувствует вспышку вины и замирает напротив зеркала, разглядывая свое отражение.
- Лицо уж больно довольное, попроще сделай.


В целом, фик собрал бинго лёгкой наивности и альтернативной анатомии, так что начинают закрадываться подозрения, что монстр тут вовсе не Пирамидоголовый.

Ну и общая невычитанность туда же, например, цитата: Зрение темнеет слишком быстро. Зрение не может потемнеть, это один из органов чувств. Потемнеть может перед глазами.



«Земли Блаженств» от yisandra, канон Lust for Darkness, множество различных пейрингов, в том числе кровавое и несовместимое с жизнью порно с участием монстров и людей. Канон не знаю, но восприятию совершенно не помешало — прекрасно читается как самостоятельный рассказ.

читать дальшеВот это порнохоррор! Что-то такое можно было бы найти в подборке неизданных историй какого-нибудь классика: короткий, но совершенно самостоятельный рассказ о жизни некоего Артура Каннингема (авторский персонаж), который оказался в эротическом культе, пытавшемся открыть ворота в порнографические земли вечного экстаза. Артур — не самая яркая лампочка в гирлянде: пресыщенный и скучающий богатенький франт, волею судьбы наткнувшийся на харизматичного предводителя секты. Героя вроде бы и не слишком жалко поначалу, а потом всё-таки жаль — такой судьбы и врагу не пожелаешь.

Психология Артура прописана изумительно: откровенно недолюбленный холодной мамашей, он легко западает на «родительскую» фигуру и быстро теряет голову. Психология главы культа не хуже: Уиллард Йелвертон — харизматичный оратор, как и положено религиозному лидеру, приручающий паству ласково и умело. Ни на каком моменте у меня не возникло сомнений, что такая история действительно могла произойти. Ну, вплоть до того самого открытия врат в земли блаженств.

Потому что дальше начинается хоррор — кошмарный порнотриллер, настоящий страшный сон, удавшийся автору чудо как хорошо: чудовища-гермафродиты, тентакли, увечья и смерть. И Артур, оказавшийся посреди этого всего этого своего рода избранным.

Прекрасный текст, рекомендую прочитать, даже если о каноне вы, как и я, услышали впервые. Единственное, конечно: слэш тут совершенно неважен, сама философия культа подразумевает отказ от деления людей по полу, а после пересечения границ псевдорая это тем более перестаёт иметь значение. Только похоть без границ.



Демон/демон


«Приятное времяпрепровождение» от Polyn, канон Darksiders, Молох / Маммон, в предупреждениях стоит «секс нечеловеческих существ при посторонних», и это чистая правда.

читать дальшеЭто очень забавный текст. Молох собирает вечеринку, на которую приглашает Маммона и Белиала, разумеется, не просто так, а чтобы завоевать их расположение. К пиршеству Молох готовится обстоятельно, выбирает, что больше понравится каждому из гостей, чтобы в итоге добиться своей цели, подходит к вопросу старательно и вдумчиво, прямо как миссис Дэллоуэй. Вот тут и заключается комический эффект, потому что у «миссис Дэллоуэй» огромные рога, когти на лапах и хвост как у ящера, в качестве хлеба подаются не первой свежести трупы, а вместо зрелищ предлагается смотреть на окунание пленников в котлы с расплавленным золотом. Фокал из-за этого получается, с одной стороны, каким-то трогательно «человеческим», с другой стороны, бесконечно далёким от любой человечности.

Во время вечеринки Молох неожиданно проникается трогательной нежностью к Маммону, ну а дальше всё происходит в строгом соответствии с жанром PWP.

Резюмируя: ироничный текст о демонических хлопотах и почти завязавшейся между героями, кхм, тесной дружбе, которую оборвали непредвиденные обстоятельства. Когда ещё почитаешь историю, где один властитель ада обращается к другому так:

«– Я не настаиваю, друг мой, – сказал он так учтиво, как только мог».



Человек/представитель другой расы


«Ничего серьёзного» от Polyn, канон Dragon Age, Железный Бык / Дориан. Исследования развития каноничных отношений Дориана и Железного Быка, как они вообще дошли до жизни такой. Автор честно пишет в примечаниях, что его личное видение героев может расходиться с канонным, и это правда очень ценное предупреждение...

читать дальше… потому что при том, насколько сильно мне понравился Железный Бык в этом тексте, настолько же сильно не понравился Дориан.

История начинается с фантазий Дориана о Железном Быке, в основном о том, какой он огромный во всех местах (слово «огромный» применительно к Быку и отдельным частям его тела повторяется в тексте 19-20 раз). Сначала Дориан хочет просто переспать с Быком. Получив искомое, он неожиданно начинает сердиться:

"Как будто я какая-нибудь девчонка за две серебряных монеты", – думал Дориан, одновременно раздражённый сдержанной практичностью Быка и охваченный предвкушением приятного вечера.

Затем он испытывает внутренние терзания из-за того, что его временный сексуальный партнёр смеет относиться к их взаимоотношениям возмутительно легко:

"Для кого я стараюсь?.. – Дориан рассматривал своё отражение и находил себя очень красивым. – Вряд ли Быку важно, как я причёсан или одет. Ему подавай дырку пошире..." – он оборвал сам себя, чувствуя, что не совсем прав, но ещё не понимая, в чём именно.

Потом Дориан понимает, что начинает влюбляться, и пытается морозиться, но морозиться от того, с кем живёшь практически в одном доме, довольно непросто, так что Бык его находит. У них вроде бы всё налаживается, но оказывается, что на Быка охотятся наёмники, и он просит Дориана не шляться по ночам к нему в комнату:

– У меня есть просьба, – он произнёс это неловко, словно юнец, признающийся в чём-то интимном или недостойном. – Ты не мог бы не ходить ко мне и от меня по ночам?.. Мы могли бы встречаться заранее…

что Дориан почему-то воспринимает как оскорбление своего достоинства, уходит и возобновляет попытки динамить. Потом атака случается, герои дают врагам отпор, и отношения налаживаются окончательно.

Железный Бык получился, на мой взгляд, классным и каноничным: внимательным, обходительным, неглупым и не трусливым, ему временами неловко, но он всё равно честно признаётся Дориану в чувствах. С Дорианом вышло что-то странное: сначала он хочет одно, потом возмущается, когда это получает, потом хочет другого, потом динамит, потом не динамит… С другой стороны, автор честно обо всём предупредил.

Как PWP текст дивно хорош и без всякого стыда покрывает миллион кинков, от сайз-кинка до кинка на смену ролей в постели, нечеловеческую анатомию одного из героев, связывание и т.д., при этом персонажи остаются очень уважительными друг к другу.

Если бы не странное поведение Дориана, это был бы идеальный ксено-порно-романс.