1. Старое и любимое

Хорошая традиция — начинать с анекдота. Поддерживаю.

Бежал ежик, бежал, забыл, как дышать, взял и помер. Вспомнил — побежал дальше.

Мои впечатления касаются только текстов. Я старалась говорить про "что", а не про "как". В моих отзывах много вкусовщины, знания канона, незнания канона, недоумения, непонимания, нет буквы ё, ругать проще чем хвалить, все, что можно понять не так, будет понято не так.

Ваш ежик.


Чужие фантазии
автор: Буша

Мне кажется, это тот тип текста, который хорошо читать под настроение. У меня такое настроение было, поэтому я прочла его без особых проблем.
К сожалению, “дочитал” — оказался чуть ли не единственным плюсом фика лично для меня.
Но обо всем по порядку.

В истории задается несколько линий, которые автор ведет с самого начала текста и до его конца.
Линия взаимоотношений из прошлого.
Линия взаимоотношений в настоящем.
Линия отношений с Камуи и Абуто.
Линия отношений Камуи и Такасуги.
Все эти линии обозначены, автор о них не забывает, но при этом никак не развивает и ничем не заканчивает.
Линия из прошлого нужна только для того, чтобы периодически давать понять читателю, каким опасным хулиганом может быть Камуи, а еще это обоснование, почему у него нет телефона.
Линия отношений с нынешними одноклассниками — просто декорация, на заднике которой кто-то жует, или чему-то учит, или вот — дает задание, которое служит поводом для общения наших героев.
И мы плавно переходим к двум центральным линиям: отношениям с Абуто и Такасуги.
Отношения Абуто просто есть. Камуи с Абуто трахаются в своих немых, взаимных, но очень материальных фантазиях, а затем Камуи надоедает, потому что он, по всей видимости, приглядел для себя Такасуги. “По всей видимости” — потому что из текста мотивы Камуи совершенно неясны. Герои остаются друзьями, и на этом линия пары уходит в песок, оставив после себя недоумение. Были ли эти отношения важны? Почему они решили расстаться? Как ко всему этому относится Абуто? Ответов на эти вопросы я не увидела.
Линия с Такасуги выводится основной, но при всем объеме текста (14486 слов), отношения падают на героев как рояль с балкона, оставляя читателя в недоумении. Непонятно, что нашел Камуи в Такасуги, особенно если учесть, что отношения у него уже были. Непонятно, что нашел Такасуги в Камуи. Непонятно, с чего они начали сходиться. Непонятно, почему автор так скупо подводил их к этим самым отношениям.
Из необычного — в этой линии был конфликт. Конфликт заключался в следующем: Такасуги видит, что к Камуи пришел Абуто, после чего пропадает с радаров Камуи, а тот начинает за ним бегать, чтобы — что? Видимо, объяснить, что тот все не так понял.
Короче говоря, конфликт тут такой, что лучше бы его не было.
Итого впечатления: текст длится и длится, он мог быть начат и закончен в любом месте, и ничего бы не изменилось.
Из плюсов — душевное порно. Оно выделялось из всего потока равномерного и аморфного “ничего” относительной бодростью и живостью.

Общее впечатление: 4/10. За порно.


Неучтенная переменная
автор: Илана Тосс

Этот текст — версия зарождения команды Шварц, еще один взгляд на Розенкройц.
Любопытно, что автор не стал выписывать исчадий ада, волокущих в свои застенки несчастных паранормов. Это ученые, которым в первую очередь интересно, что может получиться из людей со сверхспособностями.
Это и плюс, и минус текста. С одной стороны, повествование построено так, что с напряжением ждешь, когда над наивным Кроуфордом захлопнется крышка железного ящика, и когда этого не происходит, кажется, будто весь наш саспенс вылетел в трубу. С другой — это все-таки нетривиальное решение, и такое развитие событий бодрит, особенно на фоне привычных историй о душегубах из Розенкройц.
Образ Кроуфорда мне показался спорным. Конечно, автор имеет право на свой взгляд, но канона для этих двоих исчезающе мало. И лишать героев тех немногих черт, что делают их узнаваемыми — немного странно. Не скажу, что образ вышел плохим или неинтересным, но я не узнала в этом ограниченном задроте Кроуфорда.
Сама история показалась мне торопливой, немного скомканной, а жаль, в такую идею — появление дара в столь позднем возрасте и попытки смириться с ним, — хотелось бы погрузиться основательнее. Впрочем, отношений Кроуфорда и Шульдиха это тоже касается.

Будь текст немного больше, ему бы пошло на пользу. Раза в три побольше.
Общее впечатление: 6/10. За ностальгию.


Кира
автор: Chaton du Soleil

Истории про то, как один персонажнейм взял котика, который досаждал другому персонажнейму, должны быть написаны либо хорошо, либо одно из двух.
Эта история — одно из двух. Бедный язык, штампы, канцеляризмы, плохой юмор, неузнаваемые персонажи — пока текст уверенно возглавляет список худших текстов номинации.

Пять с половиной тысяч слов котик издевался над одним из героев, издевался скучно, без огонька. Герой как мог вел партизанскую войну — возможно, предполагалось, что это будет забавно и мило.
К сожалению, герой получился просто тупой и беспомощный.
Финальная шутка про обоссанную тетрадь смерти, считаю, автору не удалась.
Слэш в тексте нашелся, но ситуацию не спас. Он был внезапный и неожиданный, в духе всего текста.

Из хорошего. Мне понравилась шутка про колонию.

ЦитатаК концу недели Лайт твёрдо понял, что кот разделяет мнение милитаристической Японии: у каждой империи должны быть колонии. Так, освоив здание штаб-квартиры и назначив себя её единоличным правителем, хвостатый Кира начал искать, кого бы подчинить, дабы прочнее утвердить свою власть в глазах остального мира. Эл его гладил и, следовательно, сразу получал статус политической неприкосновенности. Связываться с Ватари было страшно, Ягами-старший сам кого угодно мог подчинить, а Айдзава не считался, поскольку не жил на территории штаб-квартиры. Оставались ещё Мацуда с Моги, но, по всей видимости, были признаны экономическим балластом. Тогда кот решил колонизировать Лайта.

Общее впечатление: 3/10. Балл набросила только потому, что прочитала не всю номинацию, возможно, там найдется хуже.


Дождь смывает все следы
автор: seane

Мне нравится, как в тексте использован прием “пейринг глазами стороннего человека”. Не только исполнением, но и тем, что наблюдатель — не просто прохожий, а активный участник истории и одновременно — часть жизни одного из героев. Текст начался на нем, и на нем же закольцевался.
Мне не нравится прием с забвением, точнее, удалением части воспоминаний, но именно здесь он хорошо ложится на сюжет — выхваченный кусок чужой жизни, который заканчивается именно там, где нужно.
Но мне иррационально жаль, что для Саторре эта история закончилась — она для этого слишком хороша. И немного жаль Занзаса, который своими руками убил память о себе единственного человека, с которым был когда-то дружен. Из текста мне показалось, что для него это важно.
Читать было пронзительно тоскливо, как будто заглянул в чужую яркую жизнь в щелочку из чулана обывателей, где кричат чайки, бегают дети, солнечно, грязь, опрокинутое небо и огромная чужая жизнь.
И легенды о силе Вонголы — как все-таки жаль, что Саторре их не запомнит.

Общее впечатление: 7/10. За эстетический дроч на Сквало и Занзаса.
2020.10.22 21:41